Размышления о божьем величии ломоносов – Поэт и тайны Вселенной в стихотворениях «Утреннее размышление о Божием величестве» и «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния» М.В. Ломоносова.

Ломоносов «Вечернее размышление о Божием величестве…» – читать онлайн полностью

В 1753 г. М. В. Ломоносов (см. его краткую биографию на нашем сайте) в «Изъяснениях», приложенных к «Слову о явлениях, от электрической силы происходящих», сообщал: «Ода моя о северном сиянии, которая сочинена 1743 года, а в 1747 году напечатана, содержит мое давнишнее мнение, что северное сияние движением эфира произведено быть может».

Читайте также анализ «Вечернего размышления» и статью о теме этой оды. Другие материалы о жизни и творчестве М. В. Ломоносова – см. ниже в блоке «Ещё по теме…»

 

Ломоносов. Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния. Чтение оды

 

 

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы чорна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкой прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен
Теряюсь, мысльми утомлен!

 

 

Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов[1];
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы божества
Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря![2]
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

 

 

О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет,
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?[3]

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верхи горят[4];
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в эфир[5].

Сомнений полон ваш ответ
О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик творец?

1743



[1]Там разных множество светов. – Мысль о множестве населенных миров Ломоносов отстаивал и пытался обосновать научными доводами также в своем сочинении «Явление Венеры на Солнце» (Спб., 1761).

[2]С полночных стран встает заря! – Наблюдения над северными сияниями, хорошо известными ему с юности, Ломоносов вел и в Петербурге. Для подготовлявшейся им книги «Испытание причины северного сияния» были исполнены гравюры, сделанные с его собственных зарисовок во время наблюдений.

[3]Как может быть, чтоб мерзлый пар Среди зимы рождал пожар? – Немецкий учёныйХристиан Вольф полагал, что причину северных сияний надо искать в образующихся в недрах земли «тонких испарениях», в том числе селитряных и сернистых, возгорающихся в небе. Эта теория и вызвала вопрос Ломоносова.

[4]Иль тучных гор верьхи горят и т. д. – После необычайного по распространению северного сияния 17 марта 1716 г. группа бреславльских ученых-натуралистов выступила с гипотезой, что северные сияния не что иное, как отражение огней исландского вулкана Геклы в морских северных льдах при их передвижении.

[5]И гладки волны бьют в эфир. Эти слова отражают теорию самого Ломоносова, указывавшего на электрическую природу северных сияний.

 

rushist.com

Поэт и тайны Вселенной в стихотворениях «Утреннее размышление о Божием величестве» и «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния» М.В. Ломоносова.




 

Торжественная ода была не единственным жанром в поэзии Ломоносова. В своих одах Ломоносов не только прославляет победы русских над врагами» («Ода на взятие Хотина») или отмечает различные торжественные даты. Он писал и оды, посвященные религиозным и научным темам. Таковы, например, его два «Размышления»: «Утреннее размышление о божием величестве» (вторая половина 1740 годов) и «Вечернее размышление о божием величестве при случае великого северного сияния» (1743). Стоит отметить, также, что среди научных трудов Ломоносова были и исследования по астрономии. Одно из них называлось «Явление Венеры на Солнце» (1761).

 

Стихотворения с научной тематикой Ломоносов посвятил явлениям природы, прежде всего космической теме. Будучи философом-деистом, Ломоносов видел в природе проявление творческой мощи божества, но в своих стихах он раскрывает не богословскую, а научную сторону этого вопроса: не постижение бога через природу, а изучение самой природы, созданной богом.

 

В них он, как никто и после него, вплоть до наших дней, сумел дать сочетание науки и поэзии в едином целом. В образной, поэтической форме Ломоносов даёт в «Утреннем размышлении» научное описание физического строения солнца, а в «Вечернем размышлении» — свою теорию происхождения северного сияния.

 

В «Вечернем размышлении» у Ломоносова есть несколько предположений о северном сиянии: это преломление солнечных лучей, или «тучных гор верхи горят», или это связано со штилем на море и волны бьют в эфир, и т.д. В заключении он фактически говорит о бессилии современной науки в ответах на некоторые вопросы. В природе, где всё, казалось бы, идёт единожды и навечно установленным порядком, случаются порой дивные вещи, смущающие ум своей непостижимостью.

 

В каждом из «Размышлений» повторяется одна и та же композиция. Сначала изображаются явления, знакомые человеку по его ежедневным впечатлениям. Затем поэт-ученый приподнимает завесу над невидимой, скрытой областью Вселенной, вводящей читателя в новые, неизвестные ему миры. Так, в первой строфе «Утреннего размышления» изображается восход солнца, наступление утра, пробуждение всей природы. Затем Ломоносов начинает говорить о физическом строении Солнца. Рисуется картина, доступная только вдохновенному взору ученого, способного умозрительно представить то, чего не может увидеть «бренное» человеческое «око», — раскаленную, бушующую поверхность солнца. Сложные явления, происходящие на поверхности Солнца, Ломоносов раскрывает с помощью обычных, сугубо зримых «земных» образов.



 

Поэт представляет строение этой планеты как «горящий вечно Океан», где «камни, как вода кипят, горящи там дожди шумят». Мысли о величии солнца приводят поэта к осознанию величия Творца: «Светило дневное блистает лишь только на поверхность тел; но взор твой бездну проницает, не зная никаких предел». В финале Ломоносов сравнивает светило с просвещением, и просит Творца помогать ученому познавать вселенную, чтобы прославлять его творение: «Творец! покрытому мне тьмою / Простри премудрости лучи / И что угодно пред тобою / Всегда творити научи».

 

В этих двух Размышлениях поэт выходит к главным вопросам, которые пытался разрешить всю жизнь. Что представляет собой Вселенная? Познаваема ли она человеческим разумом? Какое место занимает в ней человек?

Открылась бездна звезд полна,

Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,

<…>

 

Так я в сей бездне углублен,

Теряюсь, мысльми утомлен!

Хотя в заглавие стихотворения вынесено «Божие величество», на равных с мотивом великого Творца выступает мотив животворящих сил материи, «природного естества»: Уста премудрых нам гласят:

«Там разных множество светов,

Несчетны солнца там горят,

Народы там и круг веков;

Для общей славы божества

Там равна сила естества».

Форма стихотворений экспрессивна. Построение фраз, синтаксические конструкции провоцируют взволнованный тон повествования. В «Вечернем разымышлении» обилие вопросов рождает напряженную эмоциональную атмосферу поиска разгадок удивительнейших тайн природы:

Но где ж, натура, твой закон?

С полночных стран встает заря!

Не солнце ль ставит там свой трон?




Не льдисты ль мещут огнь моря?

Финальная строфа «Вечерних размышлений» демонстрирует позицию истинного исследователя-ученого: главное в науке – поставить новый вопрос. А затем уже искать на него ответы и сомневаться. Так сомневается дерзкий мыслитель Ломоносов в безграничном «величестве» самого небесного Творца (с этим осторожнее, он сомневается, конечно, но в утреннем размышлении он его прославляет, прим. Бен.), так подталкивает он научную мысль к новому, более современному, пониманию законов мироздания:

Сомнений полон ваш ответ

О том, что о´крест ближних мест.

Скажите ж, коль пространен свет?

И что малейших дале звезд?

Несведом тварей вам конец?

Скажите ж, коль велик Творец?

 

Таким образом, в этих произведениях Ломоносов соединяет науку и искусство. Затем он сделает это в известной в притче «Случились вместе два астронома в пиру» (1761). Его восхищение и полет мысли вызывают не только необычные являения (северное сияние), но и вполне обыденные (восход), что присуще настоящему ученому. Как ученый он задается вопросами о причинах этих явлений, а как поэт восхищается величием и непознанностью вселенной, рассуждает о своем месте в ней и прославляет Господа за столь грандиозное творение.

 

20. Научные доказательства пользы стекла в «Письме о пользе Стекла» М.В. Ломоносова.

Поэзия и наука органически сливаются в замечательном стихотворении Ломоносова «Письмо о пользе стекла» (1752), адресованном Шувалову. Объясняет свой интерес к стеклу: «Неправо о вещах те думают, Шувалов, которые стекло чтут ниже минералов» . Ломоносов не только рассказывает о пользе стекла, но и доходит до глубокой научной, философской и социальной проблематики. Нарисовав картину рождения стекла, разъяснив пользу стекла в быту и научном его употреблении, он логически переходит к другим темам: о человеческом разуме, дерзающем познать природу и подчинить ее, о борьбе разума и невежества на протяжении всей истории человечества, о религии как об «освещении невежества», о науке, объединяющей людей, о золоте, принесшем людям несчастье. Пишет с негодованием о губительной силе золота.

В этом произведении научные интересы исследователя природы сочетаются с опытом деятельного практика, пропагандой научного мировоззрения.

Найти цитаты о научных доказательствах!

 

М.В. Ломоносов – сатирик.

Ломоносов вел борьбу с официальной церковью и иностранной профессурой, которая препятствовала просвещению в стране. Эта борьба нашла отражение в его остросатирических стихотворениях. Как и Кантемир, Ломоносов использовал сатиру как средство борьбы за просвещение. Но если пафос творчества Кантемира заключался в стремлении силой отрицательного примера способствовать просвещению в стране, то Ломоносов видел свою задачу в воздействии на гражданское сознание соотечественников силой положительного примера, и потому сатира занимала в его жизни весьма скромное место. В печати при жизни Ломоносова сатиры не появились.

Сатирические произведения для него были прежде всего средством борьбы с церковниками. «Гимн бороде» — знаменитое едкое и злое пародийное стихотворение, направленное против корыстолюбивых, невежественных попов. Носители бороды — «дураки, врали, проказы», их церковное учение Ломоносов считает ложным.

Это стихотворение всполошило Синод, и он послал Елизавете донос на Ломоносова. Синод требовал сожжения гимна и присылки Ломоносова в Синод для «жестокой казни». К счастью, донос этот оказался без последствий.

Вокруг «гимна бороде» разгорелась ожесточенная литературная борьба. В 1757 церковники направили против Ломоносова ряд писем с приложением стихотворной пародии «гимн голове», в которой Ломоносов подвергался ругательствам. Письма эти были подписаны вымышленным именем Зубницкого.

Противником, скрывавшимся под именем Зубницкого, Ломоносов ошибочно считал Тредиаковского. Это было вызвано тем, что Ломоносов знал о доносах в Синод, котрые писал на Сумарокова Тредиаковский. Ломоносов ответил Зубницкому эпиграммой, начинавшейся словами: «Безбожник и ханжа, подметных писем враль!»

Ломоносову приходилось вести борьбу с церковниками и по поводу системы Коперника. Отстаивая систему Коперника в научных трудах, Ломоносов прибегает к поэтическим средствам, написав басню-эпиграмму «случилось вместе два астронома в пиру». Спор двух астрономов разрешает повар, призывающий к здравому смыслу: нет такого простака, который вертел бы очаг кругом жаркого.

 

22. М.В. Ломоносов о журналистике и журналистах (статья «О должности журналистов»).

Особое место в истории журналистики принадлежит полемической статье Ломоносова «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии». Непосредственным поводом для написания статьи стала необходимость ответить немецкому рецензенту, подвергнувшему в 1752 году в лейпцигском журнале необоснованной критике разработанную Ломоносовым теорию теплоты («О причине теплоты и стужи»). В 1754 году с критикой теории выступил и «Гамбургский корреспондент».

При Академии наук выходил научный журнал на латинском языке «Комментарии», в котором публиковались научные работы. С выходом в 1750 году «Новых комментариев» публикуемые работы стали получать оценку в заграничных журналах. Иностранные рецензенты, весьма благосклонно относившиеся к этим работам, постоянно критиковали работы Ломоносова, делавшие его первооткрывателем в ряде областей науки. Преднамеренность их оценок была очевидна.

Ломоносов взялся отвечать заграничным оппонентам, в утверждениях которых он увидел беспринципность и недобросовестность, пагубную для выявления научных истин.

Статья была написана по латыни, а через год опубликована на французском языке в амстердамском журнале. Статья была напечатана без подписи по желанию автора. Ломоносов не ограничивается полемикой только по научным вопросам, он поднимает ряд принципиальных проблем, касающихся прав и обязанностей журналистов вообще. «Сила и воля — вот что от них требуется», и этих качеств у европейских журналистов он не находит.

В заключение статьи Ломоносов излагает свои знаменитые семь правил, которые нужно как следует «затвердить как лейпцигскому журналисту, так и всем подобным ему».

Правила для журналистов:

1. Журналист должен взвесить свои силы, способен ли он схватить все существенное в сочинениях, принадлежащим иногда людям гениальным

2. Чтобы быть в состоянии произвести приговор искренний и справедливый, надобно освободить ум от всякого предрассудка, от всякого предубеждения.

3. Журналист должен уметь аргументировать свои возражения, должен неоднократно взвесить то, что намерен сказать для того, чтобы быть в состоянии оправдать свои слова, если в том встретиться надобность.

4. Журналист не должен торопиться порицать гипотезы. Они позволительны в предметах философских, и это даже единственный путь, которым величайшие люди умели открыть истины самые важные.

5. Всего бесчестнее для журналиста красть у кого-либо из своих собратьев высказанные мысли и суждения, и присваивать их себе.

6. Одни сомнения и вопросы не дают журналисту права осуждать сочинение и он не олжен считать, что непонятное и необъяснимое для него таково же и для автора.

7. Журналист никогда не должен иметь слишком высокого мнения о своем превосходстве, о своем авторитете и о достоинстве своих суждений.

 

 











infopedia.su

Ломоносов «Утреннее размышление о Божием величестве» – анализ и краткое содержание

В «Утреннем размышлении о Божием величестве» (см. его полный текст и статью о теме произведения) поэт-ученый Ломоносов приветствует восходящее солнце с его живительными лучами и задается вопросом: а почему оно светит? Что происходит на солнце? И тотчас же отвечает себе, уверенный, что непосредственные наблюдения смогут доказать его правоту:

 

Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло приближившись воззреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горящий вечно океан.

 

Воображение уносит Ломоносова к самому светилу мира. Какой простор для его кисти, любящей сильные эффекты! –

 

Там огненны валы стремятся
И не находят берегов,
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.

 

В этой оде Ломоносов выдвигает революционную для его эпохи идею о наличии на солнечной поверхности постоянно происходящих процессов изменения состояния вещества – и с точки зрения современной науки природа фотосферы Солнца во многом представляется такой, какой описывает ее в своих стихах Ломоносов.

Но опять из этого хаоса, огня и грохота бешеных стихий поэт выходит с восклицанием: «велик Зиждитель наш Господь!» – неотступная мысль, свойственная всем его духовным одам.

 

Ломоносов. Утреннее размышление о божием величестве. Чтение оды

 

Две гениальные научные гипотезы он изложил в двух небольших стихотворениях, из которых первое («Вечернее размышление…») напечатал впервые в тексте «Риторики» как иллюстрацию к тезису: «Вместо причины можно положить распространение какой-нибудь идеи, которая имеет принадлежность к терминам, составляющим посылку», а второе опубликовал в томе собрания своих сочинений 1751 года.

 

Другие статьи о произведениях и биографии М. В. Ломоносова – см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

 

rushist.com

Михаил Ломоносов — Вечернее размышление о божием величестве…

Лице свое скрывает день; 
Поля покрыла мрачна ночь; 
Взошла на горы черна тень; 
Лучи от нас склонились прочь; 
Открылась бездна звезд полна; 
Звездам числа нет, бездне дна. 
  
Песчинка как в морских волнах, 
Как мала искра в вечном льде, 
Как в сильном вихре тонкий прах, 
В свирепом как перо огне, 
Так я, в сей бездне углублен, 
Теряюсь, мысльми утомлен! 
  
Уста премудрых нам гласят: 
Там разных множество светов; 
Несчетны солнца там горят, 
Народы там и круг веков: 
Для общей славы божества 
Там равна сила естества. 
  
Но где ж, натура, твой закон? 
С полночных стран встает заря! 
Не солнце ль ставит там свой трон? 
Не льдисты ль мещут огнь моря? 
Се хладный пламень нас покрыл! 
Се в ночь на землю день вступил! 
  
О вы, которых быстрый зрак 
Пронзает в книгу вечных прав, 
Которым малый вещи знак 
Являет естества устав, 
Вам путь известен всех планет, – 
Скажите, что нас так мятет? 
  
Что зыблет ясный ночью луч? 
Что тонкий пламень в твердь разит? 
Как молния без грозных туч 
Стремится от земли в зенит? 
Как может быть, чтоб мерзлый пар 
Среди зимы рождал пожар? 
  
Там спорит жирна мгла с водой; 
Иль солнечны лучи блестят, 
Склонясь сквозь воздух к нам густой; 
Иль тучных гор верхи горят; 
Иль в море дуть престал зефир, 
И гладки волны бьют в эфир. 
  
Сомнений полон ваш ответ 
О том, что окрест ближних мест. 
Скажите ж, коль пространен свет? 
И что малейших дале звезд? 
Несведом тварей вам конец? 
Скажите ж, коль велик творец? 
  
          1743

Рекомендуем стихи Михаила Ломоносова

45parallel.net

Утреннее размышление о Божием величестве. Анализ.|В гостях у сказки

Утреннее размышлениео Божием величестве

Уже прекрасное светило
Простерло блеск свой по земли,
И Божия дела открыло:
Мой дух, с веселием внемли;
Чудяся ясным толь лучам,
Представь, каков Зиждитель сам!

Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло, приближившись, воззреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горящий вечно Океан.

Там огненны валы стремятся
И не находят берегов;
Там вихри пламенны крутятся
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.

Сия ужасная громада
Как искра пред Тобой одна.
О коль пресветлая лампада,
Тобою, Боже, возжжена
Для наших повседневных дел,
Что Ты творить нам повелел!

От мрачной ночи свободились
Поля, бугры, моря и лес,
И взору нашему открылись
Исполненны Твоих чудес.
Там всякая взывает плоть:
Велик Зиждитель наш Господь!

Светило дневное блистает
Лишь только на поверхность тел;
Но взор Твой в бездну проницает,
Не зная никаких предел.
От светлости Твоих очей
Лиется радость твари всей.

Творец! покрытому мне тмою
Простри премудрости лучи
И что угодно пред Тобою
Всегда творити научи
И, на Твою взирая тварь,
Хвалить Тебя, бессмертный Царь.

1743

История создания и жанр. 

 В XVIII веке духовными одами назывались стихотворные переложения псалмов — лирических текстов молитвенного характера, составляющих одну из книг Библии — Псалтирь. Для русского читателя XVIII в. Псалтирь была особенной книгой: любой грамотный человек знал Псалтирь наизусть, потому что по текстам этой книги учили читать. Поэтому переложения псалмов (стихотворный русский перевод старославянских текстов) как лирический жанр были весьма популярны.

В творчестве выдающегося ученого, мыслителя, поэта М.В. Ломоносова жанр духовной оды получает распространение не только в своей традиционной форме, но и как особый жанр научно-философской лирики. В этих произведениях он выражает веру в науку и человеческий разум, восхищается природой как Божественным творением.

Хотя духовная тематика не была самой распространенной в литературном творчестве Ломоносова, однако целый ряд его поэтических произведений посвящен именно этим вопросам. К жанру духовной оды в творчестве Ломоносова принято относить следующие произведения: «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния», «Утреннее размышление о Божием величестве», а также стихотворные переложения из текстов Священного Писания (фрагменты из книги Иова; переложения псалмов 3,14, 26, 34, 70, 116, 143, 145). Все духовные оды Ломоносова написаны в промежутке между 1743 и 1751 гг. Ученый-энциклопедист в эти годы интенсивно занимается научными изысканиями. Это время, когда Ломоносов стремится всеми силами способствовать развитию отечественной науки, утверждая свои научные взгляды в Петербургской Академии Наук, где большинство ученых и административных постов тогда занимали ученые из европейских стран, главным образом немцы. Его духовные оды стали философской декларацией писателя-ученого, отстаивающего свой взгляд на устройство мироздания, значение науки и определяющего сферу ее приложения в условиях своего отечества.

Тематика и проблематика. 

 Для духовных од Ломоносова характерен широчайший диапазон проблем. Писатель задается разнообразными нравственно-философскими вопросами, размышляет о роли и месте человека и науки в мироздании, о совершенстве природы как Божественного творения. При этом Ломоносов отличается от православных писателей прошлого тем, что он не чуждается «свободного философствования». Будучи глубоко верующим человеком, он отвергает «стеснение сферы науки религией». «Неверно рассуждает математик, — замечает М.В. Ломоносов, — если хочет циркулем измерить Божью волю, но неправ и богослов, если он думает, что на Псалтири можно научиться астрономии и химии». Известна ломоносовская формула: «Испытание натуры трудно, однако приятно, полезно, свято»1. Святость научного знания в понимании Ломоносова обозначала необходимость всецело посвятить себя науке. Универсализм его дарования проявлялся в нерасчленимости для него науки и литературы, религии и науки.

Две рассматриваемые оригинальные оды Ломоносова не имеют библейского источника, как остальные, они навеяны научными занятиями поэта астрономией и физикой. «Утреннее размышление о Божием величестве» и «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния» представляют собой опыты создания научной картины мира поэтическими средствами. В «Вечернем размышлении…» поэт-ученый выдвигает научную гипотезу об электрической природе северного сияния. В «Утреннем размышлении…» рисуется научно достоверная, как ее себе представляли в XVIII в., картина солнечной поверхности:

Тогда б со всех открылся стран 

Горящий вечно Океан.

Там огненны валы стремятся 

И не находят берегов;

Там вихри пламенны крутятся,

Борющись множество веков;

Там камни, как вода, кипят,

Горящи там дожди шумят.

В этих одах появляется образ человека-исследователя, он подобен титану-первооткрывателю, который вопрошает Творца: 

Творец, покрытому мне тьмою 

Простри премудрости лучи,

И, что угодно пред Тобою,

Всегда творити научи.

(«Утреннее размышление…»)

Лирический герой этих стихотворений стремится проникнуть в тайны мироздания, познать законы природы:

Но где ж, натура, твой закон?

С полночных стран встает заря!

Не солнце ль ставит там свой трон?

Не льдисты ль мещут огнь моря?

Се хладный пламень нас покрыл!

Се в ночь на землю день вступил!

При этом он говорит о смятении человека перед непознаваемостью законов мироздания:

Открылась бездна, звезд полна,

Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкий прах,

В свирепом как перо огне,

Так я, в сей бездне углублен,

Теряюсь, мысльми утомлен!

Вера в человеческий разум, стремление познать «тайны множества миров» сочетаются в этих духовных одах с преклонением перед безграничной созидательной силой Творца, неизмеримое величие которого являет себя в устройстве мира, картинах грандиозной природы, ее могуществе и силе. Это приводит поэта в благоговейный восторг, подобный духовному состоянию автора библейских псалмов, и облекается в насыщенную мощными образами поэтическую картину;

От мрачной ночи свободились 

Поля, бугры, моря и лес,

И взору нашему открылись,

Исполнены твоих чудес.

Там всякая взывает плоть:

«Велик Зиждитель наш Господь!»

Идея и пафос. 

 В духовных одах Ломоносова выразились не только его важнейшие идеи, но и нашла отражение творческая индивидуальность писателя. Ломоносов во всю мощь своего энциклопедического научного мышления создает грандиозные космические картины, в описании которых сливаются лирические эмоции человеческого восторга перед стройностью божественного творения, а также ощущение неисповедимого божественного Промысла и непознаваемости глубинных связей, конечных причин, лежащих в основе мироздания.

Поэт выражает в этих духовных одах чувство потерянности и религиозный энтузиазм человека, охватывающие его ум при созерцании величественных картин природы. У человека, выросшего среди сурово-величественной природы. Севера и ставшего ее исследователем и певцом, картина первозданной природы вызывает особое отношение:

Сия ужасная громада 

Как искра пред Тобой одна!

О, коль пресветлая лампада 

Тобою, Боже, возжена,

Для наших повседневных дел,

Что Ты творить нам повелел!

(«Утреннее размышление о Божием величестве») ,

Именно этот эмоциональный диссонанс — с одной стороны, восторг, вызванный ощущением божественной гармонии и взаимосвязи всех элементов мироздания, с другой — смятение перед непознаваемостью мира — порождает в духовных одах Ломоносова сложную двойную интонацию. Они являются гимном и элегией одновременно.

Значение произведения. 

Духовные оды Ломоносова по праву признаются наиболее совершенными в художественном отношении поэтическими произведениями писателя. Медная крепость их стиля удивительно гармонирует с грандиозностью рисуемых образов. В дальнейшем не раз русская литература вновь и вновь обращалась к духовным проблемам, создавая высочайшие художественные творения, которые принесли ей мировую славу. В конце XVIII века дело Ломоносова продолжил Державин, а затем в поэзии XIX века натурфилософская поэзия Тютчева наследует традиции ломоносовских духовных од, особенно в создании картин ночного пейзажа. Конечно, классицизм с его строгим делением на стили и жанры безвозвратно ушел в прошлое, оды, столь популярные среди писателей этого литературного направления, сменились другими стихотворными жанрами. Но сам накал духовного искания, выраженный в возвышенных художественных образах, связанных с библейской первоосновой, не мог исчерпать себя. В русской литературе он отразился в той ее пророческой ветви, которая дала нам незабываемых «Пророков» Пушкина и Лермонтова, навсегда связавших воедино в русской литературе имя Поэта с высокой миссией Пророка.

www.uskazok.ru

Ломоносов «Вечернее размышление о Божием величестве» – тема

С наибольшей, пожалуй, яркостью всегда свойственное Ломоносову соединение в одном лице поэта и ученого заметно в его стихах «Утреннее» (см. его полный текст и анализ) и «Вечернее размышление о Божием величестве» (см. его полный текст и анализ). Они относятся к числу его духовных од.

 

Ломоносов. Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния. Чтение оды

 

«Размышления» Ломоносова – и это, быть может, самое удивительное – принадлежат к числу ранних его произведений. Они написаны в 1743 году, через четыре года после «Оды на взятие Хотина», которой Ломоносов дебютировал на поэтическом поприще. В его активе к этому времени было только пять од и переложение 143-го псалма. Ни каждое порознь, ни все вместе они не предсказывали как будто грандиозных идей и гениальной лапидарности «Размышлений». Между тем оказывается, что Ломоносов изложил в них свои устоявшиеся научные взгляды, по сей день изумляющие глубиной прозрения и смелостью полета мысли.

«Божие величество», поставленное в заглавие стихотворений представляет для Ломоносова синоним необъятности природы, величия материального и духовного мира. Ломоносов рассуждает как ученый-естествоиспытатель, но рассказывает о результатах своих наблюдений языком поэта. Он настойчиво желает разрешить загадки космоса, еще недоступные опытному познанию, и выдвигает в этих стихах научные гипотезы, на которые потом будет ссылаться в ученых трудах.

В «Слове о явлениях воздушных» Ломоносов замечает: «Франклинова догадка о северном сиянии от моей теории весьма разнится. Сие мое слово было уже почти готово, когда я о Франклиновой догадке уведал. Сверх сего ода моя о северном сиянии, которая сочинена 1743 года, а в 1747-м году в «Риторике» напечатана, содержит мое давнейшее мнение, что северное сияние движением эфира произведено быть может».

Северные сияния занимали Ломоносова всю жизнь. Они поразили его воображение в ранней юности, и, став ученым, он принялся изучать их, желая постичь природу этого необыкновенного феерического явления. Ломоносов зарисовывал сияния, которые ему удавалось наблюдать в Петербурге, и эти рисунки сохранились.

 

Ломоносов. Утреннее размышление о божием величестве. Чтение оды

 

В 1753 году он высказал предположение об электрической природе северных сияний, а в последние годы жизни приступил к написанию капитального, в трех томах, труда «Испытание причины северного сияния и подобных явлений». Он остался неоконченным.

 

rushist.com

М. В. Ломоносов. Преложение псалма 103-го. Утреннее размышление о Божием величестве. Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния

М. В. Ломоносов. Преложение псалма 103-го. Утреннее размышление о Божием величестве. Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния

Три стихотворения Михаила Васильевича Ломоносова (1711 — 1765), публикуемые в этой книге, отражают дух его поэзии и его художественные открытия, во многом определившие дальнейшее развитие русской словесности: создание основ литературного языка, совершенствование — вослед за В. К. Тредиаковским, но с оригинальностью и мощью гения — русского стиха, разработка начал эпической и лирической поэзии, научно-художественной литературы. Ломоносовские переложения библейских псалмов и размышления о Божием величестве (в нынешнем словоупотреблении — величии) поражают единством неколебимой веры в непостижимую мудрость Творца, совершенство Его творения и пламенной жажды знания, творчества, счастливого сознания силы и благотворности человеческого разума.

«Преложение псалма 103», написанное, как и другие «преложения», в 40-е гг., — высокий образец верности духу подлинника и свободы преображения его в сознании поэта иного времени, языка и культуры. Сопоставление исконного текста с ломоносовским для читателей нашего времени крайне затруднено тем, что в их распоряжении тоже переводы: на древнеславянский и русский (впервые полная рукописная Славянская Библия создана в 1499 г., полная печатная в 1581 г., ее ветхозаветная часть отредактирована в первой половине XVIII в., впервые полная Русская Библия издана в 1876 г.). Ломоносов мог пользоваться Славянской Библией, а также переводами Библии на греческий («Септуагинта» — «Перевод семидесяти», III в. до н.э.) и на латынь («Вульгата» — «Народная», IV в. н.э.). Все же сопоставление даже с Русской Библией, которой при Ломоносове не было, позволяет ощутить характер «преложения». Вот два стиха из Библии:

«Ты поставил землю на твердых основах: не поколеблется она во веки и веки;

Бездною, как одеянием, покрыл Ты ее; на горах стоят воды.»

Соответствующие два четверостишия Ломоносова:

Ты землю твердо основал, И для надежныя окрепы Недвижны положил заклепы И вечну непреклонность дал.

Ты бездною ее облек, Ты повелел водам парами, Всходить, сгущаяся над нами, Где дождь рождается и снег.

Очевидна верность источнику, заметны и особенности, внесенные поэтом-северянином и естествоиспытателем.

Стихотворение понятно современному читателю: старинные слова придают ему торжественность, смысл их раскрывается в контексте, за исключением разве что слова «онагр» — осел, животное, которое высоко ценилось в Палестине за исключительную полезность в хозяйстве; на белых ослицах ездили люди почетные.

«Утреннее» и «Вечернее» размышления написаны в 1743 г. Это лирика, созданная убежденным христианином, поэтом-ученым; поразительный сплав научной проницательности и поэтической образности (об этих стихотворениях см. также в первой главе книги). Здесь нуждаются в пояснении слова «Зиждитель» — создатель, «тварь» — творение, «натура», «естество» — природа.

Печ. по кн.: Ломоносов М. В. Сочинения. Л., 1957.

XVIII

1bМ. В. ЛОМОНОСОВ

Преложение псалма 103-го

Да хвалит дух мой и язык Всесильного Творца державу, Великолепие и славу. О Боже мой, коль Ты велик!

Одеян чудной красотой, Зарей божественного света, Ты звезды распростер без счета Шатру подобно пред Собой.

Покрыв водами высоты, На легких облаках восходишь, Крилами ветров шум наводишь, Когда на них летаешь Ты.

И воли Твоея послы, Как устремления воздушны, Всесильным маниям послушны, Текут, горят, не зная мглы.

Ты землю твердо основал И для надежныя окрепы Недвижны положил заклепы И вечну непреклонность дал,

Ты бездною ея облек, Ты повелел водам парами Всходить, сгущался над нами, Где дождь рождается и снег.

Их воля — Твой единый взгляд. От запрещения мутятся И в тучи, устрашась, теснятся; Лишь грянет гром Твой, вниз шумят.

Восходят горы в высоту; Крутые ставишь Ты стремнины И стелешь злачные долины, Угрюмством множа красоту.

Предел верхам их положил, Чтоб землю скрыть не обратились, Ничем бы вниз не преклонились, Кроме Твоих безмерных сил.

Из гор в долины льешь ключи И прохлаждаешь тем от зноя: Журчат для сладкого покоя, Между горами текучи.

И напояют всех зверей, Что окрест сел себя питают; Онагры ждут, как в жажде тают, Отрады от руки Твоей.

Слетаясь тамо птицы в тень, Возносят пение и свисты, Живят вертепы каменисты И тем проводят жаркой день.

Ты свыше влагу льешь горам, Плодами землю насаждаешь И все народы насыщаешь, Свидетелей Твоим делам.

Растишь в полях траву для стад; Нам разны зелия в потребу Обильно прилагаешь к хлебу, Щедротою ко всем богат.

Хлеб силой нашу грудь крепит, Нам масло члены умягчает, Вино в печали утешает И сердце радостью живит.

Древам даешь обильный тук, Поля венчаешь ими, щедрый! Насаждены в Ливане кедры Могуществом всесильных рук.

1749

Утреннее размышление о Божием Величестве

1

Уже прекрасное светило Простерло блеск свой по земли И Божия дела открыло. Мой дух, с веселием внемли, Чудяся ясным толь лучам, Представь, каков Зиждитель сам!

2

Когда бы смертным толь высоко Возможно было возлететь, Чтоб к солнцу бренно наше око Могло, приближившись, воззреть, Тогда б со всех открылся стран Горящий вечно Океан.

3

Там огненны валы стремятся И не находят берегов, Там вихри пламенны крутятся, Борющись множество веков; Там камни, как вода, кипят, Горящи там дожди шумят.

4

Сия ужасная громада — Как искра пред Тобой одна. О коль пресветлая лампада Тобою, Боже, возжена Для наших повседневных дел, Что Ты творить нам повелел!

5

От мрачной ночи свободились Поля, бугры, моря и лес И взору нашему открылись, Исполненны Твоих чудес. Там всякая взывает плоть: «Велик Зиждитель наш, Господь!»

6

Светило дневное блистает Лишь только на поверхность тел; Но взор Твой в бездну проницает, Не зная никаких предел. От светлости Твоих очей Лиется радость твари всей.

7

Творец! Покрытому мне тьмою Простри премудрости лучи И что угодно пред Тобою Всегда творити научи И, на Твою взирая тварь, Хвалить Тебя, бессмертный Царь.

1743 (?)

Вечернее размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния

1

Лице свое скрывает день, Поля покрыла мрачна ночь; Взошла на горы черна тень, Лучи от нас склонились прочь. Открылась бездна, звезд полна; Звездам числа нет, бездне дна.

2

Песчинка как в морских волна: Как мала искра в вечном льде, Как в сильном вихре тонкий прах, В свирепом как перо огне, Так я, в сей бездне углублен, Теряюсь, мысльми утомлен!

3

Уста премудрых нам гласят: «Там разных множество светов, Несчетны солнца там горят, Народы там и круг веков; Для общей славы Божества Там равна сила естества».

4

Но где ж, натура, твой закон? С полночных стран встает заря! Не солнце ль ставит там свой трон? Не льдисты ль мещут огнь моря? Се хладный пламень нас покрыл! Се в ночь на землю день вступил!

5

О вы, которых быстрый зрак Пронзает в книгу вечных прав, Которым малый вещи знак Являет естества устав, Вам путь известен всех планет; Скажите, что нас так мятет?

6

Что зыблет ясный ночью луч? Что тонкий пламень в твердь разит? Как молния без грозных туч Стремится от земли в зенит? Как может быть, чтоб мерзлый пар Среди зимы рождал пожар?

7

Там спорит жирна мгла с водой; Иль солнечны лучи блестят, Склонясь сквозь воздух к нам густой; Иль тучных гор верьхи горят; Иль в море дуть престал зефир, И гладки волны бьют в эфир.

8

Сомнений полон ваш ответ О том, что окрест ближних мест. Скажите ж, коль пространен свет? И что малейших дале звезд? Несведом тварей вам конец? Скажите ж, коль велик Творец?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

religion.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о