Средневековый портрет рыцаря феодала – Средневековый портрет рыцаря-феодала в Средние века

Содержание

Образ рыцаря и феодала из книги А.Я. Гуревича "Категории средневековой культуры" / Заметки о Средневековье / Блог научной реконструкции средневековой культуры

   "[…] права и обязанности неотделимы от этической оценки индивидов, входящих в группу: знатные благородны и честны, их поведение образцово, мужество и щедрость — их естественные качества. От людей незнатных труднее ожидать подобных же качеств. В варварском обществе господствует убеждение, что моральные признаки наследуются подобно физическим чертам и что красоту, ум, честность и великодушие нужно искать у знати, тогда как низменные черты легче всего обнаруживаются у несвободных и низкорожденных. От сына знатного человека и рабыни вряд ли можно ожидать разумного и достойного поведения, как от сына того же человека, рожденного в равном и законном браке. Поэтому знатным не только полагались более высокие компенсации за причиненный ущерб, но на них нередко возлагалась и большая ответственность за совершенные ими проступки, и они несли более суровые наказания, чем рядовые свободные люди.  

   Таким образом, правовой статус был неотделим от его носителя, являлся его существеннейшим атрибутом. Люди высокого статуса были «благородными», «лучшими», люди низкого статуса считались «меньшими», «худшими», «подлыми». Правовой статус индивида характеризовал его и с нравственной стороны, поэтому правовое состояние человека получало моральную окраску, отражало и его личные качества и вместе с тем определяло их. Нравственные и правовые категории имели, кроме того, еще и эстетический оттенок. Благородство естественно сочеталось с красотой, подобно тому как были неразрывно связаны понятия зла и уродливости. Так, например, на древнеанглийском языке нельзя было сказать: «прекрасный, но дурной», ибо выражений для обозначения чисто эстетических ценностей не существовало. Прекрасное представляло собой и моральную ценность. Красота выражала личную честь и достоинство человека. Точно так же и интеллектуальные качества лица были неотделимы от этических: «умный» значило вместе с тем и «честный». 
[…] 
   В нормальных условиях подданные подчинены своему законному государю. Но их повиновение выражается не столько в пассивном послушании, сколько в верности. Отличие верности (fidelitas) от простого повиновения состоит в наличии определенных условий, на которых «верные» служат своему господину, и в элементе взаимности: вассал обязан верностью господину, а тот в свою очередь принимает на себя обязательства перед ним. Распространена точка зрения, что отношения между сеньором и вассалом строятся на договоре. Однако такое понимание социальных связей средневековья отчасти их модернизирует, уподобляя феодальные отношения буржуазному контракту. На самом деле в основе отношения верности и покровительства лежала идея подчинения закону, обычаю и правителя и управляемых: верность обеих сторон была их верностью праву. Собственно, они присягали на верность не только друг другу, но и тому высшему принципу, которому были подчинены. 
[…] 
   Феодальное общество — это общество четко распределенных и фиксированных обычаем или законом социальных ролей. Индивид теснейшим образом связан со своей ролью, и лишь ее выполнение даёт ему возможность пользоваться теми правами, которые подобают носителю данной роли. Более того, его индивидуальность в огромной степени определяется играемой им ролью. Сословно-корпоративными были не только его права, но и самая его внутренняя природа, структура его сознания и способ его поведения. Средневековый человек был рыцарем, священником, крестьянином, а не индивидом, который занимался военной, религиозной или сельскохозяйственной деятельностью. Общественный порядок воспринимался и осознавался как богоустановленный и естественный. 
[…] 
   Перед феодалом-рыцарем открывались определенные возможности для обнаружения своей индивидуальности. Живя обособленно в своем замке во главе небольшого, всецело подчиненного ему мирка, феодал мог сам устанавливать для него порядки. По отношению к внешнему миру он представлял собой относительно автономную единицу. Воинское его ремесло было в значительной мере индивидуализировано, он должен был полагаться на собственные силы, мужество и боевой опыт. Даже сражаясь в войске сеньора, рыцарь действовал прежде всего на личный страх и риск. Его отношения с другими феодалами также были преимущественно индивидуального порядка: взаимные посещения, пиры, стычки, переговоры, брачные союзы. 
   Вместе с тем представители господствующего сословия больше, чем кто-либо в феодальном обществе, были подчинены строгому регламенту, диктовавшему их поведение. Принесение омажа и расторжение связи с господином, объявление войны и участие в турнире, служба сеньору при его дворе и отправление функций судьи требовали неукоснительного следования дотошным и неизменным правилам, выполнения ритуала. Разработанный кодекс рыцарской чести предписывал сложные процедуры и соблюдение этикета, отход от которого даже в мелочах мог уронить достоинство рыцаря в глазах других членов привилегированного класса. Рыцарская мораль не требовала от феодала подобного же отношения к сервам, непривилегированным, но в своей среде рыцарь должен был постоянно заботиться о ненарушении норм поведения. Его благородное происхождение и высокий общественный статус налагали на него обязательства, которые оставляли ему не много простора для раскрытия собственного «я». В системе социальных ролей феодального общества рыцарю отводилась ведущая и непростая роль. В большей мере, чем применительно к какой-либо другой общественной роли, эту социологическую метафору в отношении рыцаря можно понимать буквально. Рыцарь именно исполняет свою роль, ни на минуту не забывая о зрителях, перед которыми он «играет», будь то король или его прямой сеньор, дама или такой же рыцарь, как и он сам. Представления о чести носили специфический характер: честь — не столько внутреннее сознание собственного достоинства, самосознание человека, который ощущает свои индивидуальные качества, отличающие его от других, сколько слава среди окружающих. Он видит себя глазами других, доблестью считается не особенность, а одинаковость, сходство данного рыцаря с остальными. 
   Поскольку личные качества рыцаря отступают на задний план перед его социальным статусом, предполагающим благородство, мужество, щедрость — весь комплекс рыцарских признаков, то следующая сцена, изображенная в «Песни о Нибелунгах», поражает современного читателя, но едва ли производила точно такое же впечатление на людей XIII века. С помощью Зигфрида бургундский король Гунтер обманом взял в жены богатыршу Брюнхильду. Во время брачной ночи, вместо того чтобы отдаться жениху, невеста, связав его, вешает короля на крюк, и в столь унизительном положении Гунтер пребывает до утра. Но и прогоняя мужа от своего ложа, Брюнхильда не преминула обратиться к нему в соответствии с этикетом — «благородный рыцарь», «господин Гунтер», и поэт по-прежнему именует его «могучим», «благородным рыцарем». Клише устойчиво, независимо от поведения героя, поэтому в подобных эпитетах, прилагаемых к Гунтеру, нет издевки — он доблестен и благороден по своему положению, несмотря на жалкое фиаско, которое он потерпел. 
   Этикет — не что иное, как разработанный сценарий поведения. Даже в тех случаях, когда, казалось бы, требуется только личная инициатива и быстрая находчивость, рыцарь должен руководствоваться не здравым смыслом, а сообразовывать свое поведение с требованиями сословной этики. Прискакав к королю в разгар битвы с боевым донесением, рыцарь не смеет обратиться к нему первым и ждет, пока государь заговорит с ним, даже если это промедление губительно отразится на ходе сражения. 
   Присущей средневековой культуре высокой семиотичностью характеризуются прежде всего отношения в среде господствующего сословия. Каждый поступок рыцаря, любой предмет, им используемый, одежда и ее цвета, слова, выражения, самый язык, на котором он говорит (ибо сплошь и рядом это не родной язык его страны) — все значимо. Ритуал и символ служили формами, в которые отливалась общественная практика феодалов. Будучи правящим классом общества, обладая максимумом юридической свободы, которая была доступна в эпоху всеобщей зависимости, они не были свободны в выборе своего поведения, и поэтому индивидуальность рыцаря неизбежно выражалась в установленных формах. Слова Ж. Дюби о том, что феодализм представляет собой специфическую ментальность, коллективную психологию, установку сознания, при всей их намеренной односторонности и даже парадоксальности выражают определенный существенный аспект рыцарской культуры. 
[…] 
   Среди доблестей, характеризующих феодального сеньора, на первом месте стояла щедрость. Сеньор — человек, окруженный приближенными, дружинниками, вассалами, служащими ему, поддерживающими его и выполняющими его повеления. Могущество знатного сеньора определяется численностью его подданных и верных ему людей. Без этого он не senior, не «старший», «высший», не повелитель и глава. Разумеется, сеньор — землевладелец, господствующий над крестьянами и получающий с них доходы. Не будь у него поступлений от зависимых держателей земель, он не был бы в состоянии содержать свиту и кормить толпу прихлебателей. Рента, собираемая им со своих владений, дает ему возможность устраивать пиры, празднества, принимать гостей, раздавать подарки — словом, жить на широкую ногу. Нормой считается поведение, заключающееся в том, что сеньор щедро, не считая, раздает и растрачивает богатство, не вникая, не превышают ли расходы поступления. Разницу между приходом и тратами можно покрыть дополнительными поборами с крестьян, вымогательствами, штрафами, грабежом, военной добычей. Расчетливость, бережливость — качества, противопоказанные ему сословной этикой. О его доходах заботятся бейлиф, управляющий, староста, его же дело — проедать и пропивать полученное, раздаривать и расточать имущество, и чем шире и с большей помпой он сумеет это сделать, тем громче будет его слава и выше общественное положение, тем большим уважением и престижем он будет пользоваться. 
   Богатство для феодала, согласно принятым в этой среде нормам — не самоцель и не средство накопления или развития и улучшения хозяйства. Не производственные цели ставит он перед собой, стремясь увеличить свои доходы: их рост создает возможность расширить круг друзей и приближенных, союзников и вассалов, среди которых он растрачивает деньги и продукты. Феодальная расточительность — один из путей перераспределения в среде господствующего класса средств, полученных от эксплуатации подвластного населения. Но этот способ феодального распределения очень специфичен. Сеньор не мог получить никакого удовлетворения от сознания, что он владеет сокровищами, если он не был в состоянии их тратить и демонстрировать, вернее — демонстративно тратить. Ибо дело заключалось не в том, чтобы просто-напросто пропить и «прогулять» богатство, а в публичности и гласности этих трапез и раздач даров. 
[…] 
   Щедрость — неотъемлемая черта короля и вообще крупного сеньора в рыцарских романах. Щедрость — «госпожа и королева», без которой все другие качества рыцарства обращаются в ничто. Как сказано в романе о Ланселоте, государь должен раздавать коней и золото, одежды, «прекрасные доходы» и «богатые земли», и тогда он «ничего не потеряет и все приобретет». В цикле о короле Артуре щедрость и дары выступают в качестве единственного средства, связующего рыцарство." 

