Портрет лафонтена – Жизнь Лафонтена

Содержание

Жизнь Лафонтена

Материал "увели" с сайта http://alinec.ru/

Жан де Лафонтен родился в 1621 году в провинции Шампань. Его отец заведовал лесным хозяйством. Оба его родителя были из высшего провинциального среднего класса, хотя и не считались дворянами. Отец будущего баснописца был довольно богат.

Жан де Лафонтен, портрет

Жан, как старший сын, был отправлен на учебу в коллеж (средняя школа) Реймса, и по окончании учебы, вступил в братство ораторианцев в мае 1641 года и в семинарию Сен-Маглуар в октябре того же года. Однако после непродолжительного пребывания там, понял, что ошибся с выбором профессии. Далее он переключился на изучение права и был принят в число адвокатов/юристов.

Семейная жизнь Лафонтена

Лафонтен рано получил доступ к отцовскому наследству. В 1647 году его отец передал сыну свою должность и устроил для него брак с Мари Эрикар, 14-летней девушкой, принесшей ему 20 000 ливров и «большие перспективы» на будущее. Она оказалась и красивой, и умной, но оба супруга плохо ладили друг с другом. С ее поведением был связан какой-то надуманный скандал, который не имел под собой абсолютно никаких оснований, но еще долго раздувался за счет слухов и личных врагов Лафонтена. Единственное, что можно точно сказать против нее, так это то, что она была небрежной домохозяйкой и имела пристрастие к чтению романов. Сам Лафонтен при этом постоянно отлучался подолгу из дома, не был верным мужем и настолько плохо вел дела, что они пришли в запустение и вышли из-под контроля. Разделение имущества супругов состоялось в 1658 году. Это была дружеская сделка, выгодная для семьи. Постепенно, без всякой видимой ссоры, супружеская пара перестала просто жить вместе, и большую часть оставшихся сорока лет своей жизни Лафонтен прожил в Париже, в то время как его жена проживала в Шато Тьерри, куда он, однако, часто наведывался. От этого брака у них родился один сын в 1653 году. Воспитание и забота о нем легла целиком на плечи матери.

Слава Лафонтена

Лафонтен стал одним из самых знаменитых баснописцев и одним из самых читаемых французских поэтов 17-го века. Прежде всего, он прославился своими баснями, которые послужили образцом для последующих баснописцев по всей Европе и бесчисленных альтернативных версий тех же басен в самой Франции на местных французских наречиях.

Согласно Флоберу, Лафонтен был единственным французским поэтом, кому удавалось понимать и справляться со структурой французского языка до Виктора Гюго. В 1995 году, к 300-летней годовщине смерти поэта, во Франции даже была выпущена целая серия марок, прославляющих Лафонтена и его басни.



alinec.ru

Лафонтен, Жан - это... Что такое Лафонтен, Жан?

Жан де Лафонте́н (фр. Jean de La Fontaine; 8 июля 1621, Шато-Тьерри — 13 апреля 1695, Париж) — знаменитый французский баснописец.

Биография

Отец его служил по лесному ведомству, и Лафонтен провёл детство среди лесов и полей. Двадцати лет он поступил в братство ораторианцев для подготовки к духовному званию, но больше занимался философией и поэзией. По его собственному признанию, увлекался «Астреей» Д’Юрфе. Именно либретто оперы Коласса «Астрея» оказалось последним сочинением Лафонтена (постановка 1691 года обернулась полным провалом).

В 1647 году отец Лафонтена передал ему свою должность и убедил его жениться на четырнадцатилетней девушке, Мари Эрикар. Он очень легко отнесся к своим новым обязанностям, как служебным, так и семейным, и вскоре уехал в Париж, где прожил всю жизнь среди друзей, поклонников и поклонниц его таланта; о семье своей он забывал целыми годами и лишь изредка, по настоянию друзей, ездил на короткое время на родину.

Сохранилась его переписка с женой, которую он делал поверенной своих многочисленных романтических приключений. На своих детей он так мало обращал внимания, что, встретившись в одном доме со своим взрослым сыном, не узнал его. В Париже Лафонтен имел блестящий успех; Фуке назначил ему крупную пенсию. Жил он в Париже сначала у герцогини Бульонской, потом, более 20 лет, в отеле мадам де Саблиер; когда последняя умерла, и он вышел из её дома, он встретил своего знакомого д’Эрвара (d’Hervart), который предложил ему поселиться у него. «Я как раз туда и направлялся», гласил наивный ответ баснописца.

Версия о том, что в 1659—1665 годах Лафонтен поддерживал приятельские отношения с Мольером, Буало и Расином, выглядит сомнительной. В числе друзей Лафонтена определённо были принц Конде, Ларошфуко, мадам де Лафайет и др.; только к королевскому двору он не имел доступа, так как Людовик XIV не любил легкомысленного, не признававшего никаких обязанностей поэта. Это замедлило избрание Лафонтена во Французскую академию, членом которой он стал только в 1684 году. В ходе «спора о древних и новых» Лафонтен не без колебаний встал на сторону первых. Под влиянием мадам де Саблиер Лафонтен в последние годы жизни преисполнился благочестия и отрёкся от наиболее легкомысленных своих сочинений.

Творчество

Ранние произведения

Первое опубликованное сочинение Лафонтена — комедия «Евнух» (Eunuque, 1654), представлявшая собой переработку одноименного сочинения Теренция. В 1658 году Лафонтен преподнёс своему покровителю Фуке поэму «Адонис» (Adonis), написанную под влиянием Овидия, Вергилия и, возможно, Марино. Став на время «официальным» поэтом Фуке, Лафонтен взялся за описание принадлежавшего министру дворца в Во-ле-Виконт. Поскольку пришлось описывать ещё не завершённый архитектурно-парковый ансамбль, Лафонтен построил свою поэму в форме сновидения (Songe de Vaux). Однако из-за опалы Фуке работа над книгой была прервана. В 1662 году поэт позволил себе вступиться за своего покровителя в адресованной королю оде (

l’Ode au Roi), а также в «Элегии к нимфам Во» (L'elégie aux nymphes de Vaux). Этим поступком он, по-видимому, навлёк на себя гнев Кольбера и короля.

Дворец Во-ле-Виконт. Современный вид

«Сказки»

«Сказки» начали выходить с 1664 года. В первый сборник вошли две сказки — «Джокондо» (Joconde) и «Побитый и довольный рогоносец»; первая из них, основанная на одном из эпизодов поэмы Ариосто «Неистовый Роланд», вызвала оживленную литературную полемику. Последующие выпуски «Сказок» публиковались в 1665, 1671 и 1674 годах. Сюжеты их Лафонтен черпал из Боккаччо и сборника «Сто новых новелл». В представлении Лафонтена важнейшей особенностью жанра должно было стать стилистическое и сюжетное разнообразие. Из всех сказок наиболее фривольный характер носили «Новые сказки», которые спровоцировали многочисленные упреки в непристойности и сразу же оказались под запретом. Интересно, что одновременно со сказками Лафонтен работал над сочинениями благочестивого характера, отчасти отмеченными влиянием янсенизма, в том числе над «Поэмой о пленении Св. Малха» (Poème de la captivité de saint Malc, 1671) .

Публикация «Басен»

Значение Лафонтена для истории литературы заключается в том, что он создал новый жанр, заимствуя внешнюю фабулу у древних авторов (в первую очередь — Эзопа и Федра; кроме того, Лафонтен черпал из «Панчатантры» и некоторых итальянских и латинских авторов Возрождения). В 1668 году появились первые шесть книг басен, под скромным заглавием: «Басни Эзопа, переложенные на стихи г-ном де Лафонтеном» (Fables d’Esope, mises en vers par M. de La Fontaine). Именно в первый сборник вошли знаменитые, переложенные впоследствии И. А. Крыловым «Ворона и Лисица» (точнее, «Ворон и Лис», Le Corbeau et le Renard) и «Стрекоза и Муравей» (точнее, «Цикада и Муравьиха», La Cigale et la Fourmi).

Ворона и Лисица. Фрагмент памятника Лафонтену в Париже (скульптор П. Корейа, 1983)

Второе издание, включавшее уже одиннадцать книг, вышло в 1678 году, а третье, с включением двенадцатой и последней книги — в конце 1693 года. Первые две книги носят более дидактический характер; в остальных Лафонтен становится всё более свободным, соединяет дидактику с передачей личного чувства.

Своеобразие дидактизма

Лафонтен менее всего моралист и, во всяком случае, мораль его не возвышенная; он учит трезвому взгляду на жизнь, уменью пользоваться обстоятельствами и людьми, и постоянно рисует торжество ловких и хитрых над простоватыми и добрыми; сентиментальности в нём абсолютно нет — его герои те, кто умеет устроить свою судьбу. Уже Руссо, а за ним и Ламартин, выражали сомнение: насколько полезны басни Лафонтена детям, не приучают ли они читателя к неизбежности порока в не ведающем жалости мире? Особенно категорично на этот счёт высказался В. А. Жуковский: «Не ищите в баснях его морали — её нет!». Иногда мораль «Басен» сравнивают с заветами Эпикура: необходимость умеренности и мудро-невозмутимого отношения к жизни.

Поэтика «Басен»

Художественному значению басен Лафонтена способствует также красота поэтических вступлений и отступлений Лафонтена, его образный язык, особое искусство передавать ритмом движения и чувства и вообще удивительное богатство и разнообразие поэтической формы.

Басни Лафонтена написаны в большинстве случаев вольным стихом; в XVII веке сам по себе стихотворный характер этого жанра приветствовался не всеми — басня воспринималась прежде всего как назидание. Также он усложнил отношение между сюжетной частью и моралью.

«Любовь Психеи и Купидона»

Данью галантной литературе стало прозаическое произведение Лафонтена — повесть «Любовь Психеи и Купидона» (Les amours de Psyché et de Cupidon, 1662), являющаяся переработкой четвёртой и пятой книг романа Апулея «Золотой осёл». Хорошо известный тогдашнему читателю сюжет Лафонтен изложил в изысканной форме, напоминающей оперную постановку. Книга произвела большое впечатление на русского писателя И. Ф. Богдановича, создавшего свою поэму «Душенька» (1773) на основе того же сюжета.

«Поэма о хинном дереве»

Лафонтен пробовал свои силы в жанре естественнонаучной поэмы, популярном в эпоху Возрождения и восходящем к Лукрецию. Его «Поэма о хинном дереве» (Poème du Quinquina, 1682) читается как своеобразная реклама нового лекарственного средства (завозить кору в Европу начали именно в середине XVII века при содействии Людовика XIV).

Пушкин и Лафонтен

В стихотворении «Городок», отзываясь о своих любимых книгах, Пушкин в шутливом тоне пишет и о французском писателе. Лафонтен для него — прежде всего автор басен, которые входили в программу лицейского обучения. Здесь заметно также восприятие Лафонтена сквозь призму поэзии рококо:

И ты, певец любезный,
Поэзией прелестной
Сердца привлёкший в плен,
Ты здесь, лентяй беспечный,
Мудрец простосердечный,
Ванюша Лафонтен!

Крылов и Лафонтен

В 1805 году молодой И. А. Крылов показал выполненный им перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» (Le Chene et le Roseau) и «Разборчивая невеста» (La Fille) известному поэту И. И. Дмитриеву, который одобрил его работу. В январе 1806 года басни были напечатаны в первом номере журнала «Московский зритель»; так начался путь Крылова-баснописца. Проблеме адаптации сюжетов басен Лафонтена Иваном Андреевичем Крыловым посвятил один из последних своих докладов выдающийся русский филолог Сергей Аверинцев.

Литература

  • Jasinski R. La Fontaine et le premier recueil des Fables. — P.: Nizet. — 1966.
  • Collinet J.-P. Le Monde littéraire de La Fontaine. — Grenoble: Presses universitaires de Grenoble. — 1970.
  • Dandrey P. La Fabrique des Fables. — P.: Klincksieck. — 1992.
  • Duchêne R. Jean de La Fontaine. — P.: Fayard. — 1990.
  • Bury E. L’esthétique de La Fontaine. — P.: Sedes. — 1995.
  • Лукасик В. Ю. Жан де Лафонтен // История зарубежной литературы XVII века. — М.: Высшая школа. — 2005. С. 170—183.
  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Современные издания сочинений Лафонтена

  • Oeuvres completes: Fables et Contes. Ed. J.-P. Collinet. — P.: Gallimard (collection "Pléiade". — 1991.
  • Le Songe de Vaux. — Geneve-Paris: Droz-Minard. — 1967.
  • Басни. — М.: ЭКСМО-Пресс. — 1999.
  • Любовь Психеи и Купидона. Басни. — М.: ЭКСМО-Пресс. — 2006.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Жан де Лафонтен - это... Что такое Жан де Лафонтен?

Жан де Лафонте́н (фр. Jean de La Fontaine; 8 июля 1621, Шато-Тьерри — 13 апреля 1695, Париж) — знаменитый французский баснописец.

Биография

Отец его служил по лесному ведомству, и Лафонтен провёл детство среди лесов и полей. Двадцати лет он поступил в братство ораторианцев для подготовки к духовному званию, но больше занимался философией и поэзией. По его собственному признанию, увлекался «Астреей» Д’Юрфе. Именно либретто оперы Коласса «Астрея» оказалось последним сочинением Лафонтена (постановка 1691 года обернулась полным провалом).

В 1647 году отец Лафонтена передал ему свою должность и убедил его жениться на четырнадцатилетней девушке, Мари Эрикар. Он очень легко отнесся к своим новым обязанностям, как служебным, так и семейным, и вскоре уехал в Париж, где прожил всю жизнь среди друзей, поклонников и поклонниц его таланта; о семье своей он забывал целыми годами и лишь изредка, по настоянию друзей, ездил на короткое время на родину.

Сохранилась его переписка с женой, которую он делал поверенной своих многочисленных романтических приключений. На своих детей он так мало обращал внимания, что, встретившись в одном доме со своим взрослым сыном, не узнал его. В Париже Лафонтен имел блестящий успех; Фуке назначил ему крупную пенсию. Жил он в Париже сначала у герцогини Бульонской, потом, более 20 лет, в отеле мадам де Саблиер; когда последняя умерла, и он вышел из её дома, он встретил своего знакомого д’Эрвара (d’Hervart), который предложил ему поселиться у него. «Я как раз туда и направлялся», гласил наивный ответ баснописца.

Версия о том, что в 1659—1665 годах Лафонтен поддерживал приятельские отношения с Мольером, Буало и Расином, выглядит сомнительной. В числе друзей Лафонтена определённо были принц Конде, Ларошфуко, мадам де Лафайет и др.; только к королевскому двору он не имел доступа, так как Людовик XIV не любил легкомысленного, не признававшего никаких обязанностей поэта. Это замедлило избрание Лафонтена во Французскую академию, членом которой он стал только в 1684 году. В ходе «спора о древних и новых» Лафонтен не без колебаний встал на сторону первых. Под влиянием мадам де Саблиер Лафонтен в последние годы жизни преисполнился благочестия и отрёкся от наиболее легкомысленных своих сочинений.

Творчество

Ранние произведения

Первое опубликованное сочинение Лафонтена — комедия «Евнух» (Eunuque, 1654), представлявшая собой переработку одноименного сочинения Теренция. В 1658 году Лафонтен преподнёс своему покровителю Фуке поэму «Адонис» (Adonis), написанную под влиянием Овидия, Вергилия и, возможно, Марино. Став на время «официальным» поэтом Фуке, Лафонтен взялся за описание принадлежавшего министру дворца в Во-ле-Виконт. Поскольку пришлось описывать ещё не завершённый архитектурно-парковый ансамбль, Лафонтен построил свою поэму в форме сновидения (Songe de Vaux). Однако из-за опалы Фуке работа над книгой была прервана. В 1662 году поэт позволил себе вступиться за своего покровителя в адресованной королю оде (l’Ode au Roi), а также в «Элегии к нимфам Во» (L'elégie aux nymphes de Vaux). Этим поступком он, по-видимому, навлёк на себя гнев Кольбера и короля.

Дворец Во-ле-Виконт. Современный вид

«Сказки»

«Сказки» начали выходить с 1664 года. В первый сборник вошли две сказки — «Джокондо» (Joconde) и «Побитый и довольный рогоносец»; первая из них, основанная на одном из эпизодов поэмы Ариосто «Неистовый Роланд», вызвала оживленную литературную полемику. Последующие выпуски «Сказок» публиковались в 1665, 1671 и 1674 годах. Сюжеты их Лафонтен черпал из Боккаччо и сборника «Сто новых новелл». В представлении Лафонтена важнейшей особенностью жанра должно было стать стилистическое и сюжетное разнообразие. Из всех сказок наиболее фривольный характер носили «Новые сказки», которые спровоцировали многочисленные упреки в непристойности и сразу же оказались под запретом. Интересно, что одновременно со сказками Лафонтен работал над сочинениями благочестивого характера, отчасти отмеченными влиянием янсенизма, в том числе над «Поэмой о пленении Св. Малха» (Poème de la captivité de saint Malc, 1671) .

Публикация «Басен»

Значение Лафонтена для истории литературы заключается в том, что он создал новый жанр, заимствуя внешнюю фабулу у древних авторов (в первую очередь — Эзопа и Федра; кроме того, Лафонтен черпал из «Панчатантры» и некоторых итальянских и латинских авторов Возрождения). В 1668 году появились первые шесть книг басен, под скромным заглавием: «Басни Эзопа, переложенные на стихи г-ном де Лафонтеном» (Fables d’Esope, mises en vers par M. de La Fontaine). Именно в первый сборник вошли знаменитые, переложенные впоследствии И. А. Крыловым «Ворона и Лисица» (точнее, «Ворон и Лис», Le Corbeau et le Renard) и «Стрекоза и Муравей» (точнее, «Цикада и Муравьиха», La Cigale et la Fourmi).

Ворона и Лисица. Фрагмент памятника Лафонтену в Париже (скульптор П. Корейа, 1983)

Второе издание, включавшее уже одиннадцать книг, вышло в 1678 году, а третье, с включением двенадцатой и последней книги — в конце 1693 года. Первые две книги носят более дидактический характер; в остальных Лафонтен становится всё более свободным, соединяет дидактику с передачей личного чувства.

Своеобразие дидактизма

Лафонтен менее всего моралист и, во всяком случае, мораль его не возвышенная; он учит трезвому взгляду на жизнь, уменью пользоваться обстоятельствами и людьми, и постоянно рисует торжество ловких и хитрых над простоватыми и добрыми; сентиментальности в нём абсолютно нет — его герои те, кто умеет устроить свою судьбу. Уже Руссо, а за ним и Ламартин, выражали сомнение: насколько полезны басни Лафонтена детям, не приучают ли они читателя к неизбежности порока в не ведающем жалости мире? Особенно категорично на этот счёт высказался В. А. Жуковский: «Не ищите в баснях его морали — её нет!». Иногда мораль «Басен» сравнивают с заветами Эпикура: необходимость умеренности и мудро-невозмутимого отношения к жизни.

Поэтика «Басен»

Художественному значению басен Лафонтена способствует также красота поэтических вступлений и отступлений Лафонтена, его образный язык, особое искусство передавать ритмом движения и чувства и вообще удивительное богатство и разнообразие поэтической формы.

Басни Лафонтена написаны в большинстве случаев вольным стихом; в XVII веке сам по себе стихотворный характер этого жанра приветствовался не всеми — басня воспринималась прежде всего как назидание. Также он усложнил отношение между сюжетной частью и моралью.

«Любовь Психеи и Купидона»

Данью галантной литературе стало прозаическое произведение Лафонтена — повесть «Любовь Психеи и Купидона» (Les amours de Psyché et de Cupidon, 1662), являющаяся переработкой четвёртой и пятой книг романа Апулея «Золотой осёл». Хорошо известный тогдашнему читателю сюжет Лафонтен изложил в изысканной форме, напоминающей оперную постановку. Книга произвела большое впечатление на русского писателя И. Ф. Богдановича, создавшего свою поэму «Душенька» (1773) на основе того же сюжета.

«Поэма о хинном дереве»

Лафонтен пробовал свои силы в жанре естественнонаучной поэмы, популярном в эпоху Возрождения и восходящем к Лукрецию. Его «Поэма о хинном дереве» (Poème du Quinquina, 1682) читается как своеобразная реклама нового лекарственного средства (завозить кору в Европу начали именно в середине XVII века при содействии Людовика XIV).

Пушкин и Лафонтен

В стихотворении «Городок», отзываясь о своих любимых книгах, Пушкин в шутливом тоне пишет и о французском писателе. Лафонтен для него — прежде всего автор басен, которые входили в программу лицейского обучения. Здесь заметно также восприятие Лафонтена сквозь призму поэзии рококо:

И ты, певец любезный,
Поэзией прелестной
Сердца привлёкший в плен,
Ты здесь, лентяй беспечный,
Мудрец простосердечный,
Ванюша Лафонтен!

Крылов и Лафонтен

В 1805 году молодой И. А. Крылов показал выполненный им перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» (Le Chene et le Roseau) и «Разборчивая невеста» (La Fille) известному поэту И. И. Дмитриеву, который одобрил его работу. В январе 1806 года басни были напечатаны в первом номере журнала «Московский зритель»; так начался путь Крылова-баснописца. Проблеме адаптации сюжетов басен Лафонтена Иваном Андреевичем Крыловым посвятил один из последних своих докладов выдающийся русский филолог Сергей Аверинцев.

Литература

  • Jasinski R. La Fontaine et le premier recueil des Fables. — P.: Nizet. — 1966.
  • Collinet J.-P. Le Monde littéraire de La Fontaine. — Grenoble: Presses universitaires de Grenoble. — 1970.
  • Dandrey P. La Fabrique des Fables. — P.: Klincksieck. — 1992.
  • Duchêne R. Jean de La Fontaine. — P.: Fayard. — 1990.
  • Bury E. L’esthétique de La Fontaine. — P.: Sedes. — 1995.
  • Лукасик В. Ю. Жан де Лафонтен // История зарубежной литературы XVII века. — М.: Высшая школа. — 2005. С. 170—183.
  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Современные издания сочинений Лафонтена

  • Oeuvres completes: Fables et Contes. Ed. J.-P. Collinet. — P.: Gallimard (collection "Pléiade". — 1991.
  • Le Songe de Vaux. — Geneve-Paris: Droz-Minard. — 1967.
  • Басни. — М.: ЭКСМО-Пресс. — 1999.
  • Любовь Психеи и Купидона. Басни. — М.: ЭКСМО-Пресс. — 2006.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Басни Жана де Лафонтена. иллюстрации Гюстава Доре


Влюбленный Лев.

Вы, Севинье, чьей красоте
Завидуют сами хариты,
Вы, родившаяся прекрасной,
Хоть это вам и все равно,
Прошу вас, будьте благосклонны
К невинным шуткам этой басни

И взгляните без спасенья,
Как любовь укротила льва.
Любовь - загадочный владыка!
Счастлив, кто только понаслышке
Знал ее и ее удары!
Если, слыша такую речь,
Вы правду почтете обидой, -
Пусть за правду страдает басня:
Вот она и набралась духу,
Чтобы припасть к вашим стопам
С ревностно преданным служеньем.
Когда на нашем языке
Разговаривали и звери,
Львы захотели, как и все,
Быть допущены в наш союз.
В самом деле - ведь их порода
Была не хуже, чем у нас:
Они были умны, отважны
И были хороши собой.
Но вот что из этого вышло.
Однажды лев знатного рода
Встретил пастушку на лугу.
Она пришлась ему по нраву,
И он просил ее руки.
Отец более был бы рад
Не столь чудовищному зятю;
Выдать дочь казалось жестоко,
Отказать льву было опасно.
Но он решился на отказ,
Увидевши однажды утром
Картину их тайной любви:
Мало того, что предалась
Девушка яростной породе, -
Ей даже кудри убирает
Когтями гривастый жених.
Отец, не смея отказать
Такому сватовству открыто,
Сказал: "Моя дочь так нежна,
Что, захотев обнять жену,
Ты ее поранишь когтями.
Дай сперва остричь себе когти
На правой и на левой лапе,
А клыки в пасти - отпилить,
Чтоб мягче стали поцелуи.
Тебе самому будет лучше,
Потому что дочери станет
Приятней на них отвечать.
Лев до того был ослеплен,
Что он на это согласился.
И вот, без зубов, без когтей,
Он стал, как крепость без защиты:
На него спускают собак,
И он не может с ними драться.
Ах, любовь! Лишь схватишь ты нас -
И кончено: прощай, рассудок.


Волк, Мать и Ребенок.

Другого этот Волк напомнил мне,
Погибшего в злой западне.
Послушайте, как было дело.
Одна семья крестьянская владела
Большою мызою, стоявшей в стороне.
И в чаяньи себе наживы,
Надеясь, что ему кой-что перепадёт,
Волк караулил у ворот,
Смиряя хищные порывы.
Тут выходящими из мызы видит Волк:
Овец, ягняток непорочных,
И поросят молочных,
И, наконец, индюшек целый полк.
Пожива хоть куда; но что желать без толку?
Вдруг за стеной он слышит детский крик,
И Мать грозит отдать Ребёнка Волку,
Когда не замолчит он в тот же самый миг.
Голодный хищник без зазренья
Спешит богам вознесть благодаренья;
Но в попечениях о детище своём,
Мать снова говорит, спеша утешить чадо:
«Не плачь, дитя моё, не надо;
Пусть Волк покажется — сейчас его убьём!»
— Как? — молвил тут баранов истребитель, —
Мне говорят то так, то сяк.
Мне доказать вы не хотите ль,
Что я, по-вашему, дурак?
Но дайте срок, и я дождусь потехи,
Пусть только мальчуган пойдёт сбирать орехи.
Едва слова он эти произнёс,
Как вышли люди. Сколько было силы,
Остановить его цепной старался пёс;
Потом откуда-то явились колья, вилы…
— Ты что здесь делаешь? — был учинён допрос.
Волк, не таясь, ответил на вопрос.
— Спасибо! — мать воскликнула. — Ужели
Я сына для того качала в колыбели,
Чтоб утолил собой он голод твой?
Бедняга был убит без сожаленья,
И волчью лапу с головой
Владелец этого селенья
Повесил с надписью такою у дверей:
«Достойным господам Волкам на поученье:
Не придавать угрозе матерей,
Пугающих детей своих, значенья».


Два Мула.

Два Мула шли дорогою одной:
Один — с овсом, другой — с казной.
Последний, ношею тщеславясь драгоценной,
Расстаться ни за что б не захотел с мешком;
Звеня привешенным звонком,
Он плавно выступал походкою надменной,
Когда разбойники вдруг, на его беду,
Откуда ни возьмись, прельщённые деньгами,
Его схватили за узду.
Вот Мул уж окружён врагами
И, защищаяся, ударами сражён,
Вздыхает, жалуется он:
«Увы! Такую ли я ждал себе награду?
Опасности избег товарищ мой,
Меж тем как гибну я — попавшийся в засаду!»
«Приятель, — Мул сказал другой, —
Грозят опасности тому, кто высоко поставлен.
Ты был бы от беды избавлен,
Будь ты, как я, лишь мельника слугой».


Ласточка и Птички.

Летунья Ласточка и там, и сям бывала,
Про многое слыхала
И многое видала,
А потому она
И боле многих знала.
Пришла весна,
И стали сеять лён. «Не по сердцу мне это! —
Пичужечкам она твердит.
— Сама я не боюсь, но вас жаль; придёт лето,
И это семя вам напасти породит,
Произведёт силки и сетки,
И будет вам виной
Иль смерти, иль неволи злой;
Страшитесь вертела и клетки!
Но ум поправит всё, и вот его совет:
Слетитесь на загон и выклюйте всё семя».
«Пустое! — рассмеясь, вскричало мелко племя.
— Как будто нам в полях другого корма нет!»
Чрез сколько дней потом, не знаю,
Лён вышел, начал зеленеть,
А Птичка ту же песню петь:
«Эй, худу быть! Ещё вам, Птички, предвещаю:
Не дайте льну созреть;
Вон с корнем! Или вам придёт дождаться лиха!»
«Молчи, зловещая вралиха! —
Вскричали Птички ей.
— Ты думаешь, легко выщипывать всё поле!»
Ещё прошло десяток дней,
А может, и гораздо боле;
Лён вырос и созрел.
«Ну, Птички, вот уж лён поспел;
Как хочете меня зовите, —
Сказала Ласточка, — а я в последний раз
Ещё пришла наставить вас:
Теперь того и ждите,
Что пахари начнут хлеб с поля убирать,
А после — с вами воевать:
Силками вас ловить, из ружей убивать
И сетью накрывать;
Избавиться такого бедства
Другого нет вам средства,
Как дале, дале прочь. Но вы не журавли,
Для вас ведь море — край земли;
Так лучше ближе приютиться,
Забиться в гнёздышко, да в нём не шевелиться».
«Пошла, пошла! Других стращай
Своим ты вздором! —
Вскричали Пташечки ей хором.
— А нам гулять ты не мешай!»
И так они в полях летали, да летали,
Да в клетку и попали.
Всяк только своему рассудку вслед идёт:
А верует беде не прежде, как придёт.


Лев и Комар.


Лев и Мышь.

У Льва просила Мышь смиренно позволенья
Поблизости его в дупле завесть селенье
И так примолвила: «Хотя-де здесь, в лесах,
Ты и могуч и славен;
Хоть в силе Льву никто не равен,
И рёв один его на всех наводит страх,
Но будущее кто угадывать возьмётся
Как знать? кому в ком нужда доведётся?
И как я ни мала кажусь,
А, может быть, подчас тебе и пригожусь».
«Ты! — вскрикнул Лев. — Ты, жалкое созданье!
За эти дерзкие слова
Ты стоишь смерти в наказанье.
Прочь, прочь отсель, пока жива
Иль твоего не будет праху».
Тут Мышка бедная, не вспомняся от страху,
Со всех пустилась ног — простыл её и след.
Льву даром не прошла, однако ж, гордость эта:
Отправяся искать добычи на обед,
Попался он в тенёта.
Без пользы сила в нём, напрасен рёв и стон,
Как он ни рвался, ни метался,
Но всё добычею охотника остался,
И в клетке на показ народу увезён.
Про Мышку бедную тут поздно вспомнил он,
Что бы помочь она ему сумела,
Что сеть бы от её зубов не уцелела
И что его своя кичливость съела.
Читатель, истину любя,
Примолвлю к басне я, и то не от себя
Не попусту в народе говорится:
Не плюй в колодец, пригодится
Воды напиться.


Волк и Конь.

Весною раннею, когда
Сбежала вешняя вода,
И поле травкой опушилось,
У Волка старого явилось
Желанье завтрак приобресть
(Ведь в мире каждый хочет есть),
И, выйдя в поле,
Он там, на воле,
Увидел чудного коня.
«О! Завтрак царский для меня!
Во мне забилось уж сердечко,
Одно лишь жаль, что это не овечка;
Ну, всё ж попробую!»
И вот
Он на себя роль доктора берёт!
«Послушай, Конь! Ты, брат, наверно, болен?
Я это вижу по всему!
Но я, как Иппократ, спасти больного волен:
Болезни все доступны моему уму!
В мои способности овечка даже верит!»
«Ах, да! — промолвил Волку Конь, —
В моём копыте веред*
Меня измучил, как огонь!»
Волк, не жалея ценной шубы,
К копыту подошёл… Копыто осмотрел,
А Конь тем временем так дал копытом в зубы,
Что «Иппократ» на сажень отлетел.
«Ну», — с грустию подумал Волк. За дело Волку мука!
У всякого своя наука!
Того, что знает дровяник,
Не сделает мясник.


Поселянин и Змея.


Мор зверей.


Обезьяна и Дельфин.

У греков было в старину обыкновенье
Брать в плаванье с собой собак и обезьян.
Однажды на пути из отдалённых стран
Корабль их потерпел, в виду Афин, крушенье.
Никто б не спасся из морской
Разверзшейся для них пучины,
Когда б не помогли чудесно им Дельфины,
Которыми любим наш род людской,
Коль верить Плинию. Благодаря Дельфину,
Который сходством был введён в обман,
Чуть даже не спаслась одна из обезьян,
Взобравшись с важностью к нему на спину,
Как будто бы была она
Певцом прославленным в былые времена.
Готовясь высадить спасённую, случайно
Ей задаёт вопрос Дельфин.
«Вы из прославленных Афин?»
«О, да! Я там известна чрезвычайно, —
Ответила она. — Двоюродный мой брат,
Назначенный в том городе судьёю,
Вам услужить во всём, конечно, будет рад.
Все лучшие места семьёю
Там нашей заняты». Ответил сын морей:
«Благодарю! Прошу я дозволенья
Спросить вас: часто, без сомненья,
Вы посещеньями счастливите Пирей?»
«О, каждый день! Мы другом дома
Его считаем с давних пор;
С ним близко вся семья знакома».
Так заключило разговор
Болтливое и вздорное созданье,
Приняв за имя — гавани названье.
Есть люди — счёт теряю им:
Невежды круглые во всём, но без умолку
Повсюду обо всём трещащие без толку;
Они и Вожирар готовы счесть за Рим.
Дельфин взглянул, смеясь, на Обезьяну
И, убедясь тотчас,
Что он, поддавшися обману,
Животное, не человека спас,
Швырнул её обратно в море,
А сам поплыл немедля прочь,
Чтоб людям в бедствии и горе
Помочь.


Госпожа и две Служанки.


Совет Мышей.

В мучном амбаре Кот такой удалой был,
Что менее недели
Мышей до сотни задавил;
Десяток или два кой-как уж уцелели
И спрятались в норах.
Что делать? Выйти — страх;
Не выходить — так смерти ждать голодной.
На лаврах отдыхал Кот сытый и дородный.
Однажды вечером на кровлю он ушёл,
Где милая ему назначила свиданье.
Слух до Мышей о том дошёл:
Повыбрались из нор, открыли заседанье
И стали рассуждать,
Какие меры им против Кота принять.
Одна Мышь умная, которая живала
С учёными на чердаках
И много книг переглодала,
Совет дала в таких словах:
— Сестрицы! Отвратить грозящее нам бедство
Я нахожу одно лишь средство,
Простое самое. Оно в том состоит,
Чтоб нашему злодею,
Когда он спит,
Гремушку привязать на шею:
Далёко ль, близко ль Кот, всегда мы будем знать,
И не удастся нас врасплох ему поймать!
— Прекрасно! Ах, прекрасно! —
Вскричали все единогласно.
— Зачем откладывать? Как можно поскорей
Коту гремушку мы привяжем;
Уж то-то мы себя докажем!
Ай, славно! Не видать ему теперь Мышей
Так точно, как своих ушей!
— Всё очень хорошо; привязывать кто ж станет?
— Ну, ты. — Благодарю!
— Так ты. — Я посмотрю,
Как духа у тебя достанет!
— Однако ж надобно. — Что долго толковать?
Кто сделал предложенье,
Тому и исполнять.
Ну, умница, своё нам покажи уменье.
И умница равно за это не взялась…
А для чего ж бы так?.. Да лапка затряслась!
Куда как, право, чудно!
Мы мастера учить других!
А если дело вдруг дойдёт до нас самих,
То исполнять нам очень трудно.


Скупой, потерявший свое богатство.

Хотел бы я спросить Скупца,
Который страстно и сердечно
Одни лишь деньги копит вечно
С начала жизни до конца,
Ничем буквально не согретый:
Какая польза в жизни этой?
Да никакой!.. Я знал Скупого…
Он жизни ждал себе второй,
Чтоб насладиться снова
Своей несметною казной.
Но в том-то, видите ль, и дело,
Что (слух прошёл со всех сторон)
Не он,
А им казна его владела!
Гулял ли он иль приходил домой,
Сидел ли скромно за едой,
Иль шёл ко сну, людьми забытый,
Он мыслью занят был одной:
О месте том, где деньги были скрыты.
Туда так часто он ходил,
Что кто-то как-то проследил
И обокрал казну Скупого!..
Скупец, конечно, зарыдал,
Захныкал, застонал,
Произнести не в силах слова…
«Чего ты плачешь, милый друг?» —
Его спросил один прохожий.
«Ах, у меня… Великий Боже!..
Украли с деньгами сундук!..»
«Да где ж лежал сундук с деньгами?»
«Вот тут! Вот в этой яме!»
«И поделом! Теперь ведь не война
На свете!
Твоя казна
Могла б лежать и в кабинете!»
«Но кто ж украсть её посмел,
Когда я сам к деньгам не прикасался?»
«Ну, при таком порядке дел
Один конец тебе остался:
На яму камень навали
И от неё вдали
Воображай, что там лежит твоё богатство!»
И я замечу без злорадства,
Что тот лишь деньгами владел,
Кто их расходовать умел.

Гюстав Доре - 1832-1883.
источник

Лафонтен.басни.

мне показалась достаточно интересной статья
Гюстав Доре: от зеленого петуха до «Божественной комедии».

а еще мне очень хочется залезть в тему - библия Доре - но боюсь утонуть.

j-e-n-z-a.livejournal.com

Персональный сайт - Жан де Лафонте́н

Биография

Отец его служил по лесному ведомству, и Лафонтен провёл детство среди лесов и полей. В двадцать лет он поступил в братство ораторианцев для подготовки к духовному званию, но больше занимался философией и поэзией. По его собственному признанию, увлекался «Астреей» Д’Юрфе. Именно либретто оперы Коласса «Астрея» оказалось последним сочинением Лафонтена (постановка 1691 года обернулась полным провалом).

В 1647 году отец Лафонтена передал ему свою должность и убедил его жениться на четырнадцатилетней девушке, Мари Эрикар. Он очень легко отнесся к своим новым обязанностям, как служебным, так и семейным, и вскоре уехал в Париж, где прожил всю жизнь среди друзей, поклонников и поклонниц его таланта; о семье своей он забывал целыми годами и лишь изредка, по настоянию друзей, ездил на короткое время на родину.

Сохранилась его переписка с женой, которую он делал поверенной своих многочисленных романтических приключений. На своих детей он так мало обращал внимания, что, встретившись в одном доме со своим взрослым сыном, не узнал его. В Париже Лафонтен имел блестящий успех; Фуке назначил ему крупную пенсию. Жил он в Париже сначала у герцогини Бульонской, потом, когда последняя умерла, и он вышел из её дома, он встретил своего знакомого д’Эрвара (d’Hervart), который предложил ему поселиться у него. «Я как раз туда и направлялся», гласил наивный ответ баснописца.

Версия о том, что в 1659—1665 годах Лафонтен поддерживал приятельские отношения с Мольером, Буало и Расином, выглядит сомнительной. В числе друзей Лафонтена определённо были принц Конде, Ларошфуко, мадам де Лафайет и др.; только к королевскому двору он не имел доступа, так как Людовик XIV не любил легкомысленного, не признававшего никаких обязанностей поэта. Это замедлило избрание Лафонтена во Французскую академию, членом которой он стал только в 1684 году. В ходе «спора о древних и новых» Лафонтен не без колебаний встал на сторону первых. Под влиянием мадам де Саблиер Лафонтен в последние годы жизни преисполнился благочестия и отрёкся от наиболее легкомысленных своих сочинений.

Творчество

Ранние произведения

Первое опубликованное сочинение Лафонтена — комедия «Евнух» (Eunuque, 1654), представлявшая собой переработку одноименного сочинения Теренция. В 1658 году Лафонтен преподнёс своему покровителю Фуке поэму «Адонис» (Adonis), написанную под влиянием Овидия, Вергилия и, возможно, Марино. Став на время «официальным» поэтом Фуке, Лафонтен взялся за описание принадлежавшего министру дворца в Во-ле-Виконт. Поскольку пришлось описывать ещё не завершённый архитектурно-парковый ансамбль, Лафонтен построил свою поэму в форме сновидения (Songe de Vaux). Однако из-за опалы Фуке работа над книгой была прервана. В 1662 году поэт позволил себе вступиться за своего покровителя в адресованной королю оде (l’Ode au Roi), а также в «Элегии к нимфам Во» (L'elégie aux nymphes de Vaux). Этим поступком он, по-видимому, навлёк на себя гнев Кольбера и короля.

Дворец Во-ле-Виконт. Современный вид

«Сказки»

«Сказки» начали выходить с 1664 года. В первый сборник вошли две сказки — «Джокондо» (Joconde) и «Побитый и довольный рогоносец»; первая из них, основанная на одном из эпизодов поэмы Ариосто «Неистовый Роланд», вызвала оживленную литературную полемику. Последующие выпуски «Сказок» публиковались в 1665, 1671 и 1674 годах. Сюжеты их Лафонтен черпал из Боккаччо и сборника «Сто новых новелл». В представлении Лафонтена важнейшей особенностью жанра должно было стать стилистическое и сюжетное разнообразие. Из всех сказок наиболее фривольный характер носили «Новые сказки», которые спровоцировали многочисленные упреки в непристойности и сразу же оказались под запретом. Интересно, что одновременно со сказками Лафонтен работал над сочинениями благочестивого характера, отчасти отмеченными влиянием янсенизма, в том числе над «Поэмой о пленении Св. Малха» (Poème de la captivité de saint Malc, 1671) .

Публикация «Басен»

Значение Лафонтена для истории литературы заключается в том, что он создал новый жанр, заимствуя внешнюю фабулу у древних авторов (в первую очередь — Эзопа и Федра; кроме того, Лафонтен черпал из «Панчатантры» и некоторых итальянских и латинских авторов Возрождения). В 1668 году появились первые шесть книг басен, под скромным заглавием: «Басни Эзопа, переложенные на стихи г-ном де Лафонтеном» (Fables d’Esope, mises en vers par M. de La Fontaine). Именно в первый сборник вошли знаменитые, переложенные впоследствии И. А. Крыловым «Ворона и Лисица» (точнее, «Ворон и Лис», Le Corbeau et le Renard) и «Стрекоза и Муравей» (точнее, «Цикада и Муравьиха», La Cigale et la Fourmi).

Ворона и Лисица. Фрагмент памятника Лафонтену в Париже(скульптор П. Корейа, 1983)

Второе издание, включавшее уже одиннадцать книг, вышло в 1678 году, а третье, с включением двенадцатой и последней книги — в конце 1693 года. Первые две книги носят более дидактический характер; в остальных Лафонтен становится всё более свободным, соединяет дидактику с передачей личного чувства.

Своеобразие дидактизма

Лафонтен менее всего моралист и, во всяком случае, мораль его не возвышенная; он учит трезвому взгляду на жизнь, уменью пользоваться обстоятельствами и людьми, и постоянно рисует торжество ловких и хитрых над простоватыми и добрыми; сентиментальности в нём абсолютно нет — его герои те, кто умеет устроить свою судьбу. Уже Руссо, а за ним и Ламартин, выражали сомнение: насколько полезны басни Лафонтена детям, не приучают ли они читателя к неизбежности порока в неведающем жалости мире? Особенно категорично на этот счёт высказался В. А. Жуковский: «Не ищите в баснях его морали — её нет!». Иногда мораль «Басен» сравнивают с заветами Эпикура: необходимость умеренности и мудро-невозмутимого отношения к жизни.

Поэтика «Басен»

Художественному значению басен Лафонтена способствует также красота поэтических вступлений и отступлений Лафонтена, его образный язык, особое искусство передавать ритмом движения и чувства и вообще удивительное богатство и разнообразие поэтической формы.

Басни Лафонтена написаны в большинстве случаев вольным стихом; в XVII веке сам по себе стихотворный характер этого жанра приветствовался не всеми — басня воспринималась прежде всего как назидание. Также он усложнил отношение между сюжетной частью и моралью.

«Любовь Психеи и Купидона»

А. Ван Дейк. Амур и Психея. Ок. 1638

Данью галантной литературе стало прозаическое произведение Лафонтена — повесть «Любовь Психеи и Купидона» (Les amours de Psyché et de Cupidon, 1662), являющаяся переработкой четвёртой и пятой книг романа Апулея «Золотой осёл». Хорошо известный тогдашнему читателю сюжет Лафонтен изложил в изысканной форме, напоминающей оперную постановку. Книга произвела большое впечатление на русского писателяИ. Ф. Богдановича, создавшего свою поэму «Душенька» (1773) на основе того же сюжета.

«Поэма о хинном дереве»

Лафонтен пробовал свои силы в жанре естественнонаучной поэмы, популярном в эпоху Возрождения и восходящем к Лукрецию. Его «Поэма о хинном дереве» (Poème du Quinquina, 1682) читается как своеобразная реклама нового лекарственного средства (завозить кору в Европу начали именно в середине XVII века при содействии Людовика XIV).

Пушкин и Лафонтен

В стихотворении «Городок», отзываясь о своих любимых книгах, Пушкин в шутливом тоне пишет и о французском писателе. Лафонтен для него — прежде всего автор басен, которые входили в программу лицейского обучения. Здесь заметно также восприятие Лафонтена сквозь призму поэзиирококо:

И ты, певец любезный,
Поэзией прелестной
Сердца привлёкший в плен,
Ты здесь, лентяй беспечный,
Мудрец простосердечный,
Ванюша Лафонтен!

Крылов и Лафонтен

В 1805 году молодой И. А. Крылов показал выполненный им перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» (Le Chene et le Roseau) и «Разборчивая невеста» (La Fille) известному поэту И. И. Дмитриеву, который одобрил его работу. В январе 1806 года басни были напечатаны в первом номере журнала «Московский зритель»; так начался путь Крылова-баснописца. Проблеме адаптации сюжетов басен Лафонтена Иваном Андреевичем Крыловым посвятил один из последних своих докладов выдающийся русский филолог Сергей Аверинцев.

Некоторые известные басни

  • Волк и Пес
  • Волк и Цапля
  • Волк и ягненок
  • Волк, Коза и Козленок
  • Волк-пастух
  • Ворон и лисица
  • Воры и осёл
  • Голубка и муравей
  • Два Козлика
  • Два осла
  • Две крысы, яйцо и лиса
  • Дуб и Тростинка
  • Заяц и черепаха
  • Козёл и лисица
  • Конь и осел
  • Коршун и соловей
  • Крольчонок, Ласка и Кот
  • Кузнечик и муравей
  • Купец, дворянин, пастух и королевский сын
  • Лебедь и повар
  • Лев и комар
  • Лев и Мышь
  • Лис и Козел
  • Лис и Цапля
  • Лисица и виноград
  • Лошадь и осёл
  • Любовь и безумие
  • Лягушка и крыса
  • Молочница и кувшин
  • Море и пчела
  • Мышь, превращённая в девушку
  • Ничего сверх меры
  • Обезьяна и дельфин
  • Обезьяна и кот
  • Обезьяна и леопард
  • Оракул и безбожник
  • Орлица и жук
  • Откупщик и сапожник
  • Пастух и лев
  • Пастух и море
  • Паук и ласточка
  • Петух и жемчужина
  • Подагра и паук
  • Полевой мышонок в гостях у городского
  • Рыбы и баклан
  • Учитель и ученик
  • Священник и покойник
  • Скупой и курица
  • Смерть и умирающий
  • Собака с хозяйским обедом
  • Совет мышей
  • Старик и трое молодых
  • Фортуна и мальчик
  • Шершни и пчёлы
  • Школьник, наставник и хозяин сада

 

nemesis220.narod.ru

Жан де Лафонтен: биография, твторчество

В мировой литературе среди самых известных баснописцев можно назвать два имени: Эзоп и Жан де Лафонтен. Первый жил в Древней Греции, и данные о его жизни имеют скорее сказочный характер. Второй – во Франции, во второй половине XVII века. И именно о французском авторе небольших нравоучительных произведений пойдет речь в этой статье.

Биографические данные

Детство великого баснописца прошло вблизи живописных лесов и полей. Жан де Лафонтен был сыном служащего лесного ведомства. Происходил он из древнего богатого рода. Отец готовил сына к духовной карьере, которая вовсе не прельщала будущего баснописца. Но и о нравоучительных произведениях он задумался уже в зрелом возрасте. С юных лет его интересовала превыше всего философия. Также Лафонтен был поклонником поэтических произведений, что и подтолкнуло его к созданию поэм, которые, впрочем, успеха ему не принесли.

В двадцать шесть лет Жан де Лафонтен женился. Однако к семье своей он относился чрезвычайно легко. Большую часть жизни Лафонтен провел в Париже, вдали от родных. Долгое время единственным источником доходов для него было литературное творчество.

По воспоминаниям современников, вел французский поэт жизнь веселую и легкомысленную. Годами мог не видеться с семьей. И однажды, встретив своего уже взрослого сына в одном знатном доме, даже не узнал его.

Раннее творчество

В жанре поэзии и драматургии создавал свои первые произведения Жан де Лафонтен. Басни появились в поздний период творчества. Первое произведение, которое удалось опубликовать, являло собой перевод древнеримского автора Теренция. Последующие творения были также созданы под влиянием античной драматургии.

«Сон в Во»

Находясь под покровительством Фуке, Лафонтен создал поэму, прославляющую загородный дворец. Уцелели лишь три отрывка из этого произведения. В них присутствует смешение разнообразных литературных форм, и просматривается влияние античных, средневековых авторов. Но особое влияние на поэтику Лафонтена оказала ренессансная поэзия.

Сказки

Вдохновение черпал в произведениях не только античных писателей, но и авторов эпохи Возрождения Жан де Лафонтен. Биография этой личности складывалась под влиянием его характера. А нрав его был весьма беспечный и легкомысленный, что и преграждало ему долгие годы доступ ко двору. Только лишь в последние годы жизни он отрекся от беспечного образа жизни, что положительно повлияло и на его творчество. В семидесятые годы XVII века Жан де Лафонтен опубликовал две сказки, отличавшиеся от предыдущих произведений стилистическим и сюжетным разнообразием. На написание этих произведений его подтолкнуло творчество Джованни Бокаччо.

Став постоянным посетителем одного из модных салонов Парижа, Лафонтен попал под покровительство независимо настроенных философов и ученых. Их взгляды импонировали поэту, который отличался вольнодумством и нежеланием поддерживать образ мыслей, одобренный католической церковью. Лицемерный аскетизм стал предметом сатиры в «Сказках», но позже автор этого сборника почувствовал необходимость взглянуть критически и на прочие человеческие пороки.

Басни

Но не в качестве автора комедий и сказок известен сегодня Жан де Лафонтен. Биография этого поэта интересует современных людей, поскольку она принадлежит создателю нового литературного жанра. Заимствовав сюжет у античного автора, он создал целый ряд басен, которые впоследствии переводили поэты и на другие языки. Именно взяв за источник творение Эзопа, написал Жан де Лафонтен «Лисица и виноград» – басню, которую впоследствии перевел на русский язык Иван Крылов. Многие другие проивзедения русского поэта также являются хотя и очень талантливыми, но все же переводами с французского.

Литературный стиль Лафонтена

Уникальным литературным стилем обладал Жан де Лафонтен. Басни его вряд ли вошли в мировую литературу, если бы не своеобразный дидактический жанр, благодаря которому его произведения передают читателю довольно трезвый взгляд на жизнь. О педагогической пользе от чтения нравоучений Лафонтена спорили Руссо и Ламартин. Лафонтена нельзя назвать моралистом, так как в его баснях слишком явно присутствует уверенность в неизбежности человеческого порока. Его творчеству близка философия Эпикура, который уверял, что к жизни необходимо относиться невозмутимо и уметь видеть ее без прикрас.

Поэтика

Структура произведений Лафонтена включает основную часть, вступление и отступления. Каждая из басен обладает разнообразием поэтических форм. Стихотворная форма принималась в XVII веке не всеми, поэтому написаны они в вольном стиле. Назидательному характеру, по мнению автора и его современников, более подходил вольный стих.

Баснописец Жан де Лафонтен – автор, о котором сложилось мнение, что творил он от случая к случаю, исключительно по вдохновению. Все же творческое наследие его включается в себя творения, созданные в разнообразных жанрах. Среди них –мифологические поэмы и комедии. Кроме того, Лафонтен стал основателем научно-описательного жанра. В его творчестве встречаются также лирические оперы. Однако в мировую литературу он вошел благодаря изданию с весьма скромным названием – «Басни Эзопа, переложенные стихами Лафонтена». Его творчество – высокое достижение французской литературы. А художественные открытия Лафонтена предопределили развитие жанра басни в литературах других стран.

fb.ru

Лафонтен Жан де — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Лафонте́н (La Fontaine) Жан де (1621-1695), французский писатель. В «Сказках и рассказах в стихах» (т. 1-5, 1665-85), комедиях и знаменитых «Баснях» (т. 1-12, 1668-94) предстает как мыслитель и сатирик, опирающийся на народную мудрость и фольклор.

Лафонте́н (La Fontaine) Жан де (8 июля 1621, Шато-Тьерри — 14 апреля 1695, Париж), французский поэт, прославившийся как баснописец.

Лафонтен родился в маленьком городке, в семье провинциального чиновника. Родители отправили его изучать право в парижскую семинарию «Оратуар». Вернувшись в отцовское имение в Шампани, он в 26 лет женился на 15-летней Мари Эрикар. Брак оказался неудачным, и Лафонтен, презрев семейные обязанности, в 1647 отправился в Париж с намерением полностью посвятить себя литературной деятельности. До 1674 он продолжал получать доход с наследственной должности «хранителя вод и лесов», которой лишился по приказу министра Кольбера. В столице Лафонтен сблизился с кружком молодых литераторов, называвших себя «рыцарями Круглого стола» и считавших высшим авторитетом Жана Шаплена, одного из основателей классицистской доктрины. Под влиянием друзей он перевел комедию Теренция «Евнух» (1654). Интерес к театру сохранился у него на всю жизнь, но подлинное призвание он нашел в малых поэтических жанрах.В 1658 ему удалось обрести покровителя в лице министра финансов Фуке, которому посвящено несколько стихотворений — в том числе поэма «Адонис» (1658) и знаменитая «Элегия к нимфам в Во» (1662). После падения Фуке Лафонтен в отличие от многих не отрекся от опального вельможи, из-за чего в 1663 ему пришлось отправиться в кратковременное изгнание. По возвращении в Париж он завоевал расположение герцогини Буйонской — хозяйки салона, где собирались аристократы, оппозиционно настроенные по отношению ко двору.В 1665 Лафонтен издал свой первый сборник «Рассказы в стихах», а затем «Сказки и рассказы в стихах» (кн.1-5, 1665-85), сюжеты которых в большинстве своем заимствованы у античных писателей и писателей Возрождения (главным образом, у Боккаччо). Изящная шутливость и гривуазная откровенность этих коротких новелл звучали как своеобразный протест против утвердившегося в придворной среде ханжества. Это вызвало недовольство Людовика XIV: публикация «Сказок» во Франции была запрещена, а сам поэт подвергся притеснениям. Весьма рискованной по содержанию считалась также «Любовь Психеи и Купидона» (1669) — прозаическая повесть со стихотворными вставками, написанная по мотивам вставной новеллы из романа Апулея «Золотой осел».Оставаясь до 1672 под покровительством герцогини Буйонской и желая доставить ей удовольствие, Лафонтен стал писать «Басни» (кн.1-6, 1669; кн.7-11, 1679-1679; кн.12, 1694), которые назвал «пространной стоактной комедией, поставленной на мировой сцене». Избрав своей новой патронессой маркизу де ла Саблиер и дав королю «обещание образумиться», поэт в 1684 был избран членом Французской Академии. Этому не помешала достаточно свободная интерпретация «доктрины»: Лафонтен, всегда отличавшийся независимым характером, подвергал сомнению понятие безупречной правильности как закона красоты и защищал «вольности» в стихосложении. Вместе с тем, он не выходил за рамки классицистской эстетики, целиком принимая такие ее принципы, как строгий отбор материала, ясность выражения мысли, прозрачность поэтической формы, внутреннюю гармонию произведения. В 1687 Лафонтен активно вмешался в спор «древних и новых», написав «Послание епископу Суассонскому Юэ», где оспаривал взгляды Перро и Фонтенеля: в частности, критиковал их мнение о превосходстве французский нации и утверждал, что все народы в равной мере талантливы.В историю литературы Лафонтен вошел, прежде всего, как автор «Басен», которые отличаются поразительным разнообразием, ритмическим совершенством, умелым использованием архаизмов, трезвым взглядом на мир и яркой образностью. Подобно другим баснописцам, поэт часто использовал олицетворения, опираясь при этом на национальную традицию. Так, уже в средневековом «Романе о Лисе» волк воплощал алчного и вечно голодного рыцаря, лев был главой государства, лис — самым хитрым и пронырливым среди обитателей животного царства. В одной из самых своих известных басен — «Мор зверей» — Лафонтен с помощью олицетворения создал панораму всего общества: звери исповедуются в грехах, чтобы выбрать наиболее виновного и принести его в искупительную жертву богам. Лев, тигр, медведь и прочие хищники признаются в кровопролитии, насилии, вероломстве, но нести наказание за всех приходится ослу, повинному в краже пучка травы с монастырского поля. Еще одним средством обобщения поэт считал аллегорию: в программной басне-трактате «Желудок и Органы тела» он уподобляет королевскую власть желудку — прожорливому, но необходимому для нормальной жизни тела, а в басне «Дровосек и Смерть» показывает крестьянина, который, изнемогая под непосильным бременем налогов, барщины и солдатских постоев, все же отказывается от «освобождения», ибо человек любые страдания предпочитает смерти. Особого внимания заслуживает отношение Лафонтена к «морали», которая является настолько естественным выводом из изображенной ситуации, что нередко вкладывается в уста одного из персонажей. Сам поэт утверждал, что басня должна воспитывать лишь тем, что знакомит читателя с миром. Отказ от назидания находится в явном противоречии с поучительным характером басни, который считался неотъемлемым признаком жанра со времен Эзопа. Через сто лет Жан Жак Руссо, уловив этот глубинный «имморализм», восстал против того, чтобы басни Лафонтена давали читать детям, для которых они, впрочем, никогда и не предназначались.
  • Biard J. Le style des fables de la Fontaine. Paris, 1970.
  • Bornecque P. La Fontaine fabuliste. Paris, 1973.
  • Orieux J. La Fontaine ou la vie est un conte. Paris, 1976.
  • Duchene R. La Fontaine. Paris, 1990.
  • Басни. М., 1999.
  • Любовь Психеи и Купидона / Пер. и статья А. А. Смирновой, Н. Я. Рыковой. М.; Л., 1964.
  • Oeuvres completes. Paris, 1978. T.1-2.

megabook.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о