От чего умер сократ – предпосылки и причина смерти философа

Жизнь и смерть Сократа

Жизнь и смерть Сократа до сих пор представляют большой интерес не только для историков, но и для многочисленных его почитателей. Многие обстоятельства судьбы этого мыслителя и в наши дни остаются загадкой. Жизнь и смерть Сократа овеяны легендами. Стоит ли удивляться, ведь речь идет об одном из величайших мыслителей всех времен.

Происхождение Сократа

Сократ – знаменитый афинский философ, который был удостоен великого памятника – диалогов Платона. В них он является главным действующим лицом.

Известно, что отцом будущего философа был каменотес (или скульптор) Софрониск, а матерью – Фенарета. Вероятно, отец его был достаточно зажиточным человеком. Исследователи сделали такой вывод на основании того, что Сократ сражался как гоплит, то есть как тяжеловооруженный воин. Несмотря на достаток родителей, сам философ не заботился об имуществе и чрезвычайно обеднел к концу жизни.

Противоречивые источники

Сократ излагал свое учение исключительно в устной форме. Мы знаем о нем из нескольких источников, одним из которых являются упоминания и изображения его в комедиях Аристофана, пародийные и прижизненные. Сделанные Ксенофонтом и Платоном портреты Сократа являются посмертными и написаны в хвалебном духе. Эти источники, однако, во многом не соответствуют друг другу. По всей видимости, сообщения Аристотеля опираются на Платона. Многие другие авторы, настроенные дружественно или враждебно, также внесли свой вклад, как и легенды о Сократе.

Круг общения философа, участие в войне

Когда разразилась Пелопоннесская война, философу было 37 лет. В числе людей, с которыми он общался до нее, были интеллектуалы из круга Перикла – софист Протагор, ученый Архелай, музыкант Дамон, а также блистательная Аспасия. Существуют сведения о том, что он был знаком с известным философом Анаксагором. В платоновском "Федоне" Сократ рассказывает о неудовлетворенности, которую он ощутил от чтения трудов Анаксагора. Интересующий нас философ обучался диалектике у Зенона Элейского, позже присутствовал на лекциях софиста Продика, а также был участником диспутов с Фрасимахом, Горгием и Антифонтом. Сократ отличился на войне в битве при Потидее, относящейся к 432 году до н. э., при Делии (424 год до н. э.) и при Амфиполе (422 год до н. э.).

Сократ - Дельфийский оракул

Очень важным этапом в становлении этого философа стало его провозглашение Дельфийским оракулом, "мудрейшим из людей". Об этом Платон говорит в "Апологии Сократа". Сам Дельфийский оракул много размышлял об этих словах. Он сопоставлял их со своим убеждением в обратном, в том, что он "знает лишь то, что ничего не знает". Философ пришел к выводу, что именно это и делает его мудрейшим, так как многие люди не ведают даже этого. Познание степени как собственного незнания, так и незнания других людей является общим принципом исследований Сократа. К этому побуждают нас слова, которые высечены на входе в дельфийский храм Аполлона. Слова эти следующие: "Познай самого себя".

Сократ и политика

К 423 году до н. э. Сократ был уже довольно заметной фигурой, из-за чего стал объектом сатирических выпадов двух известных афинских комедиографов – Амейпсия и Аристофана. Философ сторонился политики, хотя среди его друзей были Алкивиад, Критий, Хармид и Ферамен. Последние трое являлись вождями Тридцати тиранов, которые свергли демократию в Афинах. А Алкивиад дошел до измены своему родному городу из-за политического оппортунизма. Есть свидетельства, что связи с этими людьми повредили Сократу на судебном процессе.

В 406 году до н. э. интересующий нас философ пытался препятствовать противозаконному и наспех составленному приговору стратегам, которые были привлечены к ответственности после того, как афинский флот выиграл сражение у Аргинусских островов. Также известно, что в 404 году до н.э. философ пренебрег повелением Тридцати тиранов поймать Леонта с Саламина, который был включен ими в проскрипционные списки.

Личная жизнь

Сократ, будучи уже в пожилом возрасте, связал себя узами брака с Ксантиппой. Эта женщина родила философу троих детей. Не исключено, что это был второй брак Сократа. Философ был беден. Его необычная внешность и неприхотливость вошли в поговорку.

Сократ в 399 году предстал перед судом по обвинению в "развращении молодежи" и "нечестии". Незначительным перевесом голосов он был признан виновным. Когда мыслитель не захотел признать вину и не попытался просить заменить казнь изгнанием, за смерть Сократа проголосовало уже большее количество присутствовавших на процессе.

Философ находился в тюрьме в течение месяца, затем приговор был исполнен. Мыслителю поднесли чашу с ядом (цикутой). Он выпил его, и в результате этого наступила смерть Сократа. Такие сочинения Платона, как "Федон", "Критон" и "Апология Сократа", в которых рассказывается об этом судебном процессе, о пребывании философа в тюрьме и его казни, увековечили мужество интересующего нас мыслителя, твердость его убеждений.

В 399 году до н. э. произошла смерть Сократа. Год ее точно известен, а вот число назвать нельзя. Можно лишь говорить о том, что философ умер в конце июня или начале июля. Согласно свидетельствам трех авторов античности (Аполлодора Афинского, Деметрия Фалерского и Платона), ко времени кончины мыслителю исполнилось 70 лет. Смерть Сократа (подавляющее большинство античных авторов сходится на этом) наступила не в результате естественных причин. Она произошла из-за того, что он выпил яд. Причина смерти Сократа, однако, до сих пор вызывает сомнения у некоторых историков. Много позднее Платон в своем диалоге "Федон" увековечил образ философа, который чужд смерти по своей природе, однако под лицом сложившихся обстоятельств должен умереть. Впрочем, сам Платон не присутствовал при кончине своего учителя. Он лично не видел смерть Сократа. Кратко Платон описал ее на основании свидетельств современников.

Текст обвинения

Текст обвинения против философа, который был представлен для судебного рассмотрения, сохранился до наших дней. За это следует выразить благодарность такому малоизвестному автору, как Диоген Лаэртский. Ему принадлежит сочинение под названием "О жизнях философов", относящееся к первой половине 3 века н. э. Эту важную информацию Диоген Лаэртский, в свою очередь, позаимствовал из работ Фаворина Арелатского. Этот человек был почитателем древности, философом и литератором. Он жил лишь веком раньше, однако, в отличие от Диогена, лично видел этот текст в афинском Метрооне.

Подавляющее большинство исследователей сходятся на том, что именно в результате принятия яда наступила героическая смерть Сократа. Однако мы не можем знать точно, как все было. Обстоятельства смерти Сократа - один из интереснейших моментов его биографии.

Учение Сократа

Сократ, как учитель, представляет собой весьма противоречивую фигуру. Обычно смертный приговор, вынесенный ему, объясняют вырождением демократии. Но нужно сказать, что в 403 году до н. э. в Афинах был восстановлен режим, который был вполне умеренным и человечным. Он опирался на принципы политической амнистии, неукоснительно соблюдавшиеся. В данном случае все говорит о том, что самым серьезным и конкретным было обвинение Сократа в "развращении молодежи". Однако можно лишь гадать, что подразумевается под этим. В диалоге Платона "Критон" говорится о защите философа от обвинения его в "подрыве законов". Вполне возможно, это указывает на то, что влияние Сократа на молодежь в то время считалось покушением на самые основы современного ему общества.

Изменение общественных устоев

Юноша, который вышел уже из школьного возраста, со времен Гомера получал "высшее образование" путем общения со старшими. Он слушал их устные наставления, а также подражал поведению наставников. Тем самым юноша приобретал качества, свойственные взрослому гражданину. Среди политической элиты, в свою очередь, из поколения в поколение передавались методы реализации государственной власти. Но во времена Сократа семейный круг перестал осуществлять все эти функции. Они были переданы другой инстанции, которая получила форму учреждения, основанного специально для данной цели уже после того, как умер Сократ. Академия Платона стала прототипом этой организации. Во главе данного процесса была как раз группа интеллектуалов, к которой принадлежал Сократ. Именно эти люди принесли концепцию "профессионального" образования из западной Греции и Ионии.

В чем сущность обвинения в "развращении молодежи"

Сократу пришлось особенно непросто, ведь он должен был действовать в Афинах. В 423 году до н. э. сразу два комедиографа – Аристофан ("Облака") и Амейпсий (не сохранившаяся комедия "Конн") - заклеймили философа, так как он руководил новомодной школой, в основе которой – уроки сыновнего непослушания и юношеского бунта. Такое представление об интересующем нас мыслителе к 399 году до н. э. выкристаллизовалось в знаменитое обвинение Сократа в "развращении молодежи". Если мы обратимся к диалогам учеников этого философа, мы увидим, что в них часто ставится вопрос: могут ли старшие и отцы передать добродетель молодежи, или же этому необходимо учиться специально?

Сократ как провозвестник абстрактной идеи

Еще более углубившись в рассмотрение культурного кризиса эпохи, мы приблизимся к пониманию того, почему диалектика Сократа обладала такой силой. На первый взгляд, непонятно, чем объяснить то, что на протяжении жизни двух поколений неизменно зачаровывала греков философия Сократа, смерть которого была вполне логичной. И это притом, что в учении этого мыслителя виделось орудие разрушения.

Чтобы понять это, необходимо рассмотреть, какой способ общения был принят ко времени рождения Сократа и как он изменился позднее. Афины находились на стадии завершения перехода к письменному слову от устной речи. Это влияло, в свою очередь, на лексику, а также форсировало изменения, произошедшие в формах сознания. Эти перемены можно определить как переход от образа к абстракции, от поэзии к прозе, от интуиции к рациональному познанию. В то время абстрактная идея рассматривалась как новое, поразительное открытие. Именно Сократ был ее провозвестником.

В "Облаках" Аристофана философ осмеян как мыслитель абстрактный, возглавляющий "мыслильню", отыскивающий "мысли". Также он был представлен священнослужителем понятий, парящих на небесах, будто облака. "Мысли" в то время вызывали смех лишь потому, что являлись таковыми. Также следует отметить, что у Аристофана Сократ использует в разговорах новую речь, изъясняется на абстрактном жаргоне, в котором идеи обретают форму.

У учеников интересующего нас мыслителя поглощенность идеями, высмеиваемая Аристофаном, представляется как поиск определений для разного рода отвлеченных понятий, таких как "справедливое" и "благое", а также как процесс создания точного языка, с помощью которого можно было бы выражать не конкретный опыт, а понятийное познание.

Жизнь, учение, смерть Сократа - обо всем этом мы рассказали. Можно было бы долго говорить об этом выдающемся философе. Надеемся, что эта статья вызвала у вас интерес к нему.

fb.ru

Смерть Сократа

После свержения тирании тридцати и вос­становления в Афинах демократии Сократ был обвинен в безбо­жии. Обвинение исходило от трагического поэта Мелета, богатого кожевника Анита и оратора Ликона. В диалоге «Менон» Платон сообщает, что Анит, демократ, изгонявшийся из Афин тридцатью тиранами и участник их ниспровержения, выказывает крайнюю не­приязнь перед софистами, говоря, что «софисты—это очевидная гибель и порча для тех, кто с ними водится» (91 С) Когда Сок­рат, приведя в пример заурядных детей выдающихся афинян, вы­сказывает уверенность, что «добродетели обучить нельзя» (94 Е) Анит грубо его обрывает, после чего Сократ с горечью замечает, что Анит думает, что и он, Сократ, подобно софистам губит людей, В диалоге «Эвтифрон» Сократ говорит случайно встреченному им Эвтифрону, что некий Мелет, человек, по-видимому, молодой и не­значительный, написал на него, Сократа, донос, где обвиняет его в том, что он развращает юношество, выдумывая новых богов и ниспровергая старых. Эвтифрон успокаивает Сократа. Однако весной 399 г. до н. э. философ предстал перед гелиеей—судом присяжных. В качестве обвинителя выступил Мелет, заявивший, что клятвенно обвиняет Сократа в том, что «он не чтит богов, ко­торых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество; и наказание за то—смерть» Для ус­пеха своего обвинения Мелет должен был набрать по крайней мере пятую часть голосов тех, кто заседал в Гелие. В ответ на обвинение Сократ произнес свою защитительную речь, в кото­рой опровергал выдвинутые против него обвинения, после чего был признан виновным уже большинством голосов. Теперь Сократу надо было самому себе назначить наказание. Он пред­ложил присудить ему пожизненный бесплатный обед в Пританее вместе с олимпийскими чемпионами, а в крайнем случае – штраф в одну мину, после чего присяжные осудили Сократа на казнь еще большим количеством голосов. Тогда Сократ произнес свою третью речь, сказав, что он уже стар (ему было тогда 70 лет) и не боится смерти, которая есть или переход в небытие, или жизнь в Аиде, где он встретится с Гомером и другими выдающи­мися людьми. В памяти же потомства он, Сократ, навсегда оста­нется мудрецом, тогда как его обвинители пострадают (и в самом деле они, согласно Плутарху, повесились). Все три речи Сократа содержатся в платоновском произведении «Апология Сократа».

Сократа должны были казнить сразу, но накануне суда из Афин ушел на остров Делос корабль с ежегодной религиозной миссией. До возвращения корабля казни запрещались обычаем. В ожидании казни Сократу пришлось тридцать дней про­вести в тюрьме. Накануне ее ранним утром к Сократу, подкупив тюремщика, пробирается его друг Критон, сообщивший, что стра­жи подкуплены и Сократ может бежать. Сократ отказался, считая, что надо повиноваться установленным законам, иначе он уже эмигрировал бы из Афин. И хотя теперь его осудили несправед­ливо, закон надо чтить. Об этом мы узнаём из платоновского диалога «Критон». В диалоге же «Федон» Платон повествует о последнем дне жизни Сократа. Этот день Сократ провел со своими учениками. Он говорит им, что не боится смерти, потому что был к ней подготовлен всей своей философией и образом жизни. Ведь само философствование, по его убеждению, есть не что .иное, как умирание для земной жизни и подготовка к осво­бождению бессмертной души от ее смертной телесной оболочки. Вечером пришла жена Ксантиппа, пришли родственники Сократа, привели его трех сыновей. Он с ними простился и отпустил их. Затем в присутствии своих учеников Сократ выпил чашу ра­стительного яда. Согласно Платону, Сократ скончался тихо. Его последними словами была просьба принести петуха в жертву Асклепию. Такую жертву обычно приносили богу медицины вы­здоровевшие. Сократ же хотел этим подчеркнуть, что смерть тела – это выздоровление души. Нетрудно заметить, что «федо – новский» Сократ по-другому представляет себе смерть, чем Со­крат из «Апологии». Это неудивительно. Сократ из «Апологии» ближе к историческому Сократу. В «Федоне» же Платон приписал Сократу уже свои, более идеалистические взгляды, вложив в его уста свои четыре доказательства бессмертия души. Такова внешняя сторона жизни и смерти Сократа. Внутренняя жизнь Сократа. Сократ любил задумчивую созер­цательность. Нередко он настолько уходил в самого себя, что становился неподвижным и отключался от внешнего мира. В пла­тоновском диалоге «Пир» Алкивиад рассказывает, что однажды во время осады Потидеи Сократ задумавшись простоял, нс сходя с места, сутки. Сократ пережил духовную эволюцию. Ему ни­когда не приходило в голову, что он мудр, пока на вопрос одного его почитателя, есть ли кто мудрее Сократа, дельфийский оракул ответил, что нет, чем Сократ был очень озадачен. Желая опровер­гнуть пифию, Сохрат стал общаться с теми, кого считал умнее себя, но с удивлением увидел, что мудрость этих людей кажу­щаяся. Но и тогда Сократ не возгордился. Он решил, что Аполлон устами пифии хотел сказать, что Сократ мудрее других не потому, что он действительно мудр, а потому, что он знает, что его муд­рость ничего не стоит перед мудростью бога. Другие же не мудры, потому что думают, что они что-то знают. Сократ так формули­рует свое превосходство над другими людьми: «Я знаю, что я ничего не знаю».

studfiles.net

Смерть Сократа - Калейдоскоп

* «Тогда Критон кивнул рабу, стоявшему неподалеку. Раб удалился, и его не было довольно долго; потом он вернулся, а вместе с ним вошел человек, который держал в руке чашу со стёртым ядом, чтобы поднести Сократу. Увидев этого человека, Сократ сказал: «Вот и прекрасно, любезный. Ты со всем этим знаком – что же мне надо делать?» «Да ничего», – отвечал тот, – «просто выпей и ходи до тех пор, пока не появится тяжесть в ногах, а тогда ляг. Оно подействует само». С этими словами он протянул Сократу чашу. И Сократ взял её с полным спокойствием, Эхекрат, – не дрожал, не побледнел, не изменился в лице; но, по всегдашней своей привычке, взглянул на того чуть исподлобья и спросил: «Как, по-твоему, этим напитком можно сделать возлияние кому-нибудь из богов или нет?» «Мы стираем ровно столько, Сократ, сколько надо выпить». «Понимаю», – сказал Сократ. – «Но молиться богам и можно и нужно – о том, чтобы переселение из этого мира в иной было удачным. Об этом я и молю, и да будет так». Договорив эти слова, он поднёс чашу к губам и выпил до дна – спокойно и легко» (Платон. «Федон»).

Пейрон. Смерть Сократа (Омаха, Небраска, Джослиновский художественный музей)

Умение хорошо жить и хорошо умереть — это одна и та же наука.

Эпикур

Антонио Канова. Смерть Сократа (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за "введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе", то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. В процессе над философом приняло участие около 600 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить "государственный яд" - цикуту (Conium maculatum, болиголов пятнистый). Ядовитым началом в нем является алкалоид конин. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивающий полушария головного мозга. Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью. Некоторые специалисты, правда, считают, что цикутой называли не болиголов, а вех ядовитый (Cicuta Virosa), в котором содержится ядовитый алкалоид цикутотоксин. Впрочем, сути дела это не меняет.

Антонио Канова. Сократ, защищающийся в суде (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

                                                                          

По некоторым причинам казнь Сократа была отложена на 30 дней. Друзья уговаривали философа бежать, но он отказался.

Канова. Сократ, отсылающий жену и детей (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

Как повествует ученик и друг Сократа Платон, последний день философа прошел в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эту проблему с Федоном, Симмием, Кебетом, Критоном и Аполлодором, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды.

Собственно говоря, весь месяц со дня вынесения приговора до дня казни был для Сократа сплошным монологом в диалогах о сущности смерти. Зачин был дан на суде, когда после вынесения приговора Сократ сказал: "...Похоже, в самом деле, что все произошло к моему благу, и быть этого не может, чтобы мы правильно понимали дело, полагая, что смерть есть зло...

Умереть, говоря по правде, значит одно из двух: или перестать быть чем бы то ни было, так что умерший не испытывает никакого ощущения от чего бы то ни было, или же это есть для души какой-то переход, переселение ее отсюда в другое место... И если бы это было отсутствием всякого ощущения, все равно что сон, когда спят так, что даже ничего не видят во сне, то смерть была бы удивительным приобретением. Мне думается, в самом деле, что если бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши, сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту ночь, то, я думаю, не только всякий простой человек, но и сам Великий царь нашел бы, что сосчитать такие дни и ночи сравнительно с остальными ничего не стоит. Так если смерть такова, я со своей стороны назову ее приобретением, потому что таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи".

Накануне казни-самоубийства Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды,- ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти, жизнь - трудное и мучительное дело.

"Те, кто подлинно предан философии,- говорил Сократ,- заняты, по сути вещей, только одним - умиранием и смертью. Люди, как правило, это не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся".

Сократовская версия жизни в ожидании смерти была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках по поводу полисных (городских, в смысле: государственных) и божественных дел. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную гармоничную целостность, которая уже не подвержена коррозии времени...

...Сократовский случай преступления позволяет проследить трудные перипетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе очевидно для нас, было - в перспективе - видео и понятно самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: "Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти", - он спокойно ответил: "А их к смерти осудила природа".

Свой последний день философ провел так же спокойно, как и предшествующие. На закате, оставив друзей, Сократ удалился на предсмертное омовение. Согласно орфико-пифагорейским представлениям, омовений это имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни. Совершив омовение, Сократ вернулся к друзьям и родным. Наступил момент прощания. Родные получили от философа последние наставления, после чего он попросил их вернуться домой. Друзья остались с Сократом до конца. Когда принесли цикуту в кубке, философ спросил у тюремного служителя: - Ну, милый друг, что мне следует делать? Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь. Мысленно совершив воздаяние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль? Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: "Критон, мы должны Акслепию петуха. Так отдайте же, не забудьте". Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще что- нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз.

Критон, закрывающий глаза Сократа (фрагмент)

Любопытный комментарий к последним словам греческого мыслителя принадлежит Ницше: "Я восхищаюсь храбростью и мудростью Сократа во всем, что он делал, говорил - и не говорил. Этот насмешливый и влюбленный афинский урод и крысолов, заставлявший трепетать и заливаться слезами заносчивых юношей, был не только мудрейшим болтуном из когда-либо живших: он был столь же велик в молчании. Я хотел бы, чтобы он и в последнее мгновение жизни был молчаливый,- возможно, он принадлежал бы тогда к еще более высокому порядку умов. Было ли то смертью или ядом, благочестием или злобой - что-то такое развязало ему в это мгновение язык, и он сказал: "О, Критон, я должен Асклепию петуха".

Это смешное и страшное последнее слово значит для имеющего уши: "О, Критон, жизнь-это болезнь!" Возможно ли! Такой человек, как он, проживший неким солдатом весело и на глазах у всех,- был пессимист! Он только сделал жизни хорошую мину и всю жизнь скрывал свое последнее суждение, свое сокровеннейшее чувство! Сократ, Сократ страдал от жизни! И он отомстил еще ей за это - тем таинственным, ужасным, благочестивым и кощунственным словом !"

источник

Сен-Кантен. Смерть Сократа (1762, Париж, Школа изящных искусств)

Пейрон. Смерть Сократа (1787, Копенгаген, Государственный художественный музей)



Сократ (Socrates) (470 - 399 до н.э.)
Афинский философ, сын камнереза (ваятеля) Софрониска и повивальной бабки Фенареты. Отличался большой кротостью в обыденной жизни и необычайным мужеством в борьбе за истину своих убеждений. В молодые годы служил в армии. На Олимпийских играх принимал участие в кулачных боях. Сам ничего не писал, учил обыкновенно на улицах и площадях. Считал, что философия не должна быть оторвана от человеческой жизни. Прямота суждений и обличение своих современников создали ему много врагов, обвинивших его в развращении юношества и в отрицании государственной религии. В конце жизни был привлечен к суду за "введение новых божеств и развращение юношества". Главным обвинителем Сократа был богатый и влиятельный демократ Анит. Речь перед судом сохранил Платон. Приговоренный к смерти, Сократ мужественно выпил чашу с ядом, отказавшись от бегства, предлагавшегося ему друзьями. Судить о нем можно по диалогам Платона и Ксенофонта. Выражение "платоническая любовь" относится к эпизоду из "Пира" Платона, когда Алкивиад рассказывает о своих невинных отношениях с Сократом.

Афоризмы, цитаты

Люди дурные живут для того, чтобы есть и пить, люди добродетельные едят и пьют для того, чтобы жить.

Мы живем не для того, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить.

Я знаю только то, что я ничего не знаю.

Совершеннейшим из людей можно считать того человека, который стремится к совершенству; счастливейшим же из людей можно считать того, кто сознает, что он уже достигает своей цели.

Заговори, чтобы я тебя увидел.

Есть только одно благо - знание и только одно зло - невежество.

Когда слово не бьет, то и палка не поможет.

У солнца есть один недостаток: оно не может видеть самого себя.

Женишься или не женишься - все равно раскаешься.

Пьянство не рождает пороков: оно их обнаруживает.

Голод - лучшая приправа к пище.

Женись, несмотря ни на что. Если попадется хорошая жена - станешь исключением, если плохая - философом.

Одно из двух: смерть есть полное уничтожение и исчезновение сознания или же, согласно преданию, смерть только перемена и переселение души из одного места в другое. Если смерть есть полное уничтожение сознания и подобна глубокому сну без сновидений, то смерть - несомненное благо, потому что пускай каждый вспомнит проведенную им ночь в таком сне без сновидений и пусть сравнит с этой ночью те другие ночи и дни со всеми их страхами, тревогами и неудовлетворенными желаниями, которые он испытывал и наяву и в сновидениях, и я уверен, что всякий не много найдет дней и ночей счастливее ночи без сновидений. Так что если смерть - такой сон, то я, по крайней мере, считаю ее благом. Если же смерть есть переход из этого мира в другой и если правда то, что говорят, будто бы там находятся все прежде нас умершие мудрые и святые люди, то разве может быть благо больше того, чтобы жить там с этими существами? Я желал бы умереть не раз, а сто раз, только бы попасть в это место. Так что и вам, судьи, и всем людям, я думаю, следует не бояться смерти и помнить одно: для доброго человека нет никакого зла ни в жизни, ни в смерти. Из речи Сократа на суде

Подробнее о философии Сократа
http://www.sunhome.ru/philosophy/1219


alindomik.livejournal.com

Сократ. Смерть Сократа

«Энциклопедия Смерти. Хроники Харона»

Часть 2:  Словарь избранных Смертей

Умение хорошо жить и хорошо умереть — это одна и та же наука.

Эпикур

 

Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за "введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе", то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. В процессе над философом приняло участие около 600 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить "государственный яд" - цикуту (Conium maculatum, болиголов пятнистый). Ядовитым началом в нем является алкалоид конин. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивающий полушария головного мозга. Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью. Некоторые специалисты, правда, считают, что цикутой называли не болиголов, а вех ядовитый (Cicuta Virosa), в котором содержится ядовитый алкалоид цикутотоксин. Впрочем, сути дела это не меняет.

 

По некоторым причинам казнь Сократа была отложена на 30 дней. Друзья уговаривали философа бежать, но он отказался.

 

Как повествует ученик и друг Сократа Платон, последний день философа прошел в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эту проблему с Федоном, Симмием, Кебетом, Критоном и Аполлодором, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды.

 

Собственно говоря, весь месяц со дня вынесения приговора до дня казни был для Сократа сплошным монологом в диалогах о сущности смерти. Зачин был дан на суде, когда после вынесения приговора Сократ сказал: "...Похоже, в самом деле, что все произошло к моему благу, и быть этого не может, чтобы мы правильно понимали дело, полагая, что смерть есть зло...

 

Умереть, говоря по правде, значит одно из двух: или перестать быть чем бы то ни было, так что умерший не испытывает никакого ощущения от чего бы то ни было, или же это есть для души какой-то переход, переселение ее отсюда в другое место... И если бы это было отсутствием всякого ощущения, все равно что сон, когда спят так, что даже ничего не видят во сне, то смерть была бы удивительным приобретением. Мне думается, в самом деле, что если бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши, сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту ночь, то, я думаю, не только всякий простой человек, но и сам Великий царь нашел бы, что сосчитать такие дни и ночи сравнительно с остальными ничего не стоит. Так если смерть такова, я со своей стороны назову ее приобретением, потому что таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи".

 

Накануне казни-самоубийства Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды,- ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти, жизнь - трудное и мучительное дело.

 

"Те, кто подлинно предан философии,- говорил Сократ,- заняты, по сути вещей, только одним - умиранием и смертью. Люди, как правило, это не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся".

 

Комментируя идеи великого грека, исследователь античной философии В. Нерсесянц пишет: "Подобные суждения Сократа опираются на величественное и очень глубокое, по его оценке, сокровенное учение пифагорейцев, гласившее, что "мы, люди, находимся как бы под стражей и не следует ни избавляться от нее своими силами, ни бежать". Смысл пифагорейского учения о таинстве жизни и смерти состоит, в частности, в том, что тело - темница души (эта идея принадлежит Филолаю) и что освобождение души от оков тела наступает лишь со смертью.

 

Поэтому смерть - освобождение, однако самому произвольно лишать себя жизни нечестиво, поскольку люди - часть божественного достояния, и боги сами укажут человеку, когда и как угодна им его смерть. Закрывая таким образом лазейку для самоубийства как произвольного пути к освобождению, пифагорейское учение придает жизни напряженный и драматический смысл ожидания смерти и подготовки к ней.

 

Рассуждая в духе пифагорейского учения, Сократ считал, что он заслужил свою смерть, поскольку боги, без воли которых ничего не происходит, допустили его осуждение. Все это бросает дополнительный свет на непримиримую позицию Сократа, на его постоянную готовность ценой жизни отстоять справедливость, как он ее понимал. Подлинный философ должен провести земную жизнь не как попало, а в напряженной заботе о дарованной ему бессмертной душе.

 

Сократовская версия жизни в ожидании смерти была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках по поводу полисных (городских, в смысле: государственных) и божественных дел. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную гармоничную целостность, которая уже не подвержена коррозии времени...

 

...Сократовский случай преступления позволяет проследить трудные перипетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе очевидно для нас, было - в перспективе - видео и понятно самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: "Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти", - он спокойно ответил: "А их к смерти осудила природа".

 

Свой последний день философ провел так же спокойно, как и предшествующие. На закате, оставив друзей, Сократ удалился на предсмертное омовение. Согласно орфико-пифагорейским представлениям, омовений это имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни. Совершив омовение, Сократ вернулся к друзьям и родным. Наступил момент прощания. Родные получили от философа последние наставления, после чего он попросил их вернуться домой. Друзья остались с Сократом до конца. Когда принесли цикуту в кубке, философ спросил у тюремного служителя: - Ну, милый друг, что мне следует делать? Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь. Мысленно совершив воздаяние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

 

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль? Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: "Критон, мы должны Акслепию петуха. Так отдайте же, не забудьте". Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще что- нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз.

 

Любопытный комментарий к последним словам греческого мыслителя принадлежит Ницше: "Я восхищаюсь храбростью и мудростью Сократа во всем, что он делал, говорил - и не говорил. Этот насмешливый и влюбленный афинский урод и крысолов, заставлявший трепетать и заливаться слезами заносчивых юношей, был не только мудрейшим болтуном из когда-либо живших: он был столь же велик в молчании. Я хотел бы, чтобы он и в последнее мгновение жизни был молчаливый,- возможно, он принадлежал бы тогда к еще более высокому порядку умов. Было ли то смертью или ядом, благочестием или злобой - что-то такое развязало ему в это мгновение язык, и он сказал: "О, Критон, я должен Асклепию петуха".

 

Это смешное и страшное последнее слово значит для имеющего уши: "О, Критон, жизнь-это болезнь!" Возможно ли! Такой человек, как он, проживший неким солдатом весело и на глазах у всех,- был пессимист! Он только сделал жизни хорошую мину и всю жизнь скрывал свое последнее суждение, свое сокровеннейшее чувство! Сократ, Сократ страдал от жизни! И он отомстил еще ей за это - тем таинственным, ужасным, благочестивым и кощунственным словом !"

 

 

libanomaly.ru

Причины смерти великих людей: Сократ

Великий древнегреческий философ Сократ умер в 399 гг. до н.э. Он был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за «введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе», как сейчас говорят -  за инакомыслие. Судили Сократа 600 судей: за сметную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить «государственный яд» - цикуту.

Свой последний день философ провел так же спокойно, как и предшествующие: на закате, оставив друзей, Сократ удалился на предсмертное омовение… Совершив омовение, Сократ вернулся к друзьям и родным. Наступил момент прощания. Родные получили от философа последние наставления, после чего он попросил их вернуться домой. Друзья остались с Сократом до конца. Когда принесли цикуту в кубке, философ спросил у тюремного служителя:

- Ну, милый друг, что мне следует делать?

Служитель сказал, что содержимое кубка следует испить, затем ходить, пока не возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь…

Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу, и трогал его ноги. Через некоторое время он подошел и, сильно сжав стопу Сократа, спросил, чувствует ли тот боль. Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: «Критон, мы должны Асклепию петуха. Так дайте же, не забудьте». Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще чего-нибудь, но Сократ помолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз.

Асклепий – бог врачевания, поэтому последние слова Сократа можно трактовать двояко: либо он имел в виду, что нужно отблагодарить божество жертвоприношением птицы за выздоровление души (т.е. за освобождение от тела), либо это была горькая ирония.

Из книги «Жизнь и смерть знаменитых людей», Степанян В.Н.

musei-smerti.ru

Страх смерти – хуже самой смерти: смерть Сократа…

«Кто учит людей умирать

                                                                               тот учит их жить».

                                                                                          Мишель Монтень, фр. философ 

 

Древние греки говорили: «Страх смерти – хуже самой смерти». Не размышлял ли об этом великий Сократ, когда смерть неумолимо приближалась к нему? Не думал ли он, что человек должен уметь не только достойно жить, но и достойно умирать, противопоставляя страху смерти силу духа?

Сократ родился в Афинах в 470-469 гг. и умер в 399 г. до нашей эры. Умер  не своей, а насильственной смертью. Афинские власти приговорили его к смертной казни по официальному обвинению в непризнании местных богов и введении других, новых божеств, в развращении молодежи. Иначе говоря, Сократа обвинили в инакомыслии, в подрыве самих основ государства, его основных законов. Однако за сухо сформулированными пунктами обвинения скрывались причины другого рода. Своим благочестивым, бескорыстным, скромным образом жизни Сократ нажил себе не только друзей, но и врагов.

Бездарные политики (а их было немало и в те времена) не могли простить ему его призыв: «Править должны знающие». «Цари и правители, — говорил Сократ, — не те, которые носят скипетры или избраны кем попало, и не те, которые достигли власти по жребию или насилием, но те, которые умеют управлять». Целью правителя должно быть, по Сократу, не удовлетворение ненасытной жажды власти, личных прихотей и капризов, а служение своему народу, стремление принести ему как можно больше пользы. Те же правители, которые используют власть в своекорыстных интересах, заслуживают, по мнению Сократа, сурового наказания. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы люди,  готовящие себя к политической деятельности и властвованию, научились воздержанности во влечениях и обрели знания, необходимые для пользы государства и его граждан. Странным считал Сократ то распространенное мнение, будто искусство государственного управления, величайшее из занятий, дается человеку само собою, тогда как в прочих маловажных занятиях люди достигают успеха лишь после соответствующей учебы и подготовки. Словом, всякий человек, даровитый или бездарный, должен, по Сократу, учиться и упражняться в том, в чем он хочет достигнуть успехов. Особенно это важно для тех, кто избрал политическую деятельность своим основным занятием.

Невзлюбили Сократа и богатые граждане Афин за его неприязненное отношение к их образу жизни, в основе которого лежала безудержная страсть к наживе, к накопительству, к чувственным наслаждениям. Им, этим людям, чуждо было то, что счастье Сократ видел не в богатстве, роскоши и неге, а в добродетельной жизни, достигаемой путем умеренности во всем и разумного управления потребностями, страстями и чувствами. И Сократ до своего последнего дыхания не изменил этому пониманию счастья. Несмотря на то, что его семья жила в крайней бедности