1400.xn--p1ai

Рыцарская культура средневековой Европы. | homsk

В период Средневековья в среде крупных землевладельцев-феодалов сложилась предельно замкнутая корпорация профессиональных воинов, именовавшихся рыцарями. Между собой их объединял не только сходный образ жизни, но также и общие личные идеалы и морально-этические ценности. Совокупность этих факторов положила основу своеобразной рыцарской культуры, не знавшей аналогов в последующие века.

Возвышение статуса крупных феодалов

Принято считать, что средневековое военное и земледельческое сословие, известное сегодня как рыцарство, впервые начало формироваться в VIII веке во Франкском государстве в связи с его переходом от пешего народного войска к конным дружинам вассалов. Толчком к этому процессу стало вторжение арабов и их союзников ─ христиан Иберийского полуострова, совместными усилиями захвативших Галлию. Крестьянское ополчение франков, полностью состоявшее из пехоты, не могло дать отпор коннице врага и терпело одно поражение за другим.

В результате находившиеся у власти Каролинги были вынуждены прибегнуть к помощи синьората, то есть местных феодалов, обладавших большим количеством вассалов, и способных сформировать из них сильное конное войско. Те откликнулись на призыв короля, но потребовали за свой патриотизм дополнительных привилегий. Если в прежние времена сеньор был лишь командиром вольных ополченцев, то теперь войско состояло из людей, состоявших от него в прямой зависимости, что непомерно возвышало его статус. Так началось зарождение рыцарства и рыцарской культуры, с которой у нас теперь неразрывно связано представление о Средневековье.

Сословие титулованной знати

В эпоху Крестовых походов по всей Европе возникло большое количество религиозно-рыцарских орденов, в результате чего вошедшие в них феодалы образовали крайне замкнутую социальную группу наследственной аристократии. Под воздействием Церкви (а отчасти и поэзии) в ней с годами сложилась уникальная рыцарская культура, краткому описанию которой посвящена данная статья.

В последующие века в связи с усилением государственной власти и появлением огнестрельного оружия, обеспечившем перевес пехоты над конницей, а также формированием регулярных армий, рыцари утратили значение как самостоятельная военная сила. Однако, своё влияние они сохраняли ещё очень долго, превратившись в политическое сословие титулованной знати.

Кто входил в число рыцарей?

Как сказано выше, рыцарская культура европейского Средневековья зародилась в среде крупных феодалов ─ носителей громких титулов и обладателей не только обширных земельных владений, но и многочисленных дружин, порой сопоставимых с армиями целых государств. Как правило, каждый из них имел родословную, уходящую корнями в глубину веков, и окружавшую его ореолом высшего благородства. Эти рыцари составляли элиту общества, и уже по одному этому не могли быть многочисленны.

На следующей ступени социальной лестницы той эпохи находились также благородные отпрыски старинных фамилий, в силу сложившихся обстоятельств не имевшие крупных земельных наделов и, соответственно, лишённые материальных богатств. Всё их достояние состояло в громком имени, военной выучке и доставшемся по наследству оружии.

Многие из них формировали из своих крестьян отряды и во главе их служили в армиях крупных феодалов. Те же, кто не располагал крепостными душами, часто путешествовали в одиночестве, сопровождаемые лишь оруженосцем, и порой примыкали к случайным отрядам, становясь наёмниками. Были среди них и такие, кто не брезговал откровенным разбоем, лишь бы обрести средства для поддержания образа жизни, соответствующего рыцарскому достоинству.

Замкнутость нового аристократического сословия

Один из важнейших элементов рыцарской культуры Средневековья состоял в том, что профессиональная военная служба являлась уделом лишь феодалов. Известно много случаев, когда всевозможным торговцам, ремесленникам и прочему «чёрному люду» на законодательном уровне запрещалось ношение оружия и даже верховая езда. Порой благородных рыцарей переполняла столь необузданная спесь, что они демонстративно отказывались сражаться в битвах, если в них принимала участие пехота, формировавшаяся, как правило, из простолюдинов.

Устойчивость рыцарской культуры, сохранявшейся на протяжении нескольких веков, во многом объясняется тем, что их стан был крайне замкнутым. Принадлежность к нему передавалась по наследству и лишь в исключительных случаях могла быть дарована монархом за особые заслуги и подвиги. Согласно традиции, истинный рыцарь должен был происходить из какого-либо знатного рода, благодаря чему всегда мог сослаться на генеалогическое древо своих предков.

Кроме того, он должен был обладать фамильным гербом, внесённым в геральдические книги, и собственным девизом. Однако со временем строгость правил начала постепенно ослабевать, а с развитием городов и всевозможного предпринимательства, рыцарское достоинство и связанные с ним привилегии, стали приобретаться за деньги.

Обучение будущих рыцарей

Когда в семье феодала появлялся сын, то основные элементы рыцарской культуры закладывались в него с самых ранних лет. Едва ребёнок освобождался от нянек и кормилиц, как попадал в руки наставников, которые обучали его верховой езде и владению оружием ─ в первую очередь мечом и пикой. Кроме того, юноша обязан был уметь плавать и вести рукопашный бой.

По достижении определённого возраста он становился вначале пажом, а затем оруженосцем какого-либо взрослого рыцаря, порой, собственного отца. Это являлось дополнительным этапом обучения. И лишь после того как молодой человек, пройдя весь курс наук, становился способен на деле продемонстрировать усвоенные навыки, он удостаивался чести быть посвящённым в рыцари.

Забава, ставшая обязанностью

Кроме военного дела, ещё одним важным элементом рыцарской культуры была охота. Ей придавалось столь большое значение, что, являясь, по сути, забавой, она становилась обязанностью представителей элиты. В ней, как правило, принимал участие не только знатный сеньор, но и вся его семья. Из сохранившейся литературы, посвящённой вопросам «рыцарского искусства», известно, что был установлен определённый порядок проведения охоты, которому должны были следовать все благородные господа.

Так, предписывалось, чтобы на выезде в охотничьи угодья рыцаря непременно сопровождала его жена (разумеется, если она у него имелась). Она должна была скакать на коне с правой стороны от мужа и держать на руке сокола или ястреба. От каждой супруги благородного рыцаря требовалось умение выпускать птицу, а затем принимать его обратно, ведь от её действий часто зависел общий успех.

Что же касается сыновей феодала, то они с семилетнего возраста сопровождали родителей во время охоты, но держаться были обязаны с левой стороны от отца. Это аристократическое развлечение входило в общий курс их обучения, и игнорировать его юноши не имели права. Известно, что порой страсть к охоте приобретала у феодалов столь крайние формы, что само это занятие подвергалось осуждению Церкви, поскольку, проводя всё свободное время в погоне за дичью, господа забывали посещать богослужения, а соответственно, переставали пополнять приходской бюджет.

