Сообщение о гуннах – Гунны — Википедия

Содержание

Гунны

Истоки > Гунны

Гунны

Гунны — тюркоязычный народ, союз племен, образовавшийся во II—IV вв., путём смешения разных племен Великой Евразийской Степи, Приволжья и Приуралья. В китайских источниках упоминаются как хунну или сюнну. Племенная группа алтайского типа (тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские языки), вторгшаяся в 70-х годах IV в. н. э. в Восточную Европу в результате длительного продвижения к западу от границ Китая. Гунны создали огромное государство от Волги до Рейна. При полководце и правителе Аттиле пытались завоевать весь романский запад (середина 5 в.). Центр территории расселения гуннов находился в Паннонии, где позже обосновались авары, а затем — венгры. В состав гуннской монархии в середине V в. входило, помимо собственно гуннских (алтайских) племен, множество других, и в том числе германцев, алан, славян, угро-финов и др. народов.

Краткая история

По одной из версий, большое объединение гуннов (известное из китайских источников под названием «хунну» или «сюнну») в конце III века до н. э. образовалось на территории Северного Китая, со II века н. э. появилось в степях Северного Причерноморья. «Хунну», согласно китайским летописям, где-то на стыке эр начали свой медленный марш на запад. Найдено и археологическое подтверждение того, что попутно они основывали свои кочевые государства то в Северной Монголии, то ещё далее на запад. Эта информация весьма спорная и гипотетичная, не имеющая археологического подтверждения. Следов «Хунну» западнее Северного Казахстана не найдено. К тому же в IV—V веках н. э. выходцы из племенного союза «Хунну» возглавляли царственные династии в Северном Китае. В 70-х годах IV века гунны покорили аланов на Северном Кавказе, а затем разгромили государство Германариха, что послужило импульсом к Великому переселению народов. Гунны подчинили большую частьостготов (они жили в низовьях Днепра) и заставили вестготов (живших в низовьях Днестра) отступить во Фракию (в восточной части Балканского полуострова, между Эгейским, Чёрным и Мраморным морями). Затем, пройдя в 395 году через Кавказ, опустошили Сирию и Каппадокию (в Малой Азии) и около этого же времени, обосновавшись в Паннонии (римской провинции на правом берегу Дуная, ныне — территория Венгрии) и Австрии, совершали оттуда набеги на Восточную Римскую империю (по отношению к Западной Римской империи до середины V века гунны выступали как союзники в борьбе против германских племён). Покорённые племена они облагали данью и принуждали участвовать в своих военных походах.

Наибольшего территориального расширения и мощи гуннский союз племен (в него, кроме булгар, уже входили остготы, герулы, гепиды, скифы, сарматы, а также некоторые другие германские и негерманские племена) достиг при Аттиле (правил в 434—453 годах). В 451 году гунны вторглись в Галлию, и на Каталаунских полях были разбиты римлянами и их союзниками вестготами. После смерти Аттилы возникшими среди гуннов распрями воспользовались покорённые ими гепиды, возглавившие восстание германских племён против гуннов. В 455 году в битве при реке Недао в Паннонии гунны были разбиты и ушли в Причерноморье: мощный союз распался. Попытки гуннов прорваться на Балканский полуостров в 469 году потерпели неудачу. Постепенно гунны исчезли как народ, хотя их имя ещё долго встречалось в качестве общего наименования кочевников Причерноморья. По свидетельствам того же Иордана племена, входившие в состав «гуннского» союза беззастенчиво оккупировали как Западную, так и Восточную часть Римской Империи, поселившись во Фракии, Иллирии, Далматии, Паннонии, Галлии и даже на Аппенинском полуострове. Последний римский император Ромул Августул был сыном секретаря Аттилы, Ореста. Свергший его с престола, первый варварский король Рима, по Иордану «король торкилингов» Одоакр, которому историки почему-то приписывают германское происхождение, был сыном лучшего военачальника Аттилы, скира, Эдекона. Теодорих, сын сподвижника Аттилы остготского короля Теодомира, победивший Одоакра при помощи византийского императора Зенона, стал первым христианским королём готско-римского королевства.

Образ жизни

У гуннов не было постоянных жилищ, они кочевали вместе со своим скотом и не строили шалашей. Кочевали по степям, заходили в лесостепи. Совсем не занимались земледелием. Всё своё имущество, а также детей и стариков, они возили в кибитках на колёсах. Из-за лучших пастбищ они вступали в борьбу с ближними и дальними соседями, построившись клином и издавая при этом грозный завывающий крик.

Странным образом, совершенно противоположные свидетельства содержит «История готов» Приска Панийского, который посетил столицу Аттилы, и описал деревянные дома с прекрасной резьбой, в которых жили «гуннские» вельможи, и хижины местных жителей — скифов, в которых приходилось ночевать посольству в дороге. Свидетельства Приска являются полной противоположностью вымыслам Аммиана о том, что «гунны» боятся домов, будто проклятых гробниц, и только под открытым небом чувствуют себя уютно. Тот же Приск описывает, что войско «гуннов» жило в палатках.

Гунны изобрели мощный дальнобойный лук, который достигал в длину более полутора метров. Он делался составным, а для большей прочности и упругости его укрепляли накладками из кости и рогов животных. Стрелы употреблялись не только с костяными наконечниками, но с железными и бронзовыми. Делали и стрелы-свистунки, прикрепляя к ним костяные просверленные шарики, издававшие в полете устрашающий свист. Лук вкладывался в особый футляр и прикреплялся к поясу слева, а стрелы находились в колчане за спиной воина справа. «Гуннский лук», или скифский лук (scytycus arcus) — по свидетельствам римлян, самое современное и эффективное оружие античности, — считался очень ценной военной добычей у римлян. Флавий Эций, римский полководец, проживший 20 лет заложником среди гуннов, поставил скифский лук на вооружение в римской армии.

Покойников часто сжигали, полагая, что душа умершего быстрее улетит на небо, если износившееся тело будет уничтожено огнём. С покойником бросали в огонь его вооружение — меч, колчан со стрелами, лук и сбрую коня.

Римский историк Аммиан Марцеллин, «крёстный отец гуннов», так описывает их:

…все они отличаются плотными и крепкими руками и ногами, толстыми затылками и вообще столь чудовищным и страшным видом, что их можно принять за двуногих зверей или уподобить сваям, которые грубо вытёсываются при постройке мостов.

«Гунны никогда не прикрываются никакими строениями, питая к ним отвращение как к гробницам… Кочуя по горам и лесам, они с колыбели приучаются переносить холод, голод и жажду; и на чужбине они не входят в жилища за исключением крайней необходимости; у них даже не считается безопасным спать под кровлей.

…но зато, как бы приросшие к своим выносливым, но безобразным на вид лошадёнкам и иногда сидя на них по-женски, они исполняют все свои обычные дела; на них каждый из этого племени ночует и днюет… ест и пьёт и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий чуткий сон…

В противоположность Аммиану, посол к гуннскому царю Аттиле Приск Панийский так описывает гуннов:

Переправившись через какие-то реки, мы приехали в огромное селение, в котором, как говорили, находились хоромы Аттилы, более видные, чем во всех других местах, построенные из брёвен и хорошо выстроганых досок и окружённые деревянной оградой, опоясывавшей их не в видах безопасности, а для красоты. За царскими хоромами выдавались хоромы Оногесия, также окружённые деревянной оградой; но она не была украшена башнями подобно тому, как у Аттилы. Внутри ограды было множество построек, из которых одни были из красиво прилаженых досок, покрытых резьбой, а другие - из тёсаных и выскобленых до прямизны брёвен, вставленных в деревянные круги...

Поскольку дружина у них состоит из различных варварских народов, то и дружинники, кроме своего варварского языка, перенимают друг от друга и гуннскую, и готскую, и италийскую речь. Италийскую — от частого общения с Римом

Преодолев определённый путь вместе с варварами, мы, по приказу скифов, приставленных к нам, выехали на другой путь, а тем временем Аттила остановился в каком-то городе, чтобы вступить в брак с дочкой Эски, хотя уже и имел многих жён: скифский закон разрешает многожёнство.

Каждый из присутствующих по скифской учтивости вставал и подавал нам полный кубок, затем, обняв и поцеловав выпившего, принимал кубок обратно.

Гунны и древние славяне

Прокопий Кесарийский в VI веке, описывая славян и антов, сообщает, что «по существу они не плохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы». Большинство историков толкует это свидетельство в пользу того, что часть славян была подчинена гуннами и входила в состав державы Аттилы. Распространённое некогда мнение (высказывалось, в частности, Юр. Венелиным) о том, что гунны являлись одним из славянских племён, современные историки единодушно отвергают как ошибочное.

Из русских писателей Аттилу объявляли славянским князем авторы славянофильского толка — А. Ф. Вельтман (1800—1870 гг.), в книге «Аттила и Русь VI и V в.», А. С. Хомяков (1804—1860 гг.) в незавершённой «Семирамиде»,П. Й. Шафарик (1795—1861гг) в многотомном труде «Славянские древности», А. Д. Нечволодов «Сказание о Русской земле», И. Е. Забелин (1820—1908 гг.),Д. И. Иловайский (1832—1920 гг.), Ю. И. Венелин (1802—1839 гг.), Н. В. Савельев-Ростиславич.

Возникновение и исчзновение гуннов

Происхождение и название народа

О происхождении гуннов известно благодаря китайцам, которые называли «хунну» (или «сюнну») народом, кочевавшим в степях Забайкалья и Монголии за 7 веков до Аттилы. Последние сообщения о гуннах касаются не Аттилы и даже не его сыновей, а далёкого потомка Мундо, который служил при дворе императора Юстиниана.

Версия о тюркском происхождении гуннов

Согласно гипотезе Жозефа де Гиня (Joseph de Guignes), гунны могут быть по происхождению тюрками или прототюрками. Эту версию поддержал О. Менхен-Хельфен (O. Maenchen-Helfen) в своих лингвистических исследованиях. Английский ученый Питер Хизер (Peter Heather) считает гуннов т. н. «первой группой тюрков», которая вторглась в Европу. Турецкий исследователь Кемаль Джемаль подтверждает эту версию фактами сходства названий и имен в тюркских и гуннских языках, это также подтверждается схожестью гуннской и тюркской системы управления племенами. Эту версию поддерживает также венгерский исследователь Дьюла Немет (Gyula Nemeth). Уйгурский исследователь Тургун Алмаз находит связь между гуннами и современными уйгурами в Китае

При составлении статьи использовались материалы Свободной энциклопедии — Википедия

Подробнее о гуннах читайте здесь!

bharatiya.ru

Гунны - это кочевой народ. Атилла

История гуннов очень интересная. Для славянского народа она интересна тем, что есть большая вероятность того, что гунны – это предки славян. Существует целый ряд исторических документов и древних писаний, достоверно подтверждающих то, что гунны и славяне являются одним народом.

Очень важно проводить постоянные исследования нашего происхождения, так как согласно существующей истории наши далекие предки до прихода Рюрика были слабой и необразованной нацией, не имевшей культуры и традиций. Согласно утверждениям некоторых ученых, дела обстояли еще хуже, так как разобщенность древних славянских племен препятствовала самостоятельному управлению своими землями. Поэтому и был призван варяг Рюрик, заложивший новую династию правителей Руси.

Впервые крупное исследование гуннской культуры провел французский историк Дегинье. Оно нашел сходство между словами «гунны» и «сюнны». Сюннами называли один из самых больших народов, который жил на территории современного Китая. Но существует и другая теория, согласно которой гунны были предками славян.

Согласно первой теории гунны – это смесь двух народов, одним из которых являются угры, а вторым – хунны. Первые жили на территории нижней Волги и Урала. Хунны же являлись могучим кочевым народом.

Отношения хуннов с Китаем

Представители этого племени на протяжении многих веков проводили завоевательную политику относительно Китая и имели достаточно активный образ жизни. Они осуществляли неожиданные налеты на провинции страны и забирали все то, что им надо было для жизни. Поджигали жилища и делали рабами жителей местных деревень. Вследствие этих набегов земли были в упадке, а над землей еще долго носился запах гари и поднятый вверх пепел.

Считалось, что хунны, а несколько позже гунны – это те, что не знают ничего о жалости и сострадании. Завоеватели стремительно покидали ограбленные поселения на своих низкорослых и выносливых конях. За один день они могли преодолевать более ста верст, вступая при этом в бой. И даже Великая китайская стена не была для хуннов серьезной преградой – они легко обходили ее и осуществляли свои набеги на земли Поднебесной.

Со временем произошло их ослабление и распад, в результате которых образовались 4 ветки. Наблюдалось более активное их теснение другими, более сильными народами. Для того чтобы выжить, северные хунны в середине 2 века направились на запад. Второй раз появились гунны на территории Казахстана в 1 веке нашей эры.

Объединение хуннов и угров

Тогда когда-то сильному и огромному племени на пути встретились угры и аланы. Со вторыми отношения у них не сложились. А вот угры дали приют скитальцам. В середине 4 века возникло государство гуннов. Приоритетное положение в нем принадлежало культуре угров, тогда как военное дело было в большей части перенято от хуннов.

В те времена аланами и парфянами практиковалась так называемая сарматская тактика боя. Копье было прикреплено к туловищу животного, поэтом в удар была вложена вся сила и могущество скачущего коня. Это была весьма эффективная тактика, противостоять которой было не под силу практически никому.

Гунны – это племена, которые придумали абсолютно противоположную тактику, менее эффективную в сравнении с сарматской. Народ гунны делал акцент больше на изнурение противника. Манера ведения боя заключалась в отсутствии каких-либо активных атак или нападений. Но в то же время они не покидали поле боя. Их воины были оснащены легким вооружением, находились на значительном расстоянии от своих противников. При этом они обстреливали врагов с луков и с помощью арканов сбрасывали всадников на землю. Таким образом они изматывали противника, лишали его сил, а затем убивали.

Начало Великого переселения народов

В результате гунны покорили аланов. Таким образом, произошло образование мощного союза племен. Но в нем хуннам принадлежали далеко не доминирующие позиции. Примерно в семидесятых годах 4 века состоялось переселение гуннов через Дон. Это происшествие стало началом нового периода истории, который в наше время называется Великим переселением народов. Много людей в то время покинули свои дома, смешались с другими народами и образовали совершенно новые нации и государства. Многие историки склоняются к мысли, что гунны – это те, кто должен был внести существенные изменения в мировую географию и этнографию.

Следующие жертвы гуннов – визиготы, которые обосновались в низовьях Днестра. Их также разбили, и они были вынуждены бежать к Дунаю и обратиться за помощью к императору Валентину.

Достойное сопротивление гуннам оказали остроготы. Но их ждала безжалостная расправа гуннского царя Баламбера. Вслед за всеми этими событиями в причерноморскую степь пришел мир.

Предпосылки великих завоеваний гуннов

Мир продолжался до 430 года. Этот период известен еще и приходом на историческую сцену такого человека, как Атилла. Его непосредственно связывают с великими завоеваниями гуннов, которые имели и множество других предпосылок:

  • окончание вековой засухи;
  • резкое повышение влажности в степных районах;
  • расширение лесной и лесостепной зоны и сужение степи;
  • существенное сужение жизненного ареала степных народов, которые вели кочевой образ жизни.

Но выживать как-то надо было. А компенсацию всех этих издержек можно было ждать только от богатой и сытной Римской империи. Но в 5 веке она уже не была такой могучей державой, как двести лет назад, и гуннские племена под управлением своего предводителя Ругилы легко дошли до Рейна и даже попытались наладить дипломатические отношения с Римским государством.

История говорит о Ругиле как об очень умном и дальновидном политике, который умер в 434 году. После его смерти кандидатами на престол стали два сына Мундзука, брата правителя, - Атилла и Бледа.

Период подъема гуннов

Это было начало двадцатилетнего периода, который характеризовался небывалым подъемом гуннского народа. Молодым вождям не подходила политика тонкой дипломатии. Они хотели иметь абсолютную власть, получить которую можно было только насильственным путем. Под началом этих вождей произошло объединение множества племен, к которым относились:

  • остроготы;
  • треки;
  • герулы;
  • гепиды;
  • булгары;
  • акациры;
  • турклинги.

Под гуннскими знаменами стояли также римские и греческие воины, которые достаточно негативно относились к власти Западной римской империи, считая ее корыстной и прогнившей.

Каким был Аттила?

Внешность Атиллы не была героической. Он имел узкие плечи, невысокий рост. Так как в детстве мальчик очень много времени приводил верхом на лошадях, он имел кривые ноги. Голова была настолько большой, что едва удерживалась маленькой шеей – она все время раскачивалась на ней, как маятник.

Его худощавое лицо скорее было украшено, а не испорчено глубоко посаженными глазами, заостренным подбородком и клинообразной бородой. Атилла, вождь гуннов, был достаточно умным и решительным человеком. Он умел держать себя в руках и достигать поставленных целей.

Кроме этого он был весьма любвеобильным человеком, имеющим большое количество наложниц и жен.

Больше всего на свете он ценил золото. Поэтому покоренные народы были вынуждены оплачивать ему дань исключительно этим металлом. Это же относилось и к покоренным городам. Для гуннов драгоценные камни были обыкновенными, ничего не стоящими стекляшками. А к золоту наблюдалось совершенно противоположное отношение: этот весомый драгоценный металл имел благородный блеск и символизировал бессмертную власть и богатство.

Убийство брата и захват власти

Нашествие гуннов на Балканский полуостров осуществлялось под командованием грозного вождя с его братом Бледой. Вместе они подошли к стенам Константинополя. Во время того похода было сожжено более семи десятков городов, благодаря чему варвары сказочно обогатились. Это подняло авторитет вождей на невиданную высоту. Но предводитель гуннов желал абсолютной власти. Поэтому в 445 году он убил Бледу. С того времени начинается период его единоличного правления.

В 447 году состоялось заключение договора между гуннами и Феодосием II, который был очень унизительным для Византийской империи. Согласно ему правитель империи должен был платить каждый год дань и уступить южный берег Дуная до Сингидуна.

После прихода к власти в 450 году императора Маркиана произошло расторжение этого договора. Но Атилла не стал увязываться с ним в борьбу, ведь она могла иметь затяжной характер и происходить на тех территориях, которые варвары и так уже разграбили.

Поход в Галлию

Атилла, вождь гуннов, решил совершить поход в Галлию. В то время Западная римская империя была уже практически полностью морально разложившейся, поэтому являлась лакомой добычей. Но здесь все события начали развиваться не по плану умного и хитрого вождя.

Римскими легионами командовал талантливый полководец Флавий Аэций, сын германца и римлянки. На его глазах мятежными легионерами был убит отец. Полководец имел сильный и волевой характер. К тому же в далекие времена изгнания они с Атиллой дружили.

Экспансия была вызвана просьбой принцессы Гонории об обручении. Появились союзники, среди которых был король Гензерих и некоторые франкские князья.

Во время похода в Галлию было разбито и сровнено с землей королевство бургундов. Затем гунны достигли Орлеана. Но взять его им не судилось. В 451 году состоялась битва на Каталаунской равнине между гуннами и войском Аэция. Она закончилась отступлением Атиллы.

В 452 году война возобновилась вторжением варваров в Италию и взятием самой сильной крепости Аквилеи. Вся долина была ограблена. Из-за недостаточного количества войск Аэций был побежден и предложил захватчикам большой выкуп за то, что они покинут территорию Италии. Поход закончился удачно.

Славянский вопрос

После того как Атилле исполнилось пятьдесят восемь лет, его здоровье серьезно подорвалось. К тому же лекарям было не под силу вылечить своего правителя. Да и справляться с народом ему уже было не так легко, как раньше. Постоянно вспыхивающие восстания подавлялись достаточно жестоко.

Старшин сын Эллак вместе с огромным войском был отправлен на разведку в сторону славянских территорий. Правитель с большим нетерпением ждал его возвращения, так как планировалось осуществление похода и завоевание территории славян.

После возвращения сына и его рассказа об обширности и богатстве этих земель предводитель гуннов принял достаточно необычное для него решение, предложив славянским князьям дружбу и покровительство. Он планировал создание их единого государства в империи гуннов. Но славяне отказались, так как очень дорожили своей свободой. После этого Атилла решает жениться на одной из дочери князя славян и таким образом закрыть вопрос о владении землями непокорного народа. Так как отец был против такого замужества своей дочери, его казнили.

Женитьба и смерть

Свадьба, как и образ жизни предводителя, имела обычный размах. Ночью Атилла с супругой удалились в свои покои. Но на следующий день он уже не вышел. Воины были обеспокоены его столь длительным отсутствием и выбили двери покоев. Там они увидели своего правителя мертвым. Причина смерти воинственного гунна неизвестна.

Современные историки предполагают, что Атилла болел гипертонией. А наличие юной темпераментной красавицы, чрезмерного количества алкоголя и повышенного артериального давления стало той гремучей смесью, которая и спровоцировала смерть.

Существует достаточно много противоречивых сведений о погребении великого воина. История гуннов говорит о том, что место погребения Атиллы – русло большой реки, которая была временно перегорожена плотиной. Кроме тела правителя в гроб положили очень много дорогих украшений и оружия, а тело засыпали золотом. После проведения похорон русло реки было восстановлено. Всех участников похоронной процессии убили для того, чтобы избежать разглашения какой-либо информации о месте захоронения великого Атиллы. Его могилу до сих пор не нашли.

Конец гуннов

После смерти Атиллы в гуннской державе началось время упадка, так как все было основано исключительно на воле и уме ее умершего предводителя. Аналогичная ситуация была с Александром Македонским, после смерти которого полностью рассыпалась его империя. Те государственные образования, которые существуют благодаря грабежам и разбоям, к тому же не имеют никаких других экономических связей, мгновенно рушатся сразу же после уничтожения всего лишь одного связующего звена.

454 год известен тем, что произошло разъединение разношерстых племен. Это привело к тому, что племена гуннов уже не могли угрожать римлянам или грекам. Это могло быть основной причиной смерти полководца Флавия Аэция, безжалостно заколотого мечом императора Западной римской империи Валентиниана во время личной аудиенции. Об этом говорят, что император отрубил себе правую руку левой.

Результат такого поступка не заставил себя ждать, так как Аэций был практически главным борцом с варварами. Вокруг него были сплочены все оставшиеся в империи патриоты. Поэтому его смерть стала началом краха. В 455 году Рим был захвачен и разграблен королем вандалов Гензерихом и его воинством. В дальнейшем Италии как страны не существовало. Она была скорее осколками государства.

Уже более 1500 лет нет грозного вождя Атиллы, но его имя известно многим современным европейцам. Его называют «бичом Божиим», который был послан людям за то, что они не верили в Христа. Но всем нам понятно, что это далеко не так. Царем гуннов был самый обычный человек, который очень хотел повелевать огромным количеством других людей.

Его смерть – это начало заката гуннского народа. В конце 5 века племя было вынуждено перейти через Дунай и просить подданство у Византии. Им была выделена земля, «территория гуннов», и на этом история этого кочевого племени заканчивается. Начинался новый исторический этап.

Нельзя полностью опровергнуть ни одну из двух теорий происхождения гуннов. Но можно точно сказать, что это племя достаточно сильно повлияло на мировую историю.

fb.ru

Племена гуннов: расцвет и падение

Гунны – народ, ведущий кочевой образ жизни и происходящий от кочевых племен центральной Азии (Монголия, Северный Китай). Во второй половине четвертого века, племена гуннов стали катализатором великого переселения народов.

История: расцвет и падение


Впервые племена гуннов упоминаются в китайских источниках третьего века до нашей эры. Гунны также является первым кочевым народом, создавшим обширную империю, разделившуюся в начале первого века. Постоянные войны с Китаем и сокрушительное поражение заставило гуннов двинуться на запад.
Европейские источники впервые заговорили о гуннах во втором веке нашей эры, когда они появились у берегов Каспийского моря. Но расцвет нашествия гуннов припадает на четвертый век нашей эры. В конце четвертого века племена гуннов покоряют аланов (кочевые племена на Северном Кавказе). Следующим под ударом гуннов оказалось королевство остготов во главе с Гарманарихом. Остготам не удалось устоять под натиском, и королевство пало, сам Германарих покончил жизнь самоубийство, не в силе спасти свое королевство.
Узнав об угрозе гуннов, племена вестготов были вынуждены отступить к Фракии. В самом конце четвертого века гунны опустошили одну из римских провинций на территории Сирии и Каппадокии (Турция). Затем основная орда гуннов остановилась на территории Панонии (современная Хорватия, Венгрия). В начале пятого века гунны заключили союз с Западной Римской империей и помогали в войне против германских племен. В это же время племена гуннов постоянно совершают набеги на провинции Восточной Римской империи.
К началу пятого века гунны покорили уже большое количество племен и обложили их немалой данью, среди них были: сарматы, остготы, булгаре, гепиды и другие. Все они не только были обложены данью, но и были вынуждены участвовать на стороне гуннов в военных походах.
В 422 году гунны атакуют Восточную римскую империю (Фракию), и император Феодосий был вынужден платить гуннам дань в обмен на мир. В 445 году вождем гуннов становиться легендарный Аттила – человек, который во главе гуннов потрясет весь известный тогда мир.
Всего за два года орды гуннов захватили и разграбили около 60 городов на территории Балкан. Угроза гуннов все больше росла, и уже к 450 году они обложили данью Западную и Восточную Римские империи.
Переломным моментом в нашествии гуннов стала битва на Каталаунских полях в 451 году. Объединенное войско римлян и вестготов смогло одержать победу над ордами Аттилы. Остановить гуннов удалось только благодаря таланту Флавия Аэция. Этого римского полководца называют последним из римлян.
Флавий Аэций – великий римский военачальник, который имея в своем распоряжении небольшие отряды, отбивал атаки варваров на Западную Римскую империю несколько десятилетий. Вскоре после его убийства (императором Валентенианом) Рим был полностью разграблен, а уже через двадцать лет империя была разрушена. Флавий был лучшим генералом тех времен, и не странно, что именно он сумел остановить племена гуннов.
Проиграв Аэцию, гунны предприняли вторжение в Италию и разграбили ее, но были вынуждены отступить. Аттила умер в 453 году и его смертью воспользовались германские племена, разбившие их в битве при реке Недао. Гунны были вынуждены отступить в Причерноморские степи, дальнейшие попытки вторжения на империи им не удались.
Затем племена гуннов быстро растворились в среде кочевых племен востока, разбуженных великим переселением.

Религиозные верования гуннов


Все гунны были язычниками, и главным их божеством был Тенгри-Хан (бог грома и растений). Гунны обожествляли Солнце, огонь, воду, Луну, почитали дорогу. Сильно почитали священные деревья и приносили им в жертву лошадей. Человеческих жертвоприношений у них не было.
Гунны носили различные амулеты (из золота, серебра) в виде животных. У гуннов также были и служители культов: колдуны, шаманы, знахари, чародеи.
Во время похорон они устраивали турниры, бои на мечах, стрельбы с лука, скачки на конях. Родственники умерших в знак скорби наносили себе увечья с помощью кинжала.

Образ жизни гуннов и военное дело


Весь цивилизованный мир страшился гуннских племен и считал их воплощением варварства и страха. Никакое племя варваров не внушало такого страха в сердца римлян, как гунны. Эти племена никогда не занимались земледелием и вели кочевой способ жизни.
Римляне считали гуннов даже не людьми, а настоящими демонами. Римские историки пишут о них как о крепко сложенных воинах, с мощными руками и ногами, а их вид был действительно страшен, и порой их можно было принять за двуногих зверей.
Практически вся жизнь гуннов проходила в длительных походах, из-за этого они были вовсе не прихотливыми в пище и кулинарами их точно не следует называть. В походах они даже не употребляли вареную пищу. Не в походах еду варили в больших бронзовых котлах.
Римский историк Приск наводит интересные, но не подтвержденные больше никем сведенья. Он говорит, что гунны построили большой город из качественных бревен и досок. Также он говорит, что гунны были очень учтивым народом и всем своим гостям предлагали сначала вино, а затем и мед. При прибытии гостя они сразу вставали и наполняли его кубок.
В основе социальной организации гуннского общества была большая патриархальная семья. Приск говорит о том, что у них было многоженство. Известный европейских историк Энгельс говорит о том, что по форме государственного строя, империя гуннов представляла собой военную демократию.
Особого внимания заслуживает военное дело гуннов, так как все они были чрезвычайно воинственными и посвящали свою жизнь военных налетам и походам. В бою гунны сражались в конном строю, пехоты как таковой у них было. Только Аттила, осаждая римские города, сражался в пешем строю.
Основным оружием гуннов был короткий составной лук, и его помощью можно было вести стрельбу не только в пешем строю, но и сидя верхом на коне. Несмотря на свои малые габариты, гуннский составной лук имел очень высокую убойную силу, недооценивать ее было последней ошибкой врагов гуннов. Наконечники стрел были бронзовыми, костяными и железными.
Для устрашения к стрелам гунны прикрепляли шарики с просверленными отверстиями. При полете такие стрелы издавали сильный специфический свист. Многие античные военные, полководцы и историки называли гуннский составной лук одним из самых совершенных видов оружия этого периода.
Первым римским полководцем, ставшим использовать этот составной лук, стал известный Флавий Аэций. Этот новый вид вооружения помог ему долгое время отражать атаки варварских племен на протяжении нескольких десятилетий, а затем он разбил и гуннов под предводительством Аттилы.
Исходя из выше сказанного, можно сделать вывод что гунны – это очень воинственное кочевое племя, пришедшее из Центральной Азии. Они стали катализатором великого переселения народов. С четвертого века нашей эры они стали представлять серьезную угрозу Римской империи. На пятый век приходиться расцвет империи гуннов. Став вождем, Аттила практически разрушил Римскую империи и содрогнул поступью своих воинов весь существующий мир. Его империя пала вскоре после его смерти, и гунны ассимилировались с другими кочевыми племенами.


www.istmira.com

Гунны: самые шокирующие факты | Русская семерка

Как гунны победили крымских готов: вброд через море

После подчинения Аланского каганата гунны под предводительством Баламбера вышли на прямое столкновение с остготами короля Германариха. Готы занимали Крым и Северное Причерноморье. Взять полуостров со стороны поймы Дона гунны не могли: они не были способны сражаться в болотистой местности, которую к тому же оборонял воинственный народ герулов. Никаких средств для переправки армии по морю у гуннов не было. Таким образом, готы на территории Крымского полуострова ощущали себя в безопасности. Это их и погубило.

Древние славяне – анты, были насильственно подчинены готам и относились к этой ситуации безо всякого энтузиазма. Как только на политическом горизонте возникли гунны, анты примкнули к ним. Готский летописец Иордан называет антов «вероломными» и считает основной причиной падения готской державы. Возможно, именно анты снабдили гуннов информацией, которая позволила последним захватить Крымский полуостров вброд со стороны Керченского пролива.

Согласно сообщению Иордана, в 371 году гуннские всадники во время охоты на Таманском полуострове преследовали олениху и загнали её на самый мыс. Олениха вошла в море и, осторожно ступая и нащупывая дно, перешла на землю Крыма, указав тем самым брод: по этому пути гуннская армия прошла в тыл своим противникам и захватила Крымский полуостров. Король Германарих, которому на тот момент было более 110 лет, в отчаянии пронзил себя мечом.

Гунны не уничтожили и не изгнали готов, а лишь подчинили своей власти. Преемником Германариха стал Винитарий. У него осталась достаточно мощная армия и структура власти. Он попытался лишить гуннов их важнейшего союзника и атаковал антов, взял в плен и распял короля Божа с сыновьями и 70 старейшинами. Гунны, в свою очередь, напали на Винитария и убили его в бою на реке Эрак (Днепр). Часть уцелевших остготов переместилась во владения римлян, остальные подчинились гуннскому вождю.

russian7.ru

Гунны: история, переселения, военные походы, империя и культура | Путешествия во времени

Гунны и Римская империя
  • Переселение и войны гуннов

  • Происхождение гуннов

  • Культура гуннов

  • История гуннов

  • Аттила – предводитель гуннов

  • Гунны и славяне

  • Падение государства гуннов

  • Гунны, видео
  • Гунны… Свирепые варварские племена, чье нашествие окончательно опрокинуло некогда великую Римскую империю. О них слышали все. Но никто в точности не знает, какими, они были. В том числе и ученые. А вот что о них сейчас известно благодаря древним историкам и современным археологам и антропологам.

    В карьере кирпичного завода близ села Белоглазово, на Оби, было найдено погребение воина. Пояс покойника украшали золотые и серебряные бляхи, на шее висела золотая гривна с головами хищных зверей на концах, положенное в могилу оружие — меч, кинжал, нож, лук и колчан со стрелами — блистало золотой отделкой, было расцвечено вставками сердолика и кроваво-красного альмандина.

    Тысячи километров отделяли могилу от Рима. Но потомки воина, сраженного на берегу сибирской реки, купали своих коней в реках Италии. Гунны шли на запад.

    Гунны и Римская империя

    Все дороги по-прежнему вели в Рим. Много веков по ним стекались в ненасытный город золото, рабы, добыча. Много веков по ним шествовали легионы, возвращавшиеся домой для очередного триумфа. Теперь наступило время расплаты. По дорогам спешили жадные до добычи варвары.

    Рим еще боролся. Он был силен, уже не столько оружием, сколько своей прежней славой, страхом, который он когда-то внушал. Своим уменьем разделять и властвовать, натравливать одних варваров на других. Наконец, своим золотом, дававшим возможность нанимать, подкупать, переманивать или, на крайний случай, просто откупаться. Но все это только отодвигало конец. «Вечный город» пустел, нищал. На Форуме, где еще не так давно решались судьбы мира, теперь росла трава, и бродили свиньи.

    Четыреста пятидесятое Рождество Христово отмечено было по всей Италии в печали и унынии. Наступающий год не сулил ничего хорошего. В церквах спешно замаливались прегрешения, большие и малые, подлинные и мнимые. Кара Господня никогда не казалась такой неотвратимой. «Бич Божий» — Аттила, царь гуннов, — готовился перейти границы Империи.

    Аттила требовал в свой гарем Гонорию, сестру императора Валентиниана III, а с ней и значительную часть его владений и сокровищ в качестве приданого. Сама Гонория дала согласие на брак. Она не приносила себя в жертву из любви к родному городу. С детства Гонории была уготовлена незавидная участь. Будущий муж ее — дочери одного императора и сестры другого — мог претендовать на престол. Этого следовало избежать. Поэтому Гонорию обрекли на безбрачие, заперли во дворце и готовили к монашеской жизни. Много лет честолюбивая и энергичная женщина боролась против властных родственников. Тайный брак с управляющим ее имениями Евгением раскрыли. Незадачливого супруга казнили, а Гонорию отправили в Константинополь, ко двору ее двоюродного брата. Рушились последние надежды на свободу, власть, честолюбивые мечты о престоле. В отчаянии Гонория тайно послала верного евнуха к Аттиле с предложением взять ее замуж и отправила ему драгоценный перстень в виде залога.

    Рим был возмущен. «Вовсе недостойное детище, — писал древний историк, — купить себе свободу сладострастия ценою зла для всего государства». Но зато Аттила был доволен. Конечно, в его гареме нашлись бы женщины и моложе и красивее, чем тридцатидвухлетняя римлянка. Но брак с ней давал право на римское наследство. Война стала неизбежной. Аттила начал собирать войска, свои и подчиненных племен. Гунны, остготы, герулы, гепиды, ругии и другие, всего несколько сот тысяч воинов, двинулись на Рим.

    Из всех варваров римляне больше всего боялись и больше всего ненавидели гуннов. За неистовую ярость в бою и свирепую беспощадность в грабеже, за кровожадность и жестокость. Там, где проходили гунны, не оставалось ни людей, ни строений, только пепел и трупы. Они были ненасытны, и золото, отсылавшееся им в виде дани, только еще больше разжигало их алчность.

    Переселение и войны гуннов

    В конце IV века н. э. гунны появляются в степях Северного Причерноморья. Все предавалось огню и мечу, сопротивлявшиеся безжалостно истреблялись. Сперва были разбиты и покорены степняки-аланы. Оседлых алан почти всех перебили, а часть кочевых алан подчинились гуннам. Двумя потоками — через Перекоп и с Таманского полуострова через нынешний Керченский пролив — гунны обрушились на Боспорское царство в Крыму. Его города были взяты штурмом и разграблены. Просуществовавшее более тысячи лет Боспорское царство погибло, чтобы никогда не возродиться.

    Затем наступила очередь германских племен — готов, живших к западу и северо-западу от алан. Вестготы бежали на Дунай, остготы — разбиты. Их король, стодесятилетний Эрманарих, не перенеся позора поражения, покончил самоубийством. И вот уже под властью гуннов находится огромная территория от Дуная до Волги, со множеством живущих на ней племен и народов, а сами они становятся соседями Римской империи, соседями беспокойными и беспощадными. Где тут было интересоваться гуннским прошлым. События разворачивались быстро, и римлянам было не до исторических изысканий.

    Происхождение гуннов

    Откуда они пришли и кем были их предки, никто не знал. Писал же римский историк про гуннов, что никто из них не может ответить на вопрос, где его родина: он зачат в одном месте, рожден далеко оттуда, вскормлен еще дальше. Многие всерьез полагали, что гунны произошли от браков нечистых духов с ведьмами, «свирепейшее племя… малорослое, отвратительное и сухопарое, которое можно считать людьми лишь в том смысле, что оно обнаруживало подобие человеческой речи».

    Ненависть буквально сочится из каждой строчки любого современника, писавшего о гуннах (сами гунны сочинений о себе не оставили). Например, Аммиан Марцеллин, свидетель их первого появления в Европе, давал гуннам следующую характеристику: «Все они отличаются плотными и крепкими членами, толстыми затылками и вообще столь чудовищным и страшным видом, что можно принять их за двуногих зверей… При столь неприятном человеческом облике они так дики, что не употребляют ни огня, ни приготовленной пищи, а питаются кореньями полевых трав и полусырым мясом».

    В прошлом веке ученые вновь заинтересовались гуннами, прежде всего тем, кто они такие и откуда пришли в Европу. Римская версия о потомках злых духов и ведьм, конечно, снимала все сомненья, но уже не соответствовала господствующему умонастроению. Гипотезы рождались одна за другой. Гунны объявлялись поочередно, а то и одновременно, монголами, тюрками, сарматами, славянами, германцами, иранцами, бог весть кем еще.

    Затем стали известны древние китайские летописи, полные проклятий по адресу жившего на территории современной Монголии и Забайкалья народа хунну или сюнну. У китайцев тоже были веские основания для ненависти.

    Культура гуннов

    Сюнну были кочевниками, и летописи характеризовали их так. «По обычаям сюнну народ ест мясо домашнего скота, пьет его молоко, одевается в его кожи; скот же питается травой и пьет воду, переходя в зависимости от сезона с места на место». «В поисках воды и травы они переходят с места на место… у них нет городов, обнесенных внутренними и наружными стенами, нет постоянного местожительства, и они не занимаются обработкой полей».

    Каждый мужчина был воином. «Завидев неприятеля, устремляются за корыстью подобно стае птиц, а когда бывают разбиты, то подобно черепице рассыпаются, подобно облакам рассеиваются». По сути, жизнь гуннов состояла из непрерывных битв.

    Как выглядели гунны? Примерно так.

    История гуннов

    История возвышения сюнну начинается в 206 году до н. э., когда их предводителем стал Модэ (именно он, вероятно, был легендарным основателем гуннов). Согласно преданью, он был сыном верховного вождя и имел в своем подчинении десять тысяч всадников, объединенных железной дисциплиной. Если Модэ выпускал по мишени стрелу, все, не раздумывая, должны были следовать его примеру. Однажды Модэ выстрелил в любимого аргамака. Некоторые из приближенных не осмелились выстрелить вслед за ним, и им немедленно отрубили головы. То же самое повторилось, когда Модэ пустил стрелу в свою любимую жену. Но зато когда мишенью затем стал конь его отца, непослушных уже не оказалось. Вскоре после этого на охоте Модэ застрелил отца, и вслед за его стрелой в несчастного вонзились стрелы приближенных Модэ. Затем Модэ убил мачеху, младшего брата, старейшин, не желавших ему повиноваться, и стал единоличным правителем сюнну.

    Начались десятилетия войн и набегов. Китайские войска были не раз биты. Сюнну вторгались на территорию Поднебесной, грабили, убивали, жгли, и вереницы рабов вновь и вновь тянулись в негостеприимные северные степи. В народных песнях пелось: Ни семьи и ни дома нет больше… Беда — Это гуннская вторглась орда.

    Найдены курганы вождей сюнну, разграбленные еще в древности и все равно содержащие остатки роскошных ковров, шелковых тканей и парчи, оружие, обломки золотых украшений и изделий из нефрита. И все это составляло только жалкую толику того, чем владела знать сюнну при жизни.

    Военная фортуна, как известно, переменчива. В первые два века нашей эры сюнну вступили в полосу неудач и распались на несколько орд. Соседние кочевые племена в союзе с китайцами смогли нанести им ряд поражений. Северные сюнну двинулись на запад и через Среднюю Азию дошли до Каспия. По-видимому, этот путь занял у них несколько веков, и все это время сюнну кочевали, воевали с различными племенами и одновременно смешивались с ними. Затем они появились в Северном Причерноморье, «как снеговой ураган в горах», и под именем гуннов стали известны римлянам.

    Итак, прародина гуннов, кажется, была найдена. Увы, это мало помогло ответу на вопрос, кто же были они сами. Скорее всего, тот народ, который китайцы называли сюнну, был тюркским по языку и монголоидным по внешнему облику. Но продвигаясь на запад, сюнну смешивались со многими народами, срывали с насиженных мест и увлекали за собой целые племена. Недаром Аммиан Марцеллин с тревогой писал, что по всему пространству, которое тянется к Понту (то есть к Черному морю), волнуется варварская масса скрытых до сих пор племен, внезапной силой сорванная со своих мест.

    Европейские гунны уже очень сильно отличались от сюнну, настолько сильно, что некоторые ученые вообще отказываются признать в них потомков последних. Это, вероятно, излишний скептицизм, но о реальных и значительных различиях совершенно ясно говорит археология. Она знает погребения азиатских гуннов и не может найти в земле следов гуннов европейских. Сложилась парадоксальная ситуация. Много было народов и племен, некогда могущественных и наводивших страх на соседей. Археологам известны их занятия, поселения и жилища, их погребения, до мельчайших подробностей изучены их оружие, украшения и кухонная утварь. Антропологи восстановили их внешний вид, историки первобытного общества реконструировали в общих чертах их общественный строй. Не хватает лишь одного — письменного свидетельства, упоминания этих народов в древних книгах и летописях. И поэтому можно только догадываться об их истории и судьбе, и само имя многих таких народов нам неизвестно.

    С гуннами все обстоит по-другому. Известны их имя и прародина, изучена их история. Неизвестны только они сами. Неизвестно, на каком языке они говорили, каким был общественный строй гуннов, к какой расе принадлежали и насколько европейские гунны отличались от азиатских сюнну. Казалось бы, чего проще. Надо сравнить археологические памятники времен господства гуннов в Европе с теми монгольскими и забайкальскими, которые бесспорно принадлежали сюнну. Те из них, которые напоминают забайкальские, очевидно и являются гуннскими. Так и пытались делать и пытаются до сих пор. Только из этого мало что получается.

    Может быть, в Европе не открыты памятники гуннского времени? Напротив, одних погребений там известно много сотен.

    Погребений воинов с оружием, украшенным в аляповатом и безвкусном, на современный взгляд, стиле, когда золото без счета усыпалось драгоценными камнями — чем больше, тем и лучше, — а если не было камней, то хотя бы цветными стекляшками, а если и золото было не по карману, то его заменяли хотя бы золотой фольгой. Погребений варварских женщин с украшениями, выполненными в том же стиле, предметами домашнего ремесла, немудреной утварью. И среди этих погребений наверняка есть гуннские. Но выделить их, отличить от других археологи пока не умеют. Попытки делались, и неоднократно, но без особого успеха.

    Недаром это время называют эпохой Великого переселения народов. Все пришло в движение. Одни племена разделялись, другие, наоборот, сливались. Учились друг у друга, перенимали чужие обычаи, культуру, даже имена. Все стало если не общим, то чрезвычайно сходным — и оружие, и украшения, даже погребальный обряд. Попробуй тут определи, где гунн, а где алан, гот или гепид! Даже когда находят покойников с явно монголоидными чертами — а таких известно всего несколько — нельзя быть уверенным до конца, что они гунны. Смешанные браки в ту эпоху практиковались чаще, чем когда-либо. Правда, в самое последнее время археологу И. П. Засецкой, по всей видимости, удалось выделить в Северном Причерноморье ряд гуннских погребений. Но для решения всей проблемы этого пока слишком мало. Северное Причерноморье было лишь небольшой частью «Гуннии», этой условной империи гуннов притом к середине V века — ее далекой окраиной.

    Итак, в конце IV века н. э. гунны стали новыми соседями Империи. И сразу же сделали соответствующее представление. В 395 году они совершают вторжение на Закавказье и Месопотамию, в том же году доходят до стен Константинополя. В начале V века гунны захватывают дунайские земли. Отныне Паннония, нынешняя Венгрия, богатая и плодородная равнина, издавна манившая к себе кочевников, становится центром гуннской державы. Отовсюду стекаются плоды грабежа и дань: драгоценности, золото, скот, рабы.

    В 433 году умирает гуннский царь Ругила, передав власть двум своим племянникам — Бледе и Аттиле. Двенадцать лет они правят вместе, покоряют германские племена, разрушают бургундское королевство на Рейне, тревожат Рим. Но Аттила был не таким человеком, чтобы с кем-нибудь делить власть. Недаром готский историк Иордан писал про него впоследствии: «Этот человек родился в мир для потрясения народов и для внушения страха всем странам». В 445 году Аттила вероломно убивает брата и начинает править единовластно.

    Аттила – предводитель гуннов

    Аттила был, безусловно, незаурядным полководцем и политиком. Это признавали даже римляне, питавшие к нему лютую ненависть. Недаром он оставил такой след, как в воображении современников, так и в памяти потомков. Невысокого роста, с широкой грудью и гордо посаженной большой головой, с узким разрезом глаз и редкой бородкой, Аттила внушал страх уже одним своим непривычным для римлян внешним видом.

    Жестокий, алчный и сластолюбивый, снедаемый всепоглощающей жаждой власти, он умел вместе с тем и приобретать друзей, привлекать на свою сторону, умел, когда надо, одарить и обласкать, был способен прислушаться к совету других. Обладатель несметных богатств, он одевался, как рядовой воин, был умерен в еде и питье, ел только на деревянной посуде.

    Так изображают Аттилу

    Свой первый удар Аттила нанес по Восточной Римской империи. Одна за другой пали крепости на Дунае, и вот уже гуннские орды, как саранча, растеклись по Балканам, все уничтожая на своем пути. Римское войско наголову разбито и рассеяно в первом же сражении. Греция опустошена: семьдесят городов сожжено и разграблено, тысячи людей угнаны в рабство. Аттила легко мог взять и Константинополь, но рассудил, что не стоит убивать курицу, несущую золотые яйца. За отказ от штурма он получил 6 тысяч фунтов золота и обещание выплачивать регулярную дань в размере 2100 фунтов ежегодно.

    К 451 году Аттила был повелителем державы, простиравшейся от среднеазиатских пустынь до Рейна, от Балтийского моря до Черного. В его ставке всегда толпились короли и вожди различных племен. «Куда бы он ни повел глазом, тотчас же всякий из них представал перед ним без малейшего ропота, но в страхе и трепете, или же исполнял то, что ему приказывалось». Весной 451 года Аттила перешел Рейн. Вновь запылали сожженные города. Судьба Рима висела на волоске.

    Во главе римских войск стоял Аэций. В молодости он провел несколько лет заложником в ставке гуннов, где встречался с Аттилой, хорошо знал беспокойный варварский мир. В течение тридцати лет ему удавалось силами варваров против варваров же поддерживать угасающую Западную Римскую империю. На этот раз его главной надеждой была всеобщая ненависть к гуннам. Под знамена Аэция стекаются вестготы, аланы, алеманы, бургунды, франки. 15 июня 451 года на Каталаунских полях, близ города Труа, состоялась решающая битва. Вплоть до XIX века в истории не было сражения более крупного и кровопролитного — с обеих сторон в нем принимало участие несколько сот тысяч воинов.

    Битва длилась весь день, и протекавшая по полям речка вышла из берегов, переполненная кровью. Убитых было 165 тысяч. Страдающие от жажды раненые пили воду реки, смешанную с кровью. «Застигнутые несчастным жребием, они глотали, когда пили, кровь, которую сами они раненые и пролили». Даже сухой и не склонный к лирическим излияниям Иордан не выдержал и при описании битвы взволнованно заметил: «Доказано, что род человеческий живет для королей, если по безумному порыву единого ума совершается побоище народов и по воле надменного короля в одно мгновенье уничтожается то, что природа производила в течение стольких веков».

    Битва на Каталаунских полях, гунны против римлян

    И впервые военное счастье изменило Аттиле. Вместе с войском ему пришлось укрыться в укрепленном лагере. В ожидании штурма он даже готовился, по гуннскому обычаю, сжечь себя, чтобы живым не попасть у руки врагов. Но штурма не последовало. В римском лагере начались разногласия, увели свои войска вестготы, и Аттила смог благополучно отступить. Вскоре, ослабленный, но не обессиленный, он ринулся на юг, в Италию, снова сея вокруг гибель и разрушение.

    Аквилея, Верона, Мантуя, Бергамо были стерты с лица земли. Милан покорился добровольно, сам открыл ворота и за это, в качестве милости, был только разграблен. Наступала очередь Рима. Обороняться он не мог — все войска находились с Аэцием. Из «вечного города» к Аттиле отправилось посольство во главе с папой Львом I, униженно молящее о пощаде. Неожиданно Аттила оказался сговорчивым: в армии гуннов началась чума, а у Апеннинских перевалов его поджидал Аэций. Гуннский царь ушел в Паннонию, но пригрозил, что вернется в следующем году, если ему не пришлют Гонорию. Аттила не вернулся.

    Риму помог случай. Аттила надумал взять в свой гарем новую наложницу, пленную бургундку красавицу Ильдико. Наутро после свадьбы прислужники нашли на брачном ложе плачущую девушку и мертвого деспота. По официальной версии, он умер «от великого ею наслаждения и отягощенный вином». Но во всех концах Европы говорили, что Аттила был ночью заколот Ильдико, мстившей за смерть родных и разрушение бургундского королевства.

    В начале XIII века в Австрии, на берегу Дуная, неизвестный шпильман — бродячий певец-профессионал, впервые записал героические сказанья, которые много столетий передавались из уст в уста у различных германских народов. Подобные же сказанья позднее были найдены в древних исландских манускриптах. Так дошла до наших дней «Песня о Нибелунгах» — средневековый германский эпос. В ней мы снова встречаемся с гуннами, готами и бургундами, с красавицей Ильдико (ее в эпосе зовут Гудруной или Кримхильдой, но ведь имя Ильдико — ласкательное уменьшение от Хильды) и грозным Аттилой (его теперь зовут на германский лад Этцелем или на скандинавский — Атли).

    «Красавица царевна в Бургундии жила, прекрасней всех на свете та девушка была». Царевна была выдана замуж за Этцеля, короля гуннов, родила ему двух сыновей. Братья Кримхильды, бургундские короли, владеют несметным сокровищем — золотом Нибелунгов, которое они спрятали на дне Рейна. Этцель, жаждущий заполучить сокровище, заманивает братьев к себе во дворец. Но они стойко умирают под пытками, не выдав тайны. На следующий день во дворец Этцеля собираются на пиршество вожди гуннов. Прислуживавшая им королева подносит мужу лакомое яство — сердца своих сыновей. Ради мести, она, как некогда Медея, не пожалела собственных детей. Объятый ужасом Этцель падает на ложе, и Кримхильда вонзает меч ему в грудь, затем поджигает дворец и гибнет в пламени. Так отразились в народной памяти реальные исторические события.

    Впрочем, есть иная версия «Нибелунгов». Кримхильда в ней мстит не Этцелю — Аттиле за братьев, а, наоборот, с помощью Этцеля — братьям за смерть своего первого мужа, Зигфрида. Сам же Этцель предстает перед нами в этой версии добрым, мягким и благородным королем, великодушным покровителем рыцарей княжеского рода.

    Очередная шутка истории? Может, и так. Ведь бывало, что кровавые деспоты становились в памяти последующих поколений добродетельными монархами, посвящавшими жизнь заботе о благополучии своих подданных. А может, тем германским племенам, которые были союзниками Аттилы, соучастниками его грабежей, «бич божий» запомнился именно с «положительной» стороны?

    Но вернемся к реальному Аттиле. Тело мертвого царя перевезли в пустынную степь и положили в шелковом шатре. Женщины в знак траура обрезали свои косы, мужчины ранили себе лицо. Лучшие всадники участвовали в ристалищах вокруг шатра с покойником. Лучшие певцы прославляли его подвиги. Затем соорудили курган и после пышной тризны, поздней ночью, тайно предали труп земле, предварительно заключив его в три гроба — золотой, серебряный и железный, и положив в погребение захваченное Аттилой оружие убитых врагов, дорогую конскую сбрую, золото и драгоценности без счета. В ту же ночь были убиты все, кто сооружал могилу грозного царя, чтобы никто не узнал ее место и не потревожил бы в поисках сокровищ покойника.

    Могилу Аттилы искали многие. Пока безуспешно. Где-то в венгерских степях, наверное, и сейчас стоит оплывший от времени курган с останками деспота, сама смерть которого послужила лишь поводом для нового кровопролития. Открытие его многое дало бы науке. Но найдут ли его когда-нибудь?

    А может быть, курган следует искать вовсе и не в Венгрии? Может быть, гунны увезли тело своего царя в далекие причерноморские степи, чтобы там, подальше от чужих глаз, совершить кровавый погребальный обряд? Наконец, не исключено, что грабители давным-давно раскопали курган с могилой Аттилы и похитили его драгоценности, только не поняли, кому эти драгоценности принадлежали. И лежат они сейчас в музеях и частных собраниях неопознанными. Или, и того хуже, камни были вынуты из оправ, золото переплавлено для удобства продающих, железо выброшено как ненужный хлам.

    Гунны и славяне

    Есть еще одно загадочное обстоятельство в похоронах Аттилы. Иордан, подробно описавший их, особо отметил тризну — грандиозное пиршество, когда похоронную скорбь выражают ликованием. И назвал его «стравой». Но ведь страва — слово славянского происхождения. В Толковом словаре Даля сказано, что оно означает пищу, еду, кушанье, яство и т. д. Откуда же попало к гуннам это слово, более уместное на тризне, скажем, князя Олега? Случайность? Совпадение?

    Но вот в 448 году ставку Аттилы посетил в составе константинопольского посольства ученый грек Приск Панийский. И в записках о своем путешествии он упоминает, что в дунайских селениях посольству предлагали «вместо вина мед, так именно называемый в тех местах». Опять славянский обычай и славянский термин для его обозначения у гуннов!

    Какова же роль гуннов в истории славян и наоборот? Возможно, что уже в начале V века славяне проникли на Дунай, в те области, куда пришли и гунны, которые восприняли от славян некоторые слова и обычаи.

    Смерть Аттилы не спасла Рим. Два года спустя его, ослабленного войной с гуннами, захватили вандалы и тщательно грабили в течение двух недель. А еще через двадцать один год Западная Римская империя навсегда прекратила свое существование.

    Падение государства гуннов

    Вскоре после смерти Аттилы распалась и держава гуннов, скрепленная только страхом и силой оружия. Его многочисленные сыновья стали оспаривать друг у друга власть. Восстали подчиненные племена и народы. Гунны были наголову разбиты и бежали в причерноморские степи. «Так отступили гунны, — заключил древний историк, — перед которыми, казалось, отступала Вселенная».

    Дальнейшие судьбы гуннов практически неизвестны. Скорее всего, они смешались с другими племенами, окончательно утратив свой язык и имя. Но где и когда в точности и с кем именно?

    Гунны, видео

    И в завершение интересный документальный фильм о гуннах и их легендарном вожде Аттиле.

    Автор: А. Хазанов.

    travel-in-time.org

    История гуннов и культура данного племени, как связь со славянами

    Обстоятельства в той же мере творят людей, в какой люди творят обстоятельства.

    Марк Твен

    История гуннов, как народа, очень интересна, и для нас, славян, представляет интерес тем, что гунны, с большой долей вероятности, являются предками славян. В данной статье мы рассмотрим ряд исторических документов и древних писаний, которые достоверно подтверждают тот факт, что гунны и славяне это один народ.

    Исследование происхождения славян крайне важно, поскольку веками нам преподносится история, в которой русские (славяне) до прихода Рюрика были слабыми, не образованными, без культуры и традиций. Некоторые ученые идут еще дальше и говорят о том, что славяне были настолько разобщены, что даже не могли самостоятельно управлять своими землями. Именно поэтому они призвали варяга Рюрика, который и заложил новую династию правителей Руси. В статье «Рюрик – славянский варяг» мы привели ряд неопровержимых фактов, говорящих о том, что варяги это есть русские. В данной же статье будет рассмотрена культура гуннов и их история, чтобы продемонстрировать широкой публике, что гунны были предками славян.  Начнем разбираться в этой весьма запутанной ситуации…

    Азиатская культура гуннов

    История гуннов берет свое начало в 6 веке до нашей эры. Именно с этого времени мы и начнем наш рассказ. Для того, чтобы разобраться кем же на самом деле были гунны мы будем опираться на исторические труды Аммиана Мацеллинна (крупный древнеримский историк, который начал подробно описывать исторические процессы, начиная с 96 года до нашей эры, но есть в его трудах и отдельные главы, связанные с империей гуннов), древнекитайские летописи.

    Впервые крупное исследование культуры гуннов было проведено французским историком Дегиньем, который высказал идею об азиатском происхождении гуннов. Вкратце эта теория заключается в том, что Дегинь увидел удивительно сходство слов «гунны» и «сюнны». Сюннами же назывался один из крупных народов, населявших территорию современного Китая. Такая теория, мягко говоря, является не состоятельной и говорит лишь о том, что рассматриваемые народы когда-то очень давно были единым целом или имели общих предков, но никак не о том, что гунны являются потомками сюннов.

    Существует и другая теория происхождения славян, которая в корне опровергает мысли, которые высказал Дегинье. Речь идет о европейском происхождении. Именно эта история гуннов нас и интересует. Ее мы и будем рассматривать. Досконально изучить данную проблему в рамках одной статьи крайне тяжело, поэтому данный материал просто продемонстрирует неопровержимые доказательства того, что гунны были предками славян, а более детально народ гунны, и в частности история великого князя и война Атиллы, будет рассмотренная в других статьях.

    Народ гунны в европейских источниках

    Первое подробное и конкретное упоминание о гуннах в летописях датируется 376 годом до нашей эры. Этот год ознаменовался войной, которая вошла в историю под названием гото-гуннской войны. Если о племенах готов мы знаем достаточно и их происхождение не вызывает никаких вопросов, то племя гунны впервые было описано именно при этой войне. Следовательно, остановимся более подробно на противниках готов, чтобы понять, кем же они были. И тут есть очень любопытный факт. В войне 376 года до н.э. с готами воевали … русичи и болгары! Данная война подробно описана Аммианом Марцеллином, римским историком, и именно у него впервые мы обнаруживаем это понятие – гунны. А кого Марцеллин понимал под гуннами, мы уже поняли.

    Уникальными и важными являются записи, которые сделал Приск Понтийский (византийский ученый-историк), во время своего пребывания у Атиллы, вождя гуннов, в 448 году. Вот как Понтийский описывает быт Атиллы и его окружения: «Город, в котором жил Атилла, представляет собой огромное селение, в котором располагались хоромы самого вождя Атиллы и его приближенных. Эти хоромы были сделаны из бревен, а украшались они башнями. Постройки внутри двора были сделаны из гладких досок, покрытых изумительной резьбой. Окружены хоромы были деревянной изгородью… Званых гостей, подданные Атиллы встречали с хлебом и солью». Мы четко видим, что древний историк Понтийский описывает быт, который в дальнейшем был присущ именно славянам. А упоминание о встречи гостей с хлебом и солью только усиливают это сходство.

    Еще более убедительное и однозначное значение термина «гунн» мы видим у другого историка из византийского 10 века Константина Богрянородского, который описывал следующие: «Этот народ мы всегда называли хуннами, в то время как они себя называют руссами». Уличить во лжи Богрянородского тяжело, как минимум по тому, что гуннов он видел своими собственными глазами, когда в 941 году н.э. киевский князь Игорь со своим войском осаждал Царьград.

    Такой перед нами предстает история гуннов согласно европейской версии.

    Племена гуннов в Скандинавии

    Ученые древнего мира из Скандинавии в своих трудах дают однозначную характеристику того, кто такие гунны. Этим термином скандинавы называли восточнославянские племена. При этом они никогда не разделяли понятия славяне и гунны, для них это был один народ. Но обо всем по порядку. Перед нами скандинавская версия, где однозначно определяются племена гуннов.

    Шведские летописцы пишут о том, что территория, на которой проживали восточные славяне, с древних времен именовалась немецкими племенами, как «Хуланд», в то время, как скандинавы эту же территорию именовали землей хунов или Хунаханд. Восточных славян, которые населяли данную территорию, и скандинавы и немцы называли «Хуны». Этимологию слова «гунны» скандинавские ученые объясняют древними преданиями об амазонках, которые жили в землях между Дунаем и Доном. Этих амазонок скандинавы издревле называли «Хуна» (Гунна), что в переводе означает «женщина». Отсюда и пошло данное понятие, а также название земель, где эти народы проживали «Хуналанд» и название самой страны «Хунагард».

    Олаф Далин, известный шведский ученый, писал в своих трудах: «Кунагард или Хунагард происходит от слова «хуна». Раньше эта страна нам была известна, как Ванланд, т.е. страна населенная ваннами (по-нашему венедами)». Другой скандинавский историк Олаф Верелий в своем рассказе писал: «Под гуннами наши предки (предки скандинавов) понимали восточных славян, которых в дальнейшем называли венедами».

    Скандинавы довольно долго называли племена восточных славян гуннами. В частности скандинавский воевода Ярослава Мудрого Ярл Эймунд, называл страну русского князя страной гуннов. А немецкий ученый того времени, времени Ярослава Мудрого, именем Адам Бременский писал еще более точные сведения: «Датчане называют землю русских Остроградом или Восточной страной. Иначе они называют эту страну Хунагардом, по населявшему эти земли племени гуннов». Другой скандинавский историк Саксон Грамматик, живший в Дании с 1140 по 1208 год, в своих трудах неизменно называет русские земли Хунохардией, а самих славян - русичами или хуннами.

    Следовательно, мы можем сделать вывод, что народа гунны, как такового, в Европе не было, поскольку на этой территории проживали восточные славяне, которых другие племена так и называли. Напомним, что впервые данный термин был введен Марцеллином, который во многом в своих трудах опирался на рассказы готов, бежавших с востока на запада под давлением неизвестных им племен, которые сами готы стали называть гуннами.

    istoriarusi.ru

    Народ гунны

    Появление в южнорусских степях гуннов, которых современники называли "гроза трех империй", открыло новую эпоху в истории Европы - эпоху Великого переселения народов. Так называется крупнейшее миграционное движение германских, иранских, тюркских, а позднее и славянских племен, которое с конца IV по VII вв. н.э. сотрясало всю Европу и привело к кардинальному изменению ее этнополитической карты. Ключевую роль в этих миграциях сыграли воинственные азиатские кочевники - гунны. Вторгшись в Северное Причерноморье, они всколыхнули весь варварский мир, спровоцировав перемещения огромных масс разноязычного населения в западном направлении - к границам Римской империи. Раздираемая внутренними противоречиями, разделенная в 395 г. на две части, некогда самая могущественная держава Средиземноморья оказалась не в силах противостоять бесчисленным варварам. В конечном счете, их натиск привел к падению в 476 г. Западной Римской империи и краху античной системы рабовладения, на смену которой пришли феодальные отношения эпохи средневековья.

    Считается, что гунны - это потомки кочевого народа хунну, обитавшего в Центральной Азии у границ Китая, с которым они вели беспрестанные войны. В I в. н.э. в одной из таких войн хунну потерпели поражение. Часть из них признала власть китайского императора, а остальные решили покинуть обжитые места и двинулись на запад. По пути следования хунну смешивались и увлекали за собой многие угорские, тюркские, иранские племена Сибири, Урала, Средней Азии и Поволжья. В результате контактов с этими народами первоначальная культура выходцев из глубин Азии сильно изменилась, а сами хунну превратились в гуннов. Под этим именем они и стали известны античным авторам.

    Первым о гуннах упомянул греческий поэт II в. н.э. Дионисий Периегет. В своем стихотворном описании мира Дионисий сообщает о неких уннах, обитавших к западу от Каспийского моря. Эти смутные представления о гуннах спустя два с лишним столетия сменились реальным знакомством с ними. Опустошительным рейдом полчища гуннов прошли Северное Причерноморье, оказались на Балканах и в Галлии, едва не уничтожив Римскую империю. Их стремительная экспансия потрясла даже видавших виды жителей Рима, которые уже долгие годы жили среди войн, социальных потрясений и варварских набегов.

    Военные успехи гуннской конницы во многом связываются с использованием луков и седел новых типов. Особенностью гуннского лука являлись его большие размеры (1,2-1,6 м) и асимметричная форма. Он был составным, т.е. изготовлялся из нескольких кусков дерева и имел костяные обкладки, придававшие ему дополнительную жесткость. Стрела, выпущенная из лука такой конструкции, летела быстрее и дальше, а использование более крупных наконечников стрел позволяло пробивать самые прочные защитные доспехи. Еще одним изобретением гуннов явилось жесткое седло. В отличие от мягкого кожаного седла "сарматского" типа, напоминавшего подушку, гуннское седло имело жесткую деревянную основу, скрепленную металлическими пластинами. В таком седле, лучше державшем всадника на лошади, было значительно удобнее сражаться в бою.

    Неудивительно, что в глазах римлян, даже родившихся после гуннского нашествия, этот народ казался воплощением самых темных сил. Историк VI в. Иордан так писал о возникновении "самого страшного из всех своей дикостью" племени: "Когда король готов Филимер... вступил в скифские земли, он обнаружил среди своего племени несколько женщин-колдуний... Сочтя их подозрительными, он прогнал их... и принудил блуждать в пустыне. Когда их, бродивших по бесплодным пространствам, увидели нечистые духи, то ... [они] смешались с ними и произвели то свирепейшее племя…, - малорослое, отвратительное, сухопарое, понятное как некий род людей только лишь в том смысле, что обнаруживало подобие человеческой речи. Вот эти-то гунны, созданные от такого корня, и подступили к границам готов".

    Под стать происхождению был и внешний облик гуннов. Яркий образ этих кочевников, а также описание их быта и нравов, содержатся в сочинении Аммиана Марцеллина - историка IV в., "солдата и грека", как он сам себя называл: "Племя гуннов... живет за Меотийским болотом... и превосходит всякую меру дикости. … они отличаются плотными и крепкими частями тела, толстыми затылками и вообще столь страшным и чудовищным видом, что можно их принять за двуногих зверей... При столь неприятном человеческом облике они так дики, что не употребляют ни огня, ни приготовленной пищи, а питаются кореньями полевых трав и полусырым мясом всякого скота, которое кладут между своими бедрами и лошадиными спинами и скоро нагревают парением. Они никогда не прикрываются никакими строениями и питают к ним отвращение... кочуя по горам и лесам... Они одеваются в одежды холщовые или сшитые из шкурок лесных мышей; у них нет различий между домашней и выходной одеждой; раз надетая туника грязного цвета снимается или меняется не прежде, чем от долговременного гниения расползается в лохмотья. Головы они прикрывают кривыми шапками, а волосатые ноги защищают козьими шкурами; обувь, не пригнанная ни на какую колодку, мешает выступать свободным шагом... Они не подчинены строгой власти царя, а довольствуются случайным предводительством знатнейших и сокрушают все, что попадается на пути. Их потому можно назвать самыми яростными воителями, что издали они сражаются метательными копьями, на конце которых вместо острия с удивительным искусством приделаны острые кости, а в рукопашную рубятся безрассудно мечами, а сами, уклоняясь от удара кинжалов, набрасывают на врагов крепко свитые арканы... Все они, не имея ни определенного места жительства, ни домашнего очага, ни законов, ни устойчивого образа жизни, кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы, с кибитками, в которых они проводят жизнь. Здесь жены ткут им жалкую одежду, спят с мужьями, рожают детей и кормят их до возмужалости. Никто из них не может ответить на вопрос, где его родина... Подобно неразумным животным, они не имеют никакого понятия о чести и бесчестии; они уклончивы и темны в речах, …не связаны уважением к религии; они пылают неудержимою страстью к золоту…".

    По описанию внешности гуннов, а также по данным антропологических исследований, гунны, в отличие от других народов, которые оказывались в Крыму в предшествующие эпохи, относились не к европеоидной, а к монголоидной расе. Язык гуннов, по мнению специалистов, принадлежал к тюркской группе алтайской языковой семьи.

    В ходе своего движения на запад, в конце IV в. центрально-азиатские варвары обрушились на обитавших в степях Предкавказья, Подонья и Приазовья алан, которые стали первым европейским народом, пострадавшим от гуннской агрессии. Произведя страшные опустошения, частично истребив, а частично покорив алан, гунны ворвались во владения остроготской "державы Германариха" и разгромили ее. Престарелый конунг Германарих, по одной версии, покончил с собой, а по другой - умер от раны. Уцелевшие остроготы признали власть победителей, которые стали безраздельно господствовать на огромной территории от Дона до Карпат.

    Разорив стойбища алан, гунны устремились на запад двумя путями. Основной их массив обогнул Азовское море с севера, а отдельные отряды через Боспор Киммерийский проникли в Крым. Если верить рассказу историка V в. Созомена, кочевники случайно обнаружили переправу через Керченский пролив: "…[Готы и гунны] не знали, что живут по соседству друг с другом, так как между ними лежало огромное озеро [Меотида]... Однажды... преследуемый оводом бык перешел через озеро и за ним последовал пастух; увидав противоположную землю, он сообщил о ней соплеменникам. Другие говорят, что перебежавшая лань показала охотившимся гуннам эту дорогу, слегка покрытую сверху водою". Несколько отличающаяся версия проникновения гуннов в Крым изложена современником Созомена - историком Зосимом: "...Киммерийский Боспор, занесенный илом из Танаиса [Дона], дал им [гуннам] возможность перейти сухим путем из Азии в Европу". На первый взгляд этот рассказ кажется лишь красивой легендой, но современники отмечали, что из-за наносов ила Керченский пролив время от времени действительно превращался в мелководье, давая возможность перейти его "сухим путем". Существует и еще одно объяснение: гунны переправились через Боспор Киммерийский по льду. В морозные зимы пролив замерзает настолько, что становится вполне проходимым.

    Сметавшая все на своем пути, неукротимая гуннская конница, тем не менее, не нанесла сокрушительного удара Таврике. Судя по археологическим данным, Боспорское царство от вторжения гуннов сильно не пострадало и, похоже, они подчинили его, не вступая в сражение. Видимо, правители Боспора предпочли признать верховенство пришельцев, выплатив им дань. Удалось избежать столкновения с гуннами и Херсонесу, правда, не без помощи Рима, выделившего средства на ремонт городских оборонительных стен. Еще одной мерой безопасности стало расселение на подступах к городу готов и алан, которые за предоставленную землю и денежные выплаты должны были охранять последний форпост Империи в Северном Причерноморье. Варвары, выполнявшие подобные функции по договору, назывались "федератами". Единственными, кто испытал существенную дестабилизацию в связи с приходом гуннов, оказались жившие в предгорьях сарматы, аланы и германцы, которым пришлось переселиться в труднодоступные районы Главной гряды Крымских гор. В результате, бoльшая часть полуострова превратилась в кочевья гуннского племени, названного Иорданом альциагирами.

    Связываемые с гуннами погребения, которых всего известно около десятка, равномерно распределены в степной части Крыма. Как и все кочевники, гунны не оставляли больших родовых кладбищ. Их одиночные захоронения совершены либо в насыпях курганов, либо в склепах предшествующих эпох. Возможно, впрочем, что это могилы не собственно гуннов, а входивших в состав их войска других народов. По этой причине археологи обобщенно говорят о них как о "погребениях гуннского времени". Несмотря на дикость и жестокость нравов покорителей Европы, гуннская эпоха демонстрирует яркую и самобытную материальную культуру с оригинальными, изящно выполненными предметами в красно-желтой цветовой гамме. За таким ювелирным направлением, когда поверхность золотых изделий разделялась на ячейки, в которые помещались вставки из альмандинов, сердоликов или стекла, закрепилось название "гуннский полихромный стиль". В этом стиле оформляли серьги, диадемы, пряжки, фибулы, рукояти и ножны мечей, детали конской упряжи. Помимо высокохудожественных образцов "полихромного стиля", характерными признаками гуннской культуры являются также бронзовые котлы, которые, вероятно, являлись ритуальными сосудами, предназначенными для варки мяса жертвенных животных.

    В начале V в. гунны, пребывавшие до этого в относительном мире с Римской империей, достигли Дуная и перешли ее границу. В это время ими предводительствовал мудрый политик и талантливый полководец Аттила, получивший прозвище "бич божий". На пути к достижению единоличной власти Аттила не останавливался перед физическим устранением своих противников, даже родственников, поэтому одно только имя его наводило на всех ужас. По словам Иордана, "... этот человек родился в мир для потрясения народов и для внушения страха всем странам". Правление Аттилы стало триумфом гуннов в Европе, временем их наивысшего могущества. Расширяя свои территории, Аттила грабил богатые города, уничтожая их жителей, а в 434 г. даже осадил Константинополь. После кровопролитного сражения римлянам пришлось выполнить унизительный ультиматум Аттилы и выплатить 1800 кг золота. Жажда золота довела азиатов до Галлии (Франция), где и решилась судьба Европы.

    Ранним утром 21 июня 451 г. в 150 километрах восточнее Парижа на Каталаунских полях в беспощадном поединке сошлись воинство Аттилы и римская армия под командованием полководца Аэция. И хотя решающей победы в сражении, которое вошло в историю как "битва народов", не одержала ни одна из сторон, военная мощь гуннов была подорвана. Через год Аттила вновь собрал войско, вторгся в Галлию, но так и не смог ее завоевать. После его смерти, эфемерная держава, существовавшая лишь благодаря силе оружия и авторитету вождя, распалась. Разрозненные гуннские орды направились в северопричерноморские степи, а одно из племен - утигуры, оказалось в Крыму.

    Здесь гунны-утигуры столкнулись с готами-трапезитами - охранявшими западные рубежи Боспора германцами. Выполняя свои обязательства, они пытались организовать оборону против надвигавшихся кочевников. Однако, не чувствуя силы сопротивляться врагам, часть готов вступила с гуннами в соглашение и, переправившись вместе на азиатский берег Киммерийского пролива, они обосновались в районе нынешнего Новороссийска. Другая часть готов осталась в Крыму, продолжая жить в горных местностях Юго-Западного Крыма. Степные пространства полуострова занимали вернувшиеся гунны.

    В правление византийского императора Юстиниана I (527-565 гг.) эпоха Великих миграций, в целом, завершилась. "Старый Рим" пал, настал звездный час "нового Рима" - венценосного Константинополя. Сюда стекались товары со всего мира, и двор византийских императоров манил своей роскошью многих иностранцев. Византия всегда стремилась укреплять свои позиции в варварском мире, для чего в ход шли не только интриги и подкуп, но и пропаганда византийского образа жизни. В итоге византийцам удалось превратить вчерашних врагов в друзей империи, победив их не столько оружием, сколько своей высокоразвитой культурой. Немалая заслуга в этом принадлежала и проповедникам христианской веры.

    Мы не знаем, кто познакомил с основами христианства гуннского вождя Грода (или Горда), кочевья которого располагались на Керченском полуострове. Известно только, что этот правитель явился ко двору Юстиниана I с просьбой окрестить его. Воспреемником Грода стал сам император. Отправленный с богатыми дарами домой, Грод обязался соблюдать интересы византийцев. С ним на Боспор для охраны города был послан византийский военный отряд. Соплеменники встретили, однако, крещеного гунна весьма прохладно. Настороженность переросла в ненависть, после того как Грод потребовал уничтожить старые родовые святилища и языческих идолов. Против "вождя-отступника" был организован заговор, в котором участвовал его родной брат Мугел, и все решилось по-варварски просто: Гроду отрубили голову.

    В отместку за связь Грода с боспорцами и византийцами, Мугел решил нанести удар по Боспору. Он захватил и разорил Таманский и Керченский полуострова, уничтожив византийский гарнизон вместе с командиром. Получив тревожные вести, Юстиниан I спешно направил в Таврику войска, а гунны, узнав об этом, обратились в бегство. В Боспоре наступил мир, и "ромеи владели им безбоязненно", - сообщается об этих событиях в "Хронографии" Феофана.

    Дальнейшая судьба уцелевших в междоусобицах и столкновениях с Византией гуннов связана с тюркютами. Это новое объединение тюркских кочевых народов, появившееся в Северном Причерноморье в 70-е гг. VI в., в массе которых гунны бесследно растворились.

    В. П. Власов

    

    biofile.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о