Печенеги и ярослав мудрый – Разгром печенегов войсками Ярослава Мудрого во время осады Киева

Содержание

Разгром печенегов войсками Ярослава Мудрого во время осады Киева

Осада Киева печенегами в 1036 году — последняя военная акция печенегов против столицы Киевской Руси, предпринятая этими кочевыми племенами после смерти Мстислава Черниговского, когда Ярослав Мудрый выехал в Новгород оставив Киев без существенной защиты. Сокрушительный разгром печенегов войсками Ярослава Мудрого, вернувшегося с новгородцами и варягами, положил конец их противостояния с Киевской русью.

Карта — направление набега печенегов перед осадой Киева в 1036 г
Атакующие кочевники

Причины набега

  • Смерть Мстислава Храброго и отсутствие Ярослава Мудрого в Киеве
  • Печенегов теснили другие кочевники — торки, половцы, гузы
  • Ярослав Мудрый застраивал юго-восточные границы Киевской Руси новыми городами-крепостями, что вызывало недовольство печенегов

Предпосылки конфликта и хронология событий

Первые столкновения Руси с печенегами

Первое упоминание о столкновении Руси с печенегами содержится в Никоновской летописи под 867 (6375) годом, когда киевские князья Аскольд и Дир, после неудачного похода на Византию, нанесли поражение появившимся в Приднепровье печенегам:

«Того же лета избиша множество печенег Осколд и Дир»

Вплоть до описываемых событий 1036 года, печенеги то заключали союзы со славянскими князьями и помогали им в набегах на европейских соседей или в борьбе друг против друга, то разоряли города Руси. В 972 году они убили князя Святослава Храброго на Днепровских порогах.

Пеший воин-печенег

Печенеги во времена Ярослава Мудрого

В начавшейся в 1015 году междоусобной войне между Ярославом и Святополком печенеги выступали на стороне последнего. Кроме печенегов союзником Святополка выступал польский король Болеслав I (Храбрый). Германские и польские историки отмечают, что печенеги по указанию Болеслава совершали частые набеги на русские земли, чем сильно изматывали войска Ярослава.

В 1016 (6524) году под Любечем произошла битва между войсками Ярослава Мудрого и Святополка Окаянного. Новгородские дружины удачным манёвром отрезали печенегов от союзных им основных сил Святополка, что в значительной степени повлияло на исход битвы в тот день в пользу Ярослава. Печенеги в течение всей битвы оставались за озером и фактического участия в ней не принимали.

Битва под Любечем (1016). Печенеги, отрезанные озером от союзников. Радзивилловская летопись.

Штурм киева в 1017

В следующем 1017 (6525) году печенеги по наущению Бурицлейфа (здесь мнения историков расходятся, одни считают Бурицлейфа — Святополком, другие — Болеславом) предприняли поход на Киев. Печенеги пошли на приступ значительными силами, тогда как Ярослав мог опираться только на остатки варяжской дружины под предводительством конунга Эймунда, новгородцев и небольшой киевский отряд. По данным скандинавской саги, Ярослав в этом бою был ранен в ногу. Печенегам удалось ворваться в город, но мощный контрудар отборной дружины после тяжелого кровоприлитного боя обратил печенегов в бегство. Кроме того, для обороны Киева положительную роль сыграли большие «волчьи ямы» у стен Киева, вырытые и замаскированные по приказу Ярослава.

Печенеги в сражении на реке Буге в 1018

В 1018 (6526) году печенеги приняли участие в походе Болеслава и Святополка на Киев — Ярослав с южнорусской и новгородской ратями, а также с норманнской наёмной дружиной вышел на встречу, но 22 июля на реке Буге потерпел сокрушительное поражение и бежал в Новгород. Болеслав со Святополком вступили в Киев.

Через некоторое время Болеслав, захватив пленников и богатую добычу вернулся в Польшу, а Святополк был изгнан Ярославом Мудрым из Киева.

Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева

Печенеги в сражении на реке Альте в 1019

В следующем 1019 (6527) году Святополк с печенегами «в силе грозной» предпринял крупный поход против Ярослава. Последний, также собрав большое войско из новгородских и южнорусских земель, встретил неприятеля на реке Альте. По словам летописи, ― Ярослав встал на том месте где был убит Борис и, взмолившись об отмщении «…за кровь праведника», с восходом солнца повёл своё войско на печенегов. Битва длилась весь день и отличалась особой ожесточённостью, ―

«…и была сеча жестокая, какой не бывало на Руси, и, за руки хватаясь, рубились, и сходились трижды, так что текла кровь по низинам».

Лишь к вечеру русские едва одержали победу. Остатки печенегов бежали в степь, а Святополк на запад, где в том же году и умер «… в пустынном месте между Польшей и Чехией».

В 1020 (6528) году печенеги совершили молниеносный набег на русские земли. Ярослав не успел своевременно среагировать, и печенеги, захватив богатую добычу «… и много зла сотворивши, ушли восвояси».

После набега 1020 года летописи в течение 15 лет ничего не упоминали о печенегах. Между тем Ярослав продолжал укреплять южные рубежи Руси.

Осада Киева в 1036 году

В 1036 году Ярослав стал единовластным правителем Киевской Руси, объединив под своей властью киевскую и черниговскую стороны Днепра, когда его брат Мстислав умер в Чернигове без наследников. Ярослав отправился в Новгород посадить там своего старшего сына Владимира.

Узнав, что печенеги внезапно осадили Киев. Ярослав быстро сумел собрать сильное войско (из новгородцев, киевлян и наёмников-варягов) и выступил на защиту столицы.

Вооружене и облик знатного воина-печенега
Русский князь с дружиной.Варяги наемники X-XI векаНовгородский дружинник

Печенегам удалось лишь сжечь посады и предместья Киева, а местные жители успели уйти в город и унести своё имущество, скот был загнан в овраги. Киев держался до прихода Ярослава Мудрого.

Подойдя к осаждённому городу, Ярослав Мудрый прорвался внутрь крепостных стен, и вместе с местными дружинниками предпринял общую вылазку.

Противники сошлись на широком поле перед самим городом. Ярослав разделил свои войска на три полка по фронту, использовав боевой порядок применённый Мстиславом в неудачной для Ярослава битве при Листвене (1024). Дружина Ярослава (варяги) встала по центру, киевляне на правом фланге, новгородцы на левом.

Начался бой, который продлился весь день. Несмотря на количественное превосходство армии печенегов, победа Ярослава Мудрого была безоговорочной. Оставшиеся кочевники в панике бежали: множество печенегов утонуло в Сетомли и других реках, часть ушла к границам Византии, часть – к Дону.

Описание разгрома печенегов в 1036 году от Татищева

Спойлер

«Он же, перевесши ночью, ввел оное во град, а утро рано вывел в поле, устроя варяги посреди, на правой стороне киевляне, а на левом крыле новогородцы, и стали пред градом. Печенеги, видя оное, почали приступать и сступилися на месте, где ныне есть святая София, митрополиа руская, бе бо тогда поле вне града. И бысть бой вельми жесток, едва к вечеру Ярослав победи печенег и разбил их розно»

«Он же, перевесши ночью, ввел оное во град, а утро рано вывел в поле, устроя варяги посреди, на правой стороне киевляне, а на левом крыле новогородцы, и стали пред градом. Печенеги, видя оное, почали приступать и сступилися на месте, где ныне есть святая София, митрополиа руская, бе бо тогда поле вне града. И бысть бой вельми жесток, едва к вечеру Ярослав победи печенег и разбил их розно»

Битва под Киевом в 1036 году была завершающей в истории русско-печенежских войн. На юго-восточных границах Руси установился 25-летний мир, нарушенный впоследствии приходом половцев. По преданию, в память об этой выдающейся победе Ярослав велел заложить в Киеве храм Святой Софии. По некоторым сведениям, храм был воздвигнут именно на месте битвы.

Макет первоначального облика Софийского собора

В дальнейшем основная часть печенегов ушла в степи Северо-Западного Причерноморья, а в 1046―1047 годах под руководством хана Тираха перешла по льду Дунай и обрушилась на Болгарию, являвшейся в то время Византийской провинцией, которая периодически то вела с ними ожесточённую войну, то задаривала их подарками. Далее печенеги, не выдержав натиска торков, половцев и гузов, а также войны с Византией, частью на правах федератов поступили на византийскую службу, частью были приняты венгерским королём для несения пограничной службы, и с той же целью частью были приняты русскими князьями.

Другая часть печенегов сразу после своего поражения под Киевом ушла на юго-восток, где ассимилировались среди других кочевых народов.

Итоги и результаты

  • Печенеги разгромлены, их племена перестали играть существенную роль в степях.
  • Восточные границы Киевской Руси на протяжении всего последующего правления Ярослава Мудрого не подвергались набегам

Внешняя политика
Ярослава Мудрого

Войны и походы
Ярослава Мудрого

xn--80apmdfm0a.xn--p1acf

Битва ярослава мудрого с печенегами

Разгром печенегов под Киевом.

29.07.2016Категория: Образование и наукаПодкатегория: История Популярность

Печенеги долгие годы беспокоили Русь, их последнее нападение произошло в 1036 году, во время правления Ярослава Мудрого. Именно тогда и произошёл разгром печенегов под Киевом.

Печенеги долгие годы беспокоили Русь, их последнее нападение произошло в 1036 году, во время правления Ярослава Мудрого. Именно тогда и произошёл разгром печенегов под Киевом.

В 1036 году печенеги после пятнадцатилетнего перемирия вторглись в русские земли и осадили Киев. Нападение это стало большой неожиданностью для князя Ярослава, который в тот момент находился в Новгороде. Киев, соответственно, остался обезоруженным. По стечению обстоятельств в то же время скончался и брат Ярослава в Чернигове, соседнем с Киевом городе.

Печенегам удалось лишь сжечь посады и предместья, а местные жители успели уйти в город и унести своё имущество, а скот был загнан в овраги. Киев держался до прихода Ярослава Мудрого, который собрал большое войско из варягов и словен.

Ярослав Мудрый расположил войско следующим образом: в центре – варяги, слева – новгородцы, справа – киевляне. Началась битва, которая продлилась весь день. В ней приняли участие почти все племена печенег. Несмотря на бесчисленную армию печенегов, победа Ярослава Мудрого была безоговорочной. Оставшиеся печенеги в панике бежали: часть ушла к границам Византии, часть – к Дону, где попала в зависимость от более сильных племён.

В честь победы под печенегами в был воздвигнут собор Софии Киевской, который стоит и по сей день.

Похожие статьи

Вооруженная борьба Руси с печенегами в X–XIII вв.

В VIII–IX вв. печенеги входили в Огузский племенной союз и кочевали в заволжских прикаспийских степях. К средине X в., теснимые гузами-торками и половцами, печенеги обрели кочевья в причерноморских степях на территории от Волги до Дуная.

Печенегов принято подразделять на две ветви. Тюрская ветвь печенегов состояла из 8 орд и 40 родов.

4 орды занимали территории от Дона до Днепра, а другие 4 орды – от Днепра до Дуная. Хазарская ветвь печенегов кочевала в предгорьях Кавказа. Кочуя от летника к зимнику и обратно, вооруженные формирования печенегов периодически совершали грабительские набеги на соседей: Русь, Болгарию, Византию, Хазарию и др.

территории, принимали активное участие в междоусобной борьбе русских князей. Главную силу их войска составляла легкая конница. Печенеги обладали традиционной для всех кочевников тактикой ведения войны – конные удары «лавами», применение военной хитрости – преднамеренное бегство для заманивания противника под удар из засады, а при поражении они «рассыпались» по степи.

Впервые Русь столкнулась с печенегами в 915 г., когда печенеги «створивше мир с Игорем», вторглись в пределы русской лесостепной зоны.

В 920 г. русский князь Игорь совершил первый военный поход на печенегов.

При княгине Ольге, в 968 г., печенеги совершили первый набег на Русь.

В качестве союзников печенеги принимали участие во многих походах русского войска (X–XI вв.) и «федератов» (XI–XII вв.). Также они были союзниками Византии, Болгарии, Венгрии и др.

После смерти князя Святослава I (убит печенегами в 972 г.), натиск печенегов на Русь усилился, и князь Владимир I был вынужден укреплять южнорусское порубежье строительством городов-крепостей по рекам Десне, Ирпени, Трубежу, Суле и Стугне.

В ознаменование победы русского оружия над печенегами в 993 г. на реке Трубеже князь Владимир на поле брани поставил город Переяславль (Переяславль Русский).

Не раз приходили печенеги на Русь и в составе коалиционного войска, например, в 1018 г. в польском войске князя Болеслава I, добывшего Святополку I Киев, были немцы, венгры и печенеги.

В 1032 г. князь Ярослав Мудрый укрепил киевское порубежье городами по реке Рось.

С началом движения Сельджукидов гузы-торки и половцы двинулись в причерноморские степи, вытесняя печенегов.

Русско-печенежские войны

Как самостоятельная политическая сила печенеги последний раз напали на Русь в 1036 г. Это войско было разбито у стен Киева новгородско-киевским войском князя Ярослава I. На поле последней битвы с печенегами построен киевский Софийский собор.

В дальнейшем часть печенегов влилась в половецкие орды, другие были приняты Русью для охраны степных рубежей, а основная масса ушла в Придунавье и Венгрию. В 1091 г. печенеги напали на Византию.

Поселенные на Руси печенеги, вместе с др. тюрками, стали называться «черными клобуками». Военная деятельность печенегов, уже как «федератов» Руси, продолжалась в XI–XII вв.

Последнее упоминание о вооруженных формированиях «русских» печенегов, проживающих в городе Точеске, приходится на 1160 г., когда они вместе с берендеями и торками под руководством русских князей Рюрика Ростиславича, Владимира Андреевича и Василия Юрьевича выступили на стороне Ростислава Мстиславича и добыли ему Киев. Печенеги служили верой и правдой Руси.

Однако отдельные печенежские вооруженные формирования, входили в состав монголо-татарского войска, одержавшего победу над русскими и половецкими войсками в сражении на Калке в 1223 г.

Вернуться к списку

При Ярославе Мудром Русь достигла наивысшего расцвета.

Как и другие русские князья, он вел много войн, чтобы защитить свое государство и продемонстрировать растущую мощь Руси.
Ярослав Мудрый утвердил свою власть в восточной части Чудской земли, на западном берегу псковского озера в честь своего небесного покровителя основал опорный пункт Руси — крепость Юрьев.

Во время правления Ярослава Мудрого произошло последнее нападение печенегов на Русь.

В 1036 году вернувшись из Новгорода, он разгромил печенегов. В память о победе над печенегами на месте битвы Ярослав приказал заложить храм –собор Святой Софии.

В 1043 г. при Ярославе Мудром Русь совершила последний военный поход против Византии. Русь больше с Византией войн не вела. Отношения между двумя государствами становились всё более дружественными.

Княжение Ярослава Мудрого продолжалось 37 лет.

Умер Ярослав Мудрый 20 февраля 1054 года в Вышгороде на руках сына Всеволода.

Предчувствуя приближение смерти, он осознавал неизбежность последующей борьбы за власть между своими сыновьями и попытался это предотвратить. Ярослав Мудрый составил завещание, в котором призвал сыновей жить в мире и согласии и установил новую систему наследования княжеских престолов, наследование княжеств происходило не от отца к сыну — по вертикальной линии, а от старшего брата к младшему, и только потом к племянникам — как бы по горизонтали.

Такая система престолонаследия, созданная Ярославом, получила наименование лeствицы (по-древнерусски «лестница»). Она упорядочивала порядок замещения княжеского стола и, казалось, предотвращала недовольство младших членов рода, которым в свой черёд предстояло княжить в Киеве.

Новая форма государственного правления должна была сохранить единство Киевской Руси и мирный путь передачи власти.

Ослабление центральной власти на Руси вызвало появление периодических съездов князей.На них пытались решить вопросы, важные для всех русских земель.

Первым из известных по летописи является княжеский съезд 1072в Вышгороде. Изяслав, Святослав и Всеволод собравшихся по случаю перенесения мощей святых Бориса и Глеба в недавно построенной церковь в их честь. На Вышгородском съезде также был принят новый сборник законов «Правда Ярославичей», что дополнил «Русскую правду».

Самым известным среди съездов русских князей является съезд 1097 г.

в Любече.На нем князья договорились о введении основ наследственного владения княжествами («Каждый пусть держит отчину свою ») и решили рассматривать захват чужой вотчины как преступление и вместе выступали против того, кто попытается это сделать.

Теперь власти в каждом уделе имела передаваться от отца к сыну. Порядок, введенный Ярославом Мудрым, отменялся.

Князья также приняли решение о совместных действиях против половцев: «Отныне соединимся в одно сердце и защитим Русскую землю». Однако эти решения не были воплощены в жизнь.

Булат

В 1113 г. в Киеве умер князь Святополк Изяславич, и в Киеве вспыхнуло восстание горожан против ростовщиков. Горожане громили дворы дворянских, княжеских управителей, бояр, ростовщиков.

Погромы в Киеве продолжались несколько дней, и никому не удавалось их остановить.

В этой ситуации киевские бояре решили пригласить на престол самого авторитетного на Руси князя — Владимира Мономаха.

Владимир был внуком Ярослава Мудрого . Его дедом по материнской линии былвизантийский император Константин Мономах. По имени византийского деда он получил прозвище Мономах. На момент приглашения в Киев Мономах правил в своей вотчине Переяславле.

Ему было уже 60 лет, и он успел проявить себя и как талантливый полководец, и как государственный деятель, и как человек высокой культуры.

Владимир Мономах много лет вел борьбу против половцев. Поскольку половцы не имели государства, мир с ними не мог быть долгим. Если одни ханы и соблюдали его, то другие не считали себя связанными этим договором.

Нападения кочевников возобновились.

Особенно опустошительным для кыпчаков и победоносным для русских стал поход 1111 г. Ряд ханов собирался нанести Руси новый удар.

БИТВА С ПЕЧЕНЕГАМИ У КИЕВА В 1036 ИЛИ 1037 г.

26 февраля 1111 г. в Великую Степь под началом Владимира Мономаха двинулись почти все русские князья, включая Святополка Киевского.

В глубине Половецкой степи русские захватили столицу кыпчаков Шарукань. Сражение на Сальнице завершилось полной победой русских.

Став киевским князем (1113 — 1125) Мономах утихомирил восстание в городе.

Он издал добавления к “Русской Правде”, которые получили название “Устав Владимира Мономаха”. Устав:

  • упорядочил взимание процентов ростовщиками,
  • улучшил правовое положение купечества,
  • регламентировал переход в холопство.
  • Большое место “Устав” уделял правовому положению закупов.

При Мономахе Киев украсился новыми постройками. Близ Киева был построен Выдубицкий монастырь, церковь на реке Альте.

С именем Владимира Мономаха связано и появление на Руси символов царской власти — короны (шапки Мономаха), скипетра, державы.

  • Шапка Мономаха — главная регалия русских великих князей и царей.

Представляет собой золотой филигранный остроконечный головной убор, предположительно восточной работы конца XIII — начала XIV века с собольей опушкой, украшенный драгоценными камнями: жемчугом, рубинами, изумрудами и крестом.

  • Скипетр ( «жезл») — древнейший символ власти.

Первообраз скипетра — пастушеский посох. В состав атрибутов русской царской властискипетр вошёл в 1584 году при венчании на царство Фёдора Иоанновича.

  • Держава (власть) — символ государственной власти монарха, представлявший собой золотой шар с короной или крестом.

Владимир Мономах смог объединить под своей властью 3/4 территории Древнерусского государства, на время прекратить княжеские усобицы.

Но единство Руси Владимир Мономах удерживал только силой своего авторитета. В границах Руси уже сложились и выросли самостоятельные государства.

Русь неудержимо распадалась. На Руси начинался период феодальной раздробленности.

Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 1237;

Похожие статьи:

Битва с печенегами под Киевом

Новый всплеск активности печенегов пришелся на период междоусобной войны между сыновьями Владимира (1015-1019 гг.). Решающая битва произошла на реке Альте в 1019 году, где Святополк и печенеги потерпели сокрушительное поражение.

В 1036 году печенеги вновь организовали крупный поход на Русь и осадили Киев. Ярослав, находившийся тогда в Новгороде, поспешил вернуться в столицу.

Он собрал большое войско из варягов и новгородцев, а затем двинулся на помощь осажденным. Перед сражением Ярослав расположил свои полки следующим образом: варягов поставил в центре, новгородцев — на левом фланге, а киевлян — на правом. Ожесточенная битва длилась целый день. Печенеги были разгромлены, большая часть их войска погибла во время бегства.

Эта славная победа стала последней в истории русско-печенежских войн.

По преданию, в память об этой выдающейся победе Ярослав велел заложить в Киеве храм Святой Софии.

Войны с половцами в XI в.

Войны с половцами (вторая половина XI века)

25 лет мира после победы над печенегами и до прихода половцев.

Первое нападение половцев на русскую землю датируется 1061 годом, когда они разбили войско переяславского князя Всеволода Ярославича. Спустя семь лет был совершен новый набег. Навстречу ему выступили совместные силы великого князя Киевского Изяслава и его братьев Святослава Черниговского и Всеволода Переяславского.

Сражение на реке Альта (1068 год).

Противники встретились в сентябре на берегах реки Альты. Битва происходила ночью. Половцы оказались удачливей и разгромили русских, которые бежали с поля боя. Следствием этого поражения стал мятеж в Киеве, в результате которого Изяслав бежал в Польшу. Нашествие половцев было остановлено князем Святославом, который с небольшой дружиной смело атаковал под Сновском многочисленное войско кочевников и одержал над ними решительную победу. До 90-х годов XI века летописи умалчивают о крупных набегах, но “малая война” периодически продолжалась.

Битва на Стугне (1093 год).

Особенно усилился натиск половцев в 90-е годы XI столетия. В 1092 году кочевники захватили три города: Песочен, Переволока и Прилук, а также разорили множество сел по обеим сторонам Днепра.

В набегах 90-х годов прославились половецкие ханы Боняк и Тугоркан. В 1093 году половецкие войска осадили город Торческ. Навстречу им выступил великий князь Киевский Святополк Изяславович с дружиной из 800 воинов.

Кто такие печенеги, борьба Киевской Руси с их набегами

По пути он соединился с войсками князей Ростислава и Владимира Всеволодовичей. Но соединив силы, князья не смогли выработать совместной тактики. 24 мая русское войско перешло реку Стугну и было атаковано превосходящими силами половцев. Не выдержав удара, россияне бежали к реке. В бурных от дождей водах многие погибли (в том числе и переяславский князь Ростислав Всеволодович).

После этой победы половцы захватили Торческ. Чтобы остановить их нашествие, великий князь Киевский Святополк был вынужден заплатить им дань и жениться на дочери половецкого хана Тугоркана.

Трубежское сражение (1096 год). Спустя два года после битвы на Стугне набеги возобновляются с новой силой.

Причем на сей раз южным князьям вообще не удалось договориться о совместных действиях. Этой распрей тут же воспользовались половцы, которые двинулись на Русь по обеим сторонам Днепра. Боняк появился в окрестностях Киева, а князья Куря и Тугоркан осадили Переяславль.
Тогда Владимир и Святополк, быстро двинулись на защиту своих пределов. Не застав Боняка у Киева, они переправились через Днепр и неожиданно для половцев появились под Переяславлем.

19 июля 1096 года русские стремительно перешли вброд речку Трубеж и атаковали войско Тугоркана. Не успев построиться для боя, оно потерпело сокрушительное поражение. Во время преследования многие половецкие воины были перебиты, в том числе погиб и хан Тугоркан (тесть Святополка) вместе с сыном и другими знатными военачальниками.
Тем временем Боняк, узнав об уходе князей за Днепр, чуть было не захватил неожиданным набегом Киев.

Половцы разграбили и сожгли Печерский монастырь. Однако узнав о приближении полков Святополка и Владимира, половецкий хан быстро ушел со своим войском в степи.

Победа на берегах Трубежа имела большое значение в восхождении полководческой звезды Владимира Мономаха, который становится признанным лидером в борьбе с половецкой опасностью.

ekoshka.ru

Разгром печенегов под Киевом – дата, предводитель

Фото с сайта: samlib.ru

Древнерусские предания и сказания полны упоминаниями о таком народе, как печенеги, которые издревле кочевали у южных границ российских княжеств. Причем сведения о них достаточно противоречивые, правда, все они свидетельствуют об одном и том же – печенеги были умелыми воинами, жестокими и безжалостными, настоящими варварами, которые вовсе не гнушались поступить на службу к некогда враждовавшими с ними соседями, чтобы подзаработать, а потом снова вступить с бывшими «работодателями» в битву. Однако разгром печенегов Ярославом Мудрым под Киевом стал переломным моментом в истории этого кочевого народа, после чего они вполне успешно ассимилировались на очень больших территориях разнообразных государств.

Краткий ракурс в историю народа: окончательный разгром печенегов – следствие неправильной политики?

Как свидетельствуют знаменитые историки, не доверять которым у нас нет совершенно никаких оснований, печенеги кочевали по необъятным просторам степей Евразии, в местности, откуда их активно вытесняли огузы, а также кимаки. Приблизительно в седьмом-восьмом веке сильная засуха заставила скотоводов и воинов искать более подходящие пастбища, из-за чего они и решили перейти на новые земли, перейдя Волгу. Так они появились в землях, которые до их появления назывались Леведия, а потом стали зваться Падзинакией.

Это интересно

Занимательно, что на то время язычество на Руси процветало, и Византия еще не успела пустить ростки христианства в народ. Религия Древней Руси — какой она была точно расскажет эта занимательная статья.

Где-то за восемнадцать-двадцать лет до наступления нового века, печенеги дошли до самого Крыма, после чего не преминули поссориться с русскими князьями, а именно с Игорем и Аскольдом. Конечно же, окончательный разгром печенегов, дата которого маркируется историками 1036 годом, случиться гораздо позже, однако начало концу уже тогда было положено. После того, как Хазарский каганат, правящий в данной местности был окончательно и бесповоротно пал в 965 году нашей эры, варварски настроенные печенеги стали безраздельными владельцами огромных территорий, ощутив реальную власть.

Все степи, которые помещались меж Аланией, Венгрией, Дунайской Болгарией, а также, как и понятно, Киевской Русью, принадлежала только им, диким и непокорным. Поступить с коренным населением жестоко и несправедливо – вот что смогли сделать новые хозяева земель, они разорили посевы и поселения, украли имущество покоренных народностей, убили всех, кто оказывал сопротивление.

Первая атаки и поражение: как Святослав разгромил печенегов под Киевом

Фото с сайта: sergei-zhuk.livejournal.com

Чрезвычайно интересно, что печенеги производили попытки покорить Киевскую Русь неоднократно. Причем на вопрос, кто разгромил печенегов первым, есть вполне конкретный ответ – это был Святослав, великий полководец, а заодно, первый князь на Руси с именем славянского происхождения. Согласно сведениям, полученным из древних летописей, как раз в тот момент, когда Киевский князь Святослав решил, не без участия Византии, выступить против Болгарии, кочевые племена печенегов тоже собрались в поход и встали под вратами Киева.

Эти действия стало первой роковой ошибкой кочевников и разгром печенегов под Киевом стал только вопросом времени. Впрочем, поход свой князь Святослав начал еще раньше, значительно потеснив хазар, которые постоянно путались под ногами, угрожая поселениям и даже крупным городам. Хазарский каганат был достаточно силен, но князю удалось выбить агрессора из города Саркела (учреждено славянское поселение Белая Вежа), что и положило конец кампании. Приблизительно в то же время, кроме хазар Святослав окончательно разгромил и печенегов, которые угрожали Киеву, но на этом стоит остановиться более подробно, так как к предмету нашего исследования это имеет действительно непосредственное отношение.

Изначальный разгром печенегов под Киевом: дата является приблизительной

Итак, все завела, как всегда Византия, которая решила убить двух зайцев, усмирив болгарское царство, а заодно и русских князей ослабив до крайности, причем совершенно без личного участия в процессе. В 967 году к Святославу отправили посольство, которое привезло ему почти полтонны чистого золота, чтобы он выступил в поход против болгар. Византийский император тех времен Никифор Фока был хитрым и изобретательным человеком, ему нужно было изначально сберечь крымские земли для себя.

Фото с сайта: vk.com

Пока князь галопировал по болгарским землям, выполняя поручения Никифора, печенеги пришли и встали под врата стольного града Киева, заблокировав подачу съестного и иных запасов. Сонмы кочевников заполнили окрестности города и даже мышь не могла проскользнуть, и киевляне страдали от неумной жажды и голода. Нужно было срочно делать, и Святослав экстренно решил вернуться, ведь в городе осталась его мать, великая княгиня Ольга, которая брала на себя все обязательство по управлению городом, когда сын бывал в походах, а делал он это с завидной регулярностью. Победа над печенегами в тот момент была простой и быстрой.

На левом берегу Днепра стоял полк Претича, к нему Ольга и послала гонца, который притворившись среди кочевников своим, перебрался через реку. Хитрый воевода подошел к правому берегу Днепра, высадился и стал трубить в трубы, в общем, производить много шума. Глупые печенеги сразу же сняли осаду, думая, что князь вернулся, но увидев лишь малую дружину, они несколько осмелели. Однако Претичу удалось убедить кагана печенегов в том, что он и его небольшой отряд, это авангард армии, а тут ка раз и сам князь подоспел, гремя доспехами и лязгая зубами. На тот раз дата разгрома печенегов колеблется от весны до осени 968 года.

Фото с сайта: arcticaoy.ru

Захватчикам, естественно, не поздоровилось, однако и сам Святослав тоже пострадал от кочевых народов. Возвращаясь из очередного похода, а был чрезвычайно воинственным, да и от денег никогда не отказывался, на порогах Днепра он попал в засаду, причем чисто по собственной глупости и самоуверенности. Предупреждение о засевших в кустах воинах-чужаках он не принял всерьез, потому в бою с печенегами погиб. Говорят, что из его черепа была сделана чаша, окованная железом, но летописец точных дат не называет и ссылок на источники не дает. Таким образом, вопрос, кто разгромил печенегов из русских князей остается открытым, первым это сделал Святослав, но окончательной победы он не одержал, а история эта завершилась более шестидесяти лет спустя.

Окончательный и безоговорочный разгром печенегов Ярославом Мудрым, год 1036

Вот так окольными путями и заходя далеко назад, мы наконец-то добрались до самого главного, однако без подобного ракурса нельзя было понять, что представляли собой кочевые воины печенеги, на что были способны, да и чем постоянные набеги грозили простому народу. С тех славных времен минуло более шестидесяти лет, прежде чем печенеги, кочующие своими тринадцатью племенами, начали примыкать то к одному, то к иному народу. Так в самом начале века часть из них решила принять ислам, другие же стали византийскими христианами, встав под знамена правившего тогда Константина Мономаха.

Фото с сайта: mrus.info

По своей легковерности и наивности, император Византии решил сделать для себя из кочевников стражу, которая будет безоговорочно подчиняться ему, но не тут то было, не с теми людьми он связался, отчего и пострадал. Разбираясь, кто окончательно разгромил печенегов, можно с уверенностью сказать, что это были не византийцы, которые после описываемых нами событий подверглись нападению восьмидесяти тысячной армии, которая перешла по льдам Дуная и под предводительством Тираха вступила на Балканы. Правда, ничем хорошим этот поход не закончился, а печенеги рассеялись и осели в этих западных для них землях, смешавшись с коренными народами. Впрочем, для них это оказалось оптимальным вариантом, а мы исследуем несколько иной вопрос, потому стоит вернуться к оси повествования.

Ярослав и Святополк Окаянный: история одной вражды

Итак, приблизительно к 1016 году напряжение между сыновьями Владимира Святославича, крестителя Руси, великими князьями Ярославом, прозванным впоследствии Мудрым, а также Святополком Окаянным конфликт достиг крайней точки. Оба желали занять престижный трон в киевских княжеских хоромах. Ярослав на то время был князем новгородским, и потому собрав дружину, он выступил на Киев, с целью выбить оттуда ненавистного братца. Разгром Ярославом печенегов еще не маячил на горизонте, но стать правителем Киевской Руси ему нужно было во что бы то ни стало.

Занимательно

Еще задолго до окончательного разгрома печенегов, русский князь Владимир решил, что оптимальной религией для него будет христианство. Интересно о крещении Руси можно прочесть на нашем сайте, а помог ему тот самый Константин, о котором мы уже упоминали.

Вскоре хозяева столицы были на голову разбиты, а потом еще и сброшены в реку. Таким образом Ярослав укоренился в Киеве, а сам Святополк решил убегать в Польшу и просить отца своей супруги Болеслава I Храброго о помощи. Понятно, что тесть никак не мог оставить зятя в беде и Ярослава с позором выгнали обратно в Новгород. Однако глупый Святополк оказался еще и тем самым скупым, что платит дважды. Решив не кормить поляков, он просто разорвал с ними отношения, отчего им пришлось всеми правдами и неправдами выбираться из страны, разбредаясь по домам.

Это была поистине роковая ошибка, и всего лишь за один год Святополк ослаб настолько, что защищаться уже не мог, и решил позвать на помощь наемников-печенегов, когда под стенами Киева снова зареяли знамена Ярослава и набранных им за это время варягов. Ярослав выбил глупого и жестокого брата из Киева, и тот бежал вместе с кочевниками. Дальнейшая его история туманна, скорее всего, на границе Польши с Чехией в 1035-1036 году он и нашел свой последний приют, а его соперник воцарился на самом престижном троне Восточной Европы.

Безоговорочная победа: разгром печенегов Ярославом Мудрым

Понятно, что разгром печенегов Ярославом Мудрым, дата которого прямо указана в летописи, а именно 1036 год, была действительно крупной вехой в истории нашего государства. Ярослав Мудрый стал безраздельным правителем киевского княжества в 1036-м, однако кочевникам такое усиление врагов было совершен6но не выгодно. Когда в Чернигове скончался безвременно его брат Мстислав, князь объе6денил владения, создав более сильное и крепкое государство, сам же тем временем, отправился в Новгород, чтобы посадить на трон собственного сынка Владимира.

Фото с сайта: factruz.ru

Воспользовавшись моментом, который почему-то показался им вполне подходящим, печенеги осадили пустующий без князя город. Однако тот не растерялся, он позвал на службу словенов и варягов, которые радостно встали под знамена щедрого и справедливого правителя. Всего с двумя отрядами Ярослав сумел прорваться в осажденный город, мобилизовать тех, кто находился внутри, и устроить такую вылазку, что у печенегов зарябило в глазах от собственных трупов.

Князь разделил армию на три части, сам с варяги встал в центре, с правого фланга поставил киевлян, а новгородскую дружину – слева. Взяв врага в тиски, удалось не только выбить его с позиций, но и прогнать прочь, при этом процессе большинство печенегов попросту утонуло, пытаясь переправиться через многочисленные речки. Полный и окончательный разгром князем Ярославом печенегов стал действительно очень значительной вехой в истории.

Фото с сайта: filipoc.ru

В честь великой победы было приказано возвести Софиевский собор, по крайней мере, так говорят летописи, а судьба печенегов была действительно плачевно. Часть их попросту рассеялась по приграничным территориям, ассимилировавшись с местным населением, часть ушла в Византию, Польшу и Чехию, а остальные погибли. В степях же на то время воцарились иные хозяева – злые и жестокие половцы, но это уже совершенно иная история.

perstni.com

Глава 23 Ярослав Мудрый. Печенеги. Крым. Большой исторический путеводитель

Глава 23

Ярослав Мудрый. Печенеги

Великий князь умер, слава великому князю? Так бывало не часто. Власть, как уже повелось, сначала надо было завоевать, причем, невзирая при этом лишний раз на нательный крест. Святополк после смерти Владимира оказался в своем Вышгороде ближе всех к Киеву. Поплакав над гробом отца (или дяди), он завладел его престолом. Слава о нем в народе ходила не самая добрая, летописец в несколько иносказательной форме дает ему такую характеристику: «Худо граду тому, в котором князь юн, любит вино пить с гусльми и с младыми советниками». А Святополк уже не был юн, ему было не меньше тридцати пяти. Свое вхождение во власть он начал с массовой раздачи подарков киевлянам, стремясь расположить их к себе. Те, конечно, брали, но особой радости не выказывали – и правитель оставлял желать лучшего, и дело, судя по всему, шло к большой усобице.

Большинство братьев не признало первенства Святополка: ни Святослав Древлянский, ни Ярослав в Новгороде, ни Мстислав в Тмутаракани. Не признал и внук Владимиров, сын Изяслава Брячислав, к которому перешел после смерти отца Полоцк. И если Мстислав был слишком далеко (он воевал с остатками хазар в Крыму), а Брячислав, как и его покойный отец, как-то обособился в своем Полоцке от общерусских интересов, то от Ярослава и Святослава Святополку можно было ожидать всякого. Лишь Борис Ростовский и его младший единоутробный брат Глеб Муромский сразу признали главенство Святополка над собой как старшего в роду.

Отцов любимец, молодой князь Борис (ок. 986 г.–24 июля 1015 г.), получивший в свое управление Ростов Великий, часто бывал у отца в Киеве, был здесь свой, его знали и любили. Незадолго до своей смерти Владимир отправил его в Дикое поле с войском – посмотреть, вроде бы видели печенегов.

Врагов Борис не обнаружил, собрался возвращаться. Когда пришли вести о смерти Владимира и вокняжении Святополка, приближенные советовали ему не доверять Святополку, предупреждали, что тот не остановится и перед убийством. Предлагали всей воинской силой двинуться на Киев. А Борис не то, чтобы не верил им, но он глубоко воспринял дух христианской веры и считал, что повиновение старшему в роду – его долг. Поэтому он распустил войско и остался с малым числом близких людей.

Властолюбивый, закомплексованный историей своего появления на свет, Святополк ненавидел всех братьев, но Бориса особенно, ибо знал, что Владимир собирался передать Киев ему – да, видно, не успел. Он призвал к себе особо доверенных людей из Вышгорода и спросил, готовы ли они служить ему во всем. Те, как водится, – хошь в огонь, хошь в воду. Поняв, о чем идет речь, ни один не захотел терять места подле великого князя.

Убийцы подстерегли Бориса у реки Альты ночью. Подкравшись к шатру, услышали, что князь поет заутреню. Дождавшись, пока он ляжет в постель, стали колоть его копьями сквозь парусину. Верный слуга Борисов, отрок Георгий, родом венгр, пытался защитить господина – но тоже был сражен. Когда вынесли Бориса наружу, оказалось, что он жив, об этом донесли Святополку – тот приказал добить.

Глеб (987–1015) был далеко, у себя в Муроме, он еще не знал о смерти отца – его выманили ложной вестью, что отец совсем плох. В дороге его настиг гонец от Ярослава из Новгорода, передал письмо: «Не ходи, отец умер, а брата твоего Святополк убил». Но Глеб тоже проявил христианское смирение и пошел навстречу судьбе. Его подкараулили на реке, по которой он плыл на барке от Смоленска. Ближние отроки сробели, сопротивления не оказали – и главный между убийцами, Горясер, приказал зарезать князя собственному его повару по прозвищу Торчин (очевидно, из кочевой народности торков). Что тот и исполнил. Борис и Глеб стали первыми канонизированными русскими святыми-страстотерпцами.

Святослав Древлянский (982–1015), узнав о смерти братьев, сидеть на месте не стал и кинулся искать спасения в Венгрии. Посланная Святополком погоня настигла и убила его, когда он был уже в Карпатах.

* * *

Ярослав Владимирович Мудрый (ок. 978–1054), человек уже не первой молодости (примерно ровесник Святополку), умный и решительный, сам, наверное, не прочь был занять киевский престол. Но у него, у новгородского князя, были большие неприятности. Еще прежде, ожидая отцовской кары за неповиновение, он призвал отряд варягов – чтобы помог отразить возможное нападение. Скандинавы, находясь в Новгороде без дела, вели себя в свойственной им манере, допекли горожан дальше некуда – и те, не стерпев, собрались и перебили многих из них. Разгневанный Ярослав отомстил за погибших – заманил виновных к себе на двор, и там его дружина тоже устроила бойню. Некоторые летописи говорят даже о тысяче убитых, но это, конечно, большое преувеличение, таких и дворов в черте города не могло быть.

И вот сразу после этого, буквально в ту же ночь, он получил известие из Киева от любимой сестры Предславы (ок. 983 – после 1018): «Отец умер, а Святополк сидит в Киеве, убил Бориса, послал и на Глеба, берегись его». Первым делом князь отправил гонца известить Глеба, потом собрал вече. Хмурые новгородцы выслушали его – и решили поддержать. Им куда выгоднее было, чтобы в Киеве сидел хорошо знакомый им князь, чем чтобы у них в Новгороде Святополков наместник. Что касается их убитых собратьев – они понимали и Ярослава. Заморские буяны были его гостями, он отвечал за них перед их родственниками, и месть была его долгом. Так что в начавшейся борьбе за власть в войске Ярослава вместе сражались и новгородцы, и варяги (на лязг стали они опять стекались толпами).

Святополк тоже обзавелся наемниками, которые поближе к Киеву – печенегами. Армии братьев-врагов встретились у Любеча – города на Днепре, откуда родом была их бабушка Малуша. Несколько недель простояли они на разных берегах, не решаясь напасть первыми. Наконец, один из Святополковых воевод стал разъезжать на лодке вдоль вражеского стана, выкрикивая: «Эй, вы, плотники, зачем пришли сюда с хромым своим князем? (Ярослав прихрамывал. – А. Д.). Вот мы вас заставим рубить нам хоромы!»

Как же, заставил. Смертельно обиженные новгородцы объявили своему князю: «Завтра перевеземся на них, а если кто не пойдет с нами, того самого убьем». Ночь выдалась холодная, войско Святополка до утра усердно согревалось медовухой. Перед самым рассветом новгородцы и варяги споро переправились через реку, причем новгородцы сразу по высадке оттолкнули лодки от берега – пути к бегству не было. «Была сеча злая», Ярослав одолел. Святополк бежал в Польшу, к тестю королю.

Ярослав, перед тем как сесть в Киеве, щедро наградил свое верное войско: из сельских жителей старосты получили по 10 гривен, простые смерды по одной, горожане по 10. Наглядный пример социального неравенства. Единственно, что горожане были хорошо вооруженными и подготовленными воинами, а из мужиков мало кто (приходит на ум картина – если нынешние горожане собираются иногда в свободный часок попинать футбольный мяч, то тогдашние – подразмяться с тренировочным, а то и с каким посерьезнее вооружением).

* * *

Святополк нашел в Польше полную поддержку. Король Болеслав Храбрый был опытным и агрессивным полководцем, и даже сильно располнев (вы помните, что он еще и Болеслав Толстый), не отказывал себе в удовольствии самому помахать мечом. К тому же в Киеве у Ярослава оказалась его дочь.

В 1017 г. его войско, усиленное немцами, венграми, печенегами, двинулось в поход. Встретились как раз на границе, армии стояли на разных берегах Буга. Но теперь дразнилка принесла результат обратный тому, что на Днепре. С русского берега донеслось лично по адресу короля: «Вот мы тебе проткнем палкой брюхо твое толстое!» Болеслава это ранило очень больно – как бывает с атлетически сложенными мужчинами, с годами располневшими неожиданно для себя. Он решительно вскочил на коня и бросился прямо в воду, кинув на ходу дружине: «Если вам это ничего, так я один погибну!» Поляки устремились ему вослед, русские были совершенно не готовы к такому повороту событий – и попросту разбежались. Вскоре Святополк был опять в Киеве, на этот раз в компании тестя, а Ярослав опять в Новгороде.

В Киеве победители захватили вдову Владимира (мачеху братьев), жену Ярослава, норвежку Анну, и его сестер. К уже знакомой нам Предславе Владимировне, известившей Ярослава о грозящей ему опасности, Болеслав недавно сватался, но получил отказ. Что сватался, не удивительно: слава о том, как необыкновенно красива, умна и благовоспитанна Предслава (ей было тогда тридцать пять), распространилась далеко. Отказ же свой на сватовство Болеслава она мотивировала, опять же, очень для него обидно: слишком толстый и развратник. Король сделал ее своей наложницей и отправил вместе с сестрами во дворец на Ледницком острове – где находилась церковь, в которой служил вездесущий Анастас Корсунянин.

Польское войско расположилось по всем близлежащим городам и вело себя не лучше, чем варяги в Новгороде.

* * *

Ярослав, после неожиданного поражения добравшийся до Новгорода лишь с небольшим числом сторонников, был в отчаянии. Он собрался было бежать за море, но новгородцы не позволили ему. Они стали готовиться к новой войне и объявили всеобщий налог для закупки оружия, припасов и найма варягов.

На Киевщине тем временем события разворачивались удачно для Ярослава. Часть своего войска Болеслав отпустил домой, оставшиеся с ним поляки добились своего: против них повсюду поднимались восстания и за пределами Киева мало кто уцелел. Король понял, что ему пора на родину. С собой он забрал все ценное имущество Ярослава и его приближенных и приставил к нему Анастаса – тот увязался с поляками, несмотря на то, что жил на Руси уже тридцать лет, и жил, можно надеяться, неплохо. Болеслав забрал с собой и норвежку Анну, и Предславу, и еще одну из сестер Ярослава – следы женщин на этом теряются. Также неизвестна судьба дочери Болеслава, супруги Святополка, – польские источники о ней ничего не сообщают, значит, если она была еще жива, то осталась в плену у Ярослава. Святополк, похоже, не был против ухода союзников: они портили ему репутацию среди его подданных дальше некуда. За оказанную ему помощь он расплатился с Болеславом Червенскими городами (Червонная Русь – это область на стыке нынешних Западной Украины, Западной Белоруссии и Польши с городами Львов, Галич, Холм, Белз и другими. Была присоединена к Руси Владимиром Святым в 981 г., с 1031 г. опять в составе Русского государства).

Трудно судить, было бы Святополку лучше, если бы поляки остались, или нет. Особенно если вспомнить о том, что, как бы человеку ни было плохо, ему может быть еще хуже. Ярослав подошел с большим войском, Святополк потерпел полное поражение и бежал к печенегам. Очевидно, наобещав им несметные русские сокровища, в 1019 г. он повел на Ярослава несметное их множество. Вряд ли простое совпадение: битва состоялась на Альте, там, где принял мученическую кончину святой Борис. Накануне сражения Ярослав молил Бога «об отмщении новому Каину». Тот же летописец повествует, что «сеча была злая, какой еще не бывало на Руси – секлись, схватывались руками, трижды сходились биться, по удольям текла кровь ручьями». К ночи одолел Ярослав. Святополк не то бежал в Брест, где умер от ран, не то нашел смерть от болезни где-то в богемской глуши. Больше о Святополке Окаянном ничего не слышали.

«Ярослав сел в Киеве, утер пот с дружиною, показав победу и труд великий». В том же 1019 г. его второй женой стала дочь шведского короля Ингегерда, в крещении Ирина, в иночестве Анна (1001–1050), мать шести Ярославичей и трех Ярославен, через которых Рюриковичи породнились со всей коронованной Европой. Анна Ярославна стала французской королевой, женой Генриха I (правил в 1031–1061 гг.) и матерью Филиппа I (правил в 1061–1108 гг.).

* * *

Когда умирали потомки Владимира, наделенные им княжествами, Ярослав забирал их земли себе, все в большей степени становясь единодержавцем на Руси. Лишь Брячислав, в стороне от всех бурь, в своем Полоцке хозяйствовал, как считал нужным, и хозяйствовал вроде бы неплохо. Один только раз совершил набег на Новгород, но на обратном пути его, отягощенного добычею, Ярослав настиг и разбил. И наделил еще двумя городами, чтобы не было обидно.

Было, правда, еще одно исключение: брат Мстислав Владимирович, князь Тмутараканский (ок. 983–1036). «Загнать в тьмутаракань» – куда бы уж, казалось, дальше, оттуда не возвращаются. Но в 1023 г. он оттуда является – делить по справедливости отцовское наследство.

Это был настоящий былинный богатырь. Храбрый, удалой – такие были у него прозвища. Получил от отца в управление княжество, которое было отделено от остальной Руси полосой Дикой степи шириной в сотни километров или долгим плаванием по рекам и морям – и могло рассчитывать, по большому счету, только на себя. И оказался именно таким человеком, который смог с честью его возглавлять (о Тмутараканском княжестве и его доблестных князьях речь пойдет ниже). Особенно прославил его поединок с касожским (адыгским) князем гигантом Редедей – ставкой в котором были смерть побежденного и власть победителя над его подданными.

Мстислав и прежде требовал себе волостей, но брат предлагал ему только Муром, на что тот не соглашался. Теперь князь Тмутараканский оказался со своей закаленной во множестве битв дружиной прямо под Киевом. Ярослава в это время в городе не было, он находился в Суздальской земле, где подавлял народное восстание, спровоцированное волхвами во время неурожая. Но киевляне и без великокняжеского руководства не впустили пришельца. После безуспешной осады Мстислав отправился в Чернигов, центр земли племен северян (она же Северская земля), и сел там.

Ярослав прибег к проверенному уже средству: приехал в Новгород и оттуда вызвал варягов во главе с известным их конунгом Хаконом (Якуном) Слепым, после чего двинулся к Чернигову. Мстислав, приглянувшийся, по-видимому, северянам, успел набрать войско из них.

Осенью 1024 г. два войска встретились при Листвене (ныне село Малый Листвен в Черниговской области Украины). В центре своего строя Мстислав поставил северян, дружину расположил по флангам. Сражение началось с ночи, дождливой и бурной, летописец оставил нам красочное его описание: «Северяне сошлись с варягами, и когда варяги уже истомились в битве с северянами, то Мстислав вдруг напал на них с своею свежей дружиною. Битва усилилась: как блеснет молния, так и осветит оружие; и гроза была велика, и сеча сильная и страшная». Ярославова рать не выдержала и побежала, бежала до самого Новгорода. Оттуда Хакон с уцелевшими варягами ушел за море; русский летописец не преминул язвительно добавить: «потерявши и золотую свою луду» (вероятно, шитый золотом плащ). Мстислав, души не чаявший в своих ветеранах, объезжая поле выигранной битвы, будто бы изрек: «Как не порадоваться? Вот лежит северянин, вот варяг, а дружина моя цела!» Следует добавить, что эта дружина в значительной своей части состояла из хазар и касогов (адыгов).

Дальнейший ход событий несколько удивителен – победитель не пошел ни на Киев, ни на Новгород. Он отправил Ярославу послание: «Садись в своем Киеве, ты старший брат, а мне будет та сторона» – т. е. левый берег Днепра. На том и порешили. Чернигов стал столицей восточной части Руси (аж до Мурома и Рязани и, конечно, включая Тмутаракань). Ярослав правил остальной, т. е. гораздо большей ее частью. «И начали жить мирно, в братолюбстве, перестала усобица и мятеж, и была тишина великая в Земле».

Мстислава, правда, тишина великая иногда утомляла, он часто отлучался к себе в Тмутаракань, откуда не раз ходил в дальние походы и на Северный Кавказ, и на Каспий. В каспийских походах русско-аланское войско захватывало Баку, углублялось в Закавказье до Армении. Это не было подобие чисто грабительских варяго-русских набегов, Мстислав принимал участие в местных династийных разборках. В конце концов местные эмиры объединились против пришельцев, и им пришлось уйти.

Мстислав пережил своего единственного сына Евстафия, умершего в 1032 г. Сам тмутараканский и черниговский князь скончался в 1035 г., заболев на охоте. Сохранилось только летописное описание его внешности и нрава: «Был дебел телом, красноват лицом, с большими глазами, храбр на рати, милостив, очень любил дружину: имения, кушания и пития не щадил для нее». Мстислав был очень популярен в народе, сложившем много преданий о нем.

Владения его отошли к брату, и до самой своей смерти в 1054 г. Ярослав Владимирович Мудрый был фактически единовластным правителем Руси.

* * *

При нем русские рати ходили на ятвягов (балтские племена, близкие к пруссам), ямь (финская народность), Литву, Мазовию. К 1043 г. относится начало войны Руси с Византией, поводом к которой послужило убийство в ссоре в Константинополе именитого русского купца. Русские, которых возглавлял сын Ярослава Владимир, одержали победу на море. Но однажды, во время шторма, часть ладей с сухопутной ратью была выброшена на берег. В опаснейшем положении оказалось около 6 тысяч человек. Воины решили пробиваться на Русь, но во всей дружине, находящейся в уцелевших ладьях, не нашлось охотника, чтобы принять командование над ними. Лишь тысяцкий Вышата решился на это со словами: «Я пойду с ними; жив ли останусь, погибну ли – все лучше вместе со своими». Положение, однако, оказалось безнадежным, русичи попали к византийцам в плен. Те многих из них ослепили, в том числе, возможно, Вышату. Оставшиеся в живых возвратились на Русь только через три года, по заключенному в 1046 г. мирному договору. Об этой войне сохранилось мало сведений, вероятно, она не очень была нужна ни тем, ни другим. Вскоре сын Ярослава, Всеволод Ярославич, женился на греческой принцессе из рода Мономахов, вследствие чего в 1053 г. появился на свет великий русский полководец и государственный деятель Владимир Мономах.

Самым крупным и важным военным успехом в правление Ярослава была победа над печенегами в 1036 г. Постоянно терзавшие Русь набегами, в тот год они плотно обложили Киев. Спасение пришло из Новгорода. Ярослав привел оттуда новгородцев и варягов и сквозь осаждающих прошел с ними в город. Врагов было великое множество, но решено было дать им битву в поле, под киевскими стенами. Сеча продолжалась весь день, наконец, была одержана победа. Разгром степняков был полный, многие из тех, кто уцелел во время побоища, утонули при бегстве. С тех пор больших печенежских набегов на Русь не было.

Но на подходе была следующая кочевая волна – половцы. Вскоре, теснимые ими с востока, в пределы Руси стали вторгаться другие тюрские племена: берендеи, торки, ковуи и прочие. Большой военной угрозы они не представляли, с ними уже были знакомы (торки, например, ходили в походы с Владимиром Святым на болгар и хазар). Многие из них, а также желающие из печенегов, по обоюдному согласию стали селиться по пристепным окраинам государства. Собирательным их названием стало «черные клобуки», летописцы нередко величают их «нашими погаными» (слово «поганый», а также «поганка» происходит от латинского обозначения деревни, сельского жителя, а в исторической динамике – не христианина вообще).

В наши дни потомками печенегов считают себя проживающие в Молдавии гагаузы – народ, имеющий свою автономию и в большинстве своем питающий дружеские чувства к России.

* * *

Во времена правления Ярослава Мудрого были заложены основы такого развития Русского государства, что выдающийся французский историк ХХ в. Марк Блок считал себя вправе утверждать: ни одна современная Киевской Руси западноевропейская страна ее культурного уровня достигнуть не смогла.

Была проведена первая кодификация русских законов и правовых норм, свод которых получил название «Русской Правды». Особая ценность этого юридического документа в том, что мы имеем возможность заглянуть как бы вовнутрь русского общества той поры. Конечно, тому, с чем мы сталкиваемся, далеко до современных понятий о правах человека. То, что господин имел право бить «закупа», добровольно пошедшего к нему в услужение человека, – это еще что. Подневольного холопа он вообще мог убить без всяких для себя последствий. Если же холоп поднимал руку на свободного человека – он заслуживал смерти. Женившийся на рабыне (холопке) без позволения ее хозяина сам становился его рабом (холопом). Интересно, что в XVIII в. при Елизавете Петровне такой же закон был принят применительно к женившемуся на крепостной. Допускалось временное, кабальное рабство – если человек не смог выплатить долг в оговоренной срок. Законной была кровная месть, но круг лиц, которые могли осуществлять ее, ограничивался ближайшими родственниками потерпевшего. В сохранении обычая ее был свой резон: «служба охраны порядка» была слаба, так хоть ближайшая родня брала на себя и розыск, и возмездие. Это удерживало потенциального преступника и придавало чувство защищенности простому человеку.

Чувствуется влияние христианства: от ветхозаветного принципа «око за око, зуб за зуб» создатели Русской Правды старались отойти. Под кровную месть подпадали только тягчайшие преступления, а самым широко распространенным методом наказания становилась вира – компенсация потерпевшему или его родственникам за нанесенный ущерб плюс штраф в княжескую казну. При этом разница в социальных статусах людей находит свое арифметическое выражение. Так, за убийство (не по злому умыслу, а в пылу ссоры, в пьяной драке или как-нибудь случайно) «княжего мужа», т. е. состоявшего на княжеской службе, выплачивалось 80 гривен, за простого человека – 40, за женщину всего 20. При отсутствии свидетелей допускалось испытание раскаленным железом или водой, судебный поединок – считалось, что в нем «Бог накажет виновного».

Хорош был порядок взимания виры: специальный государственный служащий, вирник, вместе со своими помощниками вселялся в дом приговоренного к уплате и дожидался, пока тот не раскошелится. Причем до тех пор вся эта орава была на полном его содержании.

Интересен круг лиц, считавшихся выпавшими из сословных рамок, – изгоев. Ими были холоп, выкупившийся из холопства, но еще не нашедший своего места в жизни; одолжавший купец, «князь осиротелый» – то есть выведенный из родового счета прав на княжение, а также «попов сын, не умеющий грамоте».

Для распространения грамотности при Ярославе делалось очень многое. Еще чаще, чем при его отце Владимире, у «лучших людей» отбирали сыновей и отдавали в обучение (в том числе обязательно основам веры). Есть основания предполагать, что были школы, дававшие более высокий уровень образования, чем начальное. Сам Ярослав был большим любителем книги, собрал большую библиотеку. Он добивался, чтобы в монастырях трудилось как можно больше переписчиков. Не оставлялось без внимания и художественное качество книги – русская книжная миниатюра очень рано достигла высокого уровня.

Распространялось монашество. Как центр его, огромное значение имел Киево-Печерский монастырь, большинство помещений которого представляли собой вырытые неустанным трудом братьев пещеры. Как и в тех обителях, что мы видели в Крымских горах, это были не только кельи, но и служебные помещения, и храмы. Основатель монастыря, преподобный Антоний Печерский (983–1073), «начальник всех российских монахов», по всей Руси прославился своим аскетическим подвижническим служением Господу, распространением веры, духовным наставничеством. Его учениками было немало деятелей церкви и православной культуры. Святой Никон Печерский, сподвижник преподобного Антония, основал монастырь во имя Пресвятой Богородицы в Тмутаракани, для заимствования опыта не раз бывал в Херсоне. Будучи ученым летописцем, оставил немало сведений о драматичных моментах в жизни Тмутараканского княжества, в том числе и протекавших у него на глазах. Мимо его любознательного взгляда не прошли остатки древних славянских городищ в низовьях Днепра (племен тиверцев и уличей) и Дуная (городок Киевец). Жизнь свою Никон закончил настоятелем Печерского монастыря.

Русская церковь обрела первого русского по национальности своего главу, митрополита Илариона. О его жизни известно, к сожалению, очень мало. Это он первый «ископа печерку малу» там, где вскоре возник Печерский монастырь; в эту пещерку он принял к себе другого подвижника, которым и был будущий основатель монастыря Антоний. Из других сообщений мы видим Илариона уже митрополитом: по инициативе Ярослава собрание русских епископов поставило его в обход Константинопольского патриархата, поскольку во время русско-византийского конфликта грек Феопемт, как можно судить по источникам, повел себя враждебно по отношению к киевским светским властям.

От Илариона остались прекрасные литературные произведения, написанные на церковнославянском языке и свидетельствующие о высокой богословской образованности автора. В «Слове о законе и благодати» он проникновенно воспевает свободную, ответственную волю христианина, противопоставляя ее ветхозаветной порабощенности ритуалом и оковывающими всю жизнь формальными установлениями. «Иудеи ведь соделывали свое оправдание в мерцании свечи закона, христиане же созидают свое спасение в сиянии солнца благодати. Ибо иудейство посредством тени и закона оправдывалось, но не спаслось. Христиане же поспешением истины и благодати не оправдываются, но спасаются».

В годы Ярославова правления каменное строительство на Руси вышло на новый качественный уровень по сравнению с тем, каким оно было при Владимире. При его жизни был не только построен, но и украшен мозаиками и фресками великолепный киевский Софийский собор. Не менее замечательные храмы во славу св. Софии были возведены и в Новгороде и Полоцке (последний, к сожалению, был разрушен в начале XVIII в. во время Северной войны). Работами руководили греческие мастера, и огромное им спасибо – особенно за то, что они передали свое высочайшее мастерство русским ученикам и помощникам. Уже сам выбор той святой, в чью славу возводились главные храмы русских городов – Софии, Мудрости, говорит о духовном ориентире нашей культуры. Недаром философ Евгений Трубецкой назвал русскую иконопись «умозрением в красках».

* * *

Ярослав Мудрый скончался 20 февраля 1054 г. в возрасте для той эпохи более чем преклонном – 76 лет. Представляется, именно в долгие годы его правления русские стали народом в полном смысле этого слова. Мы видели, как многократно двигались вооруженные людские потоки с севера на юг – сначала больше для выяснения межкняжеских отношений, потом на борьбу с общим врагом. Одновременно продолжалось освоение северо-востока, области финских племен. С этими племенами оказалось довольно легко договориться, ужиться и слиться. Почему русские люди так любят лес, который древние славяне вовсе не любили? Это во многом благодаря тем финским народностям, которых нет сегодня на этнографических картах – они давно уже в нас. А некоторые кочевые сообщества начинали переходить к мирному сожительству со славянами на юге (начинали даже складываться смешанные субэтносы, правда, пока маргинального характера – бродники, берладники и прочие). И зачем уделять такое внимание нормандской проблеме? Многие тысячи, десятки тысяч скандинавов тоже влили свою кровь в жилы единого становящегося народа. Отметим, что сюда попадали не только викинги. Приезжавшие на Русь послы северных королевств утверждали, что видели множество беглых рабов из их земель.

Разнонаправленные и разноплеменные перемещения приводили к изменению коренному: русская крестьянская община становилась не кровнородственной, а соседской. К чему это приводило – тема большого исследования, но главное – определяющее все людские взаимоотношения понятие «свой» становилось намного шире.

* * *

С переходом власти к потомкам Ярослава, к его детям и особенно внукам, политическая ситуация в Русском государстве осложнилась. Считалось, что Рюриковичи должны править страной как единый род, но согласие было у них редким гостем. Кому сидеть на главном, великокняжеском столе в Киеве, кому куда пересаживаться в случае чьей-то смерти. Отцы хотели передать власть сыновьям, их братья считали законными наследниками себя. Конфликты дядьев и племянников возникали часто. Все больше княжеств стремилось обособиться (вслед за Полоцким – Черниговское, Суздальское, Галицкое и другие), в них начинались свои династические круговерти. Фактически вечевыми, боярскими, купеческими республиками стали Новгород и Псков.

Но что поделаешь, не у нас одних, схожие процессы «феодальной раздробленности» переживала вся Европа. Вот только такой чужеродный напор со стороны Великой степи, не только отсекающий от естественного пространства для развития, но грозящий самому существованию государства и народа, – такое испытание выпало только на долю Руси. Но и на такое упрямое стремление к цели, – если цель не вразрез с высшей правдой, а в согласии с ней, – кроме русского народа, мало кто способен.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Войны и походы князя Ярослава Мудрого

 1018

Святополк Окаянный и польский король Болеслав I захватывают Киев

Болеслав I помогает Святополку (женатому на его дочери) в борьбе за Киев — его привлекают червенские города, являющиеся ключевыми точками на торговых путях.Ярослав Мудрый терпит поражение, множество пленников (в том числе сестры Я. М.) и добычи увезены в Польшу. Святополк правит в Киеве.
 1030

Поход на чудь (эстов)

Ярослав Мудрый стремится укрепить границы и расширить влияние Киевской Руси в северо-западном направлении.Племена обложены данью, в качестве опорного пункта основан город Юрьев (совр. Тарту)
 1030-1031

Польские походы

Необходимо было вернуть захваченные Болеславом I червенские города — ситуация в Польше, где за престол боролись потомки Болеслава, располагала к этому.В 1030 году войска Ярослава взяли город Белз.

В 1031 году Ярослав и Мстислав собрали большое войско и вторглись в Польшу под предлогом помощи в завоевании польского престола для обратившегося к ним князя Безприма. Возвращены города Перемышль и Червен, захвачены в плен множество поляков.

 1036

Разгром печенегов во время осады Киева

После 15-ти лет перемирия печенеги вторглись на Русь и осадили Киев во время отсутствия Ярослава Мудрого — он отправился в НовгородУзнав об осаде Ярослав вместе с новгородцами и наемными варягами вернулся к Киеву, прорвался в город, а затем вместе с его защитниками нанёс сокрушительное поражение печенегам, после которого данные племена перестали играть ключевую роль в близлежащих степях и попали в зависимость от более сильных народов.
 1038-1047

Походы в Мазовию и на союзные ей племена

Согласно заключенному союзу с польским королем Казимиром I, Ярослав обязался помочь ему вернуть в состав Польши отделившуюся во время крестьянских волнений территорию. Самому Ярославу было невыгодно появление еще одного независимого государства на северо-западных границах Руси.Зимой 1038/39 — Поход на ятвягов
1040 — Поход на Литву
1041 — Поход на лодьях в Мазовию
1044 — Поход на Литву
1047 — Поход на мазовшан — убийство мазовского князя Моислава и покорение Мазовии в пользу польского короля Казимира I — окончание союзного договора с Польшей.
 1042

Поход на племена Ямь (Емь) — Владимир Ярославич

Расширение влияния Киевской Руси в северном направленииуспешно, захвачены пленники, наложена дань
 1043

Поход на Константинополь — Владимир Ярославич

Предположительно, поводом для похода стало убийство знатного русского купца в Константинополе.Поход завершился неудачей — греческий огонь византийских кораблей и внезапно начавшийся шторм вынудили русский ладейный флот отступить. Около 6000 воинов выбросило на берег, после чего они были большей частью уничтожены византийской армией, а пленённые — ослеплены.

xn--80apmdfm0a.xn--p1acf

Глава 23 Ярослав Мудрый. Печенеги – Крым. Большой исторический путеводитель – Алексей Алексеевич Дельнов – Ogrik2.ru

Великий князь умер, слава великому князю? Так бывало не часто. Власть, как уже повелось, сначала надо было завоевать, причем, невзирая при этом лишний раз на нательный крест. Святополк после смерти Владимира оказался в своем Вышгороде ближе всех к Киеву. Поплакав над гробом отца (или дяди), он завладел его престолом. Слава о нем в народе ходила не самая добрая, летописец в несколько иносказательной форме дает ему такую характеристику: «Худо граду тому, в котором князь юн, любит вино пить с гусльми и с младыми советниками». А Святополк уже не был юн, ему было не меньше тридцати пяти. Свое вхождение во власть он начал с массовой раздачи подарков киевлянам, стремясь расположить их к себе. Те, конечно, брали, но особой радости не выказывали – и правитель оставлял желать лучшего, и дело, судя по всему, шло к большой усобице.

Большинство братьев не признало первенства Святополка: ни Святослав Древлянский, ни Ярослав в Новгороде, ни Мстислав в Тмутаракани. Не признал и внук Владимиров, сын Изяслава Брячислав, к которому перешел после смерти отца Полоцк. И если Мстислав был слишком далеко (он воевал с остатками хазар в Крыму), а Брячислав, как и его покойный отец, как-то обособился в своем Полоцке от общерусских интересов, то от Ярослава и Святослава Святополку можно было ожидать всякого. Лишь Борис Ростовский и его младший единоутробный брат Глеб Муромский сразу признали главенство Святополка над собой как старшего в роду.

Отцов любимец, молодой князь Борис (ок. 986 г.–24 июля 1015 г.), получивший в свое управление Ростов Великий, часто бывал у отца в Киеве, был здесь свой, его знали и любили. Незадолго до своей смерти Владимир отправил его в Дикое поле с войском – посмотреть, вроде бы видели печенегов.

Врагов Борис не обнаружил, собрался возвращаться. Когда пришли вести о смерти Владимира и вокняжении Святополка, приближенные советовали ему не доверять Святополку, предупреждали, что тот не остановится и перед убийством. Предлагали всей воинской силой двинуться на Киев. А Борис не то, чтобы не верил им, но он глубоко воспринял дух христианской веры и считал, что повиновение старшему в роду – его долг. Поэтому он распустил войско и остался с малым числом близких людей.

Властолюбивый, закомплексованный историей своего появления на свет, Святополк ненавидел всех братьев, но Бориса особенно, ибо знал, что Владимир собирался передать Киев ему – да, видно, не успел. Он призвал к себе особо доверенных людей из Вышгорода и спросил, готовы ли они служить ему во всем. Те, как водится, – хошь в огонь, хошь в воду. Поняв, о чем идет речь, ни один не захотел терять места подле великого князя.

Убийцы подстерегли Бориса у реки Альты ночью. Подкравшись к шатру, услышали, что князь поет заутреню. Дождавшись, пока он ляжет в постель, стали колоть его копьями сквозь парусину. Верный слуга Борисов, отрок Георгий, родом венгр, пытался защитить господина – но тоже был сражен. Когда вынесли Бориса наружу, оказалось, что он жив, об этом донесли Святополку – тот приказал добить.

Глеб (987–1015) был далеко, у себя в Муроме, он еще не знал о смерти отца – его выманили ложной вестью, что отец совсем плох. В дороге его настиг гонец от Ярослава из Новгорода, передал письмо: «Не ходи, отец умер, а брата твоего Святополк убил». Но Глеб тоже проявил христианское смирение и пошел навстречу судьбе. Его подкараулили на реке, по которой он плыл на барке от Смоленска. Ближние отроки сробели, сопротивления не оказали – и главный между убийцами, Горясер, приказал зарезать князя собственному его повару по прозвищу Торчин (очевидно, из кочевой народности торков). Что тот и исполнил. Борис и Глеб стали первыми канонизированными русскими святыми-страстотерпцами.

Святослав Древлянский (982–1015), узнав о смерти братьев, сидеть на месте не стал и кинулся искать спасения в Венгрии. Посланная Святополком погоня настигла и убила его, когда он был уже в Карпатах.

* * *

Ярослав Владимирович Мудрый (ок. 978–1054), человек уже не первой молодости (примерно ровесник Святополку), умный и решительный, сам, наверное, не прочь был занять киевский престол. Но у него, у новгородского князя, были большие неприятности. Еще прежде, ожидая отцовской кары за неповиновение, он призвал отряд варягов – чтобы помог отразить возможное нападение. Скандинавы, находясь в Новгороде без дела, вели себя в свойственной им манере, допекли горожан дальше некуда – и те, не стерпев, собрались и перебили многих из них. Разгневанный Ярослав отомстил за погибших – заманил виновных к себе на двор, и там его дружина тоже устроила бойню. Некоторые летописи говорят даже о тысяче убитых, но это, конечно, большое преувеличение, таких и дворов в черте города не могло быть.

И вот сразу после этого, буквально в ту же ночь, он получил известие из Киева от любимой сестры Предславы (ок. 983 – после 1018): «Отец умер, а Святополк сидит в Киеве, убил Бориса, послал и на Глеба, берегись его». Первым делом князь отправил гонца известить Глеба, потом собрал вече. Хмурые новгородцы выслушали его – и решили поддержать. Им куда выгоднее было, чтобы в Киеве сидел хорошо знакомый им князь, чем чтобы у них в Новгороде Святополков наместник. Что касается их убитых собратьев – они понимали и Ярослава. Заморские буяны были его гостями, он отвечал за них перед их родственниками, и месть была его долгом. Так что в начавшейся борьбе за власть в войске Ярослава вместе сражались и новгородцы, и варяги (на лязг стали они опять стекались толпами).

Святополк тоже обзавелся наемниками, которые поближе к Киеву – печенегами. Армии братьев-врагов встретились у Любеча – города на Днепре, откуда родом была их бабушка Малуша. Несколько недель простояли они на разных берегах, не решаясь напасть первыми. Наконец, один из Святополковых воевод стал разъезжать на лодке вдоль вражеского стана, выкрикивая: «Эй, вы, плотники, зачем пришли сюда с хромым своим князем? (Ярослав прихрамывал. – А. Д.). Вот мы вас заставим рубить нам хоромы!»

Как же, заставил. Смертельно обиженные новгородцы объявили своему князю: «Завтра перевеземся на них, а если кто не пойдет с нами, того самого убьем». Ночь выдалась холодная, войско Святополка до утра усердно согревалось медовухой. Перед самым рассветом новгородцы и варяги споро переправились через реку, причем новгородцы сразу по высадке оттолкнули лодки от берега – пути к бегству не было. «Была сеча злая», Ярослав одолел. Святополк бежал в Польшу, к тестю королю.

Ярослав, перед тем как сесть в Киеве, щедро наградил свое верное войско: из сельских жителей старосты получили по 10 гривен, простые смерды по одной, горожане по 10. Наглядный пример социального неравенства. Единственно, что горожане были хорошо вооруженными и подготовленными воинами, а из мужиков мало кто (приходит на ум картина – если нынешние горожане собираются иногда в свободный часок попинать футбольный мяч, то тогдашние – подразмяться с тренировочным, а то и с каким посерьезнее вооружением).

* * *

Святополк нашел в Польше полную поддержку. Король Болеслав Храбрый был опытным и агрессивным полководцем, и даже сильно располнев (вы помните, что он еще и Болеслав Толстый), не отказывал себе в удовольствии самому помахать мечом. К тому же в Киеве у Ярослава оказалась его дочь.

В 1017 г. его войско, усиленное немцами, венграми, печенегами, двинулось в поход. Встретились как раз на границе, армии стояли на разных берегах Буга. Но теперь дразнилка принесла результат обратный тому, что на Днепре. С русского берега донеслось лично по адресу короля: «Вот мы тебе проткнем палкой брюхо твое толстое!» Болеслава это ранило очень больно – как бывает с атлетически сложенными мужчинами, с годами располневшими неожиданно для себя. Он решительно вскочил на коня и бросился прямо в воду, кинув на ходу дружине: «Если вам это ничего, так я один погибну!» Поляки устремились ему вослед, русские были совершенно не готовы к такому повороту событий – и попросту разбежались. Вскоре Святополк был опять в Киеве, на этот раз в компании тестя, а Ярослав опять в Новгороде.

В Киеве победители захватили вдову Владимира (мачеху братьев), жену Ярослава, норвежку Анну, и его сестер. К уже знакомой нам Предславе Владимировне, известившей Ярослава о грозящей ему опасности, Болеслав недавно сватался, но получил отказ. Что сватался, не удивительно: слава о том, как необыкновенно красива, умна и благовоспитанна Предслава (ей было тогда тридцать пять), распространилась далеко. Отказ же свой на сватовство Болеслава она мотивировала, опять же, очень для него обидно: слишком толстый и развратник. Король сделал ее своей наложницей и отправил вместе с сестрами во дворец на Ледницком острове – где находилась церковь, в которой служил вездесущий Анастас Корсунянин.

Польское войско расположилось по всем близлежащим городам и вело себя не лучше, чем варяги в Новгороде.

* * *

Ярослав, после неожиданного поражения добравшийся до Новгорода лишь с небольшим числом сторонников, был в отчаянии. Он собрался было бежать за море, но новгородцы не позволили ему. Они стали готовиться к новой войне и объявили всеобщий налог для закупки оружия, припасов и найма варягов.

На Киевщине тем временем события разворачивались удачно для Ярослава. Часть своего войска Болеслав отпустил домой, оставшиеся с ним поляки добились своего: против них повсюду поднимались восстания и за пределами Киева мало кто уцелел. Король понял, что ему пора на родину. С собой он забрал все ценное имущество Ярослава и его приближенных и приставил к нему Анастаса – тот увязался с поляками, несмотря на то, что жил на Руси уже тридцать лет, и жил, можно надеяться, неплохо. Болеслав забрал с собой и норвежку Анну, и Предславу, и еще одну из сестер Ярослава – следы женщин на этом теряются. Также неизвестна судьба дочери Болеслава, супруги Святополка, – польские источники о ней ничего не сообщают, значит, если она была еще жива, то осталась в плену у Ярослава. Святополк, похоже, не был против ухода союзников: они портили ему репутацию среди его подданных дальше некуда. За оказанную ему помощь он расплатился с Болеславом Червенскими городами (Червонная Русь – это область на стыке нынешних Западной Украины, Западной Белоруссии и Польши с городами Львов, Галич, Холм, Белз и другими. Была присоединена к Руси Владимиром Святым в 981 г., с 1031 г. опять в составе Русского государства).

Трудно судить, было бы Святополку лучше, если бы поляки остались, или нет. Особенно если вспомнить о том, что, как бы человеку ни было плохо, ему может быть еще хуже. Ярослав подошел с большим войском, Святополк потерпел полное поражение и бежал к печенегам. Очевидно, наобещав им несметные русские сокровища, в 1019 г. он повел на Ярослава несметное их множество. Вряд ли простое совпадение: битва состоялась на Альте, там, где принял мученическую кончину святой Борис. Накануне сражения Ярослав молил Бога «об отмщении новому Каину». Тот же летописец повествует, что «сеча была злая, какой еще не бывало на Руси – секлись, схватывались руками, трижды сходились биться, по удольям текла кровь ручьями». К ночи одолел Ярослав. Святополк не то бежал в Брест, где умер от ран, не то нашел смерть от болезни где-то в богемской глуши. Больше о Святополке Окаянном ничего не слышали.

«Ярослав сел в Киеве, утер пот с дружиною, показав победу и труд великий». В том же 1019 г. его второй женой стала дочь шведского короля Ингегерда, в крещении Ирина, в иночестве Анна (1001–1050), мать шести Ярославичей и трех Ярославен, через которых Рюриковичи породнились со всей коронованной Европой. Анна Ярославна стала французской королевой, женой Генриха I (правил в 1031–1061 гг.) и матерью Филиппа I (правил в 1061–1108 гг.).

* * *

Когда умирали потомки Владимира, наделенные им княжествами, Ярослав забирал их земли себе, все в большей степени становясь единодержавцем на Руси. Лишь Брячислав, в стороне от всех бурь, в своем Полоцке хозяйствовал, как считал нужным, и хозяйствовал вроде бы неплохо. Один только раз совершил набег на Новгород, но на обратном пути его, отягощенного добычею, Ярослав настиг и разбил. И наделил еще двумя городами, чтобы не было обидно.

Было, правда, еще одно исключение: брат Мстислав Владимирович, князь Тмутараканский (ок. 983–1036). «Загнать в тьмутаракань» – куда бы уж, казалось, дальше, оттуда не возвращаются. Но в 1023 г. он оттуда является – делить по справедливости отцовское наследство.

Это был настоящий былинный богатырь. Храбрый, удалой – такие были у него прозвища. Получил от отца в управление княжество, которое было отделено от остальной Руси полосой Дикой степи шириной в сотни километров или долгим плаванием по рекам и морям – и могло рассчитывать, по большому счету, только на себя. И оказался именно таким человеком, который смог с честью его возглавлять (о Тмутараканском княжестве и его доблестных князьях речь пойдет ниже). Особенно прославил его поединок с касожским (адыгским) князем гигантом Редедей – ставкой в котором были смерть побежденного и власть победителя над его подданными.

Мстислав и прежде требовал себе волостей, но брат предлагал ему только Муром, на что тот не соглашался. Теперь князь Тмутараканский оказался со своей закаленной во множестве битв дружиной прямо под Киевом. Ярослава в это время в городе не было, он находился в Суздальской земле, где подавлял народное восстание, спровоцированное волхвами во время неурожая. Но киевляне и без великокняжеского руководства не впустили пришельца. После безуспешной осады Мстислав отправился в Чернигов, центр земли племен северян (она же Северская земля), и сел там.

Ярослав прибег к проверенному уже средству: приехал в Новгород и оттуда вызвал варягов во главе с известным их конунгом Хаконом (Якуном) Слепым, после чего двинулся к Чернигову. Мстислав, приглянувшийся, по-видимому, северянам, успел набрать войско из них.

Осенью 1024 г. два войска встретились при Листвене (ныне село Малый Листвен в Черниговской области Украины). В центре своего строя Мстислав поставил северян, дружину расположил по флангам. Сражение началось с ночи, дождливой и бурной, летописец оставил нам красочное его описание: «Северяне сошлись с варягами, и когда варяги уже истомились в битве с северянами, то Мстислав вдруг напал на них с своею свежей дружиною. Битва усилилась: как блеснет молния, так и осветит оружие; и гроза была велика, и сеча сильная и страшная». Ярославова рать не выдержала и побежала, бежала до самого Новгорода. Оттуда Хакон с уцелевшими варягами ушел за море; русский летописец не преминул язвительно добавить: «потерявши и золотую свою луду» (вероятно, шитый золотом плащ). Мстислав, души не чаявший в своих ветеранах, объезжая поле выигранной битвы, будто бы изрек: «Как не порадоваться? Вот лежит северянин, вот варяг, а дружина моя цела!» Следует добавить, что эта дружина в значительной своей части состояла из хазар и касогов (адыгов).

Дальнейший ход событий несколько удивителен – победитель не пошел ни на Киев, ни на Новгород. Он отправил Ярославу послание: «Садись в своем Киеве, ты старший брат, а мне будет та сторона» – т. е. левый берег Днепра. На том и порешили. Чернигов стал столицей восточной части Руси (аж до Мурома и Рязани и, конечно, включая Тмутаракань). Ярослав правил остальной, т. е. гораздо большей ее частью. «И начали жить мирно, в братолюбстве, перестала усобица и мятеж, и была тишина великая в Земле».

Мстислава, правда, тишина великая иногда утомляла, он часто отлучался к себе в Тмутаракань, откуда не раз ходил в дальние походы и на Северный Кавказ, и на Каспий. В каспийских походах русско-аланское войско захватывало Баку, углублялось в Закавказье до Армении. Это не было подобие чисто грабительских варяго-русских набегов, Мстислав принимал участие в местных династийных разборках. В конце концов местные эмиры объединились против пришельцев, и им пришлось уйти.

Мстислав пережил своего единственного сына Евстафия, умершего в 1032 г. Сам тмутараканский и черниговский князь скончался в 1035 г., заболев на охоте. Сохранилось только летописное описание его внешности и нрава: «Был дебел телом, красноват лицом, с большими глазами, храбр на рати, милостив, очень любил дружину: имения, кушания и пития не щадил для нее». Мстислав был очень популярен в народе, сложившем много преданий о нем.

Владения его отошли к брату, и до самой своей смерти в 1054 г. Ярослав Владимирович Мудрый был фактически единовластным правителем Руси.

* * *

При нем русские рати ходили на ятвягов (балтские племена, близкие к пруссам), ямь (финская народность), Литву, Мазовию. К 1043 г. относится начало войны Руси с Византией, поводом к которой послужило убийство в ссоре в Константинополе именитого русского купца. Русские, которых возглавлял сын Ярослава Владимир, одержали победу на море. Но однажды, во время шторма, часть ладей с сухопутной ратью была выброшена на берег. В опаснейшем положении оказалось около 6 тысяч человек. Воины решили пробиваться на Русь, но во всей дружине, находящейся в уцелевших ладьях, не нашлось охотника, чтобы принять командование над ними. Лишь тысяцкий Вышата решился на это со словами: «Я пойду с ними; жив ли останусь, погибну ли – все лучше вместе со своими». Положение, однако, оказалось безнадежным, русичи попали к византийцам в плен. Те многих из них ослепили, в том числе, возможно, Вышату. Оставшиеся в живых возвратились на Русь только через три года, по заключенному в 1046 г. мирному договору. Об этой войне сохранилось мало сведений, вероятно, она не очень была нужна ни тем, ни другим. Вскоре сын Ярослава, Всеволод Ярославич, женился на греческой принцессе из рода Мономахов, вследствие чего в 1053 г. появился на свет великий русский полководец и государственный деятель Владимир Мономах.

Самым крупным и важным военным успехом в правление Ярослава была победа над печенегами в 1036 г. Постоянно терзавшие Русь набегами, в тот год они плотно обложили Киев. Спасение пришло из Новгорода. Ярослав привел оттуда новгородцев и варягов и сквозь осаждающих прошел с ними в город. Врагов было великое множество, но решено было дать им битву в поле, под киевскими стенами. Сеча продолжалась весь день, наконец, была одержана победа. Разгром степняков был полный, многие из тех, кто уцелел во время побоища, утонули при бегстве. С тех пор больших печенежских набегов на Русь не было.

Но на подходе была следующая кочевая волна – половцы. Вскоре, теснимые ими с востока, в пределы Руси стали вторгаться другие тюрские племена: берендеи, торки, ковуи и прочие. Большой военной угрозы они не представляли, с ними уже были знакомы (торки, например, ходили в походы с Владимиром Святым на болгар и хазар). Многие из них, а также желающие из печенегов, по обоюдному согласию стали селиться по пристепным окраинам государства. Собирательным их названием стало «черные клобуки», летописцы нередко величают их «нашими погаными» (слово «поганый», а также «поганка» происходит от латинского обозначения деревни, сельского жителя, а в исторической динамике – не христианина вообще).

В наши дни потомками печенегов считают себя проживающие в Молдавии гагаузы – народ, имеющий свою автономию и в большинстве своем питающий дружеские чувства к России.

* * *

Во времена правления Ярослава Мудрого были заложены основы такого развития Русского государства, что выдающийся французский историк ХХ в. Марк Блок считал себя вправе утверждать: ни одна современная Киевской Руси западноевропейская страна ее культурного уровня достигнуть не смогла.

Была проведена первая кодификация русских законов и правовых норм, свод которых получил название «Русской Правды». Особая ценность этого юридического документа в том, что мы имеем возможность заглянуть как бы вовнутрь русского общества той поры. Конечно, тому, с чем мы сталкиваемся, далеко до современных понятий о правах человека. То, что господин имел право бить «закупа», добровольно пошедшего к нему в услужение человека, – это еще что. Подневольного холопа он вообще мог убить без всяких для себя последствий. Если же холоп поднимал руку на свободного человека – он заслуживал смерти. Женившийся на рабыне (холопке) без позволения ее хозяина сам становился его рабом (холопом). Интересно, что в XVIII в. при Елизавете Петровне такой же закон был принят применительно к женившемуся на крепостной. Допускалось временное, кабальное рабство – если человек не смог выплатить долг в оговоренной срок. Законной была кровная месть, но круг лиц, которые могли осуществлять ее, ограничивался ближайшими родственниками потерпевшего. В сохранении обычая ее был свой резон: «служба охраны порядка» была слаба, так хоть ближайшая родня брала на себя и розыск, и возмездие. Это удерживало потенциального преступника и придавало чувство защищенности простому человеку.

Чувствуется влияние христианства: от ветхозаветного принципа «око за око, зуб за зуб» создатели Русской Правды старались отойти. Под кровную месть подпадали только тягчайшие преступления, а самым широко распространенным методом наказания становилась вира – компенсация потерпевшему или его родственникам за нанесенный ущерб плюс штраф в княжескую казну. При этом разница в социальных статусах людей находит свое арифметическое выражение. Так, за убийство (не по злому умыслу, а в пылу ссоры, в пьяной драке или как-нибудь случайно) «княжего мужа», т. е. состоявшего на княжеской службе, выплачивалось 80 гривен, за простого человека – 40, за женщину всего 20. При отсутствии свидетелей допускалось испытание раскаленным железом или водой, судебный поединок – считалось, что в нем «Бог накажет виновного».

Хорош был порядок взимания виры: специальный государственный служащий, вирник, вместе со своими помощниками вселялся в дом приговоренного к уплате и дожидался, пока тот не раскошелится. Причем до тех пор вся эта орава была на полном его содержании.

Интересен круг лиц, считавшихся выпавшими из сословных рамок, – изгоев. Ими были холоп, выкупившийся из холопства, но еще не нашедший своего места в жизни; одолжавший купец, «князь осиротелый» – то есть выведенный из родового счета прав на княжение, а также «попов сын, не умеющий грамоте».

Для распространения грамотности при Ярославе делалось очень многое. Еще чаще, чем при его отце Владимире, у «лучших людей» отбирали сыновей и отдавали в обучение (в том числе обязательно основам веры). Есть основания предполагать, что были школы, дававшие более высокий уровень образования, чем начальное. Сам Ярослав был большим любителем книги, собрал большую библиотеку. Он добивался, чтобы в монастырях трудилось как можно больше переписчиков. Не оставлялось без внимания и художественное качество книги – русская книжная миниатюра очень рано достигла высокого уровня.

Распространялось монашество. Как центр его, огромное значение имел Киево-Печерский монастырь, большинство помещений которого представляли собой вырытые неустанным трудом братьев пещеры. Как и в тех обителях, что мы видели в Крымских горах, это были не только кельи, но и служебные помещения, и храмы. Основатель монастыря, преподобный Антоний Печерский (983–1073), «начальник всех российских монахов», по всей Руси прославился своим аскетическим подвижническим служением Господу, распространением веры, духовным наставничеством. Его учениками было немало деятелей церкви и православной культуры. Святой Никон Печерский, сподвижник преподобного Антония, основал монастырь во имя Пресвятой Богородицы в Тмутаракани, для заимствования опыта не раз бывал в Херсоне. Будучи ученым летописцем, оставил немало сведений о драматичных моментах в жизни Тмутараканского княжества, в том числе и протекавших у него на глазах. Мимо его любознательного взгляда не прошли остатки древних славянских городищ в низовьях Днепра (племен тиверцев и уличей) и Дуная (городок Киевец). Жизнь свою Никон закончил настоятелем Печерского монастыря.

Русская церковь обрела первого русского по национальности своего главу, митрополита Илариона. О его жизни известно, к сожалению, очень мало. Это он первый «ископа печерку малу» там, где вскоре возник Печерский монастырь; в эту пещерку он принял к себе другого подвижника, которым и был будущий основатель монастыря Антоний. Из других сообщений мы видим Илариона уже митрополитом: по инициативе Ярослава собрание русских епископов поставило его в обход Константинопольского патриархата, поскольку во время русско-византийского конфликта грек Феопемт, как можно судить по источникам, повел себя враждебно по отношению к киевским светским властям.

От Илариона остались прекрасные литературные произведения, написанные на церковнославянском языке и свидетельствующие о высокой богословской образованности автора. В «Слове о законе и благодати» он проникновенно воспевает свободную, ответственную волю христианина, противопоставляя ее ветхозаветной порабощенности ритуалом и оковывающими всю жизнь формальными установлениями. «Иудеи ведь соделывали свое оправдание в мерцании свечи закона, христиане же созидают свое спасение в сиянии солнца благодати. Ибо иудейство посредством тени и закона оправдывалось, но не спаслось. Христиане же поспешением истины и благодати не оправдываются, но спасаются».

В годы Ярославова правления каменное строительство на Руси вышло на новый качественный уровень по сравнению с тем, каким оно было при Владимире. При его жизни был не только построен, но и украшен мозаиками и фресками великолепный киевский Софийский собор. Не менее замечательные храмы во славу св. Софии были возведены и в Новгороде и Полоцке (последний, к сожалению, был разрушен в начале XVIII в. во время Северной войны). Работами руководили греческие мастера, и огромное им спасибо – особенно за то, что они передали свое высочайшее мастерство русским ученикам и помощникам. Уже сам выбор той святой, в чью славу возводились главные храмы русских городов – Софии, Мудрости, говорит о духовном ориентире нашей культуры. Недаром философ Евгений Трубецкой назвал русскую иконопись «умозрением в красках».

* * *

Ярослав Мудрый скончался 20 февраля 1054 г. в возрасте для той эпохи более чем преклонном – 76 лет. Представляется, именно в долгие годы его правления русские стали народом в полном смысле этого слова. Мы видели, как многократно двигались вооруженные людские потоки с севера на юг – сначала больше для выяснения межкняжеских отношений, потом на борьбу с общим врагом. Одновременно продолжалось освоение северо-востока, области финских племен. С этими племенами оказалось довольно легко договориться, ужиться и слиться. Почему русские люди так любят лес, который древние славяне вовсе не любили? Это во многом благодаря тем финским народностям, которых нет сегодня на этнографических картах – они давно уже в нас. А некоторые кочевые сообщества начинали переходить к мирному сожительству со славянами на юге (начинали даже складываться смешанные субэтносы, правда, пока маргинального характера – бродники, берладники и прочие). И зачем уделять такое внимание нормандской проблеме? Многие тысячи, десятки тысяч скандинавов тоже влили свою кровь в жилы единого становящегося народа. Отметим, что сюда попадали не только викинги. Приезжавшие на Русь послы северных королевств утверждали, что видели множество беглых рабов из их земель.

Разнонаправленные и разноплеменные перемещения приводили к изменению коренному: русская крестьянская община становилась не кровнородственной, а соседской. К чему это приводило – тема большого исследования, но главное – определяющее все людские взаимоотношения понятие «свой» становилось намного шире.

* * *

С переходом власти к потомкам Ярослава, к его детям и особенно внукам, политическая ситуация в Русском государстве осложнилась. Считалось, что Рюриковичи должны править страной как единый род, но согласие было у них редким гостем. Кому сидеть на главном, великокняжеском столе в Киеве, кому куда пересаживаться в случае чьей-то смерти. Отцы хотели передать власть сыновьям, их братья считали законными наследниками себя. Конфликты дядьев и племянников возникали часто. Все больше княжеств стремилось обособиться (вслед за Полоцким – Черниговское, Суздальское, Галицкое и другие), в них начинались свои династические круговерти. Фактически вечевыми, боярскими, купеческими республиками стали Новгород и Псков.

Но что поделаешь, не у нас одних, схожие процессы «феодальной раздробленности» переживала вся Европа. Вот только такой чужеродный напор со стороны Великой степи, не только отсекающий от естественного пространства для развития, но грозящий самому существованию государства и народа, – такое испытание выпало только на долю Руси. Но и на такое упрямое стремление к цели, – если цель не вразрез с высшей правдой, а в согласии с ней, – кроме русского народа, мало кто способен.

Показать оглавление
Скрыть оглавление

ogrik2.ru

ЕГЭ. История. КРАТКО. Ярослав Мудрый (1019-1054)


1021– появление первых русских святых – Бориса и Глеба.

1024- битва у Лиственя.  Братья Ярослав и Мстислав разделили власть.

1036– начало единоличного правление Я.Мудрого

1036- создание киевской митрополии, во главе – грек Феопемт

Ок. 1040- «Слово о законе и благодати»  Иллариона

1037-1041- построены Софийский собор и Золотые ворота в Киеве, олицетворявшие силу и мощь страны.

1045-1050 – Софийский собор в Новгороде

К концу правления Я.Мудрого было построено около 400 храмов.

1051- избран первый русский митрополит – Илларион

1051- основан  Киево- Печерский монастырь

1054-  «Завещание» Ярослава Мудрого

Создавались новые города: Ярославль, Юрьев ( Дерпт), Волок Лямский( Волоколамск) и др.

Шло строительство в уже имеющихся городах, особенно в Киеве.

Развивалось просвещение, открывались школы, была открыта первая библиотека в Софийском соборе.

Уделялось большое внимание воспитанию детей.

 «Завещание» Я.Мудрого.

Началась чеканка золотых и серебряных монет.

1046– мирный договор с Византией.

 

Династические браки сыновей и дочерей Я.Мудрого ( Польша, Византия, Норвегия, Франция, Венгрия). Сам Я.Мудрый был женат на дочери норвежского короля- Ингигерде ( в православии – Ирине).

 

« Ходил войной»:

1038- на ядвигов

1040- на Литву

1042- на южную Финляндию

 

в 1043-1045 вёл войну с Византией. Это была последняя война с данным государством. Повод- убийство в Константинополе русских купцов. Война не была успешной ни для одного государства. После мирного договора был заключён династический брак, укрепивший отношения.

Борис и Глеб – братья Ярослав Мудрого, убитые в междоусобной войне Святополком Окаянным

Илларион- первый митрополит русского происхождения.

Мстислав Тмутараканский ( Мстислав Удалой)- брат Ярослава  Мудрого, с которым он сначала боролся за власть, а затем поделил территорию.

Святополк Окаянный – брат Ярослава Мудрого, княжил в 1015-1019. Ярослав вёл с ним борьбу за власть в 1018-1019г.

Вира – штраф

«Завещание»  Ярослава Мудрого – было написано незадолго до смерти. Призывал своих детей любить друг друга, не допускать междоусобиц, называл их бедствием не только для сыновей, но и всей Руси. Только мир и согласие сделают страну могущественной.

Лествичная система  передачи власти – власть Великого князя переходила по старшинству- старшему по роду ( что в будущем станет одной из причин феодальной раздробленности)

«Русская правда» –  свод законов, регулирующих отношения между людьми в обществе, что приводило в порядок общественную и государственную жизнь. Закон ещё допускал кровную месть, но мстить могли только близкие родственники. Закон защищал администрацию, имущество, рабочее население. За преступления- штраф( вира).По вире можно было понять о сущестовании социального неравенства. Например, за убийство огнищанина (управителя) – штраф 80 гривен, а смерда или холопа- 5 гривен. Были установлены штрафы за кражу, запашку чужой земли и пр.

«Слово о законе и благодати»  Иллариона- в нём митрополит утверждал равенство всех народов, прославлял Русскую землю, её,  по мнению автора , должны знать во всех уголках земли .

poznaemvmeste.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о