Поход через альпы суворова кратко – Легендарный Суворов. Переход через Альпы

Легендарный Суворов. Переход через Альпы

История Российской Империи полна различных испытаний и переломных моментов. Множество истинных героев и настоящих мужчин готовы были отдать жизнь за благополучие родины. Одним из русских полководцев, основоположников военного искусства был Александр Суворов. Всем известно, что это настоящий боец, который был силен духом и не проиграл ни одного сражения, даже когда численность вражеских войск была значительно больше, чем его собственных. В конце XVIII столетия совершил Александр Суворов переход через Альпы. Российский император поручил полководцу задание перевести войска в Швейцарию с целью соединения их с корпусом, в котором находились соотечественники. Через три недели герой России выступил в поход.

Говорит история

Многие до сих пор обсуждают, правильно ли поступил Суворов. Переход через Альпы действительно был необходим? Но полководец тщательно все спланировал и выполнял приказ самого императора. Следует отметить, что этот поход сыграл не последнюю роль для русско-французской войны и стал продолжением Итальянского наступления. Кроме того что русские войска выступили с севера Италии, также вместе с ними пошла и часть австрийских солдат. Переход Суворова через Альпы (год 1799) был осуществлен для того, чтобы нанести значительный удар во фланг и тыл французских войск. Александр всегда славился быстротой своих решений, внезапностью, натиском и беспощадностью, поэтому для этого случая он выбрал именно такие методы. Его главной целью было преодолеть путь так скоро, чтобы застать врага врасплох и нанести решающий удар. В связи с этим переход через Альпы осуществлялся через тяжелый перевал Сен-Готард. Вся операция проходила в сложных условиях. С одной стороны, жестокая природа, неблагоприятные погодные условия, а с другой – предательское поведение австрийцев, постоянные споры, сражения, стычки.

Легендарное событие

Закончил Суворов переход через Альпы 8 октября 1799 года, ровно через 18 дней после его начала. Умелому полководцу все-таки удалось внезапно напасть на французов и нанести им большой урон, который во много раз превышал собственные потери. Именно из-за Швейцарского похода Александр Суворов стал настоящим героем. Это был переломный момент в его жизни и военной службе. Следует отметить, что французский генерал признался, что готов был отдать все свои походы только лишь за швейцарскую эпопею А. Суворова. Прибыв на родные земли, русский полководец получил звание генералиссимуса всех отечественных войск. В честь удачной операции, которую совершил Суворов (переход через Альпы), в Швейцарии был высечен гранитный крест высотой в двенадцать метров. Сам же Александр называл свое войско «русский штык», который смог собрать все свои силы и нанести решающий удар, неожиданный, сильный и необратимый.

А что было дальше?

Подытоживая, можно сказать, что благодаря походу Суворова состоялась битва при Адде. Это событие – настоящий подвиг. Тогда русская армия впервые победила за время похода, воспрянула духом, поверила в свои силы и настроилась на новые, совершенно невероятные победы.

fb.ru

Переход Суворова через Альпы 1799 — История России

ХОД СОБЫТИЙ

На момент окончания царствования Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направленном против Франции. Екатерина даже приказала А.В. Суворову начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с французской революцией и восстановления там монархии.

Павел I отказался от этого плана, заявив союзникам о невозможности  войны с Францией, поскольку русская армия, находясь в «непрерывной» войне с 1756 г., нуждается в отдыхе. Но держаться политики невмешательства ему не удалось, и почти все царствование Павла Россия или вела войну с Францией, или находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, достаточно часто меняя свои политические интересы. Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непоследовательностью, как и внутренняя.

Ряд действий французского правительства заставил Павла обратить внимание на европейские дела. Его беспокойство вызывали приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство Франции польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северный берег Черного моря. Однако непосредственным поводом к началу войны с Францией явились события связанные с Мальтийским орденом. В 1797 г. император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт проигнорировал Наполеон, и, отправляясь в Египетский поход, захватил остров. Магистр мальтийского ордена бежал. Оскорбленный Павел принял на себя звание гроссмейстера ордена. Это обстоятельство подстегнуло его к участию в новой (второй) антифранцузской коалиции, которая была образована в 1798 г. В нее, кроме России вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.

Военные действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова, пройдя через черноморские проливы, вошел в Адриатическое море и летом 1798 г. овладел Ионическими островами и крепостью Корфу. (В конце марта 1800 г. в г. Константинополе была подписана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Островов под вассалитетом Османской империи, но с внутреннем самоуправлением и правом   иметь собственный флот). В 1799 г., высаженный Ф.Ф. Ушаковым десант успешно вел военные действия против французской армии на Аппенинском полуострове, освободив от французов Неаполь и Рим.

Наполеон завоевал Италию в ходе блестяще проведенной военной компании с Австрией 1796-1797 гг. Армия талантливого 27-летнего генерала неожиданно для противника прошла по прибрежной кромке Альп, где вся дорога простреливалась с моря.

 Во время итальянского и швейцарского похода Суворова Наполеон находился в Египте, входившем в то время в состав Османской империи. В ходе этого похода французская армия одержала знаменитую победу в битве у пирамид 20 июля 1798 г. Однако вскоре английский флот под командованием адмирала Нельсона у Абукира уничтожил французскую эскадру, доставившую войска Наполеона в Египет. Таким образом, французская армия оказалась в ловушке – выход из Египта ей был отрезан. Когда в Египет дошли известия об успехах второй коалиции в Италии, Бонапарт решился на рискованный шаг: оставив на произвол судьбы армию, он на двух кораблях с группой верных генералов сумел прорваться сквозь кольцо английской блокады и 16 октября 1799 г. прибыл в Париж. 18 брюмера (9 ноября) 1799 г. он совершил государственный переворот, свергнув правительство Директории. Власть перешла в руки трех консулов. Главная роль в этом триумвирате принадлежала Наполеону, установившему личный авторитарный режим.

В начале 1799 г. командование сухопутными союзными русско-австрийскими войсками, посланными на помощь неаполитанскому королю Фердинанду VI, было поручено А.В. Суворову. Главным театром военных действий стала Северная Италия, которая за полтора месяца была очищена от французских войск. В упорном трехдневном сражении 15-17 апреля 1799 г. Суворов разгромил французскую армию при р. Адде.  После этого без боя был захвачен Турин и Милан. 4 июня союзная армия совершила беспримерный марш, преодолев за 36 часов около 80 верст и с ходу начала сражение у р. Треббии, в ходе которого была на голову разбита французская армия под командованием генерала Макдональда. Назначение нового французского командующего Жубера не поправило положения: его армия была разгромлена Суворовым у г. Нови, а сам Жубер был убит. С падением крепости Мантуи северная Италия окончательно перешла в руки русской армии.   

Успехи А.В. Суворова обнаружили подлинные цели Австрии - стремление овладеть освобожденной от французов территорией. В этих условиях пребывание российской армии было нежелательным для австрийцев. Суворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова с тем, чтобы перенести военные действия на территорию Франции. Суворов избрал самый короткий, но самый трудный путь через Сен-Готардский перевал.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы исчезают под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют ничего видеть дальше вытянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала бригада французов под командованием Луазона, которая прикрывала переход через перевал Сен-Готард. Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить неприятеля и выйти к деревне Урзерн.

Следующим препятствием на пути войск Суворова был Чертов мост (Teufelsbruecke), который перекинут через р. Рёйса. Желая не допустить чрезмерного укрепления французов на левом берегу, Суворов отдал приказ генералу Каменскому преследовать войска отступавшего генерала Лекурба, изматывая французские части постоянными арьергардными боями. В результате французы не смогли укрепиться у Чертова моста, но разобрали центральную его часть, сделав проход невозможным. Тогда русские солдаты под командованием П.И. Багратиона разобрали стоящий неподалёку сарай на брёвна, и, связав их между собой офицерскими шарфами, перебросили через пролом. Под натиском русских французы вынуждены отступить, а большая их часть была направлена на юг для эвакуации. Всего у Лекурба осталось 3 000 человек, после эвакуации не более 900.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о поражении сил Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массены – будущего маршала Франции. В результате Массене удалось окружить русские силы в долине. Суворов прекрасно понимал, в каком положении находятся войска. Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая - на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы - русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и ее Самодержца!.. Спасите сына его…»

Старший из офицеров Отто Дерфольден ответил фельдмаршалу: «Все перенесем и не посрамим русского оружия, а если и падем, то умрем со славою! Веди нас, куда хочешь, делай, что знаешь! Мы твои, отец, мы русские!»

1 октября в Мутенской долине сошлись русские войска численностью 14 тыс. человек под командованием генерала А.Г. Розенберга с 24-тысячным корпусом под командованием генерала Массена. Понимая своё отчаянное положение, русские войска начали наступать на французские позиции и завязали всеобщий рукопашный бой. Натиск русских воинов был таков, что французский центр не смог продержатся и получаса – французы начали беспорядочное отступление. Входе истребления французских войск русский унтер-офицер Иван Махотин добрался до самого Массены и содрал с него золотой эполет, хотя генералу удалось бежать. В результате русские потеряли 700 человек убитыми и ранеными. Потери французов составили от 3 000 до 6 000 человек. В плен было взято 1 200 солдат и офицеров, в том числе генерал Ла Курк. Трофеями русских стали семь орудий и одно знамя.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время. Русские войска доблестно выполнили свои союзнические обязательства перед австрийцами, чего нельзя сказать о последних.

Переход, вызвавший изумление всей Европы, был успешно завершен, однако, помощь запоздала и корпус Римского-Корсакова, действовавший в Швейцарии, был разбит французами при Цюрихе. Вступив в Швейцарию после труднейшего перехода, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и попали в окружение в Мутенской долине. С большим трудом Суворову удалось, одержав несколько побед, уйти в южную Германию. Он с полным основанием приписывал неудачи кампании плохим распоряжениям австрийского военного совета, желавшего из Вены руководить всем театром военных действий. Император Павел I разделил это мнение Суворова и, обвиняя именно австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отозвал свои войска в Россию. Суворову был пожалован чин генералиссимуса и почетный титул князя Италийского.

Воспользовавшись отзывом российских войск, Бонапарт вновь отправился в Италию, 14 июня 1800 г. разбил австрийскую армию у д. Маренго, вынудив тем самым Австрию заключить в феврале 1801 г. мирный договор. Одновременно в Египте была разгромлена турецкая армия. После выхода из войны России и Австрии, Англия в марте 1802 г также вынуждена была подписать Амьенский мирный договор с Наполеоном. Вторая антифранцузская коалиция распалась окончательно.

Распаду второй коалиции способствовало изменение внешнеполитических приоритетов Павла I. Свержение правительства Директории означало явное стремление Бонапарта к восстановлению монархии. Он обратился к Павлу с лестным письмом и возвратил всех русских пленных. С другой стороны английские войска, отняв у французов Мальту, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену. Результатом всех этих событий был мир Павла с Наполеоном, и разрыв союза с Австрией и Англией.  В 1800 году он заключил направленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англии была образована целая коалиция, состоявшая из России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно деятельные приготовления велись к военным действиям против Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел послал 40 полков донских казаков на завоевание Индии. Армия выступила в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности и, вероятно, была бы обречена на гибель в среднеазиатских пустынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (в ночь переворота Александр отдал распоряжение вернуть казаков домой).

histrf.ru

Переход Суворова через Альпы. Александр Васильевич Суворов

Подвиг, совершенный русской армией в Швейцарском походе, впечатляет. Шутка ли: за 17 дней солдаты прошли почти 300 километров опасных горных троп, преодолели 7 горных перевалов, два из которых были практически несовместимы с жизнью (Паникс, 2403 м, и Крюцли, 2400 м), а на других приходилось сражаться с противником. И все это, не имея ни малейшего опыта ведения боя в горах, при плохом снабжении и без поддержки так называемых союзников.

Солдатская косточка

По поводу даты рождения Суворова историки до сих пор не пришли к единому мнению. Одни предпочитают верить тому, что написал сам великий русский полководец, обладавший феноменальной памятью. Существует автобиографическая записка, в которой датой рождения названо 13 ноября 1730 года. Тем не менее часть историков предпочитает указывать 13.11.1929 – эта дата выбита на надгробной плите. Написано множество статей, посвященных этой теме, и каждый автор рьяно отстаивает свою точку зрения. Никаких документов вроде свидетельства о рождении не сохранилось, а все остальные доказательства можно считать лишь косвенными.

Александр Васильевич Суворов был дворянином и родился в семье военного. Несмотря на это, отец не чаял от сына подвигов: тот был хрупок и здоровьем слаб. Но тяга к опасному ремеслу у ребенка была феноменальная. Есть сведения, что на окончательное решение отца повлиял прадед Пушкина Абрам Ганнибал: пораженный познаниями мальчика в военном деле, он посоветовал отцу содействовать его карьере.

Карьера

Так или иначе, а в 1748 году Александр Васильевич Суворов поступил на действительную военную службу и сделал стремительную, головокружительную карьеру. Произошло это не в последнюю очередь благодаря тому, что в Европе XVIII века было где проявить талант полководца: континент сотрясали бесконечные военные конфликты.

В конце столетия возникла серьезная угроза – Наполеон Бонапарт. Его завоевания внушали сохранившимся монархиям серьезные опасения, которые заставили вчерашних противников объединиться. В 1798 году Суворова было решено назначить командующим объединенных австро-российских войск.

На тот момент фельдмаршал, излишне откровенно высказывавшийся о военных реформах новоиспеченного императора, пребывал в опале и жил в своем поместье на правах ссыльного. Однако когда пришла пора снова послужить Отечеству, отправился в путь незамедлительно.

Предательство союзников

Осуществленная кампания впечатляет: за четыре месяца Суворову удалось отбить у врага Северную Италию (за это он получил титул графа Италийского). В Милане русские войска встречали восторженно, а далее начался традиционный для Европы путь предательства, в котором поневоле участвовал Александр Суворов: событие, которое прославило полководца – его знаменитый Швейцарский поход – во многом стало результатом вероломства союзников Российской империи и легковерности (или же преступной недальновидности) императора Павла I.

На тот момент русские войска дислоцировались у южных границ Французской республики. Один решительный удар принес бы окончательную победу над пламенными революционерами. Но австрийцам и англичанам не слишком нравилась перспектива усиления русских позиций, поэтому они принялись настаивать на том, что сначала необходимо освободить Швейцарию, объединиться тройной силой и уж потом нанести поражение ненавистному Бонапарту.

Начало пути

Александр Васильевич получил разработанный маршрут следования с планируемыми сроками наступления и двинулся в путь. Так начался знаменитый переход Суворова через Альпы в 1799 году, который должен был стать концом его военной карьеры.

Поход и начался неблагополучно: в качестве главнокомандующего союзных войск Суворов отдал приказ австрийскому интенданту подготовить необходимую тягловую силу и продовольствие. Можно себе представить его гнев, когда в условленном месте не обнаружилось абсолютно ничего из затребованного.

В ожидании снабжения полководец потерял пять дней, а французы тем временем методично истребляли подразделения Римского-Корсакова в Швейцарии. По большому счету переход Суворова через Альпы уже не мог принести ожидаемой пользы: сил, с которыми предстояло объединиться, больше не существовало. Но Суворов об этом не знал, да и выбора у него не было.

Бой за каждый шаг

Русская армия двинулась вперед 10 сентября и почти сразу встретились с противником: перевал Сент-Готард пришлось брать с боем, было потеряно около 2 тысяч солдат.

Дальше была переправа через Чертов мост, ее одной с лихвой хватило бы, чтобы навсегда прославить переход Суворова через Альпы. Французы заняли выгодные позиции на противоположном берегу и принялись отчаянно обстреливать русских, которые залегли в укрытиях. И тут внезапно на скалах, со стороны, занятой французами, появилась русская колонна, которая двигалась в обход и перешла горный поток вброд несколько поодаль. От такого сюрприза неприятель дрогнул: поспешно разрушив часть моста, противник начал медленное отступление. Русских же было не унять: обнаружив неподалеку деревянный сарай, они разобрали его, связали доски шарфами и бросили этот щит над пропастью. Первый офицер, ступивший на шаткую перекладину, погиб, но следом бросились десятки отчаянных солдат.

Благодарные швейцарцы

Чертов мост был взят. Его отремонтировали более основательно, и к четырем часам пополудни главные силы Суворова переправились и двинулись за панически отступающими французами, которые понесли большие потери.

Сейчас неподалеку от переправы в память погибшим высечен 12-метровый крест. В Швейцарии к русскому полководцу вообще относятся с благоговением. В шести городишках по пути следования его армии организованы музеи. Экскурсоводы увлеченно рассказывают о его подвигах и о том, что во время знаменитого перехода Суворова через Альпы войско его не мародерствовало и не обижало местный люд, честно рассчитываясь за продукты и корм для лошадей.

Очередной сюрприз от союзников

15 сентября 1799 года, после Сент-Готардового перевала и форсирования Чертового моста, обессилевшие русские прибыли в небольшое селение под названием Альтдорф. И тут их ждал новый «подарок» от австрийцев: дороги дальше не существовало. Находящееся неподалеку Люцернское озеро нельзя было принимать в расчет: переправиться через него не представлялось возможным, так как все суда были захвачены французами, а «союзнички» не позаботились очистить Альпы от противника, несмотря на клятвенные заверения это сделать.

Армия альпинистов

Продолжался далее переход Суворова через Альпы, кратко говоря – самое настоящее чудо, ставшее возможным благодаря исключительной силе духа полководца и вдохновленных им солдат. Решено было, преодолев хребет Росток, двигаться к Муотенской долине. Сегодня этот маршрут доступен только альпинистам, у которых есть для этого необходимое современное снаряжение и специальная подготовка. У солдат суворовской армии не было ни того, ни другого, зато были груженые лошади, ранцы, орудия и раненые товарищи.

Альпы – горы для путешествий трудные. Форсировать их в ходе военной кампании удалось только двум полководцам: в 218 году до нашей эры этим прославился Ганнибал, а в 1799-м – Суворов. Русская кампания была намного сложнее, преодолевать и без того нелегкий путь приходилось под шквальным огнем противника.

Тяготы пути

По свидетельству очевидцев, переход Суворова через Альпы был, как сейчас бы сказали, экстремальным: карабкаться приходилось то по острым камням, то по скользкой глине. В некоторых местах некуда было даже ногу поставить, в других – невозможно закрепиться: мелкие камешки сыпались от каждого движения. Кроме всего прочего армия вязла в снегу на вершинах и прозябала от сырости в низине. Облака и туманы пропитывали солдат водой до такой степени, что они казались вымокшими под проливным дождем. Приходилось лезть на ощупь, так как ничего не было видно ни внизу, ни вверху, ни справа, ни слева.

Отдельные мучения доставляла транспортировка животных, которые поминутно шарахались от страха и едва волокли ноги от голода. Один неверный шаг лошади или мула мог привести к гибели нескольких людей.

Отступление

Только через четыре дня после боя в ущелье полководец наконец узнал о том, что армия Римского-Корсакова разгромлена, но переход Суворова через Альпы на этом не закончился. После всех немыслимых мытарств его армия оказалась в окружении намного превосходящей силы неприятеля. Против 60 тысяч французов полководец располагал всего 14 тысячами бойцов. Несмотря на это, легендарный фельдмаршал вышел из окружения и отступил через очень опасный перевал Паникс.

Из-за вероломства австрийского командования победа над Наполеоном состоялась только через 15 лет. Насколько тяжелым был переход Суворова через Альпы, свидетельствуют большие потери русской армии: по разным данным, в дорогу двинулись от 21 до 22 тысяч человек, к Иланцу пришли от 14 до 15 тысяч. Таким образом, потери составили от 6 до 8 тысяч. При этом суворовцы умудрились привести полторы тысячи пленных французов.

Заслуженная слава

За переход Суворова через Альпы в 1799 году знаменитый военачальник получил звание генералиссимуса. Павел I не скупился на похвалы строптивому военачальнику: писал, что всем предыдущим его подвигам недоставало только победы над природой – и вот наконец она состоялась. Самодержец дал приказ оказывать генералиссимусу царские почести даже в собственном присутствии.

Заслуженной славой насладиться не довелось: год перехода Суворова через Альпы стал предпоследним в его жизни. 29 октября 1799 года он получил от императора распоряжение возвращаться в Россию: союз с Австрией был разорван. Еще два месяца ждали возобновления войны с французами, которое так и не состоялось, и наконец в январе 1800-го русская армия двинулась домой.

Смерть генералиссимуса

Несмотря на болезнь, Суворов ехал в Санкт-Петербург, где его ждали торжества, но по дороге снова оказался в немилости. Официальная версия гласит, что Павел I оскорбился тем, что во время похода Александр Васильевич держал при себе дежурного генерала, а это исключительная привилегия императора. Многим историкам эта причина кажется надуманной (хотя от этого русского самодержца всего можно было ожидать).

Суворов прибыл в Петербург и остановился в доме своей племянницы. Тут он и скончался 6 мая 1800 года, не повидавшись с Павлом I, который до последних часов Суворова все требовал от него каких-то отчетов.

Война и искусство

Подвиг русских солдат вдохновлял многих художников на творчество. Наиболее знаменитым является полотно Сурикова «Переход Суворова через Альпы»: картина изображает стремглав скатывающихся с крутого склона солдат. Их подбадривает сам фельдмаршал – он верхом на лошади, его подчиненные глядят на него с обожанием, а он на них – с восторгом. Это самое известное полотно на данную тематику, но, строго говоря, живописцы разобрали на эпизоды практически весь переход Суворова через Альпы: картина А. Попова также посвящена этому событию, но скорее напоминает о мучительности длительного перехода. Суворов изображен укутанным в плащ всадником, который с тревогой вглядывается вдаль.

Посвящали суворовским подвигам свои полотна А. Коцебу, Н. Шабунин, Н. Авакумов, К. Венцо и многие другие.

Вряд ли справедливо утверждать, что переход армии Суворова через Альпы – самое значимое достижение полководца. Еще больше современники ценят тот несомненный вклад в военное искусство, который сделал человек, который терпеть не мог зеркал: собственный облик казался ему совершенно не героическим. Написанные Суворовым трактаты «Полковое учреждение» и «Наука побеждать» не утратили своей актуальности и сегодня. Их изучают в специализированных учебных учреждениях многочисленные курсанты.

Пленительна и личность Суворова: резкие изречения полководца давно стали крылатыми, а чудачества – легендарными. Его военный гений бесспорен, ведь под командованием этого щуплого человека со смешной характерной физиономией состоялось чуть меньше сотни сражений. И он выиграл их все.

www.syl.ru

Почему Суворов оказался в Альпах | Николай Стариков

Президент России отправился с визитом в Швейцарию. Его приезд приурочен к 210-й годовщине легендарного героического Альпийского похода русской армии под предводительством Александра Суворова. Память о наших героях в Швейцарии хранят. У памятников регулярно появляются свежие цветы. Это особенно приятно сегодня, когда многие другие страны забыли и оплевали могилы своих русских освободителей. Но почему Суворов завел свою армию в Альпы? В такие дебри, откуда выходить пришлось, совершая самые неимоверные подвиги?


Вставить ссылку в блог

…В 1799 году после блестящих побед над войсками революционной Франции, одержанных Суворовым на итальянской земле, он намеревался после короткого отдыха двинуть русские войска прямо на Париж. Главный герой всех войн того периода, Наполеон Бонапарт в это время находился в Египте. Гений Суворова, который за свою жизнь не проиграл ни одного сражения, остановить было некому. По словам В.О. Ключевского, Итальянский поход Суворова — «самый блестящий выход России на европейской сцене». Но русские оказались на этой «сцене» явно лишними. «Союзники» России, Англия и Австрия начинают опасаться, что в случае успеха русских войск, Италия останется за нами. Да и влияние Петербурга в Европе многократно возрастет.

Русская армия стояла у южных границ Французской республики — это была уникальная возможность разбить врага на пятнадцать лет раньше, чем это произошло в реальности. Но в тот момент главным врагом наших «союзников» уже стала не Франция, а русская армия фельдмаршала Суворова. Австрия и Англия вместо похода на Париж, требуют сначала освободить от французов Швейцарию. В этом не было никакого смысла. Ключ к ее освобождению лежал рядом с ключами от Парижа, и разгром революционных армий Франции означал автоматическое падение всех её сателлитов. Но весь дальнейший Альпийский поход наглядно покажет нам, что резоны «союзников» были совершенно другими. Их главной задачей становилось уничтожение вовсе не французской, а русской армии.

«Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить», — писал Суворов, прекрасно понимавший, что стоит за таким неожиданным поворотом. Удивительно, но Павел I согласился на этот план, видимо он ещё плохо представлял, с кем имеет дело. Однако, согласившись на него, русский император все же потребовал до прихода Суворова очистить Швейцарию от французских войск силами австрийцев. Естественно, ему это пообещали и естественно этого не сделали.

Принятый план Суворов «доработал» в соответствии со своими принципами. Добиться в кратчайший срок победоносного завершения Швейцарской кампании решительными действиями всех сил с различных направлений — вот суть стратегического плана Суворова. В Швейцарии должны соединиться армия самого Александра Васильевича, русский корпус генерала Римского-Корсакова и австрийские войска. Соединившись, они сокрушали врага объединенной мощью.

Для всех войск, действующих в трех направлениях, были установлены маршруты и, что самое главное, сроки наступления. Не вина Александра Васильевича, что события развернулись по-другому. Весь Швейцарский поход — это одна блистательная суворовская импровизация. Это семнадцать дней, состоящих из непрерывной череды больших и малых сражений, больших и малых подвигов русских солдат.

Для себя самого русский полководец избрал кратчайший и труднейший путь через горы. Это был трудный, но выполнимый вариант — идти планировалось по горным, но ДОРОГАМ. Запомним эту деталь — она нам очень пригодится. Командовавший всеми силами антифранцузской коалиции Суворов, дал поручение австрийскому интендантству подготовить и сосредоточить до прихода армии вьючных животных, провиант и фураж. Когда русская армия подошла к горам, её ждал «союзный» сюрприз — на месте не оказалось ничего. Пять последующих драгоценных дней были потрачены на сбор недостающей амуниции. В результате стратегический план Суворова был сорван. Пять дней кажутся небольшим сроком, но надо помнить, что весь Швейцарский поход занял всего семнадцать дней.

10 сентября 1799 года никогда не воевавшие в горах (!), русские войска вошли в горы. Далее были знаменитый штурм перевала Сен-Готард, взятие Чертова моста, перекинутого через пропасть, где и стоит сегодня памятник суворовским чудо-богатырям. 15 сентября, замерзшие и голодные войска Суворова, согласно плану прибыли в местечко Альтдорф. Там их ждал новый сюрприз. Выяснилось, что отсюда дальше дороги нет! Ее не разрушили французы, не уничтожило обвалом — её никогда и не было, просто австрийское командование «забыло» русских об этом проинформировать.

«Переход Суворова через Альпы» (В.И. Суриков)

Русская армия с боями пробивается туда, откуда дальше нет дороги. Есть рядом Люцернское озеро, но через него также не переправиться, так как все суда уже захвачены противником. Австрийцы же не очистили местность от неприятеля, хотя обещали это сделать. Выход один: сделать невозможное. Сдаваться Суворов не умел в принципе. Он решил двигаться через хребет Росток и Муотенскую долину. Пройти через Альпы там, где сегодня это делают лишь альпинисты со специальным снаряжением. Суворовский путь и сегодня вызывает трудности, а что говорить о замерзших солдатах, которым кроме всей своей амуниции надо тащить лошадей, пушки и раненых товарищей!

Понимающие «толк» в своих горах швейцарцы, именно поэтому и ставят русским памятники. Тяжёлый 18-км путь до Муотенской долины чудо-богатыри преодолели за два дня. Суворов шел среди них. Но, спустившись в долину русские войска, опять очутились на краю гибели. Дело в том, что корпус под командованием генерала Римского-Корсакова, шедший на соединение с Суворовым, был подло предан австрийцами. Командующий эрцгерцог Карл по тайному решению венского кабинета вывел свою армию из Швейцарии, не поставив в известность Петербург. Корпус генерала Римского-Корсакова подойдя к Цюриху, к месту назначенной встречи, вместо австрийцев был встречен превосходящими силами французов. В итоге, несмотря на отчаянное сопротивление, в двухдневной битве он был наголову разбит.

Известие о гибели солдат Римского-Корсакова и получил Суворов, спустившись в Муотенскую долину. Но этим неприятности не исчерпывались. Здесь же Суворов получил последний подарок «союзников». Полный отход австрийских отрядов из Швейцарии, не только привел к разгрому русского корпуса. Благодаря отходу австрияков в местечко Швиц, цель суворовского перехода теперь был занято французами.

В результате целой цепи предательств войска Суворова оказались окруженными в горах. Без продовольствия и с ограниченным количеством боеприпасов. Все планы оказались отброшенными, речь уже шла просто о спасении армии. На военном совете было решено пробиваться к местечку Гларис. В тяжелейших боях с наседавшими со всех сторон войсками французского маршала Массены, русским войскам удалось туда пробиться. В Гларисе тоже австрийских войск не оказалось — они уже отошли и оттуда. Тогда в целях спасения войск Суворов решил отходить к городку Иланц. После труднейшего перехода через хребет Рингенкопф русские войска достигли Иланца, а оттуда 27 сентября 1799 года — района Кур, после чего отошли в Германию на зимние квартиры.

Предательские действия австрийского командования, привели к тому, что потери русских войск составляли около одной трети наличного состава. Перед выступлением Суворов имел 21 тыс. человек, к Иланцу же он привел до 15 тыс. человек. Но даже в такой безнадежной ситуации сумел привести 1400 пленных французов. Павел I высоко оценил действия Суворова: «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх». Ему был пожалован самый высокий военный чин — генералиссимуса. Появился и другой указ, по которому даже в присутствии царя войска должны были «отдавать ему все воинские почести, подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества».

Российская власть подлости «союзников» не снесла. Получив известия о предательском поведении австрияков, Павел I пришел в ярость. «Эти немцы, – говорил он – могут все снесть, перенесть и унесть». Он расторгает союз с Австрией, отозвав своего посла из Вены. В том же году был отозван и наш посол из Лондона по совершенно аналогичным причинам – предательским отношением англичан к русским солдатам. (Вспомогательный русский корпус, действовавший против французов в Голландии и находившийся под британским командованием, буквально растаял от голода и болезней).

Увы, тяжести похода и годы сделали свое дело — генералиссимус Суворов умер по прибытии в Петербург 6 мая 1800 года, так и не успев насладиться заслуженными наградами. Вечная память величайшему русскому полководцу и его чудо-богатырям. Не будем же забывать и «причины», заставившие их совершить невероятные подвиги. Это всегда так — чье-то предательство приходится смывать кровью…

(Подробности в книге «Главный враг России. Все зло приходит с Запада»)

Николай Стариков


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале

nstarikov.ru

Альпийский поход Суворова

К концу августа 1799 года в результате Итальянского похода Суворова 1799 и Средиземноморского похода Ушакова 1799—1800 почти вся Италия была освобождена от французских войск. Остатки разбитой при Нови 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек) отступили к Генуе, которая осталась последним районом Италии под французским контролем. Наступление русско-австрийской армии под командованием Суворова (около 43 тыс. человек) на Геную, с последующим полным вытеснением французской армии из Италии, представлялось естественным следующим шагом.

Однако, в связи с планировавшейся высадкой 30-тысячного англо-русского десантного корпуса в Голландии, австрийским командованием было принято решение направить все находившиеся в Швейцарии австрийские войска на соединение с англо-русским корпусом в Голландии. Взамен ушедших из Швейцарии австрийских войск туда предполагалось перебросить русские войска из Италии (около 21 тысячи) и соединить их с находившимся в Швейцарии 24-тысячным русским корпусом под командованием Александра Римского-Корсакова. Российский император Павел I согласился на этот план, но поставил условием предварительное очищение Швейцарии от французов. Австрийский кабинет этого условия не выполнил.

29 августа 1799 австрийская армия начала отход из Швейцарии. Понимая, в какое отчаянное положение ставит его уход русские войска, эрцгерцог Карл под свою ответственность временно, до прибытия Суворова, оставил в Швейцарии 22-тысячный австрийский отряд под командованием генерала Фридриха фон Готце. Тем не менее, у французов в Швейцарии сохранялось примерно полуторакратное превосходство в численности. Французская атака была только вопросом времени.

Суворов задержался в Италии вплоть до капитуляции осажденного его армией французского гарнизона в Тортоне. В 7 утра 10 сентября 1799 года русские войска выступили по направлению к Швейцарии.

21 сентября войска Суворова выступили в Швейцарский поход. Войска двумя колоннами выдвигались к подошве Сен-Готарда. 23 сентября левая колонна — корпус Вильгельма Дерфельдена с австрийской бригадой Готфрида Штрауха — расположилась у Дацио. Последний занимала бригада Гюдена (4300 человек), три батальона которой стояли на вершине и в селе Айроло, 1 батальон — на дороге в Валлис, у горы Фурк, 2 батальона — у озера Обер-Альп, на перевале между долинами Тавеч и Урзерн. Бригада Луазона (такой же численности) занимала позиции от Урзерна до Альтдорфа. В ходе сражения часть её сил прибыла на помощь Гюдену. Всеми французскими войсками правого крыла, оборонявшими Сен-Готард и долины реки Ройс командовал К. Ж. Лекурб. Русские заняли Сен-Готард. Между тем Розенберг, выступив из Тавеча, двигался по Рейнской долине, тесня неприятельские войска, и к вечеру оттеснил их к деревне Урзерн.

25 сентября, после соединения с Розенбергом в Урзерне, Суворов направил на левый берег Рёйса полк под начальством генерала Каменского для выхода на тыл неприятельских позиций у Чёртова моста. Полк двинулся вслед за прошедшими через Бетцберг войсками Лекурба, уничтожая отставшие во время ночного марша части противника. Суворов повел армию правым берегом на север, но встретил препятствие — так называемую Урзернскую дыру, узкую и низкую галерею, пробитую в обрамляющих Ройс скалах, длиной 64 метра и шириной, дававшей возможность прохода только для одного человека с вьюком (в дальнейшем была расширена примерно до 3 метров). За ней дорога огибала скалу в виде карниза и круто спускалась к Чёртову мосту в том месте, где Рёйс представляет собой бурный поток с водопадами свыше 60 метров высотой. Сам мост состоял из узкой каменной арки без перил 20 метров длины, перекинутой через Рёйс на высоте 22—23 метров. Затем путь, упершись в отвесную скалу левого берега, круто поворачивал направо и спускался по искусственной каменной аппарели к другому мостику, по которому опять переходил на правый берег. Обойдя в этом месте крутую скалу, дорога снова выходила на левый берег реки и наконец, у деревни Гёшенен выходила из ущелья. Между Урзернской дырой и Чёртовым мостом — около 300 метров, а вся теснина до Гёшенена — около 2,5 километров. Когда полковник Трубников появился над выходом из Урзернской дыры, передовой отряд французов оставил свою позицию. Батальон Мансурова прорвался через проход и бросился на отступавших французов в штыки.

Французы, стоявшие на противоположном берегу, начали разбирать аппарель. Но в это время к месту боев со стороны хребта Бетцберг прибыла колонна генерала Каменского. Французы начали отступать от Чёртова моста, успев предварительно частично разрушить его. Для устранения этого препятствия русские солдаты разобрали находившийся поблизости сарай, притащили брёвна и перевязав их офицерскими шарфами, перебросили их через образовавшийся провал. Первым, перешедшим по этой перекладине, был майор князь Мещёрский-третий, тут же смертельно раненый. За ним перешли солдаты Тревогина и Свищова.

Лекурб намеревался остановить русскую армию, однако после боев на Сен-Готарде и за Чёртов мост и отступления ему удалось собрать лишь около 6000 человек. Здесь Лекурб направил часть войск под командованием Луазона и Гюдена в западном и юго-западном направлениях, оставшись в Зеедорфе с отрядом численностью 700—900 человек. Часть войск Лекурб направил к Флюелену, откуда они эвакуировались на переправочных средствах.

Достигнув Альтдорфа, Суворов увидел, что далее дороги не имелось и Швица можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, на котором неприятель захватил переправочные средства. На это обстоятельство ни Готце, ни Штраух не обратили внимания Суворова при обсуждении плана похода. Из Альтдорфа существовали две дороги — из Шахенской долины к к верховьям р. Линт, где Суворов мог соединиться с отрядом Линкена, и из Мадеранской долины — к верховьям Рейна. Однако ни та, ни другая не вели к Швицу и соединение с войсками Римского-Корсакова и Готце было невозможно. Находясь в столь критическом положении, Суворов узнал о существовании двух горных троп — через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), ведущих через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, откуда шла дорога к западу на Швиц. Тогда он решил направить по кратчайшей из них (протяженностью 18 километров), идущей через перевал Кинциг, всю армию, намереваясь во что бы то ни стало дойти до Швица.

С рассветом 27 сентября армия выступила. Авангард вёл Багратион, за ним следовали войска генералов Дерфельдена и Ауфенберга, а за ними — вьюки. Розенбергу было приказано прикрывать тыл от нападений Лекурба и следовать за вьюками. Переход армии представлял огромные трудности. Множество людей, лошадей и вьюков погибло, сорвавшись в пропасти. Через 12 часов пути авангард достиг деревни Мутен и захватил стоявший там французский пост (150 чел), не успевший сделать ни единого выстрела. Остальные войска растянулись по всему пути и провели ночь на снежном перевале. Лишь вечером 28 сентября хвост колонны добрался до Мутена. Затем ещё в течение двух дней той же дорогой тянулись вьюки. Арьергард за это время отразил два нападения Лекурба.

С 28 на 29 сентября арьергард двумя колоннами с интервалом в несколько часов двинулся вслед за главными силами. Лишь утром 29 сентября Лекурб, поняв, по какому пути ушла русская армия, послал сообщение Массене, Молитору, Мортье и Луазону о том, что Суворов во главе 20—25-тысячной армии вторгся в Мутенскую долину через перевал Кинциг-Кульм. Последние части арьергарда Суворова прибыли в Мутенскую долину 29 сентября. В тот же день, в Мутенской долине, Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении Римского-Корсакова и Готце.

Узнав о поражении Римского-Корсакова, Суворов понял, что продолжать движение к Швицу, занятому главными силами противника, бессмысленно. Казачьи разъезды, посланные в восточную часть долины, вместо австрийцев корпуса Линкена обнаружили там французов. После поражения Готце тот отступил, позволив французам запереть выход из долины. Русская армия оказалась в каменном мешке, в окружении превосходящих сил противника, без продовольствия, с ограниченным количеством боеприпасов.

29 сентября в трапезной женского францисканского монастыря Св. Иосифа собрался военный совет. На нем было принято решение пробиваться на восток, через Клентальскую долину (отделённую от Мутенской долины горой Брагельберг) к Гларусу.

В тот же день австрийская бригада Ауфенберга взошла на Брагельберг, сбила французские посты и спустилась в Клентальскую долину. За ней последовал авангард Багратиона и дивизия Швейковского (6 тысяч). За ними шли войска во главе с Суворовым. Отступление совершалось под прикрытием арьергарда Розенберга (первоначальная численность около 4 тысяч), который стоял у Мутена, охраняя тыл Суворова и дожидаясь окончания спуска в долину вьюков. Стремясь прочнее запереть русскую армию, Массена направил часть своих войск к выходу из Клентальской долины, а сам, возглавив 18-тысячную группировку, двинулся на Швиц с целью нанести удар на Мутен, в тыл русской армии. Во французской армии в связи с достигнутыми успехами царило победное настроение. План разгрома французов в Швейцарии силами 3-х группировок союзных войск был сорван.

30 сентября бригада Ауфенберга была атакована французской бригадой генерала Габриэля Молитора и оказалась в опасном положении. Ауфенберг начал переговоры о сдаче, но на помощь австрийцам прибыл авангард Багратиона. Вечером 30 сентября передовые части русских войск обратили в бегство французов, атаковавших Ауфенберга. Пытаясь в поисках спасения переплыть через небольшое озеро Рутен, более 200 человек утонуло, многие, рассеявшись по горам, в темноте срывались с круч, спасаясь от преследования, 168 солдат и офицеров во главе с командиром полка попали в плен. 1 октября произошли ожесточенные бои между русскими и французскими войсками поначалу равной численности (около 5−6 тысяч человек). Они окончились полным поражением последних, понёсших большие потери и отброшенных сперва на 6 километров, к деревне Нецсталь. Тем самым русской армии был открыт путь на Гларус. После упорного боя Багратион выбил их и оттуда, с ходу захватив деревню Нефельс на берегу реки Линт. Однако в это время к Молитору, уже наголову разбитому, подошла свежая дивизия Газана. Французы, получив значительный перевес в силах, заняли Нефельс. Контратакой Багратион снова выбил их оттуда. Пять или шесть раз Нефельс переходил из рук в руки и остался за русскими, когда Суворов отдал приказ Багратиону во избежание лишних потерь отходить к Нецсталю. Вечером 1 октября главные силы русской армии сосредоточились у Гларуса. В то время, как Багратион расчищал путь главным силам русской армии, в её тылу развернулись боевые действия между арьергардом А. Розенберга и войсками Андрэ Массены. Здесь произошло крупнейшее сражение Швейцарского похода.

30 сентября 10-тысячные французские войска атаковали русский арьергард численностью 4 тысячи человек. Войсками первой линии под командованием Максима Ребиндера французы были остановлены. С прибытием трёх полков второй линии под командованием Михаила Милорадовича русские войска перешли в контратаку, опрокинули французов и преследовали их на протяжении более 5 км до Швица, где преследование было остановлено по приказу Милорадовича. Ночью в долину спустились последние вьюки и шедшие за ними 3 полка пехоты. Силы Розенберга возросли до 7 тысяч человек. С этими силами Розенберг отступил в восточную часть долины на 3 километра, готовясь дать противнику решающее сражение. На следующий день Массена, в свою очередь, решил нанести решающий удар, в котором предполагал задействовать все имевшиеся у него силы — около 15 тысяч человек.

1 октября французы, выставив впереди густую стрелковую цепь, повели наступление тремя колоннами по обеим берегам реки Мутен. Между передовыми частями русских и французских войск началась перестрелка. Русские части стали отступать. За ними двинулась главная масса французских войск. Неожиданно для французов Милорадович развел передовой отряд в обе стороны по склонам и французские колонны очутились перед главными силами Розенберга, укрытыми в виноградниках по всей ширине долины. Русские войска были построены в две трёхшереножные линии, на расстоянии около 300 метров друг от друга, с кавалерией на флангах. В резерве стояли полки Ферстера и Велицкого.

Последовала атака русских войск. Ошеломлённые французы с минуту не предпринимали ничего, потом открыли ружейный огонь. Однако русские войска стремительно приближались к противнику. В Мутенской долине начался всеобщий рукопашный бой. Русские войска наступали настолько яростно, что некоторые батальоны второй линии опередили первую, чтобы добраться до врага. Сражение переросло в истребление французских войск. Унтер-офицер Иван Махотин добрался до Андрэ Массены, схватил его за воротник и сдёрнул с лошади. На помощь командующему бросился французский офицер. В то время, как Махотин, повернувшись к нападающему, ударил его штыком, Массена успел бежать, оставив в руках суворовского воина золотой эполет, опознанный попавшим в плен генералом Ла Курком и предъявленный Суворову. Французские войска охватила паника, они обратились в бегство. Преследуемые казаками, целые толпы сдавались в плен. Французы потерпели сокрушительное поражение. Погибло от 3 до 6 тысяч, в плен попало 1200 человек, в том числе генерал Ла Курк, захвачено знамя и 7 орудий. Русские войска потеряли около 700 человек убитыми и ранеными. Победа Розенберга имела решающее значение для успешного завершения похода. Потрясенный поражением и едва спасшийся сам, Массена не решился на новое наступление со стороны Швица.

В это время главные силы русской армии отдыхали, собираясь с силами для нового похода. По прибытии в Гларус Суворов увидел, что пропала последняя надежда на помощь и содействие австрийцев. Генерал Линкен без всякой на то причины покинул долину Линта и отступил в Граубюнден. 2 октября от Суворова отделился и отступил за Линкеном Ауфенберг. Суворов, предоставленный собственным силам, решил повернуть на юг и вывести свои войска свободным от неприятеля, но тяжёлым путём через Шванден, Эльм, Рингенкопф (Паникс), в долину Рейна. Это решение было принято на новом военном совете в Гларусе. На нём рассматривались две возможности: наступать на Нефельс и двигаться на Иланц. Однако ещё за день до военного совета Суворов послал австрийскому гарнизону в Иланце заготовить провиант на 2 дня, что говорит о заранее принятом решении. 4 октября Розенберг с пленными и трофеями присоединился к Суворову.

Армия двинулась в путь в ночь на 5 октября. Авангард вёл Милорадович, за ним шли войска Розенберга и Дерфельдена, в арьергарде находился Багратион, многократно отбрасывавший противника, пытавшегося атаковать с тыла. Марш продолжался до наступления сумерек. После полуночи 6 октября русские войска, более не преследуемые противником, снова тронулись в путь через перевал Рингенкопф (Паникс, 2 407 метра) Это был последний, наиболее тяжёлый горный переход. Тяжело раненных пришлось оставить. Войска двигались по извилистой тропинке, допускавшей движение только в одиночку, в густом тумане, при снегопаде и сильном ветре, валившем с ног. Снежный покров достигал полуметровой глубины. Число русских солдат, погибших во время этого перехода, доходило до двухсот. Вьюков было потеряно 300. В наиболее трагическом положении оказались французские пленные. Более тысячи пленных, взятых войсками Розенберга, шли без сапог, взятых у них русскими, сапоги которых полностью износились уже после перехода через хребет Рошток. До Кура дошло около 1400 пленных, столько же разбилось в пути, замёрзло и умерло от истощения сил. В пропасти пришлось бросить все орудия. Ночевала вся армия на перевале. Спуск с него 7 октября был ещё сложнее подъёма. Но и в этих условиях Суворову казалась кощунственной сама мысль избавиться от французских пленных. Вечером 7 октября русские войска достигли Иланца, а 8 октября — города Кур, где вся армия впервые с начала перехода через Паникс получила тепло, хлеб, мясные и водочные порции. Прибытием в Кур Швейцарский поход Суворова завершился.

В Куре армия отдыхала два дня, восстанавливая силы. 16 октября Суворов прибыл в Линдау. 19 октября здесь произошло соединение войск Суворова и Римского-Корсакова (последний привел около половины сил своего корпуса, 10 тысяч пехоты и 3 тысячи кавалерии). В тот же день Суворов перевёл свои войска в Баварию и расположил их на зимних квартирах между реками Иллер и Лех, ожидая распоряжений от российского императора в ответ на посланные им донесения о походе в Швейцарию. 26 ноября русская армия двинулась от Аугсбурга в Россию.

Источники: ru.wikipedia.org, nash-suvorov.ru

diletant.media

Переход армии Александра Суворова через швейцарские Альпы. Справка

31 августа войска Суворова (21,5 тысячи человек, в т.ч. 4,5 тысячи австрийцев) выступили в поход из Алессандрии и, пройдя за 5 дней 150 км, 4 сентября сосредоточились в Таверне.

Ввиду того, что австрийцы не выполнили своих обязательств по обеспечению похода, армии Суворова пришлось задержаться здесь на 5 дней.

10 сентября, получив 650 мулов и используя под вьюки 1,5 тысячи лошадей спешенных русских казаков, войска двумя колоннами двинулись на соединение с корпусом Римского-Корсакова по кратчайшему, но более трудному пути – через перевал Сен-Готард на Швиц.

13 сентября они овладели перевалом, 14 сентября с боем прошли через Чертов мост и 15 (26) сентября вышли к Люцернскому озеру. Здесь выяснилось, что вопреки сведениям австрийского штаба, дороги к Швицу вдоль озера не было, а переправочные средства уведены противником. Войскам Суворова пришлось с боями горной тропой и по карнизам скал преодолевать труднодоступный перевал Росток (свыше 2400 м) и Муотенскую долину.

16 сентября они перешли перевал и спустились в долину, где получили известие, что корпус Римского-Корсакова разбит под Цюрихом, а австрийский отряд Фридриха фон Хотце – у реки Линта.

Армия Суворова оказалась почти без боеприпасов и продовольствия, окруженная втрое превосходящим противником.

На военном совете, созванном Суворовым, решили пробиваться через перевал Прагель на Гларус. 19-20 сентября русские войска, имея в авангарде отряд генерал-майора Петра Багратиона, отбросили французскую бригаду генерала Габриэля Молитора от Муотена, разбили превосходящие силы французов и открыли дорогу на Гларус. Одновременно арьергард генерала Андрея Розенберга отразил атаки французов с тыла и 23 сентября соединился с главными силами. Совершив тяжелейший переход через перевал Рингенкопф у деревни Панике, русская армия 27 сентября вышла в район Кура, а оттуда ушла в Австрию.

За время этого беспримерного в истории войн горного перехода русская армия потеряла убитыми и ранеными свыше 4 тысяч человек и нанесла вчетверо больший урон противнику.

Предательские, по существу, действия австрийского командования, отсутствие достоверных карт, за которые отвечали австрийцы, поражение под Цюрихом, неудачи войск коалиции на других фронтах, крайнее изнурение войск Суворова привели к тому, что цель Швейцарского похода Суворова не была достигнута. Это вынудило Павла I расторгнуть союз с Австрией и отозвать русские войска в Россию.

Вместе с тем переход с боями наиболее высокой в Европе Альпийской горной системы ‑ один из выдающихся образцов военного искусства. По меткому выражению Суворова, "русский штык прорвался сквозь Альпы".

За Швейцарский поход Суворов был возведен в звание генералиссимуса, и ему было приказано воздвигнуть монумент в Петербурге. Принимавший участие в этом походе великий князь Константин Павлович получил титул цесаревича.

В Швейцарии в ущелье Шолленен у "Чертова моста" в 1899 году по инициативе князя Голицына был установлен памятник "Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 г.". Ежегодно здесь проходит торжественное возложение цветов.

ria.ru

17 суровых дней фельдмаршала Суворова

17-дневный переход через Альпы 21 тысячи россиян не имеет аналогов в мировой практике. Войска Суворова прошли 7 высокогорных перевалов. Это почти 300 км пути по узким горным тропам, по снегу и скалам. Самые сложные из перевалов -- Паникс (2403 м) и Крюцли (2400 м), которые воины преодолевали в условиях холодной и снежной осени, можно считать категорийными. А более простые перевалы, где были пешеходные тропы, приходилось преодолевать в жарких схватках с противником. Но почему Суворов завел свою армию в Альпы? В такие дебри, откуда выходить пришлось, совершая самые неимоверные подвиги?…

Каждый из нас знает о переходе Суворова через Альпы. Удивительно, но на мой вопрос: «Почему Суворов в 1799 году оказался в Альпах?» почти правильно ответил всего один из довольно приличного числа спонтанно опрошенных людей.

После смерти Екатерины II на престол вступил Павел I, фанатичный сторонник прусской военной системы Фридриха Великого, в соответствии с которой он стал реформировать русскую армию. Были введены новая форма одежды, новый воинский устав. Главное внимание уделялось муштре войск, смотрам и парадам.

Сторонник «просвещённой» монархии, создавший свою систему организации и снабжения войск и с успехом её применявший, Суворов выступал против насаждения императором Павлом I прусских палочных порядков в армии, что вызвало враждебное отношение к нему придворных кругов.

Вопреки указаниям Павла I, Суворов продолжал воспитывать солдат по-своему. Он говорил: «Русские прусских всегда бивали, что ж тут перенять?», «Пудра не порох, букля не пушка, коса не тесак, и я не немец, а природный русак».

Эти обстоятельства вызвали раздражение и гнев императора, и 6 февраля 1797 г. Суворов был уволен в отставку без права ношения мундира и в апреле прибыл в своё имение Кобрин, а уже в мае года был выслан в другое имение — село Кончанское.

В 1798 году Россия вступила во 2-ю антифранцузскую коалицию (Великобритания, Австрия, Турция, Неаполитанское королевство). Была создана объединённая русско-австрийская армия для похода в северную Италию, захваченную войсками Французской Директории. Первоначально во главе армии планировалось поставить эрцгерцога Иосифа, но, по настоянию Англии, Австрия обратилась с просьбой к Павлу I назначить командующим Суворова.

“Суворов получает извещение о назначении его главнокомандующим союзными войсками”. Художник С. П. Викторов

6 февраля в Кончанское приехал флигель-адъютант Толбухин и привёз Суворову письмо императора:

«Граф Александр Васильевич!
Теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии…».

“Отъезд А. В. Суворова из села Кончанского в поход 1799 г”. Н. А. Шабунин.

Уже в марте 1799 года 69-летний фельдмаршал граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский решением российского и австрийского императоров был назначен главнокомандующим объединенной армией союзников в Италии.

Под его руководством с апреля по конец августа там была проведена блестящая кампания, которая закончилась полным разгромом войск французской Директории. Однако главное испытание ждало русского полководца впереди. Его лебединой песней, “лучшим лавровым венком”, явился Альпийский поход, в который он был направлен решением правителей коалиции против своей воли.

“Торжественная встреча A.B. Суворова в Милане 18 апреля 1799 г.” А.И. Шарлемань

Русская армия стояла у южных границ Французской республики — это была уникальная возможность разбить врага на пятнадцать лет раньше, чем это произошло в реальности. Но в тот момент главным врагом наших «союзников» уже стала не Франция, а русская армия фельдмаршала Суворова. Австрия и Англия вместо похода на Париж, требуют сначала освободить от французов Швейцарию.

В этом не было никакого смысла. Ключ к ее освобождению лежал рядом с ключами от Парижа, и разгром революционных армий Франции означал автоматическое падение всех ее сателлитов. Но весь дальнейший Альпийский поход наглядно покажет нам, что резоны «союзников» были совершенно другими. Их главной задачей становилось уничтожение вовсе не французской, а русской армии.

«Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить», — писал Суворов, прекрасно понимавший, что стоит за таким неожиданным поворотом. Удивительно, но Павел I согласился на этот план, видимо он еще плохо представлял, с кем имеет дело. Однако, согласившись на него, русский император все же потребовал до прихода Суворова очистить Швейцарию от французских войск силами австрийцев. Естественно, ему это пообещали и естественно этого не сделали.

Принятый план Суворов «доработал» в соответствии со своими принципами. Добиться в кратчайший срок победоносного завершения Швейцарской кампании решительными действиями всех сил с различных направлений — вот суть стратегического плана Суворова. В Швейцарии должны соединиться армия самого Александра Васильевича, русский корпус генерала Римского-Корсакова и австрийские войска. Соединившись, они сокрушали врага объединенной мощью.

Для всех войск, действующих в трех направлениях, были установлены маршруты и, что самое главное, сроки наступления. Не вина Александра Васильевича, что события развернулись по-другому. Весь Швейцарский поход — это одна блистательная суворовская импровизация. Это семнадцать дней, состоящих из непрерывной череды больших и малых сражений, больших и малых подвигов русских солдат.

“Суворов объезжает строй русских войск в Северной Италии”. Художник К. Венцо

Командовавший всеми силами антифранцузской коалиции Суворов, дал поручение австрийскому интендантству подготовить и сосредоточить до прихода армии вьючных животных, провиант и фураж. Когда русская армия подошла к горам, ее ждал «союзный» сюрприз — на месте не оказалось ничего. Пять последующих драгоценных дней были потрачены на сбор недостающей амуниции. В результате стратегический план Суворова был сорван. Пять дней кажутся небольшим сроком, но надо помнить, что весь Швейцарский поход занял всего семнадцать дней.

10 сентября 1799 года никогда не воевавшие в горах (!), русские войска вошли в горы. Далее были знаменитый штурм перевала Сен-Готард и взятие Чертова моста, перекинутого через пропасть, где и стоит сегодня памятник суворовским чудо-богатырям.

15 сентября, замерзшие и голодные войска Суворова, согласно плану прибыли в местечко Альтдорф. Там их ждал новый сюрприз. Выяснилось, что отсюда дальше дороги нет! Ее не разрушили французы, не уничтожило обвалом — ее никогда и не было, просто австрийское командование «забыло» русских об этом проинформировать.

Есть рядом Люцернское озеро, но через него также не переправиться, так как все суда уже захвачены противником. Австрийцы же не очистили местность от неприятеля, хотя обещали это сделать.

Выход один: сделать невозможное. Сдаваться Суворов не умел в принципе. Он решил двигаться через хребет Росток и Муотенскую долину. Пройти через Альпы там, где сегодня это делают лишь альпинисты со специальным снаряжением. Суворовский путь и сегодня вызывает трудности, а что говорить о замерзших солдатах, которым кроме всей своей амуниции надо тащить лошадей, пушки и раненых товарищей!

Альпы многие века славились своей непреодолимостью, и пересечь их можно было только по нескольким перевалам, да и то далеко не каждый год. Переход через этот горный хребет, отделяющий Италию от остальной Европы, прославил в 218 году до н. э. Ганнибал, а в 1799 году — Суворов. Это был непростой переход из точки А, в точку В, а переход под шквальным огнем противника – трудом и кровью давались каждые 100 метров пути.

Переход Суворова через Альпы. С картины А.Попова

Встречается много записей от очевидцев тех событий:

"…войска должны были карабкаться поодиночке, то по голым каменьям, то по скользкой глине; в иных местах приходилось карабкаться как бы по ступеням, на которых не умещалась и подошва ноги; в других мелкие шиферные камешки осыпались от каждого шага; далее приходилось вязнуть в рыхлом снеге, которым одета вершина хребта.

Тяжело было и пешим взбираться на такую гору, но чего же стоило провести лошадей и мулов, навьюченных орудиями, зарядами и патронами! Бедные животные едва передвигали ноги; нередко обрывались с узкой тропинки, летели стремглав с кручи и разбивались о камни. Случалось, что лошади увлекали за собой и людей; каждый неверный шаг стоил жизни.

Часто темные облака, проносясь по скатам горы, охватывали колонну густым туманом, обдавали холодной влагой до того, что войска были измочены, как проливным дождем. Погруженные в сырую мглу, они продолжали лезть ощупью, не видя ничего ни сверху, ни снизу…"

Переход войск Суворова через Сен-Готард 13 сентября 1799 года”. A. Kotsebu

Труднейшей военной операцией во время швейцарской экспедиции стал переход русской армии через Чертов мост. В детстве я читал книгу Осипова «Суворов» и с удивлением рассматривал картинку Чертова моста. Что за удивительные богатыри были эти люди прошедшие там, где пройти было невозможно.

Деревянный мост был построен ещё в 13-м веке, а дублировавший его каменный мост – в конце 16 века.

Строительство “Чертова моста”

Чёртов мост представлял собой узкую каменную арку длиной около 25 метров, переброшенную над ущельем на высоте двадцати метров над бурным грохочущим потоком. Причём сначала местным жителям никак не удавалось закончить постройку моста – поток смывал сваи и обрушивал мост.

Тогда, по преданию, жители заключили сделку с чёртом, который потребовал за построенный мост душу первого, кто пройдёт по мосту. Но жители перехитрили тёмного духа – по мосту первым пошёл козлёнок. На скале около моста можно увидеть изображения козлёнка и чёрта, рисунки не дают забыть эту легенду.

Прямая атака моста, который энергично обороняли французы, была немыслима. Смельчаки, первыми бросившиеся вперед, были тотчас сражены пулями. Русские солдаты залегли за камнями и открыли стрельбу по неприятелю. Внезапно на скалах, по ту сторону моста, показалась перешедшая вброд реку Рейс обходная колонна. Среди французов воцарилось смятение — второпях они разрушили часть каменной кладки моста и начали медленно отступать.

«Войска Вашего Императорского Величества — писал Суворов в реляции Павлу I, — прошли через тёмную горную пещеру, заняли мост, удивительной игрой природы из двух гор сооружённый и проименованный Тейфельсбрюкке. Оный разрушен неприятелем.

Но сие не останавливает победителей, доски связываются шарфами офицеров, по сим доскам бегут они, спускаются с вершины в бездны и, достигая врага, поражают его всюду… Утопая в скользкой грязи, должно было подыматься против водопада, низвергавшегося с рёвом и низрывавшего с яростью страшные камни и снежные и земляные глыбы, на которых много людей с лошадьми летели в преисподние пучины…»

Русские солдаты разобрали находившийся поблизости сарай. Офицеры, возглавляемые братьями Мещерским-первым и Мещерским-третьим, связали доски офицерскими шарфами и накрыли ими провал, образовавшийся в арке, в то время, как егеря вели перестрелку с противником, находившимся на противоположном берегу. Первым, ступившим на эту перекладину, был Мещёрский-третий. Он был смертельно ранен и упал в пропасть, успев сказать: «Друзья, не забудьте меня в реляции».

Десятки смельчаков, падая под огнем, перебирались на противоположный берег и тотчас бросались на французов. Чертов мост был форсирован. Затем Чёртов мост в течение нескольких часов был отремонтирован более капитально и к 16 часам по нему начали переправляться главные силы Суворова.

К четырем часам дня, после исправления арки моста, вся армия Суворова перешла Рейс и двинулась вслед за отступавшим противником. Необычайная энергия натиска, а также недостаточно четкая организация обороны французами привели к тому, что потери русских были в этот раз невелики и даже меньше, чем потери французов.

Через десять лет, в 1898 году рядом с этим местом был установлен памятник Суворову и его солдатам, совершивших этот подвиг. Понимающие «толк» в своих горах швейцарцы, именно поэтому и ставят русским памятники.

Предательские действия австрийского командования, привели к тому, что потери русских войск составляли около одной трети наличного состава. Перед выступлением Суворов имел 21 тыс. человек, к Иланцу же он привел до 15 тыс. человек. Но даже в такой безнадежной ситуации сумел привести 1400 пленных французов.

Павел I высоко оценил действия Суворова: «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх». Ему был пожалован самый высокий военный чин — генералиссимуса. Появился и другой указ, по которому даже в присутствии царя войска должны были «отдавать ему все воинские почести, подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества».

Увы, тяжести похода и годы сделали свое дело — генералиссимус Суворов умер по прибытии в Петербург 6 мая 1800 года, так и не успев насладиться заслуженными наградами. Вечная память величайшему русскому полководцу и его чудо-богатырям. Не будем же забывать и «причины», заставившие их совершить невероятные подвиги. Это всегда так — чье-то предательство приходится смывать кровью…

В Швейцарии к Суворову до сих пор благоговейное отношение. В шести маленьких городках, через которые пролегал путь русской армии во время знаменитого «Швейцарского похода», созданы музеи. Гиды с восторгом рассказывают экскурсантам о русских солдатах и их военачальнике, которые не только преодолели считавшиеся непроходимыми зимние Альпы, сметая на своем пути французские заслоны, но, что для «просвещенной Европы» было совершенно немыслимо, не грабили мирное население и платили за постой, фураж и продовольствие.

Переход Суворова был последним сколько-нибудь заметным событием в этой стране. Вскоре многочисленные кантоны объединились в конфедерацию, Швейцария обрела государственность и больше никогда не воевала.

В 1820 году над старым “Чертовым мостом”, простоявшим три столетия и помнившим французский поход Суворова, был построен новый более широкий и крепкий мост. На старой открытке, взятой изображены они оба.

Старый мост, уже не использовавшийся, рухнул в 1888 году. От него осталась лишь небольшая опорная площадка на левом берегу.

Сейчас в этом месте ущелья есть три моста: старый, нижний; новый автомобильный, построенный над старым в 1958 году, и еще выше, железнодорожный мост.
На этом фото видны все три. Арка нового автомобильного слева.

 

 

 

 

 

 

 


Компиляция материала – Fox

Похожие материалы:

www.softmixer.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *