Русь и крестоносцы – Крестоносцы против православных. Об особенностях контактов Древней Руси и Европы — История — Статьи — Статьи

Почему крестоносцы угрожали Руси / Научный хит

Опасным врагом стал Тевтонский орден для всей Восточной Европы. Быстрое покорение Прибалтики дало немецкому рыцарству великолепный плацдарм для дальнейшей экспансии на Восток: порабощение разрозненных племен ливов, эстов, пруссов и многих других позволяло католической церкви распространить свое влияние и на земли Руси, богатства которой всегда манили алчное европейское духовенство.

Основание Ордена

Третий крестовый поход 1190 года можно считать датой основания и Тевтонского ордена: у сирийской крепости Акра капеллан Конрад и каноник Вурхард учредили госпиталь, которому суждено было превратиться в одно из самых сильных рыцарских организаций мира. Девять лет спустя Папа Римский Иннокентий III выпустил буллу, согласно которой общество становилось автономией, получившей собственный устав. Главными задачами Ordo domus Sanctae Mariae Teutonicorum in Jerusalem («Ордена дома Святой Марии Тевтонской в Иерусалиме») являлись не только защита немецких рыцарей, но и активная борьба с врагами католической церкви.

Восточно-европейское расселение

Тевтонцы пришли в Восточную Европу для борьбы с половцами. Их пригласил король Венгрии Андраш II, предложив рыцарям ордена разместиться на юго-восточной границе Трансильвании. Спустя несколько лет здесь появится своя автономная область, укрепленная пятью замками: Мариенбург, Шварценбург, Розенау, Кройцбург и Кронштадт станут для ордена отличным плацдармом для дальнейшей экспансии.

Casus belli

Можно сказать, что формальную причину выдвинуться Тевтонскому ордену на территорию Пруссии, а затем и предпринять первую атаку на Русь, дала русская жена польского князя Конрада Мазовецкого. Земли князя были захвачены прусскими язычниками и поддавшись уговорам жены он решился пригласить рыцарей на помощь. Как водится, лекарство оказалось хуже болезни: прекрасно вооруженные рыцари с легкостью покоряли разрозненные прусские племена и в скором времени подчинили себе всю Пруссию.


Колонизация

К концу века XIII Тевтонский орден представлял собой настоящее государство. Захватив земли Пруссии, Ливонии и Восточное Поморье, рыцари принялись раздаривать земли немецкому крестьянству. Колонизация проходила очень быстро — и Орден, с благословления Папы Римского, продолжил экспансивное вторжение на Восток.

Столкновение с русскими княжествами

Основное внимание капитула Ордена было обращено на русские княжества. Требовалось лишь выждать нужное время для первых походов. В конце 1240 года епископ Герман Дерптский справедливо решил, что моногольское нашествие значительно ослабило русских князей. Собрав ударный отряд из рыцарей Тевтонского ордена, епископ захватил Изборск, а затем и Псков. Затем уже на земле Новгородского княжества рыцари Ордена отстроили крепость в Копорье — все условия для полного покорения русских княжеств были созданы.

Крах всех надежд

Решительный отпор Александра Невского поставил на планах ордена крест. Потерпев сокрушительное поражение близ Чудского озера епископ Дерптский получил папскую буллу и был вынужден заключить мир на очень неприятных условиях. Крестоносцы отказались от всех захваченных прежде земель и поклялись впредь не возвращаться на Русь.

Орден Третьего Рейха

Возрождение Тевтонского ордена произошло уже в нацистской Германии. Организация Гиммлера объединила под своими знаменами немецкую военную элиту. Само собой, доктрина оригинального Ордена «Натиск на Восток» (Drang nach Osten) была принята фюрером всем сердцем. Однако, и новым «крестоносцам» захватить землю русскую было не суждено.

sci-hit.com

Борьба с крестоносцами. Русь и монголы. XIII в.

Борьба с крестоносцами

Почти одновременно с монгольским нашествием враги начали наступление на Русь с запада. Шведы, немцы, датчане двинулись на русские земли. И только мужество жителей русских городов и полководческое мастерство князя Александра Невского сорвали захватнические планы рыцарей-крестоносцев.

ЛИВО?НИЯ (лат. Livonia), Лифляндия (с 17 в.; нем. Livland) – область расселения ливов в низовьях рр. Даугава и Гауя в 12 – нач. 13 вв. В 13–16 вв. Ливония включала в свой состав территорию современных Латвии и Эстонии. После завоевания Прибалтики немецкими и датскими рыцарями-крестоносцами на территории Ливонии образовалось несколько феодальных государств, заключивших между собой конфедеративные соглашения: Ливонский орден, Рижское архиепископство, Курляндское, Дерптское и Эзель-Вик-ское епископства. После разгрома Ливонского ордена русскими войсками в Ливонской войне 1558–1583 гг. эти территории были включены в состав Речи Посполитой и Швеции, неоднократно воевавшими из-за них в кон. 16 и 17 вв. В. В.

ТЕВТО?НСКИЙ О?РДЕН, Немецкий орден (нем. Deutscher Orden) – духовно-рыцарский орден, созданный во время Крестовых походов в 1198 г.

В 1211 г. орден получил от венгерского короля Андрея II в качестве лена земли в Семиградье. По просьбе герцога Конрада Мазовецкого в Прибалтике было образовано специальное комтурство ордена для борьбы с пруссами. Основная часть прусских племен была истреблена рыцарями. В 1237 г. Тевтонский орден объединился с орденом меченосцев. Образовавшийся Ливонский орден вел постоянные войны за господство в Прибалтике. Попытки захватить псковские и новгородские земли были пресечены новгородским князем Александром Невским, разгромившим рыцарей в Ледовом побоище в 1242 г. Постоянные военные походы против Великого княжества Литовского орден предпринимал до 1410 г., когда объединенные силы великого князя литовского Витовта и польского короля Ягелло нанесли ему сокрушительное поражение в Грюнвальдской битве. Одно время орденское государство было вассалом польского короля. В 1525 г. магистр ордена Альбрехт ввел Реформацию и преобразовал орден в светское герцогство. В 1618 г. территория ордена отошла к Бранденбургскому курфюршеству и герцогству Пруссия, образовавшим Бранденбургско-Прусское государство (с 1701 г. – королевство Пруссия). Н. Л.

АЛЕКСА?НДР ЯРОСЛА?ВИЧ НЕ?ВСКИЙ (1220–14.11.1263) – князь новгородский с 1236 г., великий князь владимирский с 1252 г., православный святой.

Сын великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича. В 1228 г. Александр был направлен отцом в Новгород, но не смог там удержаться и бежал. В 1236 г. вернулся в Новгород. Заключив в 1239 г. брак с дочерью полоцкого князя Брячислава, он укрепил свое положение на Северо-Западе Руси.

Александру Ярославичу принадлежит большая заслуга в отражении агрессии Швеции и Ливонского ордена на земли Северо-Западной Руси, развернувшейся одновременно с татаро-монгольским нашествием. В 1240 г. он одержал победу в битве на р. Нева над шведским отрядом, вторгшимся в русские земли. За эту победу Александр Ярославич удостоился прозвища Невский. Однако новгородское боярство встревожил быстрый рост популярности двадцатилетнего князя, и Александр Ярославич был удален из города.

Но не прошло и двух лет, как над Новгородом нависла новая угроза – со стороны Ливонского ордена. Новгородцы были вынуждены вновь пригласить Александра Ярославича на княжение. В 1241 г. он вернул захваченное рыцарями Копорье, а вскоре внезапной атакой взял Псков, жители которого незадолго до этого сдали город рыцарям ордена.

5 апреля 1242 г. в решающем сражении на льду Чудского озера, получившем название Ледового побоища, объединенное новгородское и владимиро-суздальскую войско под началом

Александра Невского разгромило ливонских рыцарей.

Вскоре после этого Александр Ярославич отразил набег литовского войска и нанес ему поражение у Торопца и д. Жижица.

В отношениях с Золотой Ордой Александр Невский проявил себя тонким дипломатом. Во время первой поездки в Орду и Каракорум в 1249–1250 гг. ему удалось установить хорошие отношения с ханом Батыем и его сыном Сартаком. С последним, согласно легенде, он даже побратался. Александр Ярославич получил ярлык на княжение в разоренном дотла Киеве. Вернувшись на Русь, он установил тесные отношения с митрополитом Кириллом. Кирилл поддержал линию Александра Ярославича на налаживание мирных отношений с ханом и консолидацию русских князей.

В 1252 г., когда Александр Невский в очередной раз находился в Орде, его младший брат Андрей Ярославич, заручившись поддержкой третьего брата Ярослава Ярославича, поднял мятеж против власти татар. Батый направил на Русь карательную рать царевича Неврюя, и князья после сокрушительного поражения под Переяславлем вынуждены были бежать «за море». Александр вернулся в разоренные земли, получив ярлык на великое княжение владимирское. Вместо себя князь направил в Новгород своего сына Василия, но в 1255 г. новгородцы изгнали его. Александру пришлось вмешаться, заключить с Новгородом новый договор и организовать поход в Финляндию. Но через год произошел более острый конфликт с золотоордынским ханом. Из Орды на Русь были направлены чиновники для пересчета всего населения с целью обложения ордынским «выходом». Новгородцы решительно воспротивились этому, причем сын Александра Невского Василий выступил на их стороне. Дело шло к новой карательной экспедиции на Русь. Александр Ярославич лично пришел в Новгород и заставил его жителей покориться. Своего непокорного сына он свел с новгородского стола, а его дружинников и организаторов мятежа казнил. Отношения с Новгородом серьезно осложнились, но сила и авторитет Александра Ярославича позволили удержать город в повиновении.

В 1262 г., когда во многих городах Северо-Восточной Руси началось восстание против ордынских «численников», Александр Ярославич отправился в последнюю поездку в Орду, «чтобы отмолить людей от беды» и, в частности, договориться об отмене решения о наборе на Руси войск для участия в войне ордынцев на Кавказе. Переговоры прошли успешно, но по дороге на Русь Александр скончался; некоторые исследователи высказывают предположение, что он был отравлен в Орде.

Имя Александра Ярославича Невского пользовалось огромной популярностью на Руси. В 1547 г. он был канонизирован. Князю посвящен один из самых ярких памятников русской литературы 13 в. – «Житие Александра Невского», составленное его сподвижником митрополитом Кириллом.

День памяти: 23 ноября (6 декабря). К. К.

ГАВРИ?ЛА ОЛЕ?КСИЧ (13 в.) – боярин, дружинник Александра Невского.

Согласно родовому преданию, Гаврила Олексич был потомком Ратши, который «из немец пришел». Следов Ратши и его детей в источниках отыскать не удалось. Гаврила Олексич отличился в ходе Невской битвы 1240 г. со шведами. По свидетельству летописца, «он напал на шнек, и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем; преследуемые им схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по Божией милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска». От Гаврилы Олексича пошло много знатных родов, своим предком его считал А. С. Пушкин. К. К.

СТЕПА?Н ТВЕРДИСЛА?ВИЧ (?– 16.08.1243) – боярин, новгородский посадник в 1230–1243 гг.

Сын посадника Твердислава Михалковича. В 20-е гг. 13 в. приобрел известность как сторонник союза с владимиро-суздальскими князьями для отражения агрессии со стороны западных соседей – литовцев, шведов и немецких рыцарей.

В 1230 г. Степан Твердиславич выступил против посадника Внезда Водовика, опиравшегося на черниговского князя Михаила Всеволодовича. 9 декабря 1230 г., в отсутствие Внезда Водовика, Степан Твердиславич был избран посадником. На княжение был призван Ярослав Всеволодович; в 1236 г. новгородским князем стал его сын 16-летний Александр Ярославич (будущий Александр Невский).

Степан Твердиславич проявил себя сильным, властным правителем. Власть посадника не поколебал даже голодный мор 1231 г.

Степан Твердиславич оказал поддержку князю Александру Ярославичу в его действиях против шведов и ливонских рыцарей, сумев сплотить новгородское боярство и все новгородские сословия перед лицом завоевателей.

Степан Твердиславич был похоронен в Софийском соборе. Вс. В.

ДОВМО?НТ (в крещении – Тимофей) (?–20.05.1299) – князь псковский с 1266 г., православный святой.

Родственник великого князя литовского Миндовга. В 1263 г. Довмонт убил Миндовга, после чего был вынужден бежать из Литвы. В 1266 г. он пришел в Псков, принял крещение и стал псковским князем. Довмонт прославился как блестящий полководец, неоднократно спасавший город и всю Северо-Западную Русь от набегов крестоносцев и Литвы. В 1266 г. на Двине он разбил превосходящие силы литовского князя Герденя и убил его, потеряв в своем войске всего одного человека.

В 1268 г. псковский князь командовал русской ратью в сражении с немецкими рыцарями под Раковором.

В 1269, 1273 и 1299 гг. он отражал нападения рыцарей на Псков. В ходе последнего сражения врагу удалось ворваться в город, но Довмонт, используя дома и тесные улицы, организовал оборону и разгромил крестоносцев. Через несколько недель он умер от мора. Князя хоронил весь город.

Память о Довмонте по сей день сохраняется в Пскове: часть города до сих пор называется псковичами «Довмонтовым городом». Местное почитание князя как святого началось в Пскове в 14 в., в 1374 г. была создана первая церковь в его имя. День памяти – 20 мая (2 июня). К. К.

НЕ?ВСКАЯ БИ?ТВА – сражение русских войск под командованием новгородского князя Александра Ярославича со шведским отрядом 15 июля 1240 г.

Русь, ослабленная монголо-татарским нашествием, казалась северным соседям легкой добычей. В 1240 г. к русским берегам двинулось шведское войско. В устье р. Ижоры, при впадении ее в Неву, высадился неприятельский десант. Об этом новгородскому князю Александру Ярославичу сообщил ижорский старейшина Пелгусий. Одновременно предводитель шведского отряда отправил Александру послание, в котором заявлял: «Если можешь противиться мне, королю, то вот я уже здесь и пленю землю твою». Александр Ярославич не стал дожидаться сбора всего войска и помощи отца. С малой дружиной он выступил навстречу врагу.

На рассвете 15 июля 1240 г. Александр Ярославич подошел к шведскому стану и с ходу напал на него. Княжеская конница ударила по центру шведов. Сам Александр и его воины проявили смелость и решительность. Новгородец Миша с отрядом разбил три корабля захватчиков. Гаврила Олексич, которого А. С. Пушкин считал своим предком, ворвался на коне на шведский корабль. Савва, врубаясь в шведские ряды, добрался до шатра их предводителя и подрубил его.

По свидетельству летописца, шведы потеряли множество воинов, однако большинство из них пало на противоположном берегу Ижоры, где полку Александрову «было непроходно». Как считают некоторые историки, их перебили местные племена. На следующее утро, похоронив убитых (летописцы упоминают две ямы, заполненные телами павших, и два корабля со знатными шведами, погибшими в битве), неприятель покинул ижорский берег.

За эту победу князь Александр Ярославич получил прозвание Невский. С. П.

ЛЕДО?ВОЕ ПОБО?ИЩЕ – сражение на льду Чудского озера 5 апреля 1242 г. между объединенным новгородским и владимиро-суздальским войском под началом новгородского князя Александра Невского и немецкими рыцарями Ливонского ордена.

В годы монголо-татарского нашествия рыцари Ливонского ордена, который захватил земли в Восточной Прибалтике, попытались подчинить своему влиянию северо-западные земли Руси. Вторжения рыцарей Ливонского ордена в русские земли, главной целью которых было распространение католичества на Руси, рассматривались в Западной Европе как Крестовые походы.

В 1240 г. немецкие рыцари захватили русский

г. Изборск. Жители Пскова добровольно признали власть Ливонского ордена. Стал готовиться к отпору Новгород. Но в городе в это время не было князя – Александр Ярославич, рассорившись с новгородцами, уехал в свое родовое гнездо —

г. Переяславль-Залесский. Смирив гордость, новгородцы просили князя вернуться. Александр поспешил в Новгород и уже в 1241 г. штурмом взял опорную базу немецких рыцарей, крепость Копорье, затем, собрав объединенное войско из новгородских и владимиро-суздальских полков, освободил Псков. После этого Александр Ярославич вторгся в земли ордена, но был вынужден отступить.

5 апреля 1242 г. рыцарское войско и полки Александра Невского встали друг против друга у Вороньего камня на льду Чудского озера.

Александр Невский умело построил свои боевые порядки: в центре, не очень мощном, – пехота, на флангах – главные, самые крепкие полки. Рыцари выстроились клином; на Руси этот воинский строй называли «свиньей». Как и ожидал Александр, ливонцы ударили в центр русского войска и смяли его – «пробились свиньей сквозь полк». Но тут русские войска ударили с флангов. Перешел в атаку и центральный полк. Рыцарей окружили, началось их избиение. Под тяжеловооруженными рыцарями треснул лед, и многие из них утонули в ледяной воде. Сотни ливонцев были убиты, взяты в плен, остальные едва спаслись бегством. Полки Александра Невского гнали захватчиков семь верст. Пленных, привязанных за конские хвосты, провели по улицам Новгорода. С. П.

ОРУ?ЖИЕ. В 13–14 вв., после тяжелых поражений русских ратей от монголо-татарских войск, произошли значительные изменения в разных видах вооружения. Усилились средства индивидуальной защиты воинов. Со 2-й пол. 13 в. на Руси появляются пластинчатые и чешуйчатые доспехи. Видоизменяется и кольчуга. С 14 в. известно использование байданы – кольчуги из крупных плоских колец, надежно защищавшей ратника. Но гораздо более популярными доспехами в этот период становятся бахтерец и юшман, в которых сочеталось использование кольчужной защиты с панцирной. Пластины крепились в наиболее уязвимых местах, у бахтерца они прикрывали спину и грудь, у юшмана – спину, грудь и бока. Разновидностью бахтерца, но без рукавов, был колонтарь. В 16–17 вв. появляется дополнительное защитное вооружение – зерцало, надевавшееся поверх кольчуги и состоявшее из четырех крупных стальных пластин, прикрывавших спину, грудь и бока воина. Пластины соединялись ремнями и кольцами.

Среди малоимущих ратников вплоть до 17 в. были распространены неметаллические доспехи – тегиляи, которые изготавливали в виде стеганых на вате или пеньке кафтанов, а в подкладку зашивали фрагменты кольчуг и панцирей.

Изменение защитного вооружения вызвало изменение и средств поражения. Мечи стали изготовляться сужающимися к острию и предназначались в основном не для рубящего, а для колющего удара. На смену булавам пришли шестоперы, пластины которых могли разрушить ременную основу доспеха и тяжело ранить противника. На южных рубежах страны все шире применялся не меч, а сабля татарского типа. Более широко использовались самострелы, заметно усовершенствованные по сравнению с первыми самострелами, появившимися в русских землях еще в 12 в. В 1-й пол. 17 в. копье заменяется пикой, снабженной узким граненым наконечником.

У поляков был заимствован бердыш – разновидность большой секиры, снабженный длинным, до 80 см, лезвием. Наряду с пищалью и саблей бердыш стал непременным атрибутом вооружения московских стрельцов, использовавших его не только для прямого поражения противника, но и как подставку для тяжелого фитильного ружья.

Решительный переворот в военном деле произвело появление на Руси в кон. 14 – нач. 15 вв. ствольного огнестрельного оружия. Определенную роль в улучшении качества русских артиллерийских орудий сыграли итальянские и немецкие мастера, работавшие в кон. 15 – нач. 16 вв. в Московской Пушечной избе. Строитель Успенского собора в Кремле архитектор Аристотель Фиораванти прославился и своим искусством лить пушки и стрелять из них. В походе 1485 г. на Тверь старый мастер состоял при полковом «наряде».

В документах той эпохи упоминаются и другие мастера пушечного дела: Павлин Дебосис, еще в 1488 г. отливший в Москве первое орудие большого калибра; Петр, приехавший на Русь в 1494 г. вместе с архитектором Алевизом Фрязином; Иоганн Иордан, командовавший рязанской артиллерией во время татарского вторжения 1521 г. Вместе с иностранцами работали и русские мастера Богдан Пятой, Игнатий, Семен Дубинин, Степан Петров. Из них наиболее известен Андрей Чохов, отливший несколько десятков пушек и мортир, многие из которых («Царь-пушка» и др.) стали шедеврами литейного дела.

Наличие собственных квалифицированных мастеров, способных изготовлять орудия разных типов и калибров, а также действия ряда пограничных государств, стремившихся ограничить проникновение в Русское государство европейской военной технологии, заставили московское правительство рассчитывать на свои силы в создании новых образцов артиллерийского вооружения. Это не значит, что в случае необходимости русские власти отказывались от использования новоизобретенных в Европе артиллерийских систем. В годы, предшествовавшие Смоленской войне 1632–1634 гг., в Москве работали шведские мастера, присланные королем Густавом II Адольфом для организации производства легких полевых орудий – оружия, благодаря которому шведы одержали множество своих громких побед. К сер. 17 в. количество отливаемых в России пушек позволило начать экспорт некоторых артиллерийских систем: в 1646 г. в Голландию было вывезено 600 русских орудий.

Сами пушки в России получили разные названия, в зависимости от предназначения: тюфяки – небольшие, стреляющие каменным и металлическим дробом; можжиры (мортиры), верховые пушки, длинноствольные пушки-пищали и др.

На Руси появились и первые образцы ручного огнестрельного оружия – «ручницы», древнейшие сохранившиеся образцы которых датируются самым началом 15 в. Короткоствольные и крупнокалиберные «ручницы», так же как конструктивно схожие с ними «самопалы» и «недомерки», быстро совершенствовались. В кон. 15 в. появилось первое фитильное ружье, имевшее специальную боковую полку и приклад. В дальнейшем на вооружении русского войска появились пистолеты, кавалерийские карабины, мушкеты, а в самом начале 18 в. кремневые фузеи. В. В.

КОПО?РЬЕ – древнерусский город на берегу р. Копорка в Новгородской земле (ныне село в Ленинградской обл.).

Впервые упомянут под 1240 г. в связи со строительством немецкими рыцарями в Копорском погосте крепости; в 1241 г. крепость разрушена новгородским войском князя Александра Ярославича Невского.

В 1280 г. новгородцы построили в Копорье каменную крепость, которая два года спустя также была разрушена. В 1297 г. на месте разрушенной была сооружена новая крепость. В 14 в. попытки овладеть Копорьем предпринимали шведские и немецкие войска. В кон. 15 – нач. 16 вв. крепость значительно перестроена, укреплены стены, толщина которых составила около 5 м, сооружено несколько башен. Крепость служила важным оборонительным форпостом на северо-западных границах Русского государства.

В кон. 15 – нач. 16 вв. Копорье дважды захватывалось шведами. По Столбовскому миру 1617 г. закреплено за Швецией. В 1703 г. в ходе Северной войны 1700–1721 гг. русские войска овладели Копорьем. В 18 в. оборонительное значение крепости упало.

До настоящего времени частично сохранились стены и башни крепости. Вл. К.

ИЗБО?РСК – древнерусский город в 30 км от Пскова на Городищенском озере.

Впервые упомянут в летописях под 862 г. как город, который получил в управление младший брат Рюрика Трувор. Изборск представлял сильнейшую крепость на западных границах Псковской земли. В 1233 г. он был взят немецкими рыцарями, но вскоре отвоеван псковичами. В 1240 г. вновь захвачен рыцарями и возвращен только в 1242 г., в связи с победой князя Александра Ярославича Невского над рыцарями в Ледовом побоище на Чудском озере. В 1303 г. перенесен на новое место на 250 м к востоку от старого города. В 1330 г. в Изборске построена каменная крепость, которая в 14–16 вв. неоднократно укреплялась. Площадь крепости – около 15 тыс. м2. Ее стены и башни сложены из известняка. Укрепления крепости неоднократно защищали город от нападений рыцарей Ливонского ордена. В 1510 г. вместе со всей Псковской землей Изборск присоединен к Москве. После Северной войны 1700–1721 гг. утратил свое военное значение. А. К.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

кто к нам с мечом…

Крестовые походы – это, прежде всего, походы европейских рыцарей-крестоносцев на Ближний Восток, в Палестину и другие регионы, так или иначе связанные со Святой землёй и евангельским повествованием. Но не стоит забывать, что многие крестовые походы Средневековья велись непосредственно в Европе: к крестовым походам относили своё участие в Реконкисте испанские рыцари, официальным статусом крестовых походов обладали военные операции крестоносцев против язычников-славян. Не обошли стороной крестовые походы и Русь – так как именно с ними связаны военные подвиги знаменитого Александра Невского.

Против «неправильных» христиан тоже можно пойти в крестовый поход

С формальной точки зрения крестовый поход против русских земель кажется невозможным – потому что на Руси уже более двух веков существовало христианство, тогда как идеологическая составляющая крестовых походов была направлена против иноверцев. Однако крестовые походы претерпевали быструю идеологическую трансформацию: действительно религиозными мотивами освобождения Святой земли руководствовался отчасти лишь Первый крестовый поход и аналогичные движения простолюдинов. Но и сами ближневосточные походы скоро превратились в феодальные завоевательные операции, а в Европе они с самого начала использовали религиозную риторику для прикрытия целей по завоеванию новых земель для рыцарей. Католическая церковь была заинтересована в насильственном обращении в христианство восточных и прибалтийских славян и других народов, так как это означало увеличение количества людей, платящих церковную десятину.

В первой половине XIII века сложилась такая геополитическая ситуация, что северо-западные русские земли, в первую очередь Новгородская республика (включая Псков) и Полоцкое княжество, стали противниками крестоносцев. Ливонский и Тевтонский ордена, а также шведские и датские рыцари совершали завоевательные походы на славянские и неславянские племена, которые были давними торговыми партнёрами русских земель и пользовались в своей борьбе их политической, экономической и нередко военной поддержкой. Поэтому крестоносцам стало ясно, что для покорения Северо-Запада Европы им нужно лишить влияния русские княжества в этом регионе. Сделать это можно было лишь путём прямого завоевания. В итоге в 1230-х годах папа римский Григорий IX объявил крестовый поход против «еретиков» (каковыми в глазах католиков были православные), а крестоносцы стали разрабатывать планы завоевания в первую очередь Новгорода.

Отец начал, сын продолжил, внук закончил…

Первым с крестоносцами столкнулся новгородский князь Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского. К 1234 году орден меченосцев (впоследствии, в 1237 году, его остатки вместе с частью Тевтонского ордена создадут Ливонский орден) распространил своё влияние вплотную к новгородским границам, захватив город Дерпт и начав совершать набеги на новгородские земли. Ярослав Владимирович выступил в поход против крестоносцев и вблизи занятого меченосцами города Юрьева разбил их отряд в сражении на реке Омовже, причём часть крестоносцев погибла, провалившись под лёд при отступлении. В итоге был заключён мирный договор, по которому крестоносцы уступали Пскову, автономной части Новгородской республики, часть своих земель в районе Дерпта.

Но на этом крестоносцы не успокоились, напротив, в 1240-1242 году ими был организован так называемый Ливонский крестовый поход против Новгорода, разворачивавшийся в два этапа. На этот раз им противостоял сын Ярослава Всеволодовича князь Александр, замещавший отца в качестве новгородского князя. Сначала летом 1240 года Александр во главе дружины разбил вторгшихся на новгородские земли шведских рыцарей, пришедших сюда под предлогом борьбы с языческими племенами. Но затем Александр, получивший прозвище Невский, был вынужден из-за политических интриг покинуть Новгород, а в его отсутствие крестоносцы сумели продвинуться по новгородским землям и захватить не только Изборск, но и Псков. Готовился поход на Новгород, бояре которого вновь призвали Александра Невского. По его предводительством в апреле 1242 года состоялось знаменитое Ледовое побоище, в котором отряд ливонских рыцарей и их союзников был разбит. Крестоносцы покинули Псков и новгородские земли.

Но укоренившееся в массовом сознании мнение, что после побед Александра Невского угроза русским землям со стороны крестоносцев навсегда исчезла, не соответствует исторической действительности. Рыцари пытались распространить своё влияние на этот регион в течение ещё нескольких десятков лет. В 1268 году состоялась так называемая Раковорская битва (близ города Ракевере в Эстонии) между объединёнными русскими и литовскими войсками и войсками Тевтонского ордена и датских рыцарей. В ожесточённой битве победили русские, причём решающее значение имела контратака во главе с князем Дмитрием Александровичем Переяславским, сыном Александра Невского. После этого спустя год Тевтонский орден попытался осадить Псков, но после десять дней осады отступил, после чего крестовые походы на Русь сошли на нет.

Александр Бабицкий

Статьи по теме

www.chuchotezvous.ru

Вторжение крестоносцев в XII в

На побережье от Вислы до
восточного берега Балтийского жили славянские, балтийские (литовские и
латышские) и финно-угорские (эсты, карелы и др.) племена. В конце ХП — начале
ХШ вв. у народов Прибалтики завершается процесс разложения первобытно-общинного
строя и складывания раннеклассового общества и государственности. Наиболее
интенсивно эти процессы протекали у литовских племен. Русские земли
(новгородские и полоцкие) оказывали значительное влияние на своих западных
соседей, у которых еще не было развитой собственной государственности и церковных
институтов (народы Прибалтики были язычниками).

Наступление на русские
земли было частью разбойничьей доктрины немецкого рыцарства «Drang nach Osten»
(натиск на Восток) в XII в.

Оно начало захват
принадлежавших славянам земель за Одером и в Балтийском Поморье. Одновременно
велось наступление на земли прибалтийских народов. Вторжение крестоносцев на
земли Прибалтики и Северо-Западную Русь было санкционировано римским папой и
германским императором Фридрихом II. В крестовом походе приняли также участие германские,
датские, норвежские рыцари и воинство из других северных стран Европы.

Для завоевания земель эстов и латышей из
разбитых в Малой Азии отрядов крестоносцев был создан в 1202 г. рыцарский Орден
меченосцев. Рыцари носили одежду с изображением меча и креста. Они вели
захватническую политику под лозунгом христианизации: «Кто не желает креститься,
тот должен умереть». Еще в 1201
г. рыцари высадились в устье реки Западная Двина
(Даугава) и основали на месте латышского поселения город Ригу в качестве
опорного пункта для подчинения земель Прибалтики. В 1219 г. датские рыцари
захватили часть побережья Прибалтики, основав на месте эстонского поселения
город Ревель (Таллинн).

В 1224 г. крестоносцы взяли Юрьев (Тарту). Для
завоевания земель Литвы (пруссов) и южнорусских земель в 1226 г. прибыли рыцари
Тевтонского «ордена, основанного в 1198 г. в Сирии во время крестовых походов.
Рыцари — члены ордена носили белые плащи с черным крестом на левом плече. В 1234 г. меченосцы потерпели
поражение от новгородско-суздальских войск, а еще через два года — от литовцев.
Это заставило крестоносцев объединить свои силы. В 1237 г. меченосцы
объединились с тевтонами, образовав отделение Тевтонского ордена — Ливонский
орден, названный так по наименованию территории, заселенной племенем ливов, которую
захватили крестоносцы.

Наступление рыцарей особенно усилилось в связи
с ослаблением Руси, истекавшей кровью в борьбе с монгольскими завоевателями.

В июле 1240 г. тяжелым положением Руси попытались
воспользоваться шведские феодалы. Шведский флот с войском на борту вошел в
устье Невы. Поднявшись по Неве до впадения в нее реки Ижора, рыцарская конница
высадилась на берег. Шведы хотели захватить город Старую Ладогу, а затем и
Новгород.

Защитником новгородских
земель стал князь Александр Ярославич, позже получивший прозвище Невский.
Основанием для  прозвища послужила победа
молодого князя над шведским отрядом, появившимся в 1240 г. на берегу Невы, у
устья Ижоры.

Александр Ярославович
обратился к своим воинам:  «Нас немного,
но не в силе Бог, а в правде». Скрыто подойдя к лагерю шведов, он со своими
дружинниками ударил по ним, а небольшое ополчение во главе с новгородцем Мишей
отрезало шведам путь, по которому они могли спастись бегством на свои корабли.

Значение этой победы в
том, что она надолго остановила шведскую агрессию на восток, сохранила за Русью
выход к Балтийскому побережью. (Петр I, подчеркивая право России на Балтийское
побережье, в новой столице на месте битвы основал Александро-Невский
монастырь.) Ледовое побоище. Летом того же 1240 г. Ливонский орден, а
также датские и германские рыцари напали на Русь и захватили город Изборск.
Вскоре из-за предательства посадника Твердилы и части бояр был взят Псков
(1241). Усобицы и распри привели к тому, что Новгород не помог своим соседям. А
борьба между боярством и князем в самом Новгороде завершилась изгнанием
Александра Невского из города. В этих условиях отдельные отряды крестоносцев оказались
в 30 км
от стен Новгорода. По требованию веча Александр Невский возвратился в город.

Вместе со своей дружиной Александр внезапным
ударом освободил Псков, Изборск и другие захваченные города. Получив известие,
что на него идут основные силы Ордена, Александр Невский перекрыл путь рыцарям,
разместив свои войска на льду Чудского озера. Русский князь показал себя как
выдающийся полководец. Летописец писал о нем: «Побеждая везде, а не победим
николи же». Александр разместил войска под прикрытием крутого берега на льду
озера, исключив возможность вражеской разведки своих сил и лишив противника
свободы маневра. Учитывая построение рыцарей «свиньей» (в виде трапеции с
острым клином впереди, который составляла тяжеловооруженная конница), Александр
Невский расположил свои полки в виде треугольника, острием, упиравшимся в
берег. Перед сражением часть русских воинов была снабжена специальными
крючьями, чтобы стаскивать рыцарей с коней.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского
озера состоялась битва, получившая название Ледового побоища. Рыцарский клин
пробил центр русской позиции и уткнулся в берег. Фланговые удары русских полков
решили исход сражения: как клещи, они сдавили рыцарскую «свинью».

Рыцари, не выдержав
удара, в панике бежали. Семь верст гнали их новгородцы по льду, который к весне
во многих местах стал слабым и проваливался под тяжеловооруженными воинами.
Русские преследовали противника, «секли, несся за ним, как по воздуху», -
записал летописец.

Значение этой победы
состоит в том, что была ослаблена военная мощь Ливонского ордена. Откликом на
Ледовое побоище был рост освободительной борьбы в Прибалтике. Однако, опираясь
на помощь римско-католической церкви, рыцари в конце ХШ в. захватили значительную
часть Прибалтийских земель.

Европейцы не могли не считаться с освободительной борьбой, развернувшейся в
тылу их войск. А. С. Пушкин справедливо писал: «России определено было великое
предназначение: ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их
нашествие на самом краю Европы… образующееся просвещение было спасено
растерзанной Россией».



biofile.ru

Матузова, В.И. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. Тексты, перевод, комментарий | Adverbum.org

Книга: Матузова, В.И. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. Тексты, перевод, комментарий / В.И. Матузова, Е.Л. Назарова. — М. : Индрик, 2002. — 488 с.

Характеристика: Издание включает фрагменты западноевропейских и восточнославянских источников XII–XIII вв., в которых рассказывается о стремлении католической церкви и европейских государств включить Восточную Европу в сферу своего влияния. Источники описывают отстаивание Русью своих интересов, а также борьбу восточнославянских княжеств с крестоносцами за контроль над Прибалтикой. Публикация сопровождается источниковедческими и историографическими очерками, а также научными справками, позволяющими точнее представить историческую ситуацию, на фоне которой разворачивались отражаемые в источниках события. Это позволяет вписать крестовые походы в Восточную Европу в контекст всего крестоносного движения.

Формат: Djvu.

Размер: 4,9 MB.

Скачать книгу/Спампаваць кнігу.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников. Сайт Adverbum.org не содержит файлов книг, а предлагает ссылки на них. Ссылки на книги по истории предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Если ссылка не работает, пожалуйста, сообщите об этом в комментариях либо через форму связи.

СОДЕРЖАНИЕ
Введение
Крестоносцы в Восточной Европе: Крестовые походы в Прибалтику как проблема современной историографии (по материалам зарубежных исследований)

Часть 1. КРЕСТОНОСЦЫ НА ВОСТОКЕ БАЛТИКИ
Восточная Балтика накануне и в начале крестоносной агрессии. Православие и католичество в регионе в XI–XII вв.
Источники
«Хроника Ливонии» Генриха
Ливонская «Старшая» рифмованная хроника
Актовый материал
Раздел 1. Начало крестоносного завоевания Восточной Прибалтики. Епископы Мейнард и Бертольд. 1184–1198 гг.
«Хроника Ливонии» Генриха. I, II
Рифмованная хроника. Отрывки І–III
Актовый материал
— Документ 1. Послание папы Климента III. 1.X.1188 г
Раздел 2. Поставление епископа Альберта. Наступление крестоносцев в Ливонии и Эстонии. 1198–1227 гг.
«Хроника Ливонии» Генриха. III–XXIX
Рифмованная хроника. Отрывки IV, V
— Отрывок IV. Покорение княжеств Кукенойс и Герцике
— Отрывок V. Поход русских войск в Ливонию в 1218 г.
Актовый материал. Документы 2–8
— Документ 2. Договор о вступлении князя Герцике Висвалдиса в ленные отношения с епископом рижским Альбертом
— Документ 3. Послание папы Гонория III судьям в Ливонии. 8.II.1222 г.
— Документ 4. Договор о разделе области Толова между епископом Альбертом и Орденом меченосцев. Июль 1224 г.
— Документ 5. Акт о разделе владений князя Герцике. 1224 г.
— Документ 6. Послание папы Гонория III христианам в Руссии. 16.Х1.1224 г.
— Документ 7. Послание папы Гонория III королям Руси. 17.1.1227 г.
— Документ 8. Послание папы Гонория III тевтонам города Висбю. 17.1.1227 г.
Раздел 3. Наступление крестоносцев на русские земли. Русско-ливонские отношения с конца 20-х гг. до 1270 г.
Рифмованная хроника. Отрывки VI–IX
— Отрывок VI. О посольстве в Новгород 1236 г.
— Отрывок VII. О событиях 1240–1242 гг.
— Отрывок VIII. О литовско-русском союзе и походах в Ливонию. 1261–1262 гг.
— Отрывок IX. Битва при Раквере в 1268 г. и поход на Псков в 1269 г.
Актовый материал. Документы 9–18
— Документ 9. Послание папы Григория IX Балдуину Альнскому. 3.ІІ.1232 г.
— Документ 10. Послание епископа Вик-Эзельского Генриха. 13.IV.1241 г.
— Документ 11. Послание папы Иннокентия IV князю Александру Ярославичу. 23.І.1248 г.
— Документ 12. Послание папы Иннокентия IV князю Александру Ярославичу. 15.ІХ.1248 г.
— Документ 13. Грамота вице-легата архиепископа Ливонии. 3.Х.1248 г.
— Документ 14. Послание папы Александра IV архиепископу Рижскому. 19.ІІІ.1255 г.
— Документ 15. Послание папы Александра IV архиепископу Рижскому. 3.VIII.1255 г.
— Документ 16. Послание Конрада фон Мандерена горожанам и купцам Любека. 30.V.1268 г.
— Документ 17. Послание магистра Отто фон Лютенберга горожанам и купцам Любека. 1269 г.
— Документ 18. Послание городского совета Риги горожанам Любека. 1269 г.
Приложение
1. Русско-ливонские отношения в первой четверти XIII в.
2. Русско-ливонские отношения во второй четверти XIII в.
3. Русско-ливонские отношения в 50–60-х гг. XIII в.

ЧАСТЬ 2. КРЕСТОНОСЦЫ И ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКАЯ РУСЬ
Предисловие
Источники
Актовый материал. Документы 1–7
— Документ 1. Жалованная грамота князя Конрада Мазовецкого рыцарям Добжиньского ордена. 8.ІІІ.1237г.
— Документ 2. Послание папы Иннокентия IV князю Даниилу Галицкому. 26.VIII.1247 г.
— Документы 3–4. Послание папы Иннокентия IV князю Даниилу Галицкому (22.1.1248 г.) и магистру и братьям Тевтонского ордена (24.I.1248 г.)
— Документ 5. Послание папы Иннокентия IV христианам Восточной Европы с призывом крестового похода против татаро-монголов. 14.V.1253 г.
— Документ 6. Договор вице-магистра Тевтонского ордена в Пруссии Бурхарда фон Хорнхаузена с Даниилом Галицким и Земовитом Мазовецким. 1254 г.
— Документ 7. Послание папы Александра IV магистру и братьям Тевтонского ордена. 1260 г.
Приложение. Галицко-Волынская Русь и Тевтонский орден на страницах «Летописца Даниила Галицкого»
1. Отвоевание Дрогичина Даниилом Галицким (1237 г.)
2. Русь, Литва и Ливонский орден
3. Походы на ятвягов
1) Поход 1248 г.
2) Несостоявшийся поход 1250 г.
3) Поход 1251 г.
4) Поход 1255 г.
5) Поход 1256 г.

Библиография
Указатели
1. Именной указатель
2. Указатель авторов
3. Географический указатель

adverbum.org

Крестовые походы и Русь


865 лет назад, в 1147 году,  Москва впервые упоминается в летописях..Объединенные силы Юрия Долгорукого и черниговского князя Святослава в этом году воевали «народ голядь», живший  по реке Протве и в верховьях Москвы-реки.Причины похода против голяди из кратких летописных известий не совсем понятны, но можно понять, что этот народ не принял христианство и упорно отстаивал свое язычество.


В это время в Европе начался Второй крестовый поход, вдохновленный пламенными проповедями Бернара Клервоского. Немецкие и французщские рыцари двинулись не только в Святую землю против «сарацин», но и на побережье Балтийского моря против язычников рутенов.


Случайное ли это совпадение, или же все-таки есть определенная связь между походом русских князей  против голяди и Вторым крестовым походом? В данной статье делается попытка ответить на этот вопрос.


 


 


                                                                       ***


                           Европа готовится ко второму крестовому походу


 


     Спустя сорок лет после первого крестового похода Европа все еще пребывала в состоянии религиозной экзальтации. Когда из Святой Земли стали приходить известия об успехах мусульман и бедственном состоянии христиан, то проповедь и призывы к новому крестовому походу вспыхнули с небывалой силой и страстью и зажгли многие сердца. Главным и неутомимым проповедником нового похода стал Бернар Клервоский, скромный аббат из Франции, воплотивший в себе самые высокие помыслы христианской церкви и еще при жизни признанный святым.


   Когда в Святой Земле мусульмане стали теснить христиан, Бернар послал письмо Людовику VII, указывая ему на бедственное положение христиан в Святой Земле и упрекая его в том, что он не оказывает помощи воинам Христа. Король собрал в Бурже баронов и духовенство, чтобы объявить им о своем намерении отправиться в Палестину, одновременно направив посольство к папе, чтобы получить его благословение.   


   После этого папа Евгений III обнародовал буллу, в которой он объявлял о крестовом походе и возлагал на Бернара, учитывая его религиозный порыв и авторитет, миссию проповедования новой священной войны.


Гюстав Мишо в своей «Истории крестовых походов» так описывает последовавшие за этим события:


«Когда решение папы сделалось известным, созван был собор в Везеле, маленьком городке Бургундии. В день Вербного Воскресенья, многочисленная толпа народа, состоявшая из знатных владетелей, рыцарей, прелатов и людей всяких званий, расположилась на скатах холма вокруг города. Людовик VII во всем великолепии царского облачения и св. Бернар в скромной одежде отшельника заняли места на обширной трибуне посреди многочисленного народа, который приветствовал их радостными возгласами. Оратор крестового похода прочел сначала письмо верховного первосвященника. Потом, воодушевленный воспоминаниями о бедствиях Эдессы и об опасностях, угрожающих наследию Иисуса Христа, он употребил все чары своего красноречия, чтобы возбудить сочувствие и соболезнование христиан; он представил Европу как бы преданной соблазну, демону ереси и божественному проклятию и заклинал всех присутствующих умилостивить гнев небесный – не стенаниями и слезами, не молитвою и власяницею, но трудами войны, тяжестью меча и щита и спасительною борьбою с мусульманами. Возгласы: «Бог того хочет! Богу так угодно!» прервали его слова, как прервали они и речи Урбана на Клермонском соборе. Возбужденный энтузиазмом толпы, св.Бернар предсказал успех крестового похода, угрожал божественным гневом тем, кто не восстанет на борьбу за Иисуса Христа, и воскликнул подобно пророку: — Горе, горе тому, кто не обагрит меча своего кровию!


Св. Бернар не ограничился проповедыванием похода на Везеле; он посетил разные места королевства, воспламеняя все сердца рвением к крестовому походу. Во Франции распространились слухи о чудесах, которыми, казалось, сам Бог освящал его миссию. Все прониклись убеждением, что св. Бернар был орудием Божественной Воли. На собрании, бывшем в Шартре, несколько знатнейших князей решили поставить аббата Клервоского во главе экспедиции. Св. Бернар, вспоминая пример Петра Пустынника, уклонялся от лестных предложений со стороны баронов и рыцарей, и в испуге своем заклинал папу «не предавать его мечтаниям человеческим». Ответ папы был сообразен с желанием св. Бернара, который продолжал проповедовать поход во имя Евангелия.


    Подготовив крестовый поход во Франции, св. Бернар перешел в Германию. Первым делом его, прибыв к народу, расселенному по берегам Рейна, было состязание с монахом Рудольфом, который убеждал христиан избивать евреев, и тут понадобилось все обаяние аббата Клервоского, чтобы заставить замолчать германского проповедника, умевшего искусно льстить страстям толпы. В это время император Конрад III созвал большой сейм в Шпейере. Св. Бернар приехал сюда с намерением проповедовать войну против мусульман и мир между христианскими государями. Ни частые совещания, ни официальные обращения не могли убедить Конрада принять крест; причиною своего отказа он выставлял возникшие недавно смуты в империи Германской. Но настойчивое красноречие св. Бернара не ослабевало; однажды, служа обедню в присутствии владетельных князей и знатнейших лиц, собравшихся в Шпейере, он внезапно прервал божественную службу и начал проповедывать поход против неверных, представив своим слушателям картину Страшного Суда, представил им изображение Иисуса Христа, несущего свой крест, и упрекал императора Германского в его бесчувственной неблагодарности. Это неожиданное обращение глубоко тронуло Конрада, который со слезами на глазах поклялся идти на защиту христиан. Множество рыцарей и баронов приняли крест по примеру императора.


    Несколько времени спустя, на новом сейме в Баварии, многие прелаты и знатные германские владетели также заявили желание стать под знаменем священной войны.


   Примером Франции и Германии увлеклись Англия и Италия. С Альпийских возвышенностей, с берегов Роны, из Ломбардии и Пьемонта двинулись толпы под предводительством маркиза Монферратского и графа Мориеннского, дяди Людовика VII по матери. Английские крестоносцы выехали на судах из гаваней Ламанша и направились к берегам Испании.


    Немецкие крестоносцы должны были соединиться в Регенсбурге, а французские – в Меце. Дороги к этим двум городам в продолжении нескольких месяцев были заняты пилигримами. Движение войск происходило в порядке; в обстановке этой второй священной войны было более правильности и согласовании я, чем прежде…


   Армия французская, состоявшая из ста тысяч крестоносцев, выступила из Меца, перешла через Германию и направилась в Константинополь, где должны были присоединиться к ней прочие легионы Креста. Со своей стороны, и император Конрад, совершив венчание своего сына королем Римским и поручив управление страны мудрости аббата Корбейского, выступил из Регенсбурга во главе многочисленных батальонов».


В 1145 году, перед вторым крестовым походом и в самом начале проповедей св. Бернара об освобождении Святой Земли, польским князем Мешко (Мечислав) было основано цистерцианское аббатство в Лёнде (по другим известиям в  городе Брежница-Анджейова). Поскольку главой ордена цистерцианцев был в это время сам Бернар*,    то  основание этого аббатства неоспоримо указывает на то, что и Польша с воодушевлением восприняла его призыв к крестовому походу.


 *Впоследствии цистерцианцы приняли имя бернардинцев, в честь своего наиболее заслуженного главы.


 


     В 1146 году польский король Владислав II был изгнан из страны младшими братьями. Он обратился к императору Конраду III, своему родственнику по жене Агнессе (она была родной сестрой Конрада). Император в этом же году подошел к границам Польши, но войну не начал, удовлетворившись тем, что польские князья принесли ему вассальные клятвы. Видимо, он посчитал нежелательным  ввязываться в новый военный конфликт перед крестовым походом.


   На следующий год  (1147)  император Конрад, направляясь в Иерусалим, вступил в Польшу  с крестоносным войском, и был с почетом принят королем польским Болеславом IV Кудрявым, который занял трон после изгнания своего брата Владислава. Сам Болеслав и его братья в Палестину не отправились, но, тем не менее, они все же участвовали в крестовых походах.  Как отмечено в Магдебургских анналах, в 1147 году польские, немецкие и русские крестоносцы под руководством Болеслава Кудрявого ходили на пруссов.


   Подобные походы стали в правление Болеслава обязательной частью польской политики, и этот король оставил о себе память в истории как упорный искоренитель язычества. В одном из крестовых походов против пруссов погиб его младший брат Генрик Сендомирский (1166).


    Таким образом, Бернар Клервоский вдохновил западноевропейское рыцарство не только на освобождение Святой Земли. Он выдвинул целую программу, которую высказывал в многочисленных проповедях, посланиях и трактатах. Согласно этой программе, крестоносное движение не должно было ограничивать свою деятельность борьбой с исламом, но направить свои усилия и на искоренение  язычества. Он был сторонником активных действий, направленных против любых противников христианства.


    Под влиянием этих идей крестоносное движение в середине XII века имело  два направления: против мусульман в Малой Азии и против язычников на востоке Европы. Но о последнем историческая наука всегда упоминала мало и скупо, и оно практически перестало восприниматься как религиозная война, вдохновленная проповедями святого Бернара. На самом же деле силы крестоносцев, двинувшихся в земли славян-ободритов в 1147 году, достигали, согласно известиям немецких хроник,  150 тысяч.  И хотя этот поход и не увенчался успехом, но он внес все же свой вклад в дело искоренения язычества в восточной части Европы.


                                     Русский ответ на призыв  Бернара


 


       В 1145 году в Киеве появляется Петр Власт, знаменитый польский  деятель своего времени и ревностный распространитель христианства. Летопись объясняет его присутствие на Руси тем, что он  спасался от гнева короля Владислава II, который учинил над ним жестокую расправу за какие-то проступки и ослепил его. Русский летописец полагает в этом справедливое возмездие Петру за то, что он в 1122 году обманом захватил перемышльского князя Володаря и увез его в Польшу.


   Но, как кажется, летописец смешал двух людей. Великая польская хроника упоминает Петра Великого, влиятельного князя из Дании, который нашел вторую родину в Польше. Этот Петр приходился ближайшим родственником Агнессе, дочери австрийского герцога Леопольда Бабенберга и родной сестре германского императора Конрада III. Агнесса была женой короля Владислава II, поэтому появление Петра в Польше вполне объяснимо, как объяснимо и его высокое положение при королевском дворе. Едва ли бы рискнул Владислав ослепить родственника германского императора, поскольку это грозило ему неминуемой войной с империей. В хронике на этот счет излагается какая-то неправдоподобная версия: Петр был лишен языка и ослеплен, но  вскоре самым чудесным образом вновь обрел и речь, и зрение. Возможно, что это был всего лишь вздорный, но весьма упорный слух о его наказание, который длительное время повсеместно повторялся, попав и на страницы русской летописи.


     Высокое положение этого Петра полностью исключает и его  участие в мелкой авантюре по захвату князя Володаря. Такой поступок лишь запятнал бы его аристократическую честь.


     Второй Петр, упоминаемый в хронике, Петр Влостек из Ксонжа, весьма незначительное лицо в польской истории, знаменитый лишь тем, что ловким обманом захватил князя Володаря, противника Польши.  Если он и преследовался королем Владиславом, то едва ли мог найти себе укрытие на Руси, где помнили его подлый обман.


    Учитывая все это, можно предположить, что в Киев в 1145 году прибыл Петр из Дании, получивший из-за своего высокого положения прозвище Власт, т.е. Властитель. Видимо, он был послан польским королем Владиславом II с каким-то поручением к киевскому князю. Выполнение этого поручения облегчалось и тем, что Петр Власт был женат на  дочери  черниговского князя Олега Святославовича, Марии. Эта Мария была родной сестрой киевского князя  Всеволода Ольговича, и приходилась теткой жене князя Болеслава.


     Болеслав, сын изгнанного  братьями польского короля Владислава III, появляется в Киеве в 1146 году, вслед за Петром Властом. Возможно, он искал приюта у своего тестя, киевского князя Всеволода Ольговича (троюродного племянника Владимира Мономаха), на дочери которого Звениславе он был женат. Всеволод всегда охотно оказывал военную помощь своему свату Владиславу: в 1142 г. он послал в Польшу своего сына Святослава с дружиной, а в 1145 г. своего брата Игоря. Но на этот раз помощь оказана не была, поскольку Всеволод скончался в этом же 1146 году. После него княжить стал его брат Игорь Ольгович. Не исключено, что Болеслав прибыл в Киев с Петром Властом, но его приезд не был своевременно отмечен в летописи.


   В это же время на Руси появляется и галицкий князь Иван Ростиславович, получивший в летописях прозвище Берладник. Карамзин первым предположил, что его прозвище происходит от молдавского города Берлад или Бырлаты, в котором, якобы, как в Запорожской Сечи находили себе пристанище энергичные и решительные люди, по тем или иным причинам покинувшие  родину.


  Но, как кажется, это ошибочное предположение. Берлад в русских летописях никогда  не упоминался, и то, что прозвище Ивана Ростиславовича имеет некоторое звуковое совпадение с названием этого местечка, вряд ли является серьезным доводом в пользу их этимологического родства.  В дальнейшем ни один русский исторический документ не упоминает   топоним Берлад. Нет сведений и о том, что кто-либо из русских князей находил там себе убежище или искал воинской славы с  отрядами отчаянных берладников..


 Обратим внимание и на другое. Согласно нормам русского языка, житель города Берлада должен называться не берладник, а берладец, или берладич. Совершенно так, как житель Новгорода называется новгородец, а житель Можайска – можаич.  Подобная, казалось бы, незначительная флексическая неточность, тем не менее, дает серьезные основания  считать, что прозвище русского князя никак  не связано с названием населенного места или иным топонимом. В основе его  другое слова, смысл которого со временем забылся.


     Иван Ростиславович  после смерти отца своего Ростислава, князя Галицкого,  был помещен дядей Владимирком в Звенигороде. В 1145 году галичане, недовольные правлением Владимирка, пригласили на княжение Ивана, но дядя изгнал его, и князь Иван ушел за пределы Руси.


   В Киеве Иван Ростиславович  появляется  примерно в то же время, что и Петр Власт. Возможно, что он жил после изгнания в Польше, а не в таинственном Берладе. В это время в Польшу дошел призыв св. Бернара и ее захлестнуло желание нести крест и свет веры язычникам, и многие поляки, вслед за французами и немцами, дали обет участвовать в крестовом походе. Поскольку главным вдохновителем этого религиозного движения был святой Бернар, то его последователей в Польше могли звать бернардники*. Скорее всего, такой же обет дал и Иван Ростиславович, которому как князю-изгою не оставалось иного занятия, кроме военного. Присоединившись к крестовому движению, он и получил прозвище бернардник, которое при произношении могло  звучать как  бернадник.


 


*Аббат из Клерво родился в той  части Франции, в которой преобладал немецкий язык, поэтому был назван немецким именем  Бернард, которое французы произносили как Бернар. К полякам известия о св. Бернаре пришли из Германии, поэтому  его имя они произносили на немецкий лад — Бернард.  Орден цистерцианцев со временем стал известен в Польше как орден бернардинцев.


    Через несколько сотен лет, когда культурные связи с  Западом оборвались, переписчики летописи, не понимая семантики слова берНадник (которое в XII в.   не требовало дополнительных пояснений), исказили его, заменив лишь одну букву, и получили загадочное слово берЛадник, заставившее впоследствии историков искать ему   объяснения, делая самые произвольные предположения.


      Прибытие князя Болеслава, Петра Власта и Ивана Ростиславовича в Киев можно объяснить тем, что они старались привлечь к крестовому походу  Всеволода Ольговича, киевского князя.  Но возможен и другой вариант: вначале в Киев прибывает Петр Власт, убежденный сторонник святого Бернара. Когда  его призыв к защите веры нашел на Руси широкий отклик, то в Киев прибывают князь  Болеслав и Иван Ростиславович, чтобы присоединиться к русским крестоносцам. Летопись невнятно отметила, что Иван Ростиславович пришел «с полкы», т.е. со своей дружиной, возможно выведенной им из Галича. Но, не исключено, что это могли быть польские крестоносцы, во главе которых стоял князь Иван Ростиславович.


    О том, что Всеволод Ольгович дал такое согласие и начал деятельно готовиться к крестовому походу, свидетельствует одна запись Никоновской летописи, отсутствующая в других летописях. В 1146 году, готовясь к походу, Всеволод «разосла многих гонцев по всей земли, и в Новгород, и в Чяхи, и в Ляхи, и во Угры».   Новый поход назначался «с Бориша дня», т.е. с 24 июля и по своему размаху должен был превосходить все прежние походы русских князей, так как к нему привлекались, помимо русских дружин, и чехи, и поляки, и венгры.


  Но это летописное известие вызвало критическое отношение у одних историков  и полное недоверие у других.


   Одни историки сделали вывод, что этот поход готовился против галицкого князя Владимира Володарьевича. Но поход на Галич состоялся весной этого  года, и в нем приняли участие многие русские князья, Болеслав Польский и союзные Всеволоду половцы. Таким образом, вряд ли была потребность в новом походе спустя всего три месяца после первого. Тем более, не нужно было для усмирения строптивого Владимира Володарьевича и масштабное привлечение военных сил соседних государств.


    Другие историки вовсе сомневаются в подлинности этой записи. Причиной тому являются политические связи русских князей: Владимир Володарьевич был постоянно в союзе с венгерскими королями Белой II и Гезой II, поэтому венгры, при столкновениях галицкого и киевского князей, всегда помогали галицкому, как это было в 1144 году. Вызывает недоумение историков и то, что Всеволод не пригласил к походу половцев, которые всего три месяца назад принимали участие в походе на Галич. Те же историки считают, что   Всеволод не мог пригласить в свой поход новгородцев, поскольку они были враждебны ему. На основании этого делается вывод о недостоверности и подложности летописной записи.


    Но  все эти противоречия легко объясняются, если согласиться с тем, что Всеволод готовил поход на половцев. Причем не только силами союзных ему русских княжеств, но и с привлечением сил других государств.  Это был  русский ответ на призыв святого Бернара, и фактическое согласие Руси принять участие во втором крестовом походе. В этом случае становится понятным, почему к походу присоединились новгородцы и почему не были приглашены половцы.


    Но неожиданная смерть князя Всеволода Ольговича 1-го августа 1146 года,  изгнание отца Болеслава, Владислава II, и начавшиеся княжеские междоусобицы, как в Польше, так и на Руси, нарушили эти планы и поход не состоялся. Болеслав и Петр Власт срочно возвращаются в Польшу. Иван Ростиславич некоторое время поддерживает брата Всеволода, Святослава Ольговича, в его попытках отвоевать киевский стол, а затем  уходит  со своей дружиной:  вначале к смоленскому князю  Ростиславу Мстиславовичу, а потом и в Польшу. Видимо за оказанную военную помощь, или для поддержания крестоносного движения,  Святослав Ольгович дает князю Ивану 200 гривен серебра и 12 гривен золота. Не исключено, что именно князь Иван участвовал  в совместном крестоносном походе немцев, поляков и русских на язычников-пруссов, который состоялся в следующем 1147 году.


    Петр Власт за год своего пребывания на Руси сумел воодушевить идеей похода на язычников  большое число русских князей, и будущая крестоносная война могла бы стать наиболее впечатляющим по размаху явлением своего времени. Но смерть Всеволода Ольговича  заставила практически  всех южнорусских князей отказаться от намечавшегося похода, что значительно уменьшило коалиционные силы.


   Но все же Владимиро-Суздальский князья Юрий Долгорукий  принял участие в  крестовом походе на язычников. В этом же 1146 году он,  призвав на помощь князя Святослава Всеволодовича, двинулся на земли вятичей.


   Вятичи, объединение славянских племен,  пришли на Русь  из Польши и расселились по берегам реки Оки и ее притокам, правым и левым. Как  рутены и пруссы, вятичи успешно боролись за свою независимость и религиозную свободу, были воинственны и беспощадны к врагам. Долгое время путь из западных и южных областей Руси на восток шел в обход земель вятичей: княжеские дружины  вначале шли вверх по Днепру, потом притоками попадали  к   верховьям  Волги и спускались вниз по ее течению. В своем «Поучении» Владимир Мономах с явной гордостью говорил о том, что он несколько раз с дружиной «прошел сквозь земли вятичей». Видимо, это и в самом деле был очень опасный путь по причине неприязни вятичей к чужакам. Именно здесь погиб первый киевский проповедник Кукша со своим учеником, старавшийся обратить вятичей в христианство (около 1115 г.). Ко времени второго крестового похода вятичи частично покорились киевским князьям, частично – владимиро-суздальским и рязанским, но остались еще племена по левым притокам Оки, которые сохраняли независимость и язычество.


   Поход на вятичей  Юрия Долгорукого и Святослава Всеволодовича в 1146 году отечественные историки представляют как начало войны со Смоленским и Новгородским княжествами. Но так ли это?  Попробуем в этом разобраться.


   После смерти Всеволода Ольговича в 1146 году начались очередные княжеские усобицы. Четыре брата Ольговича – Всеволод, Игорь, Глеб и Святослав, не  были особенно любимы в Киеве, так как они состояли в близком родстве с половцами (их мать была дочь половецкого хана) и в своей борьбе с другими князьями часто опирались на степняков, позволяя им разорять русские земли. Видимо в силу этой причины киевляне без усердия защищали своего нового князя Игоря Ольговича и легко согласились принять вместо него Изяслава Мстиславича, сына прежнего великого киевского князя Мстислава. Игорь был заточен в монастырь, но киевляне, крайне обозленные на него за какие-то неизвестные нам деяния, ворвались в монастырь и убили его. Святослав Ольгович,  желая отомстить за смерть брата и завладеть Киевом, начал войну с Мстиславом, но был вынужден уступить силе и, оставив свои уделы, ушел на Оку в землю вятичей. Вместе с ним ушел и князь Иван Ростиславович Берладник, его союзник.


   Юрий Долгорукий сумел привлечь  Святослава на свою сторону, поддержал его воинской силой, и тот в зиму 1146-1147 г.г. поднялся вверх по реке Протве (левый приток Оки) и успешно воевал землю голядей.  Как отметила летопись, Святослав «обогатил дружину полоном».


  Голядь — самый загадочный народ русских летописей. Скорее всего, он был родственен  вятичам, но есть на этот счет и другие мнения: голядь относили к литовским, прусским, финским и, даже, германским  племенам. Не вызывает сомнение и то, что этот народ пребывал еще в язычестве. Располагалась голядь на границе между княжествами Черниговским, Смоленским, Ростово-Суздальским и Муромо-Рязанским, но до сих пор историками не решен вопрос о том, которому из них  подчинялось это племя.


   Как полагают историки, поход на голядей был  ответным ударом Святослава своим противникам Мстиславичам, внукам Владимира Мономаха.  Но которому из них? Изяслав Мстиславич княжил  в Киеве. Ростислав Мстиславич — в Смоленске, Святополк Мстиславич в Новгороде.  Попробуем разобраться в ситуации.


  Прежде всего, вызывает недоумение действия князя Святослава. Изгнанный из родного Переславля, он не стал, как следовало бы ожидать, воевать киевские земли своего врага Изяслава и его союзников, но неожиданно уходит далеко на север и разоряет земли голядей, племени неведомого и едва ли замешенного в начавшейся междоусобице. Летописец не отметил, которое княжество владело землями голядей, но впоследствии историки предположили, что они относились к Смоленскому княжеству. В этом случае сохранялась определенная логика поведения князя Святослава. Так как Смоленским княжеством владел Ростислав Мстиславович, брат Изяслава, то разоряя его земли, Святослав тем самым наносил ущерб и Изяславу.


   Но Ростислав владел этими землями и при Ольговичах и весьма мирно с ними уживался. Не проявил он желания участвовать в междоусобице и тогда, когда его брат Изяслав занял Киев. Видимо, он был спокойным и миролюбивым человеком. Во всяком случае, он не стремился к войне со Святославом. Поэтому поход Святослава на его земли выглядит весьма необдуманным шагом, который лишь увеличивал число его врагов.  Следует учитывать и то, что Иван Ростиславович Берладник, дружески расставшись со  Святославом, отправился именно к Ростиславу Смоленскому, т.е. врагу своего недавнего союзника. Едва ли такое возможно.


  Принимая во внимание подобные детали, можно предположить, что земли голядей, затерянных в непроходимых дебрях между Смоленским, Черниговским и Ростовским княжествами, были свободными, т.е. не подчинялись русским князьям. Только в этом случае поход на них  не задевал интересов соседних князей и мог быть осуществлен без опасений ответного удара.


    Но даже это допущение не снимает многих вопросов и не объясняет полностью ситуацию. Святослав, оставляя надолго свои земли, уходит в грабительский набег и тем самым дает противнику возможность захватить на юге все его города! К тому же, он бесцельно тратит свои силы, нужные ему для борьбы с Киевом. Важен и следующий вопрос – куда князь Святослав поселил полон, взятый в землях голядей? Не мог же он ими населять свои земли, уже занятые Мстиславичами и другими его противниками, Давыдовичами! Если этот полон был отдан половцам, принимавшими участие в походе, то действия Святослава становятся совсем уж бессмысленными с любой точки зрения.


     После разорения земель голяди, Святослав соединяется весной 1147 г. в Москве со своим союзником Юрием Долгоруким, сыном Владимира Мономаха. Здесь они пировали, и Юрий одарил Святослава и его дружину.


    Объединив свои силы, они летом этого же года продолжили  разорение поселений голядей по реке Угре. Юрий после этого двинулся на новгородские земли и взял Торжок и землю по Мсте.       


    Если и в самом деле голядь входила в состав Смоленского княжества, то и действия Юрия Долгорукого выглядят довольно безрассудно: он бросает вызов своим могущественным племянникам, выбирая в союзники довольно слабого князя-изгоя. Но Юрий Долгорукий известен в истории как весьма осторожный, не способный на  опрометчивые поступки князь. Поэтому есть все основания согласиться с предположением, что земля, которую он воевал  с князем Святославом, была  независимой.


   Но тогда этот поход можно, без всякого сомнения, отнести к крестовым. Видимо, и князь Святослав, и Юрий Долгорукий под влиянием Петра Власта и князя Берладника дали обет участвовать в крестовой войне с   язычниками. И хотя обстоятельства резко изменились со смертью князя Всеволода Ольговича, они все же выполнили свое обещание. Не решившись в это тревожное время уходить  слишком далеко от своих земель, они совместными усилиями осуществили поход  на ближайших язычников-голядей.


  После того, как религиозный обет был исполнен,   Святослав возвращается к более насущным для него проблемам: он идет на земли вятичей и прогоняет с них Давыдовичей, от которых всего год назад бежал. Давыдовичи заключили с ним союз и стали воевать против Мстиславичей, но вскоре эти два княжеских рода примирились.  На этом междоусобица  Ольговичей и Мстиславичей временно прекратилась. Торжок и иные территориальные приобретения были вскоре возвращены Долгоруким Новгороду. О племени же голядей ничего не известно, и с этого времени они полностью исчезают со страниц летописей.


                                                      ***


На нашем сайте вы можете приобрести полную версию этого материала в электронном виде. Подробности в разделе  «Книжный магазин».


 

kukovenko.ru

Вторжение в русские княжества с Запада. Борьба Руси с европейскими рыцарями-крестоносцами.

К XI. в Древнерусское государство становится одной из крупнейших европейских держав. Оно имело тесные политические, экономические и культурные отношения со многими странами и народами Европы и Азии. Взаимоотношения с некоторыми сопредельными государствами и народами носили острый характер.

В конце XII — первой половине XIII в. Северо-Западной Руси пришлось столкнуться с опасностью с ‘Запада — наступлением немецких рыцарей-крестоносцев, а также шведских и датских феодалов. Ареной борьбы была Прибалтика, где издавна жили балтские и финно-угорские племена, которые имели давние культурные, экономические и политические связи с русскими землями.

Немецкие феодалы сумели к этому времени подчинить себе славянские племена Западной Прибалтики — так называемых поморских славян. На очереди было наступление против населявших Восточную Прибалтику балтов и эстов. В 1200 г. крестоносцы захватили устье Двины и основали крепость Ригу (1201). В 1202 г. был создан духовно-рыцарский Орден меченосцев, перед которым стояла задача захвата Прибалтики немецкими феодалами.

Вслед за Ригой на землях Прибалтики, несмотря на ожесточенное сопротивление, стали возникать немецкие города. В 1215—1216 гг. была захвачена территория Эстонии, где столкнулись интересы крестоносцев и датчан, отобравших Эстонию в 1219 г.

Единственной силой, которая могла противостоять напору немецких и датских феодалов, была Русь. В 1237 г. Орден меченосцев, переименованный в Ливонский Орден, стал отделением более крупного духовно-рыцарского ордена — Тевтонского. Объединение двух орденов и их союз с датскими крестоносцами усилили опасность не только для народов Прибалтики, но и для Руси, которая была к этому времени ослаблена монголо-татарским нашествием.

В конце 30-х гг. стало известно, что к походу на Русь готовятся и шведские рыцари. В Новгороде тогда княжил 19-летний князь Александр, сын Ярослава Всеволодовича. В 1239 г. он начал подготовку к отражению шведской агрессии, укрепив в первую очередь границу. 15 июля 1240 г. произошла знаменитая битва на берегах Невы, в которой русские войска одержали полную победу. После сражения Александр Ярославович получил прозвание Невского. Продвижение шведов было приостановлено,

Но оставался еще более опасный враг — рыцари-крестоносцы. Борьба с агрессией крестоносцев. Побережье от Вислы до восточного берега Балтийского моря было заселено славянскими, балтийскими (литовские и латышские) и финно-угорскими (эсты, карелы и др.) племенами. В конце ХП — начале ХШ вв. у народов Прибалтики завершается процесс разложения первобытно-общинного строя и складывания раннеклассового общества и государственности. Наиболее интенсивно эти процессы протекали у литовских племен. Русские земли (новгородские и полоцкие) оказывали значительное влияние на своих западных соседей, у которых еще не было развитой собственной государственности и церковных институтов (народы Прибалтики были язычниками).

Наступление на русские земли было частью разбойничьей доктрины немецкого рыцарства «Drang nach Osten» (натиск на Восток). В XII в. оно начало захват принадлежавших славянам земель за Одером и в Балтийском Поморье. Одновременно велось наступление на земли прибалтийских народов. Вторжение крестоносцев на земли Прибалтики и Северо-Западную Русь было санкционировано римским папой и германским императором Фридрихом П. В крестовом походе приняли также участие германские, датские, норвежские рыцари и воинство из других северных стран Европы.

Рыцарские ордена. Для завоевания земель эстов и латышей из разбитых в Малой Азии отрядов крестоносцев был создан в 1202 г. рыцарский Орден меченосцев. Рыцари носили одежду с изображением меча и креста. Они вели захватническую политику под лозунгом христианизации: «Кто не желает креститься, тот должен умереть». Еще в 1201 г. рыцари высадились в устье реки Западная Двина (Даугава) и основали на месте латышского поселения город Ригу в качестве опорного пункта для подчинения земель Прибалтики. В 1219 г. датские рыцари захватили часть побережья Прибалтики, основав на месте эстонского поселения город Ревель (Таллинн).

В 1224 г. крестоносцы взяли Юрьев (Тарту). Для завоевания земель Литвы (пруссов) и южнорусских земель в 1226 г. прибыли рыцари Тевтонского «ордена, основанного в 1198 г. в Сирии во время крестовых походов. Рыцари — члены ордена носили белые плащи с черным крестом на левом плече. В 1234 г. меченосцы потерпели поражение от новгородско-суздальских войск, а еще через два года — от литовцев и земгалов. Это заставило крестоносцев объединить свои силы. В 1237 г. меченосцы объединились с тевтонами, образовав отделение Тевтонского ордена — Ливонский орден, названный так по наименованию территории, заселенной племенем ливов, которую захватили крестоносцы.

Невская битва. Наступление рыцарей особенно усилилось в связи с ослаблением Руси, истекавшей кровью в борьбе с монгольскими завоевателями.

В июле 1240 г. тяжелым положением Руси попытались воспользоваться шведские феодалы. Шведский флот с войском на борту вошел в устье Невы. Поднявшись по Неве до впадения в нее реки Ижора, рыцарская конница высадилась на берег. Шведы хотели захватить город Старую Ладогу, а затем и Новгород.

Князь Александр Ярославич, которому было в то время 20 лет, со своей дружиной стремительно бросился к месту высадки. «Нас немного, — обратился он к своим воинам, — но не в силе Бог, а в правде».

Скрыто подойдя к лагерю шведов, Александр со своими дружинниками 60 ударил по ним, а небольшое ополчение во главе с новгородцем Мишей отрезало шведам путь, по которому они могли спастись бегством на свои корабли.

Александра Ярославича за победу на Неве русский народ прозвал Невским. Значение этой победы в том, что она надолго остановила шведскую агрессию на восток, сохранила за Русью выход к Балтийскому побережью. (Петр I, подчеркивая право России на Балтийское побережье, в новой столице на месте битвы основал Александро-Невский монастырь.) Ледовое побоище. Летом того же 1240 г. Ливонский орден, а также датские и германские рыцари напали на Русь и захватили город Изборск. Вскоре из-за предательства посадника Твердилы и части бояр был взят Псков (1241). Усобицы и распри привели к тому, что Новгород не помог своим соседям. А борьба между боярством и князем в самом Новгороде завершилась изгнанием Александра Невского из города. В этих условиях отдельные отряды крестоносцев оказались в 30 км от стен Новгорода. По требованию веча Александр Невский возвратился в город.

Вместе со своей дружиной Александр внезапным ударом освободил Псков, Изборск и другие захваченные города. Получив известие, что на него идут основные силы Ордена, Александр Невский перекрыл путь рыцарям, разместив свои войска на льду Чудского озера. Русский князь показал себя как выдающийся полководец. Летописец писал о нем: «Побеждая везде, а не победим николи же». Александр разместил войска под прикрытием крутого берега на льду озера, исключив возможность вражеской разведки своих сил и лишив противника свободы маневра. Учитывая построение рыцарей «свиньей» (в виде трапеции с острым клином впереди, который составляла тяжеловооруженная конница), Александр Невский расположил свои полки в виде треугольника, острием, упиравшимся в берег. Перед сражением часть русских воинов была снабжена специальными крючьями, чтобы стаскивать рыцарей с коней.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера состоялась битва, получившая название Ледового побоища. Рыцарский клин пробил центр русской позиции и уткнулся в берег. Фланговые удары русских полков решили исход сражевия: как клеши, они сдавили рыцарскую «свинью».

Рыцари, не выдержав удара, в панике бежали. Семь верст гнали их новгородцы по льду, который к весне во многих местах стал слабым и проваливался под тяжеловооруженными воинами. Русские преследовали противника, «секли, несяся за ним, как по воздуху», — записал летописец. По данным Новгородской летописи, в битве погибло «немец 400, и ^ 61 50 взято в плен» (немецкие хроники оценивают число погибших в 25 рыцарей). Плененные рыцари с позором были проведены по улицам Господина Великого Новгорода.

Значение этой победы состоит в том, что была ослаблена военная мощь Ливонского ордена. Откликом на Ледовое побоище был рост освободительной борьбы в Прибалтике. Однако, опираясь на помощь римско-католической церкви, рыцари в конце ХШ в. захватили значительную часть Прибалтийских земель.

students-library.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о