София княгиня – Софья Палеолог — биография, личная жизнь, жена Ивана III, фото, историческая роль и последние новости

Содержание

Великая княгиня Московская София Палеолог и ее роль в истории

Этой женщине приписывали многие важные государственные деяния. Чем же так отличилась Софья Палеолог? Интересные факты о ней, а также биографические сведения собраны в этой статье.

Предложение кардинала

В Москву в феврале 1469 г. приехал посол кардинала Виссариона. Он передал письмо великому князю с предложением сочетаться браком с Софьей, дочерью Феодора I, деспота Морейского. Между прочим, в этом письме говорилось и о том, что София Палеолог (настоящее имя — Зоя, его решили заменить на православное из дипломатических соображений) уже отказала двум венценосным женихам, сватавшимся к ней. Это были герцог Медиоланский и французский король. Дело в том, что Софья не захотела выходить замуж за католика.

София Палеолог (фото ее, конечно же, не найти, но портреты представлены в статье), согласно представлениям того далекого времени, была уже немолодой. Однако она все еще была весьма привлекательна. У нее были выразительные, удивительно красивые глаза, а также матовая нежная кожа, что считалось на Руси признаком отличного здоровья. К тому же невеста отличалась статью и острым умом.

Кто такая София Фоминична Палеолог?

Софья Фоминична — племянница Константина XI Палеолога, последнего императора Византии. С 1472 года она являлась супругой Ивана III Васильевича. Отцом ее был Фома Палеолог, который бежал в Рим с семьей в 1453 году, после того как турки захватили Константинополь. Софья Палеолог жила после смерти отца на попечении великого папы римского. По ряду соображений он пожелал выдать ее замуж за Ивана III, овдовевшего в 1467 году. Тот ответил согласием.

София Палеолог родила сына в 1479 году, ставшего впоследствии Василием III Ивановичем. Кроме того, она добилась объявления Василия великим князем, место которого должен был занять Дмитрий, внук Ивана III, венчанный на царство. Иван III использовал брак с Софией для укрепления Руси на международной арене.

Икона «Благодатное Небо» и изображение Михаила III

София Палеолог, великая княгиня московская, привезла несколько православных икон. Предполагают, что в их числе была и икона «Благодатное Небо», редкое изображение Божией Матери. Она находилась в кремлевском Архангельском соборе. Однако, согласно другому преданию, реликвия была перевезена из Константинополя в Смоленск, а когда последний захватила Литва, этой иконой благословили на брак Софью Витовтовну, княжну, когда она выходила замуж за Василия I, московского князя. Образ, который сегодня находится в соборе, представляет собой список с древней иконы, выполненный в конце 17 века по заказу Федора Алексеевича (на фото ниже). Москвичи по традиции приносили лампадное масло и воду к этой иконе. Считалось, что они наполнялись лечебными свойствами, ведь образ обладал целительной силой. Эта икона сегодня является одной из самых почитаемых в нашей стране.

В Архангельском соборе после свадьбы Ивана III появилось также изображение Михаила III, византийского императора, который был родоначальником династии Палеолог. Таким образом, утверждалось то, что Москва является преемницей Византийской империи, а государи Руси — наследники византийских императоров.

Рождение долгожданного наследника

После того как София Палеолог, вторая жена Ивана III, обвенчалась с ним в Успенском соборе и стала его супругой, она начала думать о том, как приобрести влияние и сделаться настоящей царицей. Палеолог понимала, что для этого следовало преподнести князю подарок, который могла сделать только она: родить ему сына, который станет наследником престола. К огорчению Софьи, первенцем оказалась дочь, умершая практически сразу после рождения. Через год снова родилась девочка, также скоропостижно скончавшаяся. София Палеолог плакала, молила Бога дать ей наследника, раздавала горстями милостыню убогим, жертвовала на храмы. Через некоторое время Матерь Божия услышала ее молитвы — вновь забеременела София Палеолог.

Биография ее наконец была отмечена долгожданным событием. Оно состоялось 25 марта 1479 года в 8 часов вечера, как говорилось в одной из московских летописей. Родился сын. Его нарекли Василием Парийским. Мальчика крестил Васиян, ростовский архиепископ, в Сергиевом монастыре.

Что привезла с собой Софья

Софье удалось внушить то, что было дорого ей самой, и что ценили и понимали в Москве. Она привезла с собой обычаи и предания византийского двора, гордость собственным происхождением, а также досаду за то, что ей пришлось выйти замуж за данника монголо-татар. Едва ли Софье понравилась в Москве простота обстановки, а также бесцеремонность отношений, царивших в то время при дворе. Сам Иван III был вынужден выслушивать укоризненные речи от строптивых бояр. Однако в столице и без нее у многих было желание изменить старые порядки, не соответствовавшие положению московского государя. А супруга Ивана III с греками, привезенными ею, которые видели и римскую, и византийскую жизнь, могли дать русским ценные указания, по каким образцам и как следует осуществлять желаемые всеми перемены.

Влияние Софии

Жене князя нельзя отказать во влиянии на закулисную жизнь двора и его декоративную обстановку. Она умело выстраивала личные отношения, ей отлично удавались придворные интриги. Однако на политические Палеолог могла ответить лишь внушениями, которые вторили смутным и тайным помыслам Ивана III. В особенности ясна была мысль о том, что своим замужеством царевна делает московских правителей приемниками императоров Византии с интересами православного востока, державшимися за последних. Поэтому Софью Палеолог в столице русского государства ценили главным образом как царевну византийскую, а не как великую московскую княгиню. Это понимала и она сама. Как царевна Софья пользовалась правом принимать в Москве иностранные посольства. Поэтому брак ее с Иваном был своего рода политической демонстрацией. Всему свету было заявлено о том, что наследница византийского дома, павшего незадолго до этого, перенесла державные права его в Москву, которая стала новым Царьградом. Здесь она разделяет эти права со своим супругом.

Реконструкция Кремля, свержение татарского ига

Иван, почувствовав свое новое положение на международной арене, нашел некрасивой и тесной прежнюю обстановку Кремля. Из Италии, вслед за царевной, были выписаны мастера. Они построили на месте деревянных хором Грановитую палату, Успенский собор (Василия Блаженного), а также новый каменный дворец. В Кремле в это время начал заводиться при дворе строгий и сложный церемониал, сообщавший московской жизни надменность и чопорность. Так же, как и у себя во дворце, Иван III стал выступать и во внешних отношениях более торжественной поступью. Особенно тогда, когда татарское иго без бою, как будто само собой, свалилось с плеч. А оно тяготело практически два столетия над всей северо-восточной Русью (с 1238 по 1480 год). Новый язык, более торжественный, появляется в это время в правительственных бумагах, в особенности дипломатических. Складывается пышная терминология.

Роль Софьи в свержении татарского ига

Палеолог в Москве не любили за влияние, оказываемое ею на великого князя, а также за перемены в жизни Москвы — «нестроения великие» (по выражению боярина Берсень-Беклемишева). Софья вмешивалась не только во внутренние, но и во внешнеполитические дела. Она требовала, чтобы Иван III отказался платить ордынскому хану дань и освободился наконец от его власти. Искусные советы Палеолог, как свидетельствует В.О. Ключевский, всегда отвечали намерениям ее мужа. Поэтому он отказался платить дань. Иван III растоптал ханскую грамоту в Замосковречье, на ордынском дворе. Позднее на этом месте был построен Преображенский храм. Однако народ и тогда «наговорил» на Палеолог. Перед тем как Иван III вышел в 1480 году к великому стоянию на Угре, он отправил на Белоозеро жену с детьми. За это подданные приписали государю намерение бросить власть в том случае, если Москву возьмет хан Ахмат, и бежать вместе со своей супругой.

«Дума» и изменение обращения с подчиненными

Иван III, освободившись от ига, ощутил себя наконец полновластным государем. Дворцовый этикет стараниями Софьи начал напоминать византийский. Князь сделал своей супруге «подарок»: Иван III разрешил Палеолог собрать из членов свиты собственную «думу» и устраивать на своей половине «дипломатические приемы». Царевна принимала иностранных послов и учтиво с ними беседовала. Это было невиданным новшеством для Руси. Обращение при дворе государя также изменилось.

София Палеолог принесла супругу державные права, а также право на византийский трон, как отмечал Ф. И. Успенский, историк, изучавший этот период. Боярам пришлось считаться с этим. Иван III прежде любил споры и возражения, однако при Софье он кардинально изменил обращение со своими придворными. Иван начал держаться неприступно, легко впадал в гнев, часто налагал опалу, требовал особого почтения к себе. Все эти напасти молва также приписала влиянию Софьи Палеолог.

Борьба за престол

Ее обвинили и в нарушении престолонаследия. Недруги в 1497 году наговорили князю, что София Палеолог замыслила отравить его внука для того, чтобы посадить собственного сына на престол, что ее тайно навещают готовящие ядовитое зелье ворожеи, что в этом заговоре участвует и сам Василий. Иван III в этом вопросе принял сторону своего внука. Он велел утопить в Москве-реке ворожей, арестовал Василия, а супругу удалил от себя, казнив демонстративно нескольких членов «думы» Палеолог. В 1498 году Иван III венчал Дмитрия в Успенском соборе как наследника престола.

Однако у Софьи в крови была способность к придворным интригам. Она обвинила Елену Волошанку в приверженности ереси и смогла добиться ее падения. Великий князь наложил опалу на внука и невестку и нарек Василия в 1500 году законным наследником престола.

Софья Палеолог: роль в истории

Брак Софьи Палеолог и Ивана III, безусловно, укрепил Московское государство. Он способствовал превращению его в Третий Рим. София Палеолог прожила более 30 лет в России, родив 12 детей своему мужу. Однако ей так и не удалось понять до конца чужую страну, ее законы и традиции. Даже в официальных хрониках встречаются записи, осуждающие ее поведение в некоторых ситуациях, сложных для страны.

София привлекла в русскую столицу архитекторов и других деятелей культуры, а также врачей. Творения итальянских архитекторов сделали Москву не уступающей по величественности и красоте столицам Европы. Это способствовало укреплению престижа московского государя, подчеркнуло преемственность русской столицы Второму Риму.

Смерть Софии

Софья скончалась в Москве 7 августа 1503 г. Она была погребена в Вознесенском девичьем монастыре московского Кремля. В декабре 1994 года в связи с перенесением в Архангельский собор останков царских и княжеских жен С. А. Никитин по сохранившемуся черепу Софии восстановил ее скульптурный портрет (на фото выше). Теперь мы можем хотя бы приблизительно представить себе, как выглядела Софья Палеолог. Интересные факты и биографические сведения о ней многочисленны. Мы постарались отобрать самое важное, составляя эту статью.

fb.ru

Праведная Софи́я Слуцкая, княжна

Свя­тая пра­вед­ная Со­фия, княж­на, а за­тем кня­ги­ня Слуц­кая, про­ис­хо­ди­ла из древ­не­го ро­да Олель­ко­ви­чей, кня­жив­ших в го­ро­де Слуц­ке, од­ном из древ­ней­ших го­ро­дов Се­ве­ро-За­пад­ной Ру­си. Слуцк впер­вые упо­мя­нут в ле­то­пи­сях под 1116 го­дом – то­гда он при­над­ле­жал ве­ли­ко­му кня­зю Ки­ев­ско­му Вла­ди­ми­ру Мо­но­ма­ху. Око­ло 1270 го­да го­род ока­зал­ся во вла­сти ли­тов­ских кня­зей и в 1395 г. об­ра­зо­вал осо­бый удел со сво­и­ми кня­зья­ми, ро­до­на­чаль­ни­ком ко­то­рых стал внук ве­ли­ко­го кня­зя Оль­гер­да Алек­сандр (Олель­ко) Вла­ди­сла­во­вич. Под их управ­ле­ни­ем Слуцк стро­ил­ся, укреп­лял­ся и к XV ве­ку счи­тал­ся од­ним из глав­ных го­ро­дов Лит­вы. Мно­го раз оса­жда­ли его та­та­ры, но так и не смог­ли взять гроз­ной ци­та­де­ли. Род Олель­ко­ви­чей явил ми­ру нема­ло бла­го­че­сти­вых хри­сти­ан, хра­нив­ших вер­ность пра­во­слав­ной церк­ви. Дед свя­той Со­фии Юрий Юрье­вич – ве­ли­кий по­чи­та­тель пра­во­слав­ных свя­тынь, из­ве­стен соб­ствен­но­руч­но пе­ре­пи­сан­ным Еван­ге­ли­ем, пе­ре­дан­ным в дар Слуц­ко­му Свя­то-Тро­иц­ко­му мо­на­сты­рю. Кро­ме то­го, со­хра­ни­лись гра­мо­ты кня­зя Юрия и его су­пру­ги Ека­те­ри­ны о слуц­ких церк­вях и мо­на­сты­рях. В сво­ем ду­хов­ном за­ве­ща­нии князь уве­ще­вал сы­но­вей по­пе­чи­тель­ство­вать, по­доб­но ему, над Свя­то-Тро­иц­ким мо­на­сты­рем, не от­ни­мать у оби­те­ли дан­ных ей по­жерт­во­ва­ний и при­ви­ле­гий, твер­до дер­жать­ся пра­во­сла­вия.

Отец свя­той Со­фии, Юрий Юрье­вич II, был един­ствен­ным из трех сы­но­вей, ис­пол­нив­шим за­ве­ты сво­е­го ро­ди­те­ля. Млад­шие его бра­тья пе­ре­шли в ка­то­ли­че­ство, а по­доб­ные из­ме­ны в то вре­мя ста­ли ско­рее пра­ви­лом, чем ис­клю­че­ни­ем, вслед­ствие на­си­лия ка­то­ли­ков над пра­во­сла­ви­ем в Поль­ско-Ли­тов­ском го­су­дар­стве. Несмот­ря на при­тес­не­ния из-за вер­но­сти Пра­во­слав­ной Церк­ви, Юрий Юрье­вич твер­до дер­жал­ся ве­ры от­цов и обы­ча­ев пред­ков. Как и отец, был он щед­рым да­ри­те­лем церк­вям и мо­на­сты­рям: из­ве­стен по­жерт­во­ван­ный им Бла­го­ве­щен­ской церк­ви Свя­то-Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря ли­той се­реб­ря­ный на­сто­я­тель­ский по­сох.

Юрий Юрье­вич был же­нат на Ека­те­рине из ро­да Ки­шек; от это­го бра­ка, длив­ше­го­ся ме­нее од­но­го го­да, ро­ди­лась 1 мая 1585 го­да их един­ствен­ная дочь, по­след­няя из ро­да Олель­ко­ви­чей. Слов­но в озна­ме­но­ва­ние бу­ду­щей муд­ро­сти Слуц­кой кня­ги­ни и ее за­бо­тах о го­ни­мом пра­во­сла­вии, княж­ну на­зва­ли во Свя­том Кре­ще­нии Со­фи­ей – Пре­муд­ро­стию.

Вско­ре по­сле ро­дов ото­шла в жизнь веч­ную мать, а через год, 6 мая 1586 го­да, умер и отец. Дре­во слав­ных кня­зей Слуц­ких и Ко­пыль­ских за­кон­чи­лось на Со­фии, оси­ро­тев­шей еще в ко­лы­бе­ли.

Опе­ку над го­до­ва­лой де­воч­кой при­ня­ла се­мья Ход­ке­ви­чей, ее род­ствен­ни­ков: сна­ча­ла жмуд­ский ста­ро­ста Юрий Ход­ке­вич, взяв­ший ее в Виль­ну, а за­тем ви­лен­ский каш­те­лян, брест­ский ста­ро­ста Иеро­ним Ход­ке­вич.

За­бо­тясь о по­след­ней княжне Слуц­кой, Ход­ке­ви­чи, тем не ме­нее, пре­сле­до­ва­ли ко­рыст­ные це­ли. Оба опе­ку­на бы­ли долж­ны кня­зьям Рад­зи­вил­лам зна­чи­тель­ные сум­мы де­нег. Они хо­те­ли рас­пла­тить­ся с дол­га­ми за счет гро­мад­ных име­ний един­ствен­ной пря­мой на­след­ни­цы бо­га­то­го ро­да. Ход­ке­ви­чи и Рад­зи­вил­лы за­клю­чи­ли сдел­ку, под­твер­див ее пись­мен­но, что княж­на Со­фия по до­сти­же­нии ею со­вер­шен­но­ле­тия бу­дет вы­да­на за­муж за несвиж­ско­го кня­зя Яну­ша Рад­зи­вил­ла, сы­на ви­лен­ско­го во­е­во­ды Кришто­фа Рад­зи­вил­ла. В до­го­во­ре был ука­зан да­же срок сва­деб­но­го тор­же­ства – 6 фев­ра­ля, но все это при един­ствен­ном усло­вии, что неве­ста не из­ме­нит сво­е­го ре­ше­ния. Впро­чем, опе­ку­ны не слиш­ком опа­са­лись, ибо княж­на бы­ла по­слуш­на их во­ле. Князь Януш и юная Со­фия, в один­на­дцать лет став­шая его неве­стой, ви­де­лись в до­ме Ход­ке­ви­чей в Вильне.

Вско­ре сно­ва обост­ри­лись финан­со­вые спо­ры двух ро­дов. Рад­зи­вил­лы на­ло­жи­ли за­пре­ще­ние на Ко­пыль – име­ние Ход­ке­ви­чей – в счет опла­ты ста­ро­го дол­га. Раз­гне­ван­ные Ход­ке­ви­чи за­пре­ти­ли кня­зю Яну­шу ви­деть­ся с княж­ной Со­фи­ей. Рад­зи­вил­лы, не же­лая от­ка­зы­вать­ся от Слуц­ко­го кня­же­ства, воз­бу­ди­ли су­деб­ное де­ло, по ко­то­ро­му Ход­ке­вич был при­суж­ден к вы­пла­те огром­но­го штра­фа, ли­бо, в слу­чае от­ка­за, к ли­ше­нию прав и из­гна­нию.

По ме­ре при­бли­же­ния на­зна­чен­но­го сро­ка бра­ко­со­че­та­ния стра­сти на­ка­ля­лись. Не су­мев до­го­во­рить­ся, обе сто­ро­ны со­би­ра­ли вой­ска. Рад­зи­вил­лы со­бра­ли 6 000 рат­ни­ков, укре­пи­ли свой дво­рец. Ход­ке­ви­чи во­ору­жи­ли до 2 000 сво­ей че­ля­ди, вы­ста­ви­ли 24 ору­дия и пре­вра­ти­ли в непри­ступ­ную кре­пость свой ви­лен­ский дом, став­ший за­тво­ром для юной княж­ны-за­лож­ни­цы. Со­фия Юрьев­на неустан­но мо­ли­ла Бо­га оста­но­вить го­то­вя­ще­е­ся кро­во­про­ли­тие, неволь­ной при­чи­ной ко­то­ро­го она ста­ла.

Сам ко­роль от­пра­вил по­слов, скло­няя к ми­ру обе сто­ро­ны. Уни­ат­ский мит­ро­по­лит Ипа­тий По­тей на­пра­вил по­сла­ние на­мест­ни­ку Слуц­ко­го мо­на­сты­ря Исайе Со­болев­ско­му и все­му слуц­ко­му ду­хо­вен­ству, чтобы оно мо­ли­лось за бла­го­по­луч­ное для ка­то­ли­ков Рад­зи­вил­лов окон­ча­ние тяж­бы и на­ло­жи­ло трех­днев­ный пост, чтобы Бог «нам внял и от вся­ко­го про­тив­ле­ния, скор­би и бе­ды из­ба­вил…»

Несмот­ря на все уве­ще­ва­ния, к 6 фев­ра­ля все бы­ло при­го­тов­ле­но к бит­ве. Но Гос­подь не по­пустил бес­смыс­лен­но­го кро­во­про­ли­тия, и вско­ре недав­ние вра­ги за­клю­чи­ли но­вое со­гла­ше­ние о том, что Рад­зи­вил­лы в об­мен на ру­ку княж­ны пре­кра­тят лю­бые де­неж­ные пре­тен­зии, а так­же вы­да­дут сви­де­тель­ство о пра­виль­но­сти ве­де­ния дел по опе­ке над име­ни­я­ми неве­сты.

Но­вый день бра­ко­со­че­та­ния на­зна­чи­ли на вос­кре­се­нье 1 ок­тяб­ря 1600 го­да, на празд­ник По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ко­то­рой вру­ча­ла свою судь­бу юная Со­фия. Од­на­ко неза­дол­го до вен­ча­ния по­яви­лась еще од­на про­бле­ма: опе­ку­ны не спро­си­ли у неве­сты, со­глас­на ли она из­ме­нить сво­ей ве­ре для бра­ка с несвиж­ским кня­зем-ка­то­ли­ком.

Но пра­во­сла­вие, ве­ра пред­ков – глав­ное со­кро­ви­ще, остав­ше­е­ся у княж­ны Со­фии от от­цов­ско­го на­след­ства, и она ре­ши­тель­но от­ка­за­лась пе­ре­хо­дить в ка­то­ли­че­ство. Бо­лее то­го, Со­фия на­ста­и­ва­ла еще и на том, чтобы де­ти от ее бу­ду­ще­го бра­ка бы­ли кре­ще­ны в Пра­во­слав­ной Церк­ви и вос­пи­ты­ва­лись как пра­во­слав­ные. Толь­ко при вы­пол­не­нии этих усло­вий че­тыр­на­дца­ти­лет­няя княж­на со­гла­ша­лась всту­пить в брак.

Кня­зю Яну­шу при­шлось об­ра­тить­ся к рим­ско­му па­пе с со­от­вет­ству­ю­щим про­ше­ни­ем. Раз­ре­ше­ние бы­ло по­лу­че­но, и бра­ко­со­че­та­ние княж­ны Со­фии Юрьев­ны с кня­зем Яну­шем Рад­зи­вил­лом со­сто­я­лось в на­зна­чен­ный срок: 1 ок­тяб­ря 1600 го­да, по пра­во­слав­но­му об­ря­ду, в од­ном из со­бо­ров Бре­ста. Об­сто­я­тель­ства это­го меж­ро­до­во­го и меж­кон­фес­сио­наль­но­го со­ю­за ста­ли объ­ек­том крат­кой пе­ре­пис­ки меж­ду Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­хом и рим­ским па­пой.

Труд­на бы­ла жизнь си­ро­ты у Ход­ке­ви­чей, не слад­кой ста­ла она и в за­му­же­стве. Во всех пе­ча­лях сво­их княж­на, а за­тем кня­ги­ня Со­фия на­хо­ди­ла уте­ше­ние толь­ко в мо­лит­ве, в Церк­ви. Но при­шло го­ре, за­тмив­шее со­бой все лич­ные скор­би: цер­ков­ная уния с Ри­мом, объ­яв­лен­ная в за­пад­но­рус­ских зем­лях в 1596 го­ду.

Вве­де­ние унии со­про­вож­да­лось ужа­са­ю­щи­ми на­си­ли­я­ми над пра­во­слав­ны­ми. У них от­ни­ма­лись хра­мы, мо­на­сты­ри, пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки из­го­ня­лись. Церк­ви от­да­ва­ли в арен­ду ино­вер­цам, ко­то­рые тре­бо­ва­ли пла­тить за каж­дое бо­го­слу­же­ние. Вслед за этим бы­ли за­пре­ще­ны все пуб­лич­ные со­бра­ния пра­во­слав­ных. «Ду­хо­вен­ство дис­си­ден­тов» – так на­зы­ва­ли в то вре­мя пра­во­слав­ных свя­щен­ни­ков – не долж­но бы­ло яв­но хо­дить по ули­цам со Свя­ты­ми Да­ра­ми. Кре­ще­ние, вен­ча­ние, по­гре­бе­ние раз­ре­ша­лось со­вер­шать толь­ко с со­гла­сия ка­то­ли­че­ско­го ксен­дза за уста­нов­лен­ную по­след­ним пла­ту. Хо­ро­ни­ли пра­во­слав­ных но­чью. Де­ти, рож­ден­ные от сме­шан­ных бра­ков, при­чис­ля­лись к ка­то­ли­че­ской церк­ви. Пра­во­слав­ным за­пре­ща­лось за­ни­мать об­ще­ствен­ные долж­но­сти, со­зы­вать со­бра­ния, ис­кать про­тек­ции под угро­зой при­ме­не­ния за­ко­нов про­тив бун­тов­щи­ков.

Бо­лея серд­цем за по­пи­ра­е­мую ве­ру сво­их пред­ков, юная кня­ги­ня ста­ла за­щит­ни­цей пра­во­слав­ных свя­тынь и пра­во­слав­но­го на­ро­да от уни­ат­ско­го на­си­лия. При­над­ле­жа­щий ей Слуцк она пре­вра­ти­ла в твер­ды­ню пра­во­сла­вия – од­ну из немно­го­чис­лен­ных, а вско­ре и един­ствен­ную во всем крае.

Жи­те­ли Слуц­ка спло­ти­лись в Пре­об­ра­жен­ском брат­стве, где са­мое де­я­тель­ное уча­стие при­ни­ма­ла кня­ги­ня Со­фия. Сво­е­го му­жа убе­ди­ла она ис­хо­да­тай­ство­вать у поль­ско­го ко­ро­ля гра­мо­ту о вос­пре­ще­нии в их вла­де­ни­ях на­силь­но при­нуж­дать пра­во­слав­ных к унии.

Гра­мо­та бы­ла по­лу­че­на. Кня­ги­ня за­щи­ти­ла ин­те­ре­сы пра­во­сла­вия юри­ди­че­ски.

Кро­ме юри­ди­че­ской за­щи­ты, Со­фия за­бо­ти­лась об обес­пе­че­нии мо­на­сты­рей, церк­вей и при­чтов, щед­ро жерт­во­ва­ла на стро­и­тель­ство хра­мов, сво­и­ми ру­ка­ми ши­ла и вы­ши­ва­ла зо­ло­том цер­ков­ные ри­зы и свя­щен­ни­че­ские об­ла­че­ния, со­вер­ша­ла па­лом­ни­че­ство в от­да­лен­ные хра­мы во дни пре­столь­ных празд­ни­ков.

Вли­я­ние пра­вед­ной кня­ги­ни бы­ло столь ве­ли­ко, что да­же ее муж впо­след­ствии, уже по­сле ее смер­ти, под­твер­ждал сво­и­ми гра­мо­та­ми, что пра­во­слав­ные хра­мы, обла­го­де­тель­ство­ван­ные в свое вре­мя княж­ной Со­фи­ей, долж­ны со­хра­нять сво­бо­ду сво­е­го бо­го­слу­же­ния и цер­ков­ные пра­ви­ла в ду­хе Во­сточ­ной Церк­ви… «Церк­ви и мо­на­сты­ри ре­ли­гии ста­ро­рус­ской в име­ни­ях мо­их по-преж­не­му долж­ны быть со­хра­ня­е­мы и по­том­ки мои долж­ны со­блю­дать, дабы не по­сле­до­ва­ло в том ни­ка­кой пе­ре­ме­ны». И по­том­ки со­блю­да­ли на­ка­зы. Княж­на Лю­дви­га Рад­зи­вилл под­пи­са­ла гра­мо­ту, текст ко­то­рой мы при­во­дим по­чти пол­но­стью: «изъ­яс­нить всем, ко­му знать долж­но, что церк­ви ре­ли­гии ста­рой Гре­ко-Рос­сий­ской, с неза­па­мят­ных вре­мен по­стро­ен­ные и арен­до­ван­ные в го­ро­де Слуц­ке и Ко­пы­ле и во всем кня­же­стве Слуц­ком и Ко­пыль­ском, а так­же в име­ни­ях мо­их Кай­да­нов­ском, Ко­пыль­ском, Се­беж­ском и дру­гих, все­гда сто­я­ли под бла­го­сло­ве­ни­ем во­сточ­но­го Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха, и бла­жен­ной па­мя­ти князь и кня­ги­ня, пред­ки мои, все­гда этой ре­ли­гии и под­дан­ным пра­во­слав­ным по­кро­ви­тель­ство­ва­ли, и что они до­се­ле поль­зо­ва­лись и ныне поль­зу­ют­ся сво­бо­дою сво­е­го ста­ро­гре­че­ско­го бо­го­слу­же­ния и си­лою цер­ков­ных пра­вил в ду­хе Церк­ви Во­сточ­ной, а по­то­му на­сто­я­щею при­ви­ле­ги­ею сво­ею утвер­ждаю, чтобы церк­ви, ар­хи­манд­ри­ты, игу­ме­ны, мо­на­сты­ри и брат­ства в кня­же­стве Слуц­ком и дру­гих мо­их вла­де­ни­ях на веч­ные вре­ме­на непри­кос­но­вен­но, без вся­кой пе­ре­ме­ны бы­ли со­хра­ня­е­мы в со­вер­шен­ной сво­бо­де сво­е­го бо­го­слу­же­ния под вы­ше­озна­чен­ным Кон­стан­ти­но­поль­ским бла­го­сло­ве­ни­ем и во всех сво­их обы­ча­ях и об­ря­дах цер­ков­ных; на ме­сто уми­ра­ю­щих пре­сви­те­ров уни­а­ты не долж­ны быть по­став­ля­е­мы и уния на эти церк­ви не долж­на вво­дить­ся ни­ка­ким на­силь­ствен­ным или из­мыш­лен­ным спо­со­бом, но да бу­дет им поз­во­ле­но для по­свя­ще­ния пре­сви­те­ров, от­но­ся­щих­ся к вла­ды­кам их не уни­а­там, в ко­роне и Лит­ве на­хо­дя­щим­ся, а за недо­стат­ком их ез­дить за гра­ни­цу без вся­ко­го пре­пят­ство­ва­ния и ма­лей­ше­го за­труд­не­ния. Все это со­дер­жать, как са­ма обе­ща­ла ду­хо­вен­ству Слуц­ко­му; и пре­ем­ни­ков сво­их обя­зы­ваю эту при­ви­ле­гию точ­но и непри­кос­но­вен­но со­блю­дать».* [*Вест­ник Бе­ло­рус­ско­го эк­зар­ха­та N 3, 1990].

Умер­ла бла­жен­ная Со­фия в воз­расте 26 лет 19 мар­та 1612 го­да при рож­де­нии до­че­ри, ко­то­рая не пе­ре­жи­ла свою мать. В па­мять о пра­вед­ной жиз­ни и бла­го­тво­ре­ни­ях кня­ги­ни она бы­ла по­гре­бе­на в Слуц­ком Свя­то-Тро­иц­ком мо­на­сты­ре. Гос­подь про­сла­вил свя­тую кня­ги­ню Со­фию нетле­ни­ем мо­щей и чу­до­тво­ре­ни­я­ми у гро­ба.

По­сле ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции мо­щи свя­той Со­фии изъ­яли из мо­на­сты­ря и от­пра­ви­ли в Мин­ский му­зей, где они и пре­бы­ва­ли до на­ступ­ле­ния но­вых вре­мен.

Нетлен­ные мо­щи свя­той пра­вед­ной Со­фии, кня­ги­ни Слуц­кой по­чи­ва­ют ныне от­кры­то в Свя­то-Ду­хо­вом ка­фед­раль­ном со­бо­ре го­ро­да Мин­ска у се­вер­но­го при­де­ла в честь чу­до­твор­ной Мин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Свя­тая Со­фия про­сла­ви­лась три­на­дца­той из свя­тых жен. В хри­сти­ан­ской сим­во­ли­ке три­на­дцать – чис­ло по­бе­ды. И про­слав­ле­ние три­на­дца­той из свя­тых жен Ру­си яв­ля­ет­ся зна­ком по­бе­ды.

Имя по­след­ней из свя­тых жен Ру­си – Со­фия, Пре­муд­рость, и толь­ко бла­го­да­ря это­му да­ру от Гос­по­да смог­ла де­воч­ка, остав­ша­я­ся в год от ро­ду си­ро­той, вос­си­ять в лоне пра­во­слав­ной церк­ви. Пре­муд­рость Бо­жия на­пи­та­ла свое ча­до и укре­пи­ла. До 26 лет пра­вед­ная Со­фия успе­ла прой­ти свой да­ро­ван­ный ей свы­ше путь и стать для Рус­ской Церк­ви неча­ян­ной ра­до­стью. Свя­тая Со­фия Слуц­кая ста­но­вит­ся сре­ди жен свя­той Ру­си хра­ни­тель­ни­цей неча­ян­ной ра­до­сти. Хра­ни­тель­ни­ца – зна­чит ис­пол­ни­тель­ни­ца Бо­жи­его За­ко­на.

Не имея сво­их де­тей, сколь­ко она со­хра­ни­ла для Гос­по­да вер­ных сер­дец! Сей­час, ко­гда мно­гие ча­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ока­за­лись неволь­но от­де­лен­ны­ми от Ма­те­ри Церк­ви и ис­ку­ша­е­мы­ми дру­ги­ми ре­ли­ги­я­ми, мо­лит­вен­ная по­мощь и за­ступ­ле­ние свя­той кня­ги­ни Слуц­кой осо­бен­но важ­ны. Ра­дость ду­хов­ная – дар Вос­крес­ше­го Хри­ста, один из се­ми бла­го­дат­ных да­ров Свя­то­го Ду­ха че­ло­ве­ку. Неча­ян­ная ра­дость – это неожи­дан­ная ра­дость. В зем­ной жиз­ни это ра­дость неожи­дан­но­го вы­здо­ров­ле­ния смер­тель­но боль­но­го че­ло­ве­ка, ра­дость встре­чи лю­бя­щих, ко­гда-то по­те­ряв­ших друг дру­га. Неча­ян­ная ра­дость не за­ви­сит от уси­лий че­ло­ве­ка – это бла­го­дат­ный дар свы­ше. В ду­хов­ном со­зна­нии рус­ско­го на­ро­да неча­ян­ная ра­дость свя­за­лась с име­нем Бо­жи­ей Ма­те­ри. Это вы­ра­зи­лось в про­слав­ле­нии Ее чу­до­твор­ной ико­ны «Неча­ян­ная Ра­дость»: Бо­жия Ма­терь да­ру­ет неча­ян­ную ра­дость бла­го­дат­но­го рас­ка­я­ния и ду­хов­но­го воз­рож­де­ния пре­ступ­ни­ку, мо­лив­ше­му­ся у Ее ико­ны каж­дый день пе­ред со­вер­ше­ни­ем сво­их пре­ступ­ле­ний. Бла­го­дать кос­ну­лась его серд­ца, и он уви­дел кап­ли кро­ви на те­ле Бо­гом­ла­ден­ца, рас­пи­на­е­мо­го че­ло­ве­че­ски­ми гре­ха­ми. И эту бла­го­дат­ную по­мощь ис­про­си­ла для него Ма­терь Бо­жия у Сво­е­го Сы­на. Нет гре­ха, по­беж­да­ю­ще­го ми­ло­сер­дие Бо­жие. Неис­то­щим ис­точ­ник Неча­ян­ной Ра­до­сти.

Ис­тин­ная ра­дость не ми­мо­лет­на, она веч­на. Здесь, на зем­ле, она лишь на­чи­на­ет­ся, чтобы пе­рей­ти в веч­ную жизнь с каж­дым но­си­те­лем ра­до­сти. Свя­тые же­ны рус­ские ис­пол­ни­ли сво­ей жиз­нью за­по­ведь Вос­крес­ше­го Хри­ста: «Ра­дуй­тесь», они во­пло­ти­ли дар ду­хов­ной ра­до­сти, ис­хо­дя­щей от Са­мой Все­ра­дост­ной Ра­до­сти Ма­те­ри Бо­жи­ей, и это ста­ло за­ло­гом об­ру­че­ния веч­ной ра­до­сти.

Путь свя­тых рус­ских жен от свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги, в Кре­ще­нии Еле­ны, до свя­той пра­вед­ной Со­фии вы­ра­жа­ют их име­на: от Еле­ны («фа­кел»), ог­ня Ду­хов­но­го, воз­го­рев­ше­го­ся в серд­цах рус­ских жен с при­ня­ти­ем Кре­ще­ния, – к Со­фии, Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей.

azbyka.ru

биография, личная жизнь, историческая роль :: SYL.ru

Великая княгиня София (1455–1503) из греческой династии Палеологов была женой Ивана III. Она происходила из рода византийских императоров. Браком с греческой царевной Иван Васильевич подчеркнул связь собственной власти с константинопольской. Когда-то Византия дала Руси христианство. Брак Ивана и Софии замкнул этот исторический круг. Их сын Василий III и его наследники считали себя преемниками греческих императоров. Чтобы передать власть собственному сыну, Софии пришлось вести многолетнюю династическую борьбу.

Происхождение

Точная дата рождения Софии Палеолог неизвестна. Она появилась на свет около 1455 года в греческом городе Мистре. Отцом девочки был Фома Палеолог – брат последнего византийского императора Константина XI. Он правил Морейским деспотатом, располагавшимся на полуострове Пелопоннес. Мать Софии, Екатерина Ахайская, являлась дочерью франкского князя Ахеи Чентурионе II (итальянца по происхождению). Католический правитель конфликтовал с Фомой и проиграл ему решающую войну, в результате которой потерял собственные владения. В знак победы, а также присоединения Ахеи греческий деспот и женился на Екатерине.

Судьба Софии Палеолог определилась драматическими событиями, случившимися незадолго до ее рождения. В 1453 году турки захватили Константинополь. Это событие стало концом тысячелетней истории Византийской империи. Константинополь находился на перекрестке между Европой и Азией. Заняв город, турки открыли себе путь на Балканы и в Старый Свет в целом.

Если османы победили императора, то прочие князьки и вовсе не представляли для них угрозы. Морейский деспотат был захвачен уже в 1460 году. Фома успел забрать свою семью и бежать с Пелопоннеса. Сначала Палеологи попали на Корфу, затем перебрались в Рим. Выбор был логичным. Италия стала новым домом для многих тысяч греков, не пожелавших оставаться в подданстве мусульман.

Родители девочки скончались практически одновременно в 1465 году. После их смерти история Софии Палеолог оказалась тесно связанной с историей ее братьев Андрея и Мануила. Малолетних Палеологов приютил папа римский Сикст IV. Для того чтобы заручиться его поддержкой и обеспечить детям спокойное будущее, Фома незадолго до смерти принял католичество, отказавшись от греческой православной веры.

Жизнь в Риме

Обучением Софии занялся греческий ученый и гуманист Виссарион Никейский. Больше всего он был знаменит тем, что стал автором проекта унии католической и православной церквей, заключенной в 1439 году. За успешное воссоединение (Византия пошла на эту сделку, находясь на краю гибели и напрасно надеясь на помощь европейцев) Виссарион получил чин кардинала. Теперь он стал учителем Софии Палеолог и ее братьев.

Биография будущей московской великой княжны с ранних лет носила печать греко-римской двойственности, адептом которой был Виссарион Никейский. В Италии при ней всегда находился переводчик. Два профессора учили ее греческому и латинскому языкам. София Палеолог и ее братья содержались за счет Святого Престола. В год папа выдавал им больше 3 тысяч экю. Деньги тратились на прислугу, одежду, врача и т. д.

Судьба братьев Софии сложилась прямо противоположным друг от друга образом. Как старший сын Фомы Андрей считался юридическим наследником всей династии Палеологов. Он пытался продать свой статус нескольким европейским королям, надеясь, что те помогут ему вернуть трон. Крестового похода ожидаемо не произошло. Андрей так и скончался в бедности. Мануил же вернулся на историческую родину. В Константинополе он стал служить турецкому султану Баязиду II, а согласно некоторым источникам, даже принял ислам.

Как представительница угасшей императорской династии София Палеолог из Византии была одной из самых завидных невест Европы. Однако ни один из католических монархов, с которыми пытались договориться в Риме, так и не согласился жениться на девушке. Даже слава имени Палеологов не могла затмить опасности, исходившей от османов. В точности известно, что покровители Софии стали сватать ее с кипрским королем Жаком II, однако он ответил твердым отказом. В другой раз уже сам римский понтифик Павел II предложил руку девушки влиятельному итальянскому аристократу Караччоло, но и эта попытка сыграть свадьбу провалилась.

Посольство к Ивану III

В Москве о Софии узнали в 1469 году, когда в российскую столицу прибыл греческий дипломат Юрий Траханиот. Он предложил недавно овдовевшему, но еще совсем молодому Ивану III проект брака с царевной. Римское послание, переданное зарубежным гостем, было составлено папой Павлом II. Понтифик обещал Ивану поддержку, если тот захочет жениться на Софии.

Что заставило римскую дипломатию обратиться к московскому великому князю? В XV веке после долгого периода политической раздробленности и монгольского ига Россия вновь объединилась и стала крупнейшей европейской державой. В Старом Свете ходили легенды о богатствах и могуществе Ивана III. В Риме многие влиятельные лица надеялись на помощь великого князя в борьбе христиан против турецкой экспансии.

Так или иначе, но Иван III ответил согласием и решил продолжать переговоры. К «римско-византийской» кандидатуре благосклонно отнеслась его мать Мария Ярославна. Иван III, несмотря на свой крутой нрав, побаивался родительницы и всегда прислушивался к ее мнению. В то же время фигура Софии Палеолог, биография которой была связана с латинянами, не понравилась главе русской православной церкви – митрополиту Филиппу. Понимая свое бессилие, он не стал противодействовать московскому государю и дистанцировался от предстоящей свадьбы.

Свадьба

Московское посольство приехало в Рим в мае 1472 года. Во главе делегации был итальянец Джан Батиста делла Вольпе, в России известный как Иван Фрязин. Послов встретил папа Сикст IV, незадолго до того сменивший скончавшегося Павла II. В знак признательности за оказанное гостеприимство понтифик получил в дар большое количество собольего меха.

Прошла всего неделя, и в главном римском соборе святого Петра прошла торжественная церемония, на которой София Палеолог и Иван III заочно обручились. В роли жениха пребывал Вольпе. Готовясь к важному событию, посол допустил серьезную оплошность. Католический обряд требовал использования обручальных колец, но Вольпе не подготовил их. Скандал замяли. Все влиятельные организаторы помолвки хотели благополучно завершить ее и закрыли глаза на формальности.

Летом 1472 года София Палеолог вместе с собственной свитой, папским легатом и московскими послами отправилась в далекий путь. На прощание она встретилась с понтификом, давшим невесте свое финальное благословение. Из нескольких маршрутов спутники Софии избрали путь через Северную Европу и Балтию. Греческая царевна пересекла весь Старый Свет, приехав из Рима в Любек. София Палеолог из Византии достойно терпела тяготы дальней дороги – подобные путешествия были ей не впервой. По настоянию папы все католические города организовывали посольству радушный прием. Морем девушка добралась до Таллина. Далее последовали Юрьев, Псков, а за ним и Новгород. София Палеолог, реконструкция внешности которой была проведена специалистами в XX веке, удивляла россиян своей чужеземной южной внешностью и незнакомыми привычками. Всюду будущую великую княгиню встречали с хлебом и солью.

12 ноября 1472 года принцесса София Палеолог прибыла в долгожданную Москву. Церемония венчания с Иваном III прошла в тот же день. У спешки была объяснимая причина. Приезд Софьи совпал с празднованием дня памяти Иоанна Златоуста – святого покровителя великого князя. Так московский государь отдал свой брак под небесное покровительство.

Для православной церкви тот факт, что София – вторая жена Ивана III, был предосудительным. Священник, который венчал бы подобный брак, должен был рисковать своей репутацией. Кроме того, отношение к невесте как к чужой латинянке закрепилось в консервативных кругах с самого ее появления в Москве. Именно поэтому митрополит Филипп уклонился от обязанности провести венчание. Вместо него церемонией руководил протопоп Коломны Осия.

София Палеолог, вероисповедание которой оставалось православным даже во время пребывания в Риме, тем не менее приехала с папским легатом. Этот посланец, путешествуя по российским дорогам, демонстративно вез перед собой большое католическое распятие. Под давлением митрополита Филиппа Иван Васильевич дал понять легату, что не собирается терпеть подобное поведение, смущающее его православных подданных. Конфликт был исчерпан, однако «римская слава» преследовала Софию до конца ее дней.

Историческая роль

Вместе с Софией в Россию приехала ее греческая свита. Иван III с большим интересом относился к наследию Византии. Брак с Софией стал сигналом для многих других скитавшихся в Европе греков. Образовался поток единоверцев, стремившихся поселиться во владениях великого князя.

Что сделала для России София Палеолог? Она открыла ее для европейцев. В Московию ехали не только греки, но и итальянцы. Особенно ценились мастера и ученые люди. Иван III опекал итальянских архитекторов (например, Аристотеля Фиораванти), построивших в Москве большое количество шедевров зодчества. Для самой Софии были выстроены отдельный двор и хоромы. Они сгорели в 1493 году во время страшного пожара. Вместе с ними была утрачена сокровищница великой княгини.

В дни стояния на Угре

В 1480 году Иван III пошел на обострение конфликта с татарским ханом Ахматом. Результат этого конфликта известен – после бескровного стояния на Угре Орда покинула пределы России и больше никогда не требовала от нее дани. Ивану Васильевичу удалось сбросить многолетнее иго. Однако до того, как Ахмат с позором покинул владения московского князя, ситуация казалась неопределенной. Боясь нападения на столицу, Иван III организовал отъезд Софьи с их детьми на Белое озеро. Вместе с женой находилась великокняжеская казна. Если бы Ахмат захватил Москву, она должна была бежать дальше на север поближе к морю.

Решение об эвакуации, которое приняли Иван 3 и София Палеолог, вызвало возмущение в народе. Москвичи с удовольствием стали вспоминать «римское» происхождение княгини. Саркастические описания бегства государыни на север сохранились в некоторых летописях, например в Ростовском своде. Тем не менее все укоры современников сразу же забылись после того, как в Москву пришла новость о том, что Ахмат со своей армией решил отступить от Угры и вернуться в степи. София из рода Палеологов приехала в Москву месяц спустя.

Проблема наследника

У Ивана и Софии было 12 детей. Половина из них умерли в детстве или младенчестве. Остальные выросшие дети Софии Палеолог также оставили после себя потомство, однако ветвь Рюриковичей, начавшаяся от брака Ивана и греческой царевны, угасла приблизительно в середине XVII столетия. У великого князя был в том числе и сын от первого брака с тверской княжной. Названный в честь отца, он запомнился как Иван Младой. По закону старшинства именно этот княжич должен был стать наследником московской державы. Разумеется, такой вариант развития событий не нравился Софии, желавшей, чтобы власть перешла к ее сыну Василию. Вокруг нее сформировалась верная группировка придворной знати, поддержавшая притязания княгини. Однако до поры до времени она никак не могла повлиять на династический вопрос.

С 1477 года Иван Младой считался соправителем отца. Он участвовал в стоянии на Угре и постепенно учился княжеским обязанностям. На протяжении многих лет положение Ивана Младого как законного наследника было неоспоримым. Однако в 1490 году он заболел подагрой. Лекарства от «ломоты в ногах» не было. Тогда из Венеции был выписан итальянский врач Мистр Леон. Он взялся вылечить наследника и поручился за успех собственной головой. Леон пользовался довольно странными методами. Он давал Ивану некое зелье и жег ему ноги раскаленными стеклянными сосудами. От лечения недуг только усилился. В 1490 году Иван Младой умер в страшных муках в возрасте 32 лет. В гневе муж Софии Палеолог заключил венецианца в темницу, а через несколько недель и вовсе прилюдно казнил.

Конфликт с Еленой

Смерть Ивана Младого ненамного приблизила Софию к исполнению ее мечты. Умерший наследник был женат на дочери молдавского государя Елене Стефановне и имел сына Дмитрия. Теперь Иван III оказался перед сложным выбором. С одной стороны, у него был внук Дмитрий, а с другой – сын от Софии, Василий.

На протяжении нескольких лет великий князь продолжал колебаться. Бояре вновь раскололись. Одни поддерживали Елену, другие – Софию. У первой сторонников было значительно больше. Многим влиятельным русским аристократам и вельможам не нравилась история Софии Палеолог. Некоторые продолжали укорять ее за связанное с Римом прошлое. Кроме того, София сама старалась окружать себя родными греками, что не шло на пользу ее популярности.

На стороне Елены и ее сына Дмитрия была добрая память об Иване Младом. Сторонники Василия сопротивлялись: по матери тот был потомком византийских императоров! Елена и София стоили друг друга. Обе они отличались честолюбием и хитростью. Хотя женщины соблюдали дворцовую пристойность, их обоюдная ненависть друг к другу не была секретом для княжеского окружения.

Опала

В 1497 году Ивану III стало известно о готовившемся за его спиной заговоре. Юный Василий попал под влияние нескольких неосторожных бояр. Среди них выделялся Федор Стромилов. Этот дьяк смог уверить Василия, что Иван уже собрался официально объявить своим наследником Дмитрия. Безрассудные бояре предложили избавиться от конкурента или захватить в Вологде государеву казну. Количество вовлеченных в затею единомышленников продолжало расти, пока о заговоре не узнал сам Иван III.

Как всегда, страшный в гневе великий князь приказал казнить основных знатных заговорщиков, в том числе и дьяка Стромилова. Василий избежал темницы, однако к нему была приставлена стража. В опалу попала и София. До мужа дошли слухи, что она водит к себе мнимых колдуний и пытается получить зелье, чтобы отравить Елену или Дмитрия. Этих женщин нашли и утопили в реке. Государь запретил супруге попадаться ему на глаза. В довершение Иван действительно объявил пятнадцатилетнего внука своим официальным наследником.

Борьба продолжается

В феврале 1498 года в Москве прошли торжества по случаю коронации юного Дмитрия. На церемонии в Успенском соборе присутствовали все бояре и члены великокняжеской семьи за исключением Василия и Софии. Опальных родственников великого князя на коронацию демонстративно не пригласили. На Дмитрия надели Шапку Мономаха, а Иван III устроил в честь внука грандиозный пир.

Партия Елены могла торжествовать – это был ее долгожданный триумф. Однако даже сторонники Дмитрия и его матери не могли чувствовать себя слишком уверенно. Иван III всегда отличался импульсивностью. Из-за крутого нрава он мог ввергнуть в опалу кого угодно, в том числе и жену, однако ничто не гарантировало, что великий князь не изменит своих предпочтений.

После коронации Дмитрия прошел год. Неожиданно к Софии и ее старшему сыну вернулась милость государя. В летописях нет свидетельств, говорящих о причинах, побудивших Ивана примириться с супругой. Так или иначе, но великий князь приказал пересмотреть дело против жены. При повторном расследовании открылись новые обстоятельства придворной борьбы. Некоторые доносы на Софию и Василия оказались лживыми.

Государь обвинил в клевете самых влиятельных заступников Елены и Дмитрия – князей Ивана Патрикеева и Симеона Ряполовского. Первый из них был главным военным советником московского правителя на протяжении более чем тридцати лет. Отец Ряполовского защищал Ивана Васильевича в детстве, когда ему грозила опасность со стороны Дмитрия Шемяки во время последней русской междоусобной войны. Эти великие заслуги вельмож и их семей не спасли их.

Спустя шесть недель после боярской опалы уже вернувший благосклонность к Софии Иван объявил их сына Василия новгородским и псковским князем. Дмитрий все еще считался наследником, но члены двора, чувствуя перемену настроения государя, стали покидать Елену и ее ребенка. Боясь повторить судьбу Патрикеева и Ряполовского, прочие аристократы начали демонстрировать лояльность Софии и Василию.

Триумф и смерть

Прошло еще три года, и наконец, в 1502 году борьба Софии и Елены завершилась падением последней. Иван приказал приставить к Дмитрию и его матери стражу, затем отправил их в темницу и официально лишил внука великокняжеского достоинства. Тогда же государь объявил своим наследником Василия. София торжествовала. Ни один боярин не посмел перечить решению великого князя, хотя многие продолжали сочувственно относиться к восемнадцатилетнему Дмитрию. Ивана не остановила даже ссора с его верным и важным союзником – отцом Елены и молдавским правителем Стефаном, возненавидевшим хозяина Кремля за страдания дочери и внука.

Софии Палеолог, биография которой представляла собой череду взлетов и падений, удалось добиться главной цели своей жизни незадолго до собственной кончины. Она умерла в возрасте 48 лет 7 апреля 1503 года. Великую княгиню похоронили в саркофаге из белого камня, помещенном в усыпальницу Вознесенского собора. Могила Софии оказалась рядом с могилой первой супруги Ивана, Марии Борисовны. В 1929 году большевики разрушили Вознесенский собор, а останки великой княгини перенесли в Архангельский собор.

Для Ивана кончина супруги стала сильным ударом. Ему было уже за 60. В трауре великий князь посетил несколько православных обителей, где усердно предавался молитвам. Последние годы совместной жизни омрачились опалой и взаимными подозрениями супругов. Тем не менее Иван III всегда ценил ум Софии и ее помощь в государственных делах. После потери супруги великий князь, чувствуя близость собственной смерти, составил завещание. Права Василия на власть были подтверждены. Иван последовал за Софией в 1505 году, скончавшись в возрасте 65 лет.

www.syl.ru

Софья Палеолог — биография, личная жизнь, жена Ивана III, фото, историческая роль и последние новости

Софья Палеолог: биография

Большинство историков сходятся во мнении, что бабушка Ивана Грозного, великая княгиня Московская Софья (Зоя) Палеолог сыграла огромную роль в становлении Московского царства. Многие считают её автором концепции «Москва – третий Рим». А ещё вместе с Зоей Палеологиней появился двуглавый орёл. Сначала он был семейным гербом её династии, а потом перекочевал на герб всех царей и российских императоров.

Детство и юность

Зоя Палеолог появилась на свет (предположительно) в 1455 в Мистре. Дочь деспота Морейского Фомы Палеолога родилась в трагическое и переломное время – время падения Византийской империи.

После взятия Константинополя турецким султаном Мехмедом II и гибели императора Константина, Фома Палеолог вместе с женой Екатериной Ахайской и детьми сбежал на Корфу. Оттуда он перебрался в Рим, где был вынужден перейти в католицизм. В мае 1465 года Фома умер. Его смерть случилась вскоре после кончины супруги в том же году. Дети, Зоя и её братья – 5-летний Мануил и 7-летний Андрей, переехали в Рим уже после смерти родителей.

Фома Палеолог, отец Софьи Палеолог

Воспитанием сирот занялся греческий учёный, униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (это он стал заказчиком знаменитой Сикстинской капеллы). В Риме греческую принцессу Зою Палеолог и её братьев воспитывали в католической вере. Кардинал позаботился о содержании детей и их образовании.

Известно, что Виссарион Никейский с позволения папы оплачивал скромный двор юных Палеологов, в который входили прислуга, врач, двое профессоров латинского и греческого языков, переводчики и священники. Софья Палеолог получила довольно солидное по тем временам образование.

Великая княгиня Московская

Когда Софья достигла совершеннолетия, венецианская синьория озаботилась её замужеством. Взять знатную девушку в жены сначала предложили королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, побоявшись конфликта с оттоманской империей. Спустя год, в 1467-ом, кардинал Виссарион по просьбе папы Павла II предложил руку знатной византийской красавицы князю и итальянскому вельможе Караччиоло. Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак отменили.

Софья Палеолог

Есть версия, что Софья втайне общалась с афонскими старцами и придерживалась православной веры. Она сама приложила усилия к тому, чтобы не выходить замуж за иноверца, расстраивая все предлагаемые ей браки.

В переломном для жизни Софьи Палеолог 1467 году скончалась супруга великого князя Московского Ивана III Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын Иван Молодой. Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма на Москву, предложил овдовевшему государю всея Руси взять в жены свою подопечную.

Царь Иван III

После 3-летних переговоров Иван III, испросив совета у матери, митрополита Филиппа и бояр, принял решение жениться. Примечательно, что о переходе Софьи Палеолог в католицизм переговорщики от папы предусмотрительно умолчали. Более того, они сообщили, что предлагаемая в жёны Палеологиня православная христианка. Они даже не догадывались, что так оно и есть.

В июне 1472 года в базилике святых апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софьи Палеолог. После этого обоз невесты отбыл из Рима в Москву. Сопровождал невесту всё тот же кардинал Висссарион.

Посол Иван Фрязин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог

Болонские летописцы описали Софью довольно привлекательной особой. На вид ей было 24 года, она обладала белоснежной кожей и невероятно красивыми и выразительными глазами. Рост её был не выше 160 см. Телосложение будущая супруга российского государя имела плотное.

Есть версия, что в приданом Софьи Палеолог, кроме одежды и драгоценностей, было множество ценнейших книг, которые позже составили основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного. Среди них числились трактаты Платона и Аристотеля, неизвестные поэмы Гомера.

Встреча царевны Софьи Палеолог на Чудском озере

В конце длинного маршрута, пролегавшего через Германию и Польшу, римские провожатые Софьи Палеолог поняли, что их желание посредством женитьбы Ивана III на Палеолог распространить (или хотя бы сблизить) католицизм с православием потерпело поражение. Зоя, едва выехала из Рима, продемонстрировала твёрдое намерение возвратиться к вере предков – христианству. Венчание состоялось в Москве 12 ноября 1472 года. Церемония прошла в Успенском соборе.

Главным достижением Софьи Палеолог, которое превратилось в огромное благо для России, считается её влияние на решение мужа отказаться платить дань Золотой Орде. Благодаря супруге Иван Третий наконец отважился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и элита предлагали продолжать платить оброк во избежание кровопролития.

Личная жизнь

По всей видимости, личная жизнь Софьи Палеолог с великим князем Иваном III сложилась удачно. В этом браке родилось немалое потомство – 5 сыновей и 4 дочери. Но безоблачным существование новой великой княгини Софьи в Москве назвать сложно. Бояре увидели то огромное влияние, которое жена имела на супруга. Многим это не понравилось.

Василий III, сын Софьи Палеолог

Поговаривают, у княгини были плохие отношения с наследником, рождённым в предыдущем браке Ивана III, Иваном Молодым. Более того, есть версия, что Софья причастна к отравлению Ивана Молодого и дальнейшего отстранения от власти его супруги Елены Волошанки и сына Дмитрия.

Как бы там ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю дальнейшую историю Руси, на её культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола Василия III и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым сведениям, внук имел немалое сходство со своей мудрой византийской бабушкой.

Смерть

Скончалась Софья Палеолог, великая княгиня Московская, 7 апреля 1503 года. Муж, Иван III, пережил супругу лишь на 2 года.

Уничтожение могилы Софьи Палеолог в 1929 году

Похоронили Софью рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге усыпальницы Вознесенского собора. Собор разрушили в 1929 году. Но останки женщин царского дома сохранились – их перенесли в подземную палату Архангельского собора.

Фото

24smi.org

София Палеолог: правда и киновымысел о великой княгине

Ее личность всегда волновала историков, а мнения о ней разнились вплоть до противоположных: одни считали ее ведьмой, другие боготворили и называли святой. Свою трактовку феномена великой княжны несколько лет назад представил и режиссер Алексей Андрианов в многосерийном фильме «София», который транслировали на телеканале «Россия 1». Что в нем правда, а что – разбираемся.

Кинороман «София», заявивший о себе на широком экране, выделяется на фоне прочих исторических отечественных картин. Он охватывает далекую эпоху, которую ранее даже не брались экранизировать: события в картине посвящены началу становления российской государственности, в частности браку великого Московского князя Ивана III с последней наследницей византийского престола.

Немного экскурса: Зоя (именно так девушку назвали при рождении) была предложена в жены Ивану III в 14 лет. На этот брак очень надеялся сам Папа Римский Сикст IV (тот рассчитывал посредством брака укрепить на русских землях католичество). Переговоры продолжались в общей сложности 3 года и в итоге увенчались успехом: в 17 лет Зою заочно обручили в Ватикане и отправили вместе со свитой в путешествие по русским землям, которое только после осмотра территорий завершилось ее прибытием в столицу. План Папы, к слову, окончательно развалился, когда новоявленная византийская принцесса в короткие сроки приняла крещение и получила имя София.

Фильм, конечно, не отражает всех исторических перипетий. В 10 часовых серий создатели постарались вместить, по их мнению, самое важное из того, что в происходило на Руси на рубеже 15-16 веков. Именно в этот отрезок благодаря Ивану III Русь окончательно освободилась от татаро-монгольского ига, князь стал сплачивать территории, что привело в итоге к формированию цельного сильного государства.

Судьбоносное время во многом стало таковым благодаря Софии Палеолог. Она, образованная, культурно просвещенная, не стала для князя немым дополнением, способным лишь на продолжение рода и княжеской фамилии, как было заведено в то далекое время. Великая княгиня на все имела свое мнение и всегда могла его озвучить, а супруг неизменно ставил его высоко. По материалам историков, вероятно, именно София вложила Ивану III в голову идею объединения земель под единым центром. Княгиня видела в Руси невиданную мощь, верила в ее великую цель, и, по гипотезе историков, именно ей принадлежит знаменитая фраза «Москва – третий Рим».

Племянница последнего императора Византии, София также «подарила» Москве герб своей династии – того самого двуглавого орла. Он достался столице в наследство как неотъемлемая часть ее приданого (наряду с книжной библиотекой, вошедшей впоследствии в часть наследия великой библиотеки Ивана Грозного). Успенский и Благовещенский соборы – спроектированы и созданы благодаря итальянцу Альберти Фиораванти, которого София лично пригласила в Москву. Кроме того, княгиня вызывала из Западной Европы художников и зодчих, чтобы те облагородили столицу: строили дворцы, воздвигали новые храмы. Именно тогда Москва украсилась кремлевскими башнями, Теремным дворцом и Архангельским собором.

Конечно, мы не можем знать, каким в действительности был брак Софии и Ивана III, об этом, к сожалению, остается только догадываться (известно лишь то, что, по разным гипотезам, детей у них было 9 или 12). Многосерийный фильм – это в первую очередь художественное восприятие и понимание их отношений; оно является в своем роде авторской трактовкой судьбы княгини. В киноромане любовная линия выведена на первый план, а все остальные исторические перипетии словно являются сопутствующим фоном. Конечно, создатели не обещают абсолютной достоверности, для них было важно сделать чувственную картину, которой будут верить, героям которой будут сочувствовать, а об их сериальной судьбе – искренне беспокоиться.

Потрет Софии Палеолог Кадр с фотосессии главных героев картины «София», Мария Андреева в образе своей героини

Однако всему, что касается деталей, кинематографисты уделили колоссальное значение. Вот в этом плане на кинокартине познавать историю можно и нужно: специально для съемок были созданы исторически достоверные декорации (убранство княжеского дворца, тайные кабинеты Ватикана, даже мельчайшие предметы быта эпохи), костюмы (которых изготовили более 1000 и по большей части вручную). Для съемок «Софии» привлекали консультантов и экспертов, чтобы даже у самого привередливого и внимательного зрителя не осталось к картине вопросов.

В киноромане София – красавица. Актриса Мария Андреева – звезда популярного Духless – в свои неполные 30 на экране (на дату съемок) действительно выглядит на 17. А вот историки подтверждали, что на самом деле Палеолог красавицей не была. Впрочем, идеалы меняются не то что с веками, даже с десятилетиями, и поэтому нам об этом разглагольствовать сложно. Но тот факт, что она страдала от избыточного веса (по утверждениям ее современников, даже критически), опускать нельзя. Впрочем, те же историки подтверждают, что София, действительно была очень умной и образованной для своего времени женщиной. Это понимали и ее современники, а некоторые из них то ли из зависти, то ли из-за собственного невежества были уверены, что такой умной Палеолог могла стать только благодаря связям с темными силами и самим дьяволом (по мотивам этой неоднозначной гипотезы один федеральный телеканал даже снял фильм «Ведьма всея Руси»).

Впрочем, и Иван III в реальности был неказист: невысок, горбат и красотой не отличался. Но создатели фильма, очевидно, решили, что такой персонаж не вызовет отклика в душах зрительниц, поэтому актера на эту роль подобрали из числа главных сердцеедов страны, Евгения Цыганова.

По всей видимости, усладить глаз привередливого зрителя режиссер хотел первую очередь. Кроме того, для него же, зрителя, жаждущего зрельщ, создали атмосферу настоящего исторического экшена: масштабные баталии, побоища, природные катаклизмы, предательство и придворные интриги, а в центре –  красивая лав стори Софии Палеолог и Ивана III. Зрителю остается только запастись поп-корном и наслаждаться красотами отлично снятой романтичной истории.

Фото: Getty Images, кадры из многосерийного фильма

www.marieclaire.ru

София Палеолог — Великая княгиня московская

София Палеолог, она же Зоя Палеолог (Ζωή Παλαιολόγου) родилась примерно в 1443-1448 годах. Её отец, Фома Палеолог — деспот Мореи (средневековое название Пелопоннеса), был младшим братом последнего византийского императора Константина XI, погибшего в 1453 году при падении Константинополя.

После захвата в 1460 году Мореи Мехмедом II, Зоя вместе со своими двумя братьями пережила все невзгоды изгнания и бегства — сначала на остров Керкиру (Корфу), а затем в Рим, где и получила имя София.

После смерти отца, София жила на попечении Папы Римского, избравшего её орудием своих замыслов: для того, чтобы восстановить флорентийское соединение церквей и приобщить к унии Московское государство, он решил выдать византийскую принцессу замуж за русского князя Ивана III, овдовевшего в 1467 году.

Папа Римский начал переговоры с ним через Виссариона Никейского — выдающегося греческого церковного деятеля и просветителя, сторонника унии православия и католицизма, который в феврале 1469 года отправил в Москву посланника с предложением Великому князю руки Софии Палеолог. Ивану III пришлось по душе предложение породниться с династией Палеологов, и он в следующий же месяц отправил в Рим своего посла — итальянца Ивана Фрязина (Джан-Батиста делла Вольпе).

По мнению супруги Лоренцо Медичи, Клариссы Орсини, юная София Палеолог была очень приятной: «Невысокого роста, восточное пламя сверкало в глазах, белизна кожи говорила о знатности её рода».

Уже в июне 1472 года София Палеолог отбыла из Рима в Россию, а 1 октября гонец прискакал в Псков с приказом готовиться к встрече будущей государыни.

София, не задерживаясь нигде, в сопровождении римского легата Антония спешила в Москву, куда прибыла 12 ноября 1472 года. В тот же день состоялось венчание её с Иваном III, при этом брак русского князя с греческой принцессой имел совершенно иные последствия, чем рассчитывал Папа. София вместо того, чтобы склонить Русь к принятию унии, приняла православие; послы Папы Римского вынуждены были уехать ни с чем.

Более того, Великая русская княгиня принесла с собой все заветы и предания Византийской империи, прославившейся православной верой и мудрым государственным устройством: так называемой «симфонией» (согласием) государственной и церковной власти, передав права византийских императоров своему православному супругу — московскому Великому Князю и своим будущим (от него) православным потомкам.

Брак этот оказал большое влияние на укрепление международного авторитета Руси и великокняжеской власти внутри страны. По словам Бестужева-Рюмина, наследие Византии сыграло огромную роль, прежде всего, в деле «собирания Руси» Москвой, а также в выработке русской национальной идеологии Третьего Рима.

Видимым знаком преемственности Московской Руси от Византии было принятие династического знака Палеологов — двуглавого орла — в качестве государственного герба, на груди которого со временем появилось изображение древнего герба Москвы — всадника, поражающего змия, при этом всадник изображает как св. Георгия Победоносца, так и Государя, поражающего своим копьём всех врагов Отечества и всякое противогосударственное зло.

У Великой княжеской четы, Софии Палеолог и Ивана III, в общей сложности родилось 12 детей.

Вслед за двумя дочерьми, умершими сразу же после рождения, великая княгиня родила сына — Василия Ивановича, добившись объявления его великим князем вместо венчанного на царство внука Ивана III — Дмитрия.

Василий III, впервые в истории Руси названный царём в договоре от 1514 года с римским императором Максимилианом I, унаследовал от своей матери греческий облик, запечатлённый на одной из икон XVI века, экспонирующейся в настоящее время в Государственном историческом музее.

Греческая кровь Софии Палеолог сказалась и в Иване IV Грозном, который был очень похож своим средиземноморским типом лица на царственную бабушку (прямая противоположность с его матерью — Великой княгиней Еленой Глинской).

София Палеолог содействовала тому, чтобы её супруг, следуя традициям империи, окружил себя пышностью и завёл при дворе этикет. Кроме того, из Западной Европы были вызваны врачи, художники и зодчие для украшения дворца и столицы.

Так, в частности, был приглашён из Милана и Альберти (Аристотель) Фиораванти, которому предстояло построить Кремлёвские покои. Итальянский архитектор считался одним из лучших в Европе специалистом по подземным тайникам и лабиринтам: прежде, чем заложить стены Кремля, он построил под ним настоящие катакомбы, где в одном из подземных казематов были укрыты книжные сокровища, доставшиеся Рюриковичам от Палеологов — тридцать тяжёлых подвод, гружёных сундуками с книгами, которые последовали за византийской принцессой в Московию. По свидетельству современников, в этих сундуках хранились не только рукописные сокровища времён античности, но и лучшее из того, что удалось спасти при пожаре знаменитой Александрийской библиотеки.

Аристотель Фиораванти построил Успенский и Благовещенский соборы. Москва украсилась Грановитой палатой, кремлёвскими башнями, а также Теремным дворцом и Архангельским собором, выстроенными на территории Московского Кремля. Великокняжеская столица готовилась сделаться царской.

Но самое главное, София Фоминична настойчиво и последовательно поддерживала освободительную политику супруга против Золотой Орды.

Скончалась София Палеолог за два года до смерти мужа — 7 апреля 1503 года.

Знаете ли Вы, что, когда был выполнен скульптурный портрет княжны Марии Старицкой — дочери опального князя Владимира Андреевича Старицкого, приходившегося Ивану Грозному двоюродным братом, исследователей удивило её сходство с Софией Палеолог, которая доводилась девочке прабабушкой.

А также почитайте:



Его называли греком…

Знаменитого оратора, писателя, философа и политического деятеля Марка Туллия Цицерона называли в Древнем Риме греком



Искандер. Ищу конец мифа…

В чём величие Александра Македонского ?! В его победах, в его славе) Возможно, его истина в том, что он верил в свою мечту больше



Терпение никогда не смешно…

Всемогуща судьба, и даже такой мудрец, как Сократ (469 – 399 гг. до н. э.) не смог посредством знания и добродетели возвыситься над ней



Ольга — королева всех Эллинов

«Королевой всех эллинов» называли греки свою королеву Ольгу, дочь великого князя Константина Романова, племянницу русского



Эль Греко

О его происхождении и семье ничего не известно, известно лишь точное место рождения – деревня Фоделе близ города Кандии на Крите

www.grekomania.ru

Святая праведная София, княгиня Слуцкая

Святая праведная София Слуцкая

(память 1 апреля (19 марта по с.ст.) и в Соборе Белорусских святых)

Праведная София Слуцкая (1585 — 1612), святая,  была последней княгиней славного рода князей Слуцких и Копыльских, потомков великого князя Ольгерда из рода Рюриковичей. Некоторые из этого рода сидели на Киевском престоле, другие были князьями Новгорода Великого. Родоначальником князей Олельковичей-Слуцких был внук Ольгерда Олелько Владимирович.

Блаженная София родилась 1 мая 1585 года. Информации о крещении княжны и имена её восприемников не сохранилось. По утверждению некоторых, оно было совершено духовником князей Слуцких иереем Малофеем (Матфеем) Стефановичем, настоятелем Свято- Варвариинской церкви Слуцка. Соответственно местом совершения мог служить либо один из замковых храмов Слуцкого «дзядинца», либо сам Варвариинский храм. В два года потеряла родителей: в том же году скончалась ее мать, а 6 мая следующего года умер и отец, князь Юрий Семенович. Осиротев, София стала богатой наследницей: ей досталась третья часть родового состояния. На протяжении буквально нескольких лет умерли также дяди Софии — Александр и Ян-Симеон. Детей у них не было, и к девочке перешли все остальные владения рода Олельковичей.    

Согласно завещанию деда,София становится ещё и княгиней Копыльской. Она стала самой богатой невестой в Речи Посполитой. Опеку над ней взяли Ходкевичи, родственники по женской линии (бабка княжны Софии Юрьевны, мать Барбары, и жена Николая Кишки была урождённой Ходкевич). Младенчество и детство княжна провела в Берестье и Вильно: сначала девочку опекал жмудский староста Юрий Ходкевич, забравший её в Вильно, затем Виленский каштелян, брестский староста Иероним Ходкевич.

Сохранились сведения об иконе, части родового наследства, которую княжна сохраняла при себе с самого младенчества: Покров Божией Матери (в богатой ризе). Позже эта икона сопровождала мощи святой. До наших ней не сохранилась.

Оба опекуна юной Софии задолжали князьям Радзивиллам значительные денежные суммы и хотели использовать свою опеку: за счет громадных имений единственной прямой наследницы богатого рода отделаться от долгов, умножив при этом собственное состояние. По этим соображениям Ходкевич и князья Радзивиллы заключили письменную сделку относительно выдачи княжны Софии по достижении ею совершеннолетия за Януша Радзивилла, князя Несвижского, сына Виленского воеводы князя Христофора Радзивилла.Княжне было тогда одиннадцать лет; она считалась невестой Несвижского князя.

Из архивных документов, усматривается неведение княжны о брачном договоре. Молодому князю Янушу было дозволено видеться с Софией Олелько в доме опекуна в Берестье (ещё при Юрии Ходкевиче). Однако имеется лишь одно упоминание о попытке князя посетить Софию в Берестье, по дороге в Венгрию 19 сентября 1598 года. Встреча не состоялась по воле опекунов. На основании этого нельзя утверждать о согласии в то время Софии на брак с князем Янушем. Скорее наоборот, неудавшийся визит можно объяснить нежеланием опекунов известить Софию о наличии брачного договора.

Почему не согласились опекуны на свидание? В тот момент Радзивиллы внезапно наложили запрещение на имение Ходкевичей Копыль под Оршей в счет оплаты старого долга. Разгневанные должники немедленно воспретили свидания князя Януша с княжной Софией; ни та, ни другая сторона не думала уступать, все готовились к межродовой войне.

Шли судебные тяжбы, увеличивая противостояние двух родов, отягощенное тем, что поскольку речь уже шла и о свадьбе, соглашение о которой было заключено под денежный залог, у опекуна княжны Софии Юрьевны образовался огромный долг перед Радзивиллами. Ходкевичи не могли выплатить, а Радзивиллы не хотели прощать долг. И хотя тяжба началась между Радзивиллами и Яном-Каролем Ходкевичем, в конфликт самым тесным образом вовлекли и опекуна княжны Софии Григория (Иеронима). Вся Литва ждала  разрешения конфликта.

Событие обрастало слухами и домыслами, но все ждали кровопролития. Обе стороны всерьез готовились к войне.Радзивиллы собрали 6000 человек вооруженной пехоты и конницы, укрепили пушками свой дворец. Ходкевичи в свою очередь выставили 24 пушки и вооружили 2000 человек своей челяди. Войска Радзивиллов приступили к Вильно, где жил Иероним Ходкевич в доме со своей опекункой княжной Софией.(В Вильнюсе сохранились остатки этого дома по улице Савич.) Послы короля, как и униатский митрополит Ипатий Потей не смогли примирить стороны. Был объявлен трехдневный молебен во всех Храмах и монастырях Слуцка.

До февраля 1600 года юная княжна увещевает князя Януша Радзивилла о благочестии, не давая согласия на брак. Сохранились свидетельства об её отказе от 18 февраля 1600 года. Княжна указывает о доли родства между ею и Янушем Радзивиллом, о конфессиональной принадлежности (князь Януш протестант по крещению):

«…и предостерегаючи того, абым таким непорядком и с тем моим за его милость пана Януша Радзивилла вперед Господа Бога не ображала, а потом абых теж учстивост и маетностей моих до жадных небеспечностей не прыводила…»

Приведенные слова, как утверждают, княжна произнесла в момент, когда войско Радзивиллов стояло в самом Вильно, где в «каменице» ждали сражения Ходкевичи. До кровопролития оставались считанные часы.

Своей речью София старалась обелить Ходкевичей перед всей Литвой, высказывая в самый пик ситуации именно свою волю о браке, уповая на Господа, она пытается примерить враждующих до самого последнего момента. Но вдруг, как указывают, случилось неожиданное — не ведавший отступлений Кшиштоф Радзивилл отводит свои войска. Княжна София дает согласие на брак с Янушем. Януш умоляет отца остановить сражение, ибо не пристало воевать в день долгожданного согласия. И мир воцарился не только в Вильно, а по всей Литве.

Как пишут в житиях святой: «Во имя мира приняла Святая подвиг крестоношения в браке». Чуть позже Ходкевичи примирились с Радзивиллами и возникавшие споры уже навсегда решались только мирным путем. Новая мировая сделка была заключена на следующих условиях: аннулированы все денежные претензии Радзивиллов к Ходкевичам, которым были также выданы свидетельства о правильности ведения дел по опеке над имением княжны Софии.

Януш Радзивилл обратился 20 июля 1600 года к Римскому папе с прошением о разрешении ему как католику заключить брак с княжной Софией Слуцкой, остающейся в Православии и поставившей непреложное условие, чтобы дети от этого брака были непременно православными.

Бракосочетание княжны Софии Юрьевны с князем Янушем Радзивиллом состоялось 1 октября 1600 года по православному обряду в одном из соборов Бреста. Пришлось это событие на празднование в честь Покрова Божией Матери. Как благочестивая и законопослушная жена княгиня София записывает в Новогрудском суде на мужа (по своей смерти) все свои земли и состояния.

По некоторым сведениям, обстоятельства этого межродового и межконфессионального союза и, в частности, обязательство воспитания будущих детей обоего пола в православной вере, впоследствии стали объектом краткой переписки между Константинопольским патриархом и Римским папой.

Защита от униатства и церковная деятельность

Не сладка была жизнь княжны Софии под опекой корыстных Ходкевичей, не стала она слаще и в замужестве. Единственной отрадой и утешением была для княгини Слуцкой православная вера: во всех печалях своих с самого раннего детства обращалась она к Богу. Ко всем же невзгодам житейским прибавилось еще одно горе, затмившее собою личные скорби княгини: церковная уния с Римом, объявленная в Западнорусском крае с 1596 года.

В период заключения унии Слуцк принадлежал княгине Софии. Именно она и стала защитницей православных святынь, охранительницей народа от униатского насилия. В молодой княгине нашли православные великое нравственное влияние, духовную и материальную поддержку. Жители города смогли сплотиться под сенью своих святынь в Слуцкое Преображенское Братство с целью защиты Православия.В деятельности Братства праведная София принимала самое деятельное участие как высокоименитая братчица.

Как могла, хранила православных от всех напастей княгиня София Юрьевна. Под ее кров стекались сирые, теснимые, гонимые за стойкость в Православии единоверцы из различных имений… Несмотря на опасности пути, она вместе с богомольцами, пешком посещала многочисленные Храмы в дни их престольных праздников.

Вдобавок, Софья убедила своего кальвиниста-мужа выхлопотать у короля Польши грамоту,которая запрещала принуждать её подданных к унии.Грамота была выдана, и эта важнейшая попытка княгини Софии юридически обеспечить защиту интересов Православия увенчалась полным успехом. Януш подтвердил эти права Слуцка и после того, как Софья скончалась.

«Чтобы церкви, архимандриты, игумены, монастыри и братства в княжестве Слуцком и других владениях на вечные времена неприкосновенно, без всякой перемены были сохраняемы в совершенной свободе своего богослужения… уния в эти церкви не должна вводиться никаким насильственным или измышленным способом…»

Благодаря деятельности княгини Софии, Слуцк еще при жизни этой великой угодницы Божией получил особенное значение в религиозном отношении для всего Северо-Западного края, сохранив в чистоте и неприкосновенности Православие. Город постепенно становился религиозным и церковно-административным центром, около которого группировались патриотические силы Белой Руси. Слуцк мужественно выдержал жестокий гнет униатов, будучи твердыней веры, завещанной предками, сохранил целостность и чистоту учения, освятившего земли русские в 988 году.

Кроме юридической защиты Православия княгиня София всегда заботилась о материальном обеспечении монастырей, церквей и причтов, щедро жертвовала на храмы Божии. Архивы до сих пор хранят грамоты четы Радзивилов опожертвованиях церквям.

На Мир-горе Язельского прихода, тогда Бобруйского уезда, София на свои средства строит Покровский Храм. Она своими руками вышивала тяжелейшие золотканные священнические ризы в дар Церквам (Эти ризы сохранились до XX века и  были описаны, как и Евангелие, воспроизведенное Юрием Олельковичем, польским исследователем Смолинским в 1903 году).

Блаженная София скончалась от первых родов мертворожденной дочери в возрасте 26 лет 19 марта 1612 года, в Омелево, недалеко от местечка Игумен (Червень). Её обширные владения отошли к мужу, в род Радзивиллов, включая 7 крепостей и дворцов и около 32 деревень.

Её похоронили в Замковой Свято-Троицкой церкви Слуцка, рядом с местом, где покоился её отец князь Юрий Юрьевич. На внешней стороне крышки гроба надпись: «1612 год, марта 19, представилася благоверная София княжна Слуцкая Олельковна Юрьевичовна Ольгердово племя и положена бысть в монастыре Святой Живоначальной Троицы».

Смерть супруги глубоко ранила мужа — князя Януша. Его близкий друг, лично знавший княгиню Софию, поэт Соломон Рысинский оставил такие строки в «Эпитафии» (Жалобной песни на смерть Софии):

«Ты сохранилась в созвездии Слуцком едина, Между литовскими, славой ярчайшая, первая дочь! Разве ты менее рыцарь, чем гордый супруг твой великий? Сила какая, нагрянув нежданно тебя унесла!…»

И по смерти жены князь Януш глубоко уважал традиции, завещанные благочестивой супругой. И действительно, влияние праведной княгини было столь велико, что все Радзивилы, вступая на княжение в Слуцке, обязывались и хранили православие в крае, хотя сами оставались в иноверии. К примеру, спустя некоторое время княгиня Людвига Радзивилл издала такую грамоту:

«Изъяснив всем, кому знать должно, что церкви религии старой Греко-Российской, с незапамятных времен построенные и арендованные в городе Слуцке и Копыле и во всем княжестве Слуцком и Копыльском, а также в имениях моих Койдановском, Копыльском,  Белицком, Заблудовском, Невельском, Себежском и других, всегда стояли под благословением восточного Константинопольского патриарха, и блаженной памяти князь и княгиня, предки мои, всегда этой религии и подданным православным покровительствовали, и что они доселе пользовались и ныне пользуются свободою своего старогреческого богослужения и силою церковных правил в духе Церкви восточной, а потому настоящею привилегиею своею утверждаю, чтобы церкви, архимандриты, игумены, монастыри и братства в княжестве Слуцком и других моих владениях на вечные времена неприкосновенно, без всякой перемены были сохраняемы в совершенной свободе своего богослужения под вышеозначенным Константинопольским благословением и во всех своих обычаях и обрядах церковных; на место умирающих пресвитеров униаты не должны быть поставляемы и уния в эти церкви не должна быть вводима никаким насильственным или измышленным способом, но да будет им позволено для посвящения пресвитеров к владыкам их ездить за границу без всякого препятствия и малейшего затруднения. Все это содержать, как сама обещаладуховенству Слуцкому; и преемников своих обязываю эту привилегию точно и неприкосновенно соблюдать».

 Канонизация

Практически сразу после смерти София стала почитаться в народе, как святая покровительница больных женщин, готовящихся стать матерями. Мощи оказались нетленными, на гробнице происходили чудеса. В 1848 г. крестный ход с мощами святой спас город от холеры.

В жизнеописании отмечают:

Простой православный люд веками хранит предания о заступничестве благоверной Софии Случчине. Так, согласно ее пророчеству в Слуцке, на Юрьевской улице не случилось ни одного пожара. Когда были открыты нетленные мощи святой, то крестный ход с ними не раз спасал город от эпидемий и других бедствий. Учителем Слуцкой Духовной семинарии, иеромонахом Маркианом, в 18-том веке, была составлена книга: «Чудеса Благоверной Слуцкой княгини Софии Олельковны, мощами своими в Слуцком Свято-Троицком монастыре нетленно почивающей».

Свидетельств о более ранней общецерковной канонизации святой нет. Но стоит упомянуть о причислении в начале XX века её к лику местночтимых в Минской Епархии. К вопросу о канонизации святой следует добавить, что православные ученые Польши утверждают о её возможной канонизации во времена Петра Могилы. Да и А. Трофимов в книге «Святые жены Руси» указывает на дореволюционную канонизацию святой Софии. Решение таких вопросов документами РПЦ отнесено к ведению Епархиальных Комиссий по канонизации.

Официально Православной Церковью святая София княгиня Слуцкая (память 19 марта — 1 апреля) канонизирована по Благословению Владыки Пимена в Соборе Белорусских Святых 3 апреля 1984 г. Основанием для включения в Собор и дальнейшей канонизации послужил рапорт Митрополита Минского и Слуцкого Филарета.

 Святые Мощи и почитание их

Поначалу и дольше всего нетленные останки Праведной Софии Слуцкой почивали в Слуцком Троицком монастыре.

Длительное время мощи святой находились под алтарной частью Спасского храма монастыря. В 1904 году они были перенесены в так называемую зимнюю каплицу монастыря. А в 1912 году гроб был помещен за правый клирос Свято-Троицкого храма, напротив придела в честь Святой великомученицы Екатерины.

На солее между иконостасом и гробом с мощами стояла в киоте фамильная икона Слуцких князей в серебряной ризе, усыпанной драгоценными камнями. Икона эта в 19-20 вв. почиталась местночтимой, и по описанию Архимандрита Афанасия (Вечерко), была вся увешана вывесками, пожертвованными богомольцами.

Перед иконою, по субботам в течение всего года, перед литургией совершался молебен ко Пресвятой Богородице, соединенный с акафистом. Близ гробницы стоял медный подсвечник высотою с аршин, с вылитыми изображениями ангелов при трех ножках, для братской свечи весом в 1-2 пуда. Подсвечник этот всегда стоял на солее близ гроба.

Почитание святой и её мощей не прекращалось никогда. Изначально 17 сентября каждого года о ней служились панихиды. Существовала ещё одна традиция: облачением Святой во гробе занимались только лица женского пола, даже настоятель монастыря не мог присутствовать при облачении. Средства на переоблачение всегда собирались соборно благочестивыми прихожанками. Рядом с нею находились и Святые Мощи мученика-младенца Гавриила Заблудовского.

21 февраля 1930 г. комиссия в составе начальника отдела Бобруйского исполкома Антонова, доцента БГУ Червакова, управляющего Бобруйской больницей Сурова, представителя церковного совета Троицкого Собора Павлюкевича, церковного старосты того же Собора Криводубского, инспектора просвещения Иваницкого, представителя Слуцкого горсовета Сечко, в присутствии Настоятеля Троицкого Собора Епископа Николая (Шеметило) «совершила осмотр» мощей младенца Гавриила и святой Софии, княгини Слуцкой. Была вскрыта рака и составлен протокол осмотра с приложением заключения и фотографий. В выводах комиссия признавала отсутствие специального бальзамирования тел, а нетление обосновывала «типичным примером натуральной мумификации трупа». Затем мощи святой княгини были доставлены в Минск в анатомический музей медфакультета БГУ.

Во время оккупации Минска немецкими войсками стараниями подвижников, вероятно, по просьбе настоятеля Свято-Духового собора в Минске Жировицкого архимандрита Серафима (Шахмутя) (и по разрешению оккупационных властей) мощи были перенесены в Свято-Духов Собор Минска, хотя почти всю оккупацию оберегались из-за угрозы вывоза в Германию в подвале одного из частных домов Минска. Только после войны они вновь вернулись в Свято-Духов Собор. В жизнеописании Софии Слуцкой отмечают достаточно сложный момент этого перенесения:

По свидетельствам очевидцев и современников событий 1941 года, оккупационные власти приняли просьбу о возврате мощей в лоно Церкви, когда их обнаружат в руинах Минска. И вот, в чудом уцелевшем здании мед. Факультета БГУ, службы вермахта, проводившие осмотр и инвентаризацию уцелевших зданий обнаружили Святыню — мощи Святой. Патруль известил (видимо с ведома командования) причет Минского Свято-Духового Собора, тогда бывшего монастырским храмом, о своей находке, об удовлетворении ранее поступившей просьбы о возврате мощей.

Нетленные останки княгини Слуцкой Софии почивают ныне открыто в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска.

Молитва святой праведной Софии, княгини Слуцкой

О, святая праведная мати наша, блаженная княгиня Софие, приими с любовию приношение веры, надежды и любви нашея и вознеси ко Господу, и яко при жизни была еси помощница и заступница всем православным христианом земли твоея, тако и ныне укрепи нас твердо и непоколебимо до смерти стояти за веру православную, согрей сердца наша любовию ко Господу и Пречистей Его Матери. Умоли Христа Бога нашего, да сохранит Церковь Свою святую от расколов и ересей, да утвердит в ней дух правыя веры и благочестия, дух ведения и любве, дух мира и радости вечной, да вси члены ея духом и истиною покланяются Ему, да укрепит верных в благочестии и святости жизни, да обратит отпадших от Православный Церкве во святыя недра ея. О святая мати, града Слуцка похвало и радосте, умоли Господа, да избавит град твой и вся грады и веси Малыя, Белыя и Великая России от глада, труса, потопа, огня, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани, от смертоносныя язвы, да низпослет правителем нашим усердие, прозорливость, мудрость и верность, да управляют и судят по воле Его, да хранят установления Святыя Церкве. Испроси всем с верою притекающим к раце святых мощей твоих мирное житие, тишину, просвещение умов и сердец, соблюди их от козней вражиих, от соблазнов мира, во зле лежащаго, и от всякия скорби и нужды, обрати нас к покаянию и исправлению, даруй заблудшим истины познание, недугующим исцеление. Упаси нас благодатными твоими молитвами от всех врагов видимых и невидимых и сохрани от всякаго зла, да прославим во вся дни жизни нашей Отца и Сына и Святаго Духа и твое заступление во веки веков. Аминь.

ru-news.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о