Плеханова биография – Плеханов, Георгий Валентинович — Википедия

краткая биография, семья, основные идеи

Видный политический деятель предреволюционной эпохи и один из создателей Российской социал-демократической партии Георгий Валентинович Плеханов, краткая биография которого легла в основу данной статьи, родился 11 декабря (29 ноября) 1856 года на Тамбовщине. Его отец Валентин Петрович - глава большой многодетной семьи - был отставным штабс-капитаном и не имел ни богатства, ни связей. Поэтому будущему теоретику и пропагандисту марксизма пришлось всего в жизни добиваться своими силами.

Становление жизненных взглядов

Окончив с золотой медалью Воронежскую военную гимназию, Георгий поступил в Санкт-Петербургское юнкерское училище, причём сделал это вопреки желанию отца, мотивируя свой поступок тем, что военная служба является наиболее достойным занятием для дворянина. Однако очень скоро Георгий Валентинович разочаровывается в выбранном им пути и в 1874 году успешно сдаёт вступительные экзамены в не менее престижное столичное учебное заведение – Горный институт.

Несмотря на успехи в учёбе, отмеченные присуждением ему Екатерининской стипендии, молодой студент был отчислен со второго курса за неуплату. Это заставило Георгия Валентиновича, оставив прежний идеализм, по-новому взглянуть на реалии окружавшей жизни и прийти к мысли о необходимости переустройства политической системы страны.

Начало политической деятельности

В этом же году Г. В. Плеханов вступает в организацию «Земля и воля», члены которой видели путь решения коренных социальных проблем в сближении интеллигенции с народом и обретении ею утраченных ранее «истинных корней». Вскоре он становится одним из её руководителей и приобретает известность как видный публицист и теоретик этого политического направления. После распада «Земли и воли» Плеханов возглавляет тайное общество «Чёрный Передел», выступавшее за изменение существовавшего строя методами, не выходящими за рамки существовавших законов.

Тем не менее, во избежание ареста, в 1880 году Георгий Валентинович был вынужден эмигрировать в Швейцарию, где в то время находилось много его соотечественников, также покинувших Россию, спасаясь от преследования охранки. Встав во главе круга единомышленников, Г. В. Плеханов уже через три года создаёт в Женеве организацию, получившую название группы «Освобождение труда», а несколько позже основывает «Союз русских социал-демократов за границей». Эти его детища сыграли заметную роль в политической жизни того времени. В 1900 году Плеханов и Ленин основали и возглавили революционную газету «Искра», издававшуюся за рубежом и тайно переправлявшуюся в Россию.

В гуще партийной жизни

Организация II съезда РСДРП стала одним из наиболее ярких эпизодов биографии Георгия Валентиновича Плеханова. Кратко это событие можно обрисовать следующим образом. Первый съезд новообразованной партии, состоявшийся весной 1898 года в Минске, не принёс желаемых результатов. На нём не были приняты ни её программа, ни устав, в результате чего в последующий период Плеханов трудился над созывом II съезда, открывшегося 24 июля (6 августа) в Брюсселе, но, в интересах конспирации, перенесённого затем в Лондон.

Образование меньшевистского крыла РСДРП

На нём в ходе обсуждения ряда наиболее существенных политических вопросов между Плехановым и Лениным обозначились принципиальные разногласия, что стало причиной их последующего разрыва. Это наложило отпечаток на всю последующую историю партии. Как известно, сторонники Ленина, получившие на выборах в центральные органы руководства большинство голосов, стали именоваться «большевиками», а их оппоненты, возглавляемые Ю. О. Мартовым – «меньшевиками».

К их числу примкнул и Георгий Валентинович Плеханов. В краткой биографии этого человека, опубликованной вместе с некрологом после его кончины, последовавшей в 1918 году, указывалось, в частности, что он являлся одним из наиболее активных деятелей меньшевистской фракции РСДРП. Такая позиция, занятая им в ходе II съезда партии и определившая всё дальнейшее направление деятельности, послужила причиной весьма предвзятого отношения к нему со стороны официальной советской пропаганды, сохранявшегося на протяжении длительного периода.

Публицистическая деятельность в годы эмиграции

В событиях Первой русской революции (1905–1907) Плеханов активного участия не принимал, оставаясь всё это время за границей. Свою роль как одного из руководителей РСДРП Плеханов ограничил лишь публикациями в газете «Искра», среди которых наибольший общественный резонанс получила статья, вышедшая в феврале 1905 года. В ней он призывал к началу вооружённого восстания, но подчёркивал, что его успех будет зависеть в первую очередь от того, насколько широкий масштаб примет агитация, развёрнутая среди солдат и матросов. Дальнейшие события показали его полную правоту.

Кроме газеты «Искра», статьи Георгия Валентиновича печатались в общепартийных газетах, таких как «Социал-демократ», «Звезда» и ряде других, предоставлявших свои страницы как большевикам, так и их политическим оппонентам – меньшевикам.

Возвращение на Родину

С 1905 по 1912 гг. многие свои работы Плеханов издавал в журнале «Дневник социал-демократа», основанном им в Женеве, нелегально переправляемом на родину и сыгравшем определённую роль в подготовке последующих событий. Вернуться в Россию он получил возможность лишь после Февральской революции. В марте 1917 года на Финляндском вокзале Петрограда его встретили товарищи по партии: М. И. Скобелев, И. Г. Церетели и Н. С. Чхеидзе.

Однако приём, оказанный Плеханову Исполкомом Петроградского совета РСДРП(б), нельзя было назвать радушным. Вернувшись после 37 лет эмиграции, он не был допущен к руководящей партийной работе, главным образом потому, что вопреки позиции большевиков, призывавших к скорейшему выходу России из Первой мировой войны, считал необходимым дальнейшее участие в ней на стороне Антанты.

Убеждённый критик большевизма

В течение всего последующего периода, вплоть до захвата большевиками власти, Плеханов вёл с ними полемику на страницах газеты «Единство», основанной им ещё четырьмя годами ранее в Швейцарии и теперь легально издававшейся в Петрограде. Всячески поддерживая Временное правительство, он в то же время критически относился к сторонникам Ленина, апрельские тезисы которого назвал «откровенным бредом».

В краткой биографии Георгия Валентиновича Плеханова, включённой в программу многих учебных заведений страны, подчёркивается его крайне негативное отношение к октябрьскому вооружённому перевороту, в результате которого большевики, по сути, узурпировали власть. В своих публикациях того периода он неоднократно подчёркивал, что ситуация, при которой дальнейшая судьба страны находится в руках одного класса, или, что ещё хуже, одной правящей партии, чревата для неё самыми пагубными последствиями. Надо ли говорить, что ход дальнейших событий полностью подтвердил его точку зрения.

Обращение к петроградскому пролетариату

За несколько месяцев до смерти Плеханов обратился с открытым письмом к рабочим Петрограда. Указывая на несвоевременность захвата власти пролетариатом, он предупреждал, что его следствием станет не социальная революция, преддверием которой явилось падение монархии и последующие события, а гражданская война, способная отбросить общество далеко назад от завоёванных к тому времени позиций. В то же время он с глубоким сожалением констатировал, что, по его мнению, власть большевики захватили надолго, и вооружённая борьбы с ними приведёт лишь к бессмысленному кровопролитию. Как известно, этот его тезис нашёл в дальнейшем своё историческое подтверждение.

Конец жизни Плеханова

Ещё в 1887 году у Георгия Валентиновича был диагностирован туберкулёз, которым он страдал на протяжении всех последующих лет. К осени 1917 года состояние здоровья настолько ухудшилось, что его жена, Розалия Марковна, с которой Плеханов состоял в браке с 1879 года, сочла нужным поместить мужа во французскую больницу, находившуюся в Петрограде на 14-й линии Васильевского острова.

После принятия ряда неотложных мер больной был отправлен в Финляндию, где лечение продолжалось в частном санатории доктора Циммермана – известного в те годы специалиста по лёгочным заболеваниям. Этому медицинскому учреждению суждено было стать последним адресом Плеханова. Там он скончался 30 мая 1918 года после длительной агонии, продолжавшейся почти две недели. Причиной смерти, как показало вскрытие, явилась эмболия – патологический процесс, нередко поражающий сердце в результате обострения туберкулёза.

Через несколько дней гроб с телом покойного был доставлен в Петроград, где 5 июня на Литераторских мостках Александро-Невской лавры состоялось погребение. Весьма символично, что рядом с могилой Плеханова высится надгробие другого выдающегося деятеля российской истории – литературного критика и публициста В. Г. Белинского. Он также пытался искать пути преодоления социальной несправедливости и не признавал насилия в качестве инструмента для достижения высших целей.

Семья Плеханова

Как уже отмечалось выше, с 1879 года Георгий Валентинович состоял в браке. Его жена Розалия Марковна (урождённая Боград) происходила из многодетной еврейской семьи, проживавшей в Херсонской губернии. Окончив вначале Мариинскую гимназию, а затем медицинский факультет Женевского университета, она получила диплом врача и некоторое время вела собственную практику. Детьми Плеханова, рождёнными в этом браке, стали четыре дочери. Две из них - Вера и Мария - умерли ещё в детстве, тогда как остальные - Лидия и Евгения - дожили до преклонных лет, но в России так и не побывали.

В середине 20-х годов Розалия Марковна переехала из Парижа в Ленинград, где принимала участие в подготовке издания архива своего покойного мужа, большинство материалов из которого она привезла с собой. С 1928 года она руководила одним из подразделений Российской национальной библиотеки, получившим название Дома Плеханова, а спустя десятилетие вернулась в Париж, где и скончалась 30 августа 1949 года. Один из внуков Георгия Валентиновича - сын его дочери Евгении Клод Бато-Плеханов - стал видным французским дипломатом, о судьбах же остальных его потомков мало что известно.

Основные идеи Плеханова и их критика

Завершая краткую биографию Георгия Валентиновича Плеханова, нельзя обойти стороной те философские взгляды, которые нашли отражение в его многочисленных публикациях. Так, сопоставляя материализм и идеализм, он решительно отдавал предпочтение первому из этих учений. Основной тезис большинства его произведений, написанных на эту тему, состоял в том, что духовный мир людей является плодом окружающей их среды. Иными словами, Плеханов придерживался классической формулы марксизма, гласящей, что именно бытие определяет сознание.

В то же время, по мнению современных исследователей, принципиальным заблуждением Плеханова явился выдвинутый им постулат, согласно которому материя, под которой он подразумевал окружающую среду, делится на природу и зависящее от неё человеческое общество. Эта зависимость проявляется в формировании общественного мнения, соответствующего тем или иным природным, а точнее, географическим условиям.

Подобной точки зрения придерживались в прошлом и знаменитые французские философы-материалисты Гольбах и Гельвеций. К несчастью, ни они, ни их последователь Плеханов не учитывали, что основным свойством общественного мнения является тенденция к постоянному изменению под воздействием совершенно иных факторов, нежели сохраняющиеся в неизменном виде географические особенности. Ясность в этот вопрос внёс К. Маркс, развив выдвинутую им теорию «производственных сил».

fb.ru

Краткая биография Георгия Плеханова

Плеханов Георгий Валентинович (1856—1918), русский революционер, теоретик и пропагандист марксизма.

Родился 11 декабря 1856 г. в селе Чудаловка (ныне в Липецкой области) в небогатой помещичьей семье. Учился в Воронежской военной гимназии, Константиновском военном училище (с 1873 г.) и петербургском Горном институте (с 1874 г.).

Студентом увлёкся подпольной жизнью революционеров-народников. Был одним из организаторов «Земли и воли», устраивал демонстрации и стачки, писал прокламации; заслужил кличку Оратор.

Душа у Плеханова не лежала к терроризму, поэтому после раскола организации он стал редактором журнала и одним из руководителей группы «Чёрный передел».

Выслеженный полицией, бежал за границу (1880 г.), где к нему присоединились другие оставившие свою партию руководители народников. Многие из них заинтересовались западным социализмом, особенно марксизмом, создали в Женеве группу «Освобождение труда» и усердно повели борьбу с народничеством, издавая книги и брошюры.

Долгие годы Плеханов жил в эмиграции (Швейцария, Италия, Франция и другие страны Европы). Работы его были оценены европейскими социалистами: он произнёс речь при образовании II Интернационала (1889 г.).

В 90-х гг. XIX в. Плеханов и его соратники перевели на русский и издали ряд сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса в России; они легально выпускали марксистский журнал «Новое слово».

Летом 1900 г. Плеханов вступил в соглашение с выехавшим за границу В. И. Лениным о совместном издании газеты «Искра» и участвовал в создании РСДРП. После раскола партии на II съезде (1903 г.) авторитетный вождь российской социал-демократии был озадачен, а затем оскорблён нетерпимостью Ленина, которого он поддерживал, и стал склоняться к более мягким меньшевикам.

В ходе революции 1905 г. Плеханов считал большевистский призыв к вооружённому восстанию ошибочным, но после неё предостерегал меньшевиков от полного перехода к легальной партийной деятельности.

Во время Первой мировой войны Плеханов горячо призывал россиян идти до конца в борьбе Антанты с германским блоком. В Россию вернулся после Февральской революции 1917 г.

Октябрьский переворот он расценил как ошибку. Здоровье его резко ухудшилось, уже в ноябре Георгия Валентиновича перевезли из Петрограда в один из санаториев в Финляндии, где он не имел влияния на события в России.

Умер 31 июля 1918 г. в Териоках (ныне Зеленогорск Ленинградской области). Похоронен в Петербурге.


citaty.su

Плеханов Георгий Валентинович (краткая биография)

Георгий Валентинович Плеханов — российский приверженец марксизма, философ и яркий активист движения социал-демократов в конце XIX — начале XX века. Он родился в Тамбовской губернии в семье военного 29 ноября 1856 года.

Детство и молодость

С самого детства Георгий самостоятельным мальчиком, у него были незаурядные умственные способности. От сверстников он отличался своей дисциплинированностью, выносливостью и любовью к порядку. На эти черты характера наложило отпечаток воспитание строгого отца, который придерживался консервативно-монархических взглядов.

Природная одаренность и желание постигать что-то новое помогали Плеханову в учебе. Он с отличием закончил в воронежскую военную гимназию, после чего он поступил в юнкерское училище в Петербурге, заявив отцу, что он не хочет быть штатским человеком. Однако, быстро разочаровавшись в военном искусстве, там оставляет учебу в петербургском училище и поступает в один из престижных высших учебных заведений того времени, в Горный институт. Но его закончить Плеханов не сумел, хотя и подавал большие надежды. Здесь он увлекается идеями Михаила Бакунина и становится приверженцем движения бакунистов. Одновременно с этим, он вступает в народное движение «Земля и воля».

Взрослая жизнь

После распада этого движения на два течения, он становится во главе одного из них. Приверженцы этого движения стали называть его «Черный передел». Оно исповедовало социально-демократические взгляды, старалась прививать их мирным путем, в отличие от второго движения. Однако, органы правопорядка в те времена не старались различать эти два направления, и Плеханова хотели посадить за решетку. Он вынужден был по подложным документам покинуть страну. В 1880 году он оказывается в Швейцарии.

За границей он продолжает развивать свою теоретическую деятельность. Георгий Валентинович увлекается идеями марксизма. Он переводит «Манифест Коммунистической Партии», адаптируя его под российскую действительность. Лев Троцкий, оценивая заслуги Плеханова, называл его «крестоносцем марксизма». В 1883 году он организовал свою первую российскую группу приверженцев марксизма, называлась она «Освобождение труда».

Все годы в эмиграции он стремился повлиять на ситуацию, которая творилась в стране. В то время он участвовал в создании оппозиционной газеты «Искра». Он стал ее первым руководителем. Во время революции 1905 года Он хотел вернуться в страну, но из-за тяжелой болезни не смог попасть в Россию. В 1887 году он заразился туберкулезом, с которым боролся до конца своих дней.

Последние годы

Плеханову удалось вернуться в страну только после революционных событий 1917 года. Он выступал активным сторонником временного правительства, критикуя идеи Ленина о передаче власти пролетариату, так как считал, что российское общество к этому не готово. Осенью 1917 года его здоровье значительно ухудшилось, обострился туберкулез. Чтобы бороться с недугом его супруга вывезла Плеханова в Финляндию, где ему стало лучше, однако, это были лишь временное улучшение. Весной 1918 года у Георгия Валентиновича открылось кровотечение из легких, и он стал быстро угасать. 30 мая этого года его не стало.

Перед смертью к нему за поддержкой обращались многие деятели того времени, однако, всем он им отказывал, мотивируя это тем, что будущая власть стрелять в пролетариат не может, считая это преступным деянием. На похороны Плеханова пришли все противоборствующие стороны того времени, кроме Советской власти.

 

istoriyakratko.ru

Краткая биография Георгия Плеханова самое главное

Георгий Валентинович Плеханов- те, кто когда либо увлекались российским революционным движением конечно же знают это имя. Ведь Плеханов считается, на ряду с Лениным, главным теоретиком российской социал-демократии. Родился он в 1856 году в нынешней Липецкой области. Получал образование в военной гимназии и в Горном институте в Санкт-Петербурге. Во время университетской жизни увлекся деятельностью народников и был одним из членов «Земли и Воли», помогал организовывать стачки и демонстрации.

Плеханов не любил агрессивное ведение войны и поэтому после раскола «Земли и Воли» вступил в «Черный передел». Вскоре за ним охоту начала полиция и он был вынужден выехать заграницу. Там он начал увлекаться марксизмом и являлся одним из создателей «Освобождения труда».

Долгое время Плеханов работал заграницей и заслужил уважение в среде второго Интернационала. В 1890ые года Плеханов с соратниками стал переводить труды Маркса и Энгельса на русский язык.

В 1900 Плеханов и Ленин договорились о совместной деятельности в газете «Искра» и о помощи в создании РСДРП. Сначала был сторонником Ленина, но после раскола партии примкнул к меньшевикам из-за их большей лояльности. Долгое время сохранял нейтралитет в особо важных вопросах. По вопросу Первой мировой войны занимал позицию ведения войны до победы.

Уже после Февральского переворота вернулся на Родину, где высказывался против Октябрьской революции и был отправлен «на заслуженный отдых» в санаторий под Петроградом. В скором времени его состояние ухудшилось и он скончался в конце июля под Петроградом.

Деятельность Плеханова в создании и организации социалистического движения, без него, возможно, не было бы и РСДРП. Без него распространение марксизма в нашем государстве было бы невозможно и бесполезно.

Интересные факты и даты из жизни

uchim-klass.ru

Г. В. Плеханов. Биография

История семьи. Юность Плеханова, студенческие годы

Много веков тому назад татарский род Плехановых поступил на службу к московским царям. За подвиги на поле брани Плехановы получили имение в Тамбовской губернии. Отец будущего революционера Валентин Петрович Плеханов в соответствии с семейной традиции так же связал свою жизнь с военной службой. Он участвовал в Крымской войне, а в 1863 году подавлял Польское восстание. Старый Плеханов был суровым человеком, убежденным крепостником. Одна из его дочерей говорила, что он напоминал старого князя Болконского по прозвищу «прусский король» из «Войны и мира». Мать Георгия Плеханова — Мария Федоровна Белынская, напротив была мягкой и образованной женщиной развивавшей у своих детей страсть к чтению и любовь к справедливости.

Георгий Валентинович Плеханов родился 29 ноября 1856 года в поместье своего отца, деревне Гударовка. В детстве молодой Плеханов желал пойти по стопам своих предков и стать военным. В 1868 году, в возрасте двенадцати лет Георгий поступил во второй класс Воронежской военной гимназии где он проучился до 1873 года. Несмотря на то, что гимназия считалась военной, режим в этом учебном заведение был весьма либеральным, а преподаватели придерживались передовых взглядов. Именно в стенах этого учебного заведения Георгий Плеханов познакомился с творчеством радикальных литературных критиков — Белинского, Чернышевского и Добролюбова. В гимназии Плеханов порвал и с религией. Между тем молодой Плеханов ещё не стал революционером. Семейные традиции крепко держали молодого человека. Георгия мучил вопрос — «в чём истинный долг человека, в верности Царю или в верности своей стране? Если он пойдёт на военную службу, как это сделали многие члены его семьи, то ему могут приказать действовать вопреки блага русского народа». В 1873 году Плеханов поступил в Константиновское военное училище в Петербурге, но под гнётом тревожащих его раздумий, он после первого же семестра оставил военную службу, и начал готовиться к экзаменам в Горный Институт. Подобно многим своим сверстникам Георгий Валентинович считал, что наибольшие услуги своему отечеству он сможет оказать занявшись точными и естественными науками. Приобщение к революции заняло у Плеханова долгие месяцы и даже годы. Даже начавшееся в 1874 году знаменитое «хождение в народ» обошло Плеханова стороной. Но в то же самое время Плеханов знакомится с революционным студенчеством, читает нелегальную литературу и даже укрывает скрывающихся от правительства революционеров. Учась в Горном институте Плеханов знакомится со своими будущими товарищами по революционной борьбе П. Б. Аксельродом, Л. Г. Дейчем, М. А. Натансоном. Но окончательное решение включится в активную борьбу против самодержавия было принято Плехановым только летом 1876 года.

Во время демонстрации на площади перед Казанским собором в Петербурге 6 декабря 1876 г. Плеханов произнес энергичную речь против правительства. После произнесения речи он успел переменить шапку, закутаться в башлык и неузнанным скрыться с площади. После этого Плеханов тотчас же перешел на нелегальное положение. После декабрьской демонстрации Плеханов со своей первой женой Натальей Смирновой эмигрировал за границу, где прожил до середины 1877 года.

Примечательно, как быстро Георгий Плеханов занял видное место в кругу студентов-подпольщиков. Его энергия и творческие способности заслужили всеобщее призвание. Даже своим обликом Плеханов выделялся в кругу молодых революционеров: «Своей внешностью и костюмом Плеханов, нисколько не походил на «нигилиста»: он одевался чисто аккуратно, но без претензий на франтовство; волосы на голове причесывались назад, небольшую темно-русую бородку своевременно постригал... Манерами, приемами и обращением Плеханов также резко отличался от нас: был вежлив, корректен производил впечатление «благовоспитанного молодого человека». Со времён учебы в военном учебном заведении Плеханов сохранил военную выправку, а от предков ему достался чуть смугловатый цвет лица.

Эмиграция и жизнь за границей

Скоро он занял выдающееся положение в партии Земли и Воли и стал членом редакции журнала "Земля и Воля", в котором поместил, между прочим, статью: "Законы экономического развития и задачи социализма в России", излагавшую программу партии. Будучи тогда народником-бунтарем, то есть сторонником крестьянского социализма, верящим, что крестьяне в России по природе своей социалисты и вполне уже готовы к революции, Плеханов отличался от других товарищей по партии тем, что особенно дорожил пропагандой среди рабочих, видя в них, впрочем, не представителей пролетариата, а именно крестьян, поддерживающих тесные связи с деревней. Когда обнаружились разногласия в рядах Земли и Воли, приведшие к ее распадению на террористическую Народную Волю и чисто народнический Черный Передел, Плеханов был горячим противником террористических тенденций и страстно отстаивал старую народническую программу. После распадения партии (1879) Плеханов был редактором первого номера "Черного Передела", который в свет не вышел, так как 28 января 1880 г. был захвачен полицией в тайной типографии. Большую поддержку Плеханову в этот сложный момент оказала его новая подруга — Розалия Марковна Боград, слушательница медицинских курсов при Военно-медицинской академии в Петербурге.

Розалия Марковна стала верной спутницей жизни Плеханова, а после кончины Георгия Валентиновича, она создала и возглавила центр по изучение плехановского наследия при Публичной библиотеке в Ленинграде («Дом Плеханова»). После этого Плеханову пришлось бежать из России и поселиться за границей. С января 1880 до Февральской революции 1917 года жил в эмиграции (Швейцария, Италия, Франция и др. страны Западной Европы). Но и за Границей Плеханов не прекращал свою деятельность. Первые годы его заграничной жизни были посвящены серьезному изучению экономической науки. Сравнительно быстрое развитие капитализма в России и усиление рабочего движения, кризис народнической теории и практики, личный опыт деятельности среди рабочих, знакомство с историей западноевропейского рабочего движения и особенно глубокое изучение трудов К. Маркса и Ф. Энгельса вызвали переворот во взглядах Плеханова. 1882—1883 у Георгия Валентиновича складывается марксистское мировоззрение; он становится убеждённым и решительным критиком идеологии народничества, первым пропагандистом, теоретиком и блестящим популяризатором марксизма в России. В 1883 в Женеве Плеханов создал первую российскую марксистскую организацию — группу "Освобождение труда" (её членами были П. Б. Аксельрод, В. И. Засулич, Л. Г. Дейч, В. Н. Игнатов) и был автором её программных документов. Члены группы перевели на русский язык и издали ряд произведений Маркса и Энгельса. Плеханову принадлежат переводы работ: "Манифест Коммунистической партии" (1882), "Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии", "Тезисы о Фейербахе", части книг "Святое семейство" и др. Своими работами — "Социализм и политическая борьба" (1883),"Наши разногласия" (1885), "Русский рабочий в революционном движении", "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю" (1895; по словам В. И. Ленина, на этой работе "... воспитывалось целое поколение русских марксистов..." — Полное собрание соч., 5 изд., т. 19, с. 313, прим.) и др. П. нанёс сильный удар по идеологии народничества.

Первым же изданием партии была замечательная брошюра Плеханова Социализм и политическая борьба (Женева, 1883; нов. изд., СПб., 1906), в которой развиты основные принципы социал-демократизма. В противоположность старым народникам и позднейшим экономистам, признававшим только борьбу экономическую, Плеханов доказывал, что борьба за освобождение рабочего класса, которое должно быть вместе с тем освобождением человечества, возможна только на почве социал-демократического учения и в форме борьбы политической. В следующем году та же группа издала довольно объемистую книгу Плеханова "Наши разногласия" (Женева, 1884; нов. изд., СПб., 1906). Признавая заслуги народников и народовольцев в борьбе с деспотизмом, но отрицательно относясь к их теориям, называя эти теории даже прямо реакционными, Плеханов в своей книге еще раз и гораздо полнее обосновывает теорию марксизма в его применении к России. Эта книга может считаться исходной точкой русского социал-демократического движения. Несмотря на крайнюю резкость полемического тона и иногда явную несправедливость выходок против тех или других лиц, она обнаружила глубокое понимание момента и предвидение дальнейшего хода событий в России. Развитие капитализма и появление рабочего движения были предсказаны в ней чрезвычайно верно. В 1888 и следующих годах "Освобождение труда" выпустило 4 тома сборника "Социал-демократ" и множество брошюр, частью оригинальных, частью переводных. В числе первых было немало брошюр самого Плеханова, в числе вторых - брошюр им или под его редакцией переведенных. Начиная с начала 1880-х годов, Плеханов под разными псевдонимами писал и в легальной литературе, между прочим, в "Отечественных Записках" (статьи о Родбертусе и др., вошедшие в сборник "За 20 лет").

В 1895 г. появилась в свет в Петербурге его книга "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю. Он научно опроверг утверждения народников о том, что капитализм в России — якобы "случайное явление", что крестьянская община способна не только противостоять капитализму, но и явиться главным преимуществом при переходе страны к социализму. Плеханов показал, что Россия неудержимо идёт по пути капиталистического развития и что задача революционеров состоит в том, чтобы использовать порождаемые капитализмом процессы в интересах революции. Георгий Валентинович учил видеть в нарождавшемся пролетариате главную революционную силу в борьбе с самодержавием и капитализмом, призывал развивать политическое сознание рабочих, бороться за создание социалистической рабочей партии.

Встреча и дальнейшая работа с В. И. Лениным

Плеханов установил тесные связи со многими представителями западноевропейского рабочего движения, активно участвовал в работе 2-го Интернационала со времени его основания (1889), встречался и был близок с Ф. Энгельсом, который высоко ценил первые марксистские произведения Георгия Валентиновича, одобрял деятельность созданной Плехановым первой российской марксистской организации. Руководимая Плехановым группа "Освобождение труда" оказала значительное влияние на деятельность марксистских кружков, возникших в 80-х гг. в России. Но, как подчёркивал Ленин, группа "... лишь теоретически основала социал-демократию и сделала первый шаг навстречу рабочему движению". Весной 1895 Плеханов впервые встретился с приехавшим в Швейцарию Лениным. В ходе этой встречи была достигнута договорённость об установлении связей между группой Освобождение труда и марксистскими организациями России. Совместно с российскими марксистами Плеханов включился в борьбу против либерального народничества, "легального марксизма", "экономизма", разоблачил отступничество Э. Бернштейна от марксизма. Плехановская критика бернштейнианства сохраняет своё значение в борьбе с современным оппортунизмом.

Важной вехой в деятельности Г. В. Плеханова и русской социал демократии стало издание газет «Искра» и «Заря», призванных защищать идеи марксизма перед лицом критики со стороны либералов и народников. В руководстве «Искры» находились как старые ветераны группы «Освобождения Труда», так и «молодая гвардия», тройка Ленин-Мартов-Потресов. Трудами этих людей строилась социал-демократическая партия России. Плечом к плечу со своими новыми товарищами Плеханов яростно бился с русскими сторонниками ревизионизма и прежде всего с Петром Струве. Линия Плеханова была бескомпромиссна и язвительна, сам он писал о себе, что у него усилились тенденции к якобинству. Не всегда Плеханов сходился во мнение и со своими товарищами по редакции. Острые споры шли по вопросам программы русской социал-демократической партии, по аграрному вопросу и по проблеме отношения с либералами и группой Струве.

В июле 1903 года, в Брюсселе начал работу Второй (а фактически первый) Съезд Российской Социал Демократической Рабочей Партии (РСДРП). Георгию Валентиновичу Плеханову была оказана честь председательствовать на этом учредительном форуме социал-демократов. Без больших разногласий съезд осудил взгляды ревизионистов, и отклонил проект федерального устройства партии предложенного еврейской социалистической организацией «Бунд». Но дальше победителей начали раздирать разногласия. Жесткие дебаты вызвал вопрос о партийном членстве. Ленин предложил записать в Первом Параграфе Устава Партии, что членом организации может считаться всякий, кто признаёт программу РСДРП, поддерживает партию материально и принимает участие в работе одной из партийных организаций. Мартов предлагал более мягкий вариант условий членства, по которому предусматривалась возможность индивидуальной работы под руководством одной из партийной организации. Мартов считал, что такой вариант сделает партию более массовой, Ленин рассчитывал создать более эффективную сплоченную организацию. В этом вопросе, как и по большинству других тем Г. В. Плеханов разделял жесткую позицию Ленина.

Плеханов так же поддержал тезис В. Е. Посадского, о подчинение принципам демократии «выгодам нашей партии» Плеханов отметил, что «успех революции — высший закон. И если ради успеха революции потребовалось временно ограничить действие того или другого демократического принципа, то перед таким ограничением преступно было останавливаться».

Тем поразительнее был переход Георгия Валентиновича на диаметрально противоположные позиции всего через несколько недель после съезда. Плеханов обратившийся из Савла в Павла теперь сам стал высказывать беспокойство по-поводу чрезмерной централизации партии предложенной Лениным. Его особое беспокойство вызвала возможность введения принцип «раскасирования», то есть контроля ЦК партии за составом первичных организаций. Вот как Плеханов описывал «раскассированное» на практике: «... Ввиду приближения съезда, ЦК всюду «раскассирует» все недовольные им элементы, всюду сажает своих креатур и наполнив этими креатурами все комитета, без труда обеспечивает себе большинство на съезде». Как известно именно этот метод, впоследствии использовал Сталин для установления контроля над большевистской партией.

Революция 1905 года ещё больше ухудшила отношения Плеханова с Лениным, действия которого он трактовал как внесение раскола в партию накануне решительных революционных схваток. Начиная с IV Стокгольмского съезда РАСТРЕП Плеханов открыто переходит в ряды фракции меньшевиков. Георгий Валентинович так же критиковал и позицию большевиков по отношению к крестьянству. По мнению Плеханова крестьяне не могут быть надежными революционным союзниками рабочего класса, поскольку их интерес ограничивается лишь дележом помещичьей земли. После экспроприации помещиков по мнению Плеханова крестьяне неизбежно должны были перейти в лагерь реакции. С другой стороны Георгий Валентинович призывал революционеров к сближению с либералами, ведь грядущая революция по его мнению должна была быть буржуазной. Нельзя сказать, что призывы Плеханова вызвали всеобщий восторг в революционной атмосфере 1905 года. Троцкий видел слабость Плеханова в предпочтении отдаваемой теории перед реальной жизнью: «Его подкашивало как раз то, что придавало силу Ленину: приближение революции.... Он был пропагандистом и полемистом марксизма, но не революционным политиком пролетариата. Чем более непосредственно надвигалась революция, тем более явственно Плеханов терял почву под ногами». После поражения Первой Русской Революции Плеханов всё больше углубляется в науку — история, философия, культуроведения становятся его основными занятиями в Швейцарском изгнании, куда к нему, мэтру русской революции, стекались десятки поклонников и почитателей.

Закат

1 августа 1914 началась Первая Мировая Война, и закончилась эпоха II Интернационала в истории всемирного рабочего движения. Следует признать, что Георгий Плеханов несёт свою долю ответственности за бесславный крах этой организации. Подобно своим французским, немецким и английским коллегам Плеханов с началом мировой войны стал ярым оборонцем и сторонником войны с Германией до победного конца. После начала всемирной бойни Георгий Валентинович опубликовал брошюру «О войне», где вся ответственность за развязывание войны возлагалась на Австро-Венгрию и Германию. Германская социал-демократия, выступившая в поддержку своего правительства, по мнению Плеханова стала соучастницей преступной политика кайзеровского режима. Хотя Плеханов в своём сочинение признавал, что причины войны лежат в самой капиталистической системе, и что все державы проводят империалистическую политику, в брошюре «О войне» явно прослеживалось желания замолчать и «облагородить» хищнические рефлексы стран Антанты. Последние по мнению Плеханова вели оборонительную войну. На почве защиты отечества, Георгий Александрович даже примерился со своим заклятым врагом — царским самодержавием, выдвигая парадоксальный тезис, что военное поражение России лишь укрепит царский режим.

Подобная эволюция Плеханова шокировала многих близких ему людей. Анжелика Балабанова, бывшая ученица Плеханова и один из лидеров итальянских социалистов вспоминала, как потрясла её фраза Плеханова: «Что касается меня, если бы я не был стар и болен, то пошел бы в армию. Мне доставило бы огромное удовольствие поднять на штык ваших немецких товарищей». Ленин долго отказывался поверить, что «отец русского марксизма» стал оборонцем пока сам не услышал яростное антинемецкое выступления Плеханова на собрании русских социал-демократов в Лозанне.

По воспоминаниям Н. К. Крупской, Ленин считал, что причиной перехода Плеханова на позиции оборончества было его военное воспитание. Но с другой стороны нетрудно заметить, что возвращение к национализму в 1914 году стало общей чертой для многих русских революционеров первого призыва. В лагере сторонников Антанты и войны до «победного конца» оказались Н. Б. Чайковский, П. А. Кропоткин, Л. Г. Дейч, В. И. Засулич. Очевидно, что это поколение ещё находилось под влиянием идеи «революционого национализма» — идеи декабристов, Бакунина, буржуазных революций 1848 году.

Плеханов заплатил тяжелую цену за отход от принципов, которые он проповедовал всю свою жизнь. Годы войны стали для Плеханова периодом физического и творческого упадка. От него отвернулись старые товарищи оставшиеся на позиции пролетарского интернационализма — Мартов и Аксельрод. Были разорваны все контакты с оставшимся по германскую сторону линии фронта Карлом Каутским. В окружение Плеханова всё чаше стали появляться буржуазные политики и ревизионисты, против которых он боролся всю свою жизнь и обществом которых он тяготился. О. В. Аптекман писал, что летом 1916 года Плеханов выглядел как «орёл с подбитыми крыльями». Даже Февральская революция 1917 года не вдохнула в Плеханова новые силы. Он только очень волновался, чтобы народное выступление на подорвало военный потенциал России. Первоначально Плеханов даже не планировал возвращения на родину и собирался остаться в Швейцарии где он работал над «Историей русской общественной мысли». Троцкий был прав, когда заметил, что Плеханов был непревзойденный теоретик революции, но терялся в условиях реального революционного взрыва. Но через восемь дней после свержения царя, тяжело больной Плеханов всё таки решил вернуться домой после тридцатисемилетнего изгнания. Друзья Георгий Валентиновича считали, что его присутствие в Петрограде будет полезно для укрепления режима Временного правительства. Власти Антанты оказывали едущей в Россию чете Плехановых всяческое содействие.

31 марта 1917 года Георгий Плеханов вернулся в Петроград, где на Финляндском вокзале ему была устроена торжественная встреча. Плеханов был растроган до слёз оказанным ему приёмом и на какой-то момент ему показалась, что он оказался в свой время на своём месте. Но это была лишь иллюзия. Георгий Валентинович уже отстал от хода событий. Его призывы к созданию широкой коалиции советских партий и буржуазии; классовому миру на время войны; отсрочки обсуждения земельного вопроса до созыва Учредительного собрания, не находили отклика в массах. Влияние и авторитет Плеханова в важнейшем Петроградском Совете падал не по дням, а по часам. Биограф Плеханова, Самуэль Х. Бэрон пишет, что «В 1905 году большевики называли Плехнова кадетствующим марксистом; в 1917 году их примеру последовали многие меньшевики, называя его просто кадетом. Действительно, предлагаемая им тактика в 1917 году была почти не отличима от кадетской». Гостями Плеханова стали А. В. Колчак, М. В. Пуришкевич, М. В. Родзянко обсуждавшие с отцом русского марксизма пути спасения Руси. Корнилов предлагал Плеханову место в своём будущем правительстве. Лидеры Совета — Н. С. Чхеидзе, И. Г. Церетели и В. М. Чернов казались ему слишком большими радикалами и он называл их не иначе как «полуленинцами».

Впрочем сам Георгий Валентинович упорно продолжал называть себя марксистом. С позиций своего марксизма, он громил как ересь «Апрельские тезисы» Ленина, утверждая, что Россия ещё не готова к социалистической революции.

Позднее плехановская газета «Единство» осудила Октябрьску революцию. 28 октября в "Единстве" Плеханов разместил "Открытое письмо к петроградским рабочим, в котором указывал, что социальная революция в России преждевременна, т.к. пролетариат составляет в стране меньшинство и не готов к такой миссии: "наш рабочий класс ещё далеко не может, с пользой для себя и для страны, взять в свои руки всю полноту политической власти. Навязать ему такую власть, значит втолкать его на путь величайшего исторического несчастья, которое было бы в то же время величайшим несчастьем и для всей России". Предупреждал, что крестьянство, получив землю, не будет развиваться в сторону социализма, а надежда на скорую революцию в Германии нереальна. Предостерегал, что захват власти "одним классом или - ещё того хуже - одной партией" может иметь печальные последствия. Однако на предложения Б. В. Савинкова возглавить антибольшевистское пр-во ответил: "Я сорок лет своей жизни отдал пролетариату, и я не буду его" расстреливать даже тогда, когда он идёт по ложному пути". Это был последний политический демарш Г. В. Плеханова. Через несколько дней газеты «Единство» была закрыта, а в царскосельской квартире Плехановых был произведён обыск. Негодование солдат и матросов по отношению к Плеханову было настолько велико, что советское правительство было вынуждено издать распоряжение об «Охране личности и собственности гражданина Георгия Валентиновича Плеханова».

Опасаясь за жизнь мужа Розалия Марковна, перевезла больного Плеханова сначала во Французский госпиталь Красного креста, а потом в санаторий в Териоках (сегодня Зеленогорск), в Финляндию. 30 мая 1918 Г. В. Плеханов умер и был похоронен на Волковом кладбище рядом с могилой В. Г. Белинского. На его памятнике были высечены слова из «Адониса» Шелли «Он слился с природой».



biofile.ru

История Плеханова | История Российской империи

Г.В. Плеханов

Георгий Валентинович Плеханов – философ, известный деятель российского и международного социалистического движения, теоретик и пропагандист теории марксизма.

Биография

Г.В. Плеханов родился  в семье отставного военного в декабре 1856 г. в селе Гудаловка  Липецкого уезда Тамбовской губернии (ныне Липецкая область). Был способным юношей: военную гимназию в Воронеже окончил с золотой медалью. Затем также успешно окончил юнкерское училище в Петербурге и поступил в Петербургский горный институт, где за особые успехи в учебе получал Екатерининскую стипендию, но был исключен из института за неуплату за обучение.

Деятельность

В 1876 г. вступил в организацию «Земля и воля». «Земля и Воля» — это тайное революционное общество, существовавшее в России с 1861 по 1864 годы, а с 1876 по 1879 годы восстановилось как народническая организация. Вдохновителями первого общества были Герцен и Чернышевский. Их целью была подготовка крестьянской революции. Во втором составе «Земли и Воли» были  А. Д. Михайлов, Г. В. Плеханов, позже С. М. Кравчинский, Н. А. Морозов, С. Л. Перовская и др. Всего в организация насчитывалось около 200 человек.

Логотип организации "Земля и воля"

В основу пропаганды организации легли не прежние социалистические принципы, непонятные народу, а лозунги, исходившие непосредственно из крестьянской среды, то есть требования «земли и воли». Целью своей деятельности в своей программе они провозгласили «анархию и коллективизм». Конкретные требования заключались в следующем:

  • передача всей земли крестьянам;
  • введение полного общинного самоуправления;
  • введение свободы вероисповеданий;
  • предоставление нациям права на самоопределение.

Их деятельность предполагала: пропаганду, агитацию среди крестьян и других сословий и групп, индивидуальный террор против наиболее неугодных правительственных чиновников и агентов охранки. Организация имела собственный устав. Г.В. Плеханов был теоретиком, публицистом и одним из руководителей организации.

В 1879 году организация распалась. Образовалась новая организация «Народная воля» с террористическими методами действий и «Черный Передел». В этой организации сохранились народнические тенденции.  Организатором и руководителем «Черного передела» стал Г.В. Плеханов. «Черный передел» — это тайное общество, в которое входило не более 100 человек. Кроме Плеханова, в него входили также В. Засулич, Аксельрод, Стефанович. Организация издавала одноименный журнал. Их идеология была направлена в сторону крестьянского вопроса: в русской общине они видели  исходную точку социалистического развития; они верили, что, благодаря общине,  «экспроприация крупных поземельных собственников» приведет Россию «к замене индивидуального владения коллективным, то есть обусловит торжество высшего принципа имущественных отношений. Такой именно смысл имеют живущие в русском народе ожидания чёрного передела». К террору чёрнопередельцы относились с решительным осуждением.

Г.В Плеханов

В 1879 г. Плеханов эмигрировал в Швейцарию, где занялся переводом на русский язык книги К. Маркса и Ф. Энгельса «Манифест коммунистической партии». В 1883 г. он создал в Женеве первую российскую марксистскую организацию «Освобождение труда». Плеханов считал, что Россия уже стала на путь капиталистического развития, поэтому  теория марксизма вполне для нее подходит. Он пишет ряд книг, излагавших марксистские идеи применительно к России:  «Социализм и политическая борьба» (1883), «Наши разногласия» (1885), где  дает развёрнутую критику теории и тактики народничества, обосновывает вывод о вступлении России на путь капитализма, доказывает, что передовой решающей силой грядущей революции является не крестьянство, а пролетариат, выдвигает задачу создания рабочей социалистической партии в России. Большое значение для основания российской социал-демократии имели два проекта программы группы «Освобождение труда», написанных Плехановым: первый из них (1883) содержал некоторые уступки народничеству, а второй  (1885) – основные элементы программы марксистской партии:

  • общедемократические преобразования;
  • меры в интересах рабочих;
  • меры в интересах крестьян.

Позже им был создан «Союз русских социал-демократов за границей».

Создание газеты «Искра»

www.rosimperija.info

Плеханов, Георгий Валентинович – биография

С годами мы так меняемся, что не только не узнаём самих себя – своих былых фотографий, своих когда-то записанных мнений, это бы ничего: всё развивается и в развитии меняется, – но в старости обидно вспомнить, как целые периоды, целые периоды твоей жизни направлены были не туда, потеряны были не на то, – обидно именно сейчас, когда так дорого последнее время – а нет его, когда так нужно, несравненно нужнее всего прежнего хоть сколько-нибудь сил – а нет их.

Почему так важно было столько сил убить когда-то на дискуссии с Михайловским? – разве в нём была истинная опасность? Или как мог сомкнуться с этим мелочно-злобным деспотом Лениным – и на 2-м съезде партии, и потом после ликвидаторов, и казалось, что они надолго вперёд заодно? А вот, в исторические и роковые дни России – кто выявился для неё коварнее, чем этот Ленин?

И недолог срок человеческой жизни, но и не так уж мал. И сколько раз за него мы успеваем повернуться и измениться? Мать (Белинская, отдалённая родственница критика) направляла к религии, отец ото всех 13 детей (от двух жён) требовал: трудиться! (Мелкопоместный, 200 десятин земли.) А Георгий, старший от второго брака, слушая о военных подвигах отца, отринул быть штафиркой, замечтал стать полководцем, и в 9 лет – в воронежскую военную гимназию, и там проглатывал военные книги, впрочем уже вступал и в диспуты с законоучителем. Потом – Петербург, Константиновское юнкерское училище и страстное подражание старшему единокровному брату Митрофану – выпускнику Академии Генерального штаба, блестящему офицеру, пессимисту и скептику под образ лермонтовского Печорина. (И загадочно кончил самоубийством, в Киеве, в саду св. Владимира.) Но уже и юнкером Георгий отклонялся ко взглядам демократическим и революционным. (Приехал домой, а мать склоняется продать землю не крестьянам, ниже цена, а купцу. Помешал: тогда сожгу хлеб у купца и объявлюсь властям. Продали крестьянам.) А желание быть полководцем – растерял. Окончив училище, выхлопотал освобождение от офицерской службы – и в 17 лет поступил в Горный институт. При смутных представлениях о народе – он жаждал идти в народ. И очень стеснялся: как это надо делать? Начал вести занятия с петербургскими рабочими. Кое-кто из них, а больше учащаяся молодёжь на праздничный Николин день в декабре 1876 года устроили демонстрацию у Казанского собора – и тут Плеханов выступил со своей первой революционной речью, ставшей знаменитой в истории России. А после неё при возгласах «да здравствует Земля и Воля!» развернули красное знамя, тоже первое в русской истории. Подступивших полицейских даже обратили в бегство. После того дня были аресты, но Плеханов ускользнул.

Плеханов в молодости. Фото 1870-х гг.

 

Три года жил по подложным документам. Пытался стать деревенским учителем по подложному аттестату. На рабочих похоронах в Петербурге студенческой группой отбили от ареста рабочего оратора. Искал, где мог, благоприятных случаев для агитации в народе. Ездил и на Дон, где казаки волновались против вводимого земства. Несколько раз задерживался полицией – но всегда удачно отпускали. Весной 1878 написал программу партии «Земля и Воля»: продолжать титанов народно-революционной обороны – Болотникова, Булавина, Разина, Пугачёва. А через год против этой программы пробилась мысль Александра Михайлова: работа среди крестьянства – медленна, трудна, это бочка Данаид, надо не агитировать в массах, а – наказывать и дезорганизовывать правительство, и тем мы достигнем народной свободы. И Ткачёв тоже призывал к прямому захвату власти революционным меньшинством, к диктатуре революционеров. Так – всё меньше верили в способность народа добиться чего-нибудь собственными силами, из народничества – вытравлялась вера собственно в народ! Плеханов воспротивился. Он соглашался на террор частичный – фабричный, аграрный, но лишь как дополнительное средство к агитации народных масс. И – ушёл с землевольческого съезда в Воронеже, создавал «Чёрный передел». Тот быстро умер, но из него пошли ростки российской социал-демократии. Эти три года Плеханов жил нелегально, и даже готовился не отдаваться в руки полиции без вооружённого сопротивления (не пришлось) – а в начале 1880, когда в Петербурге ожидалась массовая проверка паспортов, – выехал за границу, вместе с женой Розалией Марковной, курсисткой-медичкой.

А наверно – роковая ошибка. Выезжаешь – думаешь: на несколько месяцев, вот переждать сплошную проверку, кажется – опасный короткий период. Опасными кажутся – лишь преследования от царского самодержавия. А не знаешь, какой это сухой, выматывающий и безплодный ужас – эмиграция. Уезжаешь – на несколько месяцев, и кто бы тебе прошептал: на 37 лет! Сразу – туберкулёз (и вечный бронхит). Безденежье (твоё писательство нигде ничего не зарабатывает). Кормит – жена (а ей ещё надо добиться диплома доктора). Из трёх дочерей одна умерла, две растут почти не зная русского языка. Порыжелое пальтишко, жалкий костюм, бахрома брюк. Швейцарское правительство высылает (жена остаётся работать в Женеве, Георгий Валентинович – через границу, во французской деревне). Потом высылает и Франция. Лондон. Потом Швейцария разрешает вернуться – и 22 года там. (Даже и в Пятом году не было средств подняться на поездку в Россию.)

 

Отвергнутый пророк. Георгий Плеханов

 

37 лет – нищеты и выживания. А какая долгая духовная история этих же лет. После убийства Александра II – сочувствие к разгромленным народовольцам, надо их поддержать. Союз с Тихомировым. Потом разрыв с Тихомировым. «Освобождение труда». Полемика, полемика с народниками. И против изменника Струве. Подрастают молодые революционные марксисты – и с ними не в одно, полемика и с ними. Только создали партию – раскол. Потом хлипкое соединение. Опять раскол. А уму – простор десятилетий, есть время читать, обрабатывать чужое, думать своё. Маркс выводит понятие красоты только из производственной деятельности – узко. Почва красоты – несравненно шире, и даже может быть – биология? раса? Горький пишет предельно пролетарски-выдержанную «Мать» – но это бездарно тенденциозно. А Ропшин едва не заражает нас ренегатством от революции – но объективно это допустимо в искусстве. И какая-то сила затягивает в глубь веков – XVIII – XVII – XVI века, «История русской общественной мысли». Ты остаёшься верен своим революционным взглядам, но родная история ещё по-своему и по-новому омывает. А родной язык из древности – учит писать не так, как пишем мы наши брошюры.

Жил на родине – понимал её как поле агитации и боя, освобождение народа. Надо лишиться её – на десять лет, на двадцать, на тридцать, – чтобы ты с удивлением увидел, что любишь её даже такою, как она есть сейчас, – растоптанную самодержавием. Да наверно, вот это чувство родины удержало и в молодости вне террора народовольцев (хотя ведь и он тренировался когда-то, истыкивая табурет кинжалом, и восхищался чигиринской мистификацией). Не мог заставить себя быть пораженцем в японскую войну. А началась великая европейская война – и немецкие, французские социал-демократы поддерживают свои правительства, как бы к ним ни относились, – а что же мы? отринутей? безродней? Столько лет призывал Плеханов через Интернационал: душить Россию международной изоляцией, не давать ей ни кредитов, ни чего другого. А теперь написал социал-демократу думцу: голосование против военных кредитов было бы изменой России, голосуйте за. И предостерегал русских рабочих от революционных действий во время войны: это равнялось бы измене. Он обнаружил в себе чувство края – края гибели для родины.

И такой поворот совсем не лёгок: три четверти российских революционных эмигрантов ощерились на Плеханова как на предателя Интернационала. Сколько грязных оскорблений от грубого Ленина из Цюриха, от ядовитого Троцкого из Парижа – и за что? что Плеханов и его группа признали право народа защищаться, если на него напали. Такой «интернационализм» – несложная премудрость убогого состава. (И почему-то Троцкий всё поливал грязью только союзников, а Германии всё прощал, даже потопление санитарной «Лузитании».)

Но воссияла Февральская революция – и насколько же ещё дороже стала родина! и насколько достойнее защиты!

Так вот когда настал год и час возвращения! (Уже думал и не дожить.) И каким же кружным путём! – из Италии в Париж, из Парижа в Лондон. В Северном море не только страдал от морской болезни, но пережили тревожные часы, боялись немецких подводных лодок, из предосторожности все надевали спасательные пояса. А как нарастало волнение, когда поезд подходил к Петербургу! – не просто возвращённая Россия, но – свободная! А с другой стороны, Георгий Валентинович понимал, что и сам он никогда, никогда ещё не был так нужен России и русскому рабочему классу, как сейчас: объяснить ему путь в минуту наибольшей и наигубительной опасности. С пьедестала его несравненной жизни – как же будут его слушать! Может быть, он помирит всех социал-демократов, или даже всех социалистов. Очевидно, придётся войти во Временное правительство. И возглавить Совет рабочих депутатов. Для скромного эмигранта встреча на вокзале была ошеломительна. Уже близ полуночи – а тут оркестры, делегации воинских частей, от заводов и фабрик, от союза журналистов, помощник градоначальника (передаёт привет от Керенского, который сам приехать не мог), вся верхушка Совета, и верная Засулич уже тут. Еле пробились под аплодисменты в парадные комнаты, где Чхеидзе произносил приветственную речь. А Георгий Валентинович только мог ответить: «Мне, первому поднявшему красное знамя сорок лет назад на Казанской площади, особенно приятно видеть эти красные знамёна. Сколько их! Теперь смерть была бы завидной для меня, но я хочу поработать для дорогой родины. Наши воины показывают, что не допустят возвращения к старому режиму – и я этому верю. Начальство погибло, а отечество осталось». И ещё приветствия, и подняли на руки, понесли к автомобилю. На площади за Финляндским вокзалом такая огромная толпа, что автомобиль с трудом двигался. Но и это не всё – теперь поехали в Народный дом, где шло Всероссийское Совещание Советов, и под гром ещё новых аплодисментов, уже без десяти час ночи, вывели Плеханова на сцену.

Плеханов в апреле 1917. Петроград

 

А он – уже ничего не мог говорить, ни единого слова произнести. Вот, соотечественники – рабочие, солдаты и социалисты, готовы были безпрепятственно слушать его на родной земле – а он потерял дыхание. Иссякли его силы. Иссякли за 60 лет. За 37 лет эмиграции. Вот когда они были нужны, его силы! а сейчас – мог только поклониться молча залу. И еле стоял на ногах, его поддерживали.

Измученный дорогою, он, при уходе Розалии Марковны, пролежал сутки, отдышался – и в воскресенье днём отправился на Совещание Советов в Таврический дворец. Нельзя сказать, чтоб силы были, но говорить мог. Необычайное волнение, только вдуматься в это: в самой России открытое совещание истинных представителей трудящихся классов! И вот в думском зале они стоя бурно рукоплескали ему – вот во что преобразился его первоначальный митинг у Казанского собора! Теперь уже не от безсилия, а от волнения он опять еле говорил:

– …революционное поколение, которое в продолжении десятков лет боролось под красным знаменем, не теряя веры в русский народ, когда вся Россия, вместо того чтобы поддержать революцию, молилась за царя… А нас, социал-демократов, была небольшая кучка, над нами смеялись и называли утопистами. Но я скажу вам словами Лассаля: «Нас было мало, но мы так хорошо рычали, что все подумали, что нас очень много». Я, неисправимый сторонник научного социализма, сказал в Париже в 1889 году:

«Русское революционное движение восторжествует как движение рабочего класса или никогда не восторжествует». Все удивлялись: что за несчастный характер, как можно верить в русский рабочий класс, другое дело – в русскую интеллигенцию… И вот, когда я имею неизреченное счастье стоять в свободном Петрограде и обращаться к российскому пролетариату, – я спрашиваю вас, товарищи: где же эта утопия, в которой нас обвиняли?.. Старый царский режим, весь изъеденный, можно сказать, молью и червями, режим, покрытый безпримерным в России позором… Когда я вступил на Финляндский вокзал – какую музыку я услышал? – марсельезу! …это французские идеи, которые дали росток на другом конце Европы более чем через сто лет…

И – добродушно шутил о присутствующих французском и английском социалистах, – и, взявшись с ними за руки, стоял перед ливнем пролетарско-солдатских рукоплесканий.

Он произносил речь со всем возможным тактом, чтоб не обострять возможных тут разногласий. Но и не миновал свою новейшую веру, по которой так ожесточённо уже пришлось поспорить:

— Меня называют социал-патриотом. А что это значит? Человек, который имеет не только определённые социалистические идеалы, но и любит свою страну. Да, я люблю свою страну и никогда не считал нужным скрывать это.

Ничуть не аплодировали. В зале наступило молчание, и шёпот, шёпот.

— Я уверен, никто из вас не встанет, чтобы сказать: это чувство должно быть вырвано из твоего сердца. Нет, товарищи, этого чувства любви к многострадальной России вы из моего сердца не вырвете! По своему происхождению, товарищи, я мог бы принадлежать к числу угнетателей, к ликующим, болтающим, обагряющим руки в крови, но я перешёл в лагерь угнетённых, потому что любил эту страдающую русскую массу.

И всё остриё сегодняшнего разногласия:

— Было время, когда защищать Россию значило защищать царя. Это было ошибочно по той причине, что царь не хотел защищать Россию, портил национальную защиту. Но тем более теперь, когда мы сделали революцию, нам надо всемерно бороться против врага внешнего, против Гогенцоллернов…

А вернулся домой – это недоверчивое молчание проработалось в нём, показалось – чего-то он не договорил. И ещё на другой день, уже простуженный, поехал сказать несколько слов перед закрытием Совещания: на Западе тревожатся, не внесёт ли революционная Россия большего безпорядка в управление страной. Нет, русская демократия – политически зрелая.

И – окончательно заболел. Сказался резкий переход от благословенного климата Италии к ужасному петербургскому. И уже из постели руководил своим «Единством» и наблюдал за разрушительными усилиями приехавшего Ленина. Плеханов со своей группой и газетой оказался теперь далеко не левым, а как бы в центре – в самом благоразумном центре. Из номера в номер и развивали (когда были силы – писал статьи сам, но чувствовал, что и перо его слабеет, нет былой хватки): о войне – что она вызвана австро-германской буржуазией, их победа привела бы к восстановлению у нас монархии; германский народ не восстал – и нам необходимо покончить с прусским милитаризмом; эта война и раньше была делом народов, а после революции тем настоятельнее, мы защищаем свой насущный интерес; и о сути революции – состояние общества исключает переход к социалистической революции; время раскола придёт, но оно ещё не наступило, революция дружно сделана единением всех слоёв; она сейчас носит буржуазный характер, и было бы безумием для рабочего класса захватывать власть, это возможно станет тогда, когда он поведёт за собой большинство страны, а сейчас социалистам разумнее всего самим войти во Временное правительство.

Он думал так, и даже ещё прямее ответил на вопрос, возможно ли его личное участие во Временном правительстве: никакого предложения я не получал, но принципиально не вижу возражений; по пути, во Франции, говорил с Гедом – он тоже не видит.

И это было повсюду напечатано, намерение Плеханова ясно. И шли дни, простуда его не могла быть помехой в переговорах – но никто не приходил с предложением.

Странно.

А каждая фраза «Единства» была острой конфронтацией с Лениным, с его анархическим бредом по развалу России. Его призывы к братанию с немцами могут с корнем вырвать молодое нежное дерево нашей политической свободы. И тут другое странно: хотя никто из социалистов не разделял взглядов Ленина, но, кроме

«Единства», никто и не спорил с ним на полное разоблачение – все смалчивали, уклонялись или выражались как-то особенно мягко и неопределённо. А «Правда» с несравненным ленинским нахальством перешла сама в наступление. Георгию Валентиновичу не сразу и показали: «Правда» к приезду Плеханова напечатала развязный гнусный стишок с намёком чуть ли не на полицейские симпатии:

 

Ты наш великий пропагатор,
Ты социал наш демократор.
Привет от преданных друзей.
Гамзей Гамзеевич Гамзей.

 

(Потом Каменев публично соврал, что редакция сожалеет, стихи появились «по недосмотру».)

Разумеется, не призывал Плеханов бороться с Лениным иначе чем словом. Сторонников старого строя – этих следовало бы высылать на север. Против слухов о погромной агитации в Бессарабии и Киевской губернии они вдвоём с Чхеидзе напечатали воззвание – положить конец гнусной попытке деятелей чёрной сотни! С потенциальными громилами надо поступать по всей строгости закона. Анархическому же сектантству ленинцев надо противопоставить начала научного социализма. Но всё же – противопоставить. А это – никем не делалось. Чернов близоруко упражнялся в снисходительной иронии к «буржуазным страхам» от Ленина.

Только через две недели по приезде к Плеханову явился представитель правительства – министр Некрасов. Но приглашать отнюдь не в правительство, далеко от этого: возглавить комиссию по улучшению материального положения железнодорожных служащих!..

Первые минуты было нестерпимо обидно, такое впечатление, что над ним смеются. Но взял себя в руки и смирился: всё же это есть конкретная забота о положении пролетариата, и даже научный вождь не должен этим пренебрегать, это как бы малая частица того министерства труда, в которое прочила его молва. Смирился – и согласился. И съездил на конференцию железнодорожников, выступил там.

Согласился, потому что решил перенести свою деятельность в Совет рабочих депутатов, вступить в Исполнительный Комитет. Дал знать об этом. Оттуда пожелали формального заявления от группы «Единство», вместе с Дейчем. Подали такое.

Но – чудовищно! Исполнительный Комитет был – дети его, две трети учились по его книгам. И он один мог принести им давний социалистический опыт. Он один мог объяснить им настроения сегодняшних западных социалистов. И вот, голосованием 23 против 22 отказали «Единству», и лишь 27 голосов набралось: пригласить Плеханова лично, но только с совещательным голосом.

Кто б ему сорок лет назад предсказал такое?..

Интриги большевиков? Нет, шире: исполкомовцы не могли ему простить откровенно высказанного «социал-патриота». А кто они сами? От кого они входили? От каких-то мифических групп, а то просто сами от себя – Суханов, Стеклов, Кротовский, Лурье, да три десятка таких, от кого? Теснятся у кормила…

Так надо было 40 лет провести в изгнании, чтобы теперь мальчишки отталкивали его? Столько лет томиться в эмиграции, чтоб не иметь сил никак повести события на родине?

В этот раз – не смирился. Обиделся. Отказался.

Нет сил… Недоберёг. Перетратил их когда-то, может быть, и по ложным направлениям? и в ненужных дискуссиях?

Впрочем, и здоровье сильно сдало. Врачи советуют переселяться в Царское Село. И придётся.

А сегодня был – великий праздник, впервые в России открытое Первое мая. Звали Георгия Валентиновича выступить на нескольких митингах – в Мариинском театре, в цирке Чинизелли. А ехать – не мог. Отказали силы у самого порога будущего. На митинг «Единства» поехала Роза, прочесть его обращение. А ещё он написал письмо обещающей молодёжи, артели социалистического студенчества: «Для международного пролетариата очень важно, чтобы к нему примкнуло как можно больше людей высшего образования. Социалистическая революция предполагает долгую просветительскую работу, об этом забывают у нас теперь – и зовут сразу к захвату политической власти…»

Поймут ли? Вникнут ли?

На улице шёл праздник – Георгий Валентинович лежал в постели на спине, смотрел в потолок. Ведь он – был участник того парижского социалистического съезда в 1889, когда и установили праздник 1 мая. А вот когда первый раз на родине открыто… Ну да это нездоровье – наверное же, не надолго.

Порой доносились через форточку оркестры, революционное пение. Этот День – возвышает тружеников над прозой житейской суеты.

Заходили друзья – взволнованные, очарованные, рассказывали. Марсово поле – как людской океан. Тысячи красных знамён, дюжина оркестров там и сям, кто марсельезу, кто оперную музыку. В разрядку расставлены грузовики под красной тканью, и с них митинги. Перемежаются в ораторах – солдатская шинель, рабочий пиджак, крестьянский тулуп, еврейский длинный сюртук, ряса. Говорят, говорят без конца, с крупными жестами. Слушают напряжённо, наивно, не перебивая. Много речей о разделе земли. Но есть и знамёна «долой войну».

— Говорят: на Пороховых Ленин призывал захватывать заводы и фабрики, готовиться к диктатуре пролетариата…

Ах, сумасшедший! Да кто ж его уймёт?

— А у Казанского собора?

— Член Совета Бройдо энергично нападал на правительство:

«Если бы мы захотели, то через два часа свергли бы это правительство и взяли власть в свои руки!» – «А вы не боитесь, что ещё через два часа и вас свергнут?» – «Нет, мы – народ, нас свергнуть нельзя!»

У Казанского собора!

И как же через эту сумятицу умов донести: и отечество в опасности, и социализм в опасности. Товарищи! если мы действительно стремимся к свободе – то какие между нами могут быть разногласия?..

 

Глава 40 романа А. И. Солженицына «Апрель Семнадцатого», части эпопеи «Красное колесо».

 

rushist.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о