Понятие смуты – Смутное время — Википедия

СМУТА (СМУТНОЕ ВРЕМЯ) | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

СМУТА (СМУТНОЕ ВРЕМЯ) – глубокий духовный, экономический, социальный, и внешнеполитический кризис, постигший Россию в конце 16– начале 17 в. Совпал с династическим кризисом и борьбой боярских группировок за власть, поставившей страну на грань катастрофы. Основными признаками смуты считают бесцарствие (безвластие), самозванство, гражданскую войну и интервенцию. По мнению ряда историков, Смутное время можно считать первой гражданской войной в истории России.

Современники говорили о Смуте как о времени «шатости», «нестроения», «смущения умов», которые вызвали кровавые столкновения и конфликты. Термин «смута» использовался в обиходной речи 17 в., делопроизводстве московских приказов, вынесен в заголовок сочинения Григория Котошихина (Смутное время). В 19– начале 20 в. попал в исследования о Борисе Годунове, Василии Шуйском. В советской науке явления и события начала 17 в. классифицировались как период социально-политического кризиса, первой крестьянской войны (И.И.Болотникова) и совпавшей с ней по времени иностранной интервенции, но термин «смута» не использовался. В польской исторической науке это время именуется «Димитриада», поскольку в центре исторических событий стояли Лжедмитрий I, Лжедмитрий II, Лжедмитрий III – поляки или сочувствовавшие Речи Посполитой самозванцы, выдававшие себя за спасшегося царевича Дмитрия.

Предпосылками Смуты стали следствия опричнины и Ливонской войны 1558–1583: разорение экономики, рост социального напряжения.

Причины Смуты как эпохи безвластия, согласно историографии 19 – начала 20 в., коренятся в пресечении династии Рюриковичей и вмешательстве сопредельных государств (особенно объединенной Литвы и Польши, отчего период иногда именовался «литовское или московское разорение») в дела Московского царства. Совокупность этих событий привела к появлению на русском престоле авантюристов и самозванцев, притязаний на трон с казаков, беглых крестьян и холопов (что проявилось в крестьянской войне Болотникова). Церковная историография 19– начала 20 в. считала Смуту периодом духовного кризиса общества, видя причины в искажении нравственных и моральных ценностей.

Хронологические рамки Смуты определяются, с одной стороны, смертью в Угличе в 1591 царевича Дмитрия, последнего представителя династии Рюриковичей, с другой – избранием на царство первого царя из династии Романовых Михаила Федоровича в 1613, последующими годами борьбы с польскими и шведскими захватчиками (1616–1618), возвращением в Москву главы русской православной церкви патриарха Филарета (1619).

Первый этап

Смутного времени начался династическим кризисом, вызванным убийством царем Иваном IV Грозным своего старшего сына Ивана, приходом к власти его брата Федора Ивановича и смертью их младшего сводного брата Дмитрия (по убеждению многих, зарезанного приспешниками фактического правителя страны Бориса Годунова). Престол лишился последнего наследника из династии Рюриковичей.

Смерть бездетного царя Федора Ивановича (1598) позволила прийти к власти Борису Годунову (1598–1605), правившему энергично и мудро, но неспособному пресечь интриги недовольных бояр. Неурожай 1601–1602 и последовавший за ним голод стали причиной вначале первого социального взрыва (1603, восстание Хлопка). К внутренним причинам добавились внешние: объединенные в Речь Посполитую Польша и Литва спешили воспользоваться слабостью России. Появление в Польше молодого галичского дворянина Григория Отрепьева, объявившего себя «чудом спасшимся» царевичем Дмитрием стало подарком королю Сигизмунду III, поддержавшего самозванца.

В конце 1604, приняв католичество, Лжедмитрий I с небольшим войском вступил в Россию. На его сторону перешли многие города юга России, казаки, недовольные крестьяне. В апреле 1605, после неожиданной смерти Бориса Годунова и непризнания его сына Федора царем, на сторону Лжедмитрия I перешло и московское боярство. В июне 1605 самозванец почти на год стал царем Дмитрием I. Однако боярский заговор и восстание москвичей 17 мая 1606, недовольных направлением его политики, смели его с трона. Через два дня царем был «выкрикнут» боярин Василий Шуйский, давший крестоцеловальную запись править с Боярской думой, не налагать опал и не казнить без суда.

К лету 1606 по стране распространились слухи о новом чудесном спасении царевича Дмитрия: в Путивле вспыхнуло восстание под главенством беглого холопа Ивана Болотникова, к нему присоединились крестьяне, стрельцы, дворяне. Восставшие дошли до Москвы, осадили ее, но потерпели поражение. Болотников летом 1607 был схвачен, сослан в Каргополь и там убит.

Новым претендентом на русский трон стал Лжедмитрий II (происхождение не известно), объединивший вокруг себя уцелевших участников восстания Болотникова, казаков во главе с Иваном Заруцким, польские отряды. Обосновавшись с июня 1608 в подмосковном селе Тушино (отсюда его прозвище «Тушинский вор»), он осадил Москву.

Второй этап

Смуты связан с расколом страны 1609: в Московии образовалось два царя, две Боярские думы, два патриарха (Гермоген в Москве и Филарет в Тушине), территории, признающие власть Лжедмитрия II, и территории, сохраняющие верность Шуйскому. Успехи тушинцев заставили Шуйского в феврале 1609 заключить договор с враждебной Польше Швецией. Отдав шведам русскую крепость Корела, он получил военную помощь, и русско-шведская армия освободила ряд городов на севере страны. Это дало польскому королю Сигизмунду III повод к интервенции: осенью 1609 польские войска осадили Смоленск, дошли до Троице-Сергиева монастыря. Лжедмитрий II бежал из Тушина, покинувшие его тушинцы заключили в начале 1610 договор с Сигизмундом об избрании на русский престол его сына королевича Владислава.

В июле 1610 Шуйский был свергнут боярами и насильно пострижен в монахи. Власть временно перешла к «Семибоярщине», правительству, подписавшему в августе 1610 договор с Сигизмундом III об избрании Владислава царем при условии, что тот примет православие. В Москву вступили польские войска.

Третий этап

Смуты связан со стремлением преодолеть соглашательскую позицию Семибоярщины, не имевшей реальной власти и не сумевшей заставить Владислава выполнять условия договора, принимать православие. С нарастанием с 1611 патриотических настроений усилились призывы к прекращению раздоров, восстановлению единства. Центром притяжения патриотических сил стали московский патриарх Гермоген, кн. Д.Т.Трубецкой. В сформированном Первом ополчении участвовали дворянские отряды П.Ляпунова, казаки И. Заруцкого, бывшие тушинцы. В Нижнем Новгороде и Ярославле собирал войско К.Минин, формировалось новое правительство, «Совет всея земли». Первому ополчению освободить Москву не удалось, летом 1611 ополчение распалось. В это время полякам удалось после двухлетней осады овладеть Смоленском, шведам – взять Новгород, во Пскове объявился новый самозванец – Лжедмитрий III, который 4 декабря 1611 был там «оглашен» царем.

Осенью 1611 по инициативе К.Минина и приглашенного им Д.Пожарского в Нижнем Новгороде было сформировано Второе ополчение. В августе 1612 оно подошло к Москве и 26 октября 1612 освободило ее. В 1613 Земский собор избрал царем 16-летнего Михаила Романова, в Россию вернулся из плена его отец, патриарх Филарет, с именем которого народ связывал надежды на искоренение разбоя и грабежей. В 1617 был подписан Столбовский мир со Швецией, которая получила крепость Корелу и побережье Финского залива. В 1618 заключено Деулинское перемирие с Польшей: Россия уступила ей Смоленск, Чернигов и ряд других городов. Территориальные потери России смог возместить и восстановить лишь царь Петр I почти сто лет спустя.

Однако долгий и тяжелый кризис был разрешен, хотя экономические последствия Смуты – разорение и запустение огромной территории, особенно на западе и юго-западе, гибель почти трети населения страны продолжали сказываться еще полтора десятилетия.

Следствием Смутного времени стали изменения в системе управления страной. Ослабление боярства, возвышение дворянства, получившего поместья и возможности законодательного закрепления за ними крестьян имели следствием постепенную эволюцию России к абсолютизму. Переоценка идеалов предыдущей эпохи, ставшие очевидными негативные последствия боярского участия в управлении страной, жесткая поляризация общества привели к нарастанию идеократических тенденций. Они выразились в том числе в стремлении обосновать незыблемость православной веры и недопустимость отступлений от ценностей национальной религии и идеологии (особенно в противостоянии «латынству» и протестантству Запада). Это усилило антизападнические настроения, что усугубило культурную, а в итоге и цивилизационную замкнутость России на долгие столетия.

Наталья Пушкарева

www.krugosvet.ru

СМУТА это что такое СМУТА: определение — История.НЭС

Смута (смутное время)

в широком смысле слова – раздоры, мятеж, беспорядок; в узком смысле под Смутой понимается период русской истории 1598 – 1613 гг., от смерти царя Федора Ивановича, последнего представителя династии Рюриковичей на Московском престоле, до воцарения Михаила Романова, первого представителя новой династии.

Причины Смутного времени (См. в хрестоматии статью «Причины Смутного времени») коренятся в той социально-экономической и политической ситуации, которая сложилась в России к концу XVI века.

Открывшийся на рубеже 60 – 70-х годов хозяйственный кризис достиг апогея в 80-е годы. Он поразил почти всю территорию страны, но особенно центр и северо-запад страны, опустошенные в годы опричнины и Ливонской войны. Как крестьянское, так и барское хозяйство потеряли свою устойчивость. Создавшееся положение ставило под угрозу, как сбор государственных налогов, так и несение службы дворянами. Усиление эксплуатации феодалами и государством привело к тому, что в последней трети XVI века уход и побеги крестьян приобрели массовый характер. В 80 – 90-е годы XVI века правительство принимает целый ряд указов, по которым ограничивалось, а потом и вообще отменялось право свободного перехода крестьян от одного владельца к другому. Фактически в конце XVI века в России установилась система крепостного права, что привело к резкому обострению социальных противоречий в стране и создало базу для массовых народных выступлений.

 Смуте предшествовал и династический кризис.

Еще одной причиной разразившихся в период Смуты событий стало обострение международных противоречий: ослаблением России воспользовались соседние государства – Речь Посполитая, Швеция, Крым и Турция, давно имевшие с ней территориальные счеты. В событиях Смутного времени историки обычно выделяют три периода.

Первый период можно определить как династический кризис или боярская смута. Он начался после смерти Федора Ивановича, когда на царство Земским собором был избран Борис Годунов, то есть впервые на Руси появился царь, получивший престол не по наследству. Воцарение Годунова, не принадлежащего к царскому роду, усилило распри среди различных группировок знати, не признающих авторитет «безродного» Бориса. Годунов, стремясь сохранить власть, делал все, чтобы убрать потенциальных противников. Гонения на представителей наиболее знатных фамилий (Романовы, Шуйские только еще более усугубили скрытую вражду к царю в придворных кругах. (См. схему «Царь Борис Годунов».)

Правление Годунова вызвало недовольство и широких народных масс. Крестьяне связывали ухудшение своего положения (усиление крепостничества) с именем Бориса. Положение в стране обострилось из-за голода 1601 – 1603 годов, вызванного затяжными неурожаями. Голод и вызванные им эпидемии привели к миграции населения, оттоку крестьян из центральных районов страны, бродяжничеству и разбоям, которые приобрели такой размах, что потребовалось использовать особые воинские отряды. В 1603 году выступление отрядов беглых холопов под предводительством Хлопка Косолапа было подавлено не без труда с использованием Годуновым крупных военных соединений.

Непрочность положения Бориса усугубилось слухами, что царевич Дмитрий, загадочно погибший в Угличе, жив. К 1602 году легенда о царевиче обрела реального носителя имени. Самозванец получил в истории имя Лжедмитрия I. Поход Лжедмитрия на Москву, его царствование, борьба боярских группировок и свержение самозванца в результате боярского заговора – главные вехи событий первого периода Смуты. (См. схему «Правление Лжедмитрия I»)

 С воцарения Василия Шуйского в мае 1606 года Смута вступила в новую стадию своего развития. Нарастало брожение народа, потерявшего веру в улучшение своего положения. Политический конфликт, порожденный борьбой за власть и корону, перерос в социальный. Иногда историки называют этот период гражданской войной. (См. схему «Правление Василия Шуйского»)

В ходе событий случившихся в царствование Василия Шуйского можно выделить три главных эпизода: восстание Болотникова, движение Лжедмитрия II и вмешательство иностранцев в московские дела. (См. польская и шведская интервенция) Эти события не сменяют одно другое, а развиваются параллельно, часто переплетаясь. Историки пользуются данной схемой для более четкого анализа происходившего в государстве. (См. схемы «Правление Василия Шуйского», «Движение под предводительством Ивана Болотникова», «Борьба с новым самозванцем Лжедмитрием ll»)

Третий, завершающий этап Смуты характеризуется как национальный кризис. Он связан с борьбой российского народа с польской и шведской интервенцией за национальную независимость.

17 июля 1610 года Василий Шуйский в результате заговора был свергнут с престола. К власти пришло правительство из семи бояр, вошедшее в историю под именем семибоярщины. (См. схему «Открытая интервенция. Семибоярщина»)

Семибоярщина признала русским царем (хотя и с ограничением в правах) сына польского короля Сигизмунда III – королевича Владиславу. В город, а потом и в Кремль был впущен польский отряд под руководством Жолкевского. Власть в Москве перешла к руководителям польского гарнизона. Продолжалась осада и штурмы Смоленска войском Сигизмунда. Шведы в августе 1610 года осадили Ивангород, а в сентябре — Корелу.

Угроза потери независимости Россией становилась все более очевидной.

В начале 1611 года на борьбу с интервентами стали подниматься северные города, к ним присоединились Рязань, Нижний Новгород, заволжские города. Было сформировано Первое земское ополчение. Во главе движения встал рязанский дворянин Прокопий Ляпунов. Однако добиться успехов отрядам Ляпунова не удалось. Противоречия между руководителями ополчения в конечном итоге привели к его распаду. Многие дворяне и прочий люд покинули ополчение. Под Москвой остались лишь отряды казаков, руководители которых заняли выжидательную позицию.

К осени 1611 года общая ситуация в стране значительно ухудшилась. После 20-месячной героической обороны в результате измены перебежчика в июне 1611 пал Смоленск. Шведы, пользуясь слабостью страны, захватили Новгород, осадили Псков и стали усиленно навязывать кандидатуру шведского принца Карла-Филиппа на русский престол. Сигизмунд III объявил, что сам станет русским царем, а Россия войдет в Речь Посполитую. Центральной власти фактически не существовало. Разные города самостоятельно решали, кого им признавать за правителя. На северо-западных землях объявился новый самозванец – Лжедмитрий III. По стране бродили и осаждали города и монастыри отряды польских шляхтичей, занимавшиеся в основном грабежом. Смута достигла апогея своего развития. Над страной нависла реальная опасность порабощения.(См. историческую карту «Смутное время в России в начале ХVll в.»)

В этих условиях в Нижнем Новгороде началось формирование второго ополчения. Во главе его встали посадский староста Кузьма Минин и воевода Дмитрий Пожарский. (См. схему «Народное ополчение»)

23 февраля 1612 года второе ополчение выступило их Нижнего Новгорода по маршруту Юрьевец – Кострома – Ярославль. Затем начался поход на Москву. 22 октября был взят Китай-город. Поляки подписали договор о капитуляции. К концу 1612 года Москва и ее окрестности были полностью очищены от оккупантов.

В начале 1613 года состоялся Земский собор, на котором на российский престол был избран Михаил Романов.  Власть в форме самодержавной монархии была восстановлена. Смутное время закончилось.

Однако тянувшаяся полтора десятилетия Смута не могла не оставить глубокого следа в жизни Московского государства. Последствия Смуты еще очень долго сказывались как в социально-экономической, так и в политической сфере.

 

Оцените определение:

Источник: Краткий исторический словарь

СМУТА

историческая эпоха в жизни Московской Руси. Смутное время началось после смерти Федора Ивановича, последнего царя из рода Рюрика (6 января 1598 г.), и продолжалось до избрания в цари Михаила Федоровича Романова (21 февраля 1613 г.). Начало С. совпадает с воцарением Бориса Годунова, посаженного на трон Земским Собором 6 февраля 1598 г. До этого он 10 лет состоял при своем болезненном и слабовольном шурине Федоре Ивановиче в качестве полновластного правителя государства и не пользовался симпатиями широких народных масс, особенно после того, как пошли слухи, что младший брат царя Димитрий погиб от рук убийц, подосланных Годуновым.

До этого времени у всех Казаков сложились довольно крепкие традиционные отношения с Московскими государями. Царь Иван Грозный, будучи юродствующим тираном в своей стране, умел ценить услуги Казаков; не претендовал на их Старое Поле, а наоборот, не раз подтверждал их права на Дон и Терек своим словом. Сам он исторических прав на них предъявить не мог, т.к. казачьи земли никогда не принадлежали Московии, потому и оставлял их во владении казачьих республик. Не хотел только делиться с ними торговым водным путем по Волге, который приобрел по способу завоевания.

У Казаков же было много причин сохранять дружбу с царем. Он был могущественным христианским владыкой севера, а их окружали враждебные мусульмане. Борясь с ними, предупреждая их набеги на Московию, отбирая от них пленников-христиан, Казаки считали заслуженными покровительство и пожалования-христианского государя, тем более, что они непосредственно помогали ему справиться с остатками Золотой Орды: в 1552 г. участвовали во взятии Казани, в 1554 г. подготовили бескровное занятие Астрахани, в 1569 г., при нашествии, на нее Турок, разрушали их тылы и взорвали азовские пороховые погреба; наконец, в 1582 году поднесли Ивану Грозному богатый подарок. Западную Сибирь, завоеванную Ермаком Тимофеевичем,

За все это Казаки, как федераты (см.), периодически получали из Москвы транспорты “жалованных” хлеба, сукон, пороха, свинца и вина. Кроме того, они могли беспрепятственно пользоваться рынками московских городов, примыкающих к границам их Поля. А хозяйство восстанавливающейся после падения Золотой Орды республики требовало постоянного пополнения продуктами цивилизации от боевого снаряжения до ножа, ложки и иглы.

Таким образом, взаимная помощь и связи суверенного народа с суверенным главою соседнего государства обратились в традицию; установилось положение, выраженное в возникшем тогда же величании: “Здравствуй, царь-государь в кременной Москве, а мы, Казаки, – на Тихом Дону”. Ласковым словом, подарками, “жалованиями” Грозному царю удалось зарекомендовать себя покровителем христиан не меньше, чем в Западной Европе удавалось это императорам Священной Империи, а на Ближнем Востоке багдадским калифам, общепризнанным “покровителям правоверных”.

С другой стороны и служилые Казаки, остававшиеся еще в Московии, ни в чем не терпели нужды; попавшие в опричнину и заслуженные пользовались особенными царскими милостями; получали, отобранные от бояр, крупные земельные участки и поместья с деревнями, “верстались” в звания детей боярских, дворян, помещиков. А начатое Грозным гонение на опостылевших всем чванливых и жадных бояр было по душе Казакам.

Его сын Федор, первые два года своего царствования, ничем не нарушал добрых отношений с Казаками. Но все переменилось, когда он передал бразды правления своему шурину Борису Федоровичу Годунову. Служилые Казаки снова стали терпеть нужду и притеснения от неправедных бояр и воевод. Сам Годунов, Татарин из рода Мурзы Чета, по-видимому, не мог вынести, что бывшие подданные Золотой Орды, изгнанные когда-то с Поля Казаки теперь бесконтрольно там хозяйничают и с ним не хотят считаться.

Он закрыл южную границу и запретил пускать их на московские земли, не только по торговым делам, но и для свидания с “родимцами”. Своими пограничными форпостами он вклинился глубоко в степи; город Царев Борисов, построенный им в устье Оскола на Донце, возник там, как бельмо на глазу у Донцов и Запорожцев. Казачьи посольства “Зимовые станицы” терпели в Москве обиды и оскорбления.

За все это Казаки возненавидели нового царя-Татарина, так же как его ненавидели русские крестьяне за лишение их права переходить от помещика к помещику в Юрьев день. Когда на Дон, Днепр и Терек дошли слухи, что в Польше появился законный наследник московского престола-сын Грозного Дмитрий Иванович, будто бы спасшийся от наемных убийц, Казаки возликовали. Казачьи послы принесли из Варшавы вести, что названный царевич пользуется почетом при дворе короля, а прибывший туда московский вельможа признал в нем истинного сына царя Ивана Васильевича. Все Казаки стали по стороне новоявленного царевича Димитрия. Вместе с Поляками они пошли за ним под Москву, где в это время умер Борис Годунов, а толпа с боярами прикончила его жену и сына Федора.

Димитрий без боя занял город, после чего Казаки спокойно разошлись по домам. Но на этом С. не окончилась.

Став коронованным царем московским, Димитрий пробыл у власти только 11 месяцев. Он не приобрел благосклонности русских бояр, потому что почти всех из них отстранил отдел управления государством, а народ оттолкнул от себя, так как ни в чем не облегчил его тягот и вел себя чересчур вольно, без привычного дворцового этикета; не жил по старинному царскому чину, не держал постов, не был богомольным, не почивал после обеда, ходил запросто по городу, а не ехал торжественно в колымаге, сам лично объезжал лошадей, дружил с наехавшими в Москву Поляками. Не нравился и его брак с польской красавицей Мариною Мнишек тем более, что во время бракосочетания с нею и ее коронования никто из народа не был допущен в Кремль. Его гости Поляки вели себя с московитами гордо, как хозяева положения, и обижали их на каждом шагу.

Народное озлобление использовали бояре-заговорщики. 17 мая 1606 г., через восемь дней после свадьбы, загудели набатные колокола. Сбежавшуюся толпу направили громить Поляков, а сами организаторы погрома бросились во дворец, убили царя и взяли под стражу Марину. Тут же на Красной площади прокричали новым царем Василия Ивановича Шуйского, главного руководителя всего заговора.

Однако, такой упрощенный способ избрания на царствие мало кого удовлетворял. Пошли слухи, что боярам не удалось убить царя, что он спасся и скоро возвратится к власти. По мнению Казаков, новый “боярский царь” мог оказаться еще хуже Годунова. Им пришлось снова вмешаться в московские дела и вступиться за права “законного царя”, которым признали Лжедимитрия II.

Кровавая С. продолжалась. Шли бои и казни, население должно было кормить и содержать войска и бродячие отряды Поляков, Татар, Казаков, русского ополчения. Фуражиры требовали продуктов, не считаясь с возможностями жителей, и это походило на сплошной грабеж. Поляки осаждали Смоленск. Путивль, Тула, Калуга Тушин долгое время находились в руках сторонников Лжедимитрия. С Терека в Тулу Казаки привела “царского племянника”, Казака Илейку, обращенного в сына покойного царя Федора Ивановича, царевича Петра. После затопления и сдачи Тулы, он попал в плен к Русским по приказу царя Василия повешен “под Даниловым монастырем на Серпуховской дороге”.

В июне 1610 г. под Москву пришел польский гетман Жолкевский с Поляками, Литвой и Запорожцами. Лжедимитрий тоже подтянул к Москве своих Казаков и Татар. Тогда московиты свергли с престола Василия Шуйского и насильно постригли его в монахи. Влиятельные бояре согласились принять на московский трон польского королевича Владислава. В связи с этим Жолкевский без боя занял Кремль и оттеснил от Москвы Лжедимитрия с его войском. После формального соглашения с боярами Жолкевский отошел к Смоленску. Но король Сигизмунд III лелеял мечту объединить с Речью Послолитой и всю Русь под своей властью, я потому своего сына в Москву не отпускал.

Между тем второй самозванец погиб также. Его убил на охоте татарский князь Петр Урусов, Казаки же после этого выбрали свое правительство, которое должно было править в Московии до избрания желательного для них государя. Во главе его они поставили своего атамана Ивана Мартыновича Заруцкого и князя Димитрия Трубецкого. В их лагере самым законным наследником считался недавно родившийся у царицы Марины сын Иван. Поэтому Казаки сопротивлялись Полякам, но не подпускала близко к Москве и новосформиро-вавшиеся ополчения Пожарского и Минина. Это заставило последних сосредоточить свои войска под Ярославлем.

Поляки продолжали занимать Москву. По словам историка Платонова (Очерки истории внутреннего кризиса в Московском государстве XVI и XVII веков), для Русских обе власти – в Москве польская и казачья под Москвой – были неприемлемы. Первая представлялась вражеской, вторая “воровской”. “Распространялись сказания о чудесных явлениях, в основе которых лежал призыв к покаянию. Одно из таких сказаний повлекло за собой даже официальное распоряжение из казачьих таборов поститься три дня и, действительно, по всей стране “пост зачася” и при том такой усердный, что “многие младенцы помираху с того поста”.

Казачье правительство не признавал и Московский патриарх Гермоген. В то время как Троицкий монастырь принимал от Заруцкого и Трубецкого помощь и защиту, а сам помогал им словом и делом, рассылая грамоты ко всей земщине с призывом помогать подмосковному казачьему войску против ляхов и изменников, сидевших с ними в Москве, патриарх провозглашал лозунг: “Сперва на Казаков, потом на Поляков!” Монахи же звали на Поляков вместе с Казаками.

После долгих споров, большинство Казаков порешило допустить русское ополчение к Москве и Трубецкой послал Пожарскому свое согласие на это. Заруцкий же со своими сторонниками, не желая действовать в возможном союзе с русским ополчением, увел часть Казаков под Астрахань, где думал основаться независимой общиной. С ним вместе ушла царица Марина.

Трубецкой же с остальными Казаками начал длительные переговоры с Пожарским. Каждая сторона желала обеспечить свои интересы. А в это время на помощь Полякам, занимавшим Кремль, подошел небольшой отряд с гетманом Хоткевичем. Казаки предоставили Русским самим отбиваться от его конницы и в Кремль успел проникнуть польский обоз с запасами провианта. Но потом красноречивому монаху Авраамию Палицыну удалось упросить и Казаков. Они вступили в бой и принудили Хоткевича уйти обратно.

После этого Казаки вообще стали действовать заодно с войсками князя Пожарского. В октябре месяце 1612 г. русское ополчение при решающей поддержке Казаков отобрало наконец от Поляков Кремль и утвердилось в сожженной дотла Москве.

По очищении Москвы временное правительство князей Пожарского и Трубецкого, казачьего представителя, разослало по городам грамоты с приглашением прислать в Москву выборных для “государева обирания”. В январе 1613 г. на Земский Собор собрались бояре, духовенство и представители от 50 городов. После долгих споров и разногласий собравшиеся, наконец, согласились избрать казачьего кандидата Михаила Федоровича Романова, сына митрополита Филарета. 21 февраля он был провозглашен царем и ему принесли присягу участники Земского Собора и жители Москвы. Не присягали только Казаки, хотя Поляки в насмешку называли Михаила Федоровича “казачьим царем”.

С. закончилась, а одновременно между казачьими речными республиками и московскими царями на полстолетия возобновились традиционные отношения взаимного благожелательства, еще более дружественного, чем они были при Иване Грозном.

Генерал Деникин, руководитель “Белого Движения” в 1918-1919 гг. в своих воспоминаниях называл Русской Смутой также события последовавшие за Февральской революцией 1917 года.

Оцените определение:

Источник: Казачий исторический словарь-справочник

interpretive.ru

Словарь терминов. Тема «Смута».

Восстание под предводительством И.И. Болотникова1606 -1607 годов. Движение зародилось на юго-западе России, в районах Путивля и Крома. Опорой повстанцев становиться Комарицкая волость. Этому способствовали: отдаленность от центра, слабость правительственной администрации, наличие организованной военной силы в лице казачества, а также тот факт, здесь, скопилось много сторонников Лжедмитрия I,освободившего этот край на 10 лет от налогов в благодарность за помощь и поддержку. Во главе движения оказывается Иван Исаевич Болотников, получивший первоначально помощь даже от путивльского воеводы Г.Шаховского. Как и прежде, притягательной силой стало имя царевича Дмитрия, о котором снова пустили слух, о том, что он не погиб в Москве, а чудесным образом спасся и уж на этот раз даст народу все, что нужно. Болотников от имени царевича, как его воевода рассылал грамоты с призывом к борьбе против Шуйского .

Вскоре небольшой отряд Болотникова превратился в мощное войско, в состав которого вошли казаки, крестьяне, жители городов и даже недовольные боярским правительством отряды дворян.

Летом 1606 года Болотников из Путивля двинулся на Москву. По пути он рассылал “листы”, адресованные холопам и городским низам, с призывом убивать своих господ, “гостей” и всех “торговых людей” и переходить на сторону восставших. Шуйский посылает навстречу повстанцев войска. Военные действия сконцентрировались в районах Ельца и Кром. В открытых сражениях под этими городами отдельные отряды Болотникова были разбиты, но взять осадой сами крепости царским войскам не удалось.

Между тем волнения охватили всю страну. Через Рязанщину к столице двинулся служилый человек Истома Пашков. К нему присоединился рязанский дворянин Прокопий Ляпуновс отрядом дворян. В Поволжье действовали отряды во главе с «царевичем Петром», самозванцем, который выдавал себя за никогда не существовавшего сына царя Федора Ивановича. За этим псевдонимом скрывался муромский посадский человек Илейка Муромец.В конце октября 1606 года войска Болотникова, соединившись с отрядом Истомы Пашкова, подошел к Москве, расположившись у села Коломенское. Более месяца продолжалась осада Москвы. В решающий момент измена дворянских отрядов Ляпунова, а затем и Пашкова, перешедших на сторону Шуйского, привела к тому, что взять столицу повстанцам не удалось.

Болотникову пришлось отступить и осесть в Калуге, где он с декабря 1606 года по май 1607 сдерживал осаду правительственных войск. В Калуге у Болотникова было свыше 10 тысяч сторонников. Болотников хорошо укрепил Калугу: обнес ее тыном и двойным рвом. Осаждали Болотникова в Калуге царские войска во главе с князем И.И.Шуйским, М.В.Скопиным-Шуйским,князем Ф.И.Мстиславским, князем Б.П.Тагевым. Правительственные войска несколько раз пытались взять Калугу штурмом, но безуспешно. Осада была снята лишь 2 мая 1607 года, когда князь А.А.Телятевский выступил из Тулы на помощь Болотникову и на реке Пчельно наголову разбил правительственные войска, высланные против него из-под Калуги.

Сил для дальнейшего удержания города у Болотникова не было, и все его крупные отряды отходят к Туле, где соединяются с войском «царевича Петра» (Илейки Муромца).

Началась мучительная почти четырехмесячная осада Тулы, потребовавшая от осаждённых большого героизма. Шуйский прилагает все усилия для завершения разгрома восставших, сам выступая во главе войск. Только начавшийся голод и затопление крепости (в результате устройства запруды на реке Упе), а также обещания Шуйского сохранить жизнь восставшим, вынудили их сдать крепость.

Шуйский нарушил обещание помиловать сдавшихся: Болотников, «царевич Петр», князь Телятевский были схвачены. Многие из повстанцев были разосланы по разным городам в заточение, а почти все казачьи атаманы из окружения Болотникова были убиты. Казнен был и самБолотников.

Восстание под руководством И.И.Болотникова – явление своеобразное и непростое. И оценивается историками оно по-разному. В литературе советского времени его характеризуют то как «высший подъем крестьянской войны», то как «крестьянскую войну», то как «крестьянское восстание». Современные исследователи склонны считать движение под руководством И.И. Болотникова частью гражданской войны. Дело в том, что под знаменами Болотникова были собраны очень разношерстные силы. В повстанческом лагере сошлись «низшие классы» – крестьяне, холопы, посадское население, а также немало дворян, служилых людей и даже представителей аристократических боярских родов (например, князья Шаховский, Телятевский). Важную роль в движении сыграло казачество. Обладая оружием, имея военный опыт, крепкую организацию, оно составило ядро армии восставших. С социальной разнородностью связано и отсутствие четких требований болотниковцев. С одной стороны, так называемые «прелестные письма» (своеобразные прокламации), исходившие из лагеря повстанцев, содержали призывы к холопам, городской черни и крестьянам «побивати своих бояр», делить господские богатства, захватывать их дома. С другой стороны, там же встречаются обещания раздачи боярства, воеводства и прочих званий и чинов. В стане восставших шла раздача «казакам» (так именуются в документах все участники восстания) поместий. Некоторые из этих помещиков–болотниковцев продолжали владеть землями и в I половине XVII века. Участие в движении представителей разных сословий, непоследовательность и разнообразие их требований не позволяет судить об этих событиях только как о крестьянском выступлении.

 

Первое Земское ополчение – ополчение под руководством Прокопия Ляпунова, созданное в России в 1611 году, в период Смуты для борьбы с польской интервенцией.События Смутного времени привели к тому, что к 1611 году Россия оказалась перед опасностью потери своей национальной независимости. Боярское правительство – семибоярщина не только признало царём России польского королевича Владислава, но и в ночь на 21 сентября 1610 года впустило в Москву польские войска. В целях изгнания интервентов из Москвы в Рязани под руководством воеводы Прокопия Ляпунова стало организовываться ополчение. К нему примкнули отряды из Нижнего Новгорода, Ярославля, Суздаля, Владимира, Мурома и других мест. Ополчение формировалось из дворян, стрельцов, посадских людей, черносошных крестьян; сюда вошли казаки – «тушинцы» во главе с Д.Т. Трубецким и И.М. Заруцким,ранее выступавшие на стороне Тушинского вора – Лжедмитрия II.Сосредоточившись в начале марта 1611 года в Коломне и Серпухове, первое ополчение направилось к Москве, где назревало антипольское восстание. Оно вспыхнуло раньше, чем успело подойти войско Ляпунова, и было жестоко подавлено (19—21 марта). 24 марта основные силы первого ополчения (от 20 до 30 тыс. чел.) стали лагерем у Симонова монастыря. Польские войска, находившиеся в Москве (10—15 тыс. человек), во главе с гетманом А. Гонсевским предприняли вылазку и пытались в полевом бою нанести поражение ополченцам, но были разбиты.

7 апреля ополчение овладело Белым городом, в результате поляки оказались изолированными в Кремле и Китай-городе. Ляпунов надеялся взять их измором, так как овладеть укреплениями, за которыми укрывался противник, располагавший артиллерией, было трудно.

В начале июня к Москве на помощь полякам подошёл отряд Я. Сапеги (5 тыс. чел.). Однако соединиться с осаждёнными не смог и в конце месяца отошел к Переславлю-Залесскому. Воспользовавшись этим, ополченцы 6 июля захватили Новодевичий монастырь, в котором находился отдельный польский отряд.

К этому времени среди руководителей ополчения резко обострились противоречия. «Приговором» от 30 июня 1611, принятым руководством, была намечена структура верховной власти — «Совет всей земли». В него вошли Трубецкой, Заруцкий и Ляпунов, который фактически возглавлял его.

«Приговор» отражал интересы дворянства, поскольку отменял «тушинские» жалования поместьями и требовал возвращения беглых крестьян и холопов к своим прежним владельцам (помещикам). Это вызвало недовольство казаков, входивших в состав ополчения, среди них было много беглых крестьян и холопов, привлечённых обещаниями «воли и жалования». Противоречия между дворянами и казаками умело разжигалось поляками и дополнялось интригами руководителей казацких отрядов Заруцкого и Трубецкого. Недовольство казаков дворянской политикой привело к убийству Ляпунова. Многие ратники разошлись по домам. На месте остались главным образом казаки. Власть сосредоточилась в руках Заруцкого. Вновь подошедший к Москве (14 августа) отряд Сапеги с продовольственным обозом прорвался в Кремль. Объединёнными силами поляки выбили казаков из Белого города. Осада Москвы фактически прекратилась.

Таким образом, первое ополчение не решило стоявших перед ним задач. Однако опыт его создания и деятельности был учтён при формировании второго ополченияпод руководством Минина и Пожарского.

 

Второе ополчение – народное ополчение под руководством К. Минина и Д. Пожарского, созданное в России в 1611 году, в период Смуты для борьбы с польской интервенцией.(См. схему«Народное ополчение».)

Ополчение возникло в сложной обстановке, после захвата интервентами значительной части страны, в т. ч. Москвы и Смоленска, и распада вследствие острых противоречий первого Земского ополчения1611 года. В сентябре 1611 года в Нижнем Новгороде земский староста Кузьма Минин обратился к посадским людям с призывом собрать средства и создать ополчение для освобождения страны. Население города было обложено особым сбором для организации ополчения. Его военным руководителем был приглашен кн. Д.М. Пожарский. Из Нижнего Новгорода в другие города рассылались грамоты с призывом к сбору ополчения. В нем, кроме посадских людей и крестьян, собрались также мелкие и средние дворяне. Основные силы ополчения сформировались в городах и уездах Поволжья. Программа народного ополчения заключалась в освобождении Москвы от интервентов, отказе от признания на русском престоле государей иноземного происхождения (к чему стремилась боярская знать, пригласившая на царство польского королевича Владислава), создание нового правительства. Действия ополчения были поддержаны патриархом Гермогеном, отказавшимся выполнить требования московских бояр-изменников об осуждении ополчения и призывавшим к борьбе с интервентами.

В феврале 1612 г.ополчение выступило из Нижнего Новгорода и направилось к Ярославлю. Здесь был создан временный “Совет всей Земли” — правительственный орган, в котором главную роль играли посадские люди и представители мелкого служилого дворянства. Одновременно происходило очищение района Поволжья от отрядов польско-литовских интервентов.

В связи с приближением к Москве крупного подкрепления польско-литовскому гарнизону народное ополчение выступило из Ярославля и в конце июля — начале августа 1612 года подошло к Москве, заняв позиции вдоль западных стен Белого города. В сражении 22 – 24 августа, когда на помощь ополчению пришли также казачьи отряды под руководством Д.Т. Трубецкого, польско-литовские войска под командованием гетмана Ходкевича, пытавшиеся прорваться извне в Кремль, были разгромлены. Это предрешило судьбу вражеских гарнизонов в Кремле и Китай-городе, которые окончательно капитулировали 22 – 26 октября 1612 года.

Освобождение Москвы народным ополчением создало условия для восстановления государственной власти в стране и послужило мощным толчком к развертыванию массового освободительного движения против интервентов по всей стране. В ноябре 1612 года руководители ополчения разослали по городам грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя. В начале 1613 года состоялся Земский собор, на котором на российский престол был избран Михаил Романов.

 

Гражданская война– наиболее острая форма социальной борьбы населения внутри государства. В ходе войны решается проблема власти, которая, в свою очередь должна обеспечить решение основных жизненных вопросов, стоящих перед противоборствующими сторонами.

 

Династический кризис конца ХVI века – события, связанные со смертью в 1598 году царя Федора Ивановича,не имевшего наследников. Его единственная дочь умерла, прожив чуть больше года, а единственный брат Дмитрий погиб в 1591 году в Угличе. Таким образом династия Рюриковичейпресеклась. Земский собор избрал на престол Бориса Годунова.Так впервые на Руси появился царь, получивший престол не по наследству, что во многом способствовало усилению распрей среди различных группировок знати, не признающих авторитет «безродного» Бориса и началу Смуты.

 

Интервенция – насильственное вмешательство одного или нескольких государств во внутренние дела другого. Интервенция может быть как военной, так и экономической, идеологической, информационной, дипломатической, финансовой и др.

 

Казачество – вольные люди из беглых крестьян и посадских людей, селившиеся в конце XIV – начале XVII в. на окраинах Российского и Польско-Литовского государств и объединенные с XV в. в самоуправляющиеся военные общины донских, волжских, запорожских и других казаков, несших службу в пограничных районах.

Правительство стремилось использовать казачество для охраны границ и в войнах, в XVIII в. окончательно подчинило его, превратив в привилегированное военное сословие, каким оно и являлось до 20-х годов ХХ века.

Казачество было неоднородно по своему имущественному и социальному положению.

ВХVI – ХVII вв беднейшей и самой многочисленной частью донского и запорожского казачества былиголутвенные казаки (от украинского «голота» — голытьба). Основная масса голутвенных казаков состояла из беглых холопов и крепостных крестьян, городской бедноты и военно-служилого люда, заселявших окраинные земли Российского государства и Украины.

Голутвенные казаки подвергались правовым ограничениям и эксплуатации со стороны зажиточных казаков. На Украине их положение усугублялось национально-религиозным гнётом Польши. Голутвенные казаки сыграли определённую роль в освоении южных земель России и Украины, в борьбе с Крымским ханством и Турцией. Они активно участвовали в народных движениях, в том числе в восстании под руководством И. Болотникова,крестьянской войной под предводительством С. Разина и др.

 

Крестьянская война – определение, данное для обозначения наивысших проявлений обострения борьбы крепостных крестьян и городских низов против угнетения со стороны феодалов. В отличие от восстаний крестьянские войны имели общегосударственный характер, охватывали значительные территории, выделялись большим пестрым по своему составу количеством участников. На подавление выступлений властям приходилось направлять значительные воинские силы.

 

Польско-литовская интервенция(начала ХVII в.)вмешательство Речи Посполитой во внутренние дела России в период Смуты;действия правящих кругов Речи Посполитой и Швеции, направленные на расчленение России и ликвидацию её государственной самостоятельности.

Оформление планов агрессии относится к концу Ливонской войны После 1583 года польский король СтефанБаторий выдвинул план подчинения Русского государства Польше. Но внутриполитические и международные причины помешали в конце ХVI века приступить к осуществлению этих планов.

События в России в начале ХVll века (обострение противоречий внутри господствующего класса и подъём народной антикрепостнической и антиправительственной борьбы) значительно ослабили её внешнеполитическое положение. Этим воспользовалась правящая верхушка Речи Посполитой (Сигизмунд III, католические круги, значительная часть польско-литовских магнатов), которая в силу сложности внутреннего и внешнего положения прибегла к замаскированной интервенции России, поддержав Лжедмитрия I. Взамен Лжедмитрий I обещал передать Речи Посполитой (в том числе своему тестю Ю. Мнишеку) западные районы Российского государства, поддержать её в борьбе со Швецией, ввести в России католичество и принять участие в антитурецкой коалиции. Однако после воцарения Лжедмитрий I по различным причинам отказался делать территориальные уступки Польше и заключать военный союз против Швеции. Убийство самозванца в мае 1606 г. в ходе антипольского восстания в Москве означало крах первой попытки агрессии поляков против России.

Второй этап замаскированной интервенции связан с именем Лжедмитрия II. В Речи Посполитой были тогда внутренние неурядицы, и король боялся начинать откровенную большую войну с Россией. Скрытое же вмешательство в русские дела Сигизмунд III продолжал. Основу военных сил Лжедмитрия II составили отряды польско-литовских магнатов. В результате весеннего похода 1608 года войска Лжедмитрия II подошли к Москве и, обосновавшись в Тушинском лагере, начали её осаду. В июле 1608 правительство В.И.Шуйского заключило перемирие с правительством Польши, по условиям которого русская сторона обязывалась отпустить всех поляков, пришедших еще с Лжедмитрием Iи захваченных в Москве в мае 1606 года, а правительство Сигизмунда III должно было вывести польские отряды с территории России. Польская сторона не выполнила условий перемирия, а в августе 1608 года в Тушино прибыл ещё и отряд Яна Сапеги (около 7,5 тыс. чел.). Помощь поляков, а также новый подъём борьбы в западных, центральных и поволжских районах России, направленной против правительства Шуйского, позволил тушинским отрядам осенью 1608 захватить значительную территорию Европейской части Русского государства. Были разграблены Ростов, Суздаль, Владимир, Ярославль, Кострома, и др., в том числе и район села Иваново. Однако вскоре ситуация начала меняться. Огромные денежные и натуральные платежи, а также насилия и грабежи, которыми сопровождался сбор их польскими отрядами, вызвали стихийный и бурный рост национально-освободительного борьбы населения Беломорского поморья и Поволжья, чем воспользовалось правительство В.Шуйского. Действиями М.В.Скопина–Шуйского к исходу лета 1609 года от тушинских шаек была освобождена территория Заволжья и Верхнего Поволжья, включая Ярославль.

Это привело к кризису Тушинского лагеря, в котором власть с еще с декабря 1608 года фактически перешла к польским руководителям.

Неудача Лжедмитрия II, внутриполитическая слабость правительства В.И.Шуйского и некоторая стабилизация внутреннего положения в Речи Посполитой привели к началу открытой агрессии польского правительства против России. Использовав в качестве предлога Выборгский договор России со Швецией, польские войска начали осаду Смоленска (сентябрь 1609г.), что ускорило распад Тушинского лагеря. Лжедмитрий II бежал из Тушина в Калугу, гда вскоре погиб. Весной 1610 года значительная часть тушинских польских войск перешла под Смоленск к Сигизмунду III.

В феврале 1610 года посольством русских бояр, являвшихся ранее сторонниками Лжедмитрия II, во главе с М. Г. Салтыковым был заключён договор с Сигизмундом III, по которому его сын Владиславпризнавался русским царём. Договор содержал ряд ограничительных статей (переход Владислава в православие, сохранение служебных, придворных и земельных привилегий и прав русского боярства, ограничение количества приближённых лиц из Польши и др.), которые поляки формально приняли, но, несмотря на это, продолжали агрессию. Поход войска Василия Шуйского против польской армии закончился разгромом русских правительственных войск под Клушином 24 июня 1610, одной из причин которого была измена шведских наёмников.

Это во многом способствовало падению правительства Шуйского. В Москве было создано новое правительство – Семибоярщина, которое заключило новый договор с командующим польской армией гетманом Станиславом Жолкевским. Русским царём признавался Владислав. Сигизмунд III обязывался прекратить осаду Смоленска.

С.Жолкевский, понимая, что подписание договора может быть негативно воспринято польским королем, направил к тому посольство в составе которого был и митрополит Филарет Никитич Романов,отец будущего царяМихаила Романова. Приняв посольство, Сигизмунд III потребовал, чтобы не его сына, а его самого боярское правительство признало царем России.

Семибоярщина, выполняя условия договора, в ночь на 21 сентября 1610 г. тайно впустила в Москву польские войска, стоявшие в непосредственной близости от Поклонной горы под селом Дорогомиловым. Вся реальная власть сосредоточилась в руках военных руководителей польского гарнизона (А.Гонсевского и С.Жолкевского). Были арестованы в Москве некоторые патриотически настроенные бояре, а затем и патриархГермоген, рассылавший грамоты с призывом к отказу от присяги Владиславу и освобождению от поляков.

Хозяйничанье поляков в Москве вызвало подъём национально-освободительной борьбы. Однако первое ополчение под руководством Прокопия Ляпунова из-за обострения в нём противоречий летом 1611 года фактически распалось.

3 июня 1611г. пал Смоленск, героическая оборона которого в течение почти 2 лет сковывала основные силы польских войск. Но уже в сентябре этого же года в Нижнем Новгороде началось формирование Второго ополчения под руководством Мининаи Пожарского. 24 июля 1612 года передовые отряды ополчения Минина и Пожарского вошли в столицу, а в августе подошли и главные силы. Под стенами Новодевичьего монастыря произошло сражение с войсками под руководством гетмана Хоткевича, который шел на помощь полякам, осажденным в Китай-городе. Войско гетмана понесло большой урон и отступило, а 22 октября был взят и Китай-город. Поляки подписали договор о капитуляции. К концу 1612 года Москва и ее окрестности были полностью очищены от оккупантов. Попытки Сигизмунда lll изменить ситуацию ни к чему не привели.

Неудачный исход «московской войны» усилил в Польше оппозицию Сигизмунду. Добившись от сейма новых ассигнований, польское правительство в 1617 году предприняло последнюю попытку завоевания Российского государства. Польские войска осадили Москву. Потерпев поражение в ходе её штурма, они в октябре 1618 г. были вынуждены отступить. Военная неудача и изменение внешнеполитического положения Польши в результате начала Тридцатилетней войны 1618—1648 гг. заставили польское правительство пойти на подписание Деулинского перемирия 1618 г. Россия потеряла Смоленск, Чернигов, Дорогобуж и др. города юго-западной и западной окраины, но получила продолжительную передышку.

 

Причины Смутного времени коренятся в той социально-экономической и политической ситуации, которая сложилась в России к концу XVI века.

Открывшийся на рубеже 60 – 70-х годов хозяйственный кризис достиг апогея в 80-е годы. Он поразил почти всю территорию страны, но особенно центр и северо-запад страны, опустошенные в годы опричниныи Ливонской войны. Как крестьянское, так и барское хозяйство потеряли свою устойчивость. Создавшееся положение ставило под угрозу, как сбор государственных налогов, так и несение службы дворянами. Усиление эксплуатации феодалами и государством привело к тому, что в последней трети XVI века уход и побеги крестьян приобрели массовый характер. В 80 – 90-е годы XVI века правительство принимает целый ряд указов, по которым ограничивалось, а потом и вообще отменялось право свободного перехода крестьян от одного владельца к другому. Фактически в конце XVIвека в России установилась системакрепостного права, что привело к резкому обострению социальных противоречий в стране и создало базу для массовых народных выступлений.

Смуте предшествовал и династический кризис.

Еще одной причиной разразившихся в период Смуты событий стало обострение международных противоречий: ослаблением России воспользовались соседние государства – Речь Посполитая, Швеция, Крым и Турция, давно имевшие с ней территориальные счеты. В событиях Смутного времени историки обычно выделяют три периода.

Первый период можно определить как династический кризис или боярская смута. Он начался после смерти Федора Ивановича, когда на царство Земским собором был избран Борис Годунов, то есть впервые на Руси появился царь, получивший престол не по наследству. Воцарение Годунова, не принадлежащего к царскому роду, усилило распри среди различных группировок знати, не признающих авторитет «безродного» Бориса. Годунов, стремясь сохранить власть, делал все, чтобы убрать потенциальных противников. Гонения на представителей наиболее знатных фамилий (Романовы, Шуйские)только еще более усугубили скрытую вражду к царю в придворных кругах. Правление Годунова вызвало недовольство и широких народных масс. Крестьяне связывали ухудшение своего положения (усиление крепостничества) с именем Бориса. Положение в стране обострилось из-за голода 1601 – 1603 годов, вызванного затяжными неурожаями. Голод и вызванные им эпидемии привели к миграции населения, оттоку крестьян из центральных районов страны, бродяжничеству и разбоям, которые приобрели такой размах, что потребовалось использовать особые воинские отряды. В 1603 году выступление отрядов беглых холопов под предводительством Хлопка Косолапабыло подавлено не без труда с использованием Годуновым крупных военных соединений.

Непрочность положения Бориса усугубилось слухами, что царевич Дмитрий,загадочно погибший в Угличе, жив. К 1602 году легенда о царевиче обрела реального носителя имени. Самозванец получил в истории имя Лжедмитрия I.Поход Лжедмитрия на Москву, его царствование, борьба боярских группировок и свержение самозванца в результате боярского заговора – главные вехи событий первого периода Смуты.

С воцарения Василия Шуйского в мае 1606 года Смута вступила в новую стадию своего развития. Нарастало брожение народа, потерявшего веру в улучшение своего положения. Политический конфликт, порожденный борьбой за власть и корону, перерос в социальный. Иногда историки называют этот период гражданской войной.

В ходе событий случившихся в царствование Василия Шуйского можно выделить три главных эпизода: восстание Болотникова, движение Лжедмитрия IIи вмешательство иностранцев в московские дела. Эти события не сменяют одно другое, а развиваются параллельно, часто переплетаясь. Историки пользуются данной схемой для более четкого анализа происходившего в государстве.

Третий, завершающий этап Смуты характеризуется как национальный кризис. Он связан с борьбой российского народа с польскойи шведскойинтервенциейза национальную независимость.

17 июля 1610 года Василий Шуйский в результате заговора был свергнут с престола. К власти пришло правительство из семи бояр, вошедшее в историю под именем семибоярщины. Семибоярщина признала русским царем (хотя и с ограничением в правах) сына польского короля Сигизмунда III – королевича Владислава. В город, а потом и в Кремль был впущен польский отряд под руководством Жолкевского. Власть в Москве перешла к руководителям польского гарнизона. Продолжалась осада и штурмы Смоленска войском Сигизмунда. Шведы в августе 1610 года осадили Ивангород, а в сентябре — Корелу.

Угроза потери независимости Россией становилась все более очевидной.

В начале 1611 года на борьбу с интервентами стали подниматься северные города, к ним присоединились Рязань, Нижний Новгород, заволжские города. Было сформировано Первое земское ополчение. Во главе движения встал рязанский дворянин Прокопий Ляпунов. Однако добиться успехов отрядам Ляпунова не удалось. Противоречия между руководителями ополчения в конечном итоге привели к его распаду. Многие дворяне и прочий люд покинули ополчение. Под Москвой остались лишь отряды казаков, руководители которых заняли выжидательную позицию.

К осени 1611 года общая ситуация в стране значительно ухудшилась. После 20-месячной героической обороны в результате измены перебежчика в июне 1611 пал Смоленск. Шведы, пользуясь слабостью страны, захватили Новгород, осадили Псков и стали усиленно навязывать кандидатуру шведского принца Карла-Филиппа на русский престол. Сигизмунд III объявил, что сам станет русским царем, а Россия войдет в Речь Посполитую. Центральной власти фактически не существовало. Разные города самостоятельно решали, кого им признавать за правителя. На северо-западных землях объявился новый самозванец – Лжедмитрий III. По стране бродили и осаждали города и монастыри отряды польских шляхтичей, занимавшиеся в основном грабежом. Смута достигла апогея своего развития. Над страной нависла реальная опасность порабощения.

В этих условиях в Нижнем Новгороде началось формирование второго ополчения.Во главе его встали посадский староста Кузьма Минин и воевода Дмитрий Пожарский. 23 февраля 1612 года второе ополчение выступило их Нижнего Новгорода по маршруту Юрьевец – Кострома – Ярославль. Затем начался поход на Москву. 22 октября был взят Китай-город. Поляки подписали договор о капитуляции. К концу 1612 года Москва и ее окрестности были полностью очищены от оккупантов.

В начале 1613 года состоялся Земский собор, на котором царем был избран Михаил Романов.

Власть в форме самодержавной монархии была восстановлена. Смутное время закончилось.

Однако тянувшаяся полтора десятилетия Смута не могла не оставить глубокого следа в жизни Московского государства. Последствия Смуты еще очень долго сказывались как в социально-экономической, так и в политической сфере.

 

Тушинский военный лагерь –в 1608-1609 гг. – военный лагерь Лжедмитрия II, так называемого. Находился в месте впадения реки Сходни в Москву-реку в бывшем селении Тушино.

 

Шведская интервенция – военное вмешательство Швеции во внутренние дела России в период Смуты с целью отторжения от России северо-западных (Псков, Новгород) и северных русских областей. Открытая интервенция шведов в Россию началась летом 1610 г. и развивалась до 1615г. Основных целей не достигла. Закончилась к февралю 1617 (Столбовский мир).

Завоевательные планы шведов были разработаны еще во второй половине ХV1 века королём Юханом III и включали в себя захват Ижорской земли, города Корелы с уездом, а также Северной Карелии, Карельского поморья, Кольского полуострова, побережья Белого моря до устья Северной Двины. Ослабление России в начале ХVII века в связи обострением противоречий внутри господствующего класса и развитием народных выступлений способствовало осуществлению этих планов.

Правительство Василия Шуйского в борьбе с Лжедмитрием llи поляками решает обратиться за помощью к шведскому королю Карлу 1Х, который вынашивал планы отторжения от России Новгородской земли и Карелии и в этих целях предлагал Шуйскому «помощь» в защите этих земель от Речи Посполитой.

В августе 1608 года племянник царя М.В.Скопин-Шуйский был послан в Новгород для заключения союза со Швецией. По Выборгскому договору, подписанному в феврале 1609 года, Швеция предоставляла России наёмные отряды войск (преимущественно из немцев и шведов), оплачиваемые Россией, а правительство Шуйского обязывалось уступить шведам город Корелу с уездом.

В соответствии с договором шведские войска начали прибывать в Новгородскую землю. Это вызвало большие волнения среди населения северо-западных земель. Так, например, псковичи предпочли присягнуть Лжедмитрию II, но не подчиниться правительству Шуйского, открывшему путь шведам.

Весной 1609 года М.В.Скопин-Шуйский вместе со шведским отрядом Делагарди,двигаясь от Новгорода к Москве, очистил от отрядов Лжедмитрия II и поляков северо-западные земли. Но шведы отказались продолжать совместные военные действия, потребовав выплаты обещанного жалования и немедленной передачи в их владение Корелы.

После призвания семибоярщинойна российской престол польского королевича Владислава и начала вторжения Сигизмунда IIIв Россию шведские войска во главе с Я. Делагарди перешли к захвату русских земель. Началась открытая шведская интервенция в Россию. В августе 1610 года шведы осадили Ивангород, а в сентябре — Корелу (пала 2 марта 1611 г.). В конце 1610 — начале 1611гг. шведские войска предприняли безуспешные походы на Колу, Сумский острог и Соловецкий монастырь.

Летом 1611 года шведы начали боевые действия против Новгорода. Пытаясь использовать польско-шведские противоречия, руководство первого земского ополчения завязало переговоры с Делагарди, приглашая на русский престол одного из шведских королевичей в обмен за предоставление военной помощи. Однако бояре Новгорода сдали шведам город (16 июля). Между Делагарди и новгородской верхушкой, пытавшейся представлять Русское государство в целом, был заключён договор, по условиям которого провозглашался союз России и Швеции против Польши, признавалось покровительство Карла IX, и гарантировалось избрание на русский трон одного из его сыновей (Густава Адольфа или Карла Филиппа). До ратификации договора Делагарди оставался в Новгороде в качестве главного воеводы. Используя договор, шведские войска к весне 1612 года захватили Копорье, Ям, Ивангород, Орешек, Гдов, Порхов, Старую Руссу, Ладогу и Тихвин. Неудачей для шведов окончилась лишь попытка овладеть Псковом.

После прихода второго ополчения в Ярославль (апрель 1612 года) его руководство вело переговоры с Новгородом, стремясь установить перемирие с северо-западными землями. В результате был фактически заключен договор второго ополчения с Новгородом на избрание русским царем шведского королевича, если он примет православие. Это соглашение помогло Минину и Пожарскому избежать военного столкновения со Швецией. Под влиянием патриотического подъема в ходе борьбы с поляками в центре страны нарастала борьба против шведов на северо-западных землях.

Летом 1613 года в результате совместных действий городского населения и войск были освобождены Тихвин и Порхов, разгромлен 3-тысячный польско-литовский отряд, действовавший на стороне Швеции. В ходе переговоров с делегатами Новгорода (август 1613 г. — январь 1614 г.), шведское правительство добивалось или включения в состав Швеции Новгородской земли, или аннексии Ижорской земли, Кольского полуострова, Северной Карелии, западного и юго-западного побережья Белого моря, но безрезультатно. В 1614 – 1615 гг. шведское командование с целью включения северо-западные области России в состав Швеции пыталось заставить новгородцев присягнуть новому шведскому королю Густаву II. В ответ на это развернулась партизанская война населения Новгородской земли против шведских войск.

После новой неудачной осады Пскова летом 1615 г. шведское правительство согласилось начать мирные переговоры с правительством царя Михаила Федоровича, которые завершились подписанием Столбовского мира1617 г. По условиям договора Швеция отказывалась от претензий на русский престол. России возвращалась большая часть Новгородской земли, но Швеции уступались г. Корела с уездом и Ижорская земля с Ивангородом, Ямом, Копорьем и Орешком. Заключение Столбовского договора и Деулинского перемирия знаменовало крах агрессивных планов и интервенции шведских захватчиков.

 

studopedya.ru

1. Смутное время.

К
началу XVII
века процесс становления российской
государственности не имел полной
завершенности, в нем накопились
противоречия, вылившиеся в тяжелый
кризис. Охвативший
и хозяйство, и социально-политическую
сфе­ру,
и общественную мораль, этот кризис
получил название «Смута». Смутное время
— период фактического безвла­стия,
хаоса и небывалых общественных потрясений.

Понятие
«Смута» пришло в историографию из
народ­ного
лексикона, означая, прежде всего, анархию
и крайнюю неустроенность общественной
жизни. Современники Сму­ты
оценивали ее как кару, постигшую людей
за их грехи. Такое
понимание событий в заметной степени
отразилось в
позиции С.М. Соловьева, понимавшего
кризис начала XVII
века как всеобщее моральное разложение.

По
мнению К.С. Аксакова и В.О. Ключевского,
в цен­тре
событий была проблема законности
верховной власти. Н.И.
Костомаров сводил суть кризиса к
политическому вмешательству
Польши и интригам католической церкви.
Подобный взгляд высказывал американский
историк Дж. Биллингтон
— он прямо говорил о Смуте как о
религиоз­ной
войне. И.Е. Забелин рассматривал Смуту
как борьбу между
стадным и национальным принципами.
Предста­вителем
стадного принципа являлось боярство,
жертво­вавшее
национальными интересами ради собственных
привилегий.

Значительный
блок в историографии Смуты занимают
труды,
где она представлена как мощный социальный
конфликт.
С.Ф. Платонов видел несколько уровней
этого конфликта:
между боярством и дворянством, между
по­мещиками
и крестьянством и др.

Если
в дореволюционной историографии
политические, морально-этические
и социальные аспекты Смуты были
представлены
как относительно равноценные, то
советская историография
явный крен делала в сторону только
соци­альных факторов, как правило,
абсолютизируя их. Интер­претируя
события Смутного времени исключительно
как «крестьянскую
революцию», историки-марксисты отвергли
сам
термин «Смута». Понятие
«Смута» было надолго
вытеснено формулировкой «крестьянская
война под руководством
Болотникова».

Односторонность
подходов и оценок постепенно изжи­валась.
Появились работы, где анализу подвергается
весь спектр
причин и проявлений Смуты. Большое
количество работ
написано Р.Г. Скрынниковым, в них приведен
об­ширный
фактический материал, показана подлинная
роль личностей,
участвовавших в событиях, в том числе
и Бо­лотникова.

В.Б. Кобрин определил
Смутное время как «сложней­шее
переплетение разнообразных противоречий
— сослов­ных
и национальных, внутриклассовых и
межклассовых». Он
ставил вопрос: «Вправе ли мы бушевавшую
в России начала
XVII
века гражданскую войну свести к
крестьян­ской?» Отказавшись от
стереотипов в оценках историче­ских
личностей, Кобрин попытался по-новому
трактовать роль и Бориса Годунова, и
Лжедмитрия I,
приписывая им некий «реформаторский
потенциал». Вполне правомерно применяя
к Болотникову критерий народного
восприятия, Кобрин
«забывает» и о непопулярности в народе
Годуно­ва,
и о крайнем неприятии самозванца —
проводника ка­толических интересов.
Сохранившиеся документы времен Смуты
ясно свидетельствуют, что самозванцы
были не просто
предателями национальных интересов, а
прямыми ставленниками
зарубежных держав и агентами
антирос­сийского
заговора.

Непосредственным
толчком к брожению послужило пресечение
правящей династии Рюриковичей,
представи­телей которой массовое
сознание признавало в качестве «природных
государей». Династический кризис вызвал
растерянность
в народе, а в верхних слоях знати возбу­дил
хищные амбиции и стремление к власти и
привиле­гиям.
Схватка за царский престол, начатая
московским боярством,
привела к разрушению государственного
по­рядка,
к общественной деморализации.

Предпосылки
Смуты зарождались еще в период прав­ления
Ивана Грозного, централизаторская
политика ко­торого проводилась с
крупными издержками. Усилия пра­вительства
по укреплению государства, по обеспечению
безопасности
границ осознавались в народе как
необходи­мые. Народ был готов к
самопожертвованию для общего­сударственного
строительства. Однако жестокая воля
царя
«отодвигала» его на задний план.
Разнузданность опричников
и крайняя бесцеремонность в выборе
политических
средств нанесли тяжелый удар по
общественной нравственности,
заронили сомнения и шаткость в умы
людей.
Ситуацию усугубляли экономические
трудности, ставшие
результатом истощения сил страны в
Ливонской войне и постоянного напряжения
на южных рубежах, со­здаваемого
Крымским ханством.

Царствование
Федора Иоанновича, сына Грозного, было
временем политической осторожности и
успокоения народа после опричнины. В
январе 1598
года после смерти Федора не осталось
законных на­следников
престола. Земский собор избрал на царство
Бориса
Году­нова,
популярность которого была непрочной,
что отражали закулисные
интриги боярства против него. Являясь
первым в
русской истории выборным монархом,
Годунов зареко­мендовал себя не
столько самодержцем, сколько
попули­стом-временщиком, неуверенным
в себе и боящимся откры­тых
действий. Времена опричнины сказались
на его поли­тической
характеристике, как и на всем обществе,
где после
Грозного тлели искры нравственного
разложения. Го­дунов
стремился получить общественное
расположение, раздаривая
незаслуженные привилегии и давая самые
громкие
обещания, в то же время упорно укрепляясь
у власти
за счет тайного надзора и доносительства,
а так­же
репрессий, то есть за счет тех же
беззаконий,
что были присущи опричнине.

Начало царствования
Бориса Годунова (1598 – 1605) несло людям
немало бла­гих
надежд. Он выступил защитником прочной
морали, запретив
частную торговлю водкой. Внутренняя
политика направлялась
на социальную стабилизацию в стране.
По­ощрялись
колонизация новых земель и строительство
го­родов
в Поволжье и на Урале. Были некоторые
достиже­ния
и во внешней политике.

Смута
проявилась прежде всего в умах и душах
лю­дей.
Страшный голод 1601 – 1603 гг. добил привычные
моральные
ценности, скреплявшие людей в единый
кол­лектив.
Голод, последствия которого усугублялись
ошиб­ками
правительства Годунова, выкосил сотни
тысяч чело­веческих
жизней. Историк А.П. Щапов писал: «…люди,
терзаемые голодом, валялись на улицах,
подобно скотине, летом
щипали траву, а зимой ели сено. Отцы и
матери душили,
резали и варили своих детей, дети —
своих ро­дителей,
хозяева — гостей, мясо человеческое
продавалось на
рынках за говяжье; путешественники
страшились ос­танавливаться
в гостиницах…»

Народ
бедствовал, а в это же время знать
устраивала дележ богатства и привилегий,
злобно соперничая в по­исках
личного благополучия. Запасов зерна,
припрятан­ных
многими боярами, хватило бы всему
населению на
несколько лет. Доходило до людоедства,
а спекулянты удер­живали
хлеб, предвкушая повышение цен на него.

Суть
происходящего хорошо осознавалась в
народе и определялась
словом «воровство», но быстрых и простых
пу­тей
выхода из кризиса не мог предложить
никто. Чувство сопричастности
к общественным проблемам у каждого
от­дельного
человека оказывалось недостаточно
развитым. К
тому же немалые массы простых людей
заражались ци­низмом, корыстью,
забвением традиций и святынь. Разло­жение
шло сверху— от потерявшей всякий
авторитет бояр­ской
верхушки, но грозило захлестнуть и низы.
Антиобщест­венные
интересы явно брали верх, в то время как
энергич­ные
и честные люди, по словам С.М. Соловьева,
«погибли жертвами
безнарядья». Во всех сословиях налицо
были раз­доры,
недоверие, падение нравов. Это оттенялось
бездумным копированием иноземных
обычаев и образцов. Смута в умах
усиливалась
разгулом коррупции и дороговизны.

Безвластие
и потеря централизующих начал вели к
оживлению местного сепаратизма. Собранные
до этого в
единое государство отдельные земли
стали вновь прояв­лять
признаки обособленности. Брожение
охватило и жите­лей нерусских окраин
— как тех, что были присоединены с
помощью
военной силы, так и тех, которые вошли
в состав Российского
государства добровольно, откликнувшись
на перспективу
стабильного порядка и отлаженных связей
в
сильном государстве. Политическая
дестабилизация вы­зывала
неизбежное недовольство среди национальных
меньшинств.
Если до Смуты Москва была координирующим
центром,
связывающим все области страны, то с
утратой доверия
к московским властям утрачивались и
связи меж­ду
отдельными областями. «…Потеряв
политическую веру в Москву,
начали верить всем и всему… Тут-то в
самом деле наступило
для всего государства омрачение
бесовское, про­изведенное
духом лжи, делом темным и нечистым»
(С.М.
Соловьев). Государство превращалось в
бесформен­ный
конгломерат земель и городов.

Пренебрежение
к госу­дарственным интересам и мелочная
корысть боярства поро­дили
такое явление, как самозванство. Как
писал Н.М. Ка­рамзин,
«…оцепенение умов предавало Москву в
мирную добычу
злодейству… Расстрига со своими ляхами
уже гос­подствовал
в наших пределах, а воины Отечества
уклоня­лись
от службы. Так нелюбовь к государю
рождает нечув­ствительность и к
государственной чести!» Ни один из
са­мозванцев
не посмел бы посягнуть на престол без
открытой
или тайной поддержки боярских группировок.
Лжедмитрий
I
нужен был боярам для свержения Годунова,
чтобы
подготовить почву для воцарения одного
из пред­ставителей
боярской знати. Этот сценарий и был
разыг­ран.

Монах Григорий
Отрепьев бежал из московского Чудова
монастыря в Польшу и стал там выдавать
себя за чудом спасшегося сына Ивана
Грозного Дмитрия. В историю он вошел
под именем Лжедмитрия
I
(народное
прозвище – «Расстрига»). Отрепьев искал
заграницей военную помощь, чтобы вернуть
себе его «законный» русский престол.
Получив такую помощь от польского
магната Мнишека, он осенью 1604 г. вторгся
с отрядом в Московское государство.
Сначала Отрепьев потерпел поражение
от царских войск, но его спасло восстание
служилых людей в Путивле и ряде других
городов, восставшие перешли на сторону
са­мозванца.
А главное, в апреле 1605 г. неожиданно,
вероятно, не без помощи бояр-заговорщиков,
умирает царь Борис
Годунов. Трон переходит к его сыну,
совсем юному Федору Борисовичу. В
результате боярского
заговора войска, действовавшие на
фронте, переходят под Кромами на сторону
са­мозванца,
а в самой Москве под предлогом того, что
к столице идет «истинный царь Дмитрий
Иванович», вспыхивает восстание.
Восставшие москвичи убили царя Федора
Борисовича и его мать Марию Григорьевну,
ненавидимую многими дочь знаменитого
опричника Малюты Скуратова. В июне 1605
г. Москва открыла ворота подошедшему с
войском Лжедмитрию
I.
Так на русском престоле оказался
са­мозванец
— беглый монах-расстрига.

Но боярство
освобождало трон от «худородных»
Годуновых, конечно, не для случайного
авантюриста. Оно воспользовалось
нарастанием антипольских настроений
в среде москвичей. С войском Лжедмитрия
I,
а затем в связи с женитьбой нового царя
на Марине Мнишек в русскую столицу
понаехало поляков, которые вели себя
далеко не всегда корректно. 17 мая 1606 г.
заговорщики кличем «Бей панов!» подняли
москвичей на восстание. Лжедмитрий
I
был убит, его жена и приближенные
арестованы. В течение двух суток в Москве
было перебито свыше двух тысяч иноземцев.
19 мая 1606 г. одним криком толпы на Красной
площади, т.е. без Земского собора, царем
был избран знатный боярин князь
Василий
Шуйский
(1606 – 1610).

Шуйский
был ставленником нескольких боярских
групп, компромиссной для них фигурой.
Поэтому историки называют
его «боярским царем». Ограниченный
претензиями боярства, он принес присягу
своим подданным, что означало обязательство
править по закону, а не по царской
прихоти. Независимо от
личных качеств нового правителя, это
был первый в
России договор царя и общества, хотя от
имени обще­ства
в данном случае поспешила выступить
боярская верхушка.
Однако новые политические потенции так
и не успели
проявиться в условиях разгулявшейся
народной стихии. Шуйский вступил на
престол в результате заку­лисных
интриг, «без воли всея земли», народное
сознание отказалось
признать его царем. Странный характер
про­исходивших
на вершинах власти перемен подогревал
со­мнения
и недоверие среди народа. Трудно было
поверить в
искренность пропаганды, недавно уверявшей
в истинно­сти царевича Дмитрия, а
спустя лишь месяцы объявившей его лгуном
и изменником. Народное брожение нарастало.
Масла
в огонь подливала
Польша, посылавшая в Московию иезуитов,
шляхтичей-авантюристов
и разного рода подонков своего общества.
Боярство,
раздув
Смуту, загнало себя и страну в тупик.
Почти половина областей не подчинялась
столице. В России началась война всех
против всех.

В
социальных низах
антибоярские настроения переросли в
восстание
под руководством Ивана
Болотникова (1606 – 1607), призвавшего народ
истребить бояр и овладеть «женами
их, и вотчинами, и поместьями». Он выступал
как воевода «спасшегося царя Дмитрия».
Его поддержали князь Григорий Шаховский
и дворяне Тулы и Рязани. Болотников
подошел к Москве, но на штурм города не
решился. Царю Василию Шуйскому
удалось переманить на свою сторону
рязанское дворянство и разбить восставших.
Войско
Болотникова
заперлось в Туле. Осаждавшие запрудили
речку Упу и затопили город. Восставшие
были вынуждены сдаться на милость
Шуйского. По одной из версий, Болотников
по приказу царя был ослеплен и утоплен
в проруби. Только справился Шуйский
с «болотниковщиной», как другая напасть:
новый самозванец!

Происхождение
Лжедмитрия
II
(1608 – 1610) установить не удалось. Этот
самозванец
собрал
60-тысячное войско (в том числе 20 тысяч
поляков) и летом 1608 г. осадил Москву.
Взять город не смог и разбил свою ставку
в подмосковном селе Тушино. И в историю
он вошел под прозвищем «Тушинский
вор». Все дороги в Москву кроме рязанской
были «тушинцами» перерезаны. 16 месяцев
они осаждали Троице-Сергиевский
монастырь, героически обороняемый
стрельцами и монахами. Фактически, в
стране было два царя: Шуйский в Москве,
Лжедмитрий
II
— в
Тушино.
Лжедмитрий
II
раздавал
поместья присягнувшим ему корыстолюбцам,
хотя хозяева
этих поместий были в полном здравии.
По­мутнение
в умах раскалывало семьи, брат шел на
брата, отец
— на сына. В Москве у кремлевского дворца
бес­престанно волновались толпы
народа, предписывая Шуй­скому
и Боярской думе, что нужно делать и
ка­кие указы принимать. Страну
захлестнула уголовщина. Грабежами
занима­лись
бродившие от города к городу польские,
дворянские, казачьи
отряды, различные ватаги и банды.

В
довершение ко всем бедам в Россию вторгся
польский король Сигизмунд III,
осадивший осенью 1609 г. Смоленск. Смоленск
держался в польской осаде два года! Не
исключено, что именно благодаря героизму
его гарнизона и жителей Россия сохранила
в начале XVII
века свою независимость.

Чтобы
справиться с «Тушинским вором» и
польскими интервентами, Василий Шуйский
обратился к Швеции, пообещав ей за помощь
русские прибалтийские земли: Ивангород,
Ям, Копорье, Орешек, Корелу, — т.е. те
самые города, которые потерял в конце
Ливонской войны Иван Грозный и вернул
обратно его сын Федор Иванович. Весной
1610 г. русско-шведское войско под началом
воеводы М.В. Скопина-Шуйского отогнало
«тушинцев» от Москвы. Лжедмитрий
II
отступил
к Калуге. Но двинувшееся на поляков
русско-шведское
войско, уже без Скопина-Шуйского (умер
от яда), было в июне у Гжатска разбито
поляками. Шведский отряд Делагарди от
Гжатска отступил к Финскому заливу и
занял обещанные Швеции русские города,
началась шведская интервенция. Лжедмитрий
II
снова
взял Москву в осаду. 17 июля 1610 г. в столице
произошел переворот. Бояре свергли царя
Василия
Шуйского
и насильно постригли его в монахи. Власть
взял совет из семи бояр или, как тогда
говорили, «семибоярщина».

Чтобы прекратить
польскую интервенцию, лидеры «семибоярщины»
решили пригласить на русский престол
польского
королевича Владислава
(сын Сигизмунда
III),
но при
условии, что он примет православие и
будет править вместе с боярами и Земским
собором. Многие, в том числе патриарх
Гермоген, были против такого выбора.
Тем не менее, после получения согласия
королеви­ча
«семибоярщина»
в августе
1610 г. организовала
заочное — наспех, без настоящего Земского
собора
— избрание Владислава
царем. Однако Сигизмунд
III
не пустил сына в Москву. Он хотел, чтобы
русские присягнули лично ему, т.е. речь
шла о прямом присоединении России к
польско-литовскому государству. Вместо
«царя» Владислава в Москву явился
королевский наместник
Гонсевский с крупным польским отрядом
и стал распоряжаться там как в покоренном
городе. Владислав
же еще 24 года после этого считал себя
«законным московским государем», хотя
не выпол­нил
главного условия бояр — не принял
православия.

В
сознании русских людей
все настойчивее крепла тяга к порядку.
В отдельных землях
— начиная с 1606 года — регулярно собирались
местные
земские советы, где люди сообща обсуждали
свои
интересы. Постепенно становилось все
яснее, что реше­ние
проблем невозможно только в местных
рамках — зрело понимание
необходимости общерусского движения.
Отраже­нием
этого стали народные ополчения, собираемые
в рус­ских провинциальных городах.
Несмотря на распад госу­дарственных
связей, осознание национального единства
не исчезло
— напротив, Смута придала ему особую
силу. Не­прерывную проповедь в пользу
единства всех православ­ных
вела Церковь. «Религиозные и национальные
силы по­шли
на выручку гибнувшей земли» (В.О.
Ключевский). На­родная
энергия не увяла от «безнарядья»,
продолжая пи­тать
государственное творчество. Несмотря
на Смуту, в это время русские активно
осваивают Поволжье, Урал, Сибирь. Именно
в те годы возникают города Пелым,
Верхотурье, Сургут,
Нарым, Томск, Мангазея, Туринск.

Толчком
к подъему народного движения стали
письма патриарха
Гермогена, рассылаемые по всей стране
и призывавшие на борьбу с польскими
интервентами и «ворами». Сам патриарх
был арестован поляками и умер в их
заточении в начале 1612 г., но письма его
сделали дело. Объединению русских
способствовало и то, что 11 декабря 1610
г. в Калуге был убит Лжедмитрий
II.
Теперь в одно войско могли собраться
отряды, воевавшие ранее в составе разных
группировок.

Весной
1611 г. в Рязанской земле сложилось первое
земское ополчение во главе с Прокопием
Ляпуновым (глава рязанских дворян).
Его помощниками и предводителями своих
отрядов были князь Дмитрий Трубецкой
(из тушинских бояр) и Иван Заруцкий
(казачий атаман). 10 марта в Москве
вспыхнуло антипольское восстание. Но
оно было преждевременным, и на помощь
к восставшим успел подойти лишь передовой
отряд ополчения во главе с князем
Дмитрием Пожарским, воеводой г. Зарайска.
Чтобы прекратить уличные бои, поляки
выжгли все посады вокруг городских
крепостных стен. Пожарский в бою был
тяжело ранен. Первое земское ополчение
пришло на пепелище, поляки заперлись
за стенами. Осада не удалась, т.к. ополчение
вскоре раскололось. Казаки убили Прокопия
Ляпунова, после чего дворяне и горожане
разошлись. К осени 1611 г. у Москвы остался
только 10-тысячный казачий отряд И.
Заруцкого и князя Д. Трубецкого, казаки
всех грабили, они превратились в бич
страны.

Осенью
1611 г. Русское государство выглядело
полностью
разрушенным. Общерусской власти не
было.
В центре страны хозяйничали поляки,
захватившие Смоленск
и Москву. Новгород оказался у шведов.
Каждый русский
город жил сам по себе. Казаки и просто
воры грабили повсюду. Это был всеобщий
распад!

Но
осенью же начал сбор нового ополчения
г. Нижний Новгород во главе со своим
земским старостой Козьмой Мининым.
Нижегородцы
постановили, чтобы каждый отдал на
обеспечение ополчения треть своего
годового дохода или треть всех наличных
товаров. Воеводой второго ополчения
был выбран поправившийся от раны князь
Дмитрий Пожарский. В ноябре 1611
г. он приехал в Нижний
Новгород и начал готовить войска. Город
за городом присоединялся к ополчению.
Проводя
идею государственной консолидации,
лидеры ополчения
К. Минин и Д. Пожарский четко сформулировали
главные
задачи момента: изгнать интервентов и
подгото­вить условия для создания
русского правительства, поль­зующегося
доверием населения.

Весной
1612 г. второе
земское ополчение перешло в Ярославль.
Здесь был созван и «правильный» Земский
собор, т.е. с участием не только духовенства
и бояр, но и служилого и тяглового
населения городов. Весть о том, что
король Сигизмунд
III
направил
в помощь своему гарнизону в Москве
гетмана Хоткевича с войском и огромным
обозом с продовольствием, заставила
Минина
и Пожарского поспешить
к Москве.
Второе
земское ополчение успело туда раньше
Хоткевича.
В августе 1612 г. в жестокой битве с большим
трудом русские разбили подошедшее
войско гетмана Хоткевича. Поляки,
осажденные в Москве, продовольствия
не получили.

22
октября 1612 г. русские войска штурмом
взяли Китай-город, одну из укрепленных
частей Москвы. До революции 1917 г. этот
день (4 ноября по новому стилю) был
праздничным. Ныне эта традиция возрождена:
4 ноября Российская Федерация отмечает
праздник «День народного единения».

Хотя
Кремль еще оставался у поляков, но их
силы от голода были на исходе. Съев всех
кошек, собак и крыс, они дошли до людоедства
и трупоедства. Начиналось массовое
безумие, и начальник польского гарнизона
Струсь, в конечном итоге, сдал Кремль.
Сигизмунд
III
не успел. Когда он в конце 1612 г. подошел
со своим войском к Москве, было поздно,
город прочно держали русские. Второе
земское ополчение отбило Сигизмунда
III
от
Москвы.

Конечно,
на этом Смута и интервенция не закончились.
Со шведами пришлось воевать до 1617 г., с
поляками до 1618 г. Казачий атаман Иван
Заруцкий сделал ставку на Марину Мнишек
и ее сына от Лжедмитрия
II
Ивана («Воренка»). Они попытались отложить
Астрахань от России и создать там особое
казачье государство под покровительством
персидского шаха Аббаса. Москве только
в 1614 г. удалось ликвидировать эту
авантюру. Четырехлетний Иван «Воренок»
как возможный претендент на московский
престол был повешен, атаман Заруцкий
посажен на кол, Марина Мнишек умерла в
тюрьме.

Смута преподала
важный урок русскому народу. При­зыв
Козьмы Минина — не искать личных выгод,
а отда­вать
все на общее дело — имел отклик у
большинства простых
людей, символизируя поворот общества
к нрав­ственному
гражданскому началу. Народ, настрадавшись
от
беспорядков, на свои последние деньги
собрал ополче­ние
для восстановления спокойствия в стране,
взяв в свои руки
судьбу государства. Произошло то, что
С.М. Соловьев назвал
«подвигом очищения», когда «народ, не
видя ника­кой
внешней помощи, углубился во внутренний,
духовный мир
свой, чтоб оттуда извлечь средства
спасения». Во
время Смуты обанкротилась правящая
верхушка, а народ,
спасая государство, обнаружил «такое
богатство нравственных
сил и такую прочность своих исторических
и гражданских
устоев, какие в нем и предполагать было
невозможно»
(И.Е. Забелин).

Русские
люди, перед лицом катастрофы собравшись
с силами,
воссоздали разрушенное государство,
наглядно показав,
что оно — не «царская вотчина», а предмет
об­щей
заботы и общего дела «всех городов и
всяких чинов людей
всего великого Российского Царствия».

Окончание
Смуты способствовало победе
государст­венного
начала над земско-местническими
амбициями. Стало
ясно, что соединение областей воедино
служит их же
пользе — при условии, что соблюдаются
доброволь­ность
этого соединения и права на местную
самобытность. Российское
государство после Смуты предстало, по
сло­вам
А.П. Щапова, «в значении земско-областной
федера­ции»:
«…Москва, смиренная, наказанная
отпадением от нее
разрознившихся областей, призывала
теперь их к но­вому
органическому братскому союзу с ней,
во имя ду­ховно-нравственного
единства…»

В
январе 1613
г. в Москву на Земский собор съехались
представители 50 городов. 21 февраля 1613
года государственная власть в стране
была восстановлена: Земский собор избрал
царем Михаи­ла
Романова. В России началось правление
новой династии Романовых. Она царствовала
до 1917 г. Кандидатура Михаи­ла
Романова устраивала всех, посколь­ку
он и его окружение были способны
настойчиво и спо­койно
вести восстановительную работу. Здоровый
консер­ватизм
первых Романовых давал возможность
постепенно восстановить
экономику и государственную власть.

studfiles.net

СМУТНОЕ ВРЕМЯ (Смута) это что такое СМУТНОЕ ВРЕМЯ (Смута): определение — История.НЭС

СМУТНОЕ ВРЕМЯ (Смута)

трагические события русской истории, происходившие в период от смерти Иоанна IV Васильевича Грозного (1584) до воцарения на русском престоле Михаила Федоровича Романова (1613).

В 1601 митр. Ростовский Иона объявил патриарху и царю, что в Чудовом московском монастыре “недостойный инок Григорий хочет быть сосудом диавольским”. И действительно, молодой сын стрелецкого сотника Юрий Отрепьев, принявший по пострижении имя Григорий, вел себя на редкость странно. Проявляя большие способности, – шутя Отрепьев усваивал то, что другим не давалось, – он в то же время вольничал в делах веры, вызывая этим подозрение в ереси. Но главное, в моменты откровенности он говаривал монастырской братии, что со временем непременно будет царем на Москве.

Годом позже, по рассмотрении дела, Борис Годунов велел дьяку Смирному-Васильеву отправить Григория за ересь на Соловки или в Белозерские пустыни – на покаяние. Однако при пособничестве другого дьяка, свойственника Отрепьевых, Евфимьева, Григорий вместо отправки на далекий неласковый север бежал в Литву. Чем только не пришлось ему там заниматься: якшался с сектантами-анабаптистами, разбойничал в казацкой шайке старшины Герасима Евангелика, учился в латинской школе в Гоще…

Заимев духовника-иезуита, Отрепьев “открылся” ему в час тяжкого “смертельного” недуга, что он якобы есть Дмитрий, законный наследник русского трона. В 1604 папский нунций Рангони представил его в Кракове польскому королю Сигизмунду. Тот признал Лжедмитрия сыном Иоанна, обещал поддержку, но официально в его защиту выступать не стал, разрешив, однако, своим шляхтичам “в частном порядке” помочь восстановлению “законного наследника” на престоле русских государей. Тогда же Лжедмитрий тайно перешел в католичество и подписал брачный контракт с Мариной Мнишек, дочерью сандомирского воеводы, широким жестом подарив невесте Новгород и Псков, а будущему тестю – княжества Смоленское и Северское.

15 августа 1604, собрав разношерстное войско из нескольких тысяч польских авантюристов, двух тысяч малороссийских казаков-головорезов и небольшого отряда донцов, Лжедмитрий начал поход на Россию. Полгода погуляв по западнорусским областям и выиграв несколько стычек, 21 января 1605 он был наголову разбит пятидесятитысячным русским войском под Добрыничами, едва при этом спасшись с несколькими ближайшими соратниками. Казалось, конец неминуем, и окончательная расправа с самозванцем представлялась лишь делом времени, когда 13 апреля в Москве внезапно скончался царь Борис.

Все вдруг изменилось как по волшебству. Уже 7 мая победоносное московское войско в полном составе перешло на сторону Лжедмитрия. 1 июня законный наследник престола, сын царя Бориса Феодор – “отроча зело чюдно, благолепием цветуще, от Бога преукрашен яко цвет дивный” – вместе с матерью был убит в Москве приверженцами самозванца.

20 июня Лжедмитрий торжественно въехал в Москву. Патриарх Иов, бесстрашно обличавший преступника, был низложен, и 21-го числа новоиспеченный лжепатриарх, архиеп. Рязанский грек Игнатий совершил “таинство” “венчания на царство” победившего самозванца.

Клятвопреступление стало фактом. Народ, еще недавно столь настойчиво звавший Бориса на царство, присягавший ему как богоданному государю, попрал обеты верности, отринул законного наследника престола, попустил его злодейское убийство и воцарил над собой самозванца и вероотступника, душой и телом предавшегося давним врагам России.

Вот где таится подлинная причина Смуты, как бы ни казалось это странным отравленному неверием и рационализмом современному уму. Совершилось преступление против закона Божиего, которое и повлекло дальнейшие гибельные последствия всеобщего разора и мятежа.

Хорошо понимая, какими гибельными последствиями может грозить подобное отступничество земле Русской, патриарх Иов с духовенством до последней возможности стоял за царя законного. При жизни Бориса он по всей России разослал грамоты с повелением совершать ежедневное молебствие об успехах оружия царского и всенародно проклинал самозванца. Когда Годунов скоропостижно скончался, патриарх благословил всех присягать на верность сыну его, царевичу Феодору.

Когда же измена стала явной, русский первосвятитель, не убоявшись гнева самозванца, в храме, во время богослужения велегласно обличал обезумевших клятвопреступников. Не имея возможности сладить с непокорным старцем, Лжедмитрий велел низложить его силой. Узнав об этом, Иов снял с себя панагию, положил ее у чудотворной иконы Владимирской Божией Матери и воззвал молитвенно вслух всего народа: “Владычице Богородице! Здесь возложена на меня панагия святительская, с нею исправлял я слово Сына Твоего и Бога нашего и двенадцать лет хранил целость веры. Ныне, ради грехов наших, как вижу, бедствует царство, обман и ересь торжествуют. Спаси и утверди Православие молитвами к Сыну Твоему”.

Смута между тем продолжала углубляться. Не процарствовав и года, самозванец был свергнут народным восстанием и убит. Новым, “боярским” царем стал Василий Шуйский, возведенный на трон по договору между знатнейшими родами московской аристократии. Именно он годом раньше возглавлял то самое московское войско, которое разгромило ватаги самозванца под Добрыничами. После воцарения Лжедмитрия Василий возглавил боярскую оппозицию новому монарху, был уличен им в заговоре, приговорен к смертной казни, но, видимо из боязни боярского мятежа, – прощен, выслан из Москвы и тут же возвращен обратно.

Опирая свою власть на тесный круг высшей московской знати, Василий стал первым в русской истории царем, который, вступая на престол, клялся ограничить свое самодержавие боярской думой. С точки зрения политической, это могло означать только одно: государственная власть слабела, теряла силу и авторитет. Ее священный ореол, омраченный клятвопреступлением, боярским произволом и соглашательством с иноверцами, померк, и новый государь был вынужден искать опоры трону уже не в религиозно-нравственной, мистической области, но в балансе интересов и сил представителей сословной верхушки, раздираемой вечными местническими противоречиями и спорами.

Тем временем страна гибла в мятежах и распрях. Прошло лишь несколько месяцев после того, как воцарился Шуйский, а Москва уже была осаждена войсками приверженцев “законной династии”, требовавших низложить “самозваного царя Василия”. Их предводителем был Иван Болотников – то ли беглый холоп, то ли мелкопоместный тульский дворянин, пришедший в Россию то ли из Венгрии, где он воевал с турками, возглавляя десятитысячный казацкий корпус, то ли из Италии, куда попал, будучи галерным рабом на турецком корабле, взятом итальянцами в плен…

Не успело правительство принять меры против этого мятежника, как на южных рубежах появился Лжедмитрий II, пришедший в Россию во главе отряда польских авантюристов. К нему тут же примкнули остатки войск Болотникова, казаки и часть южнорусского дворянства. Через год новый самозванец уже стоял под стенами Москвы.

Борьба правительственных войск под предводительством молодого отважного полководца М.В. Скопина-Шуйского против второго самозванца, несмотря на свою успешность, спровоцировала новый виток Смуты. В поисках союзников московское руководство обратилось за помощью к Швеции, и отряд скандинавских наемников принял участие в боях с Лжедмитрием II. Но за его спиной стояла польская шляхта, а сама Речь Посполитая находилась в то время в состоянии войны со Швецией. Это и было использовано королем Сигизмундом III как повод для открытой интервенции против России.

Участие иноземцев в Смуте придало ей особую остроту. В сентябре 1609 двенадцатитысячное польское войско при поддержке десятитысячного казацкого корпуса вторглось в Россию. Интервенты осадили Смоленск, героическая оборона которого сковала их главные силы на целых два года. Внезапная смерть Скопина-Шуйского и предательство шведского отряда наемников в решающий момент кампании 1610 не позволили русским отрядам освободить город. Провинция практически вышла из-под контроля центрального правительства в Москве. Да и в самой столице было неспокойно.

Дело кончилось тем, что 17 июля Москва разразилась очередным мятежом, в ходе которого Василий Шуйский был свергнут с престола, пострижен в монахи и выдан полякам, которые заточили его в темницу, где Шуйский и скончался два года спустя. Договориться между собой о новом государе бояре уже не смогли, овладеть ситуацией в городе оказались неспособны. Опасаясь нового мятежа, “семибоярщина” пошла на заключение договора с командующим польскими войсками гетманом Жолкевским о признании русским царем польского королевича Владислава IV.

Но, единожды вступив на скользкий путь предательства, остановиться невозможно, и 21 сентября 1610, опасаясь народного возмездия за сговор с иноземцами и не умея его предотвратить, бояре решились на открытую измену. Тайно, ночью, “семибоярщина” впустила в город оккупационный корпус интервентов, состоявший из 3,5-тысячного отряда польско-литовских солдат и 800 немецких ландскнехтов. В условиях полного хаоса, административного и военного развала этого оказалось достаточным для того, чтобы с октября реальная власть в русской столице сосредоточилась в руках польского коменданта Гонсевского.

Практически одновременно с этими событиями в июле 1610 началась и война Швеции против России. Непримиримые соперники, поляки и шведы проявили трогательное единодушие в деле разграбления русских земель, норовя отхватить у России кусок пожирнее да побольше, пока страна истекала кровью в хаосе смутного безвременья.

Открытая шведская интервенция началась пограничными столкновениями с населением Корельского уезда. Спустя месяц командующий шведским войском Делагарди предпринял неудачную осаду Ивангорода, а в сентябре осадил Корелу. Дело это, однако, оказалось гораздо более сложным, чем можно было сперва предположить. Героическая оборона крепости продолжалась почти год, а широкое партизанское движение создало при этом серьезную угрозу безопасности оккупантов.

Летом 1611 шведские войска начали наступление на Новгород, на который его западные соседи зарились уже не одно столетие. И здесь, так же как и в Москве, роковую роль сыграла измена боярской верхушки, утерявшей сознание своего национального и религиозного долга, страшившейся лишь за политические и сословные привилегии. 16 июля бояре впустили интервентов в Новгород. Показательно, как схоже развивались события в русской столице и в северных областях государства. Начав политическую торговлю с иноземцами, остановиться на полпути было уже никак нельзя, поэтому договор, заключенный между шведами и новгородскими боярами о признании русским царем одного из сыновей шведского короля Карла IX, стал закономерным результатом предательства русских национальных интересов.

К весне следующего года под властью шведов уже находились Копорье, Ям, Ивангород, Орешек, Гдов, Порхов, Старая Русса, Ладога, Тихвин. Казалось, раздираемая усобицей Русь, лишенная столицы, регулярного войска, системы государственной власти, последних выходов к европейским торговым путям – доживает последние дни…

Между тем, по мере разрастания Смуты, появились и первые признаки духовного прозрения, осознания ее причин, раскаяния в совершившемся клятвопреступлении. В первом Лжедмитрий распознали вероотступника и еретика, “окаянного законопреступника и сатанина угодника”, задумавшего разрушить промыслительное устроение земли Русской, оторвать Русь от Бога, Которому она веками стремилась служить без обмана и лести. Нечестивец покусился на самое святое – “отпаде от православной веры, яко и самому образу Божию поругатися, и церкви Божия олтари хотел разорити, и монастыри и обиталища иноческие раскопати”.

Предательство духовное закономерно завершилось и изменой государственной: “умысли окаянный сотворити и наполнити Московское государство поганых иноверцев Литвы, и жидов, и поляков, и иных скверных, яко и русских людей в них мало зрети”. Чаша терпения народного переполнилась, и судьба самозванца была решена.

После его смерти был сведен с кафедры и заключен в Чудовом монастыре лжепатриарх Игнатий, возведенный Лжедмитрием I на кафедру без соборного избрания, с тем чтобы способствовать и потворствовать католическим симпатиям нового владыки России. Законным предстоятелем Русской Церкви стал патриарх Гермоген, бывший до того митрополитом Казанским, известный твердостью в вере и духовным разумением.

31 июня 1606 при его непосредственном участии было совершено прославление нетленных мощей убиенного царевича Димитрия, “дабы утешить верующих и сомкнуть уста неверным”. Царствование прежней династии пресеклось насильственно, и акт прославления державного отрока стал одновременно актом всенародного покаяния в этом злодействе. Новый государь, Василий Шуйский, нес раку с мощами лично, на плечах – из-за города и до Архангельского собора – “как бы желая усердием и смирением очистить себя”, по словам летописца, от прежних прегрешений.

Вслед за тем, желая снять несправедливую опалу с памяти последнего русского венценосца, он велел пышно и великолепно перенести тело царя Бориса, убиенного царевича Феодора и его матери Марии в Сергиеву лавру. “Но еще не довольно смирился перед Богом царь Василий, – написал позже церковный историк М.В. Толстой, – чтобы погасить гнев Божий на Россию за нечистоты сердечные, за клятвопреступления и цареубийство. Повсюду начались волнения: сначала только потому, что Василий избран одною Москвою; далее стали говорить, что… Дмитрий спасся из Москвы во время восстания народного; появились и новые самозванцы”.

Всем стало ясно, что для укрощения Смуты необходимы меры не только административные, государственные, но прежде всего – религиозно-нравственные, духовные. Тогда царь и Собор положили принести всенародное покаяние. В связи с этим, “для великого государева и земского дела” патриарх Гермоген пригласил в столицу своего славного предшественника – свт. Иова. “Молим со усердием святительство твое, – писал он архиерею-исповеднику, – и колена преклоняем: сподоби нас видети боголепное лице твое и слышати пресладкий глас твой… да сподобит премилостивый Бог за молитвы святые твои Российское государство жити в мире и в покое и в тишине”.

Казалось, к людям вернулось понимание того, как должны решаться вопросы и укрощаться нестроения в Православном Царстве Русском. Казалось, что понимание это готово претвориться в деяния, которые положат конец усобице на Руси. Казалось, что народ прозрел и желает лишь одного – искупить свой грех.

Как писал М.В. Толстой, “Иов приехал и 20 февраля 1607 явился в соборном храме Успения, извне окруженном и внутри наполненном несметным количеством людей. Он стоял у патриаршего места в виде простого инока, но возвышаемый в глазах зрителей памятью его знаменитости и страданий за истину, смирением и святостию, отшельник, вызванный почти из гроба примирить Россию с небом. В глубокой тишине общего безмолвия и внимания поднесли Иову бумагу и велели патриаршему архидиакону читать ее на амвоне. В сей бумаге народ (и только один народ, а не царь) молил Иова отпустить ему, именем Божиим, все его грехи перед законом, строптивость, ослепление, вероломство; клялся впредь не нарушать присяги, быть верным государю; требовал прощения живым и мертвым, дабы успокоить души клятвопреступников и в другом мире; винил себя во всех бедствиях, ниспосланных Богом на Россию, но не винился в цареубийствах, приписывая убиение Феодора и Марии одному самозванцу; наконец молил Иова благословить царя, бояр, христолюбивое воинство и всех христиан, да торжествует царь над мятежниками и да насладится Россия счастием тишины.

Иов ответствовал грамотой, заблаговременно, но действительно им сочиненною, писанною известным его слогом, умилительно и красноречиво. Тот же архидиакон читал ее народу. Изобразив в ней величие России, созданное умом и счастием ее монархов, Иов соболезновал о гибельных следствиях Димитриева заклания… напомнил единодушное избрание Годунова в цари и народное к нему усердие, дивился ослеплению Народа, прельщенного бродягою, говорил: “Я давал вам страшную на себя клятву в удостоверение, что он самозванец; вы не хотели мне верить, и сделалось то, чему нет примера ни в священной, ни в светской истории”. Описав все измены, бедствия отечества и Церкви, свое изгнание, гнусное цареубийство, если не совершенное, то по крайней мере допущенное народом, воздав хвалу Василию, “царю святому и праведному”, за великодушное избавление России от стыда и гибели, Иов продолжал: “Вы знаете, убит ли самозванец; знаете, что не осталось на земле и мерзкого тела его, а злодеи дерзают уверять вас, что он жив и есть истинный Димитрий! Велики грехи наши пред Богом, “в сии лета последняя”, когда вымыслы нелепые, когда сволочь гнусная, тати, разбойники, беглые холопы могут столь ужасно возмущать отечество!” Наконец, исчислив все клятвопреступления, не исключая и данной Лжедмитрию присяги, Иов именем небесного милосердия, своим и всего духовенства объявил народу разрешение и прощение, в надежде, что он не изменит снова царю законному, и добродетель верности, плодом чистого раскаяния, умилостивит Всевышнего, да победят врагов и возвратят государству мир с тишиною.

Действие было неописанное. Народу казалось, что тяжкие узы клятвы спали с него и что Сам Всевышний устами праведника изрек помилование России. Плакали, радовались, и тем сильнее тронуты были вестию, что Иов, едва успев доехать из Москвы в Старицу, и преставился. Мысль, что он, уже стоя на пороге вечности, беседовал с Москвою, умиляла сердца. Видели в нем мужа святого, который в последние минуты жизни и в последних молениях души своей ревностно занимался судьбою горестного отечества, умер, благословляя его и возвестив ему умилостивление неба”.

Сперва показалось, что начали сбываться благие надежды, что чаша гнева Господня источает свои последние скорбные капли. Молодой, отважный полководец Михаил Скопин-Шуйский – доверенное лицо царя Василия и любимец народа – рядом блестящих побед укрепил Московское государство, утопающее в пучине крамол. Но упованиям этим осуществиться было не дано. В расцвете сил, на 23-м году жизни, юный военачальник внезапно скончался, и Смута разбушевалась с новой силой.

17 июля 1610 в Москве мятежники свели с престола царя Василия. Напрасно патриарх Гермоген с жаром и твердостью защищал законного государя, напрасно изъяснял народу, что нет спасения там, где нет благословения свыше, что измена царю есть богоборчество, что новое клятвопреступление не избавит, но лишь глубже погрузит Россию в пучину безначалия. Забылось в народе недавнее соборное раскаяние, в боярах проснулись всегдашние властные междоусобные счеты – и Москва оказалась во власти произвола и зависти, властолюбия и тщеславия, лицемерия и вражды.

Еще почти три года страданий и мук понадобилось Руси, чтобы вновь вернуться к мысли о том, что лишь покаяние в совершенных беззакониях и всеобщее, соборное избрание нового монарха, благословенное Церковью и принятое всем народом, могут спасти положение. Дважды за это время ходили русские полки освобождать столицу. Первое (рязанское) ополчение под предводительством Прокопия Ляпунова оказалось безуспешным, но на второй раз войско князя Пожарского добилось своего – Москву очистили от поляков. 27 октября 1612 капитулировал последний польский гарнизон в Кремле.

В числе других знатных пленников тогда был освобожден и отрок Михаил Романов-Юрьев, будущий Самодержец Всероссийский, основатель и первенец новой династии Русских Православных Государей. Опасаясь поляков (да и своих мятежников), он с матерью, инокиней Марфой, тут же покинул Москву, уехав в свою костромскую вотчину.

В столице же тем временем “бояре и воеводы писали во все городы всяким людем, чтобы изо всех городов всего Российского царствия были к Москве митрополиты, архиепископы, епископы, архимандриты, игумены, и из дворян, детей боярских, гостей, торговых, посадских и уездных людей, выбрав лучших, крепких и разумных – по скольку человек пригоже – для Земского Совета и для Государского обиранья прислали к Москве ж”. Собирался Великий Собор, Совет Всея Земли, который должен был решить, как жить России дальше.

На этот раз духовный разум и здравый смысл взяли верх. Несмотря на первоначальные волнения и несогласия, порешили “Литовского и Шведского короля и их детей и иных немецких вер и некоторых государств иноязычных не Православной веры на Московское государство не избирать, а “быти на всех великих преславных Российских государствах Государем всей Руси Самодержцем, Михаилу Феодоровичу Романову-Юрьеву… служить и прямить ему во всем, против его всяких недругов и изменников стояти крепко и неподвижно, и биться до смерти”. 21 февраля 1613 Михаил Феодорович был торжественно провозглашен Государем и Великим Князем Всея Руси Самодержцем. Благодарственное молебствие о здравии Богом избранного Государя, совершившееся во всех церквах с колокольным звоном, и всенародная присяга заключили это достопамятное событие.

Дело было за малым. Сам новоизбранный царь ничего еще не ведал о своем державном достоинстве, хоронясь в костромской глубинке. Потому для испрошения его согласия было отправлено особое посольство из духовных и светских чинов, с инструкциями и грамотами. Можно долго рассказывать о том, как отказывался от высокого избрания юный государь, как упорно не давала сыну своего материнского благословения старица Марфа. Казалось, уговоры бессмысленны.

Тогда послы и народ прибегли к последнему средству, испытанному уже однажды при избрании на царство Бориса Годунова. Они решили поколебать благочестивые сердца Михаила и Марфы напоминанием о великой ответственности за все могущие последовать для Отечества бедствия. “То ли угодно вам, – вопросили они, – чтобы наши недруги торжествовали, попирали нашу православную веру, чтобы православные христиане были в расхищении и пленении? Все это: и поругание веры, и осквернение церквей, и гибель бесчисленного безгосударного народа, и междоусобные брани, и неповинную кровь взыщет Бог на вас в день Страшного и праведного Своего Суда…” Такое увещевание возымело силу, и согласие на царство было наконец получено. 1 июля 1613 в Москве состоялось и Таинство Венчания: Россия вновь обрела законного и богоданного Государя.

Митрополит Иоанн (Снычев)

Оцените определение:

Источник: Святая Русь: энциклопедический словарь

interpretive.ru

Понятие «Смута» и «Смутное время». Причины, сущность, история употребления, проблемы периодизации.

К началу XVII века российское государство оказалось в тяжелом кризисе. Охвативший и хозяйство, и социально-политическую сферу, и общественную мораль, этот кризис получил название «Смута».

Понятие «Смута» пришло в историографию из народного лексикона, означая прежде всего анархию и крайнюю неустроенность общественной жизни. Современники Смуты оценивали ее как кару, постигшую людей за их грехи. Такое понимание событий в заметной степени отразилось в позиции С. М. Соловьева, понимавшего кризис начала XVII века как всеобщее моральное разложение.

По мнению К. С. Аксакова и В. О. Ключевского, в центре событий была проблема законности верховной власти. Н. И. Костомаров сводил суть кризиса к политическому вмешательству Польши и интригам католической церкви.

Значительный блок в историографии Смуты занимают труды, где она представлена как мощный социальный конфликт. С. Ф. Платонов видел несколько уровней этого конфликта: между боярством и дворянством, между помещиками и крестьянством и др.

Если в дореволюционной историографии политические, морально-этические и социальные аспекты Смуты были представлены как относительно равноценные, то в советское время понятие «Смута» было надолго вытеснено формулировкой «крестьянская война под руководством Болотникова», что нашло отражение в работах М. Н. Покровского, Б. Д. Грекова, А. М. Сахарова и др.

Предпосылки Смуты зарождались еще в период правления Иоанна Грозного. Разнузданность опричников и крайняя бесцеремонность в выборе политических средств нанесли тяжелый удар по общественной нравственности, заронили сомнения и шаткость в умы людей. Ситуацию усугубляли экономические трудности, ставшие результатом истощения сил страны в Ливонской войне и постоянного напряжения на южных рубежах, создаваемого Крымским ханством.

Царствование Федора Иоанновича, сына Грозного, было временем политической осторожности и успокоения народа после опричнины. За спиной несамостоятельного Федора его шурин Борис Годунов, выполняя регентские функции, сумел стать фактическим правителем государства. В январе 1598 года после смерти Федора не осталось законных наследников престола. Земский собор избрал на царство Годунова, популярность которого была непрочной, что отражали закулисные интриги боярства против него.

Начало царствования Бориса несло людям немало благих надежд. Он выступил защитником прочной морали, запретив частную торговлю водкой. Внутренняя политика направлялась на социальную стабилизацию в стране. Поощрялись колонизация новых земель и строительство городов в Поволжье и на Урале. Были некоторые достижения и во внешней политике.


Смута проявилась, прежде всего, в умах и душах людей. Страшный голод начала XVII века добил привычные моральные ценности, скреплявшие людей в единый коллектив. Голод, последствия которого усугублялись ошибками правительства Годунова, выкосил сотни тысяч человеческих жизней. Народ бедствовал, а в это же время знать устраивала дележ богатства и привилегий, злобно соперничая в поисках личного благополучия. Доходило до людоедства, а. спекулянты удерживали хлеб, предвкушая повышение цен на него.

Царствование Б. Годунова.

Борис Годунов приблизился к царю Ивану IV в последние годы его правления главным образом благодаря браку своей сестры Ирины с царевичем Федором. Сам Годунов, женатый на дочери Малюты Скуратова, был тесно связан с опричными кругами.

В 1598 г. Б. Годунов по решению Земского собора был избран на царствование. При вступлении он обещал народу покончить с нищетой. Но он так никогда не осуществил свои помыслы.

В начале XVII века с/х России испытало последствия общего похолодания. Длительные дожди помешали созреванию хлебов во время холодного лета 1601 года. Ранние морозы довершили беду. Посевы, на которых земледельцы возлагали все свое надежды, были погублены морозами в 1602 году, а в 1603 году крестьянам нечем было засеивать поля. Наступил страшный голод. Уже весной 1601 года цены на хлеб сильно выросли. Не только малоимущие, но и средние слои населения не могли покупать такой хлеб. Люди умирали от голода. На дорогах, по которым везли повозки с хлебом, начались разбои.

Правительство Годунова не жалело средств на борьбу с голодом. В Москве голодающим были розданы огромные суммы денег. Но деньги теряли цену день ото дня. В связи с этим, по всему государству были разосланы чиновники для выявления хлебных запасов. Годунов приказал продавать хлеб по умеренным ценам. Но запасы в царских житницах быстро истощались. Немало хлеба попало в руки скупщиков, которые продавали его втридорога. Чтобы пресечь хлебную спекуляцию, царь велел казнить всех нескольких столичных пекарей, мошенничавших на выпечке хлеба.


Но Годунов боялся не голода, а социальных потрясений. Своими указами о сыске беглых Борис нанес смертельный удар по надеждам крестьян, которые рассчитывали на «государевы выходные лета». Борис пытался пойти на уступки крестьянам. Он пытался восстановить Юрьев день сроком на год, но с множеством оговорок. Но дворянство противилось любым уступкам в пользу крепостных. В 1603 году закон о Юрьеве дне не был подтвержден. Б. Годунов признал неудачу своей крестьянской политики, и в среде мелкого дворянства популярность династии Годуновых стала быстро падать. Борису не удалось завоевать народные симпатии. Также в разгар восстания Хлопка Годунов издает указ о немедленном освобождении всех холопов, незаконно лишенных пропитания своими господами.

Голод ожесточил население городов и деревень. К 1602-1603 годам во всех уездах страны появились отряды повстанцев. На протяжении года власти направляли по крайней мере два десятка дворян в такие города, как Владимир, Рязань, Вязьму, Можайск и др. В выступлениях 1602-1603 гг. трудно провести разграничительную черту между разбойными грабежами и голодными бунтами неимущих. Самое крупное народное движение того периода– движение Хлопка (1603-1604 гг.).

Самозванец объявился в пределах Речи Посполитой в 1602—1603 годах. Как только Лжедмитрий появился в Польше, правительство Годунова заявило, что он самозванец Юшка Богданов сын Отрепье, дьякон-расстрига Чудова монастыря. Существует мнение, что Отрепьев обратился в Речь Посполитую к Сигизмунду III, польским и литовским магната и папе римскому за помощью для возвращения якобы принадлежавшего ему трона. Королю он обещал передать спорные территории – Смоленщину и Северскую землю, папе – обращение России в католичество. Сигизмунд разрешил одному из магнатов Юрию Мнишку, рассчитывавшему женить Лжедмитрия на своей дочери и в случае победы приобрести для себя разные блага в России, присоединится к Лжедмитрию.

Лжедмитрия уже ждали возле Смоленска, откуда открывался прямой и короткий путь на Москву. Но он предпочел путь подлиннее˸ через Днепр перебрался возле Чернигова. Ему предстояло идти через Северскую землю, где накопилось много горючего материала˸ недовольные своим положение мелкие служилые люди, остатки разгромленных войсками Годунова казаков, поднявших под руководством атамана Хлопка восстание, множество беглых.

К войску Лжедмитрия присоединялось всœе больше и больше отрядов казаков. Также власть Лжедмитрия признавали всœе больше городов и крепостей. Годунов был вынужден послать в Северские земли крупные военные силы. 20 января под Добрыничами царские войска разгромили войско Лжедмитрия.

Но тут неожиданно, в разгар борьбы, 13 апреля 1605 ᴦ. умирает Борис Годунов, успев благословить сына на царство. Но Федор Борисович не предпринял решительных мер для сопротивления Лжедмитрию. Царь Федор оказался настолько беспомощным, что даже не усилил охрану кремля. По этой причине 1 июня 1605 ᴦ. в Москве вспыхнуло восстание, и посланцы Лжедмитрия убили вдову Годунова и его сына Федора.

Придя к власти в Москве, Лжедмитрий подтвердил свое желание жениться на дочери Мнишка, приглашал к себе на службу поляков и предлагал им покровительство. Но обещания, данные им королю и папе, он не торопился исполнять.

Лжедмитрий стал называть себя императором. Лжедмитрий принял ряд мер, чтобы изменить состав правящей элиты в свою пользу – наиболее верные сторонники царя Бориса были сосланы и возвращены из ссылки его противники, кроме того, в состав Думы вошел ряд дворян южных уездов, отличившихся при приходе Лжедмитрия I к власти. Он также не жалел усилий, чтобы обеспечить себе поддержку тех сил, которые привели его к власти. Одним из его распоряжения, было освобождение населœения Северской земли от уплаты налогов на 10 лет. Также он принял решение о походе на Азов.

Все действия Лжедмитрия заставили недовольную самозванцем политическую элиту, возглавляемую В. Шуйским, поторопится к выступлению против самозванца. Утром 17 мая 1606 года в Москве вспыхнуло восстание. Под звон набата толпы восставших собрались на Красной площади и вошли в Кремль через Спасские ворота. Пытаясь спастись. Лжедмитрий выпрыгнул в окно, сломал ногу, и был схвачен и убит.

cyberpedia.su

Великая смута

Предпосылки Смутного времени в
России

К началу XVII века
процесс становления российской государственности не имел полной завершенности,
в нем накопились противоречия, вылившиеся в тяжелый кризис, охвативший и
хозяйство, и социально-политическую сферу, и общественную мораль, этот кризис
получил название «Смута». Смутное время — период фактического безвластия, хаоса
и небывалых общественных потрясений.

Понятие «Смута» пришло в
историографию из народного лексикона, означая, прежде всего, анархию и крайнюю
неустроенность общественной жизни. Современники Смуты оценивали ее как кару,
постигшую людей за их грехи. Такое понимание событий в заметной степени
отразилось в позиции С. М. Соловьева, понимавшего кризис начала XVII века как
всеобщее моральное разложение.

По мнению К. С. Аксакова и
В. О. Ключевского, в центре событий была проблема законности верховной власти.
Н. И. Костомаров сводил суть кризиса к политическому вмешательству Польши и
интригам католической церкви. Подобный взгляд высказывал американский историк
Дж. Биллингтон — он прямо говорил о Смуте как о религиозной войне. И. Е. Забелин
рассматривал Смуту как борьбу между стадным и национальным принципами.
Представителем стадного принципа являлось боярство, жертвовавшее национальными
интересами ради собственных привилегий.

Значительный блок в
историографии Смуты занимают труды, где она представлена как мощный социальный
конфликт. С. Ф. Платонов видел несколько уровней этого конфликта: между
боярством и дворянством, между помещиками и крестьянством и др.

Если в дореволюционной
историографии политические, морально-этические и социальные аспекты Смуты были
представлены как относительно равноценные, то советская историография явный
крен делала в сторону только социальных факторов, как правило, абсолютизируя
их. Интерпретируя события Смутного времени исключительно как «крестьянскую
революцию», историки-марксисты отвергли сам термин «Смута». Понятие «Смута»
было надолго вытеснено формулировкой «крестьянская война под руководством
Болотникова».

Односторонность подходов
и оценок постепенно изживалась. Появились работы, где анализу подвергается весь
спектр причин и проявлений Смуты. Большое количество работ написано Р. Г.
Скрынниковым, в них приведен обширный фактический материал, показана подлинная
роль личностей, участвовавших в событиях, в том числе и Болотникова.

В. Б. Кобрин определил
Смутное время как «сложнейшее переплетение разнообразных противоречий —
сословных и национальных, внутриклассовых и межклассовых». Он ставил вопрос:
«Вправе ли мы бушевавшую в России начала XVII века гражданскую войну свести к
крестьянской?» Отказавшись от стереотипов в оценках исторических личностей,
Кобрин попытался по-новому трактовать роль и Бориса Годунова, и Лжедмитрия I,
приписывая им некий «реформаторский потенциал». Вполне правомерно применяя к
Болотникову критерий народного восприятия, Кобрин «забывает» и о непопулярности
в народе Годунова, и о крайнем неприятии самозванца — проводника католических
интересов. Сохранившиеся документы времен Смуты ясно свидетельствуют, что
самозванцы были не просто предателями национальных интересов, а прямыми
ставленниками зарубежных держав и агентами антироссийского заговора.

Непосредственным толчком к брожению послужило
пресечение правящей династии Рюриковичей, представителей которой массовое
сознание признавало в качестве «природных государей». Династический кризис вызвал
растерянность в народе, а в верхних слоях знати возбудил хищные амбиции и
стремление к власти и привилегиям. Схватка за царский престол, начатая
московским боярством, привела к разрушению государственного порядка, к
общественной деморализации.

Предпосылки Смуты зарождались еще в период правления
Ивана Грозного, централизаторская политика которого проводилась с крупными
издержками. Усилия правительства по укреплению государства, по обеспечению
безопасности границ осознавались в народе как необходимые. Народ был готов к
самопожертвованию для общегосударственного строительства. Однако жестокая воля
царя «отодвигала» его на задний план. Разнузданность опричников и крайняя
бесцеремонность в выборе политических средств нанесли тяжелый удар по
общественной нравственности, заронили сомнения и шаткость в умы людей. Ситуацию
усугубляли экономические трудности, ставшие результатом истощения сил страны в
Ливонской войне и постоянного напряжения на южных рубежах, создаваемого
Крымским ханством.

Царствование Федора Иоанновича, сына Грозного, было
временем политической осторожности и успокоения народа после опричнины. В
январе 1598 года после смерти Федора не осталось законных наследников престола.
Земский собор избрал на царство Бориса Годунова, популярность которого была
непрочной, что отражали закулисные интриги боярства против него. Являясь первым
в русской истории выборным монархом, Годунов зарекомендовал себя не столько
самодержцем, сколько популистом-временщиком, неуверенным в себе и боящимся
открытых действий. Времена опричнины сказались на его политической
характеристике, как и на всем обществе, где после Грозного тлели искры
нравственного разложения. Годунов стремился получить общественное расположение,
раздаривая незаслуженные привилегии и давая самые громкие обещания, в то же
время упорно укрепляясь у власти за счет тайного надзора и доносительства, а
также репрессий, то есть за счет тех же беззаконий, что были присущи опричнине.

Начало царствования Бориса Годунова (1598 – 1605)
несло людям немало благих надежд. Он выступил защитником прочной морали,
запретив частную торговлю водкой. Внутренняя политика направлялась на
социальную стабилизацию в стране. Поощрялись колонизация новых земель и
строительство городов в Поволжье и на Урале. Были некоторые достижения и во
внешней политике.

Смута проявилась, прежде всего, в умах и душах людей.
Страшный голод 1601 – 1603 гг. добил привычные моральные ценности, скреплявшие
людей в единый коллектив. Голод, последствия которого усугублялись ошибками
правительства Годунова, выкосил сотни тысяч человеческих жизней. Историк А. П.
Щапов писал: «…люди, терзаемые голодом, валялись на улицах, подобно скотине,
летом щипали траву, а зимой ели сено. Отцы и матери душили, резали и варили
своих детей, дети — своих родителей, хозяева — гостей, мясо человеческое
продавалось на рынках за говяжье; путешественники страшились останавливаться в
гостиницах…»

Народ бедствовал, а в это же время знать устраивала
дележ богатства и привилегий, злобно соперничая в поисках личного благополучия.
Запасов зерна, припрятанных многими боярами, хватило бы всему населению на
несколько лет. Доходило до людоедства, а спекулянты удерживали хлеб, предвкушая
повышение цен на него.

Суть происходящего хорошо осознавалась в народе и
определялась словом «воровство», но быстрых и простых путей выхода из кризиса
не мог предложить никто. Чувство сопричастности к общественным проблемам у
каждого отдельного человека оказывалось недостаточно развитым. К тому же
немалые массы простых людей заражались цинизмом, корыстью, забвением традиций и
святынь. Разложение шло сверху— от потерявшей всякий авторитет боярской
верхушки, но грозило захлестнуть и низы. Антиобщественные интересы явно брали
верх, в то время как энергичные и честные люди, по словам С. М. Соловьева,
«погибли жертвами безнарядья». Во всех сословиях налицо были раздоры,
недоверие, падение нравов. Это оттенялось бездумным копированием иноземных
обычаев и образцов. Смута в умах усиливалась разгулом коррупции и дороговизны.

Безвластие и потеря централизующих начал вели к
оживлению местного сепаратизма. Собранные до этого в единое государство
отдельные земли стали вновь проявлять признаки обособленности. Брожение
охватило и жителей нерусских окраин — как тех, что были присоединены с помощью
военной силы, так и тех, которые вошли в состав Российского государства
добровольно, откликнувшись на перспективу стабильного порядка и отлаженных
связей в сильном государстве. Политическая дестабилизация вызывала неизбежное
недовольство среди национальных меньшинств. Если до Смуты Москва была
координирующим центром, связывающим все области страны, то с утратой доверия к
московским властям утрачивались и связи между отдельными областями. «… Потеряв
политическую веру в Москву, начали верить всем и всему… Тут-то в самом деле
наступило для всего государства омрачение бесовское, произведенное духом лжи,
делом темным и нечистым» (С. М. Соловьев). Государство превращалось в
бесформенный конгломерат земель и городов.

Пренебрежение к государственным интересам и мелочная
корысть боярства породили такое явление, как самозванство. Как писал Н. М. Карамзин,
«…оцепенение умов предавало Москву в мирную добычу злодейству… Расстрига со
своими ляхами уже господствовал в наших пределах, а воины Отечества уклонялись
от службы. Так нелюбовь к государю рождает нечувствительность и к
государственной чести!» Ни один из самозванцев не посмел, бы посягнуть на
престол без открытой или тайной поддержки боярских группировок. Лжедмитрий I
нужен был боярам для свержения Годунова, чтобы подготовить почву для воцарения
одного из представителей боярской знати. Этот сценарий и был разыгран.

 Лжедмитрий I

Монах Григорий Отрепьев бежал из московского Чудова
монастыря в Польшу и стал там выдавать себя за чудом спасшегося сына Ивана Грозного
Дмитрия. В историю он вошел под именем Лжедмитрия I (народное прозвище –
«Расстрига»). Отрепьев искал заграницей военную помощь, чтобы вернуть себе его
«законный» русский престол. Получив такую помощь от польского магната Мнишека,
он осенью 1604г. вторгся с отрядом в Московское государство. Сначала Отрепьев
потерпел поражение от царских войск, но его спасло восстание служилых людей в
Путивле и ряде других городов, восставшие перешли на сторону самозванца. А
главное, в апреле 1605г. неожиданно, вероятно, не без помощи бояр-заговорщиков,
умирает царь Борис Годунов. Трон переходит к его сыну, совсем юному Федору
Борисовичу. В результате боярского заговора войска, действовавшие на фронте,
переходят под Кромами на сторону самозванца, а в самой Москве под предлогом
того, что к столице идет «истинный царь Дмитрий Иванович», вспыхивает
восстание. Восставшие москвичи убили царя Федора Борисовича и его мать Марию
Григорьевну, ненавидимую многими дочь знаменитого опричника Малюты Скуратова. В
июне 1605г. Москва открыла ворота подошедшему с войском Лжедмитрию I. Так на
русском престоле оказался самозванец — беглый монах-расстрига.

Но боярство освобождало трон от «худородных»
Годуновых, конечно, не для случайного авантюриста. Оно воспользовалось
нарастанием антипольских настроений в среде москвичей. С войском Лжедмитрия I,
а затем в связи с женитьбой нового царя на Марине Мнишек в русскую столицу
понаехало поляков, которые вели себя далеко не всегда корректно. 17 мая 1606г.
заговорщики кличем «Бей панов!» подняли москвичей на восстание. Лжедмитрий I
был убит, его жена и приближенные арестованы. В течение двух суток в Москве
было перебито свыше двух тысяч иноземцев. 19 мая 1606г. одним криком толпы на
Красной площади, т.е. без Земского собора, царем был избран знатный боярин
князь Василий Шуйский (1606 – 1610).

Шуйский был ставленником нескольких боярских групп,
компромиссной для них фигурой. Поэтому историки называют его «боярским царем».
Ограниченный претензиями боярства, он принес присягу своим подданным, что
означало обязательство править по закону, а не по царской прихоти. Независимо
от личных качеств нового правителя, это был первый в России договор царя и
общества, хотя от имени общества в данном случае поспешила выступить боярская
верхушка. Однако новые политические потенции так и не успели проявиться в
условиях разгулявшейся народной стихии. Шуйский вступил на престол в результате
закулисных интриг, «без воли всея земли», народное сознание отказалось признать
его царем. Странный характер происходивших на вершинах власти перемен
подогревал сомнения и недоверие среди народа. Трудно было поверить в
искренность пропаганды, недавно уверявшей в истинности царевича Дмитрия, а
спустя лишь месяцы объявившей его лгуном и изменником. Народное брожение
нарастало. Масла в огонь подливала Польша, посылавшая в Московию иезуитов,
шляхтичей-авантюристов и разного рода подонков своего общества. Боярство,
раздув Смуту, загнало себя и страну в тупик. Почти половина областей не
подчинялась столице. В России началась война всех против всех.

В социальных низах антибоярские настроения переросли в
восстание под руководством Ивана Болотникова (1606 – 1607), призвавшего народ
истребить бояр и овладеть «женами их, и вотчинами, и поместьями». Он выступал
как воевода «спасшегося царя Дмитрия». Его поддержали князь Григорий Шаховский
и дворяне Тулы и Рязани. Болотников подошел к Москве, но на штурм города не
решился. Царю Василию Шуйскому удалось переманить на свою сторону рязанское
дворянство и разбить восставших. Войско Болотникова заперлось в Туле.
Осаждавшие запрудили речку Упу и затопили город. Восставшие были вынуждены
сдаться на милость Шуйского. По одной из версий, Болотников по приказу царя был
ослеплен и утоплен в проруби. Только справился Шуйский с «болотниковщиной», как
другая напасть: новый самозванец!

Лжедмитрий II

Происхождение Лжедмитрия II (1608 – 1610) установить
не удалось. Этот самозванец собрал 60-тысячное войско (в том числе 20 тысяч
поляков) и летом 1608г. осадил Москву. Взять город не смог и разбил свою ставку
в подмосковном селе Тушино. И в историю он вошел под прозвищем «Тушинский вор».
Все дороги в Москву кроме рязанской были «тушинцами» перерезаны. 16 месяцев они
осаждали Троице-Сергиевский монастырь, героически обороняемый стрельцами и монахами.
Фактически, в стране было два царя: Шуйский в Москве, Лжедмитрий II — в Тушино.
Лжедмитрий II раздавал поместья присягнувшим ему корыстолюбцам, хотя хозяева
этих поместий были в полном здравии. Помутнение в умах раскалывало семьи, брат
шел на брата, отец — на сына. В Москве у кремлевского дворца беспрестанно
волновались толпы народа, предписывая Шуйскому и Боярской думе, что нужно
делать и какие указы принимать. Страну захлестнула уголовщина. Грабежами
занимались бродившие от города к городу польские, дворянские, казачьи отряды,
различные ватаги и банды.

В довершение ко всем бедам в Россию вторгся польский
король Сигизмунд III, осадивший осенью 1609г. Смоленск. Смоленск держался в
польской осаде два года! Не исключено, что именно благодаря героизму его
гарнизона и жителей Россия сохранила в начале XVII века свою независимость.

Чтобы справиться с «Тушинским вором» и польскими
интервентами, Василий Шуйский обратился к Швеции, пообещав ей за помощь русские
прибалтийские земли: Ивангород, Ям, Копорье, Орешек, Корелу, — т.е. те самые
города, которые потерял в конце Ливонской войны Иван Грозный и вернул обратно
его сын Федор Иванович. Весной 1610г. русско-шведское войско под началом
воеводы М. В. Скопина-Шуйского отогнало «тушинцев» от Москвы. Лжедмитрий II
отступил к Калуге. Но двинувшееся на поляков русско-шведское войско, уже без
Скопина-Шуйского (умер от яда), было в июне у Гжатска разбито поляками.
Шведский отряд Делагарди от Гжатска отступил к Финскому заливу и занял
обещанные Швеции русские города, началась шведская интервенция. Лжедмитрий II
снова взял Москву в осаду. 17 июля 1610г. в столице произошел переворот. Бояре
свергли царя Василия Шуйского и насильно постригли его в монахи. Власть взял
совет из семи бояр или, как тогда говорили, «семибоярщина».

 Семибоярщина

Чтобы прекратить польскую интервенцию, лидеры
«семибоярщины» решили пригласить на русский престол польского королевича
Владислава (сын Сигизмунда III), но при условии, что он примет православие и
будет править вместе с боярами и Земским собором. Многие, в том числе патриарх
Гермоген, были против такого выбора. Тем не менее, после получения согласия
королевича «семибоярщина» в августе 1610г. организовала заочное — наспех, без
настоящего Земского собора — избрание Владислава царем. Однако Сигизмунд III не
пустил сына в Москву. Он хотел, чтобы русские присягнули лично ему, т.е. речь
шла о прямом присоединении России к польско-литовскому государству. Вместо
«царя» Владислава в Москву явился королевский наместник Гонсевский с крупным
польским отрядом и стал распоряжаться там как в покоренном городе. Владислав же
еще 24 года после этого считал себя «законным московским государем», хотя не
выполнил главного условия бояр — не принял православия.

В сознании русских людей все настойчивее крепла тяга к
порядку. В отдельных землях — начиная с 1606 года — регулярно собирались
местные земские советы, где люди сообща обсуждали свои интересы. Постепенно
становилось все яснее, что решение проблем невозможно только в местных рамках —
зрело понимание необходимости общерусского движения. Отражением этого стали
народные ополчения, собираемые в русских провинциальных городах. Несмотря на
распад государственных связей, осознание национального единства не исчезло —
напротив, Смута придала ему особую силу. Непрерывную проповедь в пользу
единства всех православных вела Церковь. «Религиозные и национальные силы пошли
на выручку гибнувшей земли» (В. О. Ключевский). Народная энергия не увяла от
«безнарядья», продолжая питать государственное творчество. Несмотря на Смуту, в
это время русские активно осваивают Поволжье, Урал, Сибирь. Именно в те годы
возникают города Пелым, Верхотурье, Сургут, Нарым, Томск, Мангазея, Туринск.

Толчком к подъему народного движения стали письма
патриарха Гермогена, рассылаемые по всей стране и призывавшие на борьбу с
польскими интервентами и «ворами». Сам патриарх был арестован поляками и умер в
их заточении в начале 1612г., но письма его сделали дело. Объединению русских
способствовало и то, что 11 декабря 1610г. в Калуге был убит Лжедмитрий II.
Теперь в одно войско могли собраться отряды, воевавшие ранее в составе разных
группировок.

Весной 1611г. в Рязанской земле сложилось первое
земское ополчение во главе с Прокопием Ляпуновым (глава рязанских дворян). Его
помощниками и предводителями своих отрядов были князь Дмитрий Трубецкой (из
тушинских бояр) и Иван Заруцкий (казачий атаман). 10 марта в Москве вспыхнуло
антипольское восстание. Но оно было преждевременным, и на помощь к восставшим
успел подойти лишь передовой отряд ополчения во главе с князем Дмитрием
Пожарским, воеводой г. Зарайска. Чтобы прекратить уличные бои, поляки выжгли
все посады вокруг городских крепостных стен. Пожарский в бою был тяжело ранен.
Первое земское ополчение пришло на пепелище, поляки заперлись за стенами. Осада
не удалась, т.к. ополчение вскоре раскололось. Казаки убили Прокопия Ляпунова,
после чего дворяне и горожане разошлись. К осени 1611г. у Москвы остался только
10-тысячный казачий отряд И. Заруцкого и князя Д. Трубецкого, казаки всех
грабили, они превратились в бич страны.

Осенью 1611г. Русское государство выглядело полностью
разрушенным. Общерусской власти не было. В центре страны хозяйничали поляки,
захватившие Смоленск и Москву. Новгород оказался у шведов. Каждый русский город
жил сам по себе. Казаки и просто воры грабили повсюду. Это был всеобщий распад!

 Освобождение России от польского ига

Осенью 1611г. начался сбор нового ополчения г. Нижний
Новгород во главе со своим земским старостой Козьмой Мининым. Нижегородцы
постановили, чтобы каждый отдал на обеспечение ополчения треть своего годового
дохода или треть всех наличных товаров. Воеводой второго ополчения был выбран
поправившийся от раны князь Дмитрий Пожарский. В ноябре 1611г. он приехал в Нижний
Новгород и начал готовить войска. Город за городом присоединялся к ополчению.
Проводя идею государственной консолидации, лидеры ополчения К. Минин и Д.
Пожарский четко сформулировали главные задачи момента: изгнать интервентов и
подготовить условия для создания русского правительства, пользующегося доверием
населения.

Весной 1612г. второе земское ополчение перешло в
Ярославль. Здесь был созван и «правильный» Земский собор, т.е. с участием не
только духовенства и бояр, но и служилого и тяглового населения городов. Весть
о том, что король Сигизмунд III направил в помощь своему гарнизону в Москве
гетмана Хоткевича с войском и огромным обозом с продовольствием, заставила
Минина и Пожарского поспешить к Москве. Второе земское ополчение успело туда
раньше Хоткевича. В августе 1612г. в жестокой битве с большим трудом русские
разбили подошедшее войско гетмана Хоткевича. Поляки, осажденные в Москве,
продовольствия не получили.

22 октября 1612г. русские войска штурмом взяли
Китай-город, одну из укрепленных частей Москвы. До революции 1917г. этот день
(4 ноября по новому стилю) был праздничным. Ныне эта традиция возрождена: 4
ноября Российская Федерация отмечает праздник «День народного единения».

Хотя Кремль еще оставался у поляков, но их силы от
голода были на исходе. Съев всех кошек, собак и крыс, они дошли до людоедства и
трупоедства. Начиналось массовое безумие, и начальник польского гарнизона
Струсь, в конечном итоге, сдал Кремль. Сигизмунд III не успел. Когда он в конце
1612г. подошел со своим войском к Москве, было поздно, город прочно держали
русские. Второе земское ополчение отбило Сигизмунда III от Москвы.

Конечно, на этом Смута и интервенция не закончились.
Со шведами пришлось воевать до 1617г., с поляками до 1618г. Казачий атаман Иван
Заруцкий сделал ставку на Марину Мнишек и ее сына от Лжедмитрия II Ивана
(«Воренка»). Они попытались отложить Астрахань от России и создать там особое
казачье государство под покровительством персидского шаха Аббаса. Москве только
в 1614г. удалось ликвидировать эту авантюру. Четырехлетний Иван «Воренок» как
возможный претендент на московский престол был повешен, атаман Заруцкий посажен
на кол, Марина Мнишек умерла в тюрьме.

Смута преподала важный урок русскому народу. Призыв
Козьмы Минина — не искать личных выгод, а отдавать все на общее дело — имел
отклик у большинства простых людей, символизируя поворот общества к нравственному
гражданскому началу. Народ, настрадавшись от беспорядков, на свои последние
деньги собрал ополчение для восстановления спокойствия в стране, взяв в свои
руки судьбу государства. Произошло то, что С. М. Соловьев назвал «подвигом
очищения», когда «народ, не видя никакой внешней помощи, углубился во
внутренний, духовный мир свой, чтоб оттуда извлечь средства спасения». Во время
Смуты обанкротилась правящая верхушка, а народ, спасая государство, обнаружил
«такое богатство нравственных сил и такую прочность своих исторических и
гражданских устоев, какие в нем и предполагать было невозможно» (И. Е. Забелин).

Окончание Смуты способствовало победе государственного
начала над земско-местническими амбициями. Стало ясно, что соединение областей
воедино служит их же пользе — при условии, что соблюдаются добровольность этого
соединения и права на местную самобытность. Российское государство после Смуты
предстало, по словам А. П. Щапова, «в значении земско-областной федерации»:
«… Москва, смиренная, наказанная отпадением от нее разрознившихся областей,
призывала теперь их к новому органическому братскому союзу с ней, во имя
духовно-нравственного единства…»



biofile.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о