Реферат цицерон – : — BestReferat.ru

Содержание

Реферат - Марк Тулий Цицерон

Марк Туллий Цицерон (106—43 гг. до н. э.)— знаменитый римский оратор, юрист, государственный деятель и мыслитель. В его обширном творчестве значительное внимание уделено проблемам государства и права. Специально эти вопросы освещены в его работах «О государстве» и «О законах». Целый ряд политико-правовых проблем рассматривается и в других его произведениях (например, в работе «Об обязанностях»), а также в его многочисленных политических и судебных речах.

Теоретические воззрения Цицерона в области государства и права находятся под заметным влиянием древнегреческой мысли, и прежде всего учений Платона, Аристотеля, Полибия и стоиков. Вместе с тем это «иноземное» влияние Цицерон как патриот Рима и практический политик стремился соединить и согласовать с собственно римскими традициями в области государственно-правовой практики и политико-правовой мысли, с самобытной историей римского государства и права, с реальной обстановкой и актуальными задачами современной ему социальной и политической действительности. В целом творческое использование идей предшественников в политико-правовом учении Цицерона сочетается с развитием им ряда оригинальных и новых положений в области теории государства и права.

Государство (respublica) Цицерон определяет как дело, достояние народа (res populi). При этом он подчеркивает, что «народ не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных между собою согласием в вопросах права и общностью интересов». Тем самым государство в трактовке Цицерона предстает не только как выражение общего интереса всех его свободных членов, что было характерно и для древнегреческих концепций, но одновременно также и как согласованное правовое общение этих членов, как определенное правовое образование, «общий правопорядок». Таким образом, Цицерон стоит у истоков той юридизации понятия государства, которая в последующем имела много приверженцев, вплоть до современных сторонников идеи «правового государства». Основную причину происхождения государства Цицерон видел не столько в слабости людей и их страхе (точка зрения Полибия), сколько в их врожденной потребности жить вместе.
Разделяя в этом вопросе позицию Аристотеля, Цицерон отвергал широко распространенные в его время представления о договорном характере возникновения государства.

Влияние Аристотеля заметно и в трактовке - Цицероном роли семьи как первоначальной ячейки общества, из которой постепенно и естественным путем возникает государство. Он отмечал изначальную связь государства и собственности и разделял положение стоика Панетия о том, что причиной образования государства является охрана собственности. Нарушение неприкосновенности частной и государственной собственности Цицерон характеризует как осквернение и нарушение справедливости и права.

Возникновение государства (также и права) не по мнению и произволу людей, а согласно всеобщим требованиям природы, в том числе и согласно велениям человеческой природы, в трактовке Цицерона означает, что по своей природе и сущности они (государство и право) носят божественный характер и основаны на всеобщем разуме и справедливости. Изучение всей природы, отмечал Цицерон, приводит к пониманию того, что «всем этим миром правит разум». Данное положение, сформулированное еще древнегреческим философом Анаксагором, используется Цицероном для обоснования своего понимания «природы» как обусловленного и пронизанного божественной волей всеобщего источника разумных и справедливых установлений и действий людей. Именно благодаря тому, что люди самой природой наделены «семенами» разума и справедливости и, следовательно, им доступно постижение божественных начал, стало возможным само возникновение упорядоченного человеческого общения, добродетелей, государства и права.

Разум — высшая и лучшая часть души, «царский империй», обуздывающий все низменные чувства и страсти в человеке (алчность, жажду власти и славы и т. д.), «мятеж души». Поэтому, писал Цицерон, «при господстве мудрости нет места ни для страстей, ни для гнева, ни для необдуманных поступков».
В русле традиций древнегреческой мысли Цицерон уделял большое внимание анализу различных форм государственного устройства, возникновению одних форм из других, «круговороту» этих форм, поискам «наилучшей» формы и т. д.
Критерии различения форм государственного устройства Цицерон усматривал в «характере и воле» тех, кто правит
государством. В зависимости от числа правящих он различал три простые формы правления: царскую власть, власть оптиматов (аристократию) и народную власть (демократию). «И вот, когда верховная власть находится в руках у одного человека, мы называем этого одного царем, а такое государственное устройство — царской властью. Когда она находится в руках у выборных, то говорят, что эта гражданская община управляется волей оптиматов. Народной же (ведь ее так и называют) является такая община, в которой все находится в руках народа».

Все эти простые формы (или виды) государства не совершенны и не наилучшие, но они, по Цицерону, все же терпимы и могут быть вполне прочны, если только сохраняются те основы и связи (в том числе — и правовые), которые впервые накрепко объединили людей в силу их общего участия в создании государства. Каждая из этих форм имеет свои достоинства и недостатки. В случае, если бы предстоял выбор среди них, предпочтение отдается царской власти, а на последнее место ставится демократия. «Благоволением своим,— пишет Цицерон, — нас привлекают к себе цари, мудростью — оптиматы, свободой — народы». Перечисленные достоинства разных форм правления, по мысли Цицерона, могут и должны быть в их совокупности, взаимосвязи и единстве представлены в смешанной (а потому и наилучшей) форме государства. В простых же формах государства эти достоинства представлены односторонне, что и обусловливает недостатки простых форм, ведущие к борьбе между различными слоями населения за власть, к смене форм власти, к их вырождению в «неправильные» формы.

Так, при царской власти, пояснял Цицерон, все прочие люди отстранены от участия в принятии решений и законов; народ не пользуется свободой и отстранен от власти и при господстве оптиматов. При демократии же, «когда все вершится по воле народа, то, как бы справедлив и умерен он ни был, все-таки само равенство это не справедливо, раз при нем нет ступеней в общественном положении».

Основной порок простых форм государства состоит, согласно Цицерону, в том, что все они неизбежно, в силу присущей им односторонности и неустойчивости, находятся на «обрывистом и скользком пути», ведущем к несчастью. Царская власть, чреватая произволом единовластного правителя, легко вырождается тиранию, а власть оптиматов из власти наилучших (по мудрости и доблести) превращается в господство клики богатых и знатных. Хотя такая власть и продолжает ошибочно именоваться правлением оптиматов, но на деле, замечает Цицерон, «нет более уродливой формы правления, чем та, при которой богатейшие люди считаются наилучшими». Соответственно и полновластие народа, по оценке Цицерона, приводит к пагубным последствиям, к «безумию и произволу толпы», к ее тиранической власти.

Эти уродливые виды властвования (тирания единоличного владыки или толпы, господство клики) уже не являются, согласно Цицерону, формами государства, поскольку в таких случаях вовсе отсутствует само государство, понимаемое как общее дело и достояние народа, отсутствуют общие интересы и общеобязательное для всех право.

Предотвратить подобное вырождение государственности, по мнению Цицерона, можно лишь в условиях наилучшего (т. е. смешанного) вида государственного устройства, образуемого путем равномерного смешения положительных свойств трех простых форм правления. «Ибо, — подчеркивал он, — желательно, чтобы в государстве было нечто выдающееся и царственное, чтобы одна часть власти была уделена и вручена авторитету первенствующих людей, а некоторые дела были предоставлены суждению и воле народа». В качестве важнейших достоинств такого государственного строя Цицерон отмечал прочность государства и правовое равенство его граждан.

Как путь к смешанной форме правления Цицерон (вслед за Полибием) трактовал эволюцию римской государственности от первоначальной царской власти к сенатской республике. При этом аналогию царской власти он видел в полномочиях магистратов (и, прежде всего, консулов), власти оптиматов — в полномочиях сената, народной власти — в полномочиях народных собраний и народных трибунов. В этой связи Цицерон восхищался дальновидностью и мудростью «предков», создавших такую разумную форму государства, и призывал твердо придерживаться их политических заветов. Подчеркивая опасность крена в сторону того или иного начала смешанной государственности и выступая за их взаимное равновесие, он подчеркивал необходимость «равномерного распределения прав, обязанностей и полномочий — с тем, чтобы достаточно власти было у магистратов, достаточно влияния у совета первенствующих людей и достаточно свободы у народа».

Достоинства государственного устройства Рима — это по оценке Цицерона, плод многовекового опыта всего римского народа, а не создание отдельного одаренного лица, от которого обязательно что-то ускользает. В отличие от Рима в других государствах формы правления создавали на основе своих законов и установлений отдельные лица (например, Минос — на Крите; Ликург — в Спарте; Тесей, Драконт, Солон, Клисфен, Деметрий Фалерский — в Афинах и т. д.).

Значительное преимущество Рима, полагал Цицерон, обусловлено географическим расположением города на суше, легко соединяющейся (благодаря Тибру) с морем, но не у самого моря. Это, по мысли Цицерона, гарантирует от внезапного нападения врагов, чему обычно подвержены приморские города-государства. Кроме того, отмеченный географический фактор благоприятен и в нравственно-этическом плане. «Приморским городам, — писал Цицерон, — свойственны, так сказать, порча и изменение нравов; ибо они приходят в соприкосновение с чужим языком и чужими порядками, и в них не только ввозятся чужеземные товары, но и вносятся чуждые нравы, так что в их отечественных установлениях ничто не может оставаться неизменным в течение долгого времени». Политическим следствием близости города-государства к морю являются нестабильность его строя, частые смены власти. Так, причину бедствий и переворотов, происшедших в Греции, Цицерон усматривает в географических недостатках, связанных с приморским расположением эллинских полисов.

Свою концепцию наилучшей (смешанной) формы государства, в отличие от платоновских проектов идеального государства, Цицерон считал реально осущестимой, подразумевая при этом практику римской республиканской государственности в лучшую пору ее существования («при предках»). Платоновское же государство — это, скорее, не реальность, а лишь желание, оно «не такое, какое могло бы существовать, а такое, в каком было бы возможно усмотреть разумные основы гражданственности».

Правда, Цицерон отдавал себе отчет в том, что реальность восхваляемого им римского смешанного государственного строя — скорее в прошлом, чем в настоящем. Отсюда и его многочисленные апелляции к этому прошлому. Во времена Цицерона римская республика переживала тяжелый кризис и доживала свои последние дни. Политический строй Рима двигался к установлению единоличной власти, к принципату и монархии. Концепция же Цицерона о смешанном правлении и вообще его суждения о государстве как деле народа явно расходились с современными ему социально-политическими реалиями и действительными тенденциями развития римской государственности. Как теоретик и практический политик, находившийся в гуще тогдашней борьбы за власть, Цицерон не мог не видеть тенденцию к перегруппировке сил и власти, к отливу реальных полномочий от прежних республиканских институтов и их концентрации в руках отдельных лиц, и прежде всего тех, кто опирался на армию. Об этом красноречиво говорили примеры возвышения Суллы, Помпея, Цезаря, Антония, Октавиана и др.

В своем творчестве и в своей практической политической деятельности (в качестве квестора, сенатора, эдила, претора и консула) Цицерон последовательно выступал за строй сенатской республики, против полновластия отдельных лиц, в том
числе и против режима личной военной диктатуры.

Смысл «срединного» характера политической позиции Цицерона состоял в том, что он, отстаивая республиканские традиции и систему республиканских учреждений, выступал под лозунгом «всеобщего согласия» всех социальных слоев римских граждан в рамках «общего правопорядка». Эта «срединная» позиция отчетливо проявилась и в политическом лавировании Цицерона между «оптиматами» и «популярами» — приверженцами, условно говоря, двух линий политической ориентации соответственно на верхи и низы общества. Сознавая различие целей оптиматов и популяров, Цицерон вместе с тем развивал представление о том, что подлинные интересы тех и других
вполне могут быть соединены и учтены в рамках «общего согласия». Себя Цицерон, после избрания его на народном собрании консулом, аттестовал (не без демагогии) как истинного защитника народа, как консула-популяра.

С этой позиции «истинного популяра» и борца за «всеобщее согласие» и благо государства он атаковал своих политических противников, в частности таких лжепопуляров, по его оценке, как Рулл, Катилина, Клодий. За его ведущую роль по подавлению «заговора Катилины» Цицерон получил от народного собрания благодарность и почетный титул «отец отечества». Это было в 63 г. до н.э., а в 58 г. до н.э. при трибунате Клодия Цицерон был вынужден покинуть Рим, куда он снова возвратился лишь через 17 месяцев, когда Клодий потерял свое влияние. В конце 50-х гг. Цицерон выступал против всевластия триумвиров (Помпея, Цезаря и Красса) и возможной военной диктатуры. В 40-х гг. установление режима личной власти Цезаря он расценил как «ночь республики», «утрату свободы в государстве» и тиранию. Убийство Цезаря (44 г. до н. э.) он встретил с радостью. Хотя Цицерон и не был в числе заговорщиков, однако последние считали его своим человеком и после убийства Цезаря в сенате выкрикивали «Цицерон!» в знак восстановления свободы.

Конец жизни и деятельности Цицерона (44—43 гг. до н. э.) прошел в борьбе против новой опасности военной диктатуры и новых триумвиров (Антония, Октавиана и Лепида). В этой борьбе Цицерон, выступавший против диктатуры от имени «всей Италии» и всех сторонников республики, играл, по словам Аппиана, роль «единовластного демагога». После победы триумвиров имя Цицерона было включено в проскрипционные списки лиц, подлежащих смерти без суда. 7 декабря 43 г. до н. э. Цицерон был обезглавлен сторонниками триумвиров.

С учетом специфики практической политики и ее особой логики следует все. же признать, что в своей деятельности Цицерон в целом оставался верен основным идеям и принципам той теоритической концепции государства, которую он развивал в своем политическом учении. Ключевая роль и там и тут отводилась представлениям об «общем благе», «согласовании интересов», «общем правопорядке» и т. д.

При этом, разумеется, имелись в виду интересы свободных сословий и граждан римской республики, но вовсе не рабов.

Рабство, по Цицерону, «справедливо потому, что таким людям рабское состояние полезно и это делается им на пользу, когда делается разумно; то есть, когда у бесчестных людей отнимут возможность совершать беззакония, то угнетенные окажутся в лучшем положении, между тем как они, не будучи угнетены, были в худшем». Рабство обусловлено самой природой, которая дарует лучшим людям владычество над слабыми для их же пользы. Такова логика рассуждений Цицерона, которые он стремится подкрепить соображениями о соотношении различных частей души: господин так же правит рабом, как лучшая часть души (разум, мудрость) правит слабыми и порочными частями души (страстями, гневом и т. п.). К рабам, считал Цицерон, следует относиться, как к наемникам: требовать от них соответствующей работы и предоставлять им то, что полагается.

Хотя характеристика раба как «наемника» выгодно отличается от распространенных в то время представлений о рабе как «говорящем орудии», однако в целом суждения Цицерона по этой проблеме заметно расходятся с его общими положениями о том, что по природе «все мы подобны и равны друг другу», что между людьми никакого различия нет, что человек — «гражданин всего мира, как бы единого града» и т. д. Много внимания в творчестве Цицерона уделено восхвалению добродетелей истинного государственного деятеля и идеального гражданина. В этой связи он критиковал представления эпикурейцев и ряда стоиков о том, что мудрому человеку не следует принимать на себя бразды правления и вообще активно участвовать в общественной и политической жизни. Считая управление государством сочетанием науки и искусства, требующим не только знаний и добродетелей, но и умения практически их применять в интересах общего блага, Цицерон отмечал, что «сама природа» влечет лучших людей к тому, чтобы «сделать жизнь людей более безопасной и более богатой». Он советовал изучать науки о государстве и праве как «такие науки, которые могут сделать нас полезными государству», усматривая в этом служении государству «самую славную задачу мудрости и величайшее проявление доблести и ее обязанность».

Мудрый государственный деятель, согласно Цицерону, должен видеть и предугадывать пути и повороты в делах государства, чтобы воспрепятствовать неблагоприятному ходу событий (смене форм правления в пагубную сторону, отклонению от общего блага и справедливости) и всячески содействовать прочности и долговечности государства как «общего правопорядка».

Лицо, ведающее делами государства, должно быть мудрым, справедливым, воздержанным и красноречивым. Оно должно, кроме того, быть сведущим в учениях о государстве и «владеть основами права, без знания которых никто не может быть справедлив».

В том крайнем случае, когда под вопрос поставлено само благополучие государства как общего дела народа, с согласия последнего истинный государственный деятель, по Цицерону, должен «как диктатор установить в государстве порядок». Здесь политик выступает не в своих корыстных целях, а в общих интересах как спаситель республики. Следуя Платону, Цицерон полагал, что истинным правителям в награду за их дела «назначено определенное место на небе, чтобы они жили там вечно, испытывая блаженство».

Обязанности идеального гражданина, согласно Цицерону, обусловлены необходимостью следования таким добродетелям, как познание истины, справедливость, величие духа и благопристойность. Гражданин не только не должен сам вредить другим, нарушать чужую собственность или совершать иные несправедливости, но, кроме того, обязан оказывать помощь потерпевшим несправедливость и трудиться для общего блага.
Всемерно восхваляя политическую активность граждан, Цицерон подчеркивал, что «при защите свободы граждан нет частных лиц». Он отмечал также долг гражданина защищать отечество в качестве воина.

Апелляции к природе, к ее разуму и законам характерны и для правовой теории Цицерона. В основе права лежит присущая природе справедливость. Причем справедливость эта понимается Цицероном как вечное, неизменное и неотъемлемое свойство и природы в целом, и человеческой природы. Следовательно, под «природой» как источником справедливости и права (права по природе, естественного права) в его учении имеются в виду весь космос, весь окружающий человека физический и социальный мир, формы человеческого общения и общежития, а также само человеческое бытие, охватывающее его тело и душу, внешнюю и внутреннюю жизнь. Всей этой «природе» (в силу ее божественного начала) присущи разум и законообразность, определенный порядок. Именно данное духовное свойство природы (ее разумно-духовный аспект), а вовсе не ее предметный и телесно-материальный состав, занимающий подчиненное и второстепенное место (как тело по отношению к душе, чувственные части души по отношению к разумной ее части) и является, по Цицерону, подлинным источником и носителем естественного права.

Цицерон дает следующее развернутое определение естественного права: «Истинный закон — это разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга, приказывая; запрещая, от преступления отпугивает; оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им и не воздействует на бесчестных, приказывая им что-либо или запрещая. Предлагать полную или частичную отмену такого закона — кощунство; сколько-нибудь ограничивать 1его действие не дозволено; отменить его полностью невозможно, и мы ни постановлением сената, ни постановлением народа освободиться от этого закона не можем».

Этот «истинный закон» — один и тот же везде и всегда, и «на все народы в любое время будет распространяться один вечный и неизменный закон, причем будет один общий как бы наставник и повелитель всех людей — бог, создатель, судья, автор закона».
Всякого, кто, презрев человеческую природу, своевольно не покоряется данному закону, Цицерон характеризует как беглеца от самого себя, который неминуемо понесет величайшую (божью) кару, если даже ему удастся избежать обычного людского наказания.

В своем учении о естественном праве Цицерон находился под большим влиянием соответствующих идей Платона, Аристотеля и ряда стоиков. Это влияние заметно и там, где он видит существо и смысл справедливости (и, следовательно, основной принцип естественного права) в том, что «она воздает каждому свое и сохраняет равенство между ними».

Справедливость, согласно Цицерону, требует не вредить другим и не нарушать чужую собственность. «Первое требование справедливости, — отмечал он, — состоит в том, чтобы никто никому не вредил, если только не будет спровоцирован на это несправедливостью, а затем, чтобы все пользовались общей собственностью как общей, а частной — как своей». С этих позиций он отвергал такие акции римских популяров, как кассация долгов, ущемление крупных землевладельцев и раздача своим приверженцам и плебсу денег и имущества, отнятых у законных владельцев.

Естественное право (высший, истинный закон), согласно Цицерону, возникло «раньше, чем какой бы то ни было писаный закон, вернее, раньше, чем какое-либо государство вообще было основано». Само государство (как «общий правопорядок») с его установлениями и законами является по своей сущности воплощением того, что по природе есть справедливость и право.
Отсюда вытекает требование, чтобы человеческие установления (политические учреждения, писаные законы и т.д.) соответствовали справедливости и праву, ибо последние не зависят от мнения и усмотрения людей.

Право устанавливается природой, а не человеческими решениями и постановлениями. «Если бы права устанавливались повелениями народов, решениями первенствующих людей, приговорами судей, — писал Цицерон, — то существовало бы право разбойничать, право прелюбодействовать, право предъявлять подложные завещания, если бы права эти могли получать одобрение голосованием или решением толпы». Закон, устанавливаемый людьми, не может нарушить порядок в природе и создавать право из бесправия или благо из зла, честное из позорного.

Соответствие или несоответствие человеческих законов природе (и естественному праву) выступает как критерий и мерило их справедливости или несправедливости. В качестве примера законов, противоречащих справедливости и праву, Цицерон указывал, в частности, на законы тридцати тиранов, правивших в Афинах в 404—403 гг. до н. э., а также на римский закон 82 г. до н. э., согласно которому одобрялись все действия Суллы как консула и проконсула и ему предоставлялись неограниченные полномочия, включая право жизни и смерти по отношению к римским гражданам. Подобные несправедливые законы, как и многие другие «пагубные постановления народов», по словам
Цицерона, «заслуживают названия закона не больше, чем решения, с общего согласия принятые разбойниками».

Законы, принимаемые в том или ином государстве, должны, кроме того, соответствовать установленному в нем строю, традициям и обычаям предков. Важное значение Цицерон (под влиянием Платона) придавал введению (преамбуле) к закону, поскольку «закону свойственно также и стремление кое в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами». Цель такой преамублы — укрепить божественный авторитет закона и использовать страх божьей кары в интересах исполнения людьми своего долга и предотвращения правонарушений.

Свои общие представления о справедливыхзаконах Цицерон конкретизировал в предлагаемых им проектах законов о религии и о магистратах. Имея в виду универсальный характер этих законов, он писал: «Ведь мы издаем законы не для одного только римского народа, но и для всех народов, честных и стойких духом».

Ряд важных положений о правовой регламентации государственной деятельности высказан Цицероном в проекте закона о магистратах. Так, он отмечал, что империй (полномочия должностных лиц) должен быть законным. Следует, считал он, установить «не только для магистратов меру их власти, но и для граждан меру их повиновения. Ведь тот, кто разумно повелевает, рано или поздно должен будет подчиняться, а тот, кто покорно подчиняется, достоин того, чтобы рано или поздно начать повелевать». В общем виде им формулируется и следующий правовой принцип: «Под действие закона должны подпадать все».

В учении Цицерона о праве наряду с отличием естественного права от писаного содержится деление самого писаного права на частное и публичное право. Так называемое право народов трактуется им как частью положительное право разных народов и частью как естественное право международного общения (т. е. как международное естественное право). Он формулирует существенный принцип международного права о необходимости соблюдения обязательств, налагаемых международными договорами. Проводя различие между справедливыми и несправедливыми войнами, он считал несправедливой и нечестивой всякую войну, которая «не была возвещена и объявлена». Война характеризуется им как вынужденный акт, допустимый лишь в случае безуспешности мирных переговоров. В качестве причины справедливой войны им указывается необходимость защиты государства, в качестве цели — установление мира. Цицерон выступал за гуманное обращение с пленными и побежденными.

Отдавая должное этим исторически прогрессивным идеям Цицерона в области международного права, следует вместе с тем отметить его в целом одобрительное отношение к завоевательным войнам римской державы и ее претензиям на мировую гегемонию.

Творческое наследие Цицерона, в том числе и его учение о государстве и праве, оказало большое влияние на всю последующую человеческую культуру. Его труды находились в центре внимания римских (стоики, юристы, историки) и христианских (Лактанций, Августин и др.) авторов. Пристальный интерес к его идеям проявляли мыслители эпохи Возрождения, а затем и французские просветители, видевшие в Цицероне своего великого предтечу и гуманиста. Большим авторитетом имя и идеи Цицерона как великого республиканца, борца за свободу и
справедливость пользовались у деятелей Французской революции (О. Мирабо, М. Робеспьера и др.).

В истории политической и правовой мысли наибольшее внимание многочисленных авторов привлекали, в частности, положения Цицерона о формах государства, о смешанном правлении, о государстве как деле народа и правовом сообществе, о естественном праве, о гражданине как субъекте права и государства (Ф. Аквинский, Г. Греции, Ш. Л. Монтескье и др.). Суждения Цицерона по этому кругу проблем находятся в поле внимания многочисленных современных интерпретаторов.

www.ronl.ru

Реферат - Цицерон - Философия

«Никогда не будет написано более мудрого, более правдивого, более полезного сочинения...»

Вольтер

«Рассуждение об обязанностях» — лучшее сочинение по нравственной философии, которое когда-либо было или будет написано."

Фридрих П

Трактат «Об обязанностях» — последнее философское произведение Марка Туллия Цицерона. Он стал одним из наиболее популярных его философских произведений.

Для современников и ближайших потомков Цицерон был в первую очередь величайшим оратором и стилистом. Для идеологов времен поздней империи христианства — в первую очередь философом и моралистом. Его этика оказала огромное влияние и даже в какой-то мере легла в основу христианского учения о морали.

Трактат разделен на три книги. В первой анализируется понятие нравственно-прекрасного, во второй обсуждается вопрос о полезном и в третьей — о конфликте нравственно-прекрасного с полезным, о конфликте, в результате которого всегда должно торжествовать нравственно-прекрасное.

