Союзниками в россии в первой мировой войне были – Союзниками России в Первой мировой войне были кто?

Россия в Первой мировой войне

1 августа 2013 г. в России впервые отмечается День памяти российских воинов, погибших в годы Первой мировой войны. В годовщину начала трагических событий, оказавших огромное влияние на судьбы России и мира, мы вспоминаем подвиг русских воинов и отдаем дань памяти павшим.

Почти целое столетие отделяет нас от Первой мировой войны, названной современниками «Великой», «Священной» и даже «Второй Отечественной», поразившей всех масштабом как военных действий, так и жестокости. Эта война «открыла» XX век громом артиллерии и миллионами погибших, возвестив об окончании эпохи «старой Европы» и изменив мир до неузнаваемости.

К сожалению, ныне мало кто помнит ту роль, которую сыграла Россия в этой войне. Она была встречена с широким общественным энтузиазмом, готовностью защищать свою Родину. Сражаясь исключительно за национальные интересы, русская армия одержала ряд блестящих побед над австрийцами, немцами и турками. Увы ,вряд ли кто сейчас вспомнят те славных победы в Галиции и под Саракамышен, у ворот Варшавы и у стен Эрзерума. Не знаем мы и имена тех многочисленных героев, которые отдавали жизнь во имя исполнения долга.

Сейчас наша задача – вспомнить о далеких страницах истории и отдать последний долг памяти тем, кто в годы Первой мировой войны беззаветно служил своей стране.

Существует весьма стойкий «миф», будто Россия вступила в войну вопреки национальным интересам и лишь из-за давления союзников. В действительности, это не так. К началу XX века на международной арене назрел серьезный конфликт между великими державами за передел влияния в Европе и во всем мире. С одной стороны, была быстроразвивающаяся Германия, стремившаяся к мировому господству, с другой, - «владычица морей» Великобритания, а также Франция. Россия могла либо остаться в стороне (и окончательно оказаться на международной периферии), либо попытаться реализовать собственные национальные интересы. Именно последнее и решило сделать царское правительство. В частности, Петербург опасался усиления Германии. Ее промышленные и сельскохозяйственные товары не только вытесняли русские с их - казалось бы - традиционных рынков, но и успешно проникали в Россию. Все это вызывало недовольство деловых кругов, в первую очередь промышленников и близких к престолу крупных землевладельцев. На этом фоне Берлин развивал союзнические отношения с Австро-Венгрией, с которой Россия боролась за влияние на балканские славянские государства. Отметим также и то, что сама Германия не стремилась к политическому союзу с Россией, по крайней мере, на выгодных для нас условиях. В сложившейся обстановке Россия блокировалась с Францией и Великобританией – так была образована Антанта, которая вопреки расхожим суждениям не имела под собой до 1914 г. каких-либо трехсторонних юридически обязывающих соглашений.

Непосредственно интересы России были озвучены в первый месяц войны в т.н. «меморандуме Сазонова» (министра иностранных дел). Они сводились к максимальному ослаблению Германии и Австро-Венгрии, отторжению от них ряда земель в пользу России и ее балканских союзников, а также получение контроля над проливами Босфор и Дарданеллы, которые принадлежали Турции. После того как она в ноябре 1914 г. вступила в войну на стороне Германии, соглашения были детализированы. В 1915 г. Сазонову удалось добиться принципиального соглашения от Англии и Франции, что вопрос по Проливам будет решен в интересах России. В 1916 г. страны Антанты совершили (увы, лишь на бумаге) раздел сфер влияния на Ближнем Востоке. Все это свидетельствует об успехе нашей дипломатии, который по известным причинам так и не был реализован.

Россия и союзники

Хотя Россия накануне войны была одним из лидеров по темпам промышленного роста и другим показателям, по абсолютным экономическим показателям мы уступали союзникам. Именно структурная слабость экономики и низкая производительность труда обусловили ключевые проблемы, с которыми столкнулась Россия в 1915-16 гг. Отметим и другой важный момент: Россия учла многие ошибки, приведшие к поражению в русско-японской войне, и к 1914 году подготовилась намного лучше, однако мало кто мог тогда подумать, что общеевропейская война затянется на несколько лет, что и привело к столь печальным последствиям.

Все это обусловило особенный характер отношений с союзниками. С одной стороны, Россия справедливо стремилась к координации военных действий, чтобы быстрее добиться победы, а с другой – в наших интересах было не допустить разгрома союзников, иначе мы могли остаться с врагом один на один. Отсюда и готовность идти им навстречу. Более того, чуть ли не каждую операцию наши дипломаты пытались преподнести союзникам так, чтобы подчеркнуть ее позитивное значение для их положения. Тем самым наигрывался определенный политический капитал, который давал большую свободу действий при переговорах.

Отметим и то, что Россия обладала широкими людскими и продовольственными ресурсами. Несмотря на все имеющиеся проблемы, именно на Российскую императорскую армию приходилось около 40% (в зависимости от года) от численности всех войск союзников. Более того, именно наши армии в 1914 - начале 1917 гг. сковывали основные силы турок, австрийцев, а также значительные массы германцев и болгар: всего более 40% всех вражеских сил. За годы войны Россия взяла в плен около 2,2 млн. вражеских солдат (до 60% от общего числа пленных, взятыми странами Антанты).

1914 год: несбывшиеся надежды и крупные победы

Первая мировая война разразилась в августе 1914 г. Германия (наиболее мощная военная держава в мире) обрушила все свои силы против Франции, стремясь в ходе блицкрига нанести ей сокрушительное поражение. На востоке была оставлена слабая 8-я армия в Восточной Пруссии. Против России активные действия собиралась вести Австро-Венгрия. В свою очередь мы начали наступление против обоих противников.

К середине сентября в ходе Галицийской битвы русские армии Юго-Западного фронта разгромили основные силы австрийцев: они потеряли 400 тыс. человек, оставив в наших руках 100 тыс. пленных и 400 орудий, а также Восточную Галицию. Наша победа позитивно сказалась и на положении сербской армии.

Одновременно развивалось наступление в Восточной Пруссии. Вопреки расхожим мнениям основным мотивом было не столько желание спасти союзников, сколько стремление захватить инициативу, разгромить уступающие в силах германские войска, а затем продолжить движение на Берлин. Так, 20 августа в сражении под Гумбинненом мы разбили германскую армию, а в скором времени оккупировали около 2\3 всей провинции.

Однако в дальнейшем ввиду большого количества серьезнейших ошибок командования русские войска потерпели ряд сокрушительных поражений и к середине сентября отошли к границе. Несмотря на это, наш первоначальный успех произвел на германцев ошеломляющее впечатление (особенно на фоне их параллельных успехов против французов). Они перекинули часть сил на Восток, тем самым ослабив давление на наших союзников, что внесло весомый вклад в их победу под Марной - германский блицкриг провалился, а вместе с ним и надежды на скорейшую победу Берлина.

В начале октября германцы вместе с австрийцами развернули наступление на восточном фронте, однако в ходе Варшавско-Ивангородского сражения потерпели второе крупное поражение от русских войск и были вынуждены отойти к границе. Наши попытки в ноябре ворваться в центральные районы Германии, а также захватить Краков не удались, однако в целом наша активность позитивно сказалась на исходе боев на Изере и Ипре. Всего к декабрю 1914 г. германцы удвоили число своих дивизий на восточном фронте. В ноябре 1914 г. в войну вступила Турция. Изначальные ее успехи на Кавказском фронте уже к концу декабря 1914 г. окончились сокрушительным поражением 3-й турецкой армии под Сарыкамышем.

1915 г.: напряжение сил

Этот год известен как период наиболее тяжелых поражений России в годы Первой мировой. Их можно связать с двумя фундаментальными причинами: во-первых, наши армии испытывали серьезные проблемы со снабжением патронами, винтовками и артиллерийскими снарядами; во-вторых, для Германии Восточный фронт стал основным: она стремилась вывести Россию из войны, окружив наши армии в Польше.

Однако стратегический талант генерала М.В.Алексеева и его умение пользоваться ошибками врага сорвали план германцев. Да, мы понесли колоссальные потери, да, мы оставили русскую Польшу, Литву, Латвию, часть современной Белоруссии и восточной Галиции, однако русские войска вышли из угрожающего положения и сумели закрепиться: русская военная машина не была уничтожена.

Наши союзники получили передышку, что позволило им укрепить свое положение и нарастить собственные силы.

Отметим, что параллельно на турецком фронте (где нашей армией командовал один из наиболее блестящих полководцев Первой мировой генерал Н.Н.Юденич) мы продолжали успешно наступать и наносить поражения туркам. Наши успехи положительно отразились на месопотамском фронте союзников.

Более того, действия корпуса Баратова в Персии сыграли решающую роль в том, чтобы Тегеран не перешел на сторону наших врагов. При этом продвижение нашей армии спасло десятки тысяч армян от устроенного турками геноцида.

1916 г.: последние успехи

Не добившись стратегической победы против России, германцы снова перенесли усилия на западный фронт. Они хотели обескровить англо-французские войска, «перемолов» их в боях за стратегически важный пункт: так началась битва под Верденом.

Однако в это время по просьбе командования русские армии предприняли наступление в районе оз. Нарочь. Несмотря на неудачу, в целом оно позитивно сказалось на положении союзников. Одновременно успешно развивалось наше наступление в Турции: сначала войска Юденича 16 февраля взяли крепость Эрзерум (а вместе с ней 327 орудий, 137 офицеров и 13 000 солдат), а через несколько месяцев – Трапезунд. Однако наибольшие успехи ожидали наших летом 1916 г., когда в начале июня началось общее наступление Юго-Западного фронта, получившее название «Брусиловского прорыва». В его ходе австрийская армия потерпела второе крупное поражение в ходе Первой мировой войны, и только помощь германцев позволила остановить продвижение русских. Дальнейшие бои у Ковеля, к сожалению, окончились полнейшим провалом.

На 1917 год планировалось новое крупное наступление, однако ему не было суждено осуществиться. Социально-экономические трудности, снижение уровня жизни широких слоев населения, падение морального духа в тылу (в т.ч. и из-за высоких потерь – самых крупных из числа воюющих), распространение социалистической пропаганды, политическая дестабилизация и активные интриги против действующей власти – все это в совокупности сломало социально-политическую систему и привело к революционным потрясениям 1917 года. Они перечеркнули все усилия России, низведя ее до положения проигравшей стороны. Хотя даже в период фактического развала русского фронта более трети германских и чуть менее половины австрийских дивизий оставались здесь.

Конечно, было бы ошибкой искать «темные силы» или винить в произошедшем лишь кого-то одного – сбой, увы, случился на системном уровне. Однако сейчас, в преддверие 100-летия со дня начала Первой мировой, мы должны вспомнить ту важную роль, которую сыграла Россия в той войне. Можно долго спорить о том, какой фронт – Западный (союзников) или Восточный (русский) – был важнее, однако важен тот факт, что без участия нашей страны Антанта вряд ли бы смогла добиться итоговой победы.

Русский век

www.arvedi.kz

Материально-техническая помощь Российской империи союзниками по Антанте в Первой мировой войне

История Первой мировой войны является обширным полем деятельности для исторических исследований, порождая немало проблем и вопросов. Одной из таких проблем является военное сотрудничество и материально-техническая помощь Российской империи со стороны союзников по Антанте, главным образом Великобритании и Франции. В рамках данной статьи будет рассматриваться один из важных эпизодов этого сотрудничества миссия вице-адмирала А.И. Русина в Англию.

Когда в начале августа 1914 года многомиллионные армии противостоящих друг другу военно-политических блоков начали военные действия, мало кто из европейцев предполагал, что они затянутся на долгих четыре года. На четыре года страха, ужаса, и кровавой бойни происходившей на полях сражений Первой мировой войны.

С точки зрения ведущих военных специалистов, да и политиков той эпохи, предстоящая война должна была быть быстрой, молниеносной, продолжавшейся не более шести месяцев. Предполагалось, что боевые действия будут характеризоваться  быстрыми перемещениями крупных масс войск, высокой маневренностью, громкими сражениями, сопровождаемыми всевозможными охватами флангов и, в конце концов, окружением противника. Именно на такой характер боевых действий рассчитывал начальник немецкого генерального штаба Альфред фон Шлиффен, разрабатывая свой знаменитый план. Не далеко от немцев ушли и французы. Их план «17» предусматривал после начала войны нанесение глубокого удара по территории Германии всеми имеющимися силами. Русский генеральный штаб также предусматривал активные боевые действия в Восточной Пруссии и Галиции на 15-й день войны. У всех перед глазами стояли боевые действия Русско-японской и Балканских войн. Характеризующиеся мобильностью и высоким темпом перемещения войск. Но уже спустя два месяца после начала войны она потеряла маневренный характер и перешла в позиционный тупик. А новый начальник немецкого генерального штаба Э.фон Фалькенгайн прекратил реализовывать план «Шлиффена» и в бесплодных, лобовых и кровавых атаках пытался прорвать оборону союзников на реке Ипр. Сражение на Ипре: «вылилось в бойню отнявшую десятки тысяч жизней англичан и бельгийцев, французов и немцев…» [7.с.226].

Так на полях Первой Мировой войны воцарилась позиционная война. В течение короткого периода не большие довоенные запасы вооружения и боеприпасов были быстро израсходованы и противостоящие друг другу армии столкнулись с кризисом снабжения военным имуществом. Особенно остро он проявился в царской армии, так как русская промышленность не могла в полном объеме удовлетворить все возрастающие потребности действующей армии.

В такой ситуации царскому правительству пришлось обращаться за помощью к своим союзникам. Хотя еще в декабре 1914 года высшие военные и правительственные чины заверяли представителей союзников, что со снабжением российской армии все в порядке. Так уже после войны Британский посол в России Дж. Бьюкенен в своих мемуарах писал: « 25 сентября генерал Ж. Жоффр запросил, достаточны ли русские запасы снаряжения, чтобы покрыть все увеличивающиеся расходы, и получил успокоительное заверение, что на этот счет беспокоится нечего. Потом внезапно, 18 декабря, французский посланник и я были извещены начальником штаба военного министерства, что хотя у России вполне достаточный запас людей, чтобы пополнить колоссальную убыль на фронте, но у нее не хватает ружей и артиллерийские припасы истощились…. Это сообщение было ударом грома среди ясного неба» [4.с.152]. При этом русские правительственные круги рассчитывали, что союзники с готовностью пойдут навстречу большинству требований предъявляемые Россией.

Так военный агент в Англии генерал Ермолов доносил в ставку: « Ежедневно военная агентура получает множество предложений от английских и колониальных фирм на поставку всевозможных предметов, поэтому затруднений в заготовке требуемых заказов даже в самых больших количествах вообще не предвидится» [2.л.77]. Основываясь на такого рода информации, а также, не имея ясной и объективной информации о потребностях действующей армии высшие военные и правительственные чины, надеялись на быструю и эффективную помощь со стороны запада.

Но практически вплоть до середины 1915 года ставка не могла составить исчерпывающую картину о потребностях в вооружении и других предметах военного снабжения, в которых нуждалась наша армия. С началом войны в Главное управление Генерального Штаба (ГУГШ) и Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) со всех сторон посыпалась информация о нехватке различных предметов снабжения. Причем требования поступали не, только из действующих войск, но и от законодательных учреждений, членов Государственной думы и даже отдельных общественных деятелей радеющих за армию. В итоге, ГАУ просто утонуло в потоке просьб и требований, не успевая перерабатывать полученную информацию, отделяя требования мелочного характера от действительно важных запросов. Ситуация осложнялась еще и тем что при ставке не было ни компетентного органа ни толкового специалиста отвечающего и планирующего снабжение войск на фронте. Вся эта важнейшая часть, была как какой-то не существенный придаток, приклеена к управлению дежурного генерала, в котором не было буквально ни одного человека, мало-мальски смыслившего в этом деле [6.с.140].

Поэтому и первые заказы на военное имущество за границей давались хаотически не были четко определены и представляли лакомый кусок для всякого рода афер. Ловкие и не чистые на руку дельцы в такой ситуации чувствовали себя как рыба в воде и, получив задаток от правительственных учреждений и ведомств, просто исчезали. Уже упоминавшийся генерал Ермолов по этому поводу писал в ставку: «Благоволите срочно сообщить председателю центрального военно-промышленного комитета Гучкову, что по свидетельствам, полученным мною от английской полиции личность, называющая себя принц Ля-Форже-де-Винтоль, является типичным и крайне опасным и темным авантюристом и обманщиком, против коего полиция возбуждает преследование за разные мошеннические проделки, между прочим, за неуплату счетов в гостинице. Орден Св. Леона и титул принца выдуманы и присвоены им самим» [3.л.58].

А между тем ситуация со снабжением царской армией вооружением и другими видами военного имущества стала приобретать катастрофический характер в то время как отечественная промышленность не могла снабдить всем необходимым фронт. В такой обстановке, с целью прояснения вопроса о возможной помощи в деле снабжения русской армии предметами вооружения, по приглашению Г. Китчинера в Англию была отправлена особая комиссия во главе с вице-адмиралом А.И. Русиным, для участия в конференции министров снабжения стран Антанты.

Четвертого октября 1915 года миссия в составе начальника Крепостного отдела Главного военно-технического управления генерал-майора Савримовича, члена артиллерийского комитета ГАУ полковника Федорова, делопроизводителя канцелярии военного министерства надворного советника Терне, офицера генерального штаба Кельчевского, военного атташе Великобритании полковника Нокса и представителей морского ведомства старшего лейтенанта Романова и лейтенанта Любомирова отбыла из Архангельска в Лондон.

Сразу же по выходу из Архангельска английский крейсер, на котором находилась миссия, подорвался на мине, и членам делегации пришлось ожидать нового корабля из Англии в бухте Иоканги. Во избежание повторения подобных сюрпризов новый корабль, на котором разместилась миссия, стали сопровождать три пары тральщиков. Каждая пара, из которых прочесывал в воде на разной глубине коридор шириной в 200 метров свободный от мин. А по выходу из Белого моря для избежание встречи с немецкими подводными лодками крейсер двинулся на север, следуя зигзагами меняя через 20 минут курс на 15 градусов [9.с.141]. В итоге дорога заняла значительное время, и миссия не смогла прибыть во время, к открытию конференции проведя в пути три недели. А между тем: «приезд миссии в Лондон ожидался с большим нетерпением съехавшимися представителями союзных стран» [1.л.13].

Необходимо отметить, что состав миссии был недостаточно авторитетен и подготовлен к решению большого количества сложных технических и хозяйственных вопросов [9.с.156]. Показательно, что во главе миссии стоял представитель морского ведомства, в то время как основная масса заказов касалось сухопутной армии.

Главная цель вице-адмирала А.И. Русина заключалась в размещении заграницей заказов на производство военного имущества так необходимого и царской армии и русской промышленности. Для этого миссия была снабжена ведомостью содержащей перечень необходимых заказов и закупок предметов военного и стратегического назначения до 1 января 1917 года. Ведомость была утверждена особым совещанием по обороне государства и состояла из 209 пунктов содержащих обширную номенклатуру необходимых России товаров. Не смотря на столь внушительное количество в первую очередь вице-адмиралу А.И. Русину необходимо было разместить заказы на винтовки, пулеметы и артиллерийские орудия крупного калибра.

Сама система размещения русских военных заказов за границей была достаточна громоздкой и запутанной. Отсутствие четкой системы и организации в деле распределения заказов за рубежом приводило к тому, что запросы и требования с нашей стороны поступали к Английскому и Французскому правительству без всякого плана и системы [1.л.15]. Поэтому наши союзники не могли составить полную и ясную картину наших потребностей в военном имуществе и оказать нам эффективную помощь и поддержку. Заказы на производство различных видов военного снаряжения и вооружения давались от различных ведомств и учреждений не зависимо друг от друга. В погоне за скорейшим размещением заказов наши властные органы зачастую не обладали полной и исчерпывающей информации о производственных возможностях, финансовом положении фирм взявших на себя обязательства в производстве тех или иных видов военного имущества. Пагубным являлось и то, что представители российских государственных органов имели весьма скудное представление либо вовсе не имели понятие о теории и практике договорного права и в силу этого не вникали в суть условий подписываемых контрактов. Поэтому не редки были случаи, когда фирмы брали заказы, которые они даже и не намеривались исполнять, так как заключенные контракты не предусматривали выплаты неустоек и заводы в итоге ни чем, ни рисковали [5.с.156]. Нашему Русскому правительственному комитету, в Лондоне отвечавшему за распределение заказов остро не хватало персонала и полномочий для контроля над этим процессом.

Сугубо военные заказы (оружие и боеприпасы) шли через особый комитет во главе с господином Винтура при военном министерстве Великобритании. Главным действующим лицом в этом комитете являлся полковник Эллершоу имевшим при себе трех офицеров, прекрасно владеющих русским языком и целый ряд других служащих, с помощью которых он вел переговоры с фирмами [1.л.56]. По отзывам председателя Русского правительственного комитета генерала Э.К. Гермониуса полковник Эллершоу добросовестно относился к возложенным на его плечи обязанностям: «ежедневно посвящая нам несколько часов, полковник Эллершоу помогает нам весьма существенно и с полной всегда готовностью» [3.л.84].

Остальные заказы, не относящиеся к военному имуществу, шли через специальную Комиссию по снабжению. Данная комиссия либо самостоятельно находило фирмы подрядчики, и улаживала все формальности связанные с заключением контракта, либо если фирма найдена членами Русского правительственного комитета, после юридической проверки контракта давала разрешение на заключения договора.

Остро стояла проблема с персоналом Русского правительственного комитета, которого явно не хватало для выполнения столь обширных функций. Членам правительственного комитета приходилось в буквальном смысле разрываться, выполняя несколько поручений одновременно. Так генерал Н.Т. Беляев отвечал за снабжение интендантским имуществом и сношения с Военным министерством Великобритании. При этом, не имея делопроизводителя, что особенно было неудобно в виду того, что деятельность полковника Н.Т Беляева требовала от него постоянной подвижности, и ему чрезвычайно трудно было вести всю письменную часть [8.л.58].

Главной целью вице-адмирала А.И. Русина являлся заказ как можно большего количества оружия и других предметов снабжения, необходимых для царской армии и промышленности. Что бы решить эту задачу, миссии необходимо было выяснить истинные возможности промышленности союзников в этом деле. С другой стороны для Английского и Французского правительств не менее важным являлось выяснения, как можно более определенных и точных потребностей Российской Империи в военном и другом имуществе. Поэтому при решении этого вопроса они возлагали большие надежды на миссию вице-адмирала А.И. Русина. Как Италия так в особенности и Россия являлись, главными потребительницами английского и французского рынка, и являлось особо важным возможно полно выяснить нужды этих стран и способы их удовлетворения [1.л.14].

Не менее важной задачей являлась координация совместных действий между странами Антанты в деле размещения военных заказов как в нейтральных странах так и особенно в США. Между Англией и Францией уже давно была налажена система обмена информацией о необходимых видах сырья и вооружения. Министры снабжения обоих стран регулярно встречались с целью полного обмена сведениями обо всех своих нуждах и потребностях в тех или иных предметах военного назначения. В случаях, когда необходимые предметы отсутствовали на внутренних рынках, страны предпринимали совместные действия с целью изыскания нужного имущества в нейтральных странах. Заказы в Америке, например, производились Францией и Англией совместно друг с другом и всякая конкуренция между ними, поэтому была исключена. К сожалению, с царским правительством такого рода взаимодействия налажено не было, и не редки были случаи конкуренции между союзными странами при размещении заказов. Поэтому поводу министр снабжения Франции А. Тома с горечью отмечал: « до сих пор мы сплошь и рядом занимались грабежом друг друга» [1.л.22].

Для предотвращения подобной пагубной практик на конференции было решено учредить специальное Центральное статистическое бюро, отвечающее за составление полного списка всех заказов помещенных странами согласия в нейтральных и союзных странах.

Кроме того, для обмена информацией и уточнения потребностей в военном и другом имуществе было решено каждые два месяца, созывать совещание министров снабжения. Принимая, во внимание опасность северного морского пути, от российской стороны был назначен постоянный представитель на всех подобных совещаниях полковник Николаев.

По вопросу о масштабах помощи, которую союзники могли оказать России и ее армии они в один голос отвечали, что в настоящий момент их промышленность еще не достигла максимального выпуска оружия и других предметов военного назначения и поэтому в первую очередь они снабжают собственные армии. Так А.Тома констатировал, что в руки неприятеля попали северные и северо-восточные области Франции, являющиеся центром военной промышленности. А министр вооружений Великобритании в своей пространной речи отмечал, что вместо 200000 тысяч солдат, которых необходимо было содержать до войны, теперь требуется снарядить и вооружить с ног до головы 2 млн. солдат. Поэтому Д. Лойд-Джордж откровенно заявил: « что наш первый долг – это забота о вооружении нашей армии и как бы велики не были нужды наших союзников, во многих случаях наши еще больше [1.л.20]. Таким образом, Англия и Франция дали понять вице-адмиралу А.И. Русину что, удовлетворяя те или иные потребности России в различных предметах снабжения им: «приходиться давать нам не из своего избытка, а отрывать от собственных своих нужд» [1.л.16].

Не смотря на столь резкую отповедь, данную союзниками вице-адмирал А.И. Русин надеялся, что ему все-таки удастся разместить большинство заказов. Особые надежды в этой связи он возлагал на содействие Д. Лойд- Джорджа, с которым у А.И. Русина сложились весьма не плохие отношения. По словам А.И. Русина в лице Д. Лойд-Джорджа: «мы встретили человека, вполне сочувствующего нашим интересам и ясно представляющего положение на нашем театре военных действий» [1.л.15].

Объем русских заказов согласно ведомости полученной вице-адмиралом А.И. Русиным был действительно огромен. Номенклатура необходимых заказов выходила далеко за рамки заказов обычного вооружения. Первые одиннадцать пунктов ведомости содержали заказы на артиллерийские орудия, пулеметы, винтовки и боеприпасы к ним. Русское правительство предполагало получить от союзников до 1 января 1917 г. 2700 артиллерийских орудий различных калибров, в том числе и осадной калибром 8 и 12 дюймов с полным комплектом боеприпасов. Следующим по объемам заказов шло стрелковое вооружение. Необходимо было добиться получения от союзников 1млн. винтовок и порядка 3млн. патронов к ним, а также 1млн. пистолетов с 250 тысячами патронов и 21300 пулеметов. Помимо этого русская армия остро нуждалась в большом количестве пороха, толуола, колючей проволоки общей массой в 8,5 млн. пудов. А также в средствах связи потребность, в которых исчислялось в размер 20 тыс. телефонных аппаратов и 300 тыс. верст телефонного кабеля. Тыловые службы действующей армии нуждались в 10 тыс. легковых и грузовых автомобилях и 15 тыс. велосипедов и мотоциклов. Для экипировки солдат требовалось закупить 3 млн. пар сапог 360 пудов подошвенной кожи 28 млн. ярдов сукна. Остальные пункты ведомости содержали заказы на медикаменты, авиа имущество и различные сорта стали. Причем в заявке не указывалось даже примерная сумма, в которую могло бы обойтись все заказанное имущество. Однако и без этого было ясно, что дело идет о миллиардных заказах, от успешного выполнения которых в большой мере зависела боеспособность армии [8.с.167].

Масштабы предполагаемых заказов произвели большое впечатление на союзников. В частности была отмечена громадность наших пожеланий в области тяжелой артиллерии и отмечена не выполнимость этих пожеланий в полном объеме. Поэтому в вопросе о заказах тяжелой артиллерии союзники согласились нам поставить 300 орудий. Из этого числа Англия согласилось передать России 8 и 6 дюймовые гаубицы в количестве 200 штук обоего калибра заказанных американской фирме Мидвель со сдачей с середины 1916 г. по шесть орудий в месяц [8.с.161]. В поставке же 12 дюймовых гаубиц России было отказано кроме десяти штук уже заказанных фирме Виккерс. Отказ английской стороной мотивировался тем что: «последние (сентябрьские) бои показали, что без большого числа орудий калибром в 6 дюймов и выше невозможно предпринять что-либо против фортификационных сооружений германцев на западном фронте» [9.с.23]. Вместо предполагавшегося заказа 1400 48-линейных гаубиц правительство Великобритании согласилось передать только 300 полевых 45-линейных гаубиц, а в получении 520 горных 3-дюймовых пушек было вовсе отказано. В отношении артиллерийских боеприпасов пришли к соглашению что на каждое орудие будет поставляется по тысяче снарядов[8.с.161].

А.И. Русин попытался поправить ситуацию с заказом артиллерийских орудий на встрече с лордом Г. Китчинером. Но из этой затеи ничего не вышло. Г. Китчинер не пошел навстречу пожеланиям А.И. Русина об увеличении отпуска патронов японского образца и артиллерийских орудий большого калибра. Более того, Г. Китчинер по словам А.И. Русина был неприятно поражен тем, что большое количество орудий (45-дюймовых гаубиц) очень необходимых английской армии уступлено нам. Немного подсластило горькую пилюлю обещание Французского правительства поставлять нам каждую третью изготовленную 42-линейную пушку.

Переговоры по поводу винтовок и боеприпасов к ним привели к следующим результатам. Французское правительство обязывалось поставить России 80 тыс. винтовок Кропачек, 480 тыс. Гра, 39 тыс. Лебеля с 375 тыс. патронов на каждую винтовку. Кроме того правительство Франции гарантировало ежемесячную поставку 4 млн. патронов к винтовкам Лебеля и до 30 млн. патронов к винтовкам Гра и Кропачек [8.с.162].

Английская сторона уступала 60 тыс. винтовок системы Арисака с 300 тыс. патронов на каждую обещав увеличить поставку винтовок до 150 тысяч. Кроме того, английское правительство уступало единовременно 30 млн. патронов для винтовок Арисака и обязывалась производить в Англии ежемесячно 45 млн. патронов в месяц для России [8.с.162]. Эта уступка была очень важна для России, так как количество японских винтовок в действующей армии было довольно большим.

Итальянское правительство передавало нам 500 тыс. винтовок Веттерли, из которых 300 тыс. уже были переданы и одновременно с ними 400 млн. патронов [8.с.161].

Размещение остальных заказов не встретило сколь либо серьезных затруднений за исключением, пожалуй, заказов пистолетов, быстрорежущей стали и ферровольфрама. Производство револьверов удалось разместить лишь в Испании и то всего на 100 тыс. вместо предполагаемого 1 млн. с 500 патронами на каждый пистолет [8.с.163]. Быстрорежущей стали, союзниками было отпущено 2500 тонн и 50 тонн ферровольфрама.

В результате вице-адмиралу А.И. Русину удалось разместить львиную долю заказов на предметы, перечисленные в ведомости. Принципиально важным являлось согласие союзников на увлечение поставок винтовочных патронов и немедленного отпуска и отгрузки винтовок. А отпущенные 300 гаубиц позволяли вооружить ими к весне 1916 года 25 корпусов. Не менее важным было и то, что приезд миссии помог разгрузить и переключить силы Русского правительственного комитета на решение других не менее важных вопросов. Поэтому и неудивительно, что в своем отчете для Особого совещания по обороне государства вице-адмирал А.И. Русин выражал удовлетворение итогами работы конференции, не приводя каких-либо критических замечаний относительно политики союзников в отношении России.

 

Неопубликованные источники:

1.                  Российский Государственный Военно-Исторический архив, Фонд 2003 (Управление генерал-квартирмейстера.), оп 1. д. 1735.

2.                  Российский Государственный Военно-Исторический архив, Фонд 16352 (Управление русского военного агента в Англии), оп 1. д. 6.

3.                  Российский Государственный Военно-Исторический архив, Фонд 2000 (Переписка Главного управления Генерального Штаба с военными агентами в Англии, США, Франции), оп. 1.д. 5389.

Исследования и мемуары:

1.                  Бьюкенен Дж. Воспоминания. Минск, Харвест, 2001. – 293 с.

2.                  Козлов Н. Очерк снабжения русской армии военно-техническим имуществом в Мировую войну. - М.-Л.: Воениздат. 1926. - Ч. 1. - 193 с.

3.                  Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. – М.-Л.: 2-е изд., Воениздат, 1930. - Т. 1 - 2

4.                  Нилланс Р. Генералы Великой войны. - М.: АСТ, 2005. - 895 с.

5.                  Сидоров А. Л. Борьба с кризисом вооружений русской армии в 1915-1916 годах // Исторические записки. - М.: 1945. - С.37-57.

6.                  Федоров В.Г. В поисках оружия. М.: Воениздат,1964. - 216 с.

moluch.ru

Какие страны были союзниками России в Первой мировой войне (metkere.com)

Война и мир, История Какие страны были союзниками России в Первой мировой войне

01.08.14 18:50 1910-е, Первая мировая война

Фотографии из архива РИА Новости.

Несколько архивных фотографий, напоминающих о том, кто был союзником Российской империи в Первой мировой войне. На первом снимке – российский император Николай II (третий справа) среди военных представителей союзных держав. Барон Риккель (Бельгия, слева), генерал Вильямс (Великобритания, второй слева), маркиз де Гиш (Франция, второй справа) и полковник Лондкиевич (Сербия, справа), сентябрь 1916 года.

Главнокомандующий французской армией генерал Жозеф Жоффр (в центре) награждает русского солдата часами в июле 1916 года:

По данным Фонда общественного мнения, которые приводит «Русская планета», две трети россиян (68%) не знают, какие страны были союзницами России в Первой мировой. Остальные опрошенные (32%) в ответ на уточняющий открытый вопрос называли по преимуществу страны, действительно находившиеся на одной стороне с Россией: более половины из них упомянули Великобританию и Францию (19 и 18% от всех опрошенных соответственно), многие – США (5%), некоторые – Сербию, Италию; иногда всплывал и термин «Антанта».

Россия вступила в Первую мировую войну ровно сто лет назад, 1 августа 1914 года.

В заключение – иллюстрация уже не про союзников: австрийский (слева) и русский (справа) солдаты обмениваются папиросами во время Первой мировой войны, 1917 год.

Понравилась заметка? Получайте еженедельный дайджест наших лучших материалов:

metkere.com

Украденная победа: как Россию лишили триумфа в Первой мировой войне

Россия сама виновата – она заключила с немцами сепаратный Брестский мир и перестала вести боевые действия. Но это не так: ещё в 1916 году император Николай II послал на помощь Франции экспедиционный корпус—  почти 50 тыс. солдат и офицеров. И русские солдаты мужественно сражались вместе с французами до последнего дня войны. Вот что писал маршал Фердинанд Фош, командовавший французской армией: «Если Франция не была стерта с карты Европы, то, в первую очередь, благодаря мужеству русских солдат». За героизм русские части даже получили звание «Легион чести».

«К концу войны Легион чести имел численность от полка до батальона, – говорит кандидат исторических наук Евгений Юркевич. – В 1915—1916 годах они носили русскую форму и имели французское снаряжение, но к концу 1918 года они уже носили не русскую, а французскую форму, с русским трехцветным шевроном. До ноября 1918 года, то есть до самого конца Первой мировой войны, русские солдаты воевали с немцами. Давайте не будем забывать об этом Легионе части».

Предательство союзников

Если что-то и погубило Россию в Первой мировой войне, то это верность союзникам. Николай II считал делом чести выполнение всех просьб Англии и Франции в борьбе с Германией. Ещё в первые месяцы войны германские войска разбивают французов и подходят вплотную к Парижу. Французы умоляют Николая II начать наступление на Восточном фронте, чтобы оттянуть на себя немецкие части. И русская армия, ещё не окончив мобилизацию, идёт в наступление.

Так называемая Восточно-Прусская операция, предпринятая Россией, спасла Париж. И так было в течение всей войны: как только наших доблестных союзников хорошенько прижмут, сразу раздаются крики: «Россия, спаси нас!». И Россия, верная союзническому долгу, приходила на помощь ценой сотен тысяч солдатских жизней. При этом сами союзники постоянно срывали поставки оружия и боеприпасов.

Уинстон Черчилль: «Хуже чем воевать вместе с союзниками может быть только одно – воевать без союзников».

«Когда у нас говорят о выходе России из Первой мировой войны, то всё время спекулируют на теме верности союзникам, – говорит доктор исторических наук Кирилл Назаренко. – Но хранить верность можно только тому, кто сам тебе верен. А наши союзники сразу же после падения монархии в России стали договариваться между собой, как бы им уменьшить аппетиты России. В декабре 1917 года они и вовсе договорились о разделе сфер влияния в России. Это при том, что Россия к тому времени ещё не заключила мир с Германией, и теоретически оставалась возможность того, что Россия останется в рядах Антанты. Но это не помешало нашим так называемым союзником – Англии и Франции – заключить соглашение о разделе сфер влияния в России».

Что предшествовало Февральской революции

В феврале 1917 года в России происходит Февральская революция. Верховный главнокомандующий – император Николай II – снимает с себя все полномочия по руководству армией и отрекается от престола.

За два месяца до этого происходят события, которые свидетельствуют о предательской роли Англии. В декабре 1916 года был зверски убит старец Григорий Распутин. Инициатором и одним из участников покушения был агент британской разведки Освальд Райнер. Британия очень боялась, что Распутин использует свое влияние на царскую семью и уговорит Николая II заключить сепаратный мир с немцами, после чего Россия выйдет из войны.

«Слухи о возможном мире с немцами имели под собой основания, – считает доктор исторических наук Владимир Фортунатов. – Я нашел документы, подтверждающие, что царица Александра Фёдоровна на протяжении всей войны оставалась в переписке со своими родственниками в Германии. При этом начальником контрразведки немецких вооруженных сил был родной брат Александры Фёдоровны. Просто на этом не все акцентируют внимание».

Тем не менее, накануне Февральской революции дела на фронте шли неплохо. Русская армия хорошо снабжалась снарядами, снаряжением и продовольствием. Она готовилась к весеннему наступлению, которое вместе с ударами союзников должно было поставить точку в войне. Но такой результат никак не устраивал наших заклятых друзей из туманного Альбиона. Ведь в таком случае союзникам пришлось бы отдать России всё, что она завоевала, а также обещанные проливы и Константинополь. Это никак не входило в намерения англичан. По их планам, Россия должна была быть полностью обескровлена и лишена всех плодов победы.

Евгений Юркевич: «Давайте зададимся вопросом, почему переворот в России произошел в конце февраля. Да потому, что перед английскими, американскими и французскими спецслужбами стояла четкая задача, которую надо было выполнить: лишить престола императора Николая II до 1 апреля 1917 года. То есть до дня перехода союзнических войск в общее наступление. Иначе Россия победила бы в войне, престиж Николая II стал бы чрезвычайно высоким, и союзникам пришлось бы очень многое потерять».

РСДРП, «пораженцы» и Ленин

Надо отметить, что не только союзники по Антанте виноваты в том, что Россия оказалась без победных дивидендов в Великой войне. С самого начала боевых действий единственной партией, которая выступала за поражение в войне, стала РСДРП. Сидя за границей, Ленин и Троцкий призывали большевиков вести пропаганду и не допускать побед русской армии. Большевики с гордостью носили имя «пораженцы», они считали, что поражение в войне ускорит начало мировой революции. Большевистские агитаторы активно пропагандировали свои идеи на фронте.

«В этот момент наши революционеры, будущие разрушители Российской империи, сидели в Лондоне, – говорит писатель, публицист Николай Стариков. – И когда Россия требовала их выдачи, то англичане их не выдавали. Вступив в союз с геополитическим противником, Россия вела себя крайне наивно. А надо было тормозить отправку солдат на Восточный фронт до тех пор, пока не будут выданы революционеры. Такой позиции не было. Позже Сталин, который прекрасно знал историю Первой мировой войны, занимал в отношении союзников во Второй мировой войне куда более жесткую позицию».

США: успеть вступить в войну накануне победы

В апреле 1917 года, когда поражение Германии стало неизбежным, в войну неожиданно вступили Северо-Американские Штаты. Американцы хорошо нажились на войне, продавая оружие и обмундирование. И только в последний момент, когда речь пошла о дележе пирога, вступили в войну.

«Президент США Вудро Вильсон чётко рассчитал время, когда нужно вступать в войну, – говорит писатель Александр Мясников. – В тот момент, когда скоро уже пора будет делить добычу. Вильсон объявляет набор в армию, но набирается всего несколько тысяч солдат. Это мало, и тогда он объявляет всеобщую мобилизацию. В результате практически 1 млн солдат и офицеров на кораблях переправляется во Францию, которая их радостно встречает. Правда, оказалось, что у ребят нет оружия…».

Между тем, страны Антанты уже готовились к последним боям.  В России даже пошили новую форму для парада победы в Берлине: знаменитые будёновки  и кожаные тужурки, которые стали символом красноармейцев и комиссаров, были изготовлены именно для этого случая.

Евгений Юркевич кандидат исторических наук: Россия не проиграла Первую мировую войну, она была выведена из нее на пороге победы, причём усилиями не только немцев и австрийцев, но и усилиями наших союзников, в том числе американцев и англичан. Первая мировая война – это не только борьба за колонии и земли. Главная цель этой войны, к сожалению, была достигнута: вывести Россию из числа великих мировых держав. Правда, к удивлению и ярости союзников, Россия оправилась после этой катастрофы и вернулась в число этих великих держав.

Развал русской армии и Керенский

После Февральской революции развал русской армии идет катастрофическими темпами. Большевики предпочитали митинги боевым действиям. Попытки временного правительства хоть как-то изменить ситуацию ни к чему не приводили. Для поддержания боевого духа Керенский даже отправляет на фронт женские батальоны смерти.  Впервые на позиции присылают артистические бригады, которые призваны убедить солдат воевать до победного конца. Но ничего не помогало. В армии процветало дезертирство. Число бежавших с фронта достигало 2 млн человек. Ситуация всё больше становилась неуправляемой.

Все то, что делал Керенский, приводило к катастрофическим последствиям для страны. Он действовал в интересах других государств. Не зря он потом спешно отплыл с американским миноносцем в Лондон и жил дальше в Великобритании и Штатах.

Провал летнего наступления 1917 года хорошо показал всю беспомощность Временного правительства. Этим и воспользовались большевики во главе с Лениным. Считается, что Россию из числа стран победительниц в Первой мировой войне вывело подписание большевиками Брестского мира в марте 1918 года. Но мало кто знает, что еще до Октябрьского переворота Временное правительство обсуждало вариант сепаратного мира с Германией и Австрией.

Всем известна знаменитая ленинская фраза, сказанная накануне Октябрьской революции: «Вчера было рано, завтра будет поздно». У многих возникает вопрос, почему Ленин так спешил с датой восстания? На этот вопрос отвечает в своих мемуарах Керенский. Он пишет, что на самом деле в этот момент Временное правительство получило предложение о заключении сепаратного мира. Это и стало причиной спешки.

Александр Мясников, писатель: «Почему Ленин бросился через весь город, начиненный патрулями, в Смольный? Да потому, что если бы Временное правительство заключило этот самый мир с Германией и Австрией, то смысл Октябрьской революции вообще бы пропадал. Уничтожение Временного правительства стало бы ненужным!».

В ноябре 1918 года закончилась Первая мировая война. Россия, которая вынесла все тяготы этой войны, которая потеряла больше всего солдат, и которая не раз спасала своих заклятых союзников, оказалась вычеркнутой из числа победителей. Как сказал президент России Владимир Владимирович Путин, это победа была украдена у страны. Украдена теми, кто призывал к поражению своего Отечества и  своей армии, кто рвался к власти, предавая национальные интересы.

nstarikov.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о