Великосветские модники

Рыцарская культура Средневековья вырабатывала у тех, кто принадлежал к этому узкому сословию, особый тип психологии и обязывала их иметь целый ряд определённых качеств. Прежде всего рыцарь должен был обладать достойной восхищения внешностью. Но поскольку природа не всех одаривает красотой, тем, на ком она сэкономила, приходилось прибегать к разного рода ухищрениям.

Если посмотреть на картины, гравюры или гобелены, выполненные средневековыми мастерами, изображавшими рыцарей не в доспехах, а в «гражданской» одежде, то поражает взгляд изысканность их нарядов. Современными учёными написаны сотни трудов, посвящённых моде Средневековья, и всё равно она представляет собой необозримое поле для исследователей. Оказывается, рыцари ─ эти суровые и сильные люди, были необычайными модниками, за которыми угналась бы далеко не каждая светская львица.

То же можно сказать и о причёсках. На старинных картинах перед зрителем предстают и пышные локоны, спадающие на закованные в броню плечи, и жёсткий ёжик, придающий его обладателю строгий и решительный вид. Что же касается бород, то здесь фантазия цирюльников была просто безгранична, и надменные физиономии господ украшались самыми немыслимыми волосяными композициями от вульгарного веника до тончайшей иглы на конце подбородка.

Новинки моды, выкованные из стали

Веяниям моды следовали и при выборе доспехов, которые должны были быть не только надёжной защитой их владельца, но и показателем его статуса. Любопытно отметить, что выковывались они в соответствии с бытовавшей в тот период модой на парадные костюмы. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с коллекциями защитного вооружения, представленными в крупнейших музеях мира.

Например, в «Рыцарском зале» Эрмитажа представлено немало доспехов, своим видом напоминающих наряды придворных щёголей, о чём, обычно, упоминают музейные экскурсоводы. Кроме того, многие образцы оружия той эпохи являются настоящими произведениями декоративного искусства, что также служило поддержанию престижа их владельцев. Кстати, вес комплекта доспехов и сопутствующего вооружения достигал 80 кг, следовательно, рыцарь должен был иметь хорошую физическую подготовку.

Бесконечные поиски славы

Ещё одним непреложным требованием рыцарской культуры средневековой Европы была забота о собственной славе. Чтобы воинская доблесть не меркла, её требовалось подтверждать всё новыми и новыми подвигами. В результате, истинный рыцарь находился в постоянном поиске возможностей стяжать очередные лавры. Например, даже малейший пустяк мог послужить поводом для кровавого поединка с малознакомым противником, разумеется, если и тот принадлежал к избранному сословию. Марать же руки о простолюдина считалось совершенно недопустимым. Для наказания смерда у рыцаря имелись слуги.

Рыцарская культура предусматривала и такую форму проявления доблести, как участие в турнирах. Как правило, они представляли собой состязания конных воинов на копьях, и проводились при большом скоплении народа. Если же пики ломались, то бойцы обнажали мечи, а затем брали в руки булавы. Подобные зрелища выливались в настоящие праздники. Поскольку целью поединка было выбить противника из седла и сбросить его на землю, а вовсе не убить или ранить, то участники боёв обязаны были соблюдать определённые меры предосторожности.

Так, разрешалось использовать только тупые копья или даже оснащённые наконечниками в виде поперечно установленных пластин. Мечи предварительно затуплялись. Также и турнирные доспехи должны были иметь дополнительную прочность, в отличие от боевых, которые, в ущерб безопасности, делались более лёгкими, но при этом позволявшими рыцарю сохранить силы для длительного сражения. Кроме того, во время турнирного поединка всадники отделялись друг от друга специальным барьером, чтобы в случае падения одного из них на землю он не попал под копыта лошади своего противника.

Однако, несмотря на все меры предосторожности, поединки нередко заканчивались увечьем или даже смертью участников, что придавало им особую притягательность в глазах зрителей и служило к вящей славе победителя. Примером тому может служить смерть короля Франции Генриха II Валуа, трагически погибшего на турнире в 1559 году. Копьё его противника графа Монтгомери сломалось при ударе о панцирь, и обломок угодил в глазную прорезь шлема, отчего доблестный монарх скончался в ту же минуту. Тем не менее, по законам рыцарства и рыцарской культуры, подобная смерть считалась наиболее достойным завершением жизни. О погибших на турнирах слагались баллады, исполнявшиеся затем трубадурами и менестрелями ─ средневековыми предшественниками современных бардов.

Куртуазно-рыцарская культура

Прежде чем говорить об этом весьма своеобразном явлении Средневековья, следует дать определение самому понятию «куртуазности». Оно вошло в обиход благодаря многим литературным памятникам, отражающим кодекс рыцарской чести, и включает в себя систему правил поведения, принятую когда-то при дворах европейских монархов.

Согласно бытовавшим требованиям, истинный рыцарь обязан был не только проявлять военную доблесть, но и уметь вести себя в светском обществе, поддерживать непринуждённый разговор, и даже петь. Именно куртуазно-рыцарская культура явилась основой для создания в будущем правил этикета, широко распространившихся в Европе, и ставших нормой поведения всех воспитанных людей.

Литература нежных чувств и военных подвигов

Куртуазность нашла своё отражение и в литературе. В частности, по этому поводу уместно вспомнить лирическую поэзию трубадуров, получившую особо широкое распространение на юге Франции. Именно она породила «культ Прекрасной Дамы», которой истинный рыцарь обязан был служить, не жалея ни сил, ни жизни.

Характерно, что в произведениях любовной лирики, описывая чувства рыцаря к его госпоже, авторы используют весьма специфическую терминологию, постоянно прибегая к таким выражениям, как «служба», «присяга», «синьор», «вассал» и т. д. Иными словами, понятие рыцарской культуры, включая в себя служение Прекрасной Даме, ставит его в один ряд с военной доблестью. Недаром было принято говорить, что победа над сердцем строптивой красавицы не менее почётна, чем над врагом.

Развитие рыцарской культуры дало толчок к появлению нового и весьма своеобразного литературного жанра. Основным сюжетом его произведений являлось описание приключений и подвигов благородных героев. Это были рыцарские романы, воспевавшие идеальную любовь и бесстрашие, проявляемое во имя личной славы. Произведения этого жанра были необычайно популярны в Европе, и находили множество поклонников даже в те времена, когда читать умели лишь единицы. Достаточно вспомнить знаменитого Дон Кихота, ставшего жертвой этих средневековых бестселлеров.

Дошедшие до нас романы подобного рода представляют не только художественный, но также и исторический интерес, поскольку в них во всей полноте отображены черты рыцарской культуры и особенности быта той эпохи. Характерной особенностью произведений этого жанра становится акцент, который авторы начинают делать на отдельных людских личностях. Их героями становятся не боги или какие-либо мифические персонажи, а люди.

Так, во многих романах фигурируют такие исторические и полуисторические личности, как король бриттов Артур и его ближайшие сподвижники: Изольд, Ланселот, Тристан, а также прочие рыцари «Круглого стола». Именно благодаря этим персонажам в сознании современных людей сложился романтический, но далеко не всегда достоверный образ благородного рыцаря, шагнувшего к нам из Средневековья.

homsk.com

Образ средневекового рыцаря — Битва Наций

Образ средневековья часто ассоциируется с колоритной фигурой вооруженного рыцаря в доспехах. Рыцари — профессиональные воины — представляли собой корпорацию, членов которой объединяли способ жизни, морально-этические ценности, личные идеалы. Рыцарская культура складывается в феодальной среде.

Сама стан феодалов был неоднородным. Немногочисленную элиту феодального класса создавали самые большие землевладельцы — носители громких титулов. Эти самые благородные, с самой большой родословной рыцари стояли во главе своих дружин, иногда настоящих армий.

Рыцари ниже по рангу служили в этих дружинах со своими отрядами, появляясь по первому зову хозяина. На нижних уровнях рыцарской иерархии стояли безземельные рыцари, все имущество которых содержалось в военной выучке и оружии. Много кто из них путешествовал, примыкая к отрядам тех или иных командиров, становясь наемником, а нередко и просто промышлял разбоем.

Военное дело было прерогативой феодалов, и они делали все, чтобы максимально не допустить участия в битвах «грубых мужиков». Часто запрещалось ношение оружия и верховая езда «базарным торговцам, крестьянам, ремесленникам и чиновникам». Бывали случаи, когда рыцари отказывались брать участие в битвах вместе с простолюдинами и вообще с пехотой.

Согласно с распространением в рыцарской среде представлений, настоящий рыцарь должен был происходить из знатного рода. Уважающий себя рыцарь ссылался для подтверждения своего благородного происхождения на ветвистое генеалогическое древо, имел фамильный герб и родовой девиз. Принадлежность к стану передавалась по наследству, в редких случаях в рыцари посвящали за особенные военные подвиги. Суровость правил стала нарушаться с развитием городов — эти привилегии стали все чаще покупаться.

В разных странах существовали похожие системы воспитания рыцарей. Мальчика учили верховой езде, владению оружием — прежде всего мечем и пикой, а так же борьбе и плаванию. Он становился пажом, потом оруженосцем при рыцаре. Только после этого юноша удостаивался чести пройти через обряд посвящения в рыцари. Существовала и специальная литература, посвященная рыцарским «искусствам». Будущего рыцаря учили, кроме другого, и приемам охоты. Охота считалась вторым после войны занятием, достойным рыцаря.

У рыцарей вырабатывался особенный тип психологии. Идеальный рыцарь обязывался иметь множество достоинств. Он должен быть внешне красивым и привлекательным. Поэтому специальное внимание уделялось одежде, украшению, телосложению. Доспехи и конская сбруя, особенно парадные, были настоящими произведениями искусства. От рыцаря требовалась физическая сила, иначе он просто не смог бы носить доспехи, который весил до 60-80 кг. Доспехи начинаю терять свою роль только с изобретением огнестрельного оружия.

От рыцаря ожидалось, что он будет постоянно заботиться о своей славе. Свою доблесть нужно было все время подтверждать, и много рыцарей находились в постоянном поиске новых возможностей для этого. «Если здесь война, я здесь остаюсь», — говорил рыцарь в одной из баллад поэтессы Марии Французской. Ничего необычного не было в том, чтобы померяться силой с незнакомым соперником, если тот хоть чем-нибудь вызвал недовольство. Организовывались специальные рыцарские турниры. В 11-13 ст. выработались правила рыцарских дуэлей. Так, их участники должны были пользоваться одинаковым оружием. Чаще всего сначала соперники мчались один на другого с копьем наперевес. Если копья ломались, брались за мечи, потом за булаву. Турнирное оружие было тупым, и рыцари старались только выбить соперника из седла. При проведении турнира после множества индивидуальных поединков, которые могли продолжаться несколько дней, устраивали главное состязание — имитацию битвы двух отрядов. Рыцарские поединки стали составляющей частью битв в бесконечных феодальных войнах. Такой поединок происходил перед боем, единоборство завершалось смертью одного из рыцарей. Если поединок не проводился, то считалось, что бой начат «не по правилам».

Среди рыцарей была развита становая солидарность. История знает немало примеров истинно рыцарского поведения. Во время войны между франками и сарацинами один из лучших рыцарей Карла Великого по имени Ожье вызвал на бой рыцаря сарацин. Когда же Ожье хитростью взяли в плен, его противник, не одобряя таких приемов, сам сдался франкам, чтобы те могли поменять его на Ожье. Во время одной из битв в ходе крестовых походов Ричард Львиное Сердце оказался без коня. Его соперник Сайф-ад-Дин послал ему двух боевых коней. В том же году Ричард посвятил своего соперника в рыцари.

Высшим проявлением рыцарской любви к войне, агрессивного желания феодалов к захвату новых земель, поддержанным католической церковью, стали крестовые походы на Восток под флагом защиты христиан и христианских святынь от мусульман. В 1096 году произошел первый из них, а в 1270 — последний. Во время их проведения возникают особенные военно-религиозные организации — рыцарские ордены. В 1113 году был основан орден иоаннитов, или госпитальеров. В Иерусалиме, вблизи храма находился центр ордена тамплиеров, или храмовников. Управлял орденом великий магистр, покорявшийся лично Папе римскому. Вступая в орден, рыцари давали клятвы послушания и смирения. Они носили монашеские плащи поверх рыцарских лат. В агрессии против славянских народов главную роль сыграл Тевтонский орден.

Рыцарский кодекс нашел отображение в рыцарской литературе. Её вершиной считается светская лирическая поэзия трубадуров на народном языке, возникшем на юге Франции. Они создают культ Прекрасной Дамы, служа которой, рыцарь должен придерживаться правил «куртуазии». «Куртуазия», кроме военной доблести, требовала умения вести себя в светском обществе, поддерживать разговор, петь. Был разработан особенный ритуал женихания к девушкам. Даже в любовной лирике, в описании чувств рыцаря к госпоже чаще всего используется характерная становая терминология: присяга, служение, дар, сеньор, вассал.

Во всей Европе развивается и жанр рыцарского романа. Для его сюжета были обязательными идеальная «рыцарская» любовь, военные подвиги во имя личной славы, опасные приключения. Романы широко отображали быт и черты своего времени. В то же время в них уже заметен интерес к отдельной людской личности. Наиболее популярные сюжеты — о рыцарях «Круглого стола», о легендарном короле бриттов Артуре, рыцаре Ланселоте, Тристане и Изольде. Много в чем благодаря литературе в нашем сознании до сих пор живет романтический образ благородного средневекового рыцаря.

battleofthenations.com.ua

Рыцарская культура средневековой Европы: понятие, развитие

В период Средневековья в среде крупных землевладельцев-феодалов сложилась предельно замкнутая корпорация профессиональных воинов, именовавшихся рыцарями. Между собой их объединял не только сходный образ жизни, но также и общие личные идеалы и морально-этические ценности. Совокупность этих факторов положила основу своеобразной рыцарской культуры, не знавшей аналогов в последующие века.

Возвышение статуса крупных феодалов

Принято считать, что средневековое военное и земледельческое сословие, известное сегодня как рыцарство, впервые начало формироваться в VIII веке во Франкском государстве в связи с его переходом от пешего народного войска к конным дружинам вассалов. Толчком к этому процессу стало вторжение арабов и их союзников ─ христиан Иберийского полуострова, совместными усилиями захвативших Галлию. Крестьянское ополчение франков, полностью состоявшее из пехоты, не могло дать отпор коннице врага и терпело одно поражение за другим.

В результате находившиеся у власти Каролинги были вынуждены прибегнуть к помощи синьората, то есть местных феодалов, обладавших большим количеством вассалов, и способных сформировать из них сильное конное войско. Те откликнулись на призыв короля, но потребовали за свой патриотизм дополнительных привилегий. Если в прежние времена сеньор был лишь командиром вольных ополченцев, то теперь войско состояло из людей, состоявших от него в прямой зависимости, что непомерно возвышало его статус. Так началось зарождение рыцарства и рыцарской культуры, с которой у нас теперь неразрывно связано представление о Средневековье.

Сословие титулованной знати

В эпоху Крестовых походов по всей Европе возникло большое количество религиозно-рыцарских орденов, в результате чего вошедшие в них феодалы образовали крайне замкнутую социальную группу наследственной аристократии. Под воздействием Церкви (а отчасти и поэзии) в ней с годами сложилась уникальная рыцарская культура, краткому описанию которой посвящена данная статья.

В последующие века в связи с усилением государственной власти и появлением огнестрельного оружия, обеспечившем перевес пехоты над конницей, а также формированием регулярных армий, рыцари утратили значение как самостоятельная военная сила. Однако, своё влияние они сохраняли ещё очень долго, превратившись в политическое сословие титулованной знати.

Кто входил в число рыцарей?

Как сказано выше, рыцарская культура европейского Средневековья зародилась в среде крупных феодалов ─ носителей громких титулов и обладателей не только обширных земельных владений, но и многочисленных дружин, порой сопоставимых с армиями целых государств. Как правило, каждый из них имел родословную, уходящую корнями в глубину веков, и окружавшую его ореолом высшего благородства. Эти рыцари составляли элиту общества, и уже по одному этому не могли быть многочисленны.

На следующей ступени социальной лестницы той эпохи находились также благородные отпрыски старинных фамилий, в силу сложившихся обстоятельств не имевшие крупных земельных наделов и, соответственно, лишённые материальных богатств. Всё их достояние состояло в громком имени, военной выучке и доставшемся по наследству оружии.

Многие из них формировали из своих крестьян отряды и во главе их служили в армиях крупных феодалов. Те же, кто не располагал крепостными душами, часто путешествовали в одиночестве, сопровождаемые лишь оруженосцем, и порой примыкали к случайным отрядам, становясь наёмниками. Были среди них и такие, кто не брезговал откровенным разбоем, лишь бы обрести средства для поддержания образа жизни, соответствующего рыцарскому достоинству.

Замкнутость нового аристократического сословия

Один из важнейших элементов рыцарской культуры Средневековья состоял в том, что профессиональная военная служба являлась уделом лишь феодалов. Известно много случаев, когда всевозможным торговцам, ремесленникам и прочему «чёрному люду» на законодательном уровне запрещалось ношение оружия и даже верховая езда. Порой благородных рыцарей переполняла столь необузданная спесь, что они демонстративно отказывались сражаться в битвах, если в них принимала участие пехота, формировавшаяся, как правило, из простолюдинов.

Устойчивость рыцарской культуры, сохранявшейся на протяжении нескольких веков, во многом объясняется тем, что их стан был крайне замкнутым. Принадлежность к нему передавалась по наследству и лишь в исключительных случаях могла быть дарована монархом за особые заслуги и подвиги. Согласно традиции, истинный рыцарь должен был происходить из какого-либо знатного рода, благодаря чему всегда мог сослаться на генеалогическое древо своих предков.

Кроме того, он должен был обладать фамильным гербом, внесённым в геральдические книги, и собственным девизом. Однако со временем строгость правил начала постепенно ослабевать, а с развитием городов и всевозможного предпринимательства, рыцарское достоинство и связанные с ним привилегии, стали приобретаться за деньги.

Обучение будущих рыцарей

Когда в семье феодала появлялся сын, то основные элементы рыцарской культуры закладывались в него с самых ранних лет. Едва ребёнок освобождался от нянек и кормилиц, как попадал в руки наставников, которые обучали его верховой езде и владению оружием ─ в первую очередь мечом и пикой. Кроме того, юноша обязан был уметь плавать и вести рукопашный бой.

По достижении определённого возраста он становился вначале пажом, а затем оруженосцем какого-либо взрослого рыцаря, порой, собственного отца. Это являлось дополнительным этапом обучения. И лишь после того как молодой человек, пройдя весь курс наук, становился способен на деле продемонстрировать усвоенные навыки, он удостаивался чести быть посвящённым в рыцари.

Забава, ставшая обязанностью

Кроме военного дела, ещё одним важным элементом рыцарской культуры была охота. Ей придавалось столь большое значение, что, являясь, по сути, забавой, она становилась обязанностью представителей элиты. В ней, как правило, принимал участие не только знатный сеньор, но и вся его семья. Из сохранившейся литературы, посвящённой вопросам «рыцарского искусства», известно, что был установлен определённый порядок проведения охоты, которому должны были следовать все благородные господа.

Так, предписывалось, чтобы на выезде в охотничьи угодья рыцаря непременно сопровождала его жена (разумеется, если она у него имелась). Она должна была скакать на коне с правой стороны от мужа и держать на руке сокола или ястреба. От каждой супруги благородного рыцаря требовалось умение выпускать птицу, а затем принимать его обратно, ведь от её действий часто зависел общий успех.

Что же касается сыновей феодала, то они с семилетнего возраста сопровождали родителей во время охоты, но держаться были обязаны с левой стороны от отца. Это аристократическое развлечение входило в общий курс их обучения, и игнорировать его юноши не имели права. Известно, что порой страсть к охоте приобретала у феодалов столь крайние формы, что само это занятие подвергалось осуждению Церкви, поскольку, проводя всё свободное время в погоне за дичью, господа забывали посещать богослужения, а соответственно, переставали пополнять приходской бюджет.

Великосветские модники

Рыцарская культура Средневековья вырабатывала у тех, кто принадлежал к этому узкому сословию, особый тип психологии и обязывала их иметь целый ряд определённых качеств. Прежде всего рыцарь должен был обладать достойной восхищения внешностью. Но поскольку природа не всех одаривает красотой, тем, на ком она сэкономила, приходилось прибегать к разного рода ухищрениям.

Если посмотреть на картины, гравюры или гобелены, выполненные средневековыми мастерами, изображавшими рыцарей не в доспехах, а в «гражданской» одежде, то поражает взгляд изысканность их нарядов. Современными учёными написаны сотни трудов, посвящённых моде Средневековья, и всё равно она представляет собой необозримое поле для исследователей. Оказывается, рыцари ─ эти суровые и сильные люди, были необычайными модниками, за которыми угналась бы далеко не каждая светская львица.

То же можно сказать и о причёсках. На старинных картинах перед зрителем предстают и пышные локоны, спадающие на закованные в броню плечи, и жёсткий ёжик, придающий его обладателю строгий и решительный вид. Что же касается бород, то здесь фантазия цирюльников была просто безгранична, и надменные физиономии господ украшались самыми немыслимыми волосяными композициями от вульгарного веника до тончайшей иглы на конце подбородка.

Новинки моды, выкованные из стали

Веяниям моды следовали и при выборе доспехов, которые должны были быть не только надёжной защитой их владельца, но и показателем его статуса. Любопытно отметить, что выковывались они в соответствии с бытовавшей в тот период модой на парадные костюмы. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с коллекциями защитного вооружения, представленными в крупнейших музеях мира.

Например, в «Рыцарском зале» Эрмитажа представлено немало доспехов, своим видом напоминающих наряды придворных щёголей, о чём, обычно, упоминают музейные экскурсоводы. Кроме того, многие образцы оружия той эпохи являются настоящими произведениями декоративного искусства, что также служило поддержанию престижа их владельцев. Кстати, вес комплекта доспехов и сопутствующего вооружения достигал 80 кг, следовательно, рыцарь должен был иметь хорошую физическую подготовку.

Бесконечные поиски славы

Ещё одним непреложным требованием рыцарской культуры средневековой Европы была забота о собственной славе. Чтобы воинская доблесть не меркла, её требовалось подтверждать всё новыми и новыми подвигами. В результате, истинный рыцарь находился в постоянном поиске возможностей стяжать очередные лавры. Например, даже малейший пустяк мог послужить поводом для кровавого поединка с малознакомым противником, разумеется, если и тот принадлежал к избранному сословию. Марать же руки о простолюдина считалось совершенно недопустимым. Для наказания смерда у рыцаря имелись слуги.

Рыцарская культура предусматривала и такую форму проявления доблести, как участие в турнирах. Как правило, они представляли собой состязания конных воинов на копьях, и проводились при большом скоплении народа. Если же пики ломались, то бойцы обнажали мечи, а затем брали в руки булавы. Подобные зрелища выливались в настоящие праздники. Поскольку целью поединка было выбить противника из седла и сбросить его на землю, а вовсе не убить или ранить, то участники боёв обязаны были соблюдать определённые меры предосторожности.

Так, разрешалось использовать только тупые копья или даже оснащённые наконечниками в виде поперечно установленных пластин. Мечи предварительно затуплялись. Также и турнирные доспехи должны были иметь дополнительную прочность, в отличие от боевых, которые, в ущерб безопасности, делались более лёгкими, но при этом позволявшими рыцарю сохранить силы для длительного сражения. Кроме того, во время турнирного поединка всадники отделялись друг от друга специальным барьером, чтобы в случае падения одного из них на землю он не попал под копыта лошади своего противника.

Однако, несмотря на все меры предосторожности, поединки нередко заканчивались увечьем или даже смертью участников, что придавало им особую притягательность в глазах зрителей и служило к вящей славе победителя. Примером тому может служить смерть короля Франции Генриха II Валуа, трагически погибшего на турнире в 1559 году. Копьё его противника графа Монтгомери сломалось при ударе о панцирь, и обломок угодил в глазную прорезь шлема, отчего доблестный монарх скончался в ту же минуту. Тем не менее, по законам рыцарства и рыцарской культуры, подобная смерть считалась наиболее достойным завершением жизни. О погибших на турнирах слагались баллады, исполнявшиеся затем трубадурами и менестрелями ─ средневековыми предшественниками современных бардов.

Куртуазно-рыцарская культура

Прежде чем говорить об этом весьма своеобразном явлении Средневековья, следует дать определение самому понятию «куртуазности». Оно вошло в обиход благодаря многим литературным памятникам, отражающим кодекс рыцарской чести, и включает в себя систему правил поведения, принятую когда-то при дворах европейских монархов.

Согласно бытовавшим требованиям, истинный рыцарь обязан был не только проявлять военную доблесть, но и уметь вести себя в светском обществе, поддерживать непринуждённый разговор, и даже петь. Именно куртуазно-рыцарская культура явилась основой для создания в будущем правил этикета, широко распространившихся в Европе, и ставших нормой поведения всех воспитанных людей.

Литература нежных чувств и военных подвигов

Куртуазность нашла своё отражение и в литературе. В частности, по этому поводу уместно вспомнить лирическую поэзию трубадуров, получившую особо широкое распространение на юге Франции. Именно она породила «культ Прекрасной Дамы», которой истинный рыцарь обязан был служить, не жалея ни сил, ни жизни.

Характерно, что в произведениях любовной лирики, описывая чувства рыцаря к его госпоже, авторы используют весьма специфическую терминологию, постоянно прибегая к таким выражениям, как «служба», «присяга», «синьор», «вассал» и т. д. Иными словами, понятие рыцарской культуры, включая в себя служение Прекрасной Даме, ставит его в один ряд с военной доблестью. Недаром было принято говорить, что победа над сердцем строптивой красавицы не менее почётна, чем над врагом.

Развитие рыцарской культуры дало толчок к появлению нового и весьма своеобразного литературного жанра. Основным сюжетом его произведений являлось описание приключений и подвигов благородных героев. Это были рыцарские романы, воспевавшие идеальную любовь и бесстрашие, проявляемое во имя личной славы. Произведения этого жанра были необычайно популярны в Европе, и находили множество поклонников даже в те времена, когда читать умели лишь единицы. Достаточно вспомнить знаменитого Дон Кихота, ставшего жертвой этих средневековых бестселлеров.

Дошедшие до нас романы подобного рода представляют не только художественный, но также и исторический интерес, поскольку в них во всей полноте отображены черты рыцарской культуры и особенности быта той эпохи. Характерной особенностью произведений этого жанра становится акцент, который авторы начинают делать на отдельных людских личностях. Их героями становятся не боги или какие-либо мифические персонажи, а люди.

Так, во многих романах фигурируют такие исторические и полуисторические личности, как король бриттов Артур и его ближайшие сподвижники: Изольд, Ланселот, Тристан, а также прочие рыцари «Круглого стола». Именно благодаря этим персонажам в сознании современных людей сложился романтический, но далеко не всегда достоверный образ благородного рыцаря, шагнувшего к нам из Средневековья.

fb.ru

Рыцарская культура Средневековья | Исторические сюжеты

Образ средневековья часто ассоциируется с колоритной фигурой вооруженного рыцаря в доспехах. Рыцари - профессиональные воины - представляли собой корпорацию, членов которой объединяли способ жизни, морально-этические ценности, личные идеалы…

Рыцарская культура складывается в феодальной среде. Сам стан феодалов был неоднородным. Немногочисленную элиту феодального класса создавали самые большие землевладельцы - носители громких титулов. Эти самые благородные, с самой большой родословной рыцари стояли во главе своих дружин, иногда настоящих армий.

Рыцари ниже по рангу служили в этих дружинах со своими отрядами, появляясь по первому зову хозяина. На нижних уровнях рыцарской иерархии стояли безземельные рыцари, все имущество которых содержалось в военной выучке и оружии. Много кто из них путешествовал, примыкая к отрядам тех или иных командиров, становясь наемником, а нередко и просто промышлял разбоем

Военное дело было прерогативой феодалов, и они делали все, чтобы максимально не допустить участия в битвах "грубых мужиков". Часто запрещалось ношение оружия и верховая езда "базарным торговцам, крестьянам, ремесленникам и чиновникам". Бывали случаи, когда рыцари отказывались брать участие в битвах вместе с простолюдинами и вообще с пехотой.

Согласно с распространением в рыцарской среде представлений, настоящий рыцарь должен был происходить из знатного рода. Уважающий себя рыцарь ссылался для подтверждения своего благородного происхождения на ветвистое генеалогическое древо, имел фамильный герб и родовой девиз.

Принадлежность к стану передавалась по наследству, в редких случаях в рыцари посвящали за особенные военные подвиги. Суровость правил стала нарушаться с развитием городов - эти привилегии стали все чаще покупаться.

В разных странах существовали похожие системы воспитания рыцарей. Мальчика учили верховой езде, владению оружием - прежде всего мечем и пикой, а так же борьбе и плаванию. Он становился пажом, потом оруженосцем при рыцаре. Только после этого юноша удостаивался чести пройти через обряд посвящения в рыцари.

Посвящение в рыцари (1322-1326). Симоне Мартини.

Существовала и специальная литература, посвященная рыцарским "искусствам". Будущего рыцаря учили, кроме другого, и приемам охоты. Охота считалась вторым после войны занятием, достойным рыцаря.

У рыцарей вырабатывался особенный тип психологии. Идеальный рыцарь обязывался иметь множество достоинств. Он должен быть внешне красивым и привлекательным. Поэтому специальное внимание уделялось одежде, украшению, телосложению.

Доспехи и конская сбруя, особенно парадные, были настоящими произведениями искусства. От рыцаря требовалась физическая сила, иначе он просто не смог бы носить доспехи, который весил до 60-80 кг. Доспехи начинаю терять свою роль только с изобретением огнестрельного оружия.

От рыцаря ожидалось, что он будет постоянно заботиться о своей славе. Свою доблесть нужно было все время подтверждать, и много рыцарей находились в постоянном поиске новых возможностей для этого.

"Если здесь война, я здесь остаюсь", - говорил рыцарь в одной из баллад поэтессы Марии Французской. Ничего необычного не было в том, чтобы померяться силой с незнакомым соперником, если тот хоть чем-нибудь вызвал недовольство. Организовывались специальные рыцарские турниры. В 11-13 ст. выработались правила рыцарских дуэлей.

Так, их участники должны были пользоваться одинаковым оружием. Чаще всего сначала соперники мчались один на другого с копьем наперевес. Если копья ломались, брались за мечи, потом за булаву. Турнирное оружие было тупым, и рыцари старались только выбить соперника из седла.

При проведении турнира после множества индивидуальных поединков, которые могли продолжаться несколько дней, устраивали главное состязание - имитацию битвы двух отрядов.

Рыцарские поединки стали составляющей частью битв в бесконечных феодальных войнах. Такой поединок происходил перед боем, единоборство завершалось смертью одного из рыцарей. Если поединок не проводился, то считалось, что бой начат "не по правилам". Среди рыцарей была развита становая солидарность. История знает немало примеров истинно рыцарского поведения.

Во время войны между франками и сарацинами один из лучших рыцарей Карла Великого по имени Ожье вызвал на бой рыцаря сарацин. Когда же Ожье хитростью взяли в плен, его противник, не одобряя таких приемов, сам сдался франкам, чтобы те могли поменять его на Ожье.

Во время одной из битв в ходе крестовых походов Ричард Львиное Сердце оказался без коня. Его соперник Сайф-ад-Дин послал ему двух боевых коней. В том же году Ричард посвятил своего соперника в рыцари.

Высшим проявлением рыцарской любви к войне, агрессивного желания феодалов к захвату новых земель, поддержанным католической церковью, стали крестовые походы на Восток под флагом защиты христиан и христианских святынь от мусульман.

В 1096 году произошел первый из них, а в 1270 - последний. Во время их проведения возникают особенные военно-религиозные организации - рыцарские ордены. В 1113 году был основан орден иоаннитов, или госпитальеров. В Иерусалиме, вблизи храма находился центр ордена тамплиеров, или храмовников. Управлял орденом великий магистр, покорявшийся лично Папе римскому.

Вступая в орден, рыцари давали клятвы послушания и смирения. Они носили монашеские плащи поверх рыцарских лат. В агрессии против славянских народов главную роль сыграл Тевтонский орден.

Рыцарский кодекс нашел отображение в рыцарской литературе. Её вершиной считается светская лирическая поэзия трубадуров на народном языке, возникшем на юге Франции. Они создают культ Прекрасной Дамы, служа которой, рыцарь должен придерживаться правил "куртуазии".

"Куртуазия", кроме военной доблести, требовала умения вести себя в светском обществе, поддерживать разговор, петь. Был разработан особенный ритуал женихания к девушкам. Даже в любовной лирике, в описании чувств рыцаря к госпоже чаще всего используется характерная становая терминология: присяга, служение, дар, сеньор, вассал.

Во всей Европе развивается и жанр рыцарского романа. Для его сюжета были обязательными идеальная "рыцарская" любовь, военные подвиги во имя личной славы, опасные приключения. Романы широко отображали быт и черты своего времени. В то же время в них уже заметен интерес к отдельной людской личности.

Наиболее популярные сюжеты - о рыцарях "Круглого стола", о легендарном короле бриттов Артуре, рыцаре Ланселоте, Тристане и Изольде. Много в чем благодаря литературе в нашем сознании до сих пор живет романтический образ благородного средневекового рыцаря.

Рыцарство как военное и землевладельческое сословие возникло у франков в связи с переходом в VIII веке от народного пешего войска к конному войску вассалов. Подвергшись воздействию церкви и поэзии, оно выработало нравственный и эстетический идеал воина, а в эпоху Крестовых походов, под влиянием возникших тогда духовно-рыцарских орденов, замкнулось в наследственную аристократию.

Усиление государственной власти, перевес пехоты над конницей, изобретение огнестрельного оружия и создание постоянного войска к концу средних веков превратили феодальное рыцарство в политическое сословие нетитулованной знати.

Лишение Рыцарского Достоинства

Помимо церемонии посвящения в рыцари, существовала также и процедура лишения рыцарского достоинства, обычно (но не обязательно) завершавшаяся передачей бывшего рыцаря в руки палача.

Церемония происходила на эшафоте, на котором был повешен обратной стороной щит рыцаря (обязательно с изображённым на нём личным гербом), и сопровождалась пением заупокойных молитв хором из дюжины священников.

В ходе церемонии с рыцаря в полном облачении после каждого спетого псалма снимали какую-либо часть рыцарского облачения (снимали не только доспехи, но и например шпоры, являвшиеся атрибутом рыцарского достоинства).

После полного разоблачения и ещё одного заупокойного псалма разбивали на три части личный герб рыцаря (вместе с щитом, на котором он изображён). После чего пели 109-й псалом царя Давида, состоящий из набора проклятий, под последние слова которого герольд (а иногда лично сам король выливал на бывшего рыцаря холодную воду, символизируя очищение. Затем бывшего рыцаря спускали с эшафота при помощи виселицы, петля которой была пропущена под подмышками.

Бывшего рыцаря под улюлюканье толпы вели в церковь, где по нему проводили настоящую заупокойную службу, по окончании которой его передавали в руки палача, если ему не было уготовано по приговору иное наказание, не требующее услуг палача (если же рыцарю относительно «повезло», то всё могло ограничиться лишением рыцарского достоинства).

После исполнения приговора (например, казни), герольды во всеуслышанье объявляли детей (или иных наследников) «подлыми (дословно виланами фр. vilain/англ. villain), лишёнными чинов, не имеющими права носить оружие и появляться и участвовать в играх и турнирах, при дворе и на королевских собраниях, под страхом быть раздетыми донага и высеченными розгами, подобно вилланам и рождённым от неблагородного отца».

Особенно страшным подобное наказание было для германских министреалисов, так как они даже будучи рыцарями (с приставкой фон) формально считались «крепостными», и лишение рыцарского достоинства превращало их потомков в настоящих крепостных.

Рыцарские доблести:

мужество (pronesse)
верность (loyaut)
щедрость (largesse)
благоразумие (le sens, в смысле умеренности)
утончённая общительность, куртуазность (courtoisie)
чувство чести (honneur)
вольность (franchisse)

Рыцарские заповеди — быть верующим христианином, охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть мужественным в битве, повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду и держать своё слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться против зла и защищать добро и т. п.

Позднее романы «Круглого Стола», труверы и миннезингеры поэтизируют утончённое придворное рыцарство XIII в. Среди всадников-министериалов и оруженосцев, заслуживающих рыцарские шпоры при дворах сюзеренов, мог возникнуть и культ дам.

Долг повиновения и уважения по отношению к жене сеньора, как существу более высокому, превратился в поклонение идеалу женщины и служение даме сердца, в основном замужней женщине, стоящей по общественному положению выше поклонника.

Столетняя война между Францией и Англией в XIV в. внесла идею «национальной чести» в среду рыцарей обеих враждебных стран.

 

 

 

 

 

 


link

storyfiles.blogspot.com

Как формировалось рыцарство. Идеальный образ рыцаря.Рыцарский этнос и образ жизни

     Как историческое явление рыцарство представляло собой особый привилегированный слой средневекового общества, основным занятием которого было военное дело.
     Рыцарство – (от немецкого Ritter – конник) – военно-землевладельческое сословие в средневековой Западной Европе.
     Рыцарство как понятие в широком смысле включает в себя всех светских феодалов-воинов, нобилитет.
Понятие рыцарства традиционно связывается с историей стран Западной и Центральной Европы, где в период расцвета средневековья к рыцарству, относились все светские феодалы-воины.
     Рыцарями не рождались, а становились через обряд посвящения в рыцари. При этом для рыцаря считались обязательными такие моральные нормы, как смелость, верность долгу, благородство по отношению к женщине.
     Формирование рыцарства происходило в период раннего средневековья (VII-VIII века), когда получили широкое распространение различные формы феодального землевладения: сначала пожизненные, а позже наследственные.
     От своих сеньоров при условии несения в их войске конной военной службы рыцари получали земельные феоды.
Именно феоды и были основным источником дохода феодала. Поместье содержалось за счет труда крестьян, находившихся в полной власти своего господина и обеспечивавших его всем необходимым для жизни.
     Рыцари в основном жили в замках, которые строились на холмах или неприступных скалах, господствуя над окружающей местностью. Замки обычно представляли собой массив широких круглых или четырехугольных башен, окруженных зубчатыми стенами с бойницами для стрельбы. Часто за первой внешней стеной была расположена еще более высокая внутренняя стена. Над замковыми постройками возвышался донжон – главная башня, где обычно и жил хозяин замка с семьей.
     В замке комнаты не были расположены в соответствии со строгой планировкой. Нередко большие залы с огромными каминами соседствовали с маленькими мрачными комнатами. 
Обязательными атрибутами замков были подвалы, в которых не только хранились запасы продовольствия и находились колодцы с водой, но и содержались пленные и провинившиеся крестьяне.
     Замки снабжали подъемными мостами, окружали рвами с водой, обустраивали подземные ходы и винтовые лестницы. Феодалы, обладая такими мощными укреплениями, могли успешно сдержать бунт восставших крестьян и отразить нападение воинственных соседей.
     К XI веку рыцарство сложилось как особый слой средневекового общества. В эпоху классического Средневековья и позднее рыцарство превратилось в особое военно-аристократическое сословие, в военную аристократию, касту.
     С утверждением земельно-собственнических отношений шло формирование рыцарства как военно-феодального сословия, расцвет которого пришелся на XI-XIV века. Военное дело представляло собой главную социальную функцию рыцарства.
     Военная профессия обусловливала права и привилегии, а также определяла особые сословные воззрения, традиции, этические нормы и культурные ценности.
     К основной военной обязанности рыцарей относилась защита чести и достоинства сюзерена, а также земель от посягательств как со стороны соседних феодальных властителей в междоусобных войнах, так и войск других государств в случае внешнего нападения.
      Рыцарское войско было могущественной силой. Вооружение рыцарей и тактика их боя соответствовали существовавшим в то время военным задачам и масштабам военных операций. Технический уровень был надлежащим к уровню своего времени. Рыцарская конница была малоуязвима для пеших воинов и крестьянского ополчения, поскольку защищалась металлическими военными доспехами,
     Не только феодальные войны закрепляли социальную роль рыцарства. Рыцарство, в условиях феодальной раздробленности при относительной слабости королевской власти, будучи скрепленное системой вассалитета в единую привилегированную корпорацию, охраняло право собственности феодалов на землю, основу их господства.
Рыцарство также влияло и на политические процессы эпохи, поскольку социальные интересы феодального класса в целом и нормы рыцарской морали до известной степени сдерживали тенденции к объединению, ограничивали феодальную вольницу.
     В процессе централизации раздробленных земель в единое государство рыцарство составляло основную военную силу королей в их противостоянии знати в борьбе за территориальное объединение страны и реальную власть в государстве.
     Участие в рыцарском войске требовало финансовой обеспеченности, поэтому земельное пожалованье было как вознаграждением за службу, так и источником материального дохода для несения этой службы, так как и боевого коня, и дорогое тяжелое вооружение (копье, меч, булаву, доспехи, броню для коня) рыцарь приобретал на собственные средства.
     Рыцарские доспехи состояли из огромного количества деталей, число которых могло доходить до двухсот. Вес военного снаряжения также был приличным – до 50 кг.
     Будущих воинов-рыцарей обучали по специальной системе рыцарского обучения и воспитания. В Западной Европе мальчики росли в семье до 7 лет, затем до 14 лет воспитывались в качестве пажа при дворе сеньора. Следующий этап – оруженосец, и, наконец, совершалась церемония посвящения их в рыцари.
     Рыцарь традиционно должен был знать основные правила рыцарского «кодекса»: разбираться в вопросах религии и правилах придворного этикета. Кроме того, рыцарь обязан был и владеть рыцарскими добродетелями: верховой ездой, фехтованием, искусным обращением с копьем, плаванием, охотой, игрой в шашки, сочинением и пением стихов в честь дамы сердца.
     Посвящение в рыцари представляло собой серьезную церемонию и  символизировало вхождение в привилегированное сословие, приобщение к его правам и обязанностям.
     Рыцарь, посвящающий в звание, согласно европейскому обычаю,  ударял посвящаемого мечом плашмя по плечу, при этом произносил формулу посвящения, одевал шлем и золотые шпоры, вручал посвящаемому меч – символ рыцарского достоинства – и щит с изображением герба и девиза.
Посвященный должен был дать клятву верности, а также обязательство соблюдать кодекс чести.
     Ритуал посвящения в рыцари завершался демонстрацией воинской выучки и храбрости – рыцарским турниром (поединком). 
     Рыцарские традиции, основывавшиеся на принципе верности сюзерену и долгу, а также иные этические нормы складывались веками.
     К рыцарским достоинствам традиционно относились презрение к опасности и воинская отвага, благородное отношение к женщине, гордость, внимание к нуждающимся в помощи членам рыцарских фамилий. А скаредность и скупость осуждались, не прощалось, разумеется, предательство.
     Война, охота и рыцарские турниры были основными занятиями рыцарства. Практически не занимался рыцарь и ведением хозяйства.
     Жена рыцаря до крестовых походов занимала незначительное место в жизни рыцаря, проводя большую часть времени на своей половине и редко показываясь перед обитателями замка.
     Но уже к XII веку идеал грубого, малообразованного рыцаря сменился другим: в рыцарях стали ценить обходительность, любезность, галантность, вкус к изящному, образованность, хорошие манеры.
     В XII столетии появились культ Дамы и куртуазная любовь, в результате чего рыцарей во Франции стали называть шевалье, в Германии – Риттерами, а в Испании – кабальерос.
     Но идеал не всегда был в согласии с реальностью.
     Отдельно следует упомянуть рыцарские походы в чужие земли, например, в Иерусалим или Константинополь. Во время таких крестовых походов рыцарские «подвиги» зачастую приносили горе, разорение, поругание и позор не одним простолюдинам.
     В то же время крестовые походы способствовали становлению идей, морали рыцарства, обычаев, взаимодействию восточных и западных традиций.
Для защиты и расширения владений крестоносцев в ходе крестовых походов возникли особые организации западноевропейских феодалов – духовно-рыцарские ордены.
     К ним относятся: орден Тамплиеров (1118), орден Иоаннитов (1113), Тевтонский орден (1128). Позже в Испании образовались ордены Калатрава, Сант-Яго, Алькантара, а в Прибалтике – ордены Меченосцев и Ливонский.
Членами орденов давались различные  монашеские обеты – нестяжание, отказ от имущества, целомудрие, повиновение. Нередкр рыцари носили схожие с монашескими одеяния, а под ними – военные доспехи.
Каждый орден имел свою отличительную одежду. Так, у тамплиеров это был белый плащ с красным крестом.
Ордены рыцарей организационно строились на основе строгой иерархии, возглавляемой выборным магистром, который утверждался папой римским. При магистре с законодательными функциями действовал капитул (совет).
     С рыцарством извечно связана тема поиска и обретения Святого Грааля. Традиции Грааля освещают альтернативный путь к спасению, символ внутреннего поиска человеческого совершенства и единства с Богом.
     Святой Грааль в разное время отождествлялся с разными объектами – чашей, кубком, драгоценным камнем, птицей Феникс, даже сосудом, в котором хранилась Туринская плащаница, однако общим предметом поиска Грааля фактически оказывается даже не сам объект, а те эффекты, которые с ним связаны, и тот способ, который изменяет самого человека – его сердце, ум и душу.
     Со Святым Граалем появляется и Братство Грааля, в которое могут попасть лишь чистые сердцем – те, кто проявил великую преданность Вышнему смирением своего сердца, послушанием, самоотверженностью, стремлением помогать слабым, сражаться за добро, и, наконец, кто всю свою жизнь боролся во имя защиты священного достоинства Грааля.
     В континентальной Европе с понятием Грааля связан самый обширный корпус мифов и легенд. Хотя наследие Грааля строится на древних реликвиях раннего христианства, сама христианская церковь никогда не признавала данного факта. Несмотря на свое в равной степени романтическое и религиозное происхождение, учение Грааля остается не провозглашенной ересью. Вслед за учреждением папой Григорием IX в 1231 году католической инквизиции церковь осудила учение о Граале и все касающиеся его материалы были изъяты из общего пользования.
     Рыцарские нравы получили ярчайшее отражение в сфере духовной культуры и открыли занимательную страницу средневековой литературы со своим особым колоритом, жанром и стилем.
     Средневековая литература смогла вопреки христианскому аскетизму опоэтизировать земные радости, прославить подвиги рыцарей, при этом не только воплощала рыцарские идеалы, но и формировала их.
Примером тому можно назвать эпос высокого патриотического звучания – французскую «Песнь о Роланде», испанскую «Песнь о моем Сиде», а также предметы рыцарской поэзии – лирику трубадуров и труверов во Франции и миннезингеров в Германии. Сюда же относится и рыцарский роман, например, история любви Тристана и Изольды, представлявшие собой так называемую «куртуазную литературу» с обязательным культом дамы.
     Уже с XV века рыцарство теряет значение основной военной силы феодальных государств в Европе. Закат славы французского рыцарства начался с «битвы шпор», имевшей место 11 июля 1302 года, когда пешее ополчение фландрских горожан разгромило французскую рыцарскую конницу.

     В дальнейшем неэффективность действий французского рыцарского войска с очевидностью проявилась в Столетней войне, когда рыцари потерпели ряд тяжелейших поражений от английской армии. Разумеется, выдержать конкуренцию наемных армий, использовавших огнестрельное оружие, рыцарство оказалось не способным.
Разложение феодализма и зарождение капиталистических отношений вскоре привели к исчезновению его с исторической арены. Поэтому в XVI-XVII веках рыцарство окончательно утратило специфику особого сословия и вошло в состав дворянства.
     Дворянская этика последующих веков с учетом благородных принципов верности долгу и достойного служения отечеству, что очевидно, стала нести в себе влияние рыцарской эпохи. Представители старых рыцарских родов, воспитанные на военных традициях предков, составили в дальнейшем офицерский корпус армий абсолютистского времени. Они отправлялись в рискованные морские экспедиции, осуществляли колониальные захваты.

 

Автор: Осокина И.

 

 

www.historicus.ru

Нравы и обычаи феодалов | История. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Раздел:

Мир европейского Средневековья

Жизнь феодалов протекала в войнах, турнирах, пирах и охоте. Турниры устраивались, чтобы подготовить молодых воинов к будущим сражениям. Они представляли собой яркие празднества. На турнир съезжались семьями. Жены и дочери феодалов, проводившие большую часть времени за шитьем и в хозяйственных заботах, были рады на время оставить скучную жизнь в замке. Мужчины желали сразиться с противником на глазах прекрасных дам.

Задача турнирного бойца — выбить противника из седла. Потерпевший поражение рыцарь отдавал победителю свои доспехи. Победитель во всех поединках получал награду из рук первой красавицы турнира.

Заканчивался турнир пиром. Для него отводился самый большой зал в замке. Вдоль столов устанавливались длинные скамьи — места должно было хватить всем: рыцарям и их дамам, оруженосцам и менестрелям. Рыцарь должен был быть щедрым. Поэтому на стол в драгоценной посуде выставлялись все яства, вино и пиво, имевшиеся в замке.

Рыцарский турнир

Любимейшим занятием не только рыцарей, но и их дам была охота. Пойманная дичь занимала главное место в рационе обитателей замка.

Вся жизнь феодала-рыцаря проходила в боях, пирах и турнирах. Такую жизнь сеньору обеспечивали сотни крестьян, работавших на него.

В столетия, последовавшие за распадом империи Карла Великого, отношения между сеньорами и вассалами усложнились. Главной обязанностью вассалов по-прежнему оставалась военная служба. Теперь ее время обычно ограничивалось сорока днями в год. Вассал должен был защищать замок сеньора, выкупать его из плена. Иногда вассал заменял сеньора в качестве пленника до внесения выкупа. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Пир в рыцарском замке
Соколиная охота

Однако и сеньор нес обязанности по отношению к вассалу. Он защищал замок и владения вассала от посягательств со стороны других феодалов. Если вассал умирал, то сеньор заботился о его вдове и детях. В случае смерти сеньора его вассалы в течение одного года и одного дня приносили клятву верности наследнику умершего. Такую же клятву приносил и сын умершего вассала.

Часто все возможные случаи взаимоотношений между сеньором и вассалом записывались в специальном договоре. Поэтому отношения между сеньорами и вассалами строились на договорной основе.


Менестрели — бродячие певцы, исполнявшие песни о любви и подвигах рыцарей.

На этой странице материал по темам:
  • Жизнь в рыцарском замке доклад

  • Средневековая европа жизнь и обычаи

  • Жизнь и обычаи феодалов замок в средневековье

  • Быт, обычаи, одежда средневековых феодалов

  • Жизнь феодалов доклад

Вопросы по этому материалу:
  • В чем состояли занятия и обязанности феодалов?

worldofschool.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о