Сонет бунин стихотворение – “ПОЭТ МЕНЯ ПОЙМЕТ…” О “СОНЕТЕ НА ЛЬДИНЕ” И. БУНИНА

И. Северянин. Бунин | ВСЕ Сочинения.RU

Можно ли описать Бунина — поэта и человека, используя образы этого сонета? Попробуйте это сделать.
Сонет рисует Бунина — поэта и че­ловека в минуты грустного настроения. При этом очерчен круг поэтического восприятия мира, границы тематики его стихов, круг образов, которые живут в строках. Восприятие жизни передано че­рез картины природы, «уют усадеб», «благую отраду одиночества».

Удалось ли автору передать четкость и лако­низм стиля Бунина? Какой прием помог в этом?

Четкость и лаконизм стиля Бунина автору удалось передать, используя необычно организованное сравнение. Прозрачность стиха, уподобляясь север­ному апрелю,

То бежит проточною водою,

То теплится студеною звездою,

В нем есть какой-то бодрый,

трезвый хмель…

Наряду с северным апрелем возникает образ осени.

Уют усадеб в пору листопада,

Благая одиночества отрада.

Ружье. Собака. Серая Ока.

Какие картины природы нарисованы в строках сонета? Это картины живой природы или передача особенностей творчества Бунина?

Внимательно перечитывая строки со­нета, мы убеждаемся, что автор воспро­изводит не живые картины, которые он видит сам, а их блестящие описания в строках лирики Бунина. При этом автору удается понаблюдать за приметами стиля Бунина и даже отчасти воспроизвести осо­бенности его поэтического почерка.

Оцените сравнения в строках сонета.

Можно ограничиться теми сравнения­ми, к которым мы обратились, отвечая на вопрос 3. В любом случае нужно обратить внимание на необычность включения сравнений в текст.

Охарактеризуйте самый главный прием, кото­рым пользуется поэт, создавая образ Бунина.

Автор использует в этом стихотворении однородные члены, и назывные пред­ложения, и параллелизм. Не пренебрегая остальными приемами, автор свободно включает свои перечни в обзор поэти­ческого мира, которым владеет Бунин.

И. Северянин. Бунин

Оцените пожалуйста этот пост


На этой странице искали :
  • оцените сравнения в строках сонета
  • северянин бунин
  • оцените сравнения в строках сонета бунин
  • сонет бунин
  • анализ стихотворения северянина Бунин

Сохрани к себе на стену!

vsesochineniya.ru

Стихи Бунина – очень глубокий взгляд на мир удивительно талантливого поэта.

Иван Алексеевич Бунин – представитель серебряного века, который несколько выпадает из общего ряда этого литературного течения. Его талант был настолько разносторонен и многогранен, что начинал свой творческий путь он с небольших стихотворений, которые были по большей своей части пейзажными миниатюрами, а закончил – престижной Нобелевской премией за свою прозу. Что таят в себе стихи Бунина? Чем проникнуты и в каком ключе их понимать?

Вечер

Красивое стихотворение Бунина, написанное в привычном для того времени жанре классического сонета. Тематика шекспировских и пушкинских сонетов – философия жизни или воспевание любовного чувства. Бунин переворачивает это традиционное понимание сонета, расширяя его границы. Тема “Вечера” – единение двух миров – природы и человека.

Бунин пытается открыть людям истинное понимание счастья, которое они пытаются поймать в поисках больших денег или взаимной любви. У Бунина всё оказывается гораздо проще: счастье заключается в окружающем нас мире – в мимолётном облаке, которое вскоре растает вдали; в мимо пролетевшей птичке.

Глубочайшее постижение того, что называется таким коротким, но таким всеобъемлющим словом “мир”. Лучшие поэты лишь к закату своего творчества приходили к постижению этих тайн. Бунин уже в самом начале своего творческого пути заявляет формулу счастья: “Я вижу, слышу, счастлив. Всё во мне”.

Раскрылось небо

Небо в творчестве Бунина – тот лейтмотив, который постоянно присутствует в его стихах. Для поэта оно – символ жизни, так как оно непостижимо и вечно. В стихотворении “Раскрылось небо” Бунин максимально раскрывает этот образ, размышляя о смысле жизни. Вроде и тематика должна быть философская, но всё стихотворение целиком пронизано светом и безграничностью этого неба – его ширью, бездонностью и необычностью.

Дополняют его и другие образы – берёза, день, солнце – всё находится в гармонии и чистоте.

Печаль ресниц сияющих и чёрных…

Однако ошибочно будет полагать, что все стихи Бунина – это философские пейзажные зарисовки. Присутствует у него и любовная лирика, но опять-таки в другом прочтении, нежели у других авторов. Стихотворение “Печаль ресниц сияющих и чёрных..” предвосхищало его знаменитый сборник под таинственным названием “Тёмные аллеи”, задавая его будущую тематику.

Невыразимая печаль сквозит в строчках, прощание с дорогой и любимой женщиной сжимает сердце тоской. Красивое описание возлюбленной через целый ряд метафор и эпитетов показывает читателям, насколько дорога была эта женщина лирическому герою: алмазы слёз, сияющие ресницы, небесные глаза, печаль ресниц. Каждый, читающий эти строки, наверняка вспоминает свою историю любви – в жизни каждого человека были расставания и разлуки с любимым человеком.

Что впереди?

Данное стихотворение наполнено совершенно другим ощущением, нежели в предыдущем. Прошлое ещё тянет лирического героя назад мыслями и воспоминаниями, но он с лёгкостью отпускает это прошлое. Он весь нацелен на будущее, так как именно там его ждёт новое счастье с любимой женщиной. В связи с этим ожиданием он исполнен счастьем и спокойствием.

Несмотря на то, что Бунин многими признаётся только лишь как писатель-прозаик, не зря он сказал про себя: “Я поэт больше, чем писатель”. Стихи Бунина – это сгустки его невероятно глубокого мироощущения, которое заставляет человека не только внимательно оглянуться вокруг себя, но и заглянуть в свой внутренний мир, чтобы познать там собственную красоту.

Мы в Google+

©

poesy.su

Поэзия И.А. Бунина. Основные темы и образы. Стихотворения Бунин И.А. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Сочинения / Бунин И.А. / Стихотворения / Поэзия И.А. Бунина. Основные темы и образы.

    Бунин вступил в литературу стихами. Он говорил: «Я поэт больше, чем писатель». Однако у Бунина поэт – это человек особого взгляда на мир. Говоря о его лирике, мы не можем четко различить темы его поэзии, потому что поэзия и проза у Бунина как бы идут рядом. Его лирика – это совокупность тонких тематических граней. В поэзии Бунина можно различить такие тематические грани, как стихотворения о жизни, о радости земного бытия, стихотворения о детстве и юности, об одиночестве, о тоске. То есть Бунин писал о жизни, о человеке, о том, что трогает человека.

    Одна из таких граней – это стихотворения о мире природы и мире человека. Стихотворение «Вечер» написано в жанре классического сонета. У Шекспира и у Пушкина сонеты о любви, философские сонеты. У Бунина же в сонете воспеты мир человека и мир природы.

    О счастье мы всегда лишь вспоминаем.

    А счастье всюду. Может быть, оно

    Вот этот сад осенний за сараем

    И чистый воздух, льющийся в окно.

    В бездонном небе легким, чистым кроем

    Встает, сияет облако. Давно

    Слежу за ним… Мы мало видим, знаем.

    А счастье только знающим дано.

    Окно открыто. Пискнула и села

    На подоконник птичка. И от книг

    Усталый взгляд я отвожу на миг.

    День вечереет, небо опустело,

    Гул молотилки слышен на гумне.

    Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне.

    Это стихотворение говорит о том, что мы гонимся за счастьем, ищем его, но не осознаем, что оно вокруг нас («О счастье мы лишь только вспоминаем…»). Люди не всегда могут посмотреть на обычные вещи необычным взглядом; они не замечают их, не замечают счастья. («Мы мало видим, знаем, а счастье только знающим дано»). Но от зоркого взгляда поэта не ускользнет ни облако, ни птичка, эти каждодневные вещи, которые приносят счастье. Формула счастья по Бунину выражена в последней строке стихотворения: «Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне».

    В стихотворении доминирует образ неба. В лирике Бунина небо – лейтмотив, оно олицетворяет жизнь, оно необыкновенно и вечно. Образ неба обрисован в стихотворении «Раскрылось небо». В этом стихотворении небо – центр размышлений о жизни, но его образ взаимосвязан с другими образами – дня, света, березы. Они словно освещают все стихотворение, береза придает ему белый атласный свет.

    Сухие листья, запах пряный,

    Атласный блеск березняка…

    О, миг счастливый, миг обманный,

    Стократ блаженная тоска.

    В этих стихотворениях Бунин словно говорит нам, что мир вокруг нас и дает нам счастливые мгновения.

    Бунин классичен. Он вобрал в свое тв-во все богатство русской поэзии ХIХ в. и нередко подчеркивает эту преемственность в содержании и форме. В стих-ии «Призраки» он демонстративно заявляет: «Нет, мертвые не умерли для нас!». Зоркость к призракам для поэта равнозначна преданности ушедшим. Но это же стих-е свидетельствует о чуткости Бунина к новейшим явлениям русской поэзии , об интересе его к поэтич. интерпретации мифа, к передаче иррационального, подсознательного, грустно-музыкального. Отсюда – образы призраков, арф, дремлющих звуков, родственная Бальмонту напевность.

    Пленительная красота поэмы «Листопад» осознается читателем сразу же: он не может остаться безучастным к этой поэтич. панораме леса в пору его увядания, когда краски меняются на глазах, и природа претерпевает свое скорбно-неизбежное обновление. Подкупает и тесная сращенность нарисованных картин с фольклорными образами русских сказок и поверий. Отсюда – развернутое уподобление леса огромному расписному терему со своими стенами, оконцами и чудесной народной резьбой. Лес прекрасен, но с грустной очевидностью меняется, пустеет как родной дом, гибнет, как весь сложившийся годами уклад жизни. Как человек все более отчуждается от природы, так и лир. герой вынужден рвать нити, связывающие его с родными пенатами, отчим краем, прошлым. Такой подтекст лежит в основе поэмы и формирует символический образ Осени, чье имя пишется с большой буквы. Она же называется «угасающей вдовой» чье счастье, как и у лир. героя, оказ-ся недолговечным. Это определяет символико-философский хар-р поэмы.

    Поэзия любви Бунина предвосхищает цикл рассказов «Темные аллеи». Стихотворения отражают разные оттенки чувств. Стихотворение «Печаль ресниц сияющих и черных…» проникнуто печалью любви, печалью прощания с любимой.

    Печаль ресниц сияющих и черных

    Алмазы слез, обильных, непокорных,

    И вновь огонь небесных глаз, –

    Счастливых, радостных, смиренных

    Все помню я… Но нет уж в мире нас,

    Когда-то юных и блаженных!

    Откуда же являешься ты мне?

    Зачем же воскресаешь ты во сне,

    Несрочной прелестью сияя,

    И дивно повторяется восторг,

    Та встреча, краткая земная,

    Что бог нам дал и тотчас вновь расторг?

    Стихотворение поделено на 2 строфы. В первой поэт вспоминает свою любимую, ее образ до сих пор живет в его глазах, сердце и душе. Однако он с горечью понимает, что они изменились, и ее, прежнюю, уже не вернуть (это подчеркивается восклицанием: «Но нет уж в мире нас, когда-то юных и блаженных!»). Его нежность в описании возлюбленной подчеркивают художественные средства, такие как метафора («алмазы слез», «огонь глаз», «печаль ресниц») и эпитеты (ресницы сияющие, слезы непокорные, глаза небесные).

    Во второй строфе лирический герой терзается вопросами о том, почему она все же приходит к нему во сне, вспоминает восторг встречи с ней. Его раздумья выражаются в стихотворении риторическими вопросами, и ответа на них не следует.

    Стихотворение «Что впереди?» насыщено атмосферой счастья и спокойствия, что доказывают строки

    Что впереди? Счастливый долгий путь.

    Куда-то вдаль спокойно устремляет

    Она глаза, а молодая грудь

    Легко и мерно дышит и чуть-чуть

    Воротничок от шеи отделяет –

    И чувствую я слабый аромат

    Ее волос, дыхания – и чую

    Былых восторгов сладостный возврат…

    Что там, вдали? Но я гляжу, тоскуя,

    Уж не вперед, нет, я гляжу назад.

    Лирический герой понимает, что впереди его ожидает счастье с любимой, но о прошлом он думает с грустью, не хочет его отпускать.

    Стихотворения о любви раскрывают разные грани чувства.

    В поэзии Бунина особо выделяют «звездную лирику», это средоточие тем неба, звезд, вечности и красоты. Он писал великолепные ночные, сумеречные стихи, словно наполненные мерцанием. Это можно объяснить его особенным восприятием мира. Бунин говорил: «Не устану воспевать вас, звезды». Одной из таких песен звездам стало стихотворение «Сириус».

    Где ты, звезда моя заветная,

    Венец небесной красоты?

    Очарование безответное

    Снегов и лунной высоты?

    Где молодость простая, чистая,

    В кругу любимом и родном,

    И старый дом, и ель смолистая

    В сугробах белых за окном?

    Пылай, играй стоцветной силою,

    Неугасимая звезда,

    Над дальней моей могилою,

    Забытой богом навсегда!

    Звезда Сириус – белая, стоцветная, самая яркая звезда на ночном небосклоне. В Древнем Египте Сириус считали священной звездой. В этом стихотворении переплетаются восхищение любимой звездой и философские размышления лирического героя. Звезда – символ судьбы, она ассоциируется с жизнью, молодостью, родиной. Бунин считает звезду понятием философическим, так как и у человека на земле, и у звезды на небе есть высокая миссия – служить вечной красоте.

    Бунина, как человека любознательного и жизнелюбивого, привлекало время, прошлое и настоящее. На эту тему у него есть ряд стихотворений, самое яркое из которых – «Кадильница». «В монастыре забытом» … «давно потухшая, давным-давно пустая лежит кадильница – вся черная внутри от угля и смолы, пылавших в ней когда-то». Кадильница – символ ушедшего прошлого. Но ее черное дно говорит о том, что в ней горел огонь, значит, в ней горела жизнь. Во второй части стихотворения Бунин делает призыв к самому себе, к своему сердцу

    Ты, сердце, полное огня и аромата,

    Не забывай о ней. До черноты сгори.

    То есть автор призывает жить – гореть, как горела древняя кадильница. В этом мы видим стремление лирического героя исполнить до конца миссию земного пребывания.

    Наряду с такими вечными ценностями жизни, как красота природа, любовь, добро, слияние с окружающим миром, труд, неустанное познание истины, есть, по Бунину, и еще одна – владение родной речью, приобщение к Письменам. В стих-ии «Слово» поэт ставит это человеческое достояние как особый, бессмертный дар. Это именно тот «глагол», который может превратить человека в бога, а поэта – в пророка. Это именно та ценность, кот. «в дни злобы и страданья, на мировом погосте оставляет людям надежду на спасения.

    Итак, основные черты лир. поэзии Бунина – стремлений к описат. подробности, яркость конкр. деталей, классич. простота, лаконизм, поэтизация вечных человеч. ценностей, и в первую очередь – родной природы. Богатство подтекста, частое обращение к символике, тесная сращенность с рус. прозой, в частности с повелистикой Чехова; тяготение к философичному частые переклички с собств. рассказами.тяготение к философичному частые переклички с собств. рассказами.

Добавил: lady92diana

41443 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Бунин И.А. / Стихотворения / Поэзия И.А. Бунина. Основные темы и образы.

Смотрите также по
произведению “Стихотворения”:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Ритмическая структура сонетов И. А. Бунина — реферат

Реферат

студентки I курса филологического факультета

русского отделения 

3-ей английской группы

Петуховой Анны

на тему:

«Ритмическая структура 
сонетов И. А. Бунина»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Период в русской литературе
конца XIX и начала XX века принято называть
«Серебряным веком». Словесное, а особенно
поэтическое искусство того времени ставило
принцип музыкальности одним из непременных
условий творчества. Умение «овладевать»
музыкальными формами было необыкновенно
важно. Это предопределило развитие сонета
в эпоху Серебряного века, ведь даже сам
термин, определивший этот жанр, указывает
на звучание стиха (итал. «sonetto», от «sonare»
— «звучать, звенеть»)1. «Ритмическая
стройность, звон рифм и живая музыка строфических
переходов – все это уже предписывалось
первоначальным обозначением этой малой
стихотворной системы»2.

   Одним из самых виртуозных
сонетистов Серебряного века был И.А. Бунин,
говоривший о своем творчестве: «Приходится
как бы концентрировать мысль, сжимать
ее в точные формы. А это ведь так увлекательно.
Вот и сонет поэтому излюбленная моя форма»3.

   То, что поэт тяготел к 
сонету, подтверждает анализ стихотворений, 
казалось бы, внешне далеких от
этого жанра, но, однако, близких ему. Например,
стихотворение «Одиночество» в своей
композиции несет черты сонетного построения,
основанного на тезисе, его развитии, 
антитезисе и синтезе, а последняя фраза:
«Что ж! Камин затоплю, буду пить… Хорошо
бы собаку купить» – соответствует сонетному
«замку». Можно утверждать, что у поэта
было двойственное отношение к сонету.
С одной стороны, ему импонировала концентрация
мысли в сонете, антитетичность его формы,
с другой, правила сонета «сковывают»
творца, строгая форма искусственно вычленяет
фрагмент жизни как часть целого, бесконечного.
Впрочем, сам И.А. Бунин подчеркивал «фрагментарность»,
«отрывочность» своего «сознания» (например,
в письме к Л.Н. Толстому). Это качество
нашло свое яркое выражение в сонете «Отчаяние»:
вечность присутствия Бога в неправедном
мире подчеркнута «фрагментарностью»
стихотворения, создаваемого многоточиями
и союзом «и»4:

…И нового порфирой облекли…

Теперь лишь стоны слышны. В эти 
дни

Звучит лишь стон… Лама савахфани?

   Несомненен вклад поэта в
историю данного жанра. Авторские «вольности»
в обращении с сонетом, которые могут рассматриваться
как отступления от традиции, вместе с
тем способствовали развитию жанра. Именно
в сонете, пожалуй, удается опровергнуть
распространенное мнение о «консерватизме»
поэта. Его формальные изыски в отношении
строф, способов рифмовки, ритмики стояли
в одном ряду с достижениями модернистов.

   Одной из характерных черт
многих сонетов И.А. Бунина считается напряженность
ритма, вызванная анжанбеманами, как, например, 
в «Пилигриме»:

Орлиный клюв, глаза совы, но кротки

Теперь они: глядят туда, где синь

Святой страны, где слезы звезд
– как четки

На смуглой кисти Ангела Пустынь.

   Вместе с созданием запоминающихся
образов Бунин придает напряженность
ритму, чем и обуславливает яркий «психологический»
эффект воздействия «восточных» сонетов.
Иногда подобная ритмическая напряженность
может усиливаться охватной рифмовкой,
более «утяжеляющей» стих, чем перекрестная:

Осенний день в лиловой крупной 
зыби

Блистал, как медь. Эол и Посейдон

Вели в снастях певучий долгий
стон,

И наш корабль нырял подобно 
рыбе. («В архипелаге»)

   Однако «тяжеловесность»
стиха может уравновешиваться цезурой
(ритмической паузой в стихе, разделяющей
стих на некоторое количество частей)
перед третьей стопой с постоянным ударением
на предцезурной стопе: «Вдали был мыс.
Высоко на изгибе…/ Но песня рей меня клонила
в сон -…» («В архипелаге»), «Нет ни звезды.
Один Юпитер мутный/ Горит в выси мистическим
огнем» («Морской ветер»).

   Многочисленные ритмико-синтаксические
переносы характеризуют и сонет «Вечер»
(«А счастье всюду. Может быть, оно / Вот
этот сад…»). Кроме того, стихотворение
усложняется паузами внутри строк («Встает,
сияет облако. Давно…») и односложными
словами, за что, кстати, Бунина упрекал
В.Я. Брюсов. Вместе с тем «разговорность»
ритма, возможно, помогала поэту «удержаться»
на гранях двух миров – реального эмпирического
и поэтического; уравновесить «Гул молотилки
слышен на гумне» и «Я вижу, слышу, счастлив.
Все во мне».

   Другая смысловая нагрузка,
которую могут нести строфические переносы
– это своеобразные «стоп-кадры» для более
глубокого постижения происходящего.
Так, в сонете «Могила в скале» первое
слово после переноса является ключевым
в восприятии авторской концепции мира:
«сокрытое», «вздохнул», умножил» – их
значение расширяется до сущности Бога
и замысла Творца. Господь невидим для
глаз человека («сокрытое»), однако Он
дал жизнь всему земному («вздохнул» так,
словно «вдохнул жизнь») и «умножил» ее.
Строфические переносы выполняют функцию
смысловых «остановок», отсылающих читателя
к Святому Писанию. Паузы при обособленном
приложении «путник» создают особый ритмический
рисунок, отражающий повышенную эмоциональную
напряженность лирического героя. Ритмическая
организация трехстишия («Я, путник, видел
это») соответствует перемещению акцентов
с внешней картины (Нубии и ее руин) во
внутренний план, соответствующий духовному
состоянию «я» путника5.

   Бунину в стихотворении 
«Могила в скале» удалось показать 
и свое версификационное мастерство:
сонет сохраняет все важнейшие 
требования к жанру. Точные, удачные 
рифмы, классический способ рифмовки
(abba baba ccd eed), графическое оформление соответствуют
представлению о смешанной англо-французской
сонетной форме. Однако Бунин трансформирует
сонетную композицию, изменяя привычное
членение сонета: четырнадцать строк этого
стихотворения составляют пяти-, трех-,
четырех- и двустишие.

   Другой случай – сонет «Мира»,
сочетающий в себе четырех-, семи- и трехстишия.
Это стихотворение возможно соотнести
с сонетом «Кадильница», причем не только
в философском смысле (в обоих сонетах
на первом плане – идея служения людям,
своеобразного «горения», которое дает
возможность «возродиться»), но и сопоставить
их с точки зрения ритмической структуры.
Если «Мира» – сонет с классической рифмовкой
(abab baba cdc dcd), то рифмовка «Кадильницы»
намного оригинальнее: aabb ccde ed. Более того,
если «Мира» – сонет традиционной формы
(хотя и с необычным композиционным членением),
то «Кадильница» – это безголовый опрокинутый
сонет, образованный от итальянской модели.
Таким образом, строфы сонета уменьшились
на одну. Этой отсутствующей строфой был
начальный, «головной» катрен. Кроме перемены
числа строф в данном сонете произошла
перемена их порядка: катрены и терцеты
поменялись местами:

В горах Сицилии, в монастыре 
забытом,

По храму темному, по выщербленным
плитам,

В разрушенный алтарь пастух меня
привел,

И увидал я там: стоит нагой престол,

А перед ним, в пыли, могильно-золотая,

Давно потухшая, давным-давно пустая,

Лежит кадильница – вся черная внутри

От угля и смолы, пылавших в ней 
когда-то…

 

Ты, сердце, полное огня и аромата,

Не забывай о ней. До черноты 
сгори.

   Стоит отметить, что это стремление
к «неправильному типу сонета» привлекало
более позднего Бунина: «Кадильница» датируется
1916-м годом, а «Мира» – 1903-м.  Вообще, написанные
после 1910-ого года стихотворения у Бунина
тяготеют к тому, чтобы сказать о сонете
скорее как о форме. Так, стихотворение
1947 года «Nel mezzo del camin di nostra vita» («Дни близ
Неаполя в апреле…») написано с оглядкой
на синтаксическую и семантическую структуру
сонета: два катрена с охватной рифмовкой
(на четыре рифмы) и заключительное шестистишие
(на три рифмы). На связь с сонетом указывает
стиховой объем в 14 строк и порядок рифмовки:

Дни близ Неаполя в апреле,

Когда так холоден и сыр,

Так сладок сердцу божий мир…

Сады в долинах розовели,

В них голубой стоял туман,

Селенья черные молчали,

Ракиты серые торчали,

Вдыхая в полусне дурман

Земли разрытой и навоза…

Таилась хмурая угроза

В дымящемся густом руне,

Каким в горах спускались тучи

На их синеющие кручи…

Дни, вечно памятные мне!

Тем не менее Бунин пренебрегает
графической «отбивкой» внутренней
структуры сонета, нарушает «чистоту» 
синтаксического членения за счет резких
переносов (впрочем, как было отмечено
выше, это было весьма характерно и 
для более раннего Бунина).

   Еще один показательный пример
использования Буниным сонетной формы
– стихотворение «Уж ветер шарит по полю
пустому…» (опубликовано в 1960-м году).
Несмотря на отсутствие графической «отбивки»,
оно в композиционном плане повторяет
структуру инверсированного сонета. Впрочем,
здесь все же наблюдается частичное отступление
от идеальной синтаксической схемы за
счет стихового переноса из катрена в
секстину (шестистишную строфу, состоящую
из четверостишия и двустишия, с разной
системой рифм), а также использования
строк четырех-, пяти- и шестистопного
ямба:

Уж ветер шарит по полю пустому,

Уж завернули холода,

И как отрадно на сердце, когда

Идешь к своей усадьбе, к дому,

В студеный солнечный закат.

А струны телеграфные гудят

В лазури водянистой, и рядами

На них молоденькие ласточки
сидят.

Меж тем как тучи дикими хребтами

Зимою с севера грозят!

Как хорошо помедлить на пороге

Под этим солнцем, уж скупым,-

И улыбнуться радостям былым

Без сожаленья и тревоги!

   Что касается авторских «вольностей»
в обращении с сонетом как жанром, то среди
них можно выделить:

 тенденцию к сплошному сонету,
которая заключается в стремлении поэта
соединить катрены и терцеты одной или
двумя общими цепями рифм, как, например,
в сонете «Багряная печальная луна…»:

Висит вдали, но степь еще темна.

Луна во тьму свой теплый отблеск 
сеет,

Мне кажется, луна оцепенеет:

Она как будто выросла со дна;

углубление повторами некоторых 
рифмочленов или даже целых стихов
(«Багряная печальная луна», «На высоте,
на снеговой вершине»):

На высоте, где небеса так сини

Где радостно сияет зимний свет,

На высоте, где небеса так сини,

Я вырезал в полдневный час сонет;

 автономную рифмовку в катренах:
к примеру, в сонете «Саваоф» рифмовка
abab cdcd efe fef , а в сонете «Северное море»
– abba cddc eef ggf;

разнобой способов рифмовки («На
монастырском кладбище», «Пилигрим», «Собака»,
«В Сицилии»)6.

В заключение хотелось бы отметить, что 
хотя Бунин отрицал проявления модернистской
эстетики: самым нашумевшим выступлением
Бунина против «новой» литературы стала
его речь на юбилее газеты «Русские ведомости»
в октябре 1913 года, – но вместе с тем он
был поэтом своего времени. Его поэтические
опыты в отношении языка, средств изобразительности,
формальные изыски соответствовали эпохе
Серебряного века. Сонет стал не только
«общим» жанром для Бунина и «неприятных»
ему символистов («не проходило дня, чтобы
Иван Алексеевич…не обрушился на кого-нибудь
из символистов»7), но и являлся материалом,
предметом творческого соперничества
с ними. Благодаря их художественной практике
история жанра не замерла в XX веке и продолжает
открывать скрытые возможности сонета
в новых социально-исторических условиях.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Квятковский А. П. Поэтический словарь
/ Науч. ред. И. Роднянская. — М.: Сов. Энцикл.,
1966).

2. Гроссман Л.П. Поэтика сонета // Проблемы
поэтики: сб. ст. / Под . В.Я. Брюсова. – М.;
Л., 1925

3. Смирнова Л. А.. Иван Алексеевич
Бунин. Жизнь и творчество. Интервью И.А.
Бунина журналу «Рампа и жизнь», 1912 г.

4. Владимиров О.Н. Жанровое
движение в лирике И.А. Бунина 1886-1952 годов.

5. Владимиров О.Н. Проблематика и
жанрово-стилевое своеобразие сонета
И.А. Бунина «Могила в скале» // Проблемы
метода и жанра: Сб. науч. ст.

6. Федотов О.И. Сонет в строфическом
репертуаре Ивана Бунина.

7. Двинятина Т.М. Поэзия Ивана
Бунина и акмеизм: Заметки к теме.

yaneuch.ru

Помогите пожалуйсто срочно! ! Сонет Бунина “Вечер” 1)анализ, 2)тема, 3)идея, 4)изобразительное исполнение

Бунинское восприятие мира, умение передать своё впечатление от увиденного-это импессионизм. Изображение не конкретной картины мира, а умение передать свое впечатление от окружающего их мира с помощью цвета и света, звука.

Пейзажная лирика Ивана Бунина- особый, удивительный мир, который автор создал с любовью и чувством некоего благоговения перед совершенством природы. Однако его стихи наполнены ещё и философскими раздумьями и созвучны сиюминутному настроению автора.
Пример тому- утонченное и возвышенное стихотворение “Вечер”.
Короткими и емкими фразами автор создает удивительную картину сельского быта, где в загородном особняке некий человек, которого в большой долей вероятности можно отождествить автором, занят рутинной бумажной работой.
Летний вечер, в кабинете нараспашку отрыто окно, и внутрь проникают характерные для сельской местности звуки и волнующие запахи цветущего сада.
Воздух настолько легок и прозрачен, что приносит с собой ощущение покоя и умиротворения.
Поэтому неудивительно, что героя овладевает не работа, а поэзия, которая ощущается в каждом мгновении уходящего вечера.
Птичка на подоконнике, шелест листьев, отдаленные голоса, которые доносятся с гумна – все это обыденно и привычно для автора. Однако лишь в этот момент он понимает, что по-настоящему счастлив, и это маленькое открытие заставляет его задуматься на собственной жизнью и задаться извечным философским вопросом о том, почему люди не ценят то, что имеют?

Что выделяет взгляд поэта в открывшейся перед ним картине?
Осенний сад за сараем, бездонное небо, сияющие облака. Привычный, ничем особым не выделяющийся пейзаж, но четко обозначенный этими несколькими скупыми мазками. Два катрена раскрывают перед мир природы, данный в двух параллелях: мир Земли (“сад осенний за сараем”) и мир Неба, чистого, “бездонного”, с сияющим облаком.
Третья строфа вводит в пейзажную зарисовку открытое окно и севшую на него птичку, а последняя открывает далекую перспективу: вверху – опустевшее небо, внизу – молотилку на гумне. Так создается в нескольких штрихах, сдержанных и неброских, целостный Мир – мир вещный, связанный с человеком (молотилка, гумно) , мир природный (сад, небо, облако, птичка) , построенный на параллели “небо-земля”, и мир внутренний – мир лирического героя, вначале стороннего наблюдателя за окружающим миром, затем осознавшего себя неотъемлемой его частью.
Поэтому и не случайным оказывается параллелизм внутри каждой строфы (мир внешний, конкретно-предметный – “я” лирического героя) .
Время года- осень, на это указывают и прилагательное “осенний”, и “гул молотилки” “на гумне”.
По общепринятым представлениям, осень – пора зрелости человека, обретения им смысла существования, особого мироощущения, которое дается только богатством внутренней жизни.
Время суток – вечер, что обозначено уже в названии стихотворения.
Вечер – время постижения мудрости и истины, время, когда человек остается наедине с собой и с Богом и перед ним открываются врата в Царство Божие. Весь лексический строй стихотворения убеждает нас в этом: воздух – “чистый”, небо – “бездонное”, облако встает “легким белым краем”.
Чистый, бездонный, легкий, белый… (эпитеты) По семантической наполняемости эти слова приближены к одному значению: прозрачный, открытый для постижения и восприятия.
Однако картина наступления вечера дается поэтом только во втором терцене: “День вечереет”. Так в стихотворении совмещаются разные разные временные планы (прошлого, настоящего, сиюминутного) , которые дают ощущение счастья. И вся жизнь – ожидание этого момента.

Заключительный аккорд стихотворения созвучен библейской мудрости: “Царство Божие внутри вас”. Глубина последней строки раскрывает смысл духовной гармонии, которую несет бунинское стихотворение. А способность Бунина писать “из самого себя” во многом проясняет идейное своеобразие “Вечера”-видеть, слышать, чувствовать природу -величайшая радость для человека. Счастье!

otvet.mail.ru

Анализ стихотворения И.А. Бунина “Вечер”

Разделы:
Литература


В лирике И.А.Бунина 1903-1909 годов заметное место
занимает стихотворение “Вечер”(1909 г.) – образец
пейзажной лирики, отмеченной четкостью рисунка,
пластичностью в сочетании эпического и
лирического начал, глубокой философичностью.
Стихотворение, написанное в форме сонета (два
катрена, два терцена), предполагает наличие
глубокой философской направленности. По Бунину,
“…у писателя форма неразрывно связана с
содержанием и рождается сама собой из
содержания”. “Вечер” – это не просто пейзажная
зарисовка, а сплетение нравственно-эстетических
и философских воззрений поэта. Ненасытное
жизнелюбие, чувство органической причастности к
миру природы, что составляет бунинскую философию
единства бытия, желание поэта “вместить в
созвучия и звуки” свое осмысление счастья с
наибольшей полнотой отразились в данном
стихотворении. Певец молодости и счастья, Бунин
смог передать в нем многочисленные
образно-чувственные переживания, ощущения
эмоционального и духовного плана. Поэтому
название стихотворения – “Вечер” – нельзя
рассматривать как желание поэта зафиксировать
временные моменты, задача в другом – показать
состояние лирического героя, богатство его
внутреннего мира, открытость его души (“окно
открыто”) для восприятия полноты счастья.


Что выделяет взгляд поэта в открывшейся перед
ним картине? Осенний сад за сараем, бездонное
небо, сияющие облака. Привычный, ничем особым не
выделяющийся пейзаж, но четко обозначенный этими
несколькими скупыми мазками. Два катрена
раскрывают перед нами мир природы, данный в двух
параллелях: мир Земли (“сад осенний за сараем”) и
мир Неба, чистого, “бездонного”, с сияющим
облаком. Третья строфа вводит в пейзажную
зарисовку открытое окно и севшую на него птичку,
а последняя открывает далекую перспективу:
вверху – опустевшее небо, внизу – молотилку на
гумне. Так создается в нескольких штрихах,
сдержанных и неброских, целостный Мир – мир
вещный, связанный с человеком (молотилка, гумно),
мир природный (сад, небо, облако, птичка),
построенный на параллели “небо-земля”, и мир
внутренний – мир лирического героя, вначале
стороннего наблюдателя за окружающим миром,
затем осознавшего себя неотъемлемой его частью.
Поэтому и не случайным оказывается параллелизм
внутри каждой строфы (мир внешний,
конкретно-предметный – “я” лирического героя).
Бунин не только хорошо видит и знает внешнюю
оболочку бытия, но и отображает духовную глубину,
которая скрывается за ней. Его влечет некая
тайна, которую он желает постигнуть, исследуя
зримый мир.


Интересными кажутся и временные рамки
стихотворения. Время года- осень, на это
указывают и относительное прилагательное
“осенний”, и “гул молотилки” “на гумне”. По
общепринятым представлениям, осень – пора
зрелости человека, обретения им смысла
существования, особого мироощущения, которое
дается только богатством внутренней жизни. Время
суток – вечер, что обозначено уже в названии
стихотворения. Вечер – время постижения
мудрости и истины, время, когда человек остается
наедине с собой и с Богом и перед ним открываются
врата в Царство Божие. Весь лексический строй
стихотворения убеждает нас в этом: воздух -
“чистый”, небо – “бездонное”, облако встает
“легким белым краем”. Чистый, бездонный, легкий,
белый… По семантической наполняемости эти слова
можно приблизить к одному значению: прозрачный,
открытый для постижения и восприятия. Однако
картина наступления вечера дается поэтом только
во втором терцене: “День вечереет”. Так в
стихотворении совмещаются разные временные
планы (прошлого, настоящего, сиюминутного),
которые создают ощущение полноты бытия, полноты
счастья. И вся жизнь – ожидание этого момента.


На наш взгляд, композиционно стихотворение
можно разделить на три части. Логика
композиционного членения такова: философское
размышление – образы конкретно-предметного
мира. Каждая часть открывается размышлениями
лирического героя о постижении счастья, поэтому
не случайно слово “счастье” и его однокоренной
аналог “счастлив” проходят рефреном через все
стихотворение. Своеобразной границей между
частями является многоточие, которое
грамматически выражает прием умолчания,
указывающий на размышления героя. Первая часть
содержит сетования о невозможности человека
увидеть счастье, которое находится “всюду”.
Движение в художественном пространстве первой
части идет как бы снизу вверх, от осеннего сада к
бездонному небу.


О счастье мы всегда лишь вспоминаем.

А счастье всюду. Может быть, оно

Вот этот сад осенний за сараем

И чистый воздух, льющийся в окно.

В бездонном небе легким белым краем

Встает, сияет облако. Давно

Слежу за ним…


Во второй части к сетованиям прибавляется
сознание того, что “счастье только знающим
дано”. Движение стремится еще выше: “небо
опустело”, раздвигая необъятную ширь для
поэтического восприятия и познания мира. К
образам природного мира добавляются предметы
вещного мира человека: книга, молотилка, гумно.
Так во второй части создается
пантеистически-объемный образ мира, намечается
слияние двух сфер: природной и человеческой, в
полной мере осуществленное в последней строке
стихотворения.


… Мы мало видим, знаем,

А счастье только знающим дано.

Окно открыто. Пискнула и села

На подоконник птичка. И от книг

Усталый взгляд я отвожу на миг.

День вечереет, небо опустело.

Гул молотилки слышен на гумне…


Третья часть, состоящая из одной последней
строки, несет на себе основную идейную нагрузку.
Мгновение остановилось. Чувство обретения
счастья, возникшее при созерцании вселенской
глуби, пронзило душу лирического героя,
охваченного восторгом (“Все во мне”), обнажая
еще один важный мотив в творчестве Бунина -
мотив памяти. “Все во мне” – это и прошлое, и
настоящее, сиюминутное, и будущее. Человек
растворяется в природе, а природа с ее тайнами
вмещается в большее человеческое сердце.


Ритмическая и звуковая организация
стихотворения обусловлена сверхзадачей поэта -
“найти звук”. “Как скоро я его нашел, все
остальное дается само собой”,- писал Бунин.
Поэтому звукопись “Вечера” наполняется
полифоничными переливами: здесь и льющееся “л” (
“Гул молотилки слышен на гумне”), и милое “м”
(“Мы мало видим, знаем…”), и плавное “п”
(“Пискнула и села На подоконник птичка”). Но все
эти аллитерационные переливы оттеняют звуки
ключевого слова “счастье”, например, звук “с”:
“…сад осенний за сараем”, “Я вижу, слышу,
счастлив. Все во мне “. В этом не только
оригинальность звукописи, но и отличительное
свойство стихотворения – “мотив”,
“напевность”, “лиричность”. В немалой степени
созданию этого музыкального фона способствует и
ритмика сонета. О.Н.Михайлов отмечал: “Бунин
вскрывает неизведанные возможности, заложенные
в “традиционном” стихе, не в ритмике, нет – чаще
всего это пяти- или шестистопный ямб…”
Стихотворный размер – ямб, перекрестная рифма,
разностопность


6-5-6-5


6-5-6-5


6-5-5


6-5-5,


пропуски ударений (наличие пиррихия) придают
интонации легкость, непосредственность,
простоту. Раскованному течению стиха во многом
способствуют и переносы, к которым Бунин
прибегает в каждой строфе. Они придают
поэтической речи необходимую для данного
момента внутреннюю взволнованность, а главное -
частично разрушая метрическое членение
стихотворной речи, приближают ее к эпическому
повествованию. Это вполне оправдано: за
предметным изображением скрыта работа мысли
лирического героя, процесс постижения
Божественного в себе.


Может быть, оно

Вот этот сад осенний за сараем…

Давно

Слежу за ним…

И от книг

Усталый взгляд я отвожу на миг.


Плавность нарушается только во втором терцене,
когда в первые стопы врывается хорей: лирический
герой постигает тайну счастья. А последняя
строка звучит опять ровно и плавно, звучит
заключительным аккордом радости бытия, сливаясь
в возглас: “Все во мне”. Короткие слова
последней строки (“Я вижу, слышу, счастлив. Все во
мне”) не только оттеняют глубокую задумчивость
героя, но и создают звуковой образ счастья как
прочного чувства, наполнившего душу героя
небывалым восторгом и вселенской гармонией.
Бунин нашел звук, олицетворением которого может
служить “молотилка”, издающая, как известно, не
монотонные звуки, а гул, включающий в себя все
разнообразие существующих тонов: от высоких до
низких, от глухих до звонких.. Это разноцветье
звуков мира услышал и лирический герой
стихотворения (а слух у него особый: точный,
острый), вот почему он бесконечно счастлив.


Особое место в смысловой и ритмической
организации стихотворения занимает
синтаксический уровень поэтической речи,
который несет в себе не только
ритмико-интонационную, но и
идейно-содержательную нагрузку. Простые
предложения, составляющие основу
синтаксического строя стихотворения, приближают
поэтическую речь к разговорной, к эпическому
повествованию, это обусловлено задачей Бунина -
показать, что за простотой скрывается глубокая
философская сущность бытия. Эту же смысловую
нагрузку несут и неполные предложения: “А
счастье всюду”, “Все во мне”. Прямой порядок
слов не вызывает волнения у читателя так же, как и
спокойная перечислительная интонация в ряде
предложений с однородными членами (“Мы мало
видим, знаем…”, “Я вижу, слышу, счастлив”).
Второй катрен рисует образ бездонного неба, этот
образ воспринимается лирическим героем на
зрительном уровне. Именно здесь лирическое “я”
обрело, хотя еще робко и несмело, явное
грамматическое выражение в форме глагола 1 лица (
в определенно-личном предложении “Давно Слежу
за ним”). В дальнейшем лирическое “я”,
оторвавшись от безликого “мы”, зазвучит
отчетливо и ясно: “Я вижу, слышу, счастлив”.


Обращает на себя внимание и словесное
наполнение сонета. Бытие в его сиюминутном и
беспредельном течении, человеческое стремление
овладеть этим феноменом – вот какими духовными
запросами наделено и стихотворение, и каждое его
слово.


Первая часть рисует картину, открывшуюся из
окна взору лирического героя, а взгляд его
останавливается на предметах, находящихся
вблизи: сад, сарай. Льющийся из окна воздух
заставляет расширить пространственные рамки и
увидеть “бездонное небо” и белое, сияющее
облако. В двух строках – основные образы поэзии
Бунина. Один из них – небо, “бездонное”,
открывающее двери во Вселенную, связывающее
Космос и душевный мир лирического героя. Второй
– сияющее облако. Сияние, блеск – эти слова можно
назвать ключевыми в творчестве поэта. Вся поэзия
Бунина освещена сиянием, сверканием, блеском
(“Повсюду блеск, повсюду яркий свет…”) А что же
скрывается за сияющим облаком в стихотворении
“Вечер”? Солнечный блеск? Яркие сполохи? А может
быть, нимб? Пока ответа на этот вопрос во втором
катрене не дано, но лирический герой следит за
облаком “давно”. Слово “давно” заставляет
задуматься. Какой временной промежуток скрывает
оно в себе? Вечер, день, сутки, месяцы, годы?
Наверное, жизнь. Не случайно используется прием
умолчания в середине третьей строки, выраженный
многоточием. Канонически прием умолчания
используется для указания на размышления и
раздумья лирического героя. “Давно” рождает
воспоминание об облаке, сопровождающем всю жизнь
и таящем в себе загадку, открывающуюся не сразу, а
только “вечером” – в период зрелости и
постижения мудрости, когда все бездонно и
прозрачно. Прозрачны у Бунина и поэтические
тропы. Эпитеты настолько просты, что кажутся лишь
обычными определениями: “осенний” сад,
“чистый” воздух, “бездонное” небо, “легким
белым” краем. Может создаться обманчивое
чувство, что все это известно, знакомо, все это
легко увидеть.Но именно за этой простотой
скрывается глубинная сущность миропонимания
Бунина: чистота, просветленность, способность
“видеть, слышать” нечто таинственное,
недоступное обычному взору. Единственное
сравнение – “легким белым краем” встает облако
– не только усиливает атмосферу таинственности
(какой “край”? чей “край”?), но и стирает границы
между небом и землей. Так от конкретики
природного мира лирический герой переходит к
философским размышлениям. Почему взор человека
охватывает огромное пространство, но в то же
время это оказывается недостаточным для
“знания”? В этом своеобразная антитеза между
“видением”, “слухом” и “знанием”,
“пониманием” счастья. Примечательно во второй
строфе повторение однокоренных слов в
непосредственной близости друг от друга, что
характерно больше для устной речи: “Мы мало
видим, знаем, а счастье только знающим
дано”. Значимость этих строк в стихотворении
велика. Они являются итогом размышлений о
счастье, возникших у лирического героя после
созерцания незатейливой картины бездонного неба
со встающим на нем облаком, и одновременно
началом постижения таинственной связи природы и
человека.


… Мы мало видим, знаем,

А счастье только знающим дано.

Окно открыто. Пискнула и села

На подоконник птичка. И от книг

Усталый взгляд я отвожу на миг.

День вечереет, небо опустело.

Гул молотилки слышен на гумне…


Третья строфа предельно проста и ясна по своей
лексической наполняемости. Казалось бы, что
может быть проще: “Окно открыто. Пискнула и села
на подоконник птичка”? Но именно в этих строках
заключается бунинский идеал словесного
обрамления: “Существительное, глагол, точка, ну, -
может быть! – самое необходимое придаточное
предложение, по-детски ясное”. И сразу понятно,
что именно так, по-детски ясно и просто, человеку
открывается Божественное. Конкретно -
предметный мир наполняется глубоким философским
содержанием, в стихотворении возникает мотив
поиска, неостановимого движения к тайнам бытия.
Открытое окно – это не просто предмет вещного
мира; оно становится окном в Космос, путем
слияния макрокосма (Вечности) и микрокосма
(внутреннего мира человека). Образ окна
встречается и в первой части стихотворения,
через него в комнату льется (именно “льется”, а
не “врывается”, что говорит о гармоничности,
умиротворении в душе лирического героя) “чистый
воздух”. В этом – чувство органической
причастности к миру природы, понимаемом в
широком, вселенском смысле. Бунин был убежден,
что “каждое малейшее движение воздуха есть
движение нашей собственной жизни”, тем самым
подчеркивая философию единства бытия, которую он
воплощал в конкретных образах. Во второй части
стихотворения появляется еще один своеобразный
символ – “птичка”. Примечательно, что Бунин
обычно редко пользовался родовыми понятиями -
птица, дерево, цветок. В его произведениях поют,
летают, порхают соколы, орлы, синицы и т.д. Везде
определенность, конкретность. Но в стихотворении
“Вечер” “птичка” превращается в обобщенное
понятие, поднимая размышления лирического героя
на философскую высоту. Птица – тварь Божья,
посланник Бога, именно она несет в себе слово
Божие, нужно только услышать его. Поэтому не
случайно использование
уменьшительно-ласкательного суффикса -к- в
слове “птичка”, а также глагола “пискнула”. Как
порой незаметны в нашей жизни проявления
Божественного начала! Нужно только увидеть
маленькую птичку, услышать ее слабый писк, но
…”мы мало видим, знаем”, “слышим”. Здесь
необходимо остановиться и проследить, как
употребляются личные местоимения в тексте. В
первой части лирическое “я” героя сливается с
“мы”: “О счастье мы всегда лишь вспоминаем”,
“Мы мало видим, знаем”. В этих строках Бунин
воплощает ту роковую неспособность человека
разобраться в себе и окружающем мире, которая с
особенной силой проявится в его прозе (“Сны
Чанга”, “Петлистые уши”): “… все мы говорим “не
знаю, не понимаю” только в печали, в радости
всякое живое существо уверено, что оно все знает,
все понимает”. “Все мы” – это круг обреченных на
непонимание. Поэтому не случайно Бунин завидовал
герою средневековых легенд Агасферу,
обреченному на вечные скитания, и утверждал, что
счастливее человека, чем этот вечный странник,
нет: он все видел, все знает, будет знать. Отсюда
желание поэта выделить лирическое “я” из
многоголосого “мы”. В своем незнании мира
лирический герой вначале отождествляет себя с
безликой толпой, неспособной понять и воспринять
таинственное проявление Божественного в природе
и человеке. Но постепенно уставший от книг
лирический герой (может быть, в них он пытался
постичь сокровенное?) приходит к осознанию
своего “я”, уловив тот самый миг, когда окно в
Космос открыто и “душа с душою говорит”. Так
Бунин утверждает неповторимую ценность всякой
минуты, прожитой человеком наедине с природой. В
конце стихотворения лирическое “я” звучит
мощно и свободно, повторяясь неоднократно: “Я
вижу, слышу, счастлив. Все во мне“. В этом
своеобразная антитеза: лирическое “я” и
безликое “мы”.


Что же открывается усталому, но просветленному
взгляду?


День вечереет, небо опустело.


Гул молотилки слышен на гумне…


Темнота (“день вечереет”)? Пустота (“небо
опустело”)? Нет, картина безмерного вселенского
пространства, в которой выражено стремление
поэта заглянуть за черту видимого, понять вечное,
неуловимую поступь высших сил. Поэтому связь с
конкретным миром заметно ослабевает. Даже
предметы вещного мира (“молотилка”, “гумно”)
только называются, но они не видны поэтическому
взору, до лирического героя доносится лишь
отдаленный “гул”. Так появляется в
стихотворении философски насыщенный мотив души,
полной света, жизни и как бы возвращающейся на
свою родину – в “бездонное небо”. Лирический
герой стремится прикоснуться к тайному,
остановить миг, оторвавшись от книжной
схоластики. Эти две строки передают ощущение
сиюминутности, когда временные и
пространственные границы раздвигаются и герой,
отделяясь от вещного мира, постигает счастье
“видеть, слышать”. В этом органическая связь
стихотворения Бунина с известными строками
Пушкина: “Восстань, пророк, и виждь, и внемли”.


Бунин мечтал об освоении вечных тайн человеком,
повсюду искал восхождения к идеалу, но не находил
его в многолюдном мире (“Мы мало видим, знаем”).
Свои трепетные переживания: ожидание счастья,
пробуждение души – он ярко и полно выразил в
стихотворении “Вечер”, в котором громко и
впечатляюще (как итог просветления души) звучит
последняя строка: “Я вижу, слышу, счастлив. Все во
мне “. В этой строке, которую можно воспринимать
как отдельную композиционную часть
стихотворения, заключены
нравственно-эстетические ценности
человеческого счастья, нашедшие затем отражение
в рассказе “Братья” (1914 г.), в
конкретно-авторском постижении сладостного
пробуждения и расцвета души юного рикши. Молодой
юноша чувствовал великую жажду “вместить в свое
сердце весь зримый и незримый мир и вновь отдать
его кому-то”. В стихотворении “Вечер” эта мысль
звучит мощно и глубоко. Лирический герой уловил
миг приобретения счастья – полного слияния с
природой, а счастье доступно лишь тем, кто проник
в ее тайны, “только знающим”. Себя поэт относил к
числу счастливых, к числу тех, кто, отбросив все
наносное, трепетно и терпеливо ожидал минуты
полной гармонии души и космоса. Не случайно
использование Буниным наряду с глаголами “вижу,
слышу” формы краткого прилагательного
“счастлив”, которое, как известно, заключает в
себе одномоментность чувства, непостоянный
признак. Счастливым можно ощущать себя
“всегда”, лишь вспоминая о счастье (“О счастье
мы всегда лишь вспоминаем”), а истинный момент
его обретения дается в жизни только раз. Обращает
на себя внимание использование видовременной
категории глаголов: облако “встает, сияет”,
“слежу за ним”, “видим, знаем”, “отвожу”,
“вечереет”, “вижу, слышу”. Глаголы
несовершенного вида настоящего времени
указывают на незаконченный процесс познания
тайн бытия, сопровождающий человека всю его
жизнь. И только тот миг, в который лирический
герой познал счастье, передается с помощью
глаголов совершенного вида прошедшего времени:
птичка “пискнула и села”, небо “опустело”.
Смысловая нагрузка данных глаголов – показать
быстротечность минуты слияния души и неба,
невозможность уловить ее обычным взглядом.
Лирический герой богатством внутренней жизни,
способностью воспринимать тончайшие проявления
Божественного в себе и в мире смог обрести
счастье: “Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне”.
Этот заключительный аккорд стихотворения
созвучен библейской мудрости: “Царство Божие
внутри вас”. Глубина последней строки
раскрывает нам смысл высокой духовной гармонии,
которую несет бунинское стихотворение. А
способность Бунина писать, по его определению,
“из самого себя” во многом проясняет идейное
своеобразие “Вечера” и сближает автора и
лирического героя в желании приобретения и
ощущения счастья. Видеть, слышать, чувствовать
природу – величайшая радость для человека.
Счастье.


31.07.2009

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Бунин стихи

Иван Алексеевич Бунин был превосходным писателем, прозаиком и переводчиком, но самые большие достижения этого великого человека были отмечены в русской поэзии. Именно со стихотворений начался его творческий путь.

Сам Бунин всегда считал себя больше поэтом и даже высказывался по этому поводу такой фразой «я больше поэт, чем писатель». Он имел неординарный взгляд на мир, мог рассмотреть тонкие грани бытия и человеческих чувств, а все свои наблюдения грамотно и ясно излагал в ритмичной поэзии, покорившей сердца миллионов читателей со всего мира.

В лирических стихотворениях Ивана Бунина тонко сочетаются тематические грани, охватывающие самые разнообразные направления. Он писал о жизни, о земном бытие, о своей юности, об опыте зрелых лет. Часто делился воспоминаниями из детства, повествовал слушателю о своих любовных переживаниях, а также об одиночестве, испытываемом в период разлуки с любимыми женщинами.

Отдельная тема в его творчестве – боль за свою страну, переживания, обоснованные происходящими революционными событиями. Находясь в эмиграции, Бунин написал множество великолепных стихов, тонко отражающих его искренние чувства к любимой России, по которой он так сильно скучал, находясь вдалеке от родного края.

Известные писатели и поэты эпохи классицизма часто излагали свою мысль в сонетах, связанных с темой философии и любви. Сонеты Ивана Бунина воспевают несколько другое направление – мир и гармонию природы и человека. Автор словно пытается донести до человечества простую суть: именно природа может сделать нас счастливыми! Наслаждайтесь этими волшебными моментами, находясь наедине с живописной природой окружающего мира! Цените ее красоту и беспечную ласку!

Иван Алексеевич Бунин с ранних лет увлекался творчеством великих русских поэтов и писателей прошлых столетий. Он извлекал из творчества своих предшественников важные литературные навыки, постепенно вырабатывая свой стиль в написании стихов. Его поэзия имеет сдержанные формы, но с весьма демонстративными заявлениями. Бунин писал откровенно, при чтении его великолепных лирических произведений, открывается новый мир. Читатель начинает переосмысливать свою жизнь и извлекать совершенно иные ценности, более важные материальных и физических.

Поэзия Бунина безумно интересна и впечатлительна. В его стихотворениях чувствуется яркость контрастов и лаконичная простота, превосходно выделяющая самые ценные моменты для каждого живущего на этой земле. Он стремительно описывал все подробности, поэтому его творческую деятельность часто сравнивали с талантами настоящего художника. Иван Алексеевич Бунин заслужено обрел звание величайшего русского поэта ХХ столетия, что подтверждается его превосходными шедеврами поэтического искусства!

Стихотворение «Листопад»

В 1900 году юный поэт, Иван Алексеевич Бунин, написал замечательное стихотворение «Листопад». Этот период жизни стал наиболее значимым в жизни автора: начало самостоятельной жизни и первое трудоустройство в издательство «Орловский Вестник».

После работы, поэт очень любил совершать прогулки загородом, во время которых, он осуществлял наблюдение за окружающим миром и природными явлениями. Это настроение он мастерски передавал в своих лирических стихотворениях, одним из которых стал «Листопад».

Основная тема стиха – описание великолепных пейзажей осеннего леса. Бунин сравнивает расписной терем с волшебным лесом, переливающимся самыми разнообразными красками естественной природы. Золотистые берёзки, кленовые листья в насыщенном багрянце, и только вечно зеленые ели, напоминают об ушедшем лете, царившем в лесу совсем недавно.

Иван Бунин очень любил осень, это было самое прекрасное время года по его убеждениям! Она дарила ему необыкновенное спокойствие и умиротворенность, вдохновляющее на создание гениальных произведений.

Поэт сравнивал осень со «спокойной вдовой». Осень тихо приходила на смену лету, не вытесняя его, а постепенно занимая место, вызывая чувства грусти и особой радости. Недолговечная красота застывшей осени характеризуется особыми признаками: облетают с деревьев пожелтевшие листья, по утрам наблюдается сырой туман, а голосистые птицы поспешно покидают русские леса, чтобы спустя некоторое время, вновь вернуться в родные места, вместе с приходом долгожданной и теплой весны…

Это прекрасное время года было воспето в некоторых лирических произведениях Бунина, но особо впечатлительным является восхитительный и мелодичный стих «Листопад».

Листопад

(Отрывок)
Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.
Березы желтою резьбой
Блестят в лазури голубой,
Как вышки, елочки темнеют,
А между кленами синеют
То там, то здесь в листве сквозной
Просветы в небо, что оконца.
Лес пахнет дубом и сосной,
За лето высох он от солнца,
И Осень тихою вдовой
Вступает в пестрый терем свой.
Сегодня на пустой поляне,
Среди широкого двора,
Воздушной паутины ткани
Блестят, как сеть из серебра.
Сегодня целый день играет
В дворе последний мотылек
И, точно белый лепесток,
На паутине замирает,
Пригретый солнечным теплом;
Сегодня так светло кругом,
Такое мертвое молчанье
В лесу и в синей вышине,
Что можно в этой тишине
Расслышать листика шуршанье.
Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Стоит над солнечной поляной,
Завороженный тишиной;
Заквохчет дрозд, перелетая
Среди подседа, где густая
Листва янтарный отблеск льет;
Играя, в небе промелькнет
Скворцов рассыпанная стая —
И снова все кругом замрет.
Последние мгновенья счастья!
Уж знает Осень, что такой
Глубокий и немой покой —
Предвестник долгого ненастья.
Глубоко, странно лес молчал
И на заре, когда с заката
Пурпурный блеск огня и злата
Пожаром терем освещал.
Потом угрюмо в нем стемнело.
Луна восходит, а в лесу
Ложатся тени на росу…
Вот стало холодно и бело
Среди полян, среди сквозной
Осенней чащи помертвелой,
И жутко Осени одной
В пустынной тишине ночной.

Стихотворение «Одиночество»

Одна из ключевых тем поэзии Бунина – одиночество. Это чувство переживается самим автором, поэтому многие герои его произведений испытывают подобное состояние. Свои самые трагичные волнения автор красиво описал в стихотворении «Одиночество», что произошло в 1903 году, в период заграничного путешествия по жаркому и пыльному Константинополю.

Эти летние дни автор был в разлуке со своими друзьями и близкими. Испытываемые чувства ярко отобразились в лирических произведениях великого русского поэта. Многие критики считают этот период самым плодотворным в жизни Бунина.

Стихотворение «Одиночество» Иван Алексеевич посвятил Петру Нилусу. Он искусно подчеркнул сложный удел жизни творческих людей, непризнанных в свое время не только обществом, но и близкими людьми. Эти переживания знакомы многим писателям и поэтам современности, подобные испытания пришлось пройти и знаменитому на сегодняшний день, Ивану Бунину.

Стихотворение «Одиночество» было написано в один из сложных периодов жизни поэта. Перед поездкой в Константинополь, Иван Алексеевич пережил мучительную разлуку с любимой женщиной, своей первой любовью и женой Анной Цакни. Эта драма семейной жизни наложила серьезный след на его творчестве. Душевные переживания Бунина омрачали всю его жизнь, ему казалось, что он потерял самое ценное и важное в своей судьбе. В те моменты, в мыслях гениального поэта даже пробивалось страшное намерение покончить жизнь самоубийством.

В стихотворении «Одиночество» автор выдерживает серые тона, передает чувства безысходности и страха. Это лирическое произведение было написано в летний период, но в описании природы, четко просматриваются холодные и ненастные осенние дни, мрачная темнота, ненастные порывы ветра и угрюмый холод…

Весь этот антураж, не реальное описание живописных пейзажей, а типичная передача автором душевного состояния, испытываемого в этот сложный период личной жизни.

Это стихотворение повествует читателю о герое, переживающем разлуку с возлюбленной. Разрыв любовных отношений происходит по весьма банальной причине, молодой девушке перестал быть интересен близкий человек. Юноша, окрыленный неземной любовью к своей избраннице, в один момент стал глубоко несчастным, весь мир рухнул и перестал радовать окружающими красками. Все переживания несчастного героя передаются автором в этом славном стихотворении. Читая «Одиночество», можно сделать вывод: все описываемые чувства главного персонажа, являются личными переживаниями самого поэта.

«Одиночество»

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.
Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой…
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены…
Сегодня идут без конца
Те же тучи — гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльца
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.
Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить…
Хорошо бы собаку купить.

Стихотворение «Детство»

Маленький Иван воспитывался в родовом поместье Озерки. Его детство прошло среди изумительно прекрасных лесов и полей, поэтому многие воспоминания поэта связаны с этими счастливыми годами, проведенными в благоприятной тишине, в неописуемой гармонии с природой.

Иван Алексеевич, на протяжении всей своей жизни, даже находясь вдали от родины, часто вспоминал свои детские годы. Эти мысли наделяли поэта особым вдохновением, позволяющим писать великолепные стихотворения, звучащие, словно приятная мелодия живописного леса.

Стихотворение «Детство», посвященное тем прекрасным и беззаботным годам жизни, Иван Бунин написал в 1895 году. В этом лирическом произведении автор передал все свои чувства, испытываемые много лет назад, среди живописных видов окружающей природы, в родном доме, расположенном в Орловской губернии.

Любимое занятие подрастающего Ивана – прогулки по лесу и четкое наблюдение за различными природными явлениями. Эти яркие чувства он радостно воспел в своем стихотворении.

Во взрослой жизни великого поэта было много неприятных событий. Его одиночество и боль, часто заглушались приятными воспоминаниями о детстве. Любимый лес, где маленький Иван любил проводить все свое свободное время, даровал ему безграничное чувство радости и счастья. Его восхищала живописная красота естественной природы, он часто общался с ней, будто чувствуя ее настроение. Ароматные запахи хвойных растений ассоциировались с теплым и безмятежным летним днем, когда душа маленького поэта могла распахнуть свои объятия для новых познаний и открытый, таких важных и интересных в эти славные детские годы!

«Детство»

Чем жарче день, тем сладостней в бору,
Дышать сухим смолистым ароматом,
И весело мне было поутру
Бродить по этим солнечным палатам!
Повсюду блеск, повсюду яркий свет,
Песок — как шелк… Прильну к сосне корявой
И чувствую: мне только десять лет,
А ствол — гигант, тяжелый, величавый.
Кора груба, морщиниста, красна,
Но как тепла, как солнцем вся прогрета!
И, кажется, что пахнет не сосна,
А зной и сухость солнечного лета.

gfom.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о