Сколько страниц в книге шекспир гамлет – Кто точно может сказать сколько страниц в произведении «Гамлет»,именно он, а не что-то другое?!

Гамлет, принц датский. Перевод Юрия Лифшица

 
ГОРАЦИО. Светлейший принц!
ГАМЛЕТ. Глазам своим не верю!
Горацио! Вы, часом, не больны?
ГОРАЦИО. Здоров, милорд, и вам готов служить.
ГАМЛЕТ. Вы – мне, я – вам, поскольку мы друзья.
Но чем же надоел вам Виттенберг? —
Я знаю, вы – Бернардо, вы – Марцелл.
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. Так точно, принц.
ГАМЛЕТ. Я рад вам. Добрый вечер.
Так чем вам опротивел Виттенберг?
ГОРАЦИО. Моею ленью собственной, милорд.
ГАМЛЕТ. Вас так не оболгали б и враги,
И вам друзей не следует морочить
Неправдою о собственной персоне.
Мне ль вас не знать? Однако берегитесь:
Вы с нами тут сопьетесь невзначай.
Что, дело привело вас в Эльсинор?
ГОРАЦИО. Нет, похороны вашего отца.
ГАМЛЕТ. Да вы смеетесь, мой ученый друг!
Скорее – свадьба матери моей.
ГОРАЦИО. Да, первое совпало со вторым.
ГАМЛЕТ. Расчет, Горацио, прямой расчет
Доесть на свадьбе ужин поминальный!
Я, видя это пиршество, жалел,
Что не в аду я, в обществе врага.
Отец! Он как живой передо мною.
ГОРАЦИО. Где?!
ГАМЛЕТ. В отраженье памяти моей.
ГОРАЦИО. Я знал его: великий был король!
ГАМЛЕТ. Король великий был и – человек.
Таких теперь не сыщешь днем с огнем.
ГОРАЦИО. Он, кажется, сегодня приходил.
ГАМЛЕТ. Кто приходил, простите?
ГОРАЦИО. Ваш отец.
Король покойный.
ГАМЛЕТ. Мой отец? Покойный?
ГОРАЦИО. Повремените удивляться, принц,
Позвольте рассказать о привиденье.
Порукою мне эти господа.
ГАМЛЕТ. Я Богом заклинаю, говорите!
ГОРАЦИО. Уже две ночи этим господам,
Бернардо и Марцеллу, в карауле,
Часов в двенадцать видеть довелось,
Как, вынырнув из мертвой бездны, нечто,
Похожее на вашего отца,
Закованное полностью в броню,
Прошествовало трижды мимо них
Не далее протянутой руки;
Они ж, не в силах вымолвить ни слова,
За ним следили, выпучив глаза,
И, как желе, от ужаса тряслись.
Когда от них узнал я обо всем,
Конечно, не поверил, но сегодня
Я видел сам, как появлялась тень.
Прекрасно знал я вашего отца:
Ваш батюшка и призрак больше схожи,
Чем эти руки.
ГАМЛЕТ. Где все это было?
МАРЦЕЛЛ. Где пост наш, на площадке орудийной.
ГАМЛЕТ. Вы с ним заговорили?
ГОРАЦИО. Да, милорд.
Но он молчал. Однако был момент,
Когда он головой движенье сделал,
Как если бы хотел заговорить.
Но тут запел петух, и дух в испуге
Отпрянул прочь и прямо на глазах
Растаял в темноте.
ГАМЛЕТ. Невероятно!
ГОРАЦИО. На плаху лягу, если это ложь!
И мы сочли, что не имеем права
Об этом вам, милорд, не рассказать.
ГАМЛЕТ. Я верю вам. Но мне не по себе.
Сегодня ваша смена?
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. Наша, принц.
ГАМЛЕТ. Он был в броне?
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. Так точно.
ГАМЛЕТ. Целиком?
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. И полностью.
ГАМЛЕТ. Лицо вы разглядели?
ГОРАЦИО. Забрало было поднято, милорд.
ГАМЛЕТ. И как смотрел он? Гневно?
ГОРАЦИО. Не сказал бы.
Скорей, милорд, печально.
ГАМЛЕТ. Был он бледен?
ГОРАЦИО. Да, бледен.
ГАМЛЕТ. И навел глаза на вас?
ГОРАЦИО. Смотрел в упор.
ГАМЛЕТ. Хотел бы я быть с вами!
ГОРАЦИО. Милорд, вы были бы потрясены.

mybook.ru

Читать книгу «Гамлет, принц датский» онлайн полностью — Уильям Шекспир — MyBook.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

КЛАВДИЙ, КОРОЛЬ Датский.

ГАМЛЕТ, сын прежнего и племянник нынешнего короля.

ПОЛОНИЙ, главный королевский советник.

ГОРАЦИО, друг Гамлета.

ЛАЭРТ, сын Полония.

ВОЛЬТИМАНД, КОРНЕЛИЙ – придворные.

РОЗЕНКРАНЦ, ГИЛЬДЕНСТЕРН – бывшие университетские товарищи Гамлета.

ОЗРИК.

ДВОРЯНИН.

СВЯЩЕННИК.

МАРЦЕЛЛ, БЕРНАРДО – офицеры.

ФРАНЦИСКО, солдат.

РЕЙНАЛЬДО, приближенный Полония.

Актеры.

Два МОГИЛЬЩИКА.

ПРИЗРАК отца Гамлета.

ФОРТИНБРАС, принц Норвежский.

КАПИТАН.

Английские послы.

ГЕРТРУДА, королева Датская, мать Гамлета.

ОФЕЛИЯ, дочь Полония.

Лорды, леди, офицеры, солдаты, матросы, вестовые, свитские.

Место действия – Эльсинор.

АКТ I

СЦЕНА 1

Эльсинор. Площадка перед замком. Полночь. Франциско на своем посту. Часы бьют двенадцать. К нему подходит Бернардо.

БЕРНАРДО

 
Кто здесь?
 

ФРАНЦИСКО

 
Нет, сам ты кто, сначала отвечай.
 

БЕРНАРДО

 
Да здравствует король!
 

ФРАНЦИСКО

 
Бернардо?
 

БЕРНАРДО

 
Он.
 

ФРАНЦИСКО

 
Вы позаботились прийти в свой чac.
 

БЕРНАРДО

 
Двенадцать бьет; поди поспи, Франциско.
 

ФРАНЦИСКО

 
Спасибо, что сменили: я озяб,
И на сердце тоска.
 

БЕРНАРДО

 
Как в карауле?
 

ФРАНЦИСКО

 
Все, как мышь, притихло.
 

БЕРНАРДО

 
Ну, доброй ночи.
А встретятся Гораций и Марцелл,
Подсменные мои, – поторопите.
 

ФРАНЦИСКО

 
Послушать, не они ли. – Кто идет?
 

Входят Горацио и Марцелл.

ГОРАЦИО

 
Друзья страны.
 

МАРЦЕЛЛ

 
И слуги короля.
 

ФРАНЦИСКО

 
Прощайте.
 

МАРЦЕЛЛ

 
До свиданья, старина.
Кто вас сменил?
 

ФРАНЦИСКО

 
Бернардо на посту.
Прощайте.
 

(Уходит.)

МАРЦЕЛЛ

 
Эй! Бернардо!
 

БЕРНАРДО

 
Вот так так!
Гораций здесь!
 

ГОРАЦИО

 
Да, в некотором роде.
 

БЕРНАРДО

 
Гораций, здравствуй; здравствуй, друг Марцелл.
 

МАРЦЕЛЛ

 
Ну как, являлась нынче эта странность?
 

БЕРНАРДО

 
Пока не видел.
 

МАРЦЕЛЛ

 
Горацио считает это все
Игрой воображенья и не верит
В наш призрак, дважды виденный подряд.
Вот я и предложил ему побыть
На страже с нами нынешнею ночью
И, если дух покажется опять,
Проверить это и заговорить с ним.
 

ГОРАЦИО

 
Да, так он вам и явится!
 

БЕРНАРДО

 
Присядем,
И разрешите штурмовать ваш слух,
Столь укрепленный против нас, рассказом
О виденном.

 

ГОРАЦИО

 
Извольте, я сажусь.
Послушаем, что скажет нам Бернардо.
 

БЕРНАРДО

 
Минувшей ночью,
Когда звезда, что западней Полярной,
Перенесла лучи в ту часть небес,
Где и сейчас сияет, я с Марцеллом,
Лишь било час…
 

Входит Призрак.

МАРЦЕЛЛ

 
Молчи! Замри! Гляди, вот он опять.
 

БЕРНАРДО

 
Осанкой – вылитый король покойный.
 

МАРЦЕЛЛ

 
Ты сведущ – обратись к нему, Гораций.
 

БЕРНАРДО

 
Ну что, напоминает короля?
 

ГОРАЦИО

 
Да как еще! Я в страхе и смятенье!
 

БЕРНАРДО

 
Он ждет вопроса.
 

МАРЦЕЛЛ

 
Спрашивай, Гораций.
 

ГОРАЦИО

 
Кто ты, без права в этот час ночной
Принявший вид, каким блистал, бывало,
Похороненный Дании монарх?

Я небом заклинаю, отвечай мне!
 

МАРЦЕЛЛ

 
Он оскорбился.
 

БЕРНАРДО

 
И уходит прочь.
 

ГОРАЦИО

 
Стой! Отвечай! Ответь! Я заклинаю!
 

Призрак уходит.

МАРЦЕЛЛ

 
Ушел и говорить не пожелал.
 

БЕРНАРДО

 
Ну что, Гораций? Полно трепетать.
Одна ли тут игра воображенья?
Как ваше мненье?
 

ГОРАЦИО

 
Богом поклянусь:
Я б не признал, когда б не очевидность!
 

МАРЦЕЛЛ

 
А с королем как схож!
 

ГОРАЦИО

 
Как ты с собой.
И в тех же латах, как в бою с норвежцем,
И так же хмур, как в незабвенный день,
Когда при ссоре с выборными Польши
Он из саней их вывалил на лед.
Невероятно!
 

МАРЦЕЛЛ

 
В такой же час таким же важным шагом
Прошел вчера он дважды мимо нас.

 

ГОРАЦИО

 
Подробностей разгадки я не знаю,
Но в общем, вероятно, это знак
Грозящих государству потрясений.
 

МАРЦЕЛЛ

 
Постойте. Сядем. Кто мне объяснит,
К чему такая строгость караулов,
Стесняющая граждан по ночам?
Чем вызвана отливка медных пушек,
И ввоз оружья из-за рубежа,
И корабельных плотников вербовка,
Усердных в будни и в воскресный день?
Что кроется за этою горячкой,
Потребовавшей ночь в подмогу дню?
Кто объяснит мне это?
 

ГОРАЦИО

 
Постараюсь.
По крайней мере слух таков. Король,
Чей образ только что предстал пред нами,
Как вам известно, вызван был на бой
Властителем норвежцев Фортинбрасом.
В бою осилил храбрый Гамлет наш,
Таким и слывший в просвещенном мире.
Противник пал. Имелся договор,
Скрепленный с соблюденьем правил чести,
Что вместе с жизнью должен Фортинбрас
Оставить победителю и земли,
В обмен на что и с нашей стороны
Пошли в залог обширные владенья,
И ими завладел бы Фортинбрас,
Возьми он верх. По тем же основаньям

Его земля по названной статье
Вся Гамлету досталась. Дальше вот что.
Его наследник, младший Фортинбрас,
В избытке прирожденного задора
Набрал по всей Норвегии отряд
За хлеб готовых в бой головорезов.
Приготовлений видимая цель,
Как это подтверждают донесенья, —
Насильственно, с оружием в руках,
Отбить отцом утраченные земли.
Вот тут-то, полагаю, и лежит
Важнейшая причина наших сборов,
Источник беспокойства и предлог
К сумятице и сутолоке в крае.
 

БЕРНАРДО

 
Я думаю, что так оно и есть.
Не зря обходит в латах караулы
Зловещий призрак, схожий с королем,
Который был и есть тех войн виновник.
 

ГОРАЦИО

 
Он как сучок в глазу души моей!
В года расцвета Рима, в дни побед,
Пред тем как властный Юлий пал, могилы
Стояли без жильцов, а мертвецы
На улицах невнятицу мололи.
В огне комет кровавилась роса,
На солнце пятна появлялись; месяц,
На чьем влиянье зиждет власть Нептун,
Был болен тьмой, как в светопреставленье.
Такую же толпу дурных примет,
Как бы бегущих впереди событья,

Подобно наспех высланным гонцам,
Земля и небо вместе посылают
В широты наши нашим землякам.
 

Призрак возвращается.

 
Но тише! Вот он вновь! Остановлю
Любой ценой. Ни с места, наважденье!
О, если только речь тебе дана,
Откройся мне!
Быть может, надо милость сотворить
Тебе за упокой и нам во благо,
Откройся мне!
Быть может, ты проник в судьбу страны
И отвратить ее еще не поздно,
Откройся!
Быть может, ты при жизни закопал
Сокровище, неправдой нажитое, —
Вас, духов, манят клады, говорят, —
Откройся! Стой! Откройся мне!
 

Поет петух.

 
Марцелл,
Держи его!
 

МАРЦЕЛЛ

 
Ударить алебардой?
 

ГОРАЦИО

 
Бей, если увернется.
 

БЕРНАРДО

 
Вот он!
 

ГОРАЦИО

 
Вот!
 

Призрак уходит.

МАРЦЕЛЛ

 
Ушел!
Мы раздражаем царственную тень

Открытым проявлением насилья.
Ведь призрак, словно пар, неуязвим,
И с ним бороться глупо и бесцельно.
 

БЕРНАРДО

 
Он отозвался б, но запел петух.
 

ГОРАЦИО

 
И тут он вздрогнул, точно провинился
И отвечать боится. Я слыхал,
Петух, трубач зари, своею глоткой
Пронзительною будит ото сна
Дневного бога. При его сигнале,
Где б ни блуждал скиталец-дух: в огне,
На воздухе, на суше или в море,
Он вмиг спешит домой. И только что
Мы этому имели подтвержденье.
 

МАРЦЕЛЛ

 
Он стал тускнеть при пенье петуха.
Поверье есть, что каждый год, зимою,
Пред праздником Христова рождества,
Ночь напролет поет дневная птица.
Тогда, по слухам, духи не шалят,
Все тихо ночью, не вредят планеты
И пропадают чары ведьм и фей,
Так благодатно и священно время.
 

ГОРАЦИО

 
Слыхал и я, и тоже частью верю.
Но вот и утро в розовом плаще
Росу пригорков топчет на востоке.
Пора снимать дозор. И мой совет:
Поставим принца Гамлета в известность
О виденном. Ручаюсь жизнью, дух,
Немой при нас, прервет пред ним молчанье.
Ну как, друзья, по-вашему? Сказать,
Как долг любви и преданность внушают?
 

МАРЦЕЛЛ

 
По-моему, сказать. Да и к тому ж
Я знаю, где найти его сегодня.
 

Уходят.

mybook.ru

Hamlet. The Book

Отзывы о книге "Гамлет"

Анна Вардугина: Только начала "входить" в эту книгу. Внимательно и аккуратно, боясь пропустить что-то из обилия бесценных деталей, благодаря которым это не очередной "Гамлет" с наукообразными комментариями, а какое-то совершенно немыслимое по драйву и крутизне литературно-театральное приключение. Там страсть к тексту и дотошность исследователя соединены настолько плотно, что сам заражаешься этим и упиваешься - и объем новой информации огромный, и почти физиологическая радость охватывает от чувства стиля и "чувства текста", которые есть в этой книге. Старый библиофил во мне уже захлебнулся от восторга - какие шрифты, а?! Какие пропорции колонок! Иллюстрации какие крутые! Тут долго можно, но если коротко - то столько совершенно практической информации, преображенной в готовую книгу с такой любовью (прям большими буквами хочется написать - ЛЮБОВЬЮ) уже давно не видела.

Анна Светлова: Я, к сожалению, печатный экземпляр смогу взять в руки только в феврале - за меня его будут получать родители, пока я за границей, но я просмотрела электронную версию, и это про аааааааа! Вы огромные молодцы!! И перевод, и иллюстрации, и примечания... Со следующего семестра у меня в Университете занятия с профессором, которая большой фанат "Гамлета", и я уже знаю, как я буду готовиться к экзамену :)) Огрооомное вам спасибо за труд, когда возьму в руки экземпляр, напишу еще что-нибудь по существу. ;))

Катерина Шаломова: Спасибо огроменное за Книгу! Пишу с большой буквы, потому что это достойно уважения! Мой экземпляр пришел ко мне уже 30 числа, но не успела забрать его, поэтому сделала это только сегодня. Да, книга великолепна, много иллюстраций, которые было интересно рассматривать и офигенные форзацы, за что Анне особая благодарность. Только начала читать предисловие, но уже вижу сколько времени и любви было вложено в этот проект. Вы большие молодцы и я не перестану это повторять, вы заряжаете других людей этой любовью к Теннанту и Дорану, и Шекспиру конечно. Еще когда я ничего не знала о Теннанте, я удивилась что люди делают книгу по пьесе, и это было странно для меня, но теперь это стало нормальным, ведь такие люди, как он заслуживают внимания. Завтра начну внимательно читать, чтобы вникнуть в суть, но уже увидела количество страниц с комментариями и была в шоке, - да это же не книга, а целая энциклопедия по Гамлету! Будет стоять у меня на полке на самом видном месте) 

P.S. вся моя семья оценила книгу, сказали, что это огромный труд и книга того стоит.

P.P.S. я рада, что она такого же формата как Ричард, книгу удобно держать в руках и она правда очень приятная на ощупь и красивая)

Елена Смирнова: Гамлет прибыл в аккурат между НГ и Рождеством, по причине чего у меня случилось три праздника вместо двух! Осчастливили и как поклонницу Теннанта, и как интересующуюся Англией, ну и, конечно, как книжного маньяка. А количество сопроводительного материала повергло просто в шок и трепет. И в белую зависть. Какая же у вас была трудная, но интереснейшая работа! И как же мне повезло, что я Вас встретила в огромном инете. Теперь осторожно перелистываю, роскошные рисунки разглядываю, фрагментарно читаю- эстетически кайфую и предвкушаю более близкое знакомство. У этих книг даже- стесняюсь сказать- запах особый)) Ребята, Вы огромнейшие молодцы! Спасибо Вам за Любовь- к Теннанту, Шекспиру и нам, вашим благодарным читателям)

София Сабирянова: Сегодня забрала "Гамлета" с почты. И божечки, какая же потрясающая получилась книга *___* Уже предвкушаю, как я засяду и буду читать, упиваясь всем)) И футляр крутой!) Спасибо огромнейшее за ваш труд!)

Walt Brecht: I've returned home this evening from some wonderful days in London and Stratford-upon-Avon. It was great to meet you in London, Anastasia, and to receive the Hamlet books while being there! They are done with so much care and love, for both "the Bard" and "the Tennant" alike! wink emoticon I am really happy that I could get them!!! Thanks again... * sends a big hg over to you*

Дарья Задорожная: Хотелось бы владеть хоть малой частью словарного запаса Барда, чтобы выразить мою благодарность всему коллективу, который работал над "Гамлетом! Вы подарили мне счастье. Не только оттого, что бесконечно можно наслаждаться и упиваться вечным словом Гения и воскрешать в памяти шедевр Гениев театральных. Нет. Ваша Книга "Гамлет" - это нечто гораздо большее. Сложно подобрать слова... Когда люди по-настоящему, искренне любят литературное произведение, когда их вдохновляют "профессиональные любители", когда это вдохновение ежеминутно растущей лавиной охватывает все больше и больше душ, рождается Ваш "Гамлет". В нем столько любви, теплоты, красоты словесной и красоты визуальной, столько чистого восторга от утопающих в комментариях последних десятков страниц! Спасибо Анастасии Королевой, Наталье Фоминцевой и Анне Рыжовой за титаническую работу и за ее интереснейшие и прекраснейшие плоды. Горжусь тем, что живу на одной планете с такими людьми )

Нас оценили:


Эта книга не продается в обычных магазинах, и вообще не будет продаваться нигде. Ее можно было только заказать. Сколько заказов было сделано, столько экземпляров мы напечатали. Извините.

Параметры издания:


• Тираж: 145 экземпляров.

• Формат: 200х200 мм.

• Два тома, 224 и 188 страниц.

• Вес двух томов – более 1,2 кг.

• 44 авторских иллюстрации.

• Параллельный текст пьесы.

• Примечания и комментарии к тексту пьесы из разных источников на двух языках.

• Переплет - твердый прошитый, 7БЦ.

• Бумага на блок - BioTOP 100 гр. офсетная.

• Печать блока, форзацы, обложка – цветные.

• Бумага на обложку - 110 гр. матовая, каширование на капу толщиной 2мм.

• Ламинация обложки - да, матовая.
• Ограниченное число картонных футляров - 34 шт.

• Типография - www.onebook.ru

www.dtbooks.net

Читать онлайн "Гамлет" автора Шекспир Уильям - RuLit

Уильям Шекспир

ГАМЛЕТ, ПРИНЦ ДАТСКИЙ

Уильям Шекспир (William Shakespeare, 1564–1616), великий английский драматург и поэт эпохи Возрождения, родился в городке Стрэтфорд-на-Эвоне, где сейчас находится Мемориальный Шекспировский театр. Когда отец будущего поэта, зажиточный по тем временам торговец, разорился, пятнадцатилетний Уильям вынужден был самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Около 1585 года молодой человек отправился в Лондон, где, сменив, как об этом гласит предание, несколько профессий, решил стать актером. В 1599 году он сделался одним из пайщиков только что основанного знаменитого театра «Глобус».

Как драматург Шекспир начал выступать с конца 80-х годов XVI века. Исследователи считают, что сначала он обрабатывал и «подновлял» уже существовавшие пьесы и лишь затем перешел к созданию своих собственных произведений. Впрочем, многие драмы Шекспира – и среди них такие известные, как «Король Лир», – являются глубоко оригинальными переделками более древних пьес либо созданы на сюжеты, использовавшиеся в дошекспировской драматургии.

Наследие Шекспира составляют тридцать семь пьес. Наиболее известны из них комедии «Укрощение строптивой» (1593), «Много шуму из ничего» (1598), «Как вам это понравится» (1599), «Двенадцатая ночь» (1600), исторические хроники «Ричард III» (1592) и «Генрих IV» (1597), трагедии «Ромео и Джульетта» (1594), «Отелло» (1604), «Король Лир» (1605), «Макбет» (1605), «Антоний и Клеопатра» (1606), «Буря» (1612). Величайшей трагедией Шекспира является «Гамлет» (1601), или «Трагическая история о Гамлете, принце датском».

Эта трагедия воплотила горький исторический парадокс, согласно которому эпоха Возрождения, раскрепостившая личность и освободившая ее от гнета средневековых предрассудков, явилась началом перехода к новому общественному укладу – капиталистическому, с его предрассудками, с его экономическим и духовным гнетом. «Так на рубеже двух миров, – писал советский исследователь творчества Шекспира М. Морозов, – дряхлеющего мира феодализма и нового, рождающегося мира капиталистических отношений – возникает перед нами скорбный образ датского принца. Эта скорбь не случайна. Ее переживал и сам Шекспир, в произведениях которого не рае звучат скорбные мотивы, переживали и многие из его современников. Распадение феодальных связей породило величайший расцвет освобожденной мысли и живого искусства. Но на смену феодальному миру шел мир капиталистический, несший новое рабство для народа, новые оковы для мысли. Гуманисты той эпохи могли только мечтать о счастье человечества, они могли толковать жизнь, но создать это счастье, изменить жизнь они были бессильны. Они создавали утопии. Но они не знали и не могли в ту эпоху знать реальных путей к осуществлению своих благородных мечтаний. И разлад между мечтой и действительностью порождал в них “гамлетовскую” скорбь. Трагедия Гамлета по существу своему является, трагедией гуманизма той эпохи, расцветшего на холодной утренней заре капиталистической эры».

История сюжета

Легенду о Гамлете впервые записал в конце XII века датский летописец Саксон Грамматик. В древние времена, язычества – так рассказывает Саксон Грамматик – правитель Ютландии был убит во время пира своим братом Фенгом, который затем женился на его вдове. Сын убитого, молодой Гамлет, решил отомстить за убийство отца. Чтобы выиграть время и казаться безопасным в глазах коварного Фенга, Гамлет притворился безумным: валялся в грязи, размахивал руками, как крыльями, кричал петухом. Все его поступки говорили о «совершенном умственном оцепенении», но в его речах таилась «бездонная хитрость», и никому не удавалось понять скрытый смысл его слов. Друг Фенга (будущего шекспировского Клавдия), «человек более самоуверенный, чем разумный» (будущий шекспировский Полоний), взялсяпроверить, точно ли Гамлет безумен. Чтобы подслушать разговор Гамлета с его матерью, этот придворный спрятался под лежавшей в углу соломой. Но Гамлет был осторожен. Войдя к матери, он сначала обыскал комнату и нашел спрятавшегося соглядатая. Он его убил, разрезал труп на куски, сварил их и бросил на съедение свиньям. Затем он вернулся к матери, долго «язвил ее сердце» горькими упреками и оставил ее плачущей и скорбящей. Фенг отправил Гамлета в Англию в сопровождении двух придворных (будущие шекспировские Розенкранц и Гильденстерн), тайно вручив им письмо к английскому королю с просьбой умертвить Гамлета. Как и в трагедии Шекпира, Гамлет подменил письмо и английский король вместо него послал на казнь, двух сопровождавших Гамлета придворных. Английский король ласково принял Гамлета, много беседовал с ним и дивился его мудрости. Гамлет женился на дочери английского короля. Затем он вернулся в Ютландию, где во время пира напоил Фенга и придворных и зажег дворец. Придворные погибли в огне. Фенгу Гамлет отрубил голову. Так восторжествовал Гамлет над своими врагами.

www.rulit.me

Читать книгу Гамлет. Король Лир (сборник) Уильяма Шекспира : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Уильям Шекспир
Гамлет. Король Лир (сборник)

William Shakespeare

THE TRAGICAL HISTORIE OF HAMLET, PRINCE OF DENMARKE

THE TRAGEDY OF KING LEAR

© Перевод. Б.Л. Пастернак, наследники, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *
Гамлет
Действующие лица

Клавдий, король Датский.

Гамлет, сын прежнего и племянник нынешнего короля.

Полоний, гофмейстер королевского двора.

Горацио, друг Гамлета.

Лаэрт, сын Полония.

Вольтиманд

Корнелий

Розенкранц придворные.

Гильденстерн

Озрик

Придворный.

Священник.

Марцелл офицеры.

Бернардо

Франциско, солдат.

Рейнальдо, слуга Полония.

Актеры.

Два могильщика.

Фортинбрас, принц Норвежский.

Капитан.

Английские послы.

Гертруда, королева Датская, мать Гамлета.

Офелия, дочь Полония.

Лорды, леди, офицеры, матросы, гонцы и свита.

Призрак отца Гамлета.

Место действия – Эльсинор.

Действие I
Сцена первая

Эльсинор. Площадка перед замком.

Полночь. Франциско на своем посту.

Часы бьют двенадцать.

К нему подходит Бернардо.

Бернардо

 
Кто здесь?
 

Франциско

 
Нет, сам ты кто, сначала отвечай.
 

Бернардо

 
Да здравствует король!
 

Франциско

 
Бернардо?
 

Бернардо

 
Он.
 

Франциско

 
Вы аккуратны и пришли в свой час.
 

Бернардо

 
Двенадцать бьет. Поди поспи, Франциско.
 

Франциско

 
Спасибо, что сменили: я озяб,
И на́ сердце тоска.
 

Бернардо

 
Как в карауле?
 

Франциско

 
Все, как мышь, притихло.
 

Бернардо

 
Ну, доброй ночи…
А встретятся Гораций и Марцелл,
Подсменные мои, – поторопите.
 

Франциско

 
Послушать, не они ли. – Кто идет?
 

Входят Горацио и Марцелл.

Горацио

 
Друзья страны.
 

Марцелл

 
И слуги короля.
 

Франциско

 
Прощайте.
 

Марцелл

 
До свиданья, старина.
Кто вас сменил?
 

Франциско

 
Бернардо на посту.
Прощайте.
 

Уходит.

Марцелл

 
Эй! Бернардо!
 

Бернардо

 
Говори,
Гораций здесь?
 

Горацио

 
Да, в некотором роде.
 

Бернардо

 
Гораций, здравствуй. Здравствуй, друг Марцелл.
 

Марцелл

 
Ну как, являлась нынче эта странность?
 

Бернардо

 
Пока не видел.
 

Марцелл

 
Горацио считает это все
Игрой воображенья и не верит
В наш призрак, дважды виденный подряд.
Вот я и предложил ему побыть
На страже с нами нынешнею ночью
И, если дух покажется опять,
Проверить это и заговорить с ним.
 

Горацио

 
Да, так он вам и явится!
 

Бернардо

 
Присядем,
И разрешите штурмовать ваш слух,
Столь укрепленный против нас, рассказом
О виденном.
 

Горацио

 
Извольте, я сажусь.
Послушаем, что скажет нам Бернардо.
 

Бернардо

 
Минувшей ночью,
Когда звезда, что западней Полярной,
Перенесла лучи в ту часть небес,
Где и сейчас сияет, я с Марцеллом,
Лишь било час…
 

Входит Призрак.

Марцелл

 
Молчи. Замри. Гляди, вот он опять.
 

Бернардо

 
Осанкой – вылитый король покойный.
 

Марцелл

 
Ты сведущ: обратись к нему, Гораций.
 

Бернардо

 
Ну что, напоминает короля?
 

Горацио

 
Да как еще! Я в страхе и смятенье.
 

Бернардо

 
Он ждет вопроса.
 

Марцелл

 
Спрашивай, Гораций.
 

Горацио

 
Кто ты, без права в этот час ночной
Принявший вид, каким блистал, бывало,
Похороненный Дании монарх?
Я небом заклинаю, отвечай мне!
 

Марцелл

 
Он оскорбился.
 

Бернардо

 
И уходит прочь.
 

Горацио

 
Стой! Отвечай! Ответь! Я заклинаю!
 

Призрак уходит.

Марцелл

 
Ушел и говорить не пожелал.
 

Бернардо

 
Ну что, Гораций? Полно трепетать.
Одна ли тут игра воображенья?
Как ваше мненье?
 

Горацио

 
Богом поклянусь:
Я б не признал, когда б не очевидность!
 

Марцелл

 
А с королем как схож!
 

Горацио

 
Как ты с собой.
И в тех же латах, как в бою с норвежцем,
И так же хмур, как в незабвенный день,
Когда при ссоре с выборными Польши
Он из саней их вывалил на лед.
Невероятно!
 

Марцелл

 
В такой же час таким же важным шагом
Прошел вчера он дважды мимо нас.
 

Горацио

 
Подробностей разгадки я не знаю,
Но, в общем, вероятно, это знак
Грозящих государству потрясений.
 

Марцелл

 
Постойте. Сядем. Кто мне объяснит,
К чему такая строгость караулов,
Стесняющая граждан по ночам?
Чем вызвана отливка медных пушек
И ввоз оружья из-за рубежа
И корабельных плотников вербовка,
Усердных в будни и в воскресный день?
Что кроется за этой потной гонкой,
Потребовавшей ночь в подмогу дню?
Кто объяснит мне это?
 

Горацио

 
Постараюсь.
По крайней мере, слух таков. Король,
Чей образ только что предстал пред нами,
Как вам известно, вызван был на бой
Властителем норвежцев Фортинбрасом.
В бою осилил храбрый Гамлет наш,
Таким и слывший в просвещенном мире.
Противник пал. Имелся договор,
Скрепленный с соблюденьем правил чести,
Что вместе с жизнью должен Фортинбрас
Оставить победителю и земли,
В обмен на что и с нашей стороны
Пошли в залог обширные владенья,
И ими завладел бы Фортинбрас,
Возьми он верх. По тем же основаньям
Его земля по названной статье
Вся Гамлету досталась. Дальше вот что.
Его наследник, младший Фортинбрас,
В избытке прирожденного задора
Набрал по всей Норвегии отряд
За хлеб готовых в бой головорезов.
Формирований видимая цель,
Как это подтверждают донесенья, –
Насильственно, с оружием в руках
Отбить отцом утраченные земли.
Вот тут-то, полагаю, и лежит
Важнейшая причина наших сборов,
Источник беспокойства и предлог
К растерянности и горячке в крае.
 

Бернардо

 
Все так, наверно, именно и есть.
Не зря обходит в латах караулы
Зловещий призрак, схожий с королем,
Который был и есть тех войн виновник.
 

Горацио

 
Он как сучок в глазу души моей.
Порой расцвета Рима, в дни побед,
Пред тем как властный Юлий пал, могилы
Стояли без жильцов, а мертвецы
На улицах невнятицу мололи.
В огне комет кровавилась роса,
Являлись пятна в солнце; влажный месяц,
На чьем влиянье зиждет власть Нептун,
Был болен тьмой, как в светопреставленье.
Такую же толпу дурных примет,
Как бы бегущих впереди событья,
Подобно наспех высланным гонцам,
Земля и небо вместе посылают
В широты наши нашим землякам.
 

Призрак возвращается.

 
Но тише! Вот он вновь! Остановлю
Любой ценой. Ни с места, наважденье!
О, если только речь тебе дана,
Откройся мне!
Быть может, надо милость сотворить
Тебе за упокой и нам во благо.
Откройся мне!
Быть может, ты проник в судьбу страны
И отвратить ее еще не поздно.
Откройся!
Быть может, ты при жизни закопал
Сокровище, неправдой нажитое, –
Вас, духов, манят клады, говорят, –
Откройся! Стой! Откройся мне!
 

Поет петух.

 
Марцелл,
Держи его!
 

Марцелл

 
Ударить алебардой?
 

Горацио

 
Бей, если увернется.
 

Бернардо

 
Вот он!
 

Горацио

 
Вот!
 

Призрак уходит.

Марцелл

 
Ушел!
Мы раздражаем царственную тень
Открытым проявлением насилья.
Ведь призрак, словно пар, неуязвим,
И с ним бороться глупо и бесцельно.
 

Бернардо

 
Он отозвался б, но запел петух.
 

Горацио

 
И тут он вздрогнул, точно провинился,
И отвечать боится. Я слыхал,
Петух, трубач зари, своею глоткой
Пронзительною будит ото сна
Дневного бога. При его сигнале,
Где б ни блуждал скиталец-дух: в огне,
На воздухе, на суше или в море,
Он вмиг спешит домой. И только что
Мы этому имели подтвержденье.
 

Марцелл

 
Он стал тускнеть при пенье петуха.
Поверье есть, что каждый год, зимою,
Пред праздником Христова Рождества,
Ночь напролет поет дневная птица.
Тогда, по слухам, духи не шалят,
Все тихо ночью, не вредят планеты
И пропадают чары ведьм и фей –
Так благодатно и священно время.
 

Горацио

 
Слыхал и я, и тоже частью верю.
Но вот и утро в розовом плаще
Росу пригорков топчет на востоке.
Пора снимать дозор. И мой совет:
Поставим принца Гамлета в известность
О виденном. Ручаюсь жизнью, дух,
Немой при нас, прервет пред ним молчанье.
Ну как, друзья, по-вашему? Сказать,
Как долг любви и преданность внушают?
 

Марцелл

 
По-моему, сказать. Да и к тому ж
Я знаю, где найти его сегодня.
 

Уходят.

Сцена вторая

Там же. Зал для приемов в замке. Входят король, королева, Гамлет, Полоний, Лаэрт, Вольтиманд, Корнелий, придворные и свита.

Король

 
Хотя еще мы траура не сняли
По нашем брате, Гамлете родном,
Но надо будет овладеть собою
И несколько умереннее впредь
Скорбеть о нем, себя не забывая.
С тем и решили мы в супруги взять
Сестру и ныне королеву нашу,
Наследницу военных рубежей, –
Со смешанными чувствами печали
И радости, с улыбкой и в слезах.
При этом шаге мы не погнушались
Содействием советников, во всем
Нам давших одобренье. Всем спасибо.
Второе. Королевич Фортинбрас,
Не чтя нас ни во что и полагая,
Что после смерти братниной у нас
Развал в стране и все в разъединенье,
Возмнил такое о своей звезде,
Что надоел нам, требуя возврата
Потерянных отцовых областей,
Которые достал себе по праву
Наш славный брат. Вот, вкратце, что о нем.
Теперь о нас и сущности собранья.
Тут нами извещается в письме
Король норвежцев, дядя Фортинбраса.
По дряхлости едва ли он слыхал
О замыслах племянника. Мы просим
Пресечь их в корне, так как войско сплошь
Из подданных его и их содержат
На счет казны. Письмо мы отдаем
Вам, добрый Вольтиманд, и вам, Корнелий.
Свезите старцу-королю поклон.
Мы вам не расширяем полномочий.
Держитесь в совещаньях с ним границ,
Дозволенных статьями. Поезжайте.
Готовность докажите быстротой.
 

Корнелий и Вольтиманд

 
Здесь, как и всюду, мы ее докажем.
 

Король

 
Не смеем сомневаться. Добрый путь!
 

Вольтиманд и Корнелий уходят.

 
Итак, Лаэрт, что нового услышим?
Шла речь о просьбе. В чем она, Лаэрт?
С чем дельным вы б ни обратились к трону,
Успех предсказан: вещи нет такой,
В которой мы вам отказать могли бы.
Не больше ладит с сердцем голова,
Для пользы рта не больше служат руки,
Чем датский трон для вашего отца.
Что вам угодно?
 

Лаэрт

 
Дайте разрешенье
Во Францию вернуться, государь.
Я сам оттуда прибыл для участья
В коронованье вашем, но, винюсь,
Меня опять по исполненье долга
Влекут туда и мысли и мечты.
С поклоном хлопочу о дозволенье.
 

Король

 
Отец пустил? Что говорит Полоний?
 

Полоний

 
Он вымотал мне душу, государь,
И, сдавшись после долгих убеждений,
Я нехотя его благословил.
Благоволите разрешить поездку.
 

Король

 
Ищите счастья; в добрый час, Лаэрт.
Как вздумаете, проводите время.
Ну, как наш Гамлет, близкий сердцу сын?
 

Гамлет (в сторону)

 
И даже слишком близкий, к сожаленью.
 

Король

 
Опять покрыто тучами лицо?
 

Гамлет

 
О нет, напротив: солнечно некстати.
 

Королева

 
Ах, Гамлет, полно хмуриться, как ночь!
Взгляни на короля подружелюбней.
До коих пор, потупивши глаза,
Следы отца разыскивать во прахе?
Так создан мир: что живо, то умрет
И вслед за жизнью в вечность отойдет.
 

Гамлет

 
Так создан мир.
 

Королева

 
Что ж кажется тогда
Столь редкостной тебе твоя беда?
 

Гамлет

 
Не кажется, сударыня, а есть.
Мне «кажется» неведомы. Ни этот
Суровый плащ, ни платья чернота,
Ни хриплая прерывистость дыханья,
Ни слезы в три ручья, ни худоба,
Ни прочие свидетельства страданья
Не в силах выразить моей души.
Вот способы казаться, ибо это
Лишь действия, и их легко сыграть,
Моя же скорбь чуждается прикрас
И их не выставляет напоказ.
 

Король

 
Приятно видеть и похвально, Гамлет,
Как отдаешь ты горький долг отцу.
Но твой отец и сам отца утратил,
И так же тот. На некоторый срок
Обязанность осиротевших близких
Блюсти печаль. Но утверждаться в ней
С закоренелым рвеньем – нечестиво.
Мужчины недостойна эта скорбь
И обличает волю без святыни,
Слепое сердце, ненадежный ум
И грубые понятья без отделки.
Что неизбежно и в таком ходу,
Как самые обычные явленья,
Благоразумно ль этому, ворча,
Сопротивляться? Это грех пред небом,
Грех пред умершим, грех пред естеством,
Пред разумом, который примирился
С судьбой отцов и встретил первый труп
И проводил последний восклицаньем:
«Так быть должно!» Пожалуйста, стряхни
Свою печаль и нас в душе зачисли
Себе в отцы. Пусть знает мир, что ты –
Ближайший к трону, и к тебе питают
Любовь не меньшей пылкости, какой
Нежнейший из отцов привязан к сыну.
Что до надежд вернуться в Виттенберг
И продолжать ученье, эти планы
Нам положительно не по душе,
И я прошу, раздумай и останься
Пред нами, здесь, под лаской наших глаз,
Как первый в роде, сын наш и сановник.
 

Королева

 
Не заставляй меня просить напрасно.
Останься здесь, не езди в Виттенберг.
 

Гамлет

 
Сударыня, всецело повинуюсь.
 

Король

 
Вот кроткий, подобающий ответ.
Наш дом – твой дом. Сударыня, пойдемте.
Своей сговорчивостью Гамлет внес
Улыбку в сердце, в знак которой ныне
О счете наших здравиц за столом
Пусть облакам докладывает пушка
И гул небес в ответ земным громам
Со звоном чаш смешается. Идемте.
 

Все, кроме Гамлета, уходят.

Гамлет

 
О, тяжкий груз из мяса и костей,
Когда б ты мог исчезнуть, испариться!
О, если бы Предвечный не занес
В грехи самоубийство! Боже! Боже!
Каким ничтожным, плоским и тупым
Мне кажется весь свет в своих движеньях!
Какая грязь! И все осквернено,
Как в цветнике, поросшем сплошь бурьяном.
Как это все могло произойти?
Два месяца как умер. Двух не будет.
Такой король! Как солнца яркий луч
С животным этим рядом. Так ревниво
Любивший мать, что ветрам не давал
Дышать в лицо ей. О земля и небо!
Что поминать! Она к нему влеклась,
Как будто голод рос от утоленья.
И что ж, чрез месяц… Лучше не вникать!
О женщины, вам имя – вероломство!
Нет месяца! И целы башмаки,
В которых шла в слезах, как Ниобея,
За отчим гробом. И она, она –
О Боже, зверь, лишенный разуменья,
Томился б дольше! – замужем! За кем!
За дядею, который схож с покойным,
Как я с Гераклом. В месяц с небольшим!
Еще от соли лицемерных слез
У ней на веках краснота не спала!
Нет, не видать от этого добра!
Разбейся, сердце, надо стиснуть зубы.
 

Входят Горацио, Марцелл и Бернардо.

Горацио

 
Почтенье, принц!
 

Гамлет

 
Рад вас здоровым видеть.
Гораций, – если я в своем уме?
 

Горацио

 
Он самый, принц, ваш верный раб до гроба.
 

Гамлет

 
Какой же раб! Мы попросту друзья.
Что принесло вас к нам из Виттенберга? –
Марцелл – не так ли?
 

Марцелл

 
Он, милейший принц…
 

Гамлет

 
Я очень рад вас видеть.
 

(Бернардо.)

 
Добрый вечер.
 

(Горацио.)

 
Что ж вас из Виттенберга принесло?
 

Горацио

 
Милейший принц, расположенье к лени.
 

Гамлет

 
Ваш враг не отозвался б так о вас,
И вы мне слуха лучше не терзайте
Поклепами на самого себя.
Я знаю вас: ничуть вы не ленивец.
Но все же, чем вас встретил Эльсинор?
Пока гостите, мы вас пить научим.
 

Горацио

 
Я видел вынос вашего отца.
 

Гамлет

 
Нехорошо смеяться над друзьями.
Хотите «свадьбу матери» сказать?
 

Горацио

 
Да, правда, это следовало быстро.
 

Гамлет

 
Расчетливость, Гораций! С похорон
На брачный стол пошел пирог поминный.
Врага охотней встретил бы в раю,
Чем снова в жизни этот день изведать!
Отец – о, вот он словно предо мной!
 

Горацио

 
Где, принц?
 

Гамлет

 
В очах души моей, Гораций.
 

Горацио

 
Я видел раз его: краса-король.
 

Гамлет

 
Он человек был в полном смысле слова.
Уж мне такого больше не видать.
 

Горацио

 
Представьте, принц, он был тут нынче ночью.
 

Гамлет

 
Был? Кто?
 

Горацио

 
Король, отец ваш.
 

Гамлет

 
Мой отец?
 

Горацио

 
Спокойнее. Сдержите удивленье
И выслушайте. Я вам расскажу –
Меня поддержат эти очевидцы –
Неслыханное что-то.
 

Гамлет

 
Поскорей!
 

Горацио

 
Подряд две ночи с этими людьми,
Бернардо и Марцеллом, на дежурстве
Средь мертвой беспредельности ночной
Творится вот что. Некто неизвестный,
В вооруженье с ног до головы
И сущий ваш отец, проходит мимо
Державным шагом. Трижды он скользит
Перед глазами их, на расстоянье
Протянутой руки, они ж стоят,
Застыв от страха и лишившись речи,
Как громом пораженные, о чем
Рассказывают мне под страшной тайной.
Я стал на стражу с ними в третью ночь,
Где, подтверждая это все дословно,
В такой же час проходит та же тень.
Мне памятен отец ваш. Оба схожи,
Как эти руки.
 

Гамлет

 
Где он проходил?
 

Марцелл

 
По той площадке, где стоит охрана.
 

Гамлет

 
Вы с ним не говорили?
 

Горацио

 
Говорил,
Но без успеха. Впрочем, на мгновенье
По повороту плеч и головы
Я заключил, что он не прочь ответить,
Но в это время закричал петух,
И он при этом звуке отшатнулся
И скрылся с глаз.
 

Гамлет

 
Я слов не нахожу!
 

Горацио

 
Ручаюсь жизнью, принц, что это правда.
И мы за долг сочли вас известить.
 

Гамлет

 
Да, да, все так. Сейчас я успокоюсь.
Кто ночью в карауле?
 

Марцелл и Бернардо

 
Мы, милорд.
 

Гамлет

 
Он был вооружен?
 

Марцелл и Бернардо

 
В оружье.
 

Гамлет

 
В полном?
 

Марцелл и Бернардо

 
Во всем.
 

Гамлет

 
И вы не видели лица?
 

Горацио

 
Нет, как же, – шлем был с поднятым забралом.
 

Гамлет

 
И что ж, он хмурил брови?
 

Горацио

 
Нет, смотрел
Скорей с тоской, чем с гневом.
 

Гамлет

 
Он был бледен
Иль красен от волненья?
 

Горацио

 
Бел как снег.
 

Гамлет

 
И не сводил с вас глаз?
 

Горацио

 
Ни на минуту.
 

Гамлет

 
Жаль, не видал я!
 

Горацио

 
Вас бы дрожь взяла.
 

Гамлет

 
Все может быть. И что ж, он долго пробыл?
 

Горацио

 
Я мог легко бы до́ ста досчитать.
 

Марцелл и Бернардо

 
Нет, дольше, дольше.
 

Горацио

 
Нет, при мне не дольше.
 

Гамлет

 
С седою бородою?
 

Горацио

 
Не совсем.
С едва посеребренной, как при жизни.
 

Гамлет

 
Я стану с вами на ночь. Может статься,
Он вновь придет.
 

Горацио

 
Придет наверняка.
 

Гамлет

 
И если примет вновь отцовский образ,
Я с ним заговорю, хотя бы ад,
Восстав, зажал мне рот. А к вам есть просьба.
Как вы скрывали случай до сих пор,
Так точно и вперед его таите,
И что бы ни случилось в эту ночь,
Доискивайтесь смысла, но молчите.
За дружбу отплачу. Храни вас Бог!
А около двенадцати я выйду
И навещу вас.
 

Все

 
Ваши слуги, принц.
 

Гамлет

 
Не слуги, а теперь друзья. Прощайте.
 

Все, кроме Гамлета, уходят.

 
Отцовский призрак в латах! Быть беде!
Обман какой-то. Только бы стемнело!
А там терпенье: всякой тайны след
Со дна могилы выступит на свет.
 

Уходит.

Сцена третья

Там же.

Комната в доме Полония.

Входят Лаэрт и Офелия.

Лаэрт

 
Мешки на корабле. Прощай, сестра.
Пообещай не упускать оказий
И при попутном ветре не дремли
И вести шли.
 

Офелия

 
Не сомневайся в этом.
 

Лаэрт

 
А Гамлета ухаживанья – вздор.
Считай их блажью, шалостями крови.
Фиалкою, расцветшей в холода,
Нежданной, гиблой, сладкой, обреченной,
Благоуханьем мига, и того
Не более.
 

Офелия

 
Не более?
 

Лаэрт

 
Не боле.
Рост жизни не в одном развитье мышц.
По мере роста тела в нем, как в храме,
Растет служенье духа и ума.
Пусть любит он сейчас без задних мыслей,
Ничем еще не запятнавши чувств.
Подумай, кто он, и проникнись страхом.
По званью он себе не господин.
Он сам в плену у своего рожденья.
Не вправе он, как всякий человек,
Стремиться к счастью. От его поступков
Зависит благоденствие страны.
Он ничего не выбирает в жизни,
А слушается выбора других
И соблюдает выгоду народа.
Поэтому пойми, каким огнем
Играешь ты, терпя его признанья,
И сколько примешь горя и стыда,
Когда ему поддашься и уступишь.
Страшись, сестра; Офелия, страшись,
Остерегайся, как чумы, влеченья,
На выстрел от взаимности беги.
Уже и то нескромно, если месяц
На девушку засмотрится в окно:
Оклеветать нетрудно добродетель.
Червь бьет всего прожорливей ростки,
Когда на них еще не вскрылись почки,
И ранним утром жизни, по росе,
Особенно прилипчивы болезни.
Пока наш нрав неискушен и юн,
Застенчивость – наш лучший опекун.
 

Офелия

 
Я смысл ученья твоего поставлю
Хранителем души. Но, милый брат,
Не поступай со мной, как лживый пастырь,
Который хвалит нам тернистый путь
На небеса, а сам, вразрез советам,
Повесничает на стезях греха
И не краснеет.
 

Лаэрт

 
За меня не бойся.
Но что ж я медлю? Вот и наш отец.
 

Входит Полоний.

 
Вдвойне благословиться – дважды благо.
Опять проститься новый случай нам.
 

Полоний

 
Все тут, Лаэрт? В путь, в путь, стыдился б, право!
Уж ветер выгнул плечи парусов,
А сам ты где? Стань под благословенье
И заруби-ка вот что на носу:
Заветным мыслям не давай огласки,
Несообразным – ходу не давай.
Будь прост с людьми, но не запанибрата.
Проверенных и лучших из друзей
Приковывай стальными обручами,
Но до мозолей рук не натирай
Пожатьями со встречными. Старайся
Беречься драк, а сцепишься – берись
За дело так, чтоб береглись другие.
Всех слушай, но беседуй редко с кем.
Терпи их суд и прячь свои сужденья.
Рядись, во что позволит кошелек,
Но не франти, – богато, но без вычур.
По платью познается человек,
Во Франции ж на этот счет средь знати
Особенно хороший глаз. Смотри,
Не занимай и не ссужай. Ссужая,
Лишаемся мы денег и друзей,
А займы притупляют бережливость.
Всего превыше: верен будь себе.
Тогда, как утро следует за ночью,
Проследует за этим вечность всем.
Прощай, запомни все и собирайся.
 

Лаэрт

 
Почтительно откланяться осмелюсь.
 

Полоний

 
Давно уж время. Слуги заждались.
 

Лаэрт

 
Прощай, Офелия, и твердо помни,
О чем шла речь.
 

Офелия

 
Замкну в душе, а ключ
Возьми с собой.
 

Лаэрт

 
Счастливо оставаться!
 

Уходит.

Полоний

 
О чем шла речь, Офелия, у вас?
 

Офелия

 
Предмет – принц Гамлет, если вам угодно.
 

Полоний

 
Ах, вот как? Это кстати. Я слыхал,
Он очень зачастил к тебе как будто?
А также избалован, говорят,
Твоим вниманьем? Если это правда, –
А так передавали мне как раз
По наблюденьям, – должен я признаться,
Ведешь себя ты далеко не так,
Как спросится с твоей дочерней чести.
Что между вами? Только не хитри.
 

Офелия

 
Со мной не раз он в нежности пускался
В залог сердечной дружбы.
 

Полоний

 
Каково!
В залог сердечной дружбы. Что ты смыслишь
В таких вещах? А как ты отнеслась
К его, как ты их назвала, залогам?
 

Офелия

 
Не знаю я, что думать мне о них.
 

Полоний

 
Так вот я научу: во-первых, думай,
Что ты – дитя, приняв их к платежу,
И требуй впредь залогов подороже.
А то, сведя все это в каламбур,
Под твой залог я разум потеряю.
 

Офелия

 
Отец, он предлагал свою любовь
С учтивостью.
 

Полоний

 
С учтивостью! Подумай!
 

Офелия

 
И в подтвержденье слов своих всегда
Мне клялся чуть ли не святыми всеми.
 

Полоний

 
Силки для птиц! Иль я забыл, когда
Играет кровь, как щедр язык на клятвы!
Нет, эти вспышки не дают тепла,
Слепят на миг и гаснут в обещанье.
Не принимай их, дочка, за огонь.
Будь поскупей на будущее время.
Пускай твоей беседой дорожат.
Не торопись навстречу, только кликнут.
А Гамлету верь только в том одном,
Что молод он и меньше в поведенье
Стеснен, чем ты; точней – совсем не верь.
А клятвам и подавно. Клятвы – лгуньи.
Не то они, чем кажутся извне.
Они, как опытные надувалы,
Нарочно дышат кротостью святош,
Чтоб обойти тем легче. Повторяю,
Я не хочу, чтоб на тебя вперед
Бросали тень хотя бы на минуту
Беседы с принцем Гамлетом. Ступай.
Смотри не забывай!
 

Офелия

 
Я повинуюсь.
 

Уходит.

iknigi.net

Читать книгу Гамлет, принц датский. Перевод Юрия Лифшица Вильяма Шекспира : онлайн чтение

Гамлет, принц датский
Перевод Юрия Лифшица
Вильям Шекспир

© Вильям Шекспир, 2017

ISBN 978-5-4474-4219-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Действующие лица

КЛАВДИЙ, король датский.

ГАМЛЕТ, сын умершего короля и племянник Клавдия.

ФОРТИНБРАС, принц норвежский.

ГОРАЦИО, друг Гамлета.

ПОЛОНИЙ, советник Клавдия.

ЛАЭРТ, сын Полония.

ВОЛЬТИМАНД, КОРНЕЛИЙ, РОЗЕНКРАНЦ, ГИЛЬДЕНСТЕРН, ОЗРИК, ДВОРЯНИН, придворные.

СВЯЩЕННИК

МАРЦЕЛЛ, БЕРНАРДО, офицеры стражи.

ФРАНЦИСКО, солдат.

РЕЙНАЛЬДО, слуга Полония.

КАПИТАН.

АНГЛИЙСКИЕ ПОСЛЫ.

АКТЕРЫ.

ДВА МОГИЛЬЩИКА.

ГЕРТРУДА, королева датская.

ОФЕЛИЯ, дочь Полония.

ПРИЗРАК ОТЦА ГАМЛЕТА.

ЛОРДЫ, ЛЕДИ, ОФИЦЕРЫ, СОЛДАТЫ, МОРЯКИ, ГОНЦЫ и СЛУГИ.

Место действия – Эльсинор.

Акт первый. Сцена первая

Эльcинор. Площадка перед замком.

На посту ФРАНЦИСКО. К нему подходит БЕРНАРДО.

 
БЕРНАРДО. Стой! Кто идет?
ФРАНЦИСКО. А ты кто будешь?
БЕРНАРДО. Слава королю!
ФРАНЦИСКО. Бернардо, ты?
БЕРНАРДО. Он самый.
ФРАНЦИСКО. Ровно полночь.
      Ты точен, как всегда.
БЕРНАРДО. Ступай-ка спать.
ФРАНЦИСКО. Как хорошо, что ты не опоздал:
      Мне холодно, и сердце не на месте.
БЕРНАРДО. Что, смена беспокойная?
ФРАНЦИСКО. Да нет.
      И шороха мышиного не слышал.
БЕРНАРДО. Ну что ж, ступай. А если по дороге
      Тебе мой сменщик встретится, Марцелл, —
      Поторопи, пожалуйста, его.
ФРАНЦИСКО. Вот, кажется, и он. – Стой! Кто идет?
 

Входят ГОРАЦИО и МАРЦЕЛЛ.

 
ГОРАЦИО. Свои, свои.
МАРЦЕЛЛ. Короны датской слуги!
ФРАНЦИСКО. Ну, мне пора.
МАРЦЕЛЛ. Спокойной ночи, друг.
      Кто на посту?
ФРАНЦИСКО. Бернардо. Мне пора.
МАРЦЕЛЛ. Ступай, солдат.
 

(ФРАНЦИСКO уходит.)

 
                                                Бернардо, это я.
БЕРНАРДО. Скажи, Марцелл, Горацио пришел?
ГОРАЦИО. Наполовину сонный, но пришел.
БЕРНАРДО. Спасибо и на том. Привет, Марцелл.
МАРЦЕЛЛ. Сегодня тень являлась?
БЕРНАРДО. Нет пока.
МАРЦЕЛЛ. Горацио не верит в привиденье,
      Пугающее нас уже две ночи, —
      Нам, дескать, все приснилось, говорит.
      Но тем не менее, он согласился
      Побыть сегодня с нами на часах.
      И если тень пожалует опять,
      Он с ней попробует заговорить.
      Своим глазам, надеюсь, он поверит.
ГОРАЦИО. Вам долго ждать придется.
БЕРНАРДО. Я осмелюсь
      Призвать на помощь наши наблюденья
      И заново атаковать ваш слух,
      Мои слова встречающий в штыки.
ГОРАЦИО. Ну, что с тобой поделать, – атакуй.
БЕРНАРДО. Смотрите: вон звезда, левей Полярной.
      Как только, выплыв из-за облаков,
      Она вчера сверкнула в небесах
      В том месте, где мерцает и сегодня, —
      Марцелл и я, – а было ровно час…
 

Входит ПРИЗРАК.

 
МАРЦЕЛЛ. Стоп! Замолчи! Смотрите: вот и он!
БЕРНАРДО. На короля усопшего похож.
МАРЦЕЛЛ. Горацио, задай ему вопрос —
      Ты ведь знаток.
БЕРНАРДО. Похож на короля?
ГОРАЦИО. Мороз по коже – до чего похож!
БЕРНАРДО. Вопроса ждет.
МАРЦЕЛЛ. Горацио, давай!
ГОРАЦИО. Кто ты такой и по какому праву
      Являешься полночною порой,
      Присвоив грозный облик, что когда-то
      Принадлежал покойному владыке?
      Во имя неба, требую, ответь!
МАРЦЕЛЛ. Он, кажется, обиделся!
БЕРНАРДО. Уходит!
ГОРАЦИО. Остановись! Я требую ответа!
 

(ПРИЗРАК уходит.)

 
МАРЦЕЛЛ. Явился молча – молча и пропал.
БЕРНАРДО. Что скажете, Горацио, теперь?
      Да вы, гляжу, от ужаса бледны.
      По-вашему, нам это все приснилось?
ГОРАЦИО. Простите Бога ради, что не верил.
      Но правоту рассказа твоего
      Я только что глазами ощутил.
МАРЦЕЛЛ. А на его величество похож?
ГОРАЦИО. Как ты – на отражение свое.
      Он точно так же был вооружен,
      Когда Норвежцу гонор сбил в бою;
      И точно так же выглядел сурово,
      Когда с Поляком вел переговоры
      И гневно стукнул по льду бердышом.
      Здесь тайна есть.
МАРЦЕЛЛ. При нас об эту пору
      Два раза так он промаршировал.
ГОРАЦИО. Ума не приложу, что это значит,
      Но, видимо, державу ожидает
      Досель невиданное потрясенье.
МАРЦЕЛЛ. Наверное. Присядем, господа.
      Кто может мне ответить, почему
      Свирепствуют ночные патрули?
      Зачем всю медь на пушки переводят,
      А золото – на порох заграничный?
      Зачем неделями, без выходных,
      Потеют корабелы? Как случилось,
      Что в круглосуточную круговерть
      Втянул нас труд тяжелый? Кто мне скажет?
ГОРАЦИО. Я. Но за достоверность не ручаюсь.
      Должны вы знать, что бывший наш король,
      Представший нынче в виде привиденья,
      На поединок вызов получил
      От короля норвежцев Фортинбраса,
      Самоуверенного гордеца.
      Условия такие огласили:
      Норвежец ставил на кон королевство,
      А наш достойный государь – свое,
      И тот, кто побеждал в единоборстве,
      Удваивал владения свои
      За счет того, кто будет побежден.
      Так старший Гамлет – признанный боец, —
      Убив Норвежца, взял его страну,
      Во исполненье пунктов договора.
      Но сын Норвежца, юный Фортинбрас,
      Горячий, как расплавленный металл,
      Чуть ли не всю Норвегию обрыскал
      И понабрал таких сорвиголов,
      По ком веревка плачет, кто способен
      За хлеб и воду горло перегрызть.
      И с этим сбродом хочет Фортинбрас
      Вернуть назад – чего он не скрывает —
      Посредством силы собственные земли,
      Каких он был в младенчестве лишен.
      Вот почему суровы патрули;
      Вот по какой причине, полагаю,
      Кипит у нас работа день и ночь;
      Вот отчего страну так лихорадит.
БЕРНАРДО. Наверно, это правда. Не случайно
      Зловещей тенью бродит государь,
      Похожий на того, кто был причастен
      К возникновенью этой кутерьмы.
ГОРАЦИО. Такое может разум ослепить.
      Взять, например, величественный Рим.
      Там, накануне Цезаревой смерти,
      Своих жильцов извергнули гробы;
      На улицах спеленатые трупы,
      Гремя костями, дико завывали;
      Кровавый дождь струился с высоты;
      Тянулся за кометой шлейф огня;
      Кипело солнце; словно в судный день,
      Светилось тускло влажное светило,
      Царящее в империи Нептуна.
      И ныне то же: предзнаменованье,
      Ужасное предвестие судьбы,
      Грядущих бед пророческий пролог
      Предпосылают небо и земля
      И нашему народу через нас.
 

ПРИЗРАК возвращается.

 
      Смотрите! Он вернулся! Будь что будет,
      Но я к нему приближусь! – Дух, замри!
      О, если ты способен говорить,
      Скажи хоть слово мне!
      Быть может, должен сделать я добро,
      Чтоб ты обрел покой, а я спасенье,
      Скажи, скажи!
      Быть может, устрашен судьбой страны,
      Пришел ты, чтобы нас предупредить,
      Скажи мне! О скажи!
      Быть может, деньги, залитые кровью,
      Ты спрятал здесь, – а там, как говорят,
      Вам, призракам, нет места из-за них, —
      Скажи, скажи, скажи, скажи, скажи!
 

Поет петух.

 
      Остановись! Лови его, Марцелл!
МАРЦЕЛЛ. Ударить топором?
ГОРАЦИО. Бей чем угодно,
      Но задержи!
БЕРНАРДО. Идет!
ГОРАЦИО. Идет!
 

(ПРИЗРАК уходит.)

 
МАРЦЕЛЛ. Ушел!
      Мы явно оплошали, господа,
      Набросившись на призрак величавый.
      Смешно и глупо драться было с ним:
      Он, как эфир, для нас неуязвим.
БЕРНАРДО. Он было начал речь – запел петух.
ГОРАЦИО. И сразу, как преступник уличенный,
      Исчез он. Говорят, что, услыхав
      Крикливый клич горластого певца,
      Встает от сна дневное божество,
      А призрак неприкаянный спешит
      Прервать ночное бдение и скрыться —
      В которой бы из четырех стихий
      Призыв петуший духа не застиг.
      Теперь мы знаем: верен этот слух.
МАРЦЕЛЛ. Петух запел – растаяло виденье.
      Толкуют люди, что один раз в год,
      На Рождество Спасителя, в сочельник,
      Всю ночь горланит утренняя птица.
      Такая ночь безвредна, говорят:
      Бездействуют зловещие планеты,
      Не в состоянье призраки бродить
      И нечисть колдовать перестает —
      Такая в эту пору благодать.
ГОРАЦИО. Что ж, очень может быть. А вот и утро,
      В своей багряной мантии, с востока,
      Скользит с горы на гору по росе.
      Закончилось дежурство. Я считаю,
      Что принцу все должны мы рассказать.
      Клянусь вам жизнью, Гамлету удастся
      Разговорить немое привиденье.
      А вы как полагаете: исполнить
      Веленье чести, долга и любви?
МАРЦЕЛЛ. Что за вопрос! Идемте. Мне известно,
      Где можно утром принца отыскать.
 

(Уходят.)

Акт первый. Сцена вторая

Приемный зал в замке.

Входят КОРОЛЬ, КОРОЛЕВА, ГАМЛЕТ, ПОЛОНИЙ, ЛАЭРТ, ВОЛЬТИМАНД, КОРНЕЛИЙ, ЛОРДЫ и СЛУГИ.

 
КОРОЛЬ. Хотя о брате нашем дорогом,
      Почившем в Бозе, память не остыла,
      И мы, благопристойность соблюдая,
      Должны в тоске сердечной пребывать,
      А нашим верноподданным пристало
      От общего несчастья помрачнеть, —
      Но дух так скоро тело одолел,
      Что наша грусть, разумная, по брате
      Нам не дала забыть и о себе.
      И вот мы с нашей вдовою сестрой,
      Законною наследницей престола,
      Смеясь, как говорится, через силу,
      Рыдая и от скорби, и от счастья,
      Подняв бокал за здравие на тризне,
      На свадьбе – осушив за упокой,
      Разбавив, так сказать, тоскою радость, —
      Вступили в брак и всех благодарим,
      Кто поддержал нас в этом. Во-вторых,
      Как вам известно, юный Фортинбрас,
      О славе ратной грезя наяву,
      Решил, видать, что после смерти брата
      В стране у нас царит неразбериха,
      Иль нашу доблесть низко оценил, —
      Но нас он в письмах нагло вынуждает
      Убраться из владений, каковые
      Отторгнул честно у его отца
      Достойный Гамлет, брат наш. Вот и все.
      Теперь о том, что мы предпринимаем.
      Мы шлем Норвежцу, дяде Фортинбраса,
      Прикованному старостью к постели,
      Не знающему, видно, что затеял
      Его племянник, – это вот письмо,
      В котором предлагаем старику
      Унять юнца, поскольку нужды войска
      Норвегию способны разорить.
      Корнелий, вы, и, вы, мой Вольтиманд,
      Письмо и пожелание здоровья
      Передадите старцу. Мы даем
      Вам столько полномочий, сколько есть
      В известных вам статьях. Итак, вперед.
      Помножьте ваше рвение на скорость.
КОРНЕЛИЙ и ВОЛЬТИМАНД. Нам рвенья, государь, не занимать.
КОРОЛЬ. Мы так и полагали. До свиданья.
 

(КОРНЕЛИЙ и ВОЛЬТИМАНД уходят.)

 
      А вы, Лаэрт, с какою целью здесь?
      У вас, наверно, просьба к нам, Лаэрт?
      Когда она разумна, ваш король
      Ее немедля удовлетворит.
      Припомните, Лаэрт, какое ваше
      Желанье нами не предупреждалось?
      Трон Дании без твоего отца —
      Как рот проголодавшийся без рук,
      Как тело с головою, но без сердца.
      О чем ты просишь?
ЛАЭРТ. Добрый государь!
      Позвольте мне во Францию вернуться.
      Приехал из Парижа я затем,
      Чтоб новому монарху присягнуть.
      Но долг отдав – чего греха таить! —
      Я всей душой во Францию стремлюсь.
      Покорнейше прошу вас: отпустите.
КОРОЛЬ. Отца спросил? Что скажете, Полоний?
ПОЛОНИЙ. Ох, государь, назойливость Лаэрта
      Не знает меры. Я и уступил —
      Чтоб только отвязаться от него.
      Пускай он едет, если вы не против.
КОРОЛЬ. Счастливый путь, Лаэрт! Ты благороден
      И время не убьешь на пустяки.
      А вы, принц Гамлет, родственник и сын…
ГАМЛЕТ (в сторону). Ну нет, скорее родственник, чем сын.
КОРОЛЬ. Вы до сих пор скрываетесь в тени?
ГАМЛЕТ. Что делать – если солнце мне вредит!
КОРОЛЕВА. Зачем так мрачно, Гамлет? Что за тон?
      Будь с новым государем полюбезней.
      Нельзя же век по кладбищу бродить,
      Отца родного в мыслях воскрешая.
      Таков закон природы: мы живем,
      Чтобы потом забыться вечным сном.
ГАМЛЕТ. Да, мой отец забылся вечным сном.
КОРОЛЕВА. Что ж кажется тебе чудного в том?
ГАМЛЕТ. Ах, кажется! Я вижу то, что есть.
      Мне ничего не кажется, мадам.
      Вы думаете, мой зловещий плащ
      Или костюм, чернильного черней,
      Иль судорожно-сдавленные вздохи,
      Потоки слез, печальное лицо,
      Десятки прочих признаков тоски
      Рассказывают правду обо мне?
      Вам это только кажется, поверьте.
      Любой сыграть способен эту роль.
      Моя печаль во мне затаена,
      А той, нарядной скорби – грош цена.
КОРОЛЬ. Похвально, Гамлет, вы не бессердечны.
      Оплакивать отца – сыновний долг.
      А ваш отец оплакал своего,
      Тот – своего. Приличествует сыну
      Печалиться по милому отцу.
      Но сколько можно? Это святотатство —
      С таким упорством скорби предаваться.
      Мужчина так не должен горевать:
      Роптать на Бога, то есть проявлять
      Болезнь души, затмение ума,
      Неопытность и детскую наивность.
      Коль скоро нечто с нами происходит
      Помимо нашей воли, для чего
      Брюзгливым неприятием терзать
      Себя так долго? Стыдно. Это грех
      Перед Творцом и тварями его.
      Уму непостижимый грех – ведь ум
      Привык к словам «Бог дал и Бог забрал»,
      Над первым мертвецом произнесенных
      Иль над последним – смертны и отцы.
      Вам надо сбросить с плеч печали груз
      И короля назвать вторым отцом.
      Пусть знают все: наследник вы и нами
      Обласканы с не меньшею любовью,
      Чем та, какою сына окружает
      Родной отец. А вот стремленье ваше
      Возобновить ученье в Виттенберге —
      Не вызвало в нас воодушевленья.
      Пожалуйста, решенье отмените,
      Останьтесь, и утешен будет нами
      Наш фаворит, наш родственник и сын.
КОРОЛЕВА. Ты, Гамлет, мать не огорчишь отказом.
      Не езди в Виттенберг. Я так хочу.
ГАМЛЕТ. Сударыня, я мать не огорчу.
КОРОЛЬ. Ответ, достойный любящего сына.
      Вы в Дании хозяин, а не гость.
      Идемте, госпожа. Наш милый сын
      Нам уступил. Отметим это пиром.
      Сегодня ночью пушка возвестит
      О каждой чаше, выпитой монархом,
      И грохотом разбуженное небо
      Вернет земле раскаты. До свиданья.
 

(Все, кроме ГАМЛЕТА, уходят.)

 
ГАМЛЕТ. О, если б этой слишком крепкой плоти
      Рассыпаться, растаять, испариться!
      О если б не Предвечный, не закон,
      Карающий самоубийцу! Боже!
      Как болен, гадок, скучен и нелеп
      Твой бренный мир! Глаза бы не глядели!
      Ужасно! Поле, тучное когда-то,
      Родит не рожь, а плевелы плодит:
      Вся нива в сорняках. Так низко пасть!
      Два месяца, нет, меньше двух, как умер
      Король великий. Как он мать любил!
      Дохнуть не смели ветры на нее,
      Когда он жив был. Небо и земля!
      Жена тянулась к мужу, словно рос
      У ней от насыщенья аппетит.
      А тридцать дней спустя… С ума сойти!
      Любить сатира после Аполлона!
      Предательство, зовешься ты женой!
      Какой-то месяц! В тех же башмаках,
      В каких брела, супруга провожая,
      Слезами, как Ниоба, исходя —
      О Господи! Собака бы и то
      От горя выла б дольше над могилой! —
      Сошлась с отцовым братом, с королем,
      Похожим на отца и короля,
      Как я – на Геркулеса. Тридцать дней!
      Хотя еще красны от горьких слез
      Глаза вдовы – вновь замужем она.
      От похоти греховной содрогаясь,
      На ложе кровосмесное возлечь!
      Нет, это все не кончится добром.
      Но, сердце, рвись: приходится молчать.
 

Входят ГОРАЦИО, МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО.

 
ГОРАЦИО. Светлейший принц!
ГАМЛЕТ. Глазам своим не верю!
      Горацио! Вы, часом, не больны?
ГОРАЦИО. Здоров, милорд, и вам готов служить.
ГАМЛЕТ. Вы – мне, я – вам, поскольку мы друзья.
      Но чем же надоел вам Виттенберг? —
      Я знаю, вы – Бернардо, вы – Марцелл.
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. Так точно, принц.
ГАМЛЕТ. Я рад вам. Добрый вечер.
      Так чем вам опротивел Виттенберг?
ГОРАЦИО. Моею ленью собственной, милорд.
ГАМЛЕТ. Вас так не оболгали б и враги,
      И вам друзей не следует морочить
      Неправдою о собственной персоне.
      Мне ль вас не знать? Однако берегитесь:
      Вы с нами тут сопьетесь невзначай.
      Что, дело привело вас в Эльсинор?
ГОРАЦИО. Нет, похороны вашего отца.
ГАМЛЕТ. Да вы смеетесь, мой ученый друг!
      Скорее – свадьба матери моей.
ГОРАЦИО. Да, первое совпало со вторым.
ГАМЛЕТ. Расчет, Горацио, прямой расчет
      Доесть на свадьбе ужин поминальный!
      Я, видя это пиршество, жалел,
      Что не в аду я, в обществе врага.
      Отец! Он как живой передо мною.
ГОРАЦИО. Где?!
ГАМЛЕТ. В отраженье памяти моей.
ГОРАЦИО. Я знал его: великий был король!
ГАМЛЕТ. Король великий был и – человек.
      Таких теперь не сыщешь днем с огнем.
ГОРАЦИО. Он, кажется, сегодня приходил.
ГАМЛЕТ. Кто приходил, простите?
ГОРАЦИО. Ваш отец.
      Король покойный.
ГАМЛЕТ. Мой отец? Покойный?
ГОРАЦИО. Повремените удивляться, принц,
      Позвольте рассказать о привиденье.
      Порукою мне эти господа.
ГАМЛЕТ. Я Богом заклинаю, говорите!
ГОРАЦИО. Уже две ночи этим господам,
      Бернардо и Марцеллу, в карауле,
      Часов в двенадцать видеть довелось,
      Как, вынырнув из мертвой бездны, нечто,
      Похожее на вашего отца,
      Закованное полностью в броню,
      Прошествовало трижды мимо них
      Не далее протянутой руки;
      Они ж, не в силах вымолвить ни слова,
      За ним следили, выпучив глаза,
      И, как желе, от ужаса тряслись.
      Когда от них узнал я обо всем,
      Конечно, не поверил, но сегодня
      Я видел сам, как появлялась тень.
      Прекрасно знал я вашего отца:
      Ваш батюшка и призрак больше схожи,
      Чем эти руки.
ГАМЛЕТ. Где все это было?
МАРЦЕЛЛ. Где пост наш, на площадке орудийной.
ГАМЛЕТ. Вы с ним заговорили?
ГОРАЦИО. Да, милорд.
      Но он молчал. Однако был момент,
      Когда он головой движенье сделал,
      Как если бы хотел заговорить.
      Но тут запел петух, и дух в испуге
      Отпрянул прочь и прямо на глазах
      Растаял в темноте.
ГАМЛЕТ. Невероятно!
ГОРАЦИО. На плаху лягу, если это ложь!
      И мы сочли, что не имеем права
      Об этом вам, милорд, не рассказать.
ГАМЛЕТ. Я верю вам. Но мне не по себе.
      Сегодня ваша смена?
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. Наша, принц.
ГАМЛЕТ. Он был в броне?
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. Так точно.
ГАМЛЕТ. Целиком?
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. И полностью.
ГАМЛЕТ. Лицо вы разглядели?
ГОРАЦИО. Забрало было поднято, милорд.
ГАМЛЕТ. И как смотрел он? Гневно?
ГОРАЦИО. Не сказал бы.
      Скорей, милорд, печально.
ГАМЛЕТ. Был он бледен?
ГОРАЦИО. Да, бледен.
ГАМЛЕТ. И навел глаза на вас?
ГОРАЦИО. Смотрел в упор.
ГАМЛЕТ. Хотел бы я быть с вами!
ГОРАЦИО. Милорд, вы были бы потрясены.
ГАМЛЕТ. Наверно. И как долго это длилось?
ГОРАЦИО. Спокойно можно было б сосчитать
      До ста.
МАРЦЕЛЛ и БЕРНАРДО. Нет, дольше.
ГОРАЦИО. Это без меня.
ГАМЛЕТ. Сед бородою?
ГОРАЦИО. Серебристо-черен —
      Как и тогда, когда он был в живых.
ГАМЛЕТ. Я к вам приду сегодня. Вдруг виденье
      Пожалует еще раз.
ГОРАЦИО. Убежден.
ГАМЛЕТ. И если снова в облике отца,
      Я расспрошу его – и пусть посмеет
      Мне адово отродье помешать.
      Но раз уж до сих пор, друзья мои,
      Молчали про увиденное вы,
      Теперь тем более не проболтайтесь.
      И все, что ночью ни произойдет,
      Рассудку вверьте, а не языку.
      Ну, а за мной не пропадет. Прощайте.
      Я около двенадцати приду.
ВСЕ. Почтенье, принц.
ГАМЛЕТ. Предпочитаю дружбу,
      И пусть взаимной будет. До свиданья.
 

(Все, кроме ГАМЛЕТА, уходят.)

 
      Отцова тень. Подвох какой-то. Скверно.
      Скорей бы ночь! Спокойнее, душа:
      Ведь сколько черных дел ни хорони,
      Хоть из-под плит, но выползут они.
 

(Уходит.)

Акт первый. Сцена третья

Комната в доме Полония.

Входят ЛАЭРТ и ОФЕЛИЯ.

 
ЛАЭРТ. Багаж мой на борту. Давай прощаться.
      А если вдруг представится возможность
      Послать с попутным судном письмецо, —
      Сестра, не прозеваешь?
ОФЕЛИЯ. Как ты можешь!
ЛАЭРТ. А прихоть принца я могу назвать
      Игрой в любовь; горячкою в крови;
      Фиалкой нежной – первенцем весны,
      Неосторожным и недолговечным;
      Непрочным ароматом – вот и все.
ОФЕЛИЯ. Ты так считаешь?
ЛАЭРТ. Так и ты считай.
      Растет не только тело человека, —
      Нет, в этом храме силою природы
      Растет работа мысли и души.
      Допустим, принц в тебя сейчас влюблен
      И не имеет грязных побуждений.
      Но вспомни о его происхожденье
      И берегись. Себе он не хозяин.
      Своим рожденьем связан по рукам,
      По вкусу он, как мы, не выбирает,
      Но должен, избирая, помышлять
      О пользе государства, хлопотать
      Об организме, коего он мозг.
      А если он в любви тебе клянется,
      Мудрей всего – ему не доверять,
      Пока его высочество делами
      Речей не подкрепит – и то не раньше,
      Чем Дания на это согласится.
      А честь твоя? Что будет, если ты
      Начнешь плясать под дудочку его,
      Забудешься, сокровище свое
      Задаром вымогателю отдашь?
      Офелия, сестрица, опасайся.
      К такой любви спиною повернись.
      Беги от стрел коварного божка.
      От девушки убудет, если месяц
      Увидит ночью прелести ее.
      Наветы очернят и чистоту.
      Случается, что черви поедают
      Еще не распустившийся цветок.
      В густом тумане утренней зари
      Губительней влияние заразы.
      Страшись. Порою зло не во врагах,
      А в том, что мы с собою не в ладах.
ОФЕЛИЯ. Уздою наставленья твоего
      Смирю я сердце. Но мой строгий брат
      Случайно не двуличный проповедник,
      Что всем твердит об истинном пути,
      А сам, исполнен всяческих пороков,
      Срывает первоцвет в саду утех,
      Наперекор своим увещеваньям?
ЛАЭРТ. За брата своего не беспокойся.
      Однако мне давно пора идти.
 

Входит ПОЛОНИЙ.

 
      Мне выпала двойная благодать:
      Благословиться дважды на прощанье.
ПОЛОНИЙ. Чего ты ждешь, Лаэрт? Тебе не стыдно?
      Оседланы уж ветром паруса,
      А ты все здесь, а не на корабле.
      Ну, хорошо, прими благословенье
      И намотай на ус мои слова.
      Старайся о намереньях своих
      Помалкивать, а глупостей не делать.
      В своем кругу приветливо держись.
      Тех из друзей приковывай к себе,
      Кто испытанье выдержал твое,
      А не ходи в обнимку с первым встречным.
      Раздоров постарайся избегать,
      Но если что, давай такой отпор,
      Чтоб избегали ссориться с тобой.
      Поменьше говори, побольше слушай.
      Не сплетничай, но сплетен не страшись.
      Не экономь на платье: одевайся
      Роскошно, но со вкусом, без причуд.
      Во Франции на этом, как нигде,
      Помешаны, и не одни дворяне.
      Взаймы и не бери, и не давай:
      Ни денег, ни друзей не соберешь,
      А вот расчет хозяйственный притупишь.
      Но что важней всего: себе не лги,
      И как за ночью следует рассвет,
      Не сможешь ты и ближнему солгать.
      Прощай! И пусть моим благословеньем
      В тебе советы эти прорастут.
ЛАЭРТ. Позвольте мне откланяться, отец.
ПОЛОНИЙ. Ступай. Тебя, наверно, заждались.
ЛАЭРТ. Офелия, сестра, до скорой встречи.
      Почаще вспоминай наш разговор.
ОФЕЛИЯ. Ты в памяти моей его замкнул,
      А ключ себе оставил.
ЛАЭРТ. До свиданья.
 

(Уходит.)

 
ПОЛОНИЙ. Офелия, о чем вы говорили?
ОФЕЛИЯ. О Гамлете, коль будет вам угодно.
ПОЛОНИЙ. О Гамлете? Какое совпаденье!
      Мне донесли, что с некоторых пор
      Он стал с тобою время проводить,
      И ты его отнюдь не избегаешь.
      Но если это верно – а меня
      Предупредили сведущие люди, —
      Позволь сказать, что ты не представляешь,
      Как дочь моя должна себя вести.
      Что говорил тебе он? Отвечай.
ОФЕЛИЯ. Мне знаки своего расположенья
      Оказывал милорд.
ПОЛОНИЙ. Расположенья?
      Черт побери! Ты зелена еще,
      Чтоб в этом смыслить. Или ты всерьез
      Его – как, бишь, их? – знаки приняла?
ОФЕЛИЯ. Теперь я ничего не понимаю.
ПОЛОНИЙ. Не понимаешь, – так спроси отца.
      Ребенок ты, которому всучили
      Фальшивый грош. Не просчитайся впредь.
      Иначе, право слово, мы с тобой
      Окажемся в дурацком положенье.
ОФЕЛИЯ. Отец, он изъяснялся мне в любви
      В отборных выраженьях.
ПОЛОНИЙ. Ах, в отборных!
      Могу себе представить. Продолжай.
ОФЕЛИЯ. А также – в доказательство признаний —
      Священные обеты приводил.
ПОЛОНИЙ. Так ловят птичек. Можешь мне поверить,
      Когда пылает кровь, то с языка
      Летят одни священные обеты.
      Костром такие искры не считай,
      Ни холодно, ни жарко от которых:
      Едва сверкнув, умрут они. В дальнейшем
      Скупей дари свиданьями его;
      Пусть у тебя валяется в ногах.
      Нет, верить принцу верь – но лишь в одном:
      Что юноша не девушка и может
      В любви зайти довольно далеко.
      Короче говоря, не доверяй
      Его обетам – хитрым торгашам,
      Которые комедию ломают,
      Намеренья нечистые скрывая
      Под маской честности и доброты,
      А сами надувают. И еще.
      С сегодняшнего дня ты не должна
      Своим досугом злоупотреблять,
      Болтая с принцем. Это мой приказ.
      Смотри же, я тебя предупредил.
ОФЕЛИЯ. Дочерний долг – отцу повиноваться.
 

(Уходят.)

iknigi.net

Читать книгу Гамлет. Король Лир (сборник) Уильяма Шекспира : онлайн чтение

Текущая страница: 5 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Сцена шестая

Там же. Другая комната в замке.

Входят Горацио и слуга.

Горацио

 
Кто хочет говорить со мной?
 

Слуга

 
Матросы.
У них к вам письма, говорят.
 

Горацио

 
Прошу. –
Ума не приложу, кто и откуда
Мне мог бы, кроме Гамлета, писать.
 

Входят матросы.

Первый матрос

 
Бог в помощь, сэр.
 

Горацио

 
Дай Бог тебе здоровья.
 

Первый матрос

Была б Его воля, а мы не откажемся. – Вот письмо для вас, сэр. Оно от посланника с корабля, шедшего в Англию, – если ваше имя Горацио, как мне сказали.

Горацио (читает)

«Горацио, по прочтении этого письма облегчи его подателям доступ к королю. У них есть письма к нему. Не были мы и двух дней в море, как за нами погнались морские разбойники. Уступая им в скорости, мы их атаковали с вынужденной отвагой. При абордаже я перескочил к ним на борт. В это время корабли расцепились, и я очутился у них единственным пленником. Они обошлись со мной подобно благоразумному разбойнику, хотя сами были морские. Однако они ведали, что творили. За это я должен буду сослужить им службу. Доставь королю приложенные письма и поспеши ко мне, как бежал бы от смерти. Я приведу тебя кое-чем в удивление, хотя это только часть того, что я мог бы тебе рассказать. Эти добряки доставят тебя к месту моего нахождения. Розенкранц и Гильденстерн продолжают путь в Англию. О них тоже расскажу тебе. Прощай. Твой, в чем ты, надеюсь, не сомневаешься, Гамлет».

 
Пойдем сдадим оставшиеся письма
И поспешим к тому, кто их послал.
 

Уходят.

Сцена седьмая

Там же. Другая комната в замке.

Входят король и Лаэрт.

Король

 
Теперь ваш долг принять меня в друзья
И в сердце подписать мне оправданье.
Вы видите, тот самый человек,
Который вас лишил отца, пытался
Убить меня.
 

Лаэрт

 
Я вижу. Отчего ж
Не нарядили следствия по делу
Такой великой важности, в обход
Понятьям безопасности и права?
 

Король

 
Причины две, на ваш, наверно, взгляд
Нестоящих, а для меня весомых.
Лишь им и дышит королева-мать.
А хорошо ли, плохо ль – ваше дело,
Но нас с женой водой не разольешь:
Мы с ней как две звезды в одной орбите.
Другое основанье, отчего
Не предал я суду его открыто, –
Привязанность к нему простых людей.
Его ошибки возведут в заслуги.
Народ – как соль чудесного ключа,
Который ветку обращает в камень.
Стихию эту лучше не дразнить,
А то поднявшийся ответный ветер
Вернет мне стрелы острием назад.
 

Лаэрт

 
Итак, забыть про смерть отца и ужас,
Нависший над сестрою? А меж тем –
Хоть дела не поправить похвалами –
Свет не видал еще таких сестер.
Нет, месть моя придет!
 

Король

 
Не беспокойтесь.
Вы думаете, я такой чурбан,
Что, собственной опасности не видя,
Дам ей играть своею бородой?
Потом поймете прочее. Отец ваш
Был другом мне, и я не враг себе,
И этого, я думаю, довольно…
 

Входит гонец с письмом.

 
Ну? Что еще там?
 

Гонец

 
Письма, государь.
От Гамлета. Вот вам, вот королеве.
 

Король

 
От Гамлета? Кто подал?
 

Гонец

 
Говорят,
Какие-то матросы. Я не видел.
Мне Клавдио их дал, а у него –
Из первых рук.
 

Король

 
Лаэрт, хотите слушать?
Я вам прочту. – Ступайте.
 

Гонец уходит.

(Читает.)

«Великий и могущественный, узнайте, что я голым высажен на берег вашего королевства. Завтра я буду просить разрешения предстать перед вашими королевскими очами, чтобы, заручившись вашим благоволеньем, изложить обстоятельства моего внезапного и странного возвращения.

Гамлет».

 
Что это значит? Все ли возвратились?
Иль это ложь и все идет на лад?
 

Лаэрт

 
Верна ли подпись?
 

Король

 
Точный почерк принца
Вот это «голым» и внизу: «Один»
В приписке. Что вы скажете на это?
 

Лаэрт

 
Не знаю сам. Но встретиться хочу.
Мне легче на душе от предвкушенья
Того, что я швырну ему в лицо.
 

Король

 
Но если так, за чем же дело стало?
Раз так, то все улажено, Лаэрт.
Я буду направлять вас.
 

Лаэрт

 
Направляйте.
Но только не старайтесь помирить.
 

Король

 
Какой там мир! Напротив. Он вернулся,
И вновь его так просто не ушлешь.
Поэтому я новое придумал.
Я так его заставлю рисковать,
Что он погибнет сам по доброй воле.
Его конец не поразит молвы,
И даже мать, не заподозрив козней,
Во всем увидит случай.
 

Лаэрт

 
Государь,
Вы можете воспользоваться мною
Для вашей цели.
 

Король

 
Все идет к тому.
В отлучку вашу вас не забывали.
При Гамлете, я слышал, как-то раз
Хвалили вас во многих отношеньях,
Но он вам позавидовал в одном,
Хоть это и не кажется мне главным.
 

Лаэрт

 
В чем именно?
 

Король

 
В последнем пустяке,
Не стоящем вниманья, вроде банта
На шляпе или модного плаща.
А впрочем, все мы в молодости франты.
Ну, слушайте. Два месяца назад
Здесь был нормандский дворянин. Я видел
Французов и сражался против них.
Им равных нет в езде верхом. Но этот
Был чародей. Он прирастал к седлу
И достигал с конем такой сноровки,
Как будто был до половины слит
С четвероногим. И во сне не снится,
Словами не сказать, что он творил!
Непостижимо!
 

Лаэрт

 
Это был нормандец?
 

Король

 
Нормандец.
 

Лаэрт

 
Так, порукой жизнь, – Ламонд!
 

Король

 
Он самый.
 

Лаэрт

 
Как не знать: алмаз известный,
Цвет всей страны.
 

Король

 
Он знает вас, сказал,
И с похвалой большою отзывался
О вашем фехтовальном мастерстве,
Особенно о бое на рапирах,
Где вам, как уверял он, равных нет.
Он говорил – их первые задиры
Теряют глаз, расчет и быстроту
При встрече с вами. Этот отзыв поднял
Такую зависть в Гамлете, что он
Лишь спал и видел, как бы вас дождаться
И упросить, чтоб вы побились с ним.
Вот и предлог.
 

Лаэрт

 
Предлог? Не понимаю.
Предлог к чему?
 

Король

 
Скажите мне, Лаэрт.
Вы чтите не шутя отцову память
Иль, как со скорби писанный портрет,
Вы лик без жизни?
 

Лаэрт

 
Странные вопросы!
 

Король

 
Кто отрицает в вас любовь к отцу?
Но всякую любовь рождает время,
И время же, как подтверждает жизнь,
Решает, искра это или пламя.
Хотите знать? Огонь самой любви
Приводит к угасанью от нагара,
И, если чувствам ходу не давать,
Они мельчают от переполненья.
Что хочется, то надо исполнять,
Пока не расхотелось: у хотенья
Не меньше дел и перемен на дню,
Чем рук и планов и голов на свете.
А после поздно плакать и вздыхать.
Однако, к делу. Возвратился Гамлет.
Лаэрт, скажите, чем, помимо слов,
Докажете вы связь с отцом на деле?
 

Лаэрт

 
Увижу в церкви – глотку перерву.
 

Король

 
Конечно, для убийцы нет святыни
И месть границ не знает. Но тогда,
Мой дорогой, сидите лучше дома.
Про ваш приезд узнает Гамлет сам,
На всех углах вас будут славословить
Вслед за французом. Вас сведут вдвоем,
За вас обоих выставят заклады.
Как человек беспечный и прямой
И чуждый ухищрений, он не станет
Рассматривать рапир, и вы легко,
Чуть изловчась, подмените тупую,
С предохраненьем, голой боевой
И за отца сквитаетесь.
 

Лаэрт

 
Отлично.
Кой-чем вдобавок смажу острие.
Я как-то мазь купил такого свойства,
Что, если смазать нож и невзначай
Порезать палец, каждый умирает,
И не спасти от смерти ни травой,
Ни лучшими припарками подлунной.
Я этим ядом вымажу клинок.
Его довольно будет оцарапать –
И он погиб.
 

Король

 
Обдумаем полней,
Какие могут ждать нас вероятья.
Допустим, план наш белой ниткой шит
И рухнет или выйдет весь наружу.
Как быть тогда? Нам надобно взамен
Иметь другое что-нибудь в запасе.
Постойте, я смекну. – Готово, есть.
Ага, мы ставим ценные заклады…
Так, так.
Когда вы разгоритесь от борьбы –
Для этого я б участил атаки, –
На случай, если б попросил он пить,
Поставлю кубок. Только он пригубит,
Ему конец, хотя б он уцелел
От смертоносной раны. – Что за крики?
 

Входит королева.

 
А, королева!
 

Королева

 
Несчастье за несчастием, Лаэрт!
Офелия, бедняжка, утонула.
 

Лаэрт

 
Как утонула? Где? Не может быть!
 

Королева

 
Над речкой ива свесила седую
Листву в поток. Сюда она пришла
Гирлянды плесть из лютика, крапивы,
Купав и цвета с красным хохолком,
Который пастухи зовут так грубо,
А девушки – ногтями мертвеца.
Ей травами увить хотелось иву,
Взялась за сук, а он и подломись,
И, как была, с копной цветных трофеев,
Она в поток обрушилась. Сперва
Ее держало платье, раздуваясь,
И, как русалку, поверху несло.
Она из старых песен что-то пела,
Как бы не ведая своей беды
Или как существо речной породы.
Но долго это длиться не могло,
И вымокшее платье потащило
Ее от песен старины на дно,
В муть смерти.
 

Лаэрт

 
Утонула!..
 

Королева

 
Утонула.
 

Лаэрт

 
Офелия, довольно вкруг тебя
Воды, чтоб доливать ее слезами.
Но как сдержать их? Несмотря на стыд,
Природа льет их. Ими вон исходит
Все бабье в нас. Прощайте, государь.
В душе пожар, а эта дурья слабость
Мне портит все.
 

Уходит.

Король

 
Гертруда, сколько сил
Потратил я, чтоб гнев его умерить!
Теперь, боюсь, он разгорится вновь.
Пойдем за ним.
 

Уходят.

Действие V
Сцена первая

Эльсинор. Кладбище.

Входят два могильщика с лопатами.

Первый могильщик

А правильно ли хоронить по-христиански, которая самовольно добивалась вечного блаженства?

Второй могильщик

Стало быть, правильно. Ты и копай ей живей могилу. Ее показывали следователю и постановили, чтобы по-христиански.

Первый могильщик

Статочное ли дело? Добро бы она утопилась в состоянии самозащиты.

Второй могильщик

Состояние и постановили.

Первый могильщик

Состояние надо доказать. Без него не закон. Скажем, я теперь утоплюсь с намереньем. Тогда это дело троякое. Одно – я его сделал, другое – привел в исполнение, третье – совершил. С намерением она, значит, и утопилась.

Второй могильщик

Ишь ты как, кум гробокопатель…

Первый могильщик

Нет, без смеху. Вот тебе, скажем, вода. Хорошо. Вот, скажем, человек. Хорошо. Вот, скажем, идет человек к воде и топится. Хочешь не хочешь, а он идет, вот в чем суть. Другой разговор – вода. Ежели найдет на него вода и потопит, он своей беде не ответчик. Стало быть, кто в своей смерти неповинен, тот своей жизни не губил.

Второй могильщик

Это по какой же статье?

Первый могильщик

О сысках и следствиях.

Второй могильщик

Хочешь знать правду? Не будь она дворянкой, не видать бы ей христианского погребения.

Первый могильщик

Верное твое слово. То-то и обидно. Чистая публика топись и вешайся, сколько душе угодно, а наш брат прочий верующий и не помышляй. Ну да ладно. Пора за лопату. А насчет дворян – нет стариннее, чем садовники, землекопы и могильщики. Их звание – от самого Адама.

Второй могильщик

Разве он был дворянин?

Первый могильщик

Он первый носил ручное оружие.

Второй могильщик

Полно молоть, ничего он не носил.

Первый могильщик

Да ты язычник, что ли? Как ты понимаешь Священное Писание? В Писании сказано: «Адам копал землю». Что ж, он копал ее голыми руками? Ну вот тебе еще вопрос. Только ты отвечай впопад, а то смотри…

Второй могильщик

Валяй, спрашивай.

Первый могильщик

Кто строит крепче каменщика, корабельного мастера и плотника?

Второй могильщик

Строитель виселиц. Виселица переживает всех попавших на нее.

Первый могильщик

Ей-богу, умница! Виселица – это хорошо. Но только смотря для кого. Хорошо для того, чье дело плохо. Ты сказал плохо, будто виселица крепче церкви. Вот виселица для тебя и хороша. Давай сначала, только теперь спрашивай ты.

Второй могильщик

Кто строит крепче каменщика, корабельного мастера и плотника?

Первый могильщик

Вот и говори кто и отвяжись.

Второй могильщик

А вот и скажу!

Первый могильщик

Ну?

Второй могильщик

Не могу знать кто.

Входят Гамлет и Горацио и останавливаются в отдалении.

Первый могильщик

Не надсаживай себе этим мозгов. Сколько осла ни погоняй, он шибче не пойдет. В следующий раз спросят тебя эту же вещь – отвечай: могильщик. Его дома простоят до второго пришествия. Ну да ладно. Сбегай, брат, к Иогену и принеси-ка мне шкалик.

Второй могильщик уходит.

(Копает и поет.)

 
Не чаял в молодые дни
Я в девушках души
И думал, только тем они
Одним и хороши.
 

Гамлет

Неужели он не сознает рода своей работы, что поет за рытьем могилы?

Горацио

Привычка ее упростила.

Гамлет

Это естественно. Рука чувствительна, пока не натрудишь.

Первый могильщик (поет)

 
Но тихо старость подошла.
И за руку взяла,
И все умчалось без следа
Неведомо куда.
 

(Выбрасывает череп.)

Гамлет

В этом черепе был когда-то язык, его обладатель умел петь. А этот негодяй шмякнул его обземь, точно это челюсть Каина, который совершил первое убийство. Возможно, голова, которою теперь распоряжается этот осел, принадлежала какому-нибудь политику, который собирался перехитрить самого Господа Бога. Не правда ли?

Горацио

Возможно, милорд.

Гамлет

Или какому-нибудь придворному. Он говаривал: «С добрым утром, светлейший государь. Как изволите здравствовать?» Его звали князь такой-то и такой-то, и он нахваливал князю такому-то его лошадь в надежде напроситься на подарок. Не правда ли?

Горацио

Правда, принц.

Гамлет

Да, вот именно. А теперь он угодил к Курносой, сам без челюстей, и церковный сторож бьет его по скулам лопатой. Поразительное превращение, если бы только можно было подсмотреть его тайну! Стоило ли давать этим костям воспитание, чтобы потом играть ими в бабки? Мои начинают ныть при мысли об этом.

Первый могильщик (поет)

 
Бери лопату и кирку
И новый саван шей,
И рой могилу старику
На водворенье в ней.
 

(Выбрасывает другой череп.)

Гамлет

Вот еще один. Вообразим, что это череп законника. Где теперь его ключики и извороты, его уловки и умствования, его казуистика? Отчего терпит он удары этого грубияна и не привлекает его к ответственности за оскорбление действием? Гм! В свое время это мог быть крупный скупщик земель, погрязший в разных закладных, долговых обязательствах, судебных протоколах и актах о взыскании. В том ли взыскание по взысканию со всех его земельных оборотов, что голова его вся набита землею? Неужели все его поручительства, простые и двусторонние, обеспечили ему только надел величиной в одну купчую крепость на двух листах бумаги? Одни его передаточные записи едва ли улеглись бы на таком пространстве. А разве сам владелец не вправе разлечься попросторней?

Горацио

Нет, ни на одну пядь, милорд.

Гамлет

Кажется, ведь пергамент выделывают из бараньей кожи?

Горацио

Да, принц, а также из телячьей.

Гамлет

Ну, так бараны и телята – те, кто верит в прочность пергамента. Я поговорю с этим малым. – Чья это могила, как тебя там?

Первый могильщик

 
Моя, сэр.
 

(Поет.)

 
И рой могилу старику
На водворенье в ней.
 

Гамлет

Верю, что твоя, потому что ты лжешь из могилы.

Первый могильщик

А вы – не из могилы. Стало быть, она не ваша. А я – в ней и, стало быть, не лгу.

Гамлет

Для какого мужа праведна ты ее роешь?

Первый могильщик

Ни для какого.

Гамлет

Тогда для какой женщины?

Первый могильщик

Тоже ни для какой.

Гамлет

Для кого же она предназначена?

Первый могильщик

Для особы, которая, сэр, была женщиной, ныне же, царствие ей небесное, преставилась.

Гамлет

До чего досконален, бездельник! С этим народом надо держать ухо востро, а то пропадешь от двусмысленностей. Клянусь Богом, Горацио, за последние три года я заметил: время так подвинулось вперед, что мужики стали наступать дворянам на пятки. – Давно ли ты могильщиком?

Первый могильщик

Изо всех дней в году – с того самого, как покойный король наш Гамлет одолел Фортинбраса.

Гамлет

А когда это было?

Первый могильщик

Аль не знаете? Это всякий дурак знает. Это было как раз в тот день, когда родился молодой Гамлет, тот самый, что сошел теперь с ума и послан в Англию.

Гамлет

Вот те на! Зачем же его послали в Англию?

Первый могильщик

Как это зачем? За умом и послали. Пускай поправит мозги. А не поправит, так там и это не беда.

Гамлет

То есть как это?

Первый могильщик

А так, что никто не заметит. Там все такие сумасшедшие.

Гамлет

Каким образом он помешался?

Первый могильщик

Говорят, весьма странным.

Гамлет

Каким же именно?

Первый могильщик

А таким, что взял и потерял рассудок.

Гамлет

Да, но на какой почве?

Первый могильщик

Да все на той же, на нашей, датской. Я здесь тридцать лет на кладбище, с малолетства.

Гамлет

Много ли пролежит человек в земле, пока не сгниет?

Первый могильщик

Да как вам сказать… Если он не протухнет заживо – сейчас пошел такой покойник, что едва дотягивает до похорон, – то лет восемь-девять продержится. Кожевник, этот все девять с верностью.

Гамлет

Отчего же этот дольше других?

Первый могильщик

А видите, сударь, шкура-то у него так выдублена промыслом, что долго устоит против воды. А вода, будь вам ведомо, самый первый враг вашему брату покойнику, как помрете. Вот, например, еще череп. Этот череп пролежал в земле двадцать три года.

Гамлет

Чей он?

Первый могильщик

Одного шалопая окаянного, лучше не говорить. Чей бы, вы думали?

Гамлет

Не знаю.

Первый могильщик

Чтоб ему пусто было, чумовому сорванцу! Бутылку рейнского вылил мне раз на голову, что вы скажете! Этот череп, сэр, это череп Йорика, королевского скомороха.

Гамлет

Этот?

Первый могильщик

Этот самый.

Гамлет

Дай взгляну. (Берет череп в руки.) Бедняга Йорик! – Я знал его, Горацио. Это был человек бесконечного остроумия, неистощимый на выдумки. Он тысячу раз таскал меня на спине. А теперь это само отвращение и тошнотой подступает к горлу. Здесь должны были двигаться губы, которые я целовал не знаю сколько раз. – Где теперь твои каламбуры, твои смешные выходки, твои куплеты? Где заразительное веселье, охватывавшее всех за столом? Ничего в запасе, чтоб позубоскалить над собственной беззубостью? Полное расслабление? Ну-ка, ступай в будуар великосветской женщины и скажи ей, какою она сделается когда-нибудь, несмотря на румяна в дюйм толщиною. Попробуй рассмешить ее этим предсказанием. – Скажи мне одну вещь, Горацио.

Горацио

Что именно, принц?

Гамлет

Как ты думаешь: Александр Македонский представлял в земле такое же зрелище?

Горацио

Да, в точности.

Гамлет

И так же вонял? Фу! (Кладет череп наземь.)

Горацио

Да, в точности, милорд.

Гамлет

До какого убожества можно опуститься, Горацио! Что мешает вообразить судьбу Александрова праха шаг за шагом, вплоть до последнего, когда он идет на затычку пивной бочки?

Горацио

Это значило бы смотреть на вещи слишком близоруко.

Гамлет

Ничуть не бывало. Напротив, это значило бы послушно следовать за их развитием, подчиняясь вероятности. Примерно так: Александр умер, Александра похоронили, Александр стал прахом, прах – земля, из земли добывают глину. Почему глине, в которую он обратился, не оказаться в обмазке пивной бочки?

 
Истлевшим Цезарем от стужи
Заделывают дом снаружи.
Пред кем весь мир лежал в пыли,
Торчит затычкою в щели.
 

Но тише! Станем дальше! Вон король.

Входит шествие со священником во главе, за которым несут тело Офелии. Лаэрт, провожатые, король, королева и их свита.

 
Вон королева. Двор. Кого хоронят?
Как искажен порядок! Это знак,
Что мы на проводах самоубийцы.
Но нас увидят. Станем в стороне
И поглядим.
 

(Отходит с Горацио в сторону.)

Лаэрт

 
Что вы еще добавите из службы?
 

Гамлет

 
Вот благородный юноша Лаэрт.
 

Лаэрт

 
Что вы еще намерены добавить?
 

Священник

 
В предписанных границах свой устав
Мы уж и так расширили. Кончина
Ее темна, и, не вмешайся власть,
Лежать бы ей в неосвященном месте
До гласа трубного. Взамен молитв
Ее сопровождал бы град каменьев.
А ей на гроб возложены венки
И проводили с колокольным звоном
До изгороди.
 

Лаэрт

 
Значит, это все,
Что в вашей власти?
 

Священник

 
Да, мы отслужили.
Мы осквернили бы святой обряд,
Когда б над нею реквием пропели,
Как над другими.
 

Лаэрт

 
Опускайте гроб!
Пусть из ее неоскверненной плоти
Взрастут фиалки! – Помни, грубый поп:
Сестра на небе ангелом зареет,
Когда ты в корчах взвоешь.
 

Гамлет

 
То есть как:
Офелия?!
 

Королева (разбрасывая цветы)

 
Нежнейшее – нежнейшей.
Спи с миром! Я тебя мечтала в дом
Ввести женою Гамлета. Мечтала
Покрыть цветами брачную постель,
А не могилу.
 

Лаэрт

 
Трижды тридцать казней
Свались втройне на голову того,
От чьих злодейств твой острый ум затмился!..
Не надо. Погодите засыпать.
Еще раз заключу ее в объятья.
 

(Прыгает в могилу.)

 
Заваливайте мертвую с живым!
На ровном месте взгромоздите гору,
Которая превысит Пелион
И голубой Олимп.
 

Гамлет (выступая вперед)

 
Кто тут, горюя,
Кричит на целый мир, так что над ним
Участливо толпятся в небе звезды,
Как нищий сброд? К его услугам я,
Принц Гамлет Датский.
 

(Прыгает в могилу.)

Лаэрт

 
Чтоб тебя, нечистый!
 

(Борется с ним.)

Гамлет

 
Учись молиться! Горла не дави.
Я не горяч, но я предупреждаю:
Отчаянное что-то есть во мне.
Ты, право, пожалеешь. Руки с горла!
 

Король

 
Разнять их!
 

Королева

 
Гамлет, Гамлет!
 

Все

 
Господа!
 

Горацио

 
Спокойней, принц!
 

Их разнимают, и они выходят из могилы.

Гамлет

 
Во имя этой тени
Я соглашаюсь драться до конца
И не уймусь, пока мигают веки.
 

Королева

 
Во имя тени, сын мой?
 

Гамлет

 
Я любил
Офелию, и сорок тысяч братьев
И вся любовь их – не чета моей.
Скажи, на что ты в честь ее способен?
 

Король

 
Он вне себя.
 

Королева

 
Не трогайте его.
 

Гамлет

 
Я знать хочу, на что бы ты решился?
Рыдал? Рвал платье? Дрался? Голодал?
Пил уксус? Крокодилов ел? Все это
Могу и я. Ты слезы лить пришел?
В могилу прыгать, мне на посмеянье?
Живьем зарытым быть? Могу и я.
Ты врал про горы? Миллионы акров
Нам на курган, чтоб солнце верх сожгло
И в бородавку превратилась Осса!
Ты думал глоткой взять! Могу и я.
 

Королева

 
Не обращайте на него вниманья.
Когда пройдет припадок, он опять
Придет в себя и станет тих, как голубь.
 

Гамлет

 
Лаэрт, откуда эта неприязнь?
Мне кажется, когда-то мы дружили.
А впрочем, что ж, на свете нет чудес:
Как волка ни корми, он смотрит в лес.
 

Уходит.

Король

 
Побудьте с ним, пожалуйста, Гораций.
 

Горацио уходит.

(Лаэрту.)

 
Припомните вчерашний разговор
И потерпите. Все идет к развязке.
Гертруда, пусть за принцем последят.
За смерть ее нам жизнию заплатят.
Терпеть еще недолго. А потом
Зато без омраченья отдохнем.
 

Уходят.

iknigi.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о