Жанр трактата «Об обязанностях» для Цицерона необычен. Подавляющее большинство его философских произведений написано в форме диалога, данный же трактат представляет собой наставление сыну. Этот жанр предопредилил в значительной мере своеобразие трактата. Его содержание разнообразно: это и моральные предписания, и отступления политического характера, и исторические примеры, и юридические казусы. В целом трактат Цицерона представляет собой определенный свод правил и норм поведения, рассчитанных отнюдь не на каких-то особых, выдающихся людей или мудрецов, а на обычных честных и «порядочных» граждан. Здесь речь идет об обязанностях, приложимых ко всем людям, ко всем, у кого имеется хоть какая-либо «склонность к доблести»; он не только адресован, но и ориентирован на молодого римлянина (изначально), достойного гражданина, вступающего на путь государственной карьеры.

В основе учения Цицерона об обязанностях лежит представление о высшем благе как о нравственно-прекрасном. Цицерон отмечает, что любой области жизни и деятельности соответствуют свои обязанности, в исполнении которых и состоит нравственный смысл всей жизни. Отсюда следует, что все обязанности должны иметь своим источником стремление к нравственно-прекрасному, к высшему благу.

Нужно отметить, что в то время римские представления о «нравственном» благе развивались в тесной связи с развитием представлений об идеальном гражданине, о его фамильных и гражданских качествах, добродетялях, обязанностях. Поэтому в Риме признанием такой деятельности со стороны общества считался почет (такая позиция в корне отличается от позиции греческих философов). Цицерон также был сторонником римского восприятия нравственно-прекрасного.

Согласно греческим философским учениям Старой Стои только нравственно-прекрасное и соответствующие ему действия есть благо, только порок и соответствующие ему действия — есть единственное зло, все же остальное, что лежит между ними — безразлично.Благо и порок являются такими, что ими нельзя обладать отчасти, а только или вполне или вовсе не обладать, т.е. можно быть только добродетельным или только порочным.

Цицерон же ставит между иделом «блаженного» и «порочного» человека ставит человека «стремящегося», а между благими действиями и пороками — надлежащий поступок, «должное», так называемые «средние действия».

Термин «оязанность», которым решил воспользоваться Цицерон, имел в Риме практический и вполне конкретный характер, да и сам Цицерон не понимал его овлеченно, в смысле какого-то общественного долга. Его больше занимал вопрос, насколько приложим этот термин к государственным обязанностям. Трактат Цицерона «Об обязанностях» имеет в виду обязанности не человека вообще, а обязанности римского гражданина, достойного члена римской общины.

По мнению Цицерона, существует четыре источника, или четыре «части», того, что считается нравственно-прекрасным. В его интерпритации они выглядят следующим образом: на первом месте стоит познание истины, затем следует «двуединая» добродетель — справидливость и благотворительность, затем величие духа и, наконец, благопристойность и умеренность. Из каждой этой добродетели вытекают определенные обязанности, предписываемые стремлением к главной и конечной цели — к высшему благу. Цицерон считает, что обязанности гражданина вытекают из «двуединой» добродетели (справедливости и благотвороительности). Нужно отметить, что он неоднократно подчеркивает общественный, социальный характер этой добродетели. Следовательно, обязанности, вытекающие из нее, тоже должны считаться обязанностями общественными, социальными. Цицерон даже утверждает, что обязанности, вытекающие из «общественного начала», больше «соответствуют природе», чем обязанности, вытекающие из познания.

Критики особо отмечают определение существа справидливости, которое дает Марк Туллий Цицерон. «Первое требование справидливости в том, чтобы никому не наносить вреда, если только тебя не вызвали на это несправидливостью; затем в том, чтобы пользоваться общественной собственностью как общественной, а частной -как своей». Здесь Цицерон также формулирует свое отношение к проблеме собственности.

Частной собственности от природы не бывает, говорит он, она возникает либо путем оккупации незаселенных земель, либо вследствие победы на войне, либо благодаря законам, договорам, жеребьевке. Государство и собственность изначально связаны друг с другом, и охрана собственности есть причина образования государства. И частная, и государственная собственность закрепляются тем или иным историческим актом, приобретающим затем силу закона. Кто завладевает чужой собсбвенностью, утверждает Цицерон, тот нарушает и оскверняет права человеческой общности.

Таким образом, он выступает в качестве защитника и «охранителя» не только частной, но и государственной собственности. Смысл формулы " пользоваться общественной собственностью как общественной, а частной — как своей" требуют не только охранения собственности, но и активного содействия благу всего государства своей деятельностью и своим имуществом. Ссылаясь на Платона, Цицерон говорит, что «мы рожены не только для самих себя, но какую-то часть нас по праву требует отечество, другую часть — друзья. Все, что родит земля, — все это предназначено для пользы людей; люди же, в свою очередь, тоже рождены для людей, дабы они могли приносить пользу друг другу, поэтому, следуя природе, необходимо трудиться для общего блага, употребляя все силы и способности на то, чтобы теснее связать людей в единое общество.»

Далее Цицерон переходит к рассуждению о двух видах несправидливости. С его точки зрения, существует несправидливость не только тех, кто ее причиняет, но и тех, кто не оказывает помощи потерпевшим несправидливость. Для борьбы с несправидливостью надо понимать причины зла. Обычно причинами проявления несправидливости бывают страх, жадность к деньгам, честолюбие, жажда славы. Однако забота о своем имуществе, — подчеркивает Цицерон, — если только она не вредит другому, вовсе не порок. Обдуманная несправидливость должна караться более сурово, чем внезапный эффкт. Мотивы, мешающие борьбе с несправидливостью, бывают, как правило, «узкоэгоистического характера», это — ленность, нерадение, боязнь неприятностей, нежелание участвовать в общественной деятельности. Таким образом, в основе учения Цицерона о справидливости и несправидливости лежит некое представление о неприкосновении собственности, и потому первейшая обязанность заключается в соблюдении и охране этой неприкосновенности. Кстати, Цицерон всегда был ярым противником всяких аграрных законов и вообще вторжений в священную область собственности.

Из понятий справедливости вытекают обязанности «военной морали». Здесь основные положения Цицерона таковы: война может быть только вынужденным актом и допустима лишь в тех случаях, если переговоры не дают никаких результатов. Причина подобных войн только одна: оборона своего государства, цель же их — прочный мир. В обращении с побежденными следует проявлять человечность; сдавшиеся на милость победителя безусловно имеют право на пощаду. Однако он допускает (с некоторыми оговорками относительно причин) войны, которые ведутся ради укрепления власти и славы. «Это результат убежденности во „всемирно-исторической миссии“ Рима». Таким образом вырисовывается новая обязанность и новая черта облика идеального гражданина — обязанность воина, защитника могущества римского государства. А если учесть, что наряду с этим превозносится мирная жизнь и занятие сельским хозяйством, причем говорится, что это «самое приятное и самое достойное занятие для свободного человека», то возникает идеал еще староримским времен — идеал земледельца и воина.

Рассуждение о справидливости заканчивается упоминанием о рабах, по отношению к которым, по мнению Цицерона, тоже следует проявлять справидливость(хоть и своеобразную): к рабам следует относиться как к «наемникам», т.е. требовать от них работу и предоставлять то, что им «полагается». Здеся можно выявить еще одну обязанность — обязанность «справидливого» хозяина, владельца рабов.

Другой «частью», или стороной, социальной добродетели следует считать благотворительность, которую также можно определить как доброту или щедрость. Переходя к рассуждению о благотворительности, Цицерон отмечает прежде всего, что нет ничего более соответствующего человеческой природе. Но применение этой добродетели на практике требует определенной осторожности: благотворительность (или щедрость) не должна ни вредить тому, по отношению к кому ее проявляют, ни идти за счет других людей; она не должна превышать средств самого благотворителя и должна распределяться в соответствии с достоинством того, по отношению к кому ее проявляют. Все это еще раз напоминает, что людская жизнь происходит в обществе, причем «поскольку мы живем не среди совершенных и без исключения мудрых людей, а среди таких, для которых вполне достаточно, если они являются отображением добродетели, то надо также понять, что нельзя полностью пренебрегать ни одним человеком, в котором могут проявляться хотя бы малые признаки такой добродетели».

Говоря олюдской жизни в обществе, Цицерон подчеркивает, что общество связывает людей союзом, разумом, речью (этим люди и отличаются от животных). Человек обязан помогать человеку, но средства отдельных лиц невелики, и потому необходима градация благотворительной деятельности. Она должна быть установлена в соответствии с существующими степенями общности людей. Таких степеней несколько. Если не говорить о понятии человечества в целом, то то можно выделить такие связи, как общность племени, происхождения, языка. Еще более тесной связью считается семья. Это, так называемая, первая ячейка общества, из которой вырастает впоследствии государство.

«Из всех общественных связей, — говорит Цицерон, — для каждого из нас наиболее важны, наиболее дороги наши связи с государством. Дороги нам родители, дороги дети, родственники, близкие друзья, но отечество одно охватило все привязанности всех людей. Какой честный человек поколеблется пойти за него на смерть, если он этим принесет ему пользу?» Таким образом, здесь приводится определенная шкала обязанностей, расположенных в зависимости от их значимости: на первом месте стоят обязанности по отношению к отечеству и родителям, затем — к детям, семье и, потом, к родственникам и друзьям. Так к характерным чертам и обязанностям идеального гражданина прибавляется еще одна (это наиболее специфическая римская черта) — особое отношение к отечеству, семье, близким.

Таковы нравственные нормы и вытекающие из них обязанности, присущие идеальному гражданину. При этом рассматривая их применение в сфере «полезного», Цицерон нашел, что противопоставление «нравственно-прекрасного» и полезного есть величайшее заблуждение, т.е. «что нравственно-прекрасно, то, тем самым, уже и полезно». А «кто захочет снискать истинную славу справидливого человека, тот должен выполнять обязанности, налагаемые справедливостью...»

Многие критики считают, что образ идельного гражданина, со всеми связанными с этим идеалом обязанностями и нормами поведения, со всеми его характерными чертами и качествами, «может рассматриваться как некое своеобразное политическое завещание Цицерона, завещание умудренного жизненным и государственным опытом деятеля, оставляемое им современникам и потомству в один из наиболее напряженных моментов как его личной судьбы, так и судьбы всего римского государства».

Государственный университет

Высшая школа экономики

Эссе по философии

Трактат Цицерона

«Об обязанностях»

и

образ идеального гражданина

Составлено: Провоторова Мария, экономика, 205 группа

Проверено:

1998 год

www.ronl.ru

Реферат - Марк Туллий Цицерон

Содержание

Введение

Глава 1. Марк Туллий Цицерон…………………………………….……….2

1.1 Марк Туллий Цицерон – краткая биография……………………….……..3

1.2 Политическая деятельность Цицерона…………………………….……....3

Глава 2. Цицерон и его «Брут»…………………………………….………....6

2.1 Цицерон и «аттики»……………………………………...………………….6

2.2 Марк Туллий Цицерон и Марк Юний Брут………………………………..7

2.3 Сочинение «Брут»……………………………………………………………8

2.4 Значение «Брута» для риторики……………………………………...…….11

Заключение……………………………………………………………………..16

Список литературы……………………………………………………………17

Введение

Наблюдается устойчивая тенденция к постоянному возрастанию роли публичной речи в современном обществе. Возникает закономерный вопрос, а с чем это связанно?

Во-первых, все большую роль в современном обществе начинает играть личный фактор – обаяние, привлекательность, убедительность человека в общении, навыки убеждения собеседника. Ораторское искусство – является одним из важнейших компонентов личного обаяния любого человека, особенно если он занимает или претендует на место в социальной иерархии. Во-вторых, возрастание роли публичной речи в обществе обусловлено развитием в обществе плюрализма и демократии, т. е. необходимость выступать на массовых собраниях, презентовать свои новые идеи и много другое, делают необходимым для достижения успеха, практическое и теоретическое знание риторики. Также, в современном обществе формируется особый социально-психологический стереотип – доверие к слову. Людям, высказывания и речь которых внешне логична, упорядочена и претендует на истинность, доверяют, считают высказываемые ими мысли правильными, а это является залогом успеха в большинстве современных профессий. Таким образом, риторика – это наука об ораторском искусстве, о мастерстве публичного выступления перед аудиторией. Риторика призвана научить нас, как эффективно воздействовать при помощи своей речи на аудиторию, как достичь успеха, выступая публично.

Свой немалый вклад в развитие риторики внесли ораторы и теоретики, истинные боги ораторского искусства Древнего Рима – Цицерон, Брут, Цезарь, Сократ и др. В Риме пышным цветом расцвело искусство публичного красноречия, и римские авторы обобщили ораторскую практику, сформулировав законы и правила ораторского искусства.

Глава 1. Марк Туллий Цицерон

1.1 Марк Туллий Цицерон – краткая биография.


referatbox.com

Реферат - Цицерон в веках


Реферат - Цицерон в веках
скачать (35.7 kb.)

Доступные файлы (1):


содержание

1.docx

Реклама MarketGid:
Содержание:

Происхождение и воспитание Цицерона 2

Политические взгляды 3

Государственная деятельность 4

Заговор Катилины 6

Изгнание 7

Творчество 9

Оппозиция Марку Антонию и смерть 10

Цицерон в веках 12

Список использованной литературы 14

Происхождение и воспитание Цицерона.

Марк Туллий Цицерон — древнеримский политик и философ, блестящий оратор. А также учитель и кумир Аврелия Августина — основателя августинизма.

Отец Цицерона принадлежал к всадническому сословию; вместе с детьми он переселился в Рим, где они под наблюдением оратора Красса получили греческое образование. Большое влияние на воспитание Цицерона оказали поэт Архий, ораторы Марк Антоний, философ-эпикуреец Федр, философ-стоик Диодот. Право Цицерон изучал под руководством братьев Муциев Сцевол - понтифика и авгура. Первую судебную речь "В защиту Росция" он произнес в 81 в деле против Хрисогона - любимого вольноотпущенника диктатора Суллы. В период разгула проскрипционных казней Суллы это был рискованный шаг со стороны Цицерона. Тем не менее он выиграл процесс и, спасаясь от гнева Суллы, удалился в Афины, где изучал греческую философию и ораторское искусство.

Цицерон спрашивал Дельфийского бога, как ему достичь великой славы, и Пифия в ответ повелела ему руководиться в жизни собственною природой, а не славою у толпы. Вернувшись в Рим, Цицерон первое время держал себя очень осторожно и не спешил занимать должность, а потому не пользовался никаким влиянием и часто слышал за спиною: «Грек!», «Ученый!» — самые обычные и распространенные среди римской черни бранные слова. Но по натуре он был честолюбив, и стал выступать защитником в суде и достиг первенства не постепенно, но сразу, стяжавши громкую известность и затмив всех, кто ни подвизался на форуме. Он насмехался над ораторами, которые громко кричат, и говорил, что они по своей немощи не в состоянии обойтись без крика, как хромые без лошади. Насмешки и шутки подобного рода казались изящными и вполне уместными в суде, но Цицерон злоупотреблял ими, и многим это не нравилось, так что он прослыл человеком недоброго нрава.
^
Цицерон был убежденным сторонником сохранения и укрепления «сенатской республики», основанной на «заветах предков». Свои основные труды он назвал «О республике» и «О законах»; оба произведения написаны в форме диалогов. «Государство есть достояние народа, а народ не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных между собою согласием в вопросах права и общностью интересов».Главные достоинства определения понятия «государство», являются:


  1. Народ - это особая общность людей;

  2. Народ рассматривается как духовная и социальная общность людей, соединенных едиными представлениями о праве и общими интересами;

  3. Право рассматривается как основа объединения народа, «достоянием» которого является государство.

Цицерон пишет о смешанном государственном устройстве как о наиболее стабильном и прочном, т.к. монархия, аристократия и демократия легко трансформируются в свои противоположности. Прочность государства также зависит и от незыблемости законов. «Закон есть решение, отличающее справедливое от несправедливого и выраженное в соответствии с древнейшим началом всего сущего — природой, с которой сообразуются человеческие законы, дурных людей карающие казнью и защищающие и оберегающие честных». Справедливость Цицерон определял как отсутствие несправедливости.

Государственная деятельность.

Цицерон был избран квестором как раз в ту пору, когда в Риме не хватало хлеба, и, получив по жребию Сицилию, сперва пришелся не по душе сицилийцам, которых заставлял посылать продовольствие в столицу; затем, однако, они узнали его ревностное отношение к службе, его справедливость и мягкость и оказали ему такие почести, каких никогда не оказывали ни одному из правителей. А когда много знатных молодых римлян, служивших в войске, предстали перед судом сицилийского претора — их обвиняли в неповиновении начальникам и недостойном поведении, — Цицерон блестящей защитительной речью спас обвиняемых. Гордый всеми своими успехами Цицерон возвращался в Рим, и по пути, как с ним произошел забавный случай. В Кампании ему встретился один видный римлянин, которого он считал своим другом, и Цицерон, в уверенности, что Рим полон славою его имени и деяний, спросил, как судят граждане об его поступках. «Погоди-ка, Цицерон, а где же ты был в последнее время?» — услыхал он в ответ, и сразу же совершенно пал духом, ибо понял, что молва о нем потерялась в городе. Но затем, поразмысливши и напомнив себе, что борется он за славу, а слава бесконечна и досягаемых пределов не ведает, — он сильно умерил свои честолюбивые притязания.

С жаром приступая к делам управления, он считал недопустимым, что ремесленники, пользующиеся бездушными орудиями и снастями, твердо знают их название, употребление и надлежащее место, а государственный муж, которому для успешного исполнения своего долга необходимы помощь и служба живых людей, иной раз легкомысленно пренебрегает знакомством с согражданами. Сам он взял за правило не только запоминать имена, но и старался выяснить, где кто живет, где владеет землею, какими окружен друзьями и соседями. Поэтому, проезжая по любой из областей Италии, Цицерон без труда мог назвать и показать имения своих друзей.

Состояние Цицерона было довольно скромным, — хотя и целиком покрывало его нужды и расходы, — и все же ни платы ни подарков за свои выступления в суде он не брал, вызывая восхищение.

У него было хорошее поместье близ Арпина и два небольших имения, одно подле Неаполя, другое около Помпей. Кроме того в приданое за своей супругой Теренцией он взял сто двадцать тысяч драхм и еще девяносто тысяч получил от кого-то по завещанию. На эти средства он жил и широко и, вместе с тем, воздержно, окружив себя учеными греками и римлянами, и редко когда ложился к столу до захода солнца — не столько за недосугом, сколько по нездоровью. Отцовский дом он уступил брату, а сам поселился у Палатина, чтобы не обременять далекими хождениями тех, кто желал засвидетельствовать ему свою преданность, ибо к дверям его что ни день являлось не меньше народу, чем к Крассу или Помпею, которых тогда чтили как никого в Риме, первого — за богатство, второго за огромное влияние в войске. Да и сам Помпей оказывал Цицерону знаки уважения, и деятельность Цицерона во многом способствовала росту его славы и могущества.

Должности претора Цицерон искал вместе со многими значительными людьми и все же был избран первым. По общему мнению, он был безукоризненным и очень умелым судьею.

Заговор Катилины.

Консульство 63 года стало апогеем политического успеха Цицерона. Ему удалось раскрыть заговор Катилины, стремившегося захватить в Риме власть, устроив предварительно поджоги и расправу над политическими противниками. Убить Цицерона заговорщикам не удалось, сам же консул в нескольких сенатских речах против Катилины, ставших хрестоматийными примерами политического ораторского искусства, добился осуждения и казни заговорщиков. Раскрытие заговора принесло Цицерону громкую славу, даже неподкупный Катон назвал его "отцом отечества".

Однако чрезмерное тщеславие Цицерона, вынуждавшее его во всех своих речах превозносить самого себя, вызывало у многих недовольство. В это время, Плутарх пишет:

«Многие прониклись к нему неприязнью и даже ненавистью — не за какой-нибудь дурной поступок, но лишь потому, что он без конца восхвалял самого себя. Ни сенату, ни народу, ни судьям не удавалось собраться и разойтись, не выслушав ещё раз старой песни про Катилину … Он наводнил похвалами свои книги и сочинения, а его речи, всегда такие благозвучные и чарующие, сделались мукою для слушателей».

Изгнание.

В 60 году до н. э. Юлий Цезарь, Помпей и Красс объединили силы с целью захвата власти, образовав Первый Триумвират. Признавая таланты и популярность Цицерона, они сделали несколько попыток привлечь его на свою сторону. Цицерон, поколебавшись, отказался, предпочтя остаться верным сенату и идеалам Республики. Однако это оставило его открытым для нападок оппонентов, в числе которых был трибун Клодий, невзлюбивший Цицерона с тех пор, как оратор дал против него показания на судебном процессе.

Клодий добивался принятия закона, осуждавшего Цицерона на изгнание, как человека, казнившего римских граждан без суда и следствия. Цицерон обратился за поддержкой к Помпею и другим влиятельным лицам, однако не получил её; кроме того, он подвергся физическим преследованиям со стороны приверженцев Клодия. В апреле 58 года до н. э. он был вынужден уйти в добровольное изгнание.

Едва только стало известно, что Цицерон бежал, Клодий провел голосование об его ссылке и издал указ, чтобы в пределах пятисот миль от Рима никто не давал изгнаннику огня и воды и не пускал его под свой кров. Нигде, однако, не желали исполнять этот указ — слишком велико было уважение к Цицерону; его повсюду принимали с полным дружелюбием и заботливо провожали дальше в дорогу. Изгнав Цицерона, Клодий сжег и загородные его жилища, и городской дом и на месте последнего выстроил храм Свободы. Остальное имущество изгнанника он назначил к продаже, но напрасно глашатай день за днем объявлял о торгах — никто ничего не покупал. Сторонникам аристократии поступки Клодия внушали настоящий ужас, когда же он, увлекая за собою народ, чья дерзость и наглость уже перешла всяческие границы, принялся за самого Помпея и стал поносить некоторые его распоряжения, сделанные во время походов, Помпей, чувствуя, как слава его колеблется, пожалел о том, что бросил Цицерона на

произвол судьбы. Теперь он прилагал все усилия, чтобы с помощью друзей Цицерона возвратить его из ссылки, и так как Клодий ожесточенно сопротивлялся, сенат постановил не решать ни единого из общественных дел, пока Цицерон не получит позволения вернуться.В сентябре 57 года до н. э. Помпей занял более жесткую позицию по отношению к Клодию (причиной тому послужили нападки трибуна). Помпей прогнал его с форума и добился возвращения Цицерона из ссылки.

В 51 году до н. э. он был назначен по жребию наместником Киликии, где успешно правил, пресек мятеж каппадокийцев, не прибегая к оружию, а также нанёс поражение разбойничьим племенам Амана, за что получил титул «императора».

Вернувшись в Рим, Цицерон застал усугубившееся после смерти Красса противостояние между Цезарем и Помпеем. В ходе гражданской войны Цицерон после долгих колебаний принял сторону Помпея, однако понимал, что на данном этапе вопрос уже не в том, будет ли Рим республикой или империей, а в том, кто — Цезарь или Помпей — будет императором, и считал оба варианта плачевными для государства.

После битвы при Фарсале (48 год до н. э.) Цицерон отказался от предложенного ему командования войском Помпея, и после стычки с Помпеем Младшим и другими военачальниками, обвинявшими его в предательстве, перебрался в Брундизий. Там он встретился с Цезарем и был им прощен. Во время правления Цезаря он ушёл с политической сцены Рима, так и не сумев примириться с диктаторством, и занялся сочинением и переводом философских трактатов.

^

Речи. Марк Туллий Цицерон опубликовал более сотни речей, политических и судебных, из которых полностью или в значительных фрагментах сохранились 58. До нас дошли также 19 трактатов по риторике, политике и философии, по которым учились ораторскому искусству многие поколения юристов, изучавшие, в частности, и такие приемы Цицерона, как ламентация. Также сохранились более 800 писем Цицерона, содержащих множество биографических сведений и массу ценной информации о римском обществе конца периода республики.

Трактаты. Его философские трактаты, не содержащие новых идей, ценны тем, что излагают, подробно и без искажений, учения ведущих философских школ его времени: стоиков, академиков и эпикурейцев.


Работы Цицерона оказали сильное влияние на религиозных мыслителей, в частности, Св. Августина, представителей возрождения и гуманизма (Петрарку, Эразма Роттердамского, Боккаччо), французских просветителей (Дидро, Вольтера, Руссо, Монтескье) и многих других.

Цитаты.


Бумага не краснеет, бумага все терпит

Когда гремит оружие, музы молчат

Отец истории - такое почетное наименование греческого историка Геродота впервые присвоено ему Цицероном в сочинении «О законах»

О времена! О нравы! - Цицерон часто употреблял в речах, например, в первой речи против Катилины.

Оппозиция Марку Антонию и смерть.

После убийства Цезаря в 44 году до н. э. Цицерон вернулся к политике, решив, что со смертью диктатора республика может быть восстановлена. В борьбе за власть между Марком Антонием и молодым Октавианом, наследником Цезаря, он принял сторону последнего, считая, что сможет манипулировать юношей и с его помощью добиться власти. С целью ослабления позиции Антония, он произнес 14 направленных против него речей, которые он назвал «филиппиками» по аналогии с речами Демосфена, в которых он обличал Филиппа Македонского. Однако, когда Октавиан, благодаря поддержке, оказанной ему Цицероном, пришёл к власти, он заключил союз с Антонием и Лепидом, образовав Второй Триумвират. Антоний добился того, чтобы имя Цицерона вошло в проскрипционные списки «врагов народа», которые триумвиры обнародовали немедленно после образования союза.

Цицерон с братом Квинтом находился тогда в своем имении близ Тускула. Узнав, что оба они объявлены вне закона, они сочли за лучшее добраться до Астуры, небольшого приморского поместья Цицерона, а оттуда плыть в Македонию, к Бруту: уже ходили слухи, будто власть в тех краях принадлежит ему. Их несли в носилках — от горя они обессилели, — и, часто отдыхая дорогой и ставя рядом носилки, они вместе оплакивали свою судьбу. Квинт предлагал, чтобы Цицерон ехал вперед, а он-де догонит брата позже, запасшись дома всем необходимым. Квинт спустя несколько дней был выдан собственными рабами и убит вместе с сыном, а Цицерон прибыл в Астуру и, найдя судно, тотчас поднялся на борт. С попутным ветром они плыли вдоль берега до Цирцей. Тем временем подоспели палачи со своими подручными — центурион Геренний и военный трибун Попилий, которого Цицерон когда-то защищал от обвинения в отцеубийстве. Найдя двери запертыми, они вломились в дом силой, но Цицерона не нашли, а все, кто был внутри, твердили, что знать ничего не знают, и лишь какой-то юнец, по

имени Филолог, получивший у Цицерона благородное воспитание и образование, вольноотпущенник его брата Квинта, шепнул трибуну, что носилки глухими тенистыми дорожками понесли к морю. Цицерон услыхал топот и приказал рабам остановиться и опустить носилки на землю. Подперев, по своему обыкновению, подбородок левою рукой, он пристальным взглядом смотрел на палачей, грязный, давно не стриженный, с иссушенным мучительной заботою лицом, и большинство присутствовавших отвернулось, когда палач подбежал к носилкам. Цицерон сам вытянул шею навстречу мечу, и Геренний перерезал ему горло. Так он погиб на шестьдесят четвертом году жизни. По приказу Антония, Геренний отсек ему голову и руки, которыми он писал «Филиппики». Цицерон сам назвал речи против Антония «Филиппиками», и это название они сохраняют по сей день.

Из записей Плутарха: Слыхал я, что как-то раз, много времени спустя, Цезарь пришел к одному из своих внуков, а в это время в руках у мальчика было какое-то сочинение Цицерона, и он в испуге спрятал свиток под тогой. Цезарь заметил это, взял у него книгу и, стоя, прочитал большую ее часть, а потом вернул свиток внуку и промолвил: «Ученый был человек, что правда, то правда, и любил отечество».

^
Цицерон, несомненно, принадлежал к той особой породе людей, на долю которых еще при жизни выпадает сладкое бремя славы. Но прижизненная слава эфемерна, Цицерон же удостоился несравненно большего: его имя навсегда вошло в историю, и в частности в историю мировой культуры.
Цицерон широко известен как оратор — его имя даже стало нарицательным, — менее известен как политический деятель и почти неизвестен как философ и ученый. Такое распределение «аспектов» его посмертной славы не случайно. Именно как представитель ораторского искусства и римской литературы, как блестящий стилист он вошел в историю мировой культуры; как политический деятель он имеет отношение к такой эпохе и к таким событиям, которые ныне интересуют главным образом историков и, наконец, как философ и ученый он не признается обычно крупным и самостоятельным мыслителем, сказавшим в этой области новое слово.
Тем не менее облик Цицерона рисуется, быть может, более ярко и живо, чем портреты многих выдающихся деятелей, живших совсем недавно или бывших даже нашими современниками. Правда, когда мы имеем в виду мнение о Цицероне как о человеке, мнение, сложившееся в веках, начиная от самой древности и кончая нашим временем, то оно едва ли может быть названо лестным. Цицерон-человек, пожалуй, даже в еще большей мере, чем политический деятель, подвергается, как правило, решительному осуждению.
Человек талантливый, широко образованный, обладающий острым умом и замечательным даром слова, он вместе с тем болезненно честолюбив, мелочно тщеславен, безудержно хвастлив, неустойчив, нерешителен, легко воспламеняется, но так же легко и при малейшей неудаче падает духом, поддается влияниям, лицемерен, лжив и, наконец, даже труслив. Таков набор тех качеств, которыми обычно характеризуется Цицерон как человек.

Неумирающее, непреходящее значение Цицерона и вечно живой интерес к нему объясняются прежде всего тем, что он жил и действовал в великую и драматическую эпоху не только римской, но и мировой истории, в такую эпоху, когда впервые — столь наглядно и в таком грандиозном масштабе — республиканский строй, всеми своими корнями связанный с античной полисной демократией, сменялся тоталитарным режимом поистине мировой империи. И хотя в самом начале главы было сказано, что эта эпоха интересует в наше время сравнительно немногих, но все же каждый, кто по тем или иным причинам заинтересуется ею, уже не сможет избежать ее мощного воздействия и не оценить в полной мере ее огромное историческое значение.
Вклад Цицерона в сокровищницу мировой культуры неисчерпаем. Он неисчерпаем хотя бы потому, что современная (обычно называемая европейской) цивилизация — прямая наследница римской античности. Это известно достаточно широко, это общепризнано, но в связующей цепи одним из немаловажных звеньев был сам Цицерон — его личность, его деятельность, его наследие.

Этот особый характер посмертной славы сумел предугадать один из его современников, который про Цицерона сказал так: «Его триумф и лавры достойнее триумфа и лавров полководца, ибо расширивший пределы римского духа предпочтителен тому, кто расширил пределы римского господства». Современником, сказавшим эти слова, был Юлий Цезарь.

Список использованной литературы:

Плутарх. Сравнительные жизнеописания, М.: Издательство

«Наука», 1994.

С.Л.Утченко. Цицерон и его время. М.: Мысль, 1972.

Бобровникова Т. А. Цицерон: интеллигент в дни революции,

М., Молодая гвардия. 2006.

К. Куманецкого, История культуры Древней Греции и Рима.


Скачать файл (35.7 kb.)


gendocs.ru

Реферат Основные трактаты Цицерона

                                       Содержание

Введение………………………………………………………………………...2

   Глава I Риторика Цицерона……………………………………………….…3

   Глава II «Об ораторе», «Брут, или О знаменитых ораторах», «Оратор»...6

   Глава III Теория и практика Цицерона…………………………………….13

Заключение…………………………………………………………………….19

Список литературы……………………………………………………………18
                                          Введение

                                                                «Кажется, для меня не существует

                                                                 ничего более прекрасного,

                                                                  как умение силой слова

                                                                  владеть толпой слушателей,

                                                                   получить их сердца,

                                                                  направлять их волю

                                                                  куда захочешь и предупреждать ее,

                                                                  откуда хочешь. . . »(М.Т.Цицерон)

      История римского красноречия сохранила немало имен, но среди них лишь некоторые принадлежат выдающимся оратором. Одним из таких был Марк Туллий Цицерон.

        Публичная речь была наиболее распространенным жанром в среде образованных людей античности. Знания, дающие людям владение устной речью, занимающей умы и сердца людей, называлось риторикой. По месту, занимаемому в искусстве художественного слова древней Эллады, риторика была сопоставима с такими жанрами искусства, как героический эпос или классическая греческая драма. Разумеется, подобное сопоставление допустимо лишь для эпохи, в которой эти жанры сосуществовали. Впоследствии, по степени влияния на развитие более поздней европейской литературы риторика, игравшая еще значительную роль в средние века, в новое время уступила место другим жанрам словесности, определившим характер национальных культур Европы на многие века. Надо особо отметить, что из всех видов художественного слова в античном мире публичная речь была наиболее тесно связана с современной ей политической жизнью, социальным строем, уровнем образования людей, бытом, образом мышления, наконец, с особенностями развития культуры народа, создавшего этот жанр.

                                 Глава
I
Риторика Цицерона.

        Крупнейшим классиком античного красноречия и теоретиком ораторского искусства был древнеримский оратор и политик Марк Туллий Цицерон (106-43 гг. до н. э.).  Цицерон широко известен как знаменитый оратор, - его имя даже стало нарицательным, - значительно менее он известен как политический деятель и почти вовсе неизвестен как философ. Такое распределение "аспектов" его славы не случайно. Как представитель ораторского искусства и римской литературы, он прочно и на века вошел в историю мировой культуры; как политический деятель он имел отношение к такой эпохе и событиям, которые ныне интересуют лишь историков (и то далеко не всех!) и, наконец, как философ он едва ли может считаться крупным и самостоятельным мыслителем, сказавшим в этой области какое-то новое слово. И, тем не менее, его философские произведения - в особенности те, которые отобраны для настоящего издания, - представляют большой интерес.

   В теории познания Цицерон склоняется к скептицизму, считая, что нет критерия для отличия реальных представлений от нереальных. Он рассматривает вопросы о высшем благе, о добродетелях как единственном источнике счастья, стремится к совершенству. Такому стремлению соответствуют четыре добродетели: мудрость, справедливость, мужество, умеренность. Его философские воззрения легли в основу взглядов на ораторское искусство.

    Каковы же взгляды Цицерона на ораторское искусство? Теория красноречия Цицерона занимает среднее положение между азианизмом [1]и умеренным классическим аттицизмом. В трактате „Об ораторе" он выбирает свободную форму философского диалога, что позволило ему излагать материал проблемно, дискуссионно, приводя и взвешивая все доводы за и против. Цицерон сетует на то, что красноречие среди всех наук и искусств имеет меньше всего представителей. И это не случайно. По его мнению, настоящих хороших ораторов мало, потому что красноречие - нечто такое, что дается труднее, чем это, кажется. Красноречие рождается из многих знаний и умений. „В самом деле, - пишет он, - ведь здесь необходимо усвоить себе самые разнообразные познания, без которых беглость в словах бессмысленна и смешна; необходимо придать красоту самой речи, и не только отбором, но и расположением слов; и все движения души, которыми природа наделила род человеческий, необходимо изучить до тонкости, потому что вся мощь и искусство красноречия в том и должны проявляться, чтобы или успокаивать, или возбуждать души слушателей. Ко всему этому должны присоединяться юмор и остроумие, образование, достойное свободного человека, быстрота и краткость, как в отражении, так и в нападении, проникнутые тонким изяществом и благовоспитанностью. Кроме того, необходимо знать всю историю древности, чтобы черпать из нее примеры; нельзя также упускать знакомства с законами и гражданскими правами. Нужно ли мне еще распространяться о самом исполнении, которое требует следить и за телодвижениями, и за жестикуляцией, и за выражением лица, и за звуками и оттенками голоса?.. Наконец, что сказать мне о сокровищнице всех познаний - памяти? Ведь само собою, разумеется, что если наши мысли и слова, найденные и обдуманные, не будут поручены ей на хранение, то все достоинства оратора, как бы ни были они блестящи, пропадут даром".

      Красноречие - это искусство, но труднейшее из искусств. Действующими лицами своего диалога, авторитетом которых Цицерон подкреплял свое мнение, были учителя его молодости, лучшие ораторы предшествующего поколения Лициний Красе и Марк Антоний, а также их ученики Сульпиций и Котт и менее значительные лица.[2]
       Глава
II
«Об ораторе», «Брут, или О знаменитых ораторах», «Оратор»

      Самый ранний трактат «Риторика» был написан Цицероном еще в юношестве (83 г. до н.э. ). Его трактат в 3 книгах «Об ораторе» (55 г. до н.э. ) до настоящего времени служит учебным пособием судебной риторики. К 46 г. до н.э. относится книга «Брут» по истории ораторского искусства. Из трактатов по философии права особое значение имеют 6 книг «О государстве» (53 г. до н.э. ), 6 книг «О законах» (51 г. до н.э. ), 3 книги «Об обязанностях» (44 г. до н.э. ). В 46–45 г.г. до н.э. были написаны философские трактаты «О пределах добра и зла», «Тускуланские беседы», «О старости», «О дружбе», религиозно-философские сочинения «О природе богов», «О дивинации», «О судьбе» и др. Из несохранившихся сочинений известны его труды «О гражданском праве», «Об авгурах», «О славе», «О философии», «Об укреплении государства» и т. д.[3]

     Известный римлянин М.Т.Цицерон написал три трактата об ораторском искусстве, в которых он учит разумно логично и правильно строить речь. Но в одном месте он оговаривается : "для оратора ничего нет более важного при произнесении речи, чем расположить к себе слушателя и так его возбудить, чтобы он был руководим больше неким душевным порывом и волнением, чем советом и разумом. Люди ведь гораздо чаще руководствуются в своих решениях ненавистью, или любовью, или надеждой, или боязнью, или заблуждением, или другим каким либо душевным движением, чем справедливостью, или предписанием, или каким-нибудь правовым установлением, или судебным решением, или законами."

     В теоретических трудах о красноречии Цицерон обобщил те принципы, правила и приемы, которым следовал в своей практической деятельности. Известны его трактаты «Об ораторе» (55 г.), «Брут» (46 г.) и «Оратор» (46 г.).

    Цицерон не только производил сильное впечатление на слушателей своими речами, он и писал сочинения по теории красноречия. Главные его трактаты — это "Об ораторе", "Брут" и "Оратор". В них отражен опыт нескольких десятков лет, проведенных Цицероном в сенате, суде, на форуме. Это не учебники по риторике. Автор осмысляет развитие красноречия, его место в обществе, его соотношение с философией и другими явлениями культуры. Трактат "Об ораторе" характеризует идеального оратора. Он написан в форме диалога, которая обусловливает дискуссию. Сторонник практического красноречия Марк Антоний утверждает, что говорящему достаточно ясно изложить свой предмет. Полемизирующий с ним Красс полагает, что оратор должен разбираться и в риторической теории, и в художественной литературе, истории, философии и психологии. Цицерон — сторонник последнего мнения.

   Два других трактата "Брут" и "Оратор" посвящены одному из убийц Цезаря Марку Юнию Бруту. Цицерон любил этого юношу старинного рода, прекрасно образованного, аскетических установок, твердой воли и трезвого ума, хотя Брут был другом ненавистного оратору Цезаря и сторонником нелюбимого им аттикизма[4]. Трактат "Брут" — диалог, в нем участвуют Брут, Аттик и сам Цицерон. Однако это не живая беседа, произведение скорее можно назвать лекцией Цицерона, в которой излагается история римской риторики. Здесь есть, как мы уже упоминали, и полемические мысли: Цицерон критикует аттикизм (Brut. 63—70; 283—200; 283—291). Написав это сочинение, Цицерон отправил его Бруту, который был в то время наместником Цизальпинской Галлии. Последний ответил, прося подробнее разъяснить некоторые положения или, возможно, с чем-то не соглашаясь.

Тогда Цицерон написал сочинение "Оратор". Это как бы длинное письмо Бруту: обращаясь к нему, оратор разъясняет свое мнение. Он говорит о требованиях к совершенному оратору, его образованности и подчеркивает, что идеальный оратор должен выполнить три задачи: доказать свои положения (docere), доставить слушателям удовольствие (delectare) и взволновать их (movere). Желая этого достигнуть, он должен уметь пользоваться тремя главными разновидностями стиля: низкий стиль (genus humile) подходит для убеждения; умеренный (genus modicum) оказывает эстетическое воздействие, а патетическая сила высокого стиля (genus grande) воздействует на чувства и волю (Or. 1—32; 61—139). В этом сочинении Цицерон также пишет о словесном выражении (сочетании слов, особенностях лексики — Or. 140—162) и о ритмике языка (Or. 169—237).

    Произведение «Об ораторе» в трех книгах представляет собой диалог между двумя известными ораторами, предшественниками Цицерона—Лициннем Крассом и Марком Антонием, представителями сенатской партии. Свои взгляды Цицерон выражает устами Красса, считающего, что оратором может быть только разносторонне образованный человек. В таком ораторе Цицерон видит политического деятеля, спасителя государства в тревожное время гражданских войн.

      В этом же трактате Цицерон касается построения и содержания речи, ее оформления. Видное место отводится языку, ритмичности и периодичности речи, ее произнесению, причем Цицерон ссылается на выступление актера, который мимикой, жестами добивается воздействия на душу слушателей. В первой части работы „Об ораторе" Цицерон старается создать идеал образованного оратора, оратора-политика, который был бы одновременно и философом, и историком, и знал бы право. История, философия и право были в то время общеобразовательными предметами. „Если же речь идет о том, что по-настоящему превосходно, - пишет Цицерон, - то пальма первенства принадлежит тому, кто и учен, и красноречив. Если мы согласимся назвать его и оратором, и философом, то и спорить не о чем, если же эти два понятия разделить, то философы окажутся ниже ораторов, потому что совершенный оратор обладает всеми знаниями философов, а философ далеко не всегда располагает красноречием оратора; и очень жаль, что философы этим пренебрегают, ибо оно, думается, могло бы послужить завершением их образования". Так возникает образ идеального оратора, образованного и тем самым поднимающегося над обыденным сознанием, над толпой, способного вести ее за собой. Цицерон в трактате „Об ораторе" основывался на некоторых теоретических исследованиях своих предшественников и на практических школьных учебниках, на греческой и римской ораторской традиции и лучших образцах ораторского искусства, на своем практическом опыте. Цицерона можно считать создателем своей риторической теории, которую он наиболее полно изложил в этом трактате.

    Трактаты „Брут" и „Оратор", написанные в 46 г. до н. э., он обращает к Бруту, представителю нового, аттического течения, защищая свою точку зрения. Цель этих сочинений - обосновать законность и превосходство того ораторского идеала, пути к которому Цицерон указал в диалоге „Об ораторе". Обосновывает он это направление и с точки зрения исторической (в „Бруте"), и с точки зрения теоретической (в „Ораторе").

      В диалоге „Брут, или О знаменитых ораторах" Цицерон перечисляет почти всех знаменитых ораторов - свыше двухсот - в хронологическом порядке с краткими характеристиками каждого. Для Цицерона римское красноречие - предмет национальной гордости, и он счастлив стать первым его историком. Этот труд - сочинение критическое и полемическое, имеющее своей целью не только характеристику ораторов, но главным образом защиту и развитие тех идей, которые высказаны в предыдущем трактате.

   В своей истории красноречия он рисует продуманную картину исторического прогресса и постепенного восхождения красноречия от ничтожества к совершенству. Красноречие для Цицерона - по-прежнему не самоцель, а лишь форма политической деятельности, и судьба красноречия неразрывно связана с судьбой государства. Развитие римского красноречия, считает Цицерон, определяется, прежде всего, внутренними причинами - широтой и глубиной усвоения греческой культуры и развитием культуры римской. На примерах критического разбора речей греческих и римских ораторов он еще раз утверждает идеи, которые высказаны им в трактате „Об ораторе"

     В трактате «Брут», посвященном своему другу Бруту, Цицерон говорит об истории греческого и римского красноречия, останавливаясь более подробно на последнем. Содержание этого сочинении раскрывается в другом его наименовании—«О знаменитых ораторах». Большое значение этот трактат получил в эпоху Возрождения. Цель его— доказать превосходство римских ораторов перед греческими.

       Цицерон считает, что недостаточно одной простоты греческого оратора Лисия,— эта простота должна быть дополнена возвышенностью и силой выражения Демосфена. Давая характеристику множеству ораторов, он считает себя выдающимся римским оратором.

   «Оратор» - завершающее произведение риторической трилогии Цицерона. Вначале он рисует образ совершенного оратора, однако делает оговорку: „Создавая образ совершенного оратора, я обрисую его таким, каким, быть может, никто и не был". В этом трактате больше всего Цицерон говорит о словесном выражении и о ритме, что диктуется его стремлением доказать аттицистам - а именно по этим вопросам шел спор - свою правоту: он стремился отстоять свое право на величественный и пышный слог, отведя упреки в азианстве и обличив недостаточность и слабость проповедуемой аттицистами простоты. Он выдвигает в качестве аргумента эллинистическое учение о трех стилях красноречия: высоком, среднем и простом. Простой стиль призван убедить, средний - усладить, высокий - взволновать и увлечь слушателя.

    Цицерон видит красоту речи в ее свежести, сочности, нежности, учености, благородстве, пленительности, изяществе, страстности, причем „цветы слов и мыслей" должны распределяться в речи „с разбором". Словесные нагромождения, речь, расцвеченная чрезмерно яркими красками, не доставляет длительного удовольствия, пресыщает слушателей, раздражает их. По этим взглядам Цицерона нельзя было причислить ну к аттицистам, ни к азианцам. Он создал свой собственный стиль и требовал разумного употребления „цветов красноречия. Он продемонстрировал глубокое проникновение в сущность ораторского искусства, создав ораторскую теорию на основе своего богатого опыта. Блестящий теоретик, он обобщил и критически переосмыслил взгляды на ораторское искусство теоретиков и практиков красноречия, путем тщательного анализа сопоставил различные точки зрения, создал свою теорию.

    Наконец, в трактате «Оратор» Цицерон излагает свое мнение о применении различных стилей в зависимости от содержания речи, с целью убедить слушателей, произвести впечатление изяществом и красотой речи, и, наконец, увлечь и взволновать возвышенностью. Большое внимание уделяется периодизации речи, подробно излагается теория ритма, особенно в концовках членов периода. [5]

     Дошедшие до нас труды оратора имеют исключительную историческую и культурную ценность. Уже в средние века, а особенно в эпоху Возрождения, специалисты интересовались риторическими и философскими сочинениями Цицерона, по последним знакомились с греческими философскими школами.

    Блестящий стилист, умеющий выражать малейшие оттенки мысли, Цицерон явился создателем того изящного литературного языка, который считался образцом латинской прозы. В эпоху Просвещения рационалистические философские взгляды Цицерона оказали влияние на Вольтера и Монтескье, написавшего трактат «Дух законов».
                     Глава
III
Теория и практика Цицерона

      Ораторское искусство было могучим средством во всех сферах человеческого общества в Греции и в Римской республике.  Важное значение для выступающих, педусим начинающих, имели упражнения и письменные упражнения: "Письменные упражнения — самый лучший и самый выдающийся создатель, и учитель красноречия". Когда мы пишем, доказывает Цицерон, то наше внимание сплошь мобилизована, перед нами предстает весь предмет; доказательства, касающиеся дела. Также необходимо было делать упражнения для голоса, молодец телодвижений.

       Если оратору поручают тяжелые и сложные судебные дела, оратор должен тщательно и глубоко изучать их, если решил ими заняться. Глубокое изучение дела дает возможность оратору определить суть спора, ее причину. Главной целью речи было убедить слушателей. Для этого, говорит Цицерон, должны опираться на три вещи:

необходимо доказать, что правда то, что мы защищаем;

нам нужно сделать сообщниками тех, кто сначала к нам не прислушался;

направить их чувства туда, куда добиваться дело.

                   Цицерон определяет два источника доказательств:

    Первым источником считались документы, могли быть акты, договоры, соглашения, второй источником — было лицо оратора.

  Речь, утверждает Цицерон, которой оратор пытается тронуть слушателей, должен волновать его больше, чем кого-либо из присутствующих. Каждый шаг оратора должен быть осторожным, обдуманным, чтобы не вызывать у людей злобы. Оратор должен направлять ненависть и гнев на противника и отвлекать их от себя, так же следует использовать и чувство надежды, радости и досады. [6]

Цицерон утверждал, что полезно возбуждать смех, потому веселье умножает благосклонность слушателей. Чаще оратор использует смех тогда когда подвергается нападению противника.

     Оратору для произнесения совещательных речей надо иметь ум, уважение граждан, красноречие. Перед сенатскими заседатели оратор излагает свои соображения кратко, не занимая большого количества времени. Выступления должны были быть исполнены силы, значимости и разнообразии изложения. Когда оратор, говорит Цицерон, что-то советует народу в государственных делах, то сам должен хорошо изучать государственный строй. Чтобы воздействовать на народ, нужно также знать его обычаи, людей. Главной ареной ораторского труда оратора были народное собрание. И здесь, на трибуне, росла, совершенствовалась ораторская мастерство каждого оратора.

        В речах перед народом, утверждал Цицерон, нужно избегать слов которые могут оскорбить его, вызвать всеобщее возмущение.

Язык ораторов должна быть ясной. Оратор должен обладать чистым литературным языком, а слова не должны содержать в себе двусмысленности. Речь должна быть уважительной, приятной, элегантной, отражать необходимое количество чувств, страданий.

    В речах Цицерон советует избегать простых и «острых слов», а вместо этого употреблять слова изысканные и ясны. Иногда оратор использует беглый обзор, краткое объяснение основных вопросов. Оратор использует гиперболу, колебания, поправку к сказанного, гнев, просьбы и другие стилистические средства. Цицерон останавливается на образе совершенного оратора. Такой оратор обладает всеми тремя стилями — низким, умеренным и высоким.

         Основные средствами красноречия Цицерон считал этос и пафос.

Этос использует для изображения характеров, обычаев, образов жизни, пафос — для возбуждения слушателей.

     Исполнительское мастерство трогает всех, ибо человеческие чувства возбуждаются одинаковыми факторами.

                          Исполнительское мастерство Цицерона

    Композиции речей Цицерона, его характеристики персонажей, исторических событий является убедительным доказательством его дарование. Гибкость его ума, полета его творческой и художественной фантазии. Каждая речь оратора — стройная логическая строение, украшена изысканными стилистическими средствами, где содержание и форма создает гармонию, составляют единую художественную целостность всесторонних и глубоких знаний, разнообразие чувств и совершенства изложения. Каждая его речь — это художественное произведение.

     Исполнительское мастерство Цицерона была безупречной. Каждый жест оратора, его мимика, движения глаз, модуляция голоса возникли под влиянием соответствующего содержания произносимой речи, создавали великолепную гармонию, увлекая слушателей. Во многом успех вынесения определял голос, о котором оратор надо было всегда беспокоиться. Он имел сильный и красивый голос, хорошо поставленный, способный выражать самые разные чувства. Когда Цицерон обращал свои слова. Полные гнева против Катилины, голос был резким, порывистым. Звучал с большой силой, потому что эта речь содержит гневные и бурные интонации[7].

      Другим голосом, тоном оратор рассказывает о благотворительном поступок Цецилии, которая гостеприимно приняла в дом Секста Росция в трудную минуту его жизни.

Все это можно передать только с помощью силы и модуляционных гибкости голоса. Природа щедро одарила оратора остротой и необыкновенной способностью вводить в текст речей различные виды смешного. Он довольно широко осветил теорию смешного в трактате "Об ораторе". Все это он умело применил эту острую оружие против противников. Ораторской прозе Цицерона принадлежит стилистическое совершенство и точность высказывания.
                                          Заключение

     Античные теории красноречия входят в золотой фонд риторической науки. И, естественно, для понимания сущности красноречия необходимо прежде всего познакомиться со взглядами древних риторов. В древней риторической науке можно назвать имена исследователей, которые занимали ведущее место в разработке теории красноречия. Это Платон, Аристотель, Цицерон, Квинтилиан и некоторые другие. Именно их теоретические изыскания составляют ту платформу, на которой основывались дальнейшие исследования.

      Три трактата об ораторском искусстве отражают богатый опыт античной риторики и его собственный практический опыт крупнейшего римского оратора. Эти трактаты - „Об ораторе", „Брут, или О знаменитых ораторах", „Оратор" - памятники античной теории словесности, античного гуманизма, имевшие глубокое влияние на всю европейскую культуру.

Цицерон считает, что основа ораторского искусства, прежде всего - глубокое знание предмета; если же за речью не стоит глубокое содержание, усвоенное и познанное оратором, то словесное выражение - пустая и ребяческая болтовня.
                              Список литературы.

1.М.Т Цицерон  трактат«Об ораторе» 55 г. до н.э.

2.М. Т. Цицерон трактат «Брут» или « О знаменитых ораторах» 46 г. до н.э.

3 М. Т. Цицерон трактат «Оратор» 46 г. до н.э.

4. Утченко С. П. Цицерон и его время. М .2006

5. Н.Н.Кохтев Основы ораторской речи. Московский университет, 2007.

6. Гаспаров М. Л. Цицерон и античная риторика. / Марк Туллий Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. М., 2008, с. 7—74.

7. http://ru.wikipedia.org/

8. Цицерон. Хрестоматия по риторике. - Пермь: ЗУУНЦ, 2006

bukvasha.ru

Реферат - О Цицероне - История

(источник: Бейкер Дж. Август. Первый император Рима / пер. с англ. Н.А. Поздняковой. – М.: Центрполиграф, 2003. – 346 с.)

Являясь сторонником республиканского строя, Цицерон одобрял убийство Юлия Цезаря, так как считал, что правление Цезаря представляло собой угрозу для республиканских институтов.

Цицерон считал организаторов убийства Юлия Цезаря Брута и Кассия освободителями римского народа от тирана.

Когда над противниками Цезаря нависла угроза, Цицерон стал их рупором, который перевел свои ощущения в слова. Цицерон стал осознавать, что убийцы Цезаря, предполагаемого тирана, вместо того чтобы освободить Рим от всего, что его давило, не добились никакого результата, кроме разве того, что получили нового, еще более ужасного, чем Цезарь, тирана – Марка Антония. В письме Аттику Цицерон писал: «Мы убили тирана, но не тиранию».

Цицерон сожалел о том, что вместе с Цезарем не был убит и Марк Антоний.

26 июня 44 г. до н.э. в Антии произошла встреча ближайших заговорщиков и противников Цезаря: Цицерона, Марка Брута, Сервилии – матери Брута (одно время бывшей любовницей Юлия), Порции – жены Брута, Кассия, Тертуллы – жены Кассия и Фавония. На этой встрече заговорщики решали, как им поступать дальше.

Для того чтобы привлечь на свою сторону как можно больше римских граждан Цицерон, как римский сенатор, произнес в Сенате речь направленную против Марка Антония, которая получила название «Филиппика» («Первая филиппика»). Таким образом, Цицерон хотел провести параллель между своим сложившимся положением и положением Демосфена, великого греческого оратора, политического противника Филиппа Македонского.

Отвечая на «Первую филиппику» Марк Антоний в Сенате обвинил Цицерона не только в соучастии в убийстве Цезаря, но и в том, что он был душой заговора, тайной главой олигархов, подстрекавшим людей глупых, но отважных сделать за него работу, за которую он не желал отвечать…

Уехав из Рима в Путеолы Цицерон сочинил «Вторую филиппику», которую распространил среди своих друзей и тех, кто казался подходящим объектом пропаганды. Это были личные нападки на Марка Антония. Цицерон изобразил Марка Антония как пьяницу и развратника, погрязшего во вседозволенности, крови и ненависти.

В свою очередь Марк Антоний заявлял, что этот змей Цицерон вновь занялся подстрекательством к политическому убийству.

Ряд легионов отказались подчиняться Марку Антонию, а два – перешли на сторону Октавиана.

24 октября 44 г. до н.э. Марк Антоний созвал Сенат и объявил Октавиана Спартаком, а Цицерона – вдохновителем его некрасивых дел. После этого началась гражданская война между Марком Антонием и Октавианом.

Цицерон пошел на сближение с Октавианом, так как рассчитывал на то, что с помощью Октавиана оптиматы смогут свергнуть ненавистного Марка Антония. Если они возьмут юношу под свое крыло, учитывая, что он законный наследник Цезаря, и с его помощью скинут Антония, они, возможно, найдут в дальнейшем способ оттеснить его и взять власть в свои руки. Кроме того, Цицерон рассчитывал, что он станет великим государственным деятелем и возглавит все предприятия!

20 декабря 44 г. до н.э. Цицерон выступил с речью в Сенате, которая известна как «Третья филиппика». В своей речи Цицерон указал на опасность, грозящую государству, призвал к решительным действиям, отметив патриотический настрой Октавиана, который предоставил свои войска в распоряжение республики, и внес предложение о придании дополнительных полномочий новым консулам, как только те вступят в должность с 1 января 43 г. до н.э. Эта речь способствовала тому, что сторонники Цезаря по общему согласию вернулись к власти, а Марк Антоний, которому несколько месяцев назад не было равных, стал мятежником и беглецом, преследуемым официальными органами государства.

В «Пятой филиппике» Цицерон призвал к продолжению борьбы против Марка Антония, пока опасность не будет предотвращена.

Октавиан, принимая поддержку в Сенате со стороны Цицерона, мало верил в его искренность. Он понимал, что Цицерон и оптиматы, как старая олигархическая партия, хотели просто использовать его в качестве подходящего инструмента, который затем можно отложить в сторону за ненадобностью.

Цицерон, способствуя вооружению сторонников Октавиана для победы над Марком Антонием, попутно активно содействовал вооружению Марка Брута, который находился с войсками в Македонии и подстрекал его к наращиванию силы на востоке. Кассий с одобрения Сената собирал большую армию в Сирии. Зная об этом, Октавиан, как бы молод он ни был, не давал себя одурачить; он понимал, что его используют как орудие и, как только он уберет Антония, у него и его друзей будет очень мало шансов противостоять огромным армиям Брута и Кассия.

Имея должность пропретора и четыре легиона под своим командованием Октавиан вошел в Рим и добился того, что 19 секстилия (августа) 43 г. до н.э. он был избран консулом вместе со своим кузеном Квинтом Педием и, таки образом, стал во главе Римского государства.

Своими действиями Октавиан доказал, что он является безусловным лидером партии цезарианцев, а потому военные вожди в Галлии и Испании решили заключить с ним соглашение.

После того как Октавиан отправился на север, чтобы встретиться с военными вождями сенаторы воспользовавшись ситуацией стали искать удобный предлог для возвращения Антония и Лепида. Постановления Сената, объявлявшие врагами Антония и Лепида, были отозваны, а к ним направлены дружеские послания. Этот дружелюбный жест был весьма на руку Октавиану.

Около Бононии (где расположена современная Болонья) встретились Октавиан, Антоний и Лепид, каждый с пятью легионами. На острове на реке Рен произошли переговоры между Октавианом, Антонием и Лепидом (переговоры продолжались три дня). Три лидера пришли к соглашению, в соответствии с которым партия Цезаря могла выступить единым фронтом против общего врага, при этом никто из них не должен был действовать во имя личной выгоды и все три лидера были равны. Октавиан должен был жениться на приемной дочери Антония Клодии, чтобы укрепить их союз. В соответствии с законом должен был быть избран новый магистрат – триумвират, или тройственный союз, с целью реорганизации государства (членами которого стали Октавиан, Антоний и Лепид). В действительности это была тройная диктатура с той особенностью, что ей придавался законный статус и устанавливалась она на пять лет. Комитет триумвиров выдвигал обычных магистратов на каждый год. Эти магистраты предназначались для управления Италией и другими владениями Рима, распределенными между тремя участниками триумвирата. Лепиду достались Испания и южная часть Галлии – Провинция, или Прованс, как эта территория стала называться позже. Антоний управлял Галлией – Цезальпийской и Трансальпийской, а Октавиану достались Сицилия, Сардиния и Африка. Восточные провинции, которые были в руках цезарианцев, не распределялись.

Цель такого раздела – каждому предоставить отдельный годовой доход, чтобы избежать споров.

Далее было решено, что в начале следующего года консулами изберут Лепида и Планка; Лепид остается в Риме и отвечает за дела в Италии, а руководство Испанией поручает своему помощнику.

Соглашение, достигнутое между Октавианом, Антонием и Лепидом, было ими подписано и имело силу документа. Октавиан как консул огласил его перед легионами.

Однако перед войском не были оглашены статьи касавшиеся устранения некоторых людей, мешавших достижению окончательного мира и согласия. В связи с этим был составлен проскрипционный список. Первым неугодным по требованию Антония оказался Цицерон. В проскрипционные списки, согласно Аппиану, попали около 300 сенаторов (около 2/3 сената) и 2000 всадников. Никто не имел права укрывать или защищать людей, занесенных в проскрипционные списки. Всякий, кто способствовал их укрыванию, автоматически пополнял список. Всякий, кто приносил голову занесенного в список, получал, если это был свободный гражданин, 100 тысяч сестерциев, если раб – 2/5 этой суммы плюс свободу и социальный статус своего хозяина. Информаторы получали тоже самое. Имена тех, кто давал информацию или получал награду, хранили в тайне и не записывались.

Когда обнародовали проскрипционные списки, Цицерон находился в своей тускуланской усадьбе со своим братом Квинтом и племянником, сыном Квинта. Друзья Цицерона и его агенты, в Риме узнав о том, что Цицерон внесен в проскрипционные списки послали ему предостережение. Цицерон покинул Тускул и направился в Астуру, намереваясь там сесть на корабль, что он и сделал.

Если бы Цицерон и в самом деле страстно желал скрыться от преследований, ничто не могло бы предотвратить его бегства. Дело было не в удаче и не в способе, отсутствовала воля. Он всегда плохо переносил плавание, а тут еще усилился встречный ветер, штормило. Цицерон настоял на высадке у Церциума на небольшом расстоянии от побережья; и здесь он задумался явно в нерешительности не просто о том, что ему делать, но и том, чего он хочет. Если бы ему понадобилось писать трактат или произнести речь на эту тему, он не задумываясь сделал бы это; однако, когда речь шла о столкновении с действительностью, он не мог решиться. Надо ли ему плыть к Марку Бруту в Македонию? Или к Кассию в Сирию? Или к Сексту Помпею на Сицилию? Все это слишком хлопотно. Он, наверное, подумал, что легче всего умереть.

Цицерон продолжил путь в Кайету, где еще раз сошел на берег, чтобы побывать в своем формианском имении. Вследствие своей необоримой привычки к эпиграммам Цицерон говорил, что ему следует умереть на земле, которую он столько раз спасал. Слуги видели, что он устал и утратил надежду, но он, несомненно, бывал таким и прежде, и они посадили его в паланкин и направились к кораблю, который стоял в Кайетанской гавани. Едва Цицерон в сопровождении слуг покинул пределы своего имения, как появился отряд, которым командовал Попилий Лаена, разыскивавший Цицерона.

Попилий Лаена был из породы людей, которые в истории прославились тем, что принадлежали к племени Иуды. Цицерон однажды защищал его в суде и спас от обвинений в смерти отца; и этот человек теперь поставил себе целью погубить Цицерона.

Рабы, сопровождавшие Цицерона, опустили носилки и приготовились сражаться. Цицерон видел рвение своих слуг и понимал, что его невозможно спасти без кровопролития, а он больше не ценил столь дорого свою жизнь. Выйдя из носилок Цицерон дал себя убить. Убийца, наверное, был не очень опытным, или он нервничал, или слишком возбудился, или его смущало окружение – во всяком случае, ему пришлось ударить мечом три раза, прежде чем упала голова. По приказанию Антония руки Цицерона были отрезаны (за написание «Филиппик», особенно «Второй филиппики»), и с этими дарами Попилий Лаена возвратился в Рим.

Голова Цицерона была выставлена на рострах вместе с обеими руками. Жена Антония – Фульвия пронзила язык мертвой головы Цицерона булавкой.

После того как с Цицероном было покончено Марк Антоний заявил, что проскрипциям конец, поскольку они ему больше не нужны. И действительно, в основном проскрипции были нацелены на Марка Тулия Цицерона. Гонения на остальных лиц, занесенных в проскрипционные списки, вскоре были прекращены.

Марк Туллий Цицерон был доктринером, то есть человеком, чей идеал политического правления целиком основывался на прежнем опыте других людей древности и чей литературный критицизм имел те же корни. В трудах Цицерона нет и намека на то, что он когда-либо соприкасался с истинными нуждами повседневности или, что он когда-либо предполагал, что с нуждами его современников следует считаться. Цицерона интересовали идеи, а не людские нужды. В этом он был противоположностью Юлия Цезаря и Октавиана Августа.

В отличие от Цицерона Юлий руководствовался прежде всего насущными требованиями дня и прислушивался к нуждам простых людей. Юлий жил в мире людей, а не в мире идей.

Цицерон последовательно основывал свою политику на верховенстве древних и устарелых представлений о политическом руководстве; он был хорошим гражданином давно умершего государства, в то время как Юлий прорубал тропу сквозь джунгли человеческих нужд и чаяний, которые он, может быть, и не понимал, но к голосу которых прислушивался.

Отсюда и создание в последнее время жизни Цезаря – инстинктивно – тех форм государственного правления, которые подходили бы великому государству. Не было другого пути создать их. Цезарь следовал тенденции настоятельной необходимости в том направлении, какое считал верным. Вот здесь и пролегает вечное различие между интеллектуалами и доктринерами, которые опираются на удобные теории, и практическими политиками, которые следуют зову человечества в целом.

(В политике, как и на войне, Юлий поступал, руководствуясь характерной смесью проницательности и в еще большей степени риском.)

www.ronl.ru

Цицерон (1) (Реферат) - TopRef.ru

Цицерон

Д.Дилите

И рядом с Теренцием, и после него во II в. до н. э. жили многие комедиографы, авторы трагедий, историки, ораторы, создатели сатир. К сожалению, от их творчества остались только фрагменты. Дошедшее до нас полностью сочинение по агрономии — книгу Марка Порция Катона "О земледелии" — обычно не относят к истории литературы.

По прошествии полувека после смерти Теренция в мире многое изменилось. Рим, разрушивший Карфаген и утвердившийся на северо-западе Африки, завоевавший Испанию, Грецию, Македонию, города Малой Азии, часть Галлии, стал большим, богатым и могущественным государством. Изменив облик морского побережья, римские мечи в I. в. до н. э. повернулись друг против друга. В течение большей части этого века бушевали страшные гражданские войны. Деятельность всех творцов этого времени отмечена знаком тех волнений.

Марк Туллий Цицерон (106—43 гг. до н. э.) — самый известный римский оратор первой половины первого века до н. э. и самый знаменитый оратор всех времен. Понятие "оратор" в Риме означало человека, просящего разрешения говорить публично: защитника или обвинителя в суде, прибывшего в чужой край посланника другого государства, политика, способного веско и убедительно говорить в сенате или на народном собрании, полководца, умеющего зажечь воинов страстью к бою, поднять их дух в трудную минуту [9, 6—19]. Цицерону приходилось говорить во всех упомянутых случаях, потому что он хотел и стремился быть типичным римлянином: юрист, политический деятель, полководец. Его сознательная жизнь связана со всеми важнейшими событиями бурной политической жизни. Иногда под давлением обстоятельств Цицерон следил за ними со стороны, но его отсутствие в центре их так же красноречиво и значительно, как и его участие.

Цицерон родился в городе Арпине в Лациуме. Его отец принадлежал к сословию всадников. Род его не гордился ни известными полководцами, ни знаменитыми государственными деятелями. Цицерон был в сенате homo novus, достигший славы и высоких постов не благодаря заслугам предков, а только благодаря собственному таланту и усилиям. Когда он был еще ребенком, отец переселился в Рим. Здесь будущий государственный деятель слушал знаменитейших ораторов, учился юриспруденции, риторической теории, философии.

В Италии в то время бушевала Союзническая война: почти все города Апеннинского полуострова требовали муниципальных прав и вместе с тем римского гражданства. Затем вспыхнула гражданская война между сторонниками Суллы и Мария. В 82 г. до н. э. Сулла впервые в римской истории уничтожал противников по страшным спискам обреченных, называемым проскрипциями.

В 81 г. до н. э. Цицерон выступил с первой защитительной речью в суде, но прославился не этим, а вторым своим делом, в котором защитил Секста Росция, обвиняемого в отцеубийстве. Обвинители быи связаны с могущественным Суллой, и выигравший дело Цицерон на всякий случай на два года отбыл в Грецию и Малую Азию, где далее обучался риторике, интересовался философией. Вернувшись, он начал подниматься по лестнице политической карьеры, начав, как было принято в Риме, с самых низких ступенек. В 75 г. до н. э. он был квестором в Сицилии, жители которой очень уважали его за честность. Когда, уже закончив службу, Цицерон вернулся в Рим, в 70 г. до н. э. сицилийцы обратились к нему с просьбой выдвинуть обвинение в злоупотреблении служебным положением, а также в расхищении имущества храмов и частных лиц против наместника провинции пропретора Верреса. Цицерон написал 7 внушительных обвинительных речей против Верреса, и недобросовестный чиновник отправился в изгнание. Цицерон в то время исполнял обязанности эдила, а в 66 г. до н. э. стал претором. Пройдя более низкие должности, он уже мог добиваться высшей ступени — консулата.

Римляне каждый год избирали по два консула. Цицерон был консулом в 63 г. до н. э. вместе с Гаем Антонием. Он выиграл выборы и во время консульства привлек людей на свою сторону, выдвинув лозунг "Согласие всех сословий, всех порядочных людей" — Concordia ordinum, consensus omnium bonorum. И прежде, и вместе с Цицероном, и во время его консульства консулата добивался также и разорившийся аристократ Луций Сергий Катилина. Четырежды проиграв на выборах, он решил добиться власти силой. Катилина организовал заговор, обещая списать всем долги, осуществить земельную реформу. Цицерон раскрыл заговор, вынудил Катилину уехать из Рима, а пятерых его сообщников было решено казнить. В это время консул выступил с четырьмя знаменитыми речами против Катилины, называемыми теперь "Катилинариями". Они показывают талант Цицерона, так как произносились экспромтом: события бурлили, и оратор не имел времени на подготовку. За ликвидацию заговора сенат присвоил Цицерону титул pater patriae ("отец отечества").

Однако слава его оказалась кратковременной. Достигнутое Цицероном единство общества вскоре было нарушено, так как в Риме разгорелись политические страсти и распространились тенденции единовластия. В 62 г. до н. э. народный трибун Метелл не позволил Цицерону выступить с речью перед народом как человеку, убившему римского гражданина без суда. В 60 г. до н. э. образовали союз и поделили между собой сферы влияния Цезарь, Помпей и Красс, возможно, бывшие в некоторой степени связанными с заговором Катилины, но оставшиеся в тени. Их договор был назван первым триумвиратом. В 58 г. до н. э. декретом сената Цицерон был обвинен в убийстве заговорщиков без решения суда. Он отправился в изгнание, его имущество было конфисковано, дом в Риме разрушен. Отбыв семнадцать месяцев в изгнании, он вернулся, когда изменились политические обстоятельства. Его радостно встречали и приветствовали все жители Апеннинского полуострова по дороге из порта Брундизия в Рим. Однако в политике ему как бы уже не осталось места, потому что триумвиры всех остальных оттеснили в сторону. Цицерону осталась судебная деятельность.

Самые знаменитые речи этого периода — "За Целия" (56 г. до н. э.) и "За Милона" (52 г. до н. э.). Кроме того, он берется за сочинения по риторике и философии: пишет трактаты "Об ораторе", "Государство", "Законы". В 51 г. до н. э. Цицерон получил пост проконсула в Киликии, где прославился как честный чиновник и неплохой полководец. В роковом 49 г. до н. э. Цицерон вернулся в Рим. Приготовившись разгромить Помпея (Красс погиб на Востоке), Цезарь перешел реку Рубикон и вместе с войском вступил на земли, населенные римскими гражданами. Помпей удалился из Рима. Поскольку Помпея вождем войска назначил сенат, с ним отбыли многие сенаторы. Цицерон получил письма Цезаря и его офицера Марка Антония с просьбой остаться, но не послушался. Он уехал в Грецию. В битве при Фарсале, происшедшей между Цезарем и Помпеем, он не участвовал. После поражения Помпея, Цицерон вернулся в Италию. В 47 г. до н. э. он встретился с Цезарем, с разрешения которого вернулся в Рим, но в политике не участвовал.

Теперь он пишет трактаты "Брут", "Оратор", "Парадоксы стоиков", "О границах добра и зла", "Академические исследования", "Тускуланские беседы", "О природе богов", "О гадании" ("О дивинации"), "О роке", "Катон, или О старости", "Лелий, или О дружбе", "Гортензий, или о философии", "Прославление Катона Утического". Два последних не сохранились. Кроме того, защищая сторонников Помпея, Цицерон произнес три речи.

После смерти Цезаря в 44 г. до н. э. Цицерон опять вовлекается в политику. Целью своей деятельности он считал возвращение республиканского строя. Теперь Марк Антоний ему казался главным его противником. Цицерон думал, что ситуация в Риме схожа с ситуацией в Греции времен Демосфена. Царь Македонии Филипп некогда угрожал свободе и независимости Греции, и самый знаменитый греческий оратор Демосфен выступил с "Филиппиками". Марк Антоний угрожает римской демократиии, свободе римских граждан, и Цицерон называет речи, направленные против него, которых сохранилось 14, тоже "Филиппиками". Это талантливые, искренние и смелые речи: Цицерон не мог не понять, что, выступая против Марка Антония, он как бы ходит над бездной (Phil. I 11). Наследник Цезаря по завещанию Октавиан сначала поддержал Цицерона и сенат, но позднее, в 43 г. до н. э., вместе с Антонием и Лепидом составил второй триумвират. Следуя примеру Суллы, триумвиры объявили проскрипции. Антоний потребовал включить Цицерона в проскрипционные списки первым. Оратор пытался бежать, но корабль из-за бури не смог отплыть. Тогда он вернулся в свою усадьбу. Посланные Антонием солдаты там его и убили. Это произошло 7 декабря 43 г. до н. э. Отрубленная голова и руки Цицерона были доставлены Антонию. Тот приказал их прикрепить на форуме у трибуны, с которой Цицерон столько раз произносил свои речи (App. IV 20; Plut. Cic. 47—48).

Таким образом, знаменитый оратор погиб как жертва противников республиканского строя. Образ пламенного борца против единовластия, глашатая свободы, честного, храброго обличителя пороков и недостатков, складывающийся на основе его речей, несколько корректируют письма Цицерона, которых сохранилось около 800. Петрарка был разочарован, увидев, что почитаемый им оратор имел слабости и пороки, что его заботила не только судьба Рима, но и цены, счета, материальные ценности. Поэт начального периода гуманизма даже написал Цицерону письмо с сожалением, что тот взялся за политику, вместо того чтобы отдаться совершенствующей человека философии [6, 5]. Точка зрения Петрарки имела и теперь еще имеет сторонников.

topref.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *