Отделения при николае 1 – Билет №35. Россия при Николае I: от создания III отделения до секретных крестьянских комитетов. Основные общественные течения: консервативное, либеральное, социалистическое.

Императорская канцелярия при Николае I

При Николае I всю систему центральных отраслевых органов го­сударственного управления возглавила Собственная Его Импера­торского Величества канцелярия. Госсовет и Комитет министров вынуждены были уйти в тень. В ее деятельности наиболее ярко отра­зился абсолютистский порядок устройства высших органов управле­ния Российской империи.

При Николае I Канцелярия состояла из 6 отделений, деятельность которых охватывала все сферы государственной жизни, а права почти не отличались от прав министерств.

Первое отделение контролировало министерства, ведало назна­чением и увольнением высших чиновников. Оно обладало законода­тельной инициативой и разрабатывало проекты законов.

Второе отделение осуществляло кодификационные работы, обобщало юридическую практику. Оно провело колоссальную работу по систематизации законодательства России.

Третье отделение руководило борьбой с государственными пре­ступлениями, с «революцией», осуществляло контроль за деятельно­стью религиозных сект, вело надзор за некоторыми категориями граж­дан, в том числе за неблагонадежными персонами, наблюдало за мес­тами лишения свободы. Третьему Отделению подчинялись полиция и созданный в 1827 г. корпус жандармов, шефом которого считался на­чальник третьего отделения. Вся страна была разбита на семь жан­дармских округов. В губернских и портовых городах действовали ко­манды жандармов, в задачу которых входило «усмирение буйства и восстановление нарушенного повиновения», а также «рассеяние за­коном запрещенных скопищ».

Тайная полиция существовала идо Николая I. При восшествии на престол Александр I упразднил тайную экспедицию, существовавшую с XVIII в. Однако уже в 1805 г., уезжая на войну с Наполеоном, он со­здал Временный комитет высшей полиции для наблюдения за обще­ственным мнением. После Тильзитского мира этот комитет был пре­образован в Комитет общественной безопасности, которому вменялась в обязанность и перлюстрация частных писем. В конце царствования Александра I создаются органы политической слежки в армии.

Четвертое отделение Канцелярии занималось организацией благотворительной деятельности и женского образования.

Пятое отделение подготовило и провело реформу управления государственными крестьянами.

В Шестом отделении сосредоточивались кавказские дела.

magref.ru

Собственная его императорского величества канцелярия и Временные комитеты.

В
царствование Николая I особое значение
приобрела «Собственная
его императорского величества канцелярия»,

оттеснившая на второй план Государственный
совет и Сенат. В ней ещё с 1812 г.
сосредоточивались дела, подлежащие
«высочайшему усмотрению»: все доклады
почти по всем ведомствам проходили к
царю через этот орган. До 1825 г. ею управлял
Аракчеев.

При
Николае I
она стала органом, выполнявшим
непосредственные поручения императора
по всем важнейшим вопросам государственного
управления.

В
царствование Николая I
законопроекты стали разрабатываться
в Собственной
его императорского величества канцелярии,
в министерствах и специальных комитетах.

Обсуждение их в Государствен­ном
совете приобрело формальный характер.
Нередки были случаи, когда законопроекты
вносились в Государственный совет с
резолюцией царя: «Желательно мне, чтоб
принято было», или вообще принимались
без обсуждения.

Аппарат
канцелярии разрастался, в его структуре
появились отделения: Первое, Второе и
Третье 
в 1826 г., Чет­вертое 
в 1828 г., Пятое 
в 1836 г. и Шестое 
в 1842 г.

Первое
отделение

осуществляло контроль над министерствами,
гото­вило законопроекты, ведало
назначением и увольнением высших
чинов­ников (с одобрения и утверждения
царя).

Перед
Вторым отделением

была поставлена задача кодификации
законов. В нём, под руководством М.М.
Сперанского

(возвращенного из ссылки в 1821 г.), были
подготовлены «Полное
собрание законов Российской империи
»
(1830 г.) и «Свод
законов Российской империи
»
(1835 г.).

Мрачную
известность получило Третье
отделение
,
которое возглавил генерал-адъютант
граф А.Х. Бенкендорф.

Он же стал шефом
Отдельного корпуса жандармов, создан­ного
в 1827 г. Третье отделение выполняло
функции тайной политической полиции,
особенно в борьбе с революционным
движением, а Отдельный корпус жандармов
служил основным силовым инструментом
самодержавной власти внутри страны.

Четвертое
отделение

ведало благотворитель­ными учреждениями
и женскими учебными заведениями.

Пятое
отделе­ние

было создано для разработки проекта
реформ управления государ­ственными
крестьянами.

Шестое
отделение

с 1842 по 1845 гг. готовило предложения по
управлению Кавка­зом.

Собственная е.и.в.
канцелярия с её отделениями постепенно
приобретала черты органа верховной
власти.

3. Местные административные и судебные органы

Реформа
18101811
гг. утвердила систему ведомственного
уп­равления в масштабе всей страны.
Губернские учреждения стали одновременно
подчиняться различным министерствам,
что приводило к большой путанице.

В
1837 г. был утвержден новый «Наказ
губернаторам
»,
в котором более чётко было определено
их правовое положение, функциональные
обязанности.

В
1837-1838 гг., с целью упорядочения руководства
государственными крестьянами, в губерниях
были учреждены пала­ты государственных
имуществ; в уездах 
окружные управления госу­дарственных
имуществ.

Им подчинялись
выбранные крестьянскими сходами
волостные правления. Члены волостного
правления подлежали утвер­ждению
губернской палатой государственных
имуществ.

Некоторые изменения
происходят в судебной системе. По
сравнению с судебной системой по
«Учреждению для управления губернией»
ликвидируется одно звено судебной
системы: в первой половине XIX в. были
упразднены верхний земский суд, губернский
магистрат, верхняя расправа.

Возглавляет
судебную систему Сенат,
который теряет основную массу
административных полномочий. Указ 8
сентября 1802 года объявляет Сенат
«хранилищем законов». Предполагалось,
что он должен следить за соответствием
вновь принимаемых указов действующему
законодательству. Однако уже в 1803 году
такое право было изъято. Только первый
департамент Сената сохранял административные
функции, в частности, он назначал ревизии
отдельных губерний. Остальные департаменты
выполняли функции апелляционной
инстанции.

Среднее
звено

судебной системы – губернские Палаты
гражданского и уголовного суда, как и
Сенат, были несословными учреждениями.
Они в апелляционном порядке рассматривали
дела нижестоящих судов и по первой
инстанции – наиболее сложные дела
(например, дела об убийствах).

Нижним
звеном

системы являлся уездный суд – для
дворян; городовой магистрат – для
горожан; надворный суд – для чиновников
в столицах; совестный суд – в это время
рассматривал в основном дела
несовершеннолетних.

По-прежнему
сохранялась вотчинная, военная, духовная
юстиция. Дейст­вовали ведомственные
суды: военные, морские, горные, лесные,
путей сообщения, а также духовные и
волостные крестьянские суды. Судеб­ное
управление находилось в руках созданного
в 1802 г. Министерства юстиции.

Палата гражданского
суда, кроме того, взяла на себя выполнение
некоторых нотариальных функций.

С
1808 г.
стали создаваться коммерческие суды,
которые рассматривали вексель­ные
дела, дела о торговой несостоятельности
и т.д. В 1932 году принимается Устав
судопроизводства торгового, который
установил единообразную систему
коммерческих судов. Основным достоинством
коммерческих судов было то, что в них
задолго до судебной реформы 1864 года был
реализован состязательный процесс.

Реформирование
органов центрального управления.

В
1811 г. под руководством М. М. Сперанского
был издан документ «Общее
учреждение министерств»,
который
определил правовой
статус
этих
органов. Власть министров обозначалась
в нем как высшая
исполни­тельная,
непосредственно
подчиненная императору. Аппарат
министерств делился на департаменты
(присутствия)
по направлениям деятельности и канцелярии,
в которых
велось делопроизводство. В 1812 г. основан
Коми­тет
министров
(Кабинет),
в который помимо министров вошли
председа­тели департаментов
Государственного совета, Государственный
секретарь (глава Госсовета) и назначенные
царем некоторые высшие сановники
им­перии. При Николае I
в состав Комитета министров входил
наследник престола.

Комитет
рассматривал законопроекты, отчеты
министерств, решал кадровые проблемы.
Все его решения утверждались императором,
кроме разного рода мелких дел (назначения
пенсий, пособий и пр.). Комитет ми­нистров
заменял императора в его отсутствие, а
при нем осуществлял над­зор за высшими
органами управления. Таким образом, в
лице Комитета
министров
Россия
получила в начале XIX
в. высший
административный законосовещательный
орган,
который
был упразднен только в апреле 1906 г. в
связи с учреждением Государственной
думы.

При
Александре I
были предприняты также попытки
реформирования законодательной
власти.
Сначала
предполагалось наделение законода­тельными
правами реформированного Сената,
но в 1810 г.
после привле­чения к разработке
проектов государственных реформ М. М.
Сперанско­го, в качестве аналога
западных парламентов был создан
Государственный
совет
(просуществовал
до 1917 г.) с числом членов от 40 до 90 (в
разные годы). Но это не был выборный
орган. Члены Госсовета назначались
им­ператором из высших чиновников
империи, а сам император председа­тельствовал
на его заседаниях и утверждал принятые
им законы.

Основная
работа по подготовке законопроектов
осуществлялась в Первом департаменте
законов,
укомплектованном
профессиональными юристами. Остальные
четыре департамента руководили военными
дела­ми, делами гражданскими и
духовными, экономикой. Пятый департамент
управлял делами Царства Польского. При
Александре 1 Госсовет главен­ствовал
над системой министерств.

При
Николае I
всю систему центральных отраслевых
органов государ­ственного управления
возглавила Собственная
Его Императорского Вели­чества
канцелярия.
Госсовет
и Комитет министров вынуждены были уйти
в тень. С.Е.И.В. Канцелярия состояла из
шести отделений, деятельность которых
охватывала все сферы государственной
жизни. Первое
контроли­ровало
министерства, ведало назначением и
увольнением высших чинов­ников. Оно
обладало законодательной инициативой
и разрабатывало
про­екты законов. Второе Отделение
осуществляло
кодификационные
работы,
обобщало
юридическую практику. Третье
Отделение руководило борьбой с
государственными преступлениями,
с
«революцией», осуществляло контроль
за деятельностью религиозных сект, вело
надзор за некоторыми категориями
граждан, в том числе за неблагонадежными
персонами, наблюдало за местами лишения
свободы. Третьему Отделению подчи­нялась
полиция и созданная в 1827 г. жандармерия.
Оперативная рабо­та велась в семи
жандармских округах, на которые была
поделена Рос­сийская империя. В
губернских и портовых городах действовали
ко­манды жандармов, в задачу которых
входило «усмирение буйства и восстановление
нарушенного повиновения», а также
«рассеяние зако­ном запрещенных
скопищ».

Четвертое
Отделение
С.Е.И.В.
Канцелярии занималось организаци­ей
благотворительной деятельности
и
женского образования. Пятое
Отделение
подготовило
и провело реформу управления
государствен­ными крестьянами. В
Шестом
Отделении
сосредоточивались
кавказ­ские
дела.
В целом
С.Е.И.В. Канцелярия фактически стояла
над всем аппаратом управления, а права
ее отделений не отличались от прав
министерств.

При
Александре I
по инициативе Сперанского была предпринята
также попытка реформировать процесс
продвижения государственного чиновничества
по служебной лестнице. До 1909 г. это
продвижение до чина статского советника
(5 класс – низший генеральский чин)
осуще­ствлялось по принципу выслуги.
Прослуживший
необходимое число лет чиновник получал
следующий чин независимо от места,
которое зани­мал, и от своих реальных
заслуг. Вверх продвигались все: и
нерадивые, и невежды. Особо стараться
исполнять долг не было стимула, ибо
вступивший в службу раньше, пусть не
столь способный и нечистый на руку, был
недосягаем для шедших после него.

По
указу 1909 г. для гражданских чинов был
введен образователь­ный
ценз.
Начиная
с коллежского асессора (8 класс – низший
штаб-офицерский чин), необходимо было
иметь высшее университетское об­разование
или сдать соответствующий экзамен. Для
производства же в статские советники
требовался ещё 10-летний стаж службы, в
том числе 2 года на ответственных
должностях.

Экзамен
предполагал «грамматическое знание
русского языка и правильное на нем
сочинение», «знание по крайней мере
одного языка иностранного и удобность
перелагать с него на русский»,
«основательное знание прав естественного
римского и частного граж­данского с
приложением последнего к российскому
законодательству», «сведения в
государственной экономии и законах
уголовных», «основательное знание
отечественной истории», истории всеобщей
с географией и хронологией, «первоначальных
оснований статистики» и «знание по
крайней мере начальных оснований
математики и общие сведения о главных
частях физики». Все эти знания должны
были спо­собствовать не только
совершенствованию умственных и деловых
ка­честв чиновников, но и нравственности.
И хотя этот ненавидимый кос­ной
чиновничьей массой закон был отменен
в 1834 г., он сыграл свою роль в выработке
критериев, которым должен был отвечать
облечен­ный властью и исполненный
чувства долга ответственный государст­венный
человек. По авторитетному мнению
современников он способ­ствовал
повышению культурного уровня чиновников.

В конце занятия
преподаватель отвечает на вопросы по
материалу лекции и объявляет задание
на самоподготовку:

1.
Изучить самостоятельно следующие
вопросы:
Собственная
Его Императорского Величества канцелярия
в системе органов государственного
управления Российской империи.
Крестьянский вопрос в царствование
Николая I.

2. Доработать
конспект.

3.
Повторить материал
.

Разработали

Заместитель
начальника кафедры

кандидат юридических
наук

майор внутренней
службы
Т.В. Жукова

Преподаватель
кафедры

Кандидат исторических
наук А.А.
Смирнова

«______»
_______________ 2012 года

МЧС РОССИИ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ПРОТИВОПОЖАРНОЙ
СЛУЖБЫ

ТЕМА

11

Проблемы
возникновения и становления феодального
государства и права у народов России
(у народов Прибалтики, Украины,
Казахстана, Средней Азии, Молдавии,
Закавказья)

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА
И ПРАВА РОССИИ

ЛЕКЦИЯ

Санкт
– Петербург – 2012

studfiles.net

Функции III Отделения при Николае I

Функции
III
Отделения при Николае
I

Восстание декабристов стало серьезным потрясением для российской монархии и лично для императора Николая I. Как писал генерал-адъютант царя А.Х. Бенкендорф, направляя ему проект создания нового органа политической полиции: «События 14 декабря и страшный заговор, подготовлявший уже более десяти лет эти события, вполне доказывают ничтожность нашей полиции и необходимость организовать новую полицейскую власть по обдуманному плану, приведенному как можно быстрее в исполнение».[1]

Расследование этого дела велось очень медленно и завершилось казнью через повешение пяти организаторов восстания. Такой исход нарушил непосредственную связь между царем и дворянством и настроил интеллигенцию, в основном выходцев из этого сословия, против самодержавия. Как отмечает Ч. А. Рууд, Николай I обратился к Бенкендорфу, поклоннику Фуше, с тем, чтобы тот подготовил рекомендации, касающиеся организации тайной политической полиции. Император был так доволен результатами, что сделал Бенкендорфа своим главным советником; последний сохранил за собой эту должность вплоть до смерти императора в 1844 г.[2]

В июне 1826 года в составе Собственной Его Императорского величества (СЕИВ) канцелярии создается новое III Отделение, ставшее вскоре известным как орган политической полиции. Ее исполнительной структурой стала жандармерия. Все чиновники Особенной канцелярии министра внутренних дел во главе с ее начальником были переведены в состав III Отделения СЕИВ канцелярии. Таким образом, из компетенции МВД были изъяты функции политической полиции. Главноуправляющим III Отделения был назначен граф Александр Христофорович Бенкендорф, ставший одновременно и шефом жандармов.

Одной из обязанностей Третьего Отделения, которые частично совпадали с обязанностями обычных министерств, было предоставление Императору «донесения о всех делах». Сведения поставляла сеть осведомителей, а затем эти сведения анализировались в самом отделении узким кругом доверенных чиновников. Далее, по примеру Франции, на Третье отделение была возложена ответственность за русский аналог федеральной полиции – элитный корпус жандармов, набиравшихся из армейских офицеров.[3]

Два года спустя, в 1828 г., секретным указом император поручил Третьему отделению осуществлять цензуру и доносить о произведениях, «способствовавших распространению безверия или о тех, в коих чувствовалось уклонение автора от обязанностей верноподданного».[4]
Агентам Бенкендорфа также было поручено перехватывать и копировать почтовую корреспонденцию, служебного или личного характера. По его словам, эта практика перлюстрации была постоянной и осуществлялась по всей империи почтовыми служащими, «известными своей дотошностью и усердием».[5]

Одним из наиболее способных подчиненных Бенкендорфа был фон Фок, также поклонник Фуше, который занимался изучением общественного мнения. Повторяя слова Фуше, он предупреждал о том, что печатное слово, столь сильно влияющее на общественное мнение, становится независимой силой в империи. Для формирования общественного мнения фон Фок предложил довольно действенную систему контроля над прессой в сочетании с использованием наемных писателей и журналистов для проведения в печати правительственной точки зрения.[6]

III Отделение было объявлено органом “высшей полиции”. Это означало, что в сферу его задач входят вопросы обеспечения государственной безопасности: сбор сведений о религиозных сектах и расколах, антиправительственных организациях, слежка за иностранцами, борьба с фальшивомонетничеством. К Функциям III Отделения относилось составление для императора ведомостей о “всех без исключения происшествиях, а также статистических сведений “до полиции относящихся”. Последнее, а также то, что жандармские офицеры, относительно независимые от местной администрации, сообщали в III Отделение о всех недостатках в ее деятельности, в том числе в области охраны общественного порядка, породили серьезные трения между МВД и III Отделением.

В указе о создании III Отделения не говорилось о том, что контроль за деятельностью местного административно-полицейского аппарата возлагается на жандармерию, но об этом неоднократно упоминалось в секретных инструкциях жандармским офицерам.[7]

Как отмечает А. Г. Чукарев, более чем полувековое (с 1826 по 1880 гг.) параллельное существование органов руководства политической и общей полицией сопровождалось постоянным соперничеством III Отделения и МВД.[8]

Первое в докладах императору постоянно обращало внимание на недостатки в организации и деятельности полиции, конкретных руководителей полицейских учреждений. Руководство МВД, в свою очередь, при всяком удобном случае стремилось подчеркнуть промахи в деятельности III Отделения. Для “обозрения настоящего положения всех частей управления” и выработки предложений по совершенствованию деятельности государственного механизма был создан специальный Комитет во главе с Председателем Государственного Совета В.П. Кочубеем. Комитет рассмотрел и вопрос об организации управления полицией империи. В ходе обсуждения высказывалось предложение вновь образовать министерство полиции, не получившее, однако, одобрения императора. После этого Комитет предложил передать в ведение МВД руководство жандармерией, а “для соблюдения единства в управлении администрацией и всеми видами полиции и для проверки получаемых известий…” командующего корпусом жандармов, заведующего высшей полицией, присоединить к МВД “в звании товарища министра или ином для него приемлемом”. Данное решение Комитета не было утверждено Николаем I, считавшим, что введение в МВД командира корпуса жандармов, начальника “высшей полиции” невозможно “в силу того, что на него будут возлагаться поручения непосредственно от императора”.[9]

Попытка А.А.Закревского в 1828 году, ставшего в том же году министром внутренних дел, создать секретную политическую полицию в системе вверенного ему учреждения потерпела неудачу, во многом благодаря противодействию со стороны руководства III Отделения личной императорской канцелярии.

Передача в МВД руководства политической полицией, вхождение в него командира корпуса жандармов на правах заместителя министра произошло только в 1880 году после ликвидации III Отделения.

Таким образом в 1828 году МВД состояло из канцелярии министра, совета министра, в который входили руководители департаментов, отделений, департамента государственного хозяйства и публичных зданий, департамента полиции, медицинского департамента и цензурного комитета. К участию в работе совета министра по-прежнему привлекались “сведущие люди”. Для чиновников МВД была введена новая форма — темно-зеленый мундир с черным бархатным воротником. С 1829 года МВД стало вновь издавать свой журнал — “Журнал Министерства внутренних дел”. В нем публиковались официальные документы, распоряжения, сведения о назначениях, награждениях чиновников МВД, а также статистические материалы о состоянии преступности в некоторых губерниях и городах.

В 1832 году надзор за строительством дорог и содержанием казенных зданий был передан из Министерства внутренних дел в созданное Главное управление путей сообщений и публичных зданий.

Основным структурным подразделением МВД являлся Департамент полиции. В его функции входили вопросы определения штатной численности и формирования полицейских органов в городах и в сельской местности, а главное, контроль за их деятельностью, особенно за расходованием денежных средств, отпущенных на полицию.

Контрольные функции МВД по отношению к местным полицейским органам были значительно расширены, следствием чего стало увеличение числа входящих и исходящих документов в МВД более чем в три раза. Помимо периодических ведомостей и отчетов из каждой губернии в министерство в год в среднем поступало около 130 срочных донесений, и многие из них требовали такого же срочного ответа. Если раньше основным источником, на основании которого министерство судило о состоянии дел на местах, был отчет губернатора, в котором имелся специальный раздел, посвященный полиции, то с 30-х годов начинает расширяться практика служебных командировок чиновников МВД с целью ознакомления с деятельностью органов городской и сельской полиции. Среди служащих министерства внутренних дел увеличивается число так называемых “чиновников для особых поручений”, проводивших значительную часть времени в командировках.

Для управления Департаментом (в отсутствие его руководителя) была введена должность вице-директора. В составе Департамента полиции исполнительной была образована своего рода инспекторская служба: “отделение для обозрения присутственных мест министерства внутренних дел”. Тогда же, справедливо ссылаясь на увеличение объемов работы, министр внутренних дел добился увеличения штатов вверенного ему учреждения и произвел его структурную реорганизацию, сказавшуюся на характере деятельности МВД.

Вместо канцелярии министра был создан Департамент общих дел, куда стекались многочисленные документы из местных административных органов. Одновременно создавалась особенная канцелярия министра внутренних дел, но уже не как орган политической полиции, каким являлось подразделение МВД с аналогичным названием, существовавшее до 1826 года, а как учреждение для ведения секретного делопроизводства, анализа данных негласных ревизий, материалов о злоупотреблениях чиновников полиции. В начале 40-х годов чиновниками для особых поручений МВД были выявлены злоупотребления в полиции Москвы, Петербурга, в ряде других городов. В 1847 году министерство провело ревизию полицейских учреждений в 27-ми – то есть в более чем половине губерний страны – и только в трех из них состояние полиции было признано удовлетворительным.[10]

mirznanii.com

Билет №35. Россия при Николае I: от создания III отделения до секретных крестьянских комитетов. Основные общественные течения: консервативное, либеральное, социалистическое.





ТОП 10:







Николай I, русский император, правил страной 30 лет: с 1825 по 1855 годы. И началось, и окончилось его правление в тяжелые для России годы: его вступление на престол совпало с восстанием декабристов, а завершение царствования – с Крымской войной. Эти обстоятельства, конечно, наложили особый отпечаток на деятельность императора.

Он принципиально отказался от любых резких перемен в системе управления, пытаясь лишь «усовершенствовать» ее путем еще большей бюрократизации. Одной из первоочередных задач внутриполитического курса Николая I было укрепление полицейско-бюрократического аппарата управления. Последовательное Проведение принципа централизации рассматривалось как важнейшее средство укрепления самодержавия и противодействия расшатывающим его устои процессам. При Николае I создавалась продуманная система всесторонней государственной опеки над общественно-политической, экономической и культурной жизнью страны. В практике управления последовательно проводился принцип строгой исполнительности и беспрекословного повиновения. В духе самодержавных начал и централизации управления Николай I стремился укрепить режим личной власти — сосредоточив в своих руках решение как общих, так и частных дел, нередко минуя при этом соответствующие министерства и ведомства. Компетенция Сената и Государственного совета при Николае I была существенно ограничена, так что они низводились до уровня «дополнения» к разросшейся бюрократической машине. Прежняя, «александровская», канцелярия стала первым отделением. В обязанности его входило представлять царю поступающие на его имя бумаги и исполнять его, личные повеления и поручения. Второе отделение (кодификационное, учрежденное 4 апреля 1826 г.) занималось переданными в его ведение делами александровской «Комиссии о составлении законов». Созданное 3 июля 1826 г. третье отделение стало органом высшей полиции. В обязанность его входил надзор за законностью и порядком в управлении и в общественной жизни. В 1828 г. в связи с кончиной императрицы Марии Федоровны (матери Николая I) было учреждено четвертое отделение, которое заменило ее канцелярию, созданную в 1797 г. Павлом I для управления учебными, воспитательными и благотворительными учреждениями. Затем были учреждены два временных отделения: в 1835 г. пятое — для подготовки реформы в государственной деревне, преобразованное в 1837 г. в Министерство государственных имуществ, и в 1843 г. шестое — для управления присоединенными к России территориями Кавказа. Печально знаменитую известность получила деятельность третьего отделения императорской канцелярии. В его штате первоначально числились 16 чиновников, в 1856 г. число их достигло 30-ти. 27 апреля 1827 г. при III отделении был создан Корпус жандармов, насчитывавший сначала 4,1 тыс., а в 1856 г. — 6 тыс. человек. Вся Россия, за исключением Польши, Финляндии, Области Войска Донского и Закавказья, была поделена сначала на 5, а в 1843 г. на 8 жандармских округов, на каждый из них приходилось по 7—8 губерний. Округа состояли из отделений (по 4—6 в каждом округе). Округами командовали генералы, а отделениями — штаб-офицеры, которых тщательно отбирали по принципу «благонадежности» и умения «общаться с населением». Во главе III отделения был поставлен фаворит Николая I генерал А. X. Бенкендорф. Он же являлся и шефом Корпуса жандармов. Еще в январе 1826 г. он представил Николаю I проект «Об устройстве высшей полиции», на основе которого и было создано III отделение императорской канцелярии. Посты начальника III отделения и шефа жандармов Бенкендорф занимал до своей кончины (1844). Его сменил другой фаворит царя, видный военный и государственный деятель, граф А. Ф. Орлов. Прерогативы III отделения были поистине всеобъемлющи. Оно собирало информацию о настроениях различных слоев населения, осуществляло тайный надзор за «неблагонадежными» лицами и за периодической печатью, ведало местами заключения и делами о «расколе», наблюдало за иностранными подданными в России, выявляло носителей «ложных слухов» и фальшивомонетчиков, занималось сбором статистических сведений и перлюстрацией частных писем, осуществляло надзор за действиями администрации. Это был орган осведомления царя обо всех «происшествиях» в Российской империи. Николай I внимательно читал доклады и донесения начальника III отделения. Деятельность III отделения породила широкую практику доносов. III отделение имело свою сеть тайных агентов.



 




Секретные комитеты — в Российской империи временные высшие совещательные органы в первой половине XIX века.

Образовывались императором Николаем I для обсуждения проектов различных преобразований, необходимость которых была осознана правительством под непосредственным воздействием восстания декабристов в 1825 и крестьянских волнений 20—30-х гг. Главным в работе секретных комитетов был крестьянский вопрос, и их цель состояла в упрочении путём частичных реформ феодально-самодержавного строя в условиях нарастающего кризиса всей крепостнической системы.

Комитет 6 декабря 1826

Первый секретный комитет — «Комитет 6 декабря 1826» (существовал до 1832) под председательством В. П. Кочубея и при активном участии М. М. Сперанского пытался выработать общий план государственных преобразований и, таким образом, имел программное значение для всех последующих секретных комитетов В этом комитете рассматривались проекты личного освобождения крестьян, запрета отчуждать их без земли и др. На основе деятельности Секретного комитета 1826 были утверждены узаконения о дворянских обществах (1831) и почётных гражданах (1832).

Комитет 1835 год

Созданный в марте 1835 секретный комитет разработал план постепенного уничтожения крепостного права с полным обезземелением крестьянства, который не был реализован. Результат работы этого секретного комитета — подготовка реформы государственных крестьян. В 1839—42 обсуждался проект П. Д. Киселева о введении инвентарей. Следствием работы этого комитета явился закон 1842 об обязанных крестьянах. в 1840 и 1844 обсуждали вопрос о дворовых крестьянах. Указом 1844 было разрешено помещикам отпускать дворовых на волю без земли. Частные вопросы положения крестьян обсуждались в 1846, 1847 и 1848.

 

Периодически создавались ведомственные и отраслевые секретные комитеты. Так, в 1840—43 действовало 6 финансовых секретных комитетов. В 1848 было создано 2 комитета по вопросам цензуры (т. н. «Меншиковский» и Комитет 2 апреля, который действовал до 1855). Существовали комитеты карательного характера, действовавшие совместно с Синодом. Деятельность ряда комитетов явилась своеобразной подготовкой самодержавия к отмене крепостного права. Последний секретный комитет был созван 3 января 1857 под председательством императора Александра II и занялся разработкой мер по отмене крепостного права.











infopedia.su

Функции III Отделения при Николае I

Восстание декабристов стало серьезным
потрясением для российской монархии и лично для императора Николая I. Как писал
генерал-адъютант царя А. Х. Бенкендорф, направляя ему проект создания нового
органа политической полиции: «События 14 декабря и страшный заговор,
подготовлявший уже более десяти лет эти события, вполне доказывают ничтожность нашей
полиции и необходимость организовать новую полицейскую власть по обдуманному
плану, приведенному как можно быстрее в исполнение».

Расследование этого дела велось очень
медленно и завершилось казнью через повешение пяти организаторов восстания.
Такой исход нарушил непосредственную связь между царем и дворянством и настроил
интеллигенцию, в основном выходцев из этого сословия, против самодержавия. Как
отмечает Ч. А. Рууд, Николай I обратился к Бенкендорфу, поклоннику Фуше, с тем,
чтобы тот подготовил рекомендации, касающиеся организации тайной политической
полиции. Император был так доволен результатами, что сделал Бенкендорфа своим
главным советником; последний сохранил за собой эту должность вплоть до смерти
императора в 1844 г.

В июне 1826 года в составе
Собственной Его Императорского величества (СЕИВ) канцелярии создается новое III
Отделение, ставшее вскоре известным как орган политической полиции. Ее
исполнительной структурой стала жандармерия. Все чиновники Особенной канцелярии
министра внутренних дел во главе с ее начальником были переведены в состав III Отделения
СЕИВ канцелярии. Таким образом, из компетенции МВД были изъяты функции
политической полиции. Главноуправляющим III Отделения был назначен граф
Александр Христофорович Бенкендорф, ставший одновременно и шефом жандармов.

Одной из обязанностей Третьего
Отделения, которые частично совпадали с обязанностями обычных министерств, было
предоставление Императору «донесения о всех делах». Сведения поставляла сеть
осведомителей, а затем эти сведения анализировались в самом отделении узким
кругом доверенных чиновников. Далее, по примеру Франции, на Третье отделение
была возложена ответственность за русский аналог федеральной полиции – элитный
корпус жандармов, набиравшихся из армейских офицеров.

Два года спустя, в 1828 г., секретным
указом император поручил Третьему отделению осуществлять цензуру и доносить о
произведениях, «способствовавших распространению безверия или о тех, в коих
чувствовалось уклонение автора от обязанностей верноподданного».
Агентам Бенкендорфа также было поручено перехватывать и копировать почтовую
корреспонденцию, служебного или личного характера. По его словам, эта практика
перлюстрации была постоянной и осуществлялась по всей империи почтовыми
служащими, «известными своей дотошностью и усердием».

Одним из наиболее способных
подчиненных Бенкендорфа был фон Фок, также поклонник Фуше, который занимался
изучением общественного мнения. Повторяя слова Фуше, он предупреждал о том, что
печатное слово, столь сильно влияющее на общественное мнение, становится независимой
силой в империи. Для формирования общественного мнения фон Фок предложил
довольно действенную систему контроля над прессой в сочетании с использованием
наемных писателей и журналистов для проведения в печати правительственной точки
зрения.

III Отделение было объявлено органом
“высшей полиции”. Это означало, что в сферу его задач входят вопросы
обеспечения государственной безопасности: сбор сведений о религиозных сектах и
расколах, антиправительственных организациях, слежка за иностранцами, борьба с
фальшивомонетничеством. К Функциям III Отделения относилось составление для
императора ведомостей о “всех без исключения происшествиях, а также
статистических сведений “до полиции относящихся”. Последнее, а также то, что
жандармские офицеры, относительно независимые от местной администрации,
сообщали в III Отделение о всех недостатках в ее деятельности, в том числе в
области охраны общественного порядка, породили серьезные трения между МВД и III
Отделением.

В указе о создании III Отделения не говорилось
о том, что контроль за деятельностью местного административно-полицейского
аппарата возлагается на жандармерию, но об этом неоднократно упоминалось в
секретных инструкциях жандармским офицерам.

Как отмечает А. Г. Чукарев, более чем
полувековое (с 1826 по 1880 гг.) параллельное существование органов руководства
политической и общей полицией сопровождалось постоянным соперничеством III
Отделения и МВД.

Первое в докладах императору
постоянно обращало внимание на недостатки в организации и деятельности полиции,
конкретных руководителей полицейских учреждений. Руководство МВД, в свою
очередь, при всяком удобном случае стремилось подчеркнуть промахи в
деятельности III Отделения. Для “обозрения настоящего положения всех частей
управления” и выработки предложений по совершенствованию деятельности
государственного механизма был создан специальный Комитет во главе с
Председателем Государственного Совета В. П. Кочубеем. Комитет рассмотрел и
вопрос об организации управления полицией империи. В ходе обсуждения
высказывалось предложение вновь образовать министерство полиции, не получившее,
однако, одобрения императора. После этого Комитет предложил передать в ведение
МВД руководство жандармерией, а “для соблюдения единства в управлении
администрацией и всеми видами полиции и для проверки получаемых известий…”
командующего корпусом жандармов, заведующего высшей полицией, присоединить к
МВД “в звании товарища министра или ином для него приемлемом”. Данное решение
Комитета не было утверждено Николаем I, считавшим, что введение в МВД командира
корпуса жандармов, начальника “высшей полиции” невозможно “в силу того, что на
него будут возлагаться поручения непосредственно от императора”.

Попытка А. А. Закревского в 1828 году,
ставшего в том же году министром внутренних дел, создать секретную политическую
полицию в системе вверенного ему учреждения потерпела неудачу, во многом
благодаря противодействию со стороны руководства III Отделения личной
императорской канцелярии.

Передача в МВД руководства
политической полицией, вхождение в него командира корпуса жандармов на правах
заместителя министра произошло только в 1880 году после ликвидации III
Отделения.

Таким образом в 1828 году МВД
состояло из канцелярии министра, совета министра, в который входили
руководители департаментов, отделений, департамента государственного хозяйства
и публичных зданий, департамента полиции, медицинского департамента и
цензурного комитета. К участию в работе совета министра по-прежнему
привлекались “сведущие люди”. Для чиновников МВД была введена новая форма -
темно-зеленый мундир с черным бархатным воротником. С 1829 года МВД стало вновь
издавать свой журнал — “Журнал Министерства внутренних дел”. В нем
публиковались официальные документы, распоряжения, сведения о назначениях,
награждениях чиновников МВД, а также статистические материалы о состоянии
преступности в некоторых губерниях и городах.

В 1832 году надзор за строительством
дорог и содержанием казенных зданий был передан из Министерства внутренних дел
в созданное Главное управление путей сообщений и публичных зданий.

Основным структурным подразделением
МВД являлся Департамент полиции. В его функции входили вопросы определения
штатной численности и формирования полицейских органов в городах и в сельской
местности, а главное, контроль за их деятельностью, особенно за расходованием
денежных средств, отпущенных на полицию.

Контрольные функции МВД по отношению
к местным полицейским органам были значительно расширены, следствием чего стало
увеличение числа входящих и исходящих документов в МВД более чем в три раза.
Помимо периодических ведомостей и отчетов из каждой губернии в министерство в
год в среднем поступало около 130 срочных донесений, и многие из них требовали
такого же срочного ответа. Если раньше основным источником, на основании
которого министерство судило о состоянии дел на местах, был отчет губернатора,
в котором имелся специальный раздел, посвященный полиции, то с 30-х годов
начинает расширяться практика служебных командировок чиновников МВД с целью
ознакомления с деятельностью органов городской и сельской полиции. Среди
служащих министерства внутренних дел увеличивается число так называемых
“чиновников для особых поручений”, проводивших значительную часть времени в
командировках.

Для управления Департаментом (в
отсутствие его руководителя) была введена должность вице-директора. В составе
Департамента полиции исполнительной была образована своего рода инспекторская
служба: “отделение для обозрения присутственных мест министерства внутренних
дел”. Тогда же, справедливо ссылаясь на увеличение объемов работы, министр
внутренних дел добился увеличения штатов вверенного ему учреждения и произвел
его структурную реорганизацию, сказавшуюся на характере деятельности МВД.

Вместо канцелярии министра был создан
Департамент общих дел, куда стекались многочисленные документы из местных
административных органов. Одновременно создавалась особенная канцелярия
министра внутренних дел, но уже не как орган политической полиции, каким
являлось подразделение МВД с аналогичным названием, существовавшее до 1826
года, а как учреждение для ведения секретного делопроизводства, анализа данных
негласных ревизий, материалов о злоупотреблениях чиновников полиции. В начале
40-х годов чиновниками для особых поручений МВД были выявлены злоупотребления в
полиции Москвы, Петербурга, в ряде других городов. В 1847 году министерство
провело ревизию полицейских учреждений в 27-ми – то есть в более чем половине
губерний страны – и только в трех из них состояние полиции было признано
удовлетворительным.

В 1850 году в истории МВД произошло
своеобразное знаменательное событие – первое сокращение штатов этого
учреждения, что было проявлением новых усилий императора Николая I для
укрепления дисциплины как средства повышения эффективности управления.
Сокращение штатов всех департаментов закончилось благополучно для чиновников
министерства внутренних дел. Количество чиновничьих должностей в МВД было
сокращено на 17 и составило 270 штатных единиц. В Департамент полиции
исполнительной, руководившей деятельностью полицейских учреждений Российской
империи, служило около 50 чиновников. (Чиновники для особых поручений при
министре не входили в штат Департамента).



biofile.ru

Исаак Троцкий — Третье отделение при Николае I

Автор приоткрывает завесу над сыскной и провокаторской деятельностью политической полиции России в XIX веке. И. Троцкий выписывает портреты как руководителей III Отделения — Бенкендорфа, Дубельта, так и агентов, внедрившихся в декабристское движение и следивших за бунтарской деятельностью противников царского режима, — Шервуда, Бошняка.

Содержание:

Исаак Троцкий
Третье отделение при Николае I. Сыщики и провокаторы

Третье отделение при Николае I. Сыщики и провокаторы

От автора

История русской политической полиции еще не изучена. До сих пор исследователи подходили к архивам III Отделения и Департамента полиции только как к материалу по истории революционного движения. Между тем выяснение социальной природы и функций полицейской организации является чрезвычайно существенным для понимания позиции царского правительства в классовой борьбе и его политики. Задача эта поставлена на очередь, но еще не разрешена. Тем труднее дать популярный очерк по истории хотя бы ограниченного промежутка времени жизни политической полиции. Автор настоящего очерка и не претендовал дать исчерпывающую характеристику III Отделения времен Николая I. Задача книжки — в отдельных очерках сделать беглую сводку известного уже о III Отделении материала, по возможности представить общие очертания этого учреждения. Состояние вопроса в нашей исторической литературе пока допускает только такую постановку темы. В некоторых случаях я привлекал, впрочем, и неизданный материал — там, где под рукой оказывались архивные выписки, сделанные мною в связи с мои ми специальными работами.

Структура и организация III отделения

III Отделение строилось в сравнительно спокойное время: в течение всего николаевского царствования в России не было ни одного крупного революционного выступления. Такое положение позволяло не торопиться с организацией учреждения, и при всей своей суетливости и кажущейся загруженности важнейшими делами III Отделение довольно долго не могло собраться привести в единообразие свои разнородные части.

При образовании III Отделения в него вошли три составных элемента: особенная канцелярия Министерства внутренних дел, возглавлявшаяся фон Фоком, находившаяся в ведении того же Фока тайная агентура и жандармерия. Последняя и сама по себе была явлением сложным.

«Отдельный корпус жандармов, — читаем мы в официальном обзоре Министерства внутренних дел, — сложился из двух элементов: из жандармского полка, несшего военно-полицейскую службу при войсках, и из жандармских частей корпуса внутренней стражи. Жандармы при войсках впервые появляются 10 июня 1815 года, когда главнокомандующий Барклай-де-Толли предписал избрать в каждом кавалерийском полку по одному благонадежному офицеру и по 5 рядовых, на коих возложить наблюдение за порядком на марше, на бивуаках и кантонир-квартирах, отвод раненых во время сражения на перевязочные пункты, поимку мародеров и т. п. Чины эти наименованы жандармами и отданы в распоряжение корпусных командиров».

Очевидно, набор жандармов внутри полков препятствовал их изолированию от прочей солдатской массы. «27 августа того же года отдельные жандармские команды уничтожены, а взамен того Борисоглебский драгунский полк переименован в жандармский, и на него возложена полицейская служба при войсках; три эскадрона этого полка распределены небольшими отрядами по всем кавалерийским и пехотным корпусам, другие три эскадрона прикомандированы к главным квартирам армий, а седьмой эскадрон назначен для пополнения убыли. При этом приказано на укомплектование жандармского полка обращать исключительно нижних чинов, расторопных, отличного поведения и вообще способных исполнять военно-полицейскую службу, требующую особых качеств».

Этот жандармский полк нес, таким образом, полицейские функции исключительно в армии. Наряду с ним уже с 1810 года существовал корпус внутренней стражи, обслуживающий гражданские власти «при поимке воров и разбойников, в случае неповиновения власти, при взыскании податей и недоимок». В 1817 году в составе этого корпуса были учреждены жандармские дивизионы. Но управление ими было чрезвычайно пестро: в то время как одни жандармские части подчинялись обер-полицмейстерам, другие ведались гарнизонными командирами.

Учреждение должности шефа жандармов не положило конца этой организационной неурядице. Одними жандармскими частями Бенкендорф ведал целиком, другими лишь «в инспекторском отношении». Так дело продолжалось до 1836 года, когда был сформирован Отдельный корпус жандармов. Самое единство III Отделения и жандармерии держалось только на личной унии шефа жандармов и начальника III Отделения. Только в 1839 году должность начальника штаба корпуса жандармов была соединена с должностью управляющего III Отделением, и лишь в 1842 году окончательно слились все жандармские части.

Вся эта работа была проведена под непосредственным воздействием Л. В. Дубельта, которого и можно считать творцом жандармской системы в том виде, в каком она существовала при нем и впоследствии. Но на характеристике этого крупнейшего николаевского жандарма мы остановимся позднее.

Само по себе III Отделение являлось учреждением с сравнительно небольшим аппаратом. Первоначально личный состав был определен в 16 человек, которые должны были обслуживать все четыре экспедиции. Функции между этими экспедициями распределялись следующим образом.

I экспедиция ведала всеми политическими делами — «предметами высшей полиции и сведениями о лицах, состоящих под полицейским надзором».

II экспедиция — раскольниками, сектантами, фальшивомонетчиками, уголовными убийствами, местами заключения и… крестьянским вопросом.

III экспедиция занималась специально иностранцами.

IV экспедиция вела переписку о «всех вообще происшествиях», ведала личным составом, пожалованиями и т. п.

Постепенно работа III Отделения усложнялась. В 1828 году к кругу его деятельности была причислена и театральная цензура, в 1842 году выделенная в специальную V экспедицию. Увеличивалось и число служащих: к концу николаевского царствования штат состоял из 40 человек. Тем не менее строгого размежевания дел между экспедициями не было, в течение долгого времени не было и установленной формы переписки. Наиболее же секретные дела, в том числе и работа тайной агентуры, были подчинены непосредственно управляющему III Отделением — сначала М. Я. фон Фоку, потом А. Н. Мордвинову и Л. В. Дубельту. Управляющий отделением вместе с двумя-тремя наиболее ответственными сотрудниками собственно и являлся центральным двигателем всей системы. Он непосредственно сносился с тайными агентами, на его имя поступали многочисленные доносы и жалобы, от него зависело дать делу тот или иной оборот, так или иначе средактировать всеподданнейший доклад и т. п.

Такова была структура «центральной шпионской конторы», как называл III Отделение Герцен. На местах делами политической полиции ведали местные жандармские управления. Вся страна была разделена на несколько (сначала пять, потом восемь) жандармских округов, во главе которых стояли высшие жандармские чины. Округа, в свою очередь, распадались на отделения. На отделение приходилось обычно 2–3 губернии; начальниками назначались жандармские штаб-офицеры.

profilib.org

Функции iii Отделения при Николае i

Функции III Отделения при Николае I
Восстание декабристов стало серьезным потрясением для российской монархии и лично для императора Николая I. Как писал генерал-адъютант царя А.Х. Бенкендорф, направляя ему проект создания нового органа политической полиции: «События 14 декабря и страшный заговор, подготовлявший уже более десяти лет эти события, вполне доказывают ничтожность нашей полиции и необходимость организовать новую полицейскую власть по обдуманному плану, приведенному как можно быстрее в исполнение».[1]
Расследование этого дела велось очень медленно и завершилось казнью через повешение пяти организаторов восстания. Такой исход нарушил непосредственную связь между царем и дворянством и настроил интеллигенцию, в основном выходцев из этого сословия, против самодержавия. Как отмечает Ч. А. Рууд, Николай I обратился к Бенкендорфу, поклоннику Фуше, с тем, чтобы тот подготовил рекомендации, касающиеся организации тайной политической полиции. Император был так доволен результатами, что сделал Бенкендорфа своим главным советником; последний сохранил за собой эту должность вплоть до смерти императора в 1844 г.[2]
В июне 1826 года в составе Собственной Его Императорского величества (СЕИВ) канцелярии создается новое III Отделение, ставшее вскоре известным как орган политической полиции. Ее исполнительной структурой стала жандармерия. Все чиновники Особенной канцелярии министра внутренних дел во главе с ее начальником были переведены в состав III Отделения СЕИВ канцелярии. Таким образом, из компетенции МВД были изъяты функции политической полиции. Главноуправляющим III Отделения был назначен граф Александр Христофорович Бенкендорф, ставший одновременно и шефом жандармов.
Одной из обязанностей Третьего Отделения, которые частично совпадали с обязанностями обычных министерств, было предоставление Императору «донесения о всех делах». Сведения поставляла сеть осведомителей, а затем эти сведения анализировались в самом отделении узким кругом доверенных чиновников. Далее, по примеру Франции, на Третье отделение была возложена ответственность за русский аналог федеральной полиции – элитный корпус жандармов, набиравшихся из армейских офицеров.[3]
Два года спустя, в 1828 г., секретным указом император поручил Третьему отделению осуществлять цензуру и доносить о произведениях, «способствовавших распространению безверия или о тех, в коих чувствовалось уклонение автора от обязанностей верноподданного».[4] Агентам Бенкендорфа также было поручено перехватывать и копировать почтовую корреспонденцию, служебного или личного характера. По его словам, эта практика перлюстрации была постоянной и осуществлялась по всей империи почтовыми служащими, «известными своей дотошностью и усердием».[5]
Одним из наиболее способных подчиненных Бенкендорфа был фон Фок, также поклонник Фуше, который занимался изучением общественного мнения. Повторяя слова Фуше, он предупреждал о том, что печатное слово, столь сильно влияющее на общественное мнение, становится независимой силой в империи. Для формирования общественного мнения фон Фок предложил довольно действенную систему контроля над прессой в сочетании с использованием наемных писателей и журналистов для проведения в печати правительственной точки зрения.[6]
III Отделение было объявлено органом “высшей полиции”. Это означало, что в сферу его задач входят вопросы обеспечения государственной безопасности: сбор сведений о религиозных сектах и расколах, антиправительственных организациях, слежка за иностранцами, борьба с фальшивомонетничеством. К Функциям III Отделения относилось составление для императора ведомостей о “всех без исключения происшествиях, а также статистических сведений “до полиции относящихся”. Последнее, а также то, что жандармские офицеры, относительно независимые от местной администрации, сообщали в III Отделение о всех недостатках в ее деятельности, в том числе в области охраны общественного порядка, породили серьезные трения между МВД и III Отделением.
В указе о создании III Отделения не говорилось о том, что контроль за деятельностью местного административно-полицейского аппарата возлагается на жандармерию, но об этом неоднократно упоминалось в секретных инструкциях жандармским офицерам.[7]
Как отмечает А. Г. Чукарев, более чем полувековое (с 1826 по 1880 гг.) параллельное существование органов руководства политической и общей полицией сопровождалось постоянным соперничеством III Отделения и МВД.[8]
Первое в докладах императору постоянно обращало внимание на недостатки в организации и деятельности полиции, конкретных руководителей полицейских учреждений. Руководство МВД, в свою очередь, при всяком удобном случае стремилось подчеркнуть промахи в деятельности III Отделения. Для “обозрения настоящего положения всех частей управления” и выработки предложений по совершенствованию деятельности государственного механизма был создан специальный Комитет во главе с Председателем Государственного Совета В.П. Кочубеем. Комитет рассмотрел и вопрос об организации управления полицией империи. В ходе обсуждения высказывалось предложение вновь образовать министерство полиции, не получившее, однако, одобрения императора. После этого Комитет предложил передать в ведение МВД руководство жандармерией, а “для соблюдения единства в управлении администрацией и всеми видами полиции и для проверки получаемых известий…” командующего корпусом жандармов, заведующего высшей полицией, присоединить к МВД “в звании товарища министра или ином для него приемлемом”. Данное решение Комитета не было утверждено Николаем I, считавшим, что введение в МВД командира корпуса жандармов, начальника “высшей полиции” невозможно “в силу того, что на него будут возлагаться поручения непосредственно от императора”.[9]
Попытка А.А.Закревского в 1828 году, ставшего в том же году министром внутренних дел, создать секретную политическую полицию в системе вверенного ему учреждения потерпела неудачу, во многом благодаря противодействию со стороны руководства III Отделения личной императорской канцелярии.
Передача в МВД руководства политической полицией, вхождение в него командира корпуса жандармов на правах заместителя министра произошло только в 1880 году после ликвидации III Отделения.
Таким образом в 1828 году МВД состояло из канцелярии министра, совета министра, в который входили руководители департаментов, отделений, департамента государственного хозяйства и публичных зданий, департамента полиции, медицинского департамента и цензурного комитета. К участию в работе совета министра по-прежнему привлекались “сведущие люди”. Для чиновников МВД была введена новая форма — темно-зеленый мундир с черным бархатным воротником. С 1829 года МВД стало вновь издавать свой журнал — “Журнал Министерства внутренних дел”. В нем публиковались официальные документы, распоряжения, сведения о назначениях, награждениях чиновников МВД, а также статистические материалы о состоянии преступности в некоторых губерниях и городах.
В 1832 году надзор за строительством дорог и содержанием казенных зданий был передан из Министерства внутренних дел в созданное Главное управление путей сообщений и публичных зданий.
Основным структурным подразделением МВД являлся Департамент полиции. В его функции входили вопросы определения штатной численности и формирования полицейских органов в городах и в сельской местности, а главное, контроль за их деятельностью, особенно за расходованием денежных средств, отпущенных на полицию.
Контрольные функции МВД по отношению к местным полицейским органам были значительно расширены, следствием чего стало увеличение числа входящих и исходящих документов в МВД более чем в три раза. Помимо периодических ведомостей и отчетов из каждой губернии в министерство в год в среднем поступало около 130 срочных донесений, и многие из них требовали такого же срочного ответа. Если раньше основным источником, на основании которого министерство судило о состоянии дел на местах, был отчет губернатора, в котором имелся специальный раздел, посвященный полиции, то с 30-х годов начинает расширяться практика служебных командировок чиновников МВД с целью ознакомления с деятельностью органов городской и сельской полиции. Среди служащих министерства внутренних дел увеличивается число так называемых “чиновников для особых поручений”, проводивших значительную часть времени в командировках.
Для управления Департаментом (в отсутствие его руководителя) была введена должность вице-директора. В составе Департамента полиции исполнительной была образована своего рода инспекторская служба: “отделение для обозрения присутственных мест министерства внутренних дел”. Тогда же, справедливо ссылаясь на увеличение объемов работы, министр внутренних дел добился увеличения штатов вверенного ему учреждения и произвел его структурную реорганизацию, сказавшуюся на характере деятельности МВД.
Вместо канцелярии министра был создан Департамент общих дел, куда стекались многочисленные документы из местных административных органов. Одновременно создавалась особенная канцелярия министра внутренних дел, но уже не как орган политической полиции, каким являлось подразделение МВД с аналогичным названием, существовавшее до 1826 года, а как учреждение для ведения секретного делопроизводства, анализа данных негласных ревизий, материалов о злоупотреблениях чиновников полиции. В начале 40-х годов чиновниками для особых поручений МВД были выявлены злоупотребления в полиции Москвы, Петербурга, в ряде других городов. В 1847 году министерство провело ревизию полицейских учреждений в 27-ми – то есть в более чем половине губерний страны – и только в трех из них состояние полиции было признано удовлетворительным.[10]
В 1850 году в истории МВД произошло своеобразное знаменательное событие – первое сокращение штатов этого учреждения, что было проявлением новых усилий императора Николая I для укрепления дисциплины как средства повышения эффективности управления. Сокращение штатов всех департаментов закончилось благополучно для чиновников министерства внутренних дел. Количество чиновничьих должностей в МВД было сокращено на 17 и составило 270 штатных единиц. В Департамент полиции исполнительной, руководившей деятельностью полицейских учреждений Российской империи, служило около 50 чиновников. (Чиновники для особых поручений при министре не входили в штат Департамента).

Примечания

coolreferat.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о