Сообщение о софокле – Софокл — краткая биография.

Софокл - краткая биография.

Софокл - выдающийся древнегреческий драматург, автор трагедий, один из трех (Эсхил, Еврипид, Софокл) знаменитейших литераторов античной эпохи. Появился на свет примерно в 496 г. до н. э. в Колоне, небольшом селении в нескольких километрах севернее Акрополя. Ему довелось появиться на свет в богатой семье, он получил прекрасное образование. Софокл был личностью разносторонне одаренной, изучал музыку под руководством знаменитого музыканта Лампра, демонстрировал прекрасные результаты на соревнованиях атлетов. Источники свидетельствуют, что молодой Софокл был чрезвычайно красив, возможно, именно по этой причине им был возглавлен юношеский хор после победы в Саламинской битве (480 г. до н. э.), исполнявший благодарственные гимны богам.

В 468 г. до н. э. Софокл дебютировал на литературных состязаниях поэтов, причем сразу же стал победителем, отвоевав приз у выдающегося Эсхила. К Софоклу пришла слава, которая не покидала его до конца жизни. Известно, что он регулярно принимал участие в соревнованиях афинских драматургов, более двух десятков раз становился победителем, многократно - «серебряным призером», и ни разу его пьесы не удостаивались третьего, последнего, места. Считается, что Софокл написал более сотен пьес, и написание трагедий являлось главным занятием его жизни.

Тем не менее он получил известность у современников не только в качестве драматурга. Будучи активным участником общественной жизни Афин, он занимал различные должности. Не исключено, что в 1443-1442 гг. до н. э. входил в коллегию казначеев Афинского союза. Во время Самосской войны в 44 г. до н. э. Софокл был избран в десятку стратегов, возглавлявших карательную экспедицию. Скорее всего, в качестве стратега он побывал еще два раза; входил в число лиц, приближенных к афинскому стратегу Периклу. В сложный для Афин период (после неудачной экспедиции в 413 г. до н. э. на Сицилию) Софокл вошел в десятку пробулов, которым вверялась судьба полиса. В воспоминаниях современников Софокл остался весьма благочестивым человеком, основавшим святилище Геракла. При этом он был общителен, жизнерадостен, хотя и прославился сочинением трагических произведений.

До нашего времени сохранилось целиком семь трагедий, которые специалисты относят к позднему периоду биографии Софокла; среди них знаменитые «Эдип», «Антигона», «Электра», «Деянира» и др. Древнегреческому драматургу принадлежит заслуга введения ряда новшеств в постановку трагедий. В частности, он увеличил до трех число играющих актеров, усовершенствовал бутафорскую сторону представления. В то же время изменения коснулись не только технической стороны: трагедии Софокла с точки зрения содержания, посыла приобрели более «человеческое» лицо даже в сравнении с творчеством Эсхила.

Скончавшийся в преклонном возрасте около 406 г до н. э. Софокл после кончины был обожествлен, в знак его памяти в Афинах был сооружен жертвенник.

www.wisdoms.one

Софокл : краткая биография

Краткая биография

Софокл - выдающийся древнегреческий драматург, автор трагедий, один из трех (Эсхил, Еврипид, Софокл) знаменитейших литераторов античной эпохи. Появился на свет примерно в 496 г. до н. э. в Колоне, небольшом селении в нескольких километрах севернее Акрополя. Ему довелось появиться на свет в богатой семье, он получил прекрасное образование. Софокл был личностью разносторонне одаренной, изучал музыку под руководством знаменитого музыканта Лампра, демонстрировал прекрасные результаты на соревнованиях атлетов. Источники свидетельствуют, что молодой Софокл был чрезвычайно красив, возможно, именно по этой причине им был возглавлен юношеский хор после победы в Саламинской битве (480 г. до н. э.), исполнявший благодарственные гимны богам.

В 468 г. до н. э. Софокл дебютировал на литературных состязаниях поэтов, причем сразу же стал победителем, отвоевав приз у выдающегося Эсхила. К Софоклу пришла слава, которая не покидала его до конца жизни. Известно, что он регулярно принимал участие в соревнованиях афинских драматургов, более двух десятков раз становился победителем, многократно - «серебряным призером», и ни разу его пьесы не удостаивались третьего, последнего, места. Считается, что Софокл написал более сотен пьес, и написание трагедий являлось главным занятием его жизни.

Тем не менее он получил известность у современников не только в качестве драматурга. Будучи активным участником общественной жизни Афин, он занимал различные должности. Не исключено, что в 1443-1442 гг. до н. э. входил в коллегию казначеев Афинского союза. Во время Самосской войны в 44 г. до н. э. Софокл был избран в десятку стратегов, возглавлявших карательную экспедицию. Скорее всего, в качестве стратега он побывал еще два раза; входил в число лиц, приближенных к афинскому стратегу Периклу. В сложный для Афин период (после неудачной экспедиции в 413 г. до н. э. на Сицилию) Софокл вошел в десятку пробулов, которым вверялась судьба полиса. В воспоминаниях современников Софокл остался весьма благочестивым человеком, основавшим святилище Геракла. При этом он был общителен, жизнерадостен, хотя и прославился сочинением трагических произведений.

До нашего времени сохранилось целиком семь трагедий, которые специалисты относят к позднему периоду биографии Софокла; среди них знаменитые «Эдип», «Антигона», «Электра», «Деянира» и др. Древнегреческому драматургу принадлежит заслуга введения ряда новшеств в постановку трагедий. В частности, он увеличил до трех число играющих актеров, усовершенствовал бутафорскую сторону представления. В то же время изменения коснулись не только технической стороны: трагедии Софокла с точки зрения содержания, посыла приобрели более «человеческое» лицо даже в сравнении с творчеством Эсхила.

Скончавшийся в преклонном возрасте около 406 г до н. э. Софокл после кончины был обожествлен, в знак его памяти в Афинах был сооружен жертвенник.

Биография из Википедии

Софо́кл (др.-греч. Σοφοκλῆς, 496/5 — 406 до н. э.) — афинский драматург, трагик.

Родился в 495 году до н. э., в афинском предместье Колон. Место своего рождения, издавна прославленное святынями и алтарями Посейдона, Афины, Евменид, Деметры, Прометея, поэт воспел в трагедии «Эдип в Колоне». Происходил из обеспеченной семьи Софилла, получил хорошее образование.

Софокл

После Саламинской битвы (480 год до н. э.) участвовал в народном празднике как руководитель хора. Дважды был избран на должность стратега и один раз исполнял обязанности члена коллегии, ведавшей союзной казной. Афиняне выбрали Софокла в стратеги в 440 году до н. э. во время Самосской войны под впечатлением его трагедии «Антигона», постановка которой на сцену относится, таким образом, к 441 году до н. э.

Главным его занятием было составление трагедий для афинского театра. Первая тетралогия, поставленная Софоклом в 469 году до н. э., доставила ему победу над Эсхилом и открыла собой ряд побед, одержанных на сцене в состязаниях с другими трагиками. Критик Аристофан Византийский приписывал Софоклу 123 трагедии (в том числе и Антигона).

Статуэтка, изображающая поэта, возможно, Софокла

Софокл отличался весёлым, общительным характером, не чуждался радостей жизни, как видно из слов некоего Кефала в Платоновом «Государстве» (I, 3). Был близко знаком с историком Геродотом. Умер Софокл на 90-м году жизни, в 405 году до н. э. в городе Афины. Горожане соорудили ему жертвенник и ежегодно чествовали как героя.

Сын Софокла — Иофон сам стал афинским трагиком.

Изменения в постановке действия

Сообразно успехам, какими трагедия была обязана Софоклу, им сделаны нововведения в сценической постановке пьес. Так, он увеличил число актёров до трёх, а число хоревтов с 12 до 15, сократив в то же время хоровые части трагедии, усовершенствовал декорации, маски, вообще бутафорскую сторону театра, внёс перемену в постановку трагедий в виде тетралогий, хотя не известно в точности, в чём эта перемена состояла. Наконец, он же ввёл в употребление расписные декорации. Все перемены имели целью сообщить ходу драмы на сцене больше движения, усилить иллюзию зрителей и впечатление, получаемое от трагедии. Сохраняя за представлением характер чествования божества, священнослужения, каким была трагедия первоначально, по самому происхождению своему из культа Диониса, Софокл очеловечил его гораздо больше, нежели Эсхил. Очеловечение легендарного и мифического мира богов и героев последовало неизбежно, как только поэт сосредоточил своё внимание на более глубоком анализе душевных состояний героев, которые были известны публике до сих пор лишь по внешним превратностям их земной жизни. Изобразить душевный мир полубогов возможно было не иначе, как чертами простых смертных. Начало такому обращению с легендарным материалом положено было отцом трагедии, Эсхилом: достаточно напомнить созданные им образы Прометея или Ореста; Софокл пошёл дальше по следам предшественника.

Характерные черты драматургии

Софокл любил сталкивать между собой героев с разными жизненными принципами (Креонт и Антигона, Одиссей и Неоптолем и др.) или противопоставлять друг другу людей с одинаковыми взглядами, но с разными характерами — для подчеркивания силы характера одного при его столкновении с другим, слабохарактерным (Антигона и Исмена, Электра и Хрисофемида). Он любит и умеет изображать перепады в настроении героев — переход от высшего накала страстей к состоянию упадка сил, когда человек приходит к горькому осознанию своей слабости и беспомощности. Этот перелом можно наблюдать и у Эдипа в финале трагедии «Царь Эдип», и у Креонта, узнавшего о смерти жены и сына, и у приходящего в сознание Аякса (в трагедии «Аякс»). Для трагедий Софокла характерны редкие по мастерству диалоги, динамичность действия, естественность в развязывании сложных драматических узлов.

Сюжеты трагедий

Едва ли не во всех дошедших до нас трагедиях не череда положений или внешних событий приковывает к себе внимание зрителей, но последовательность душевных состояний, переживаемых героями под влиянием отношений, сразу ясно и окончательно поставленных в трагедии. Содержанием «Эдипа» служит один момент из внутренней жизни героя: обнаружение преступлений, им совершенных, до начала трагедии.

В «Антигоне» действие трагедии начинается с того момента, как царское запрещение хоронить Полиника объявлено фиванцам через глашатая, и Антигона бесповоротно решила это запрещение нарушить. В обеих трагедиях зритель следит за развитием мотивов, намеченных в самом начале драмы, и внешняя развязка той или другой драмы могла быть легко предугадана зрителем. Каких-либо неожиданностей, запутанных осложнений автором не вводится в трагедию. Но при этом Софокл даёт нам не отвлечённые воплощения той или другой страсти или склонности; герои его — живые люди с присущими человеческой природе слабостями, со знакомыми каждому чувствами, отсюда неизбежные колебания, ошибки, преступления и т. д. Участвующие в действии прочие лица наделены каждое индивидуальными чертами.

В «Эанте» душевное состояние героя определено событием, предшествующим действию трагедии, и то, что составляет её содержание, это — решимость Эанта на самоубийство, когда он почувствовал весь позор деяния, совершенного им в состоянии безумия.

Особенно ярким образчиком манеры поэта служит «Электра». Матереубийство предрешено Аполлоном, и исполнитель его должен явиться в лице сына преступной Клитемнестры, Ореста; но героиней трагедии избрана Электра; она приходит к решению, согласному с божеской волей, независимо от оракула, глубоко оскорбленная в своём дочернем чувстве поведением матери. То же самое мы видим в «Филоктете» и «Трахинянках». Выбор подобных сюжетов и подобная разработка основных тем сокращали роль сверхъестественных факторов, божеств или судьбы: места для них остается мало; с легендарных героев почти снимается печать сверхчеловечности, какая отличала их в первоначальных о них сказаниях. Как Сократ свёл философию с неба на землю, так трагики раньше его низвели полубогов с их пьедесталов, а богов устранили от непосредственного вмешательства в людские отношения, оставив за ними роль верховных руководителей судеб человека. Катастрофа, постигающая героя, достаточно подготовлена его личными качествами в зависимости от окружающих условий; но когда катастрофа разразилась, зрителю даётся понять, что она согласна с волей богов, с требованиями высшей правды, с божеским определением, и последовала в назидание смертным за вину самого героя, как в «Эанте», или его предков, как в «Эдипе» или «Антигоне». Вместе с отдалением от людской суеты, от людских страстей и столкновений, божества становятся более спиритуалистическими, а человек более свободным в своих решениях и поступках и более за них ответственным. С другой стороны, приговор о виновности человека ставится в зависимость от его побуждений, от степени его сознательности и преднамеренности. В самом себе, в собственном сознании и совести герой носит или осуждение, или оправдание себе, и требование совести совпадает с приговором богов, хотя бы оно оказывалось в явном противоречии и с положительным законом, и с исконными верованиями. Эдип — сын преступного отца, и он повинен терпеть кару за вину родителя; и отцеубийство, и кровосмешение с матерью предустановлены божеством и предсказаны ему оракулом. Но он лично, по своим собственным качествам, не заслуживает столь тяжкой доли; преступления совершены им в неведении, и к тому же искуплены рядом унижений и душевных испытаний. И этот самый Эдип снискивает себе милостивое участие богов; он получает не только полное прощение, но и славу праведника, удостоенного приобщиться к сонму богов. К тому же дому, запятнанному злодеяниями, принадлежит Антигона; она нарушает царскую волю и за то осуждена на казнь. Но она нарушила закон из чистого побуждения, желая облегчить участь умершего брата, и без того несчастного, и убежденная в том, что её решение будет угодно богам, что оно согласуется с их установлениями, существующими от века и более обязательными для людей, нежели какие бы то ни было законы, людьми придуманные. Антигона гибнет, но как жертва заблуждения Креонта, менее чуткого к требованию человеческой природы. Она, погибшая, оставляет по себе память достойнейшей женщины; её великодушие, правота её оценены после смерти всеми фиванскими гражданами, засвидетельствованы воочию богами и раскаянием самого Креонта. В глазах не одних греков смерть Антигоны стоит той жизни, на какую обречена сестра её Исмена, из страха смерти уклонившаяся от участия в исполнении лежащего на ней долга, и ещё в большей мере стоит той жизни, какую осуждён влачить Креонт, не находящий себе поддержки и оправдания ни в окружающих, ни в собственной совести, по своей вине потерявший всех близких ему и дорогих, под бременем проклятия любимой супруги, из-за него же погибшей. Так воспользовался поэт именами и положениями, созданными задолго до него в ином настроении, для иных целей народной фантазией и поэтами. В рассказы о громких подвигах героев, действовавшие на воображение многих поколений, о чудесных приключениях с полубогами, он вдохнул новую жизнь, понятную его современникам и последующим поколениям, силой своей наблюдательности и художественного гения вызвал к деятельному проявлению глубочайшие душевные эмоции и возбуждал в своих современниках новые мысли и вопросы.

Как новизной и смелостью вопросов, поднимаемых автором, так ещё больше склонностью афинян к диалектике, объясняется общая особенность софокловых трагедий по сравнению с новой драмой, а именно: основная тема трагедии развивается в словесном состязании между двумя противниками, причём каждая сторона доводит защищаемое ею положение до его крайних последствий, отстаивая своё право; благодаря этому, пока состязание длится, читатель получает впечатление как бы относительной только справедливости или ошибочности того и другого положения; обыкновенно стороны расходятся, выяснивши многие подробности спорного вопроса, но не предлагая постороннему свидетелю готового заключения. Это последнее должно быть извлечено читателем или зрителем из всего хода драмы. Вот почему в новой филологической литературе существуют многочисленные и разноречивые попытки ответить на вопрос: как смотрит на предмет спора сам поэт, за какой из состязающихся сторон следует вместе с поэтом признавать перевес правды или всю правду; прав ли Креонт, запрещающий хоронить останки Полиника, или права Антигона, вопреки царскому запрещению совершающая обряд погребения над телом брата? Виновен ли, или не виновен Эдип в содеянных им преступлениях, и следовательно заслужено ли бедствие, его постигающее? и т. п. Однако, герои Софокла не только состязаются, они переживают на сцене тяжёлые душевные муки от постигающих их бедствий и только находят себе облегчение от страданий в сознании правоты своей, или того, что преступление их совершено по неведению или предопределено богами. Сцены, исполненные глубокого пафоса, захватывающие и нового читателя, имеются во всех уцелевших трагедиях Софокла, и нет в этих сценах ни напыщенности, ни риторики. Таковы великолепные плачи Деяниры, Антигоны, Эанта перед смертью, Филоктета, обманом попавшего в руки злейших врагов, Эдипа, убедившегося в том, что он сам — тот нечестивец, который накликал на фиванскую землю гнев богов. Этим соединением в одном и том же лице высокого героизма, когда необходимо защитить попираемую правду или совершить славный подвиг, и нежной чувствительности к обрушившемуся бедствию, когда долг уже исполнен или роковая ошибка непоправима, этим соединением Софокл достигает высшего эффекта, вскрывая в своих величавых образах черты, которые роднят их с обыкновенными людьми и вызывают к ним больше участия.


До нас дошло семь трагедий Софокла, из которых по содержанию три принадлежат фиванскому циклу сказаний: «Эдип», «Эдип в Колоне» и «Антигона»; одна к Гераклову циклу — «Деянира», и три к троянскому: «Эант», наиболее ранняя из трагедий Софокла, «Электра» и «Филоктет». Кроме того, у разных писателей сохранилось около 1000 фрагментов. Кроме трагедий, древность приписывала Софоклу элегии, пеаны и прозаическое рассуждение о хоре.

В основу «Трахинянок» легло сказание о Деянире. Томление любящей женщины в ожидании супруга, муки ревности и безысходная скорбь Деяниры при известии о страданиях отравленного Геракла составляют главное содержание «Трахинянок».

В «Филоктете», поставленном на сцену в 409 году до н. э., поэт с изумительным искусством развивает трагическое положение, созданное коллизией трёх различных характеров: Филоктета, Одиссея и Неоптолема. Действие трагедии относится к десятому году троянской войны, а местом действия служит остров Лемнос, где греки ещё на пути под Трою покинули фессалийского вождя Филоктета после того, как на Хрисе он был укушен ядовитой змеей, а полученная от укуса рана, распространяя зловоние, сделала его неспособным к участию в военном деле. Покинут он по совету Одиссея. Одинокий, забытый всеми, нестерпимо страдающий от раны, Филоктет добывает себе жалкое пропитание охотой: он искусно владеет доставшимся ему луком и стрелами Геракла. Однако, по словам оракула, Троя может быть взята греками не иначе, как при помощи этого чудесного лука. Тогда только греки вспоминают о несчастном страдальце, а Одиссей берет на себя труд доставить во что бы то ни стало Филоктета под Трою или по крайней мере завладеть его оружием. Но он знает, что Филоктет ненавидит его, как своего злейшего врага, что ему самому никогда не удастся склонить Филоктета к примирению с греками или силой овладеть им, что нужно будет действовать хитростью и обманом, и орудием своего замысла он избирает юношу Неоптолема, не участвовавшего в обиде, к тому же сына Ахилла, любимца Филоктета. Греческое судно уже пристало к Лемносу, и греки высадились на берег. Перед зрителем открывается пещера, убогое жилище славного героя, затем и сам герой, измученный болезнью, одиночеством и лишениями: постель его — древесные листья на голой земле, тут же деревянный кувшин для питья, огниво и замаранные кровью и гноем рубища. Благородный юноша и сопровождающий его хор сподвижников Ахилла глубоко тронуты видом несчастного. Но Неоптолем связал себя словом, данным Одиссею, овладеть Филоктетом при помощи лжи и обмана, и обещание своё он выполнит. Но если жалкий вид страдальца вызывает участие в юноше, то полное доверие, любовь и ласка, с какими относится к нему старик Филоктет с первого момента и отдаёт ему себя в руки, от него единственного ожидая конца своим мучениям, повергают Неоптолема в тяжёлую борьбу с самим собой. Но в то же время Филоктет непреклонен: он не может простить грекам обиды, ему нанесённой; он ни за что не пойдет под Трою, не поможет грекам победоносно окончить войну; он возвратится домой, и Неоптолем отвезет его в родную дорогую землю. Только мысль о родине давала ему силы нести бремя жизни. Природа Неоптолема возмущается против обманных коварных действий, и только личное вмешательство Одиссея делает его обладателем оружия Филоктета: доверием старца пользуется юноша для того, чтобы погубить его. Наконец, все соображения о необходимости для славы греков добыть оружие Геракла, о том, что он связал себя обещанием перед Одиссеем, о том, что не Филоктет, а он, Неоптолем, будет с этого времени врагом греков, уступают в юноше голосу его совести, возмущающейся против обмана и насилия. Он возвращает лук, приобретает снова доверие и готов сопровождать Филоктета на родину. Только появление Геракла на сцене (deus ex machina) и его напоминание, что Зевс и Судьба повелевают Филоктету отправиться под Трою и помочь грекам довершить начатую борьбу, склоняют героя (и вместе с ним Неоптолема) следовать за греками. Главное действующее лицо трагедии — Неоптолем. Если Антигона по требованию своей совести считает для себя обязательным нарушить волю царя, то по тому же самому побуждению Неоптолем идёт дальше: он нарушает данное обещание и отказывается путём коварства против доверившегося ему Филоктета действовать в интересах всего греческого войска. Ни в одной из своих трагедий поэт не выступал с такой силой за право человека согласовать своё поведение с понятием высшей правды, хотя бы оно противоречило самым хитрым умствованиям (греч. άλλ ? εί δικαια τών σοφών κρείσσω τάδε). Важно, что сочувствие поэта и зрителей к великодушному и правдивому юноше неоспоримо, тогда как коварный и неразборчивый на средства Одиссей рисуется в самом непривлекательном виде. Правилу, что целью оправдываются средства, произносится в этой трагедии решительное осуждение.

В «Эанте» завязка драмы в том, что спор между Эантом (Аяксом) и Одиссеем из-за вооружения Ахилла решен ахейцами в пользу последнего. Он поклялся было отмстить прежде всего Одиссею и Атридам, но Афина, заступница ахейцев, лишает его рассудка, и он в исступлении принимает домашних животных за врагов своих и избивает их. Рассудок вернулся к Эанту, и герой чувствует себя тяжко опозоренным. С этого момента начинается трагедия, заканчиваясь самоубийством героя, которому предшествует знаменитый монолог Эанта, прощание его с жизнью и её радостями. Между Атридами и единокровным братом Эанта Тевкром возгорается спор. Хоронить ли останки умершего, или покинуть их на жертву псам, спор, который решается в пользу погребения.

Этика

Что касается религиозно-этических воззрений, проводимых в трагедиях Софокла, то они мало отличаются от Эсхиловых; преобладающая особенность их — спиритуализм, по сравнению с теми представлениями о богах, какие были унаследованы от творцов греческой теологии и теогонии, от древнейших поэтов. Зевс — всевидящее, всесильное божество, верховный владыка мира, устроитель и распорядитель. Судьба не возвышается над Зевсом, скорее она тождественна с его определениями. Будущее в руках одного Зевса, но человеку не дано постигать божеские решения. Совершившийся факт служит показателем божеского соизволения. Человек — существо слабое, обязанное покорно переносить посылаемые богами бедствия. Бессилие человека ввиду непроницаемости божеских предопределений тем полнее, что изречения оракулов и гадателей бывают часто двусмысленны, темны, иногда ошибочны и лживы, и кроме того, человек склонен к заблуждению. Божество Софокла гораздо более мстительное и карающее, нежели предохраняющее или спасительное. Боги наделяют человека разумом от рождения, но они же попускают грех или преступление, иногда ниспосылают помрачение рассудка на того, кого решили покарать, но от этого мера наказания виновного и его потомков не смягчается. Хотя таковы преобладающие отношения богов к человеку, но есть случаи, когда боги проявляют своё милосердие к невольным страдальцам: на этом последнем представлении построена вся трагедия «Эдип у Колона»; точно также Орест, матереубийца, находит защиту от мести Эриний в Афине и Зевсе. Намерение Деяниры, когда она посылала праздничное одеяние любимому супругу, хор называет честным и похвальным, и Гилл оправдывает мать перед Гераклом. Словом, устанавливается разница между вольным и невольным прегрешением, принимаются во внимание побуждения виновного. Этим способом, нередко в определённых выражениях, отмечена несообразность божеской мстительности, распространяемой на весь род виновного, если страдалец по своим личным качествам не склонен к преступлению. Вот почему Зевс иногда называется сострадательным, разрешителем печалей, отвратителем несчастий, спасительным, как и другие божества. Спиритуалистическое божество гораздо больше, нежели у Эсхила, удалено от человека; собственные его наклонности, намерения и цели получают гораздо больший простор. Обыкновенно герои Софокла наделены такими личными свойствами и поставлены в такие условия, что каждый шаг их, каждый момент драмы достаточно мотивированы чисто естественными причинами. Все случающееся с героями изображается Софоклом как ряд законообразных явлений, находящихся в причинной связи между собой или по крайней мере в возможной, вполне вероятной последовательности. Трагедия у Софокла носит более светский характер, нежели у Эсхила, как можно судить по обработке одного и того же сюжета у двух поэтов: «Электре» Софокла соответствуют эсхиловы «Девушки, несущие возлияния» («Хоэфоры»), а трагедия «Филоктет» была с тем же именем и у Эсхила; эта последняя не дошла до нас, но мы имеем сравнительную оценку двух трагедий у Диона Хрисостома, который отдаёт предпочтение Софоклу перед Эсхилом. Не сын, как у Эсхила, но дочь — главное действующее лицо в софокловой «Электре». Она — постоянная свидетельница поругания над родным домом славного Агамемнона порочной матерью; она сама непрестанно подвергается обидам от матери и её незаконного сожителя и соучастника в злодеянии, она для самой себя ждет насильственной смерти от рук, запятнанных кровью великого родителя. Всех этих мотивов вместе с любовью и благоговением к убитому отцу достаточно для того, чтобы Электра приняла твёрдое решение отмстить виновным; вмешательством божества ничего не изменяется и не прибавляется для внутреннего развития драмы. Клитемнестра у Эсхила — справедливо карающая Агамемнона за Ифигению, у Софокла сладострастная, наглая женщина, жестокая до беспощадности к родным детям, готовая насилием освободиться от них. Она поминутно оскорбляет дорогую память отца Электры, низводит её на положение рабыни в родительском доме, поносит её за спасение Ореста; она молится Аполлону о гибели сына, открыто торжествует при известии о его гибели, и только ждет Эгисфа, чтобы покончить с ненавистной дочерью, смущающей её совесть. Религиозный элемент драмы значительно ослаблен; мифологическая или легендарная фабула получала значение только исходного пункта или тех пределов, в которых совершалось внешнее событие; данные личного опыта, сравнительно богатый запас наблюдений над человеческой природой обогатили трагедию психическими мотивами и сблизили её с действительной жизнью. Согласно со всем этим сократилась роль хора, выразителя общих суждений о ходе драматического события в смысле религии и общепринятой морали; он более органически, нежели у Эсхила, входит в круг исполнителей трагедии, как бы превращаясь в четвёртого актёра.

Как пишет Аристотель в «Поэтике» — Софокл показывал людей такими, какими они должны быть.

Главным источником для биографии Софокла служит безымянное жизнеописание, обыкновенно помещаемое в изданиях его трагедий. Важнейший список трагедий Софокла хранится в лавренцианской библиотеке во Флоренции: С. Laurentianus, XXXII, 9, относится к Х или XI в.; все прочие имеющиеся в различных библиотеках списки представляют копии с этого списка, за исключением, может быть, другого флорентийского списка XIV в. № 2725, в той же библиотеке. Со времени В. Диндорфа первый список обозначается буквой L, второй — G. Лучшие схолии извлечены также из списка L. Лучшие редакции схолий принадлежат Диндорфу (Оксфорд, 1852) и Папагеоргиосу (1888). Впервые трагедии изданы Альдами в Венеции, 1502 г. С середины XVI в. и до конца XVIII в. господствующей редакцией было парижское издание Турнеба. Брунк (1786—1789) восстановил преимущество редакции Альдов. Наибольшие услуги критике текста и объяснению трагедий оказаны В. Диндорфом (Оксфорд, 1832—1849, 1860), Вундером (Л., 1831-78), Шнейдевином, Турнье, Науком, а также Кэмпбеллем, Линвудом, Джебом.

В честь Софокла назван кратер на Меркурии.

Сохранившиеся пьесы

  • «Трахинянки» (ок. 450—435 до н. э.)
  • «Аякс» («Эант», «Биченосец») (между сер.450-х и сер.440-х до н. э.)
  • «Антигона» (ок. 442—441 до н. э.)
  • «Царь Эдип» («Эдип-тиран») (ок. 429—426 до н. э.)
  • «Электра» (ок. 415 до н. э.)
  • «Филоктет» (404 до н. э.)
  • «Эдип в Колоне» (406 до н. э., постановка: 401 до н. э.)
  • «Следопыты»

Утраченные и сохранившиеся фрагментарно пьесы

  • Акрисий
  • Aleadai
  • Александр
  • Алкмеон
  • Амик
  • Амфиарай
  • Амфитрион
  • Андромеда
  • Antenoridai
  • Атрей
  • Афамант А
  • Афамант В
  • Achaion Syllogos
  • Achileos Erastai
  • Aias Lokros
  • Геракл
  • Herakleiskos
  • Гермиона
  • Hybris
  • Hydrophoroi
  • Гиппоной
  • Даная
  • Дедал
  • Dionysiskos
  • Dolopes
  • Евриал
  • Еврипил
  • Helenes Apaitesis
  • Helenes Arpage
  • Helenes Gamos
  • Иксион
  • Инах
  • Иобат
  • Ион
  • Ифигения
  • Ификл
  • Ichneutai
  • Kamikoi
  • Кедалион
  • Кербер
  • Клитемнестра
  • Колхидянки
  • Kophoi
  • Креуса
  • Krisis
  • Лаконянки
  • Лаокоон
  • Larisaioi
  • Lemniai
  • Манто
  • Мелеагр
  • Минос
  • Mysoi
  • Momos
  • Музы
  • Навплий возжигатель
  • Навплий приплывающий
  • Навсикая
  • Ниоба
  • Niptra
  • Одиссей безумствующий
  • Одиссей, поражённый шипом
  • Оиклей
  • Омовение
  • Паламед
  • Пандора
  • Пелей
  • Poimenes
  • Поликсена
  • Приам
  • Прокрида
  • Rizotomoi
  • Салмоней
  • Сизиф
  • Skyrioi
  • Syndeipnoi
  • Сотрапезники
  • Синон
  • Скифы
  • Тантал
  • Тевкр
  • Телеф
  • Telepheia
  • Терей
  • Тимпанисты
  • Тиндарей
  • Тиро А
  • Тиро В
  • Триптолем (468 год до н. э.)
  • Троил
  • Фамирид
  • Феаки
  • Федра
  • Феникс
  • Фиест
  • Финей А
  • Финей В
  • Фригиянки
  • Фрикс
  • Фтиотийцы
  • Хрис
  • Эвмел
  • Эгей
  • Эномай
  • Эпигоны
  • Epi Tainaroi / Epitainarioi
  • Эригона
  • Эрифила
  • Aithiopes
  • Aichmalotides

worldofaphorism.ru

Cофокл краткая биография | Kratkoe.com

Cофокл краткая биография афинского драматурга, трагика изложена в этой статье.

Cофокл краткая биография

Родился Софокл примерно в 496 г. до н. э. в Колоне, небольшом селении в нескольких километрах севернее Акрополя.

Софокл из зажиточной семьи и получил хорошее образование. Он отличался веселым, общительным характером, не чуждался радостей жизни.

После Саламинской битвы (480 год до н. э.) участвовал в народном празднике как руководитель хора. Дважды был избран на должность стратега и один раз исполнял обязанности члена коллегии, ведавшей союзной казной. Афиняне выбрали Софокла в стратеги в 440 году до н. э.

В 468 г. до н. э. Софокл дебютировал на литературных состязаниях поэтов, причем сразу же стал победителем, отвоевав приз у выдающегося Эсхила. К Софоклу пришла слава, которая не покидала его до конца жизни.

Главным его занятием было составление трагедий для афинского театра. Античные литературоведы приписывали около 130 трагедий.

До нашего времени сохранилось целиком семь трагедий, среди них знаменитые «Эдип», «Антигона», «Электра», «Деянира» и др.

Древнегреческому драматургу принадлежит заслуга введения ряда новшеств в постановку трагедий:

  • он увеличил до трех число играющих актеров,
  • усовершенствовал бутафорскую сторону представления.
  • В то же время изменения коснулись не только технической стороны: трагедии Софокла с точки зрения содержания, посыла приобрели более «человеческое» лицо даже в сравнении с творчеством Эсхила.

Софокл умер на 90-м году жизни (406 г. до Р. Х.).

kratkoe.com

Софокл биография, творчество, цитаты | ReadCafe

Софокл (496-406 гг. до н. э.) — античный драматург трагик.

Основные произведения: «Аякс» (442 г. до н. э.), «Антигона» (441 г. до н. э.), «Трахинянки» (дата написания неизвестна), «Филоктет». В краткой биографии Софокла, которая представлена на этой странице, мы собрали основные факты о жизни и творчестве драматурга Софокла.

Родился в предместье Афин — Колоне в состоятельной семье. Получил хорошее музыкальное образование, с чем связаны его творческие новшества (использование хоров, сольных песен и тому подобное; трактат о хоре). Это во многом повлияло на то, как сложилась биография Софокла. Ему принадлежит слава реформатора древнегреческого театра. Софокл не только увлекался театром, но и был активным политическим деятелем, патриотом своей родины. Занимал государственные и военные должности. Был близок к кругам Перикла. Как драматург выступил в 468 г. до н. э. За свою жизнь Софокл создал более 100 трагедий. В начале XX века найден отрывок из драмы сатиров «Следопыты». Сюжеты для своих трагедий Софокл брал из мифологии.

В своих трагедиях Софокл поднимал актуальные социально-нравственные вопросы, главное место среди которых занимала проблема взаимоотношений между личностью и государственной властью. Драматург правдиво показывал внутренний мир своих героев, в которых воплощены цельные, несколько идеализированные характеры. Его трагедии вселяют веру в ее силы. Продолжая традиции Эсхила, Софокл развивал жанр трагедии. Увеличил до трех количество действующих лиц, отказался от сюжетно связанной тетралогии, ввел монодии — сольные песни, усовершенствовал декорации, маски и т. д.

Говоря о биографии Софокла, важно отметить, что его творчество оказало значительное влияние на развитие новой драмы в Европе, начиная с эпохи Возрождения. В Греции имя Софокла было чрезвычайно популярным и авторитетным, поэтому после смерти был почитаем как герой.

Если вы уже ознакомились с краткой биографией Софокла, вы можете поставить свою оценку данному писателю вверху страницы. К тому же предлагаем вам посетить раздел Биографии, чтобы прочитать о других популярных и известных писателях.

reedcafe.ru

Краткая биография Софокла

Софокл (ок. 496 — 406 гг. до н.э.)

Древнегреческий драматург. Один из трех великих мастеров античной трагедии, занимающий по времени жизни и характеру творчества место между Эсхилом и Еврипидом.

Мировоззрение и мастерство Софокла отмечены стремлением к равновесию нового и старого: славя мощь свободного человека, предостерегал против нарушения «божеских законов», то есть традиционных религиозных и гражданских норм жизни; усложняя психологические характеристики, сохраняя общую монументальность образов и композиции. Трагедии Софокла «Царь Эдип», «Антигона», «Электра» и др. — классические образцы жанра.

Софокл избирался на важные государственные должности, был близок к кругу Перикла. По античным свидетельствам, написал свыше 120 драм. Целиком дошли до нас трагедии «Аякс”, «Антигона», «Царь Эдип», «Филоктет», «Трахинянки», «Электра», «Эдип в Колоне».

Мировоззрение философа отражает сложность и противоречивость афинской демократии периода ее наивысшего расцвета. С одной стороны, демократическая идеология, выросшая на основе «совместной частной собственности активных граждан государства», видела свой оплот во всевластии божественного промысла, в незыблемости традиционных установлений; с другой стороны, в условиях наиболее свободного для того времени развития личности все настойчивее проявлялась тенденция к ее высвобождению из полисных связей.

Испытания, выпадающие на долю человека, не могли найти удовлетворительного объяснения в божественной воле, и Софокл, озабоченный сохранением полисного единства, не пытался обосновать божественное управление миром какими-либо этическими соображениями.

В то же время его привлекал активный, отвечающий за свои решения человек, что нашло отражение в «Аяксе».

В «Царе Эдипе» непреклонное расследование героем тайны своего прошлого возлагает на него ответственность за невольные преступления, хотя и не дает основания толковать трагедию в категориях вины и божественного возмездия.

Цельным, непоколебимым в своем решении человеком предстает Антигона с ее героической защитой «неписаных» законов от произвола отдельной личности, прикрывающейся авторитетом государства. Герои Софокла свободны от всего второстепенного и слишком личного, в них сильно идеальное начало.

Сюжеты и образы Софокла использовались как в последующей античной, так и в новой европейской литературе от эпохи классицизма вплоть до XX в. Глубокий интерес к творчеству драматурга проявлялся в исследованиях по теории трагедии (Г.Э. Лессинг, И.В. Гёте, братья Шлегель, Ф. Шиллер, В.Г. Белинский). С середины XIX в. трагедии Софокла ставятся в театрах всего мира.


citaty.su

Биография - Софокл

Биография

Софокл ( — 406 до н. э.) — афинский драматург, трагик.
Родился в 495 году до н. э., в афинском предместье Колон. Место своего рождения, издавна прославленное святынями и алтарями Посейдона, Афины, Евменид, Деметры, Прометея, поэт воспел в трагедии «Эдип в Колоне». Происходил из обеспеченной семьи Софилла, получил хорошее образование.
После Саламинской битвы (480 год до н. э.) участвовал в народном празднике как руководитель хора. Дважды был избран на должность стратега и один раз исполнял обязанности члена коллегии, ведавшей союзной казной. Афиняне выбрали Софокла в стратеги в 440 году до н. э. во время Самосской войны под впечатлением его трагедии «Антигона», постановка которой на сцену относится, таким образом, к 441 году до н. э.
Главным его занятием было составление трагедий для афинского театра. Первая тетралогия, поставленная Софоклом в 469 году до н. э., доставила ему победу над Эсхилом и открыла собой ряд побед, одержанных на сцене в состязаниях с другими трагиками. Критик Аристофан Византийский приписывал Софоклу 123 трагедии(в том числе и Антигона).
Софокл отличался весёлым, общительным характером, не чуждался радостей жизни, как видно из слов некоего Кефала в Платоновом «Государстве» (I, 3). Был близко знаком с историком Геродотом. Умер Софокл на 90-м году жизни, в 405 году до н. э. в городе Афины. Горожане соорудили ему жертвенник и ежегодно чествовали как героя.
Сын Софокла — Иофон сам стал афинским трагиком.

Изменения в постановке действия.
Сообразно успехам, какими трагедия была обязана Софоклу, им сделаны нововведения в сценической постановке пьес. Так, он увеличил число актёров до трёх, а число хоревтов с 12 до 15, сократив в то же время хоровые части трагедии, усовершенствовал декорации, маски, вообще бутафорскую сторону театра, внёс перемену в постановку трагедий в виде тетралогий, хотя не известно в точности, в чём эта перемена состояла. Наконец, он же ввёл в употребление расписные декорации. Все перемены имели целью сообщить ходу драмы на сцене больше движения, усилить иллюзию зрителей и впечатление, получаемое от трагедии. Сохраняя за представлением характер чествования божества, священнослужения, каким была трагедия первоначально, по самому происхождению своему из культа Диониса, Софокл очеловечил его гораздо больше, нежели Эсхил. Очеловечение легендарного и мифического мира богов и героев последовало неизбежно, как только поэт сосредоточил своё внимание на более глубоком анализе душевных состояний героев, которые были известны публике до сих пор лишь по внешним превратностям их земной жизни. Изобразить душевный мир полубогов возможно было не иначе, как чертами простых смертных. Начало такому обращению с легендарным материалом положено было отцом трагедии, Эсхилом: достаточно напомнить созданные им образы Прометея или Ореста; Софокл пошёл дальше по следам предшественника.
Характерные черты драматургии.
Софокл любил сталкивать между собой героев с разными жизненными принципами (Креонт и Антигона, Одиссей и Неоптолем и др.) или противопоставлять друг другу людей с одинаковыми взглядами, но с разными характерами — для подчеркивания силы характера одного при его столкновении с другим, слабохарактерным (Антигона и Исмена, Электра и Хрисофемида). Он любит и умеет изображать перепады в настроении героев — переход от высшего накала страстей к состоянию упадка сил, когда человек приходит к горькому осознанию своей слабости и беспомощности. Этот перелом можно наблюдать и у Эдипа в финале трагедии «Царь Эдип», и у Креонта, узнавшего о смерти жены и сына, и у приходящего в сознание Аякса (в трагедии «Аякс»). Для трагедий Софокла характерны редкие по мастерству диалоги, динамичность действия, естественность в развязывании сложных драматических узлов.
Сюжеты трагедий.
Едва ли не во всех дошедших до нас трагедиях не череда положений или внешних событий приковывает к себе внимание зрителей, но последовательность душевных состояний, переживаемых героями под влиянием отношений, сразу ясно и окончательно поставленных в трагедии. Содержанием «Эдипа» служит один момент из внутренней жизни героя: обнаружение преступлений, им совершенных, до начала трагедии.
В «Антигоне» действие трагедии начинается с того момента, как царское запрещение хоронить Полиника объявлено фиванцам через глашатая, и Антигона бесповоротно решила это запрещение нарушить. В обеих трагедиях зритель следит за развитием мотивов, намеченных в самом начале драмы, и внешняя развязка той или другой драмы могла быть легко предугадана зрителем. Каких-либо неожиданностей, запутанных осложнений автором не вводится в трагедию. Но при этом Софокл даёт нам не отвлечённые воплощения той или другой страсти или склонности; герои его — живые люди с присущими человеческой природе слабостями, со знакомыми каждому чувствами, отсюда неизбежные колебания, ошибки, преступления и т. д. Участвующие в действии прочие лица наделены каждое индивидуальными чертами.
В «Эанте» душевное состояние героя определено событием, предшествующим действию трагедии, и то, что составляет её содержание, это — решимость Эанта на самоубийство, когда он почувствовал весь позор деяния, совершенного им в состоянии безумия.
Особенно ярким образчиком манеры поэта служит «Электра». Матереубийство предрешено Аполлоном, и исполнитель его должен явиться лице сына преступной Клитемнестры, Ореста; но героиней трагедии избрана Электра; она приходит к решению, согласному с божеской волей, независимо от оракула, глубоко оскорбленная в своём дочернем чувстве поведением матери. То же самое мы видим в «Филоктете» и «Трахинянках». Выбор подобных сюжетов и подобная разработка основных тем сокращали роль сверхъестественных факторов, божеств или судьбы: места для них остается мало; с легендарных героев почти снимается печать сверхчеловечности, какая отличала их в первоначальных о них сказаниях. Как Сократ свёл философию с неба на землю, так трагики раньше его низвели полубогов с их пьедесталов, а богов устранили от непосредственного вмешательства в людские отношения, оставив за ними роль верховных руководителей судеб человека. Катастрофа, постигающая героя, достаточно подготовлена его личными качествами в зависимости от окружающих условий; но когда катастрофа разразилась, зрителю даётся понять, что она согласна с волей богов, с требованиями высшей правды, с божеским определением, и последовала в назидание смертным за вину самого героя, как в «Эанте», или его предков, как в «Эдипе» или «Антигоне». Вместе с отдалением от людской суеты, от людских страстей и столкновений, божества становятся более спиритуалистическими, а человек более свободным в своих решениях и поступках и более за них ответственным. С другой стороны, приговор о виновности человека ставится в зависимость от его побуждений, от степени его сознательности и преднамеренности. В самом себе, в собственном сознании и совести герой носит или осуждение, или оправдание себе, и требование совести совпадает с приговором богов, хотя бы оно оказывалось в явном противоречии и с положительным законом, и с исконными верованиями. Эдип — сын преступного отца, и он повинен терпеть кару за вину родителя; и отцеубийство, и кровосмешение с матерью предустановлены божеством и предсказаны ему оракулом. Но он лично, по своим собственным качествам, не заслуживает столь тяжкой доли; преступления совершены им в неведении, и к тому же искуплены рядом унижений и душевных испытаний. И этот самый Эдип снискивает себе милостивое участие богов; он получает не только полное прощение, но и славу праведника, удостоенного приобщиться к сонму богов. К тому же дому, запятнанному злодеяниями, принадлежит Антигона; она нарушает царскую волю и за то осуждена на казнь. Но она нарушила закон из чистого побуждения, желая облегчить участь умершего брата, и без того несчастного, и убежденная в том, что её решение будет угодно богам, что оно согласуется с их установлениями, существующими от века и более обязательными для людей, нежели какие бы то ни было законы, людьми придуманные. Антигона гибнет, но как жертва заблуждения Креонта, менее чуткого к требованию человеческой природы. Она, погибшая, оставляет по себе память достойнейшей женщины; её великодушие, правота её оценены после смерти всеми фиванскими гражданами, засвидетельствованы воочию богами и раскаянием самого Креонта. В глазах не одних греков смерть Антигоны стоит той жизни, на какую обречена сестра её Исмена, из страха смерти уклонившаяся от участия в исполнении лежащего на ней долга, и ещё в большей мере стоит той жизни, какую осуждён влачить Креонт, не находящий себе поддержки и оправдания ни в окружающих, ни в собственной совести, по своей вине потерявший всех близких ему и дорогих, под бременем проклятия любимой супруги, из-за него же погибшей. Так воспользовался поэт именами и положениями, созданными задолго до него в ином настроении, для иных целей народной фантазией и поэтами. В рассказы о громких подвигах героев, действовавшие на воображение многих поколений, о чудесных приключениях с полубогами, он вдохнул новую жизнь, понятную его современникам и последующим поколениям, силой своей наблюдательности и художественного гения вызвал к деятельному проявлению глубочайшие душевные эмоции и возбуждал в своих современниках новые мысли и вопросы.

Как новизной и смелостью вопросов, поднимаемых автором, так ещё больше склонностью афинян к диалектике, объясняется общая особенность софокловых трагедий по сравнению с новой драмой, а именно: основная тема трагедии развивается в словесном состязании между двумя противниками, причём каждая сторона доводит защищаемое ею положение до его крайних последствий, отстаивая своё право; благодаря этому, пока состязание длится, читатель получает впечатление как бы относительной только справедливости или ошибочности того и другого положения; обыкновенно стороны расходятся, выяснивши многие подробности спорного вопроса, но не предлагая постороннему свидетелю готового заключения. Это последнее должно быть извлечено читателем или зрителем из всего хода драмы. Вот почему в новой филологической литературе существуют многочисленные и разноречивые попытки ответить на вопрос: как смотрит на предмет спора сам поэт, за какой из состязающихся сторон следует вместе с поэтом признавать перевес правды или всю правду; прав ли Креонт, запрещающий хоронить останки Полиника, или права Антигона, вопреки царскому запрещению совершающая обряд погребения над телом брата? Виновен ли, или не виновен Эдип в содеянных им преступлениях, и следовательно заслужено ли бедствие, его постигающее? и т. п. Однако, герои Софокла не только состязаются, они переживают на сцене тяжёлые душевные муки от постигающих их бедствий и только находят себе облегчение от страданий в сознании правоты своей, или того, что преступление их совершено по неведению или предопределено богами. Сцены, исполненные глубокого пафоса, захватывающие и нового читателя, имеются во всех уцелевших трагедиях Софокла, и нет в этих сценах ни напыщенности, ни риторики. Таковы великолепные плачи Деяниры, Антигоны, Эанта перед смертью, Филоктета, обманом попавшего в руки злейших врагов, Эдипа, убедившегося в том, что он сам — тот нечестивец, который накликал на фиванскую землю гнев богов. Этим соединением в одном и том же лице высокого героизма, когда необходимо защитить попираемую правду или совершить славный подвиг, и нежной чувствительности к обрушившемуся бедствию, когда долг уже исполнен или роковая ошибка непоправима, этим соединением Софокл достигает высшего эффекта, вскрывая в своих величавых образах черты, которые роднят их с обыкновенными людьми и вызывают к ним больше участия.
До нас дошло семь трагедий Софокла, из которых по содержанию три принадлежат фиванскому циклу сказаний: «Эдип», «Эдип в Колоне» и «Антигона»; одна к Гераклову циклу — «Деянира», и три к троянскому: «Эант», наиболее ранняя из трагедий Софокла, «Электра» и «Филоктет». Кроме того, у разных писателей сохранилось около 1000 фрагментов. Кроме трагедий, древность приписывала Софоклу элегии, пеаны и прозаическое рассуждение о хоре.
В основу «Трахинянок» легло сказание о Деянире. Томление любящей женщины в ожидании супруга, муки ревности и безысходная скорбь Деяниры при известии о страданиях отравленного Геракла составляют главное содержание «Трахинянок».
В «Филоктете», поставленном на сцену в 409 году до н. э., поэт с изумительным искусством развивает трагическое положение, созданное коллизией трёх различных характеров: Филоктета, Одиссея и Неоптолема. Действие трагедии относится к десятому году троянской войны, а местом действия служит остров Лемнос, где греки ещё на пути под Трою покинули фессалийского вождя Филоктета после того, как на Хрисе он был укушен ядовитой змеей, а полученная от укуса рана, распространяя зловоние, сделала его неспособным к участию в военном деле. Покинут он по совету Одиссея. Одинокий, забытый всеми, нестерпимо страдающий от раны, Филоктет добывает себе жалкое пропитание охотой: он искусно владеет доставшимся ему луком и стрелами Геракла. Однако, по словам оракула, Троя может быть взята греками не иначе, как при помощи этого чудесного лука. Тогда только греки вспоминают о несчастном страдальце, а Одиссей берет на себя труд доставить во что бы то ни стало Филоктета под Трою или по крайней мере завладеть его оружием. Но он знает, что Филоктет ненавидит его, как своего злейшего врага, что ему самому никогда не удастся склонить Филоктета к примирению с греками или силой овладеть им, что нужно будет действовать хитростью и обманом, и орудием своего замысла он избирает юношу Неоптолема, не участвовавшего в обиде, к тому же сына Ахилла, любимца Филоктета. Греческое судно уже пристало к Лемносу, и греки высадились на берег. Перед зрителем открывается пещера, убогое жилище славного героя, затем и сам герой, измученный болезнью, одиночеством и лишениями: постель его — древесные листья на голой земле, тут же деревянный кувшин для питья, огниво и замаранные кровью и гноем рубища. Благородный юноша и сопровождающий его хор сподвижников Ахилла глубоко тронуты видом несчастного. Но Неоптолем связал себя словом, данным Одиссею, овладеть Филоктетом при помощи лжи и обмана, и обещание своё он выполнит. Но если жалкий вид страдальца вызывает участие в юноше, то полное доверие, любовь и ласка, с какими относится к нему старик Филоктет с первого момента и отдаёт ему себя в руки, от него единственного ожидая конца своим мучениям, повергают Неоптолема в тяжёлую борьбу с самим собой. Но в то же время Филоктет непреклонен: он не может простить грекам обиды, ему нанесённой; он ни за что не пойдет под Трою, не поможет грекам победоносно окончить войну; он возвратится домой, и Неоптолем отвезет его в родную дорогую землю. Только мысль о родине давала ему силы нести бремя жизни. Природа Неоптолема возмущается против обманных коварных действий, и только личное вмешательство Одиссея делает его обладателем оружия Филоктета: доверием старца пользуется юноша для того, чтобы погубить его. Наконец, все соображения о необходимости для славы греков добыть оружие Геракла, о том, что он связал себя обещанием перед Одиссеем, о том, что не Филоктет, а он, Неоптолем, будет с этого времени врагом греков, уступают в юноше голосу его совести, возмущающейся против обмана и насилия. Он возвращает лук, приобретает снова доверие и готов сопровождать Филоктета на родину. Только появление Геракла на сцене (deus ex machina) и его напоминание, что Зевс и Судьба повелевают Филоктету отправиться под Трою и помочь грекам довершить начатую борьбу, склоняют героя (и вместе с ним Неоптолема) следовать за греками. Главное действующее лицо трагедии — Неоптолем. Если Антигона по требованию своей совести считает для себя обязательным нарушить волю царя, то по тому же самому побуждению Неоптолем идёт дальше: он нарушает данное обещание и отказывается путём коварства против доверившегося ему Филоктета действовать в интересах всего греческого войска. Ни в одной из своих трагедий поэт не выступал с такой силой за право человека согласовать своё поведение с понятием высшей правды, хотя бы оно противоречило самым хитрым умствованиям. Важно, что сочувствие поэта и зрителей к великодушному и правдивому юноше неоспоримо, тогда как коварный и неразборчивый на средства Одиссей рисуется в самом непривлекательном виде. Правилу, что целью оправдываются средства, произносится в этой трагедии решительное осуждение.
В «Эанте» завязка драмы в том, что спор между Эантом (Аяксом) и Одиссеем из-за вооружения Ахилла решен ахейцами в пользу последнего. Он поклялся было отмстить прежде всего Одиссею и Атридам, но Афина, заступница ахейцев, лишает его рассудка, и он в исступлении принимает домашних животных за врагов своих и избивает их. Рассудок вернулся к Эанту, и герой чувствует себя тяжко опозоренным. С этого момента начинается трагедия, заканчиваясь самоубийством героя, которому предшествует знаменитый монолог Эанта, прощание его с жизнью и её радостями. Между Атридами и единокровным братом Эанта Тевкром возгорается спор. Хоронить ли останки умершего, или покинуть их на жертву псам, спор, который решается в пользу погребения.

Этика.
Что касается религиозно-этических воззрений, проводимых в трагедиях Софокла, то они мало отличаются от Эсхиловых; преобладающая особенность их — спиритуализм, по сравнению с теми представлениями о богах, какие были унаследованы от творцов греческой теологии и теогонии, от древнейших поэтов. Зевс — всевидящее, всесильное божество, верховный владыка мира, устроитель и распорядитель. Судьба не возвышается над Зевсом, скорее она тождественна с его определениями. Будущее в руках одного Зевса, но человеку не дано постигать божеские решения. Совершившийся факт служит показателем божеского соизволения. Человек — существо слабое, обязанное покорно переносить посылаемые богами бедствия. Бессилие человека ввиду непроницаемости божеских предопределений тем полнее, что изречения оракулов и гадателей бывают часто двусмысленны, темны, иногда ошибочны и лживы, и кроме того, человек склонен к заблуждению. Божество Софокла гораздо более мстительное и карающее, нежели предохраняющее или спасительное. Боги наделяют человека разумом от рождения, но они же попускают грех или преступление, иногда ниспосылают помрачение рассудка на того, кого решили покарать, но от этого мера наказания виновного и его потомков не смягчается. Хотя таковы преобладающие отношения богов к человеку, но есть случаи, когда боги проявляют своё милосердие к невольным страдальцам: на этом последнем представлении построена вся трагедия «Эдип у Колона»; точно также Орест, матереубийца, находит защиту от мести Эриний в Афине и Зевсе. Намерение Деяниры, когда она посылала праздничное одеяние любимому супругу, хор называет честным и похвальным, и Гилл оправдывает мать перед Гераклом. Словом, устанавливается разница между вольным и невольным прегрешением, принимаются во внимание побуждения виновного. Этим способом, нередко в определённых выражениях, отмечена несообразность божеской мстительности, распространяемой на весь род виновного, если страдалец по своим личным качествам не склонен к преступлению. Вот почему Зевс иногда называется сострадательным, разрешителем печалей, отвратителем несчастий, спасительным, как и другие божества. Спиритуалистическое божество гораздо больше, нежели у Эсхила, удалено от человека; собственные его наклонности, намерения и цели получают гораздо больший простор. Обыкновенно герои Софокла наделены такими личными свойствами и поставлены в такие условия, что каждый шаг их, каждый момент драмы достаточно мотивированы чисто естественными причинами. Все случающееся с героями изображается Софоклом как ряд законообразных явлений, находящихся в причинной связи между собой или по крайней мере в возможной, вполне вероятной последовательности. Трагедия у Софокла носит более светский характер, нежели у Эсхила, как можно судить по обработке одного и того же сюжета у двух поэтов: «Электре» Софокла соответствуют эсхиловы «Девушки, несущие возлияния» («Хоэфоры»), а трагедия «Филоктет» была с тем же именем и у Эсхила; эта последняя не дошла до нас, но мы имеем сравнительную оценку двух трагедий у Диона Хрисостома, который отдаёт предпочтение Софоклу перед Эсхилом. Не сын, как у Эсхила, но дочь — главное действующее лицо в софокловой «Электре». Она — постоянная свидетельница поругания над родным домом славного Агамемнона порочной матерью; она сама непрестанно подвергается обидам от матери и её незаконного сожителя и соучастника в злодеянии, она для самой себя ждет насильственной смерти от рук, запятнанных кровью великого родителя. Всех этих мотивов вместе с любовью и благоговением к убитому отцу достаточно для того, чтобы Электра приняла твёрдое решение отмстить виновным; вмешательством божества ничего не изменяется и не прибавляется для внутреннего развития драмы. Клитемнестра у Эсхила — справедливо карающая Агамемнона за Ифигению, у Софокла сладострастная, наглая женщина, жестокая до беспощадности к родным детям, готовая насилием освободиться от них. Она поминутно оскорбляет дорогую память отца Электры, низводит её на положение рабыни в родительском доме, поносит её за спасение Ореста; она молится Аполлону о гибели сына, открыто торжествует при известии о его гибели, и только ждет Эгисфа, чтобы покончить с ненавистной дочерью, смущающей её совесть. Религиозный элемент драмы значительно ослаблен; мифологическая или легендарная фабула получала значение только исходного пункта или тех пределов, в которых совершалось внешнее событие; данные личного опыта, сравнительно богатый запас наблюдений над человеческой природой обогатили трагедию психическими мотивами и сблизили её с действительной жизнью. Согласно со всем этим сократилась роль хора, выразителя общих суждений о ходе драматического события в смысле религии и общепринятой морали; он более органически, нежели у Эсхила, входит в круг исполнителей трагедии, как бы превращаясь в четвёртого актёра.
Как пишет Аристотель в «Поэтике» — Софокл показывал людей такими, какими они должны быть.

Биография.
Главным источником для биографии Софокла служит безымянное жизнеописание, обыкновенно помещаемое в изданиях его трагедий. Важнейший список трагедий Софокла хранится в лавренцианской библиотеке во Флоренции: С. Laurentianus, XXXII, 9, относится к Х или XI в.; все прочие имеющиеся в различных библиотеках списки представляют копии с этого списка, за исключением, может быть, другого флорентийского списка XIV в. № 2725, в той же библиотеке. Со времени В. Диндорфа первый список обозначается буквой L, второй — G. Лучшие схолии извлечены также из списка L. Лучшие редакции схолий принадлежат Диндорфу (Оксфорд, 1852) и Папагеоргиосу (1888). Впервые трагедии изданы Альдами в Венеции, 1502 г. С середины XVI в. и до конца XVIII в. господствующей редакцией было парижское издание Турнеба. Брунк (1786—1789) восстановил преимущество редакции Альдов. Наибольшие услуги критике текста и объяснению трагедий оказаны В. Диндорфом (Оксфорд, 1832—1849, 1860), Вундером (Л., 1831-78), Шнейдевином, Турнье, Науком, а также Кэмпбеллем, Линвудом, Джебом.

sophocles.filosoff.org

СОФОКЛ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

СОФОКЛ (ок. 496–406 до н.э.), афинский драматург, считающийся наряду с Эсхилом и Еврипидом одним из трех величайших трагических поэтов классической древности. Софокл родился в деревне Колон (место действия его последней драмы), находившейся примерно в 2,5 км к северу от Акрополя. Его отец, Софилл, был состоятельным человеком. Софокл обучался музыке у Лампра, выдающегося представителя старшей школы, а кроме того, брал призы на атлетических состязаниях. В молодости Софокл отличался необычайной красотой, вероятно, поэтому ему поручили возглавить хор юношей, певших благодарственные гимны богам после победы над персами при Саламине (480 до н.э.). Двенадцатью годами позже (468 до н.э.) Софокл впервые принял участие в театральных празднествах и выиграл первый приз, превзойдя своего великого предшественника Эсхила. Состязание двух поэтов вызвало в публике живейший интерес. С этого момента и до самой смерти Софокл оставался наиболее популярным из афинских драматургов: более 20 раз он оказывался в состязании первым, много раз вторым и никогда не занимал третьего места (участников было всегда по три). Не было ему равных и по объему написанного: сообщается, что Софоклу принадлежало 123 драмы. Софокл пользовался успехом не только как драматург, он и вообще был популярной личностью в Афинах. Софокл, как и все афиняне в 5 в., активно участвовал в общественной жизни. Возможно, он состоял членом игравшей важную роль коллегии казначеев Афинского союза в 443–442 до н.э., и совершенно точно известно, что Софокл был избран одним из десяти стратегов, командовавших карательной экспедицией против Самоса в 440 до н.э. Возможно, еще дважды Софокла избирали стратегом. Уже в весьма преклонном возрасте, когда Афины проходили через эпоху поражения и отчаяния, Софокла избрали одним из десяти «пробулов» (греч. «советник»), которым были вверены судьбы Афин после катастрофы, постигшей экспедицию на Сицилию (413 до н.э.). Таким образом, успехи Софокла на государственном поприще не уступают его поэтическим достижениям, что вполне характерно как для Афин 5 в., так и для самого Софокла.

Софокл славился не только своей преданностью Афинам, но и благочестием. Сообщается, что он основал святилище Геракла и был жрецом одного из второстепенных божеств-целителей, Халона или Алкона, связанного с культом Асклепия, и что он принимал в собственном доме бога Асклепия до тех пор, пока не был завершен его храм в Афинах. (Культ Асклепия утверждается в Афинах в 420 до н.э.; божеством, которое принимал у себя Софокл, почти наверняка был священный змей.) После смерти Софокл был обожествлен под именем «героя Дексиона» (это имя, произведенное от корня «декс-», по-греч. «принимать», возможно, напоминает о том, как он «принимал» Асклепия).

Широко известен анекдот о том, как Софокла вызвал в суд его сын Иофон, который желал доказать, что престарелый отец уже не в состоянии управлять имуществом семьи. И тогда Софокл убедил судей в своей умственной полноценности, продекламировав оду в честь Афин из Эдипа в Колоне. Эта история, безусловно вымышленная, поскольку сообщения современников подтверждают, что последние годы Софокла прошли столь же безмятежно, как и начало его жизни, и он до конца сохранил наилучшие отношения с Иофоном. Последнее, что нам известно о Софокле, – это его поступок при получении известия о смерти Эврипида (весной 406 до н.э.). Тогда Софокл одел участников хора в траур и вывел их на «проагон» (своего рода генеральная репетиция перед состязанием трагиков) без праздничных венков. В январе 405 до н.э., когда была поставлена комедия Аристофана Лягушки, Софокла уже не было в живых.

Современники усматривали в его жизни сплошную череду удач. «Блаженный Софокл, – восклицает комедиограф Фриних в Музах (поставленных в январе 405 до н.э.). – Он умер, прожив долгую жизнь, он был счастлив, умен, сочинил множество прекрасных трагедий и скончался благополучно, не изведав никаких бед».

Дошедшие до нас семь трагедий, по общему мнению, относятся к позднему периоду творчества Софокла. (Кроме того, в 1912 был опубликован папирус, сохранивший более 300 полных строк из потешной сатировской драмы Следопыты.) На основании античных источников надежно установлены даты постановки трагедий Филоктет (409 до н.э.), Эдип в Колоне (посмертная постановка 401 до н.э.) и Антигона (за год или два до 440 до н.э.). Трагедию Царь Эдип обычно относят к 429 до н.э., поскольку упоминание о море может быть связано с аналогичным бедствием в Афинах. Трагедию Аякс по стилистическим признакам следует отнести к более раннему периоду, чем Антигона, относительно двух оставшихся пьес филологи не пришли к единому мнению, хотя большинство предполагает достаточно раннюю дату для трагедии Трахинянки (до 431 до н.э.) и более позднюю – для Электры (ок. 431 до н.э.). Так что семь уцелевших пьес можно выстроить примерно в таком порядке: Аякс, Антигона, Трахинянки, Царь Эдип, Электра, Филоктет, Эдип в Колоне. Известно, что Софокл получил первый приз за Филоктета и второй – за Царя Эдипа. Вероятно, первого места была удостоена Антигона, поскольку известно, что именно благодаря этой трагедии Софокл был избран стратегом в 440 до н.э. О других трагедиях сведений нет, известно лишь, что все они были удостоены либо первого, либо второго места.

Техника.

Самым поразительным нововведением Софокла в жанре аттической трагедии было сокращение масштабов драмы за счет отказа от формы трилогии. Насколько нам известно, три трагедии, которые Софокл представлял на ежегодном состязании, всегда являлись тремя самостоятельными произведениями, без всяких сюжетных связей между ними (поэтому говорить о трагедиях Антигона, Царь Эдип и Эдип в Колоне как о «Фиванской трилогии» значит совершать грубую ошибку). Трагедии Эсхила (за исключением трилогии, в которую входили Персы) неизменно объединялись в трилогию в буквальном смысле этого слова – в драматическое произведение в трех частях, связанных общим сюжетом, общими персонажами и мотивами. Драма Софокла приводит нас от космической перспективы действия (воля божества осуществляется в поступках и страданиях людей из поколения в поколение) к уплотненному представлению данного момента кризиса и откровения. Достаточно сравнить Орестею Эсхила, где центральному событию, матереубийству, предшествует изображение его причин (Агамемнон), а затем показаны его последствии (Эвмениды), с загадочной Электрой Софокла, трагедией, в которой драматическая передача главного события оказывается самодостаточной. Новая техника делала не столь значимой божественную волю, которая у Эсхила вмешивается в действие, одолевая человеческие мотивы героев, и особо подчеркивала важность человеческой воли. Последствия этого смещения акцентов оказались двоякими. С одной стороны, Софокл мог полностью сосредоточиться на характере своих героев, выведя на сцену целый ряд удивительно своеобразных персонажей (так, в Электре мы имеем дело с эффектным ходом, когда полномасштабному и тонкому анализу подвергается характер персонажа, который почти не принимает участия в действии). С другой стороны, по небывалой экономии средств для развития сюжета Софокл в лучших своих образцах (к примеру, Царь Эдип) не знает себе равных во всей истории западной литературы.

Следовало ожидать, что отказ от трилогии повлечет за собой сокращение роли хора, который в драмах Эсхила неизменно соотносит поступки и страдания индивидуума с цельной картиной божественного промысла, соединяя настоящее с прошлым и будущим. И в самом деле, лирическая партия хора у Софокла куда меньше, чем у Эсхила. В Филоктете (если брать крайний случай) хор оказывается полностью вовлечен в действие в качестве полноправного персонажа, и практически все, что им говорится, вращается вокруг конкретной ситуации драмы. Тем не менее в большинстве трагедий Софокл по-прежнему умело и бережно использует хор, чтобы придать больший размах моральной и теологической дилемме, возникающей в связи с действием.

Но более всего Софокла прославило другое техническое нововведение: появление третьего актера. Это произошло ранее 458 до н.э., поскольку в этом году уже и Эсхил использует в Орестее третьего актера, хотя и на свой, эсхиловский, лад. Цель, которую преследовал Софокл, вводя третьего актера, становится очевидной при чтении являющихся едва ли не вершиной софокловской драмы блистательных сцен с тремя участниками. Таковы, например, разговор между Эдипом, Вестником из Коринфа и пастухом (Царь Эдип), а также более ранняя сцена в той же трагедии – между тем как Эдип расспрашивает Вестника, Иокаста уже прозревает ужасную истину. То же относится и к перекрестному допросу Лиха в Трахинянках, который устраивают Вестник и Деянира. Указание Аристотеля, что Софокл ввел еще «сценографию», т.е. в буквальном переводе с греческого «разрисовывание сцены», до сих пор порождает споры между специалистами, которые едва ли могут быть разрешены в силу крайней скудости сведений о технической стороне театральных постановок в 5 в. См. также ТЕАТР.

Мировоззрение.

Тот факт, что внимание драматурга сосредоточено на поступках людей, а божественная воля отодвигается на задний план, т.ч. она, как правило, проявляется в пьесе как пророчество, а не первопричина или непосредственное вмешательство в действие, заставляет предполагать, что автор придерживался «гуманистической» точки зрения (впрочем, недавно была сделана изящная попытка охарактеризовать мировоззрение Софокла как «героический героизм»). Впрочем, на большинство читателей Софокл производит иное впечатление. Немногие известные нам подробности его жизни указывают на глубокую религиозность, и трагедии это подтверждают. Во многих из них перед нами предстает человек, сталкивающийся в ходе переживаемого им кризиса с загадкой мироздания, и загадка эта, посрамляя все человеческие ухищрения и проницательность, неотвратимо навлекает на него поражение, страдание и смерть. Типичный герой Софокла полностью полагается в начале трагедии на свое знание, а завершается все признанием полного неведения или же сомнения. Человеческое неведение – постоянная тема Софокла. Свое классическое и наиболее устрашающее выражение она обретает в Царе Эдипе, однако присутствует и в других пьесах, даже героический энтузиазм Антигоны оказывается в ее заключительном монологе отравлен сомнением. Человеческому неведению и страданию противостоит тайна обладающего всей полнотой знания божества (его пророчества неизменно сбываются). Это божество являет собой некий непостижимый для человеческого разума образ совершенного порядка и, возможно, даже справедливости. Подспудный мотив трагедий Софокла – смирение перед непостижимыми силами, которые направляют судьбу человека во всей своей сокрытости, величии и загадочности.

При таком мироустройстве человеческая воля к действию должна была бы ослабнуть, если не вовсе исчезнуть, однако героев Софокла отличает как раз упрямая нацеленность на действие или же на познание, для них характерно яростное утверждение своей независимости. Царь Эдип настойчиво и непреклонно ищет правду о самом себе, невзирая на то, что за истину ему придется заплатить своей репутацией, властью и, наконец, зрением. Аякс, в конце концов осознав ненадежность человеческого существования, отказывается от него и бесстрашно бросается на меч. Филоктет, презирая уговоры друзей, неявное повеление оракула и обещание исцеления от мучительной болезни, упорно отвергает свое героическое назначение; чтобы его убедить, требуется явление обожествленного Геракла. Точно так же Антигона презирает общественное мнение и угрозу смертной казни со стороны государства. Ни один драматург не был способен так героизировать мощь человеческого духа. Шаткое равновесие между всеведущим промыслом богов и героическим натиском человеческой воли делается источником драматического напряжения, благодаря которому пьесы Софокла по-прежнему полны жизни, причем не только при чтении, но и на театральной сцене.

ТРАГЕДИИ

Аякс.

Действие трагедии начинается с того момента, как обойденный наградой Аякс (предназначенные храбрейшему герою доспехи погибшего Ахилла присудили Одиссею) решился покончить с обоими царями-Атридами и Одиссеем, однако в безумии, насланном богиней Афиной, он истребил захваченный у троянцев скот. В прологе Афина демонстрирует безумие Аякса его врагу, Одиссею. Одиссей сожалеет об Аяксе, но богиня не знает сострадания. В следующей сцене к Аяксу возвращается разум и с помощью пленной наложницы Текмессы герою становится известно содеянное им. Осознав истину, Аякс решает покончить с собой, несмотря на трогательные уговоры Текмессы. Следует знаменитая сцена, в которой Аякс представлен размышляющим о задуманном сам с собой, его речь полна двусмысленностей, и в конце ее хор, поверив, будто Аякс отказался от идеи самоубийства, поет радостную песнь. Однако в следующей же сцене (не имеющей параллелей в аттической трагедии) Аякс закалывается на глазах у зрителей. Его брат Тевкр является слишком поздно для того, чтобы спасти жизнь Аякса, однако ему удается отстоять тело покойного у Атридов, желавших оставить своего врага без погребения. Две сцены яростного спора заводят противников в тупик, но с появлением Одиссея ситуация разрешается: ему удается убедить Агамемнона, чтобы тот разрешил почетное погребение.

Антигона.

Антигона решается похоронить брата Полиника, погибшего при попытке завоевать родной город. Она идет на это вопреки приказу Креонта, нового правителя Фив, в соответствии с которым тело Полиника должно быть брошено птицам и псам. Стража хватает девушку и приводит ее к Креонту; Антигона презирает угрозы правителя, и тот приговаривает ее к смерти. Сын Креонта Гемон (жених Антигоны) напрасно пытается смягчить отца. Антигону уводят и заточают в подземную темницу (Креонт смягчил свой первоначальный приговор – побивание камнями), и в своем замечательном монологе, который, правда, некоторые издатели не признают подлинно софокловским, Антигона пытается проанализировать мотивы своего поступка, сводя их в итоге к чисто личной привязанности к брату и забывая о том религиозном и семейном долге, на который она ссылалась изначально. Пророк Тиресий приказывает Креонту похоронить Полиника, Креонт пытается возражать, но в конце концов сдается и отправляется хоронить погибшего, а также освободить Антигону, однако посланный Вестник сообщает, что, когда он явился в темницу, Антигона уже повесилась. Гемон обнажает меч, угрожая отцу, но затем обращает оружие против самого себя. Узнав об этом, жена Креонта Эвридика в горе удаляется из дома и также кончает с собой. Трагедия завершается бессвязными причитаниями Креонта, вынесшего на сцену тело своего сына.

Царь Эдип.

Народ Фив приходит к Эдипу с мольбой спасти город от чумы. Креонт возвещает, что сперва необходимо наказать убийцу Лая, который был царем до Эдипа. Эдип начинает поиски преступника. Тиресий, вызванный по совету Креонта, обвиняет в убийстве самого Эдипа. Эдип усматривает во всем этом заговор, вдохновленный Креонтом, и приговаривает его к смерти, однако отменяет свое решение, поддавшись уговорам Иокасты. Последующие сложные сюжетные плохо поддаются пересказу. Эдип доводит поиски убийцы и сокрытой от него истины до того горестного заключения, что убийца Лая – он сам, что Лай был его отцом, а его супруга Иокаста – его мать. В ужасающей сцене Иокаста, разгадавшая правду прежде Эдипа, пытается остановить его упорные поиски, а когда это ей не удается, она удаляется в царский дворец, чтобы там повеситься. В следующей сцене истину осознает и Эдип, он также вбегает во дворец, после чего оттуда выходит Вестник, чтобы сообщить: царь лишил себя зрения. Вскоре перед зрителями с лицом, залитым кровью, предстает сам Эдип. Следует наиболее душераздирающая сцена во всей трагедии. В своем заключительном диалоге с Креонтом, новым правителем Фив, Эдип справляется с собой и отчасти вновь обретает прежнюю уверенность в себе.

Электра.

Орест возвращается в родной Аргос вместе с Наставником, который сопровождал его в изгнании. Юноша намеревается проникнуть во дворец под видом чужестранца, принесшего урну с прахом Ореста, якобы погибшего на состязаниях колесниц. С этого момента доминирующим лицом на сцене становится Электра, которая с тех пор, как убийцы расправились с ее отцом, живет в бедности и унижении, вынашивая ненависть в душе. В диалогах с сестрой Хрисофемидой и матерью Клитемнестрой Электра обнаруживает всю меру своей ненависти и решимости отомстить. Появляется Наставник с сообщением о смерти Ореста. Электра лишается последней надежды, но все-таки пытается уговорить Хрисофемиду присоединиться к ней и вместе напасть на Клитемнестру и Эгисфа, когда же сестра отказывается, Электра клянется, что совершит все сама. Здесь на сцену с погребальной урной выходит Орест. Электра произносит над ней трогательную прощальную речь, и Орест, который узнал в этой озлобленной, состарившейся, одетой в лохмотья женщине сестру, теряет выдержку, забывает свой первоначальный план и открывает ей истину. Радостные объятия брата и сестры прерываются с приходом Наставника, который возвращает Ореста к действительности: ему пора идти убивать мать. Орест подчиняется, выйдя же из дворца, он отвечает на все расспросы Электры темными, двусмысленными речами. Трагедия завершается чрезвычайно драматичной сценой, когда Эгисф, склонившись над телом Клитемнестры и полагая, что это труп Ореста, открывает лицо убитой и узнает ее. Подгоняемый Орестом, он уходит в дом навстречу смерти.

Филоктет.

На пути в Трою греки оставили Филоктета, страдающего от последствий змеиного укуса, на о.Лемнос. В последний год осады греки узнают, что Троя покорится только Филоктету, владеющему луком Геракла. Одиссей и Неоптолем, юный сын Ахилла, отправляются на Лемнос, чтобы доставить Филоктета к Трое. Из трех способов овладеть героем – сила, убеждение, обман – они выбирают последнее. Интрига оказывается едва ли не наиболее запутанной в греческой трагедии, и потому ее нелегко изложить вкратце. Однако мы видим, как через все хитросплетения сюжета Неоптолем постепенно отказывается от лжи, в которую он впутался, так что характер отца говорит в нем со все большей силой. В конце концов Неоптолем открывает Филоктету истину, но тут вмешивается Одиссей, и Филоктета бросают одного, отобрав у него лук. Однако Неоптолем возвращается и, презрев угрозы Одиссея, возвращает лук Филоктету. Затем Неоптолем пытается уговорить Филоктета отправиться под Трою вместе с ним. Но Филоктета удается убедить только тогда, когда ему является обожествленный Геракл и говорит, что лук был дан ему для свершения героического подвига.

Эдип в Колоне.

Эдип, изгнанный из Фив своими сыновьями и Креонтом, опираясь на руку Антигоны, приходит в Колон. Когда ему сообщают название этого места, в него вселяется какая-то необычная уверенность: он верит, что именно здесь ему предстоит умереть. Исмена является к отцу, чтобы его предупредить: боги объявили, что его могила сделает непобедимой ту землю, в которой он будет лежать. Эдип решает предоставить это благо Афинам, наложив проклятие на Креонта и родных сыновей. Креонт, тщетно попытавшись переубедить Эдипа, силой уводит Антигону, но царь Тесей приходит на помощь Эдипу и возвращает ему дочь. Полиник является просить помощи отца против брата, захватившего власть в Фивах, но Эдип отрекается от него и проклинает обоих сыновей. Раздается удар грома, и Эдип удаляется навстречу смерти. Он таинственным образом исчезает, и лишь один Тесей знает, где погребен Эдип.

Эта необычная пьеса, которая была написана под занавес проигранной Афинами войны, наполнена поэтическим чувством патриотизма в отношении Афин и является свидетельством уверенности Софокла в бессмертии родного города. Кончина Эдипа – религиозная загадка, едва ли постижимая для современного ума: чем ближе Эдип подходит к божественности, тем он делается жестче, озлобленнее и яростнее. Так что в отличие от Короля Лира, с которым часто сопоставляли эту трагедию, Эдип в Колоне показывает путь от смиренного приятия судьбы в прологе к праведной, но почти сверхчеловеческой ярости и величественной уверенности в себе, которую герой испытывает в последние минуты земной жизни.

См. также МИФОЛОГИЯ КЛАССИЧЕСКАЯ.

www.krugosvet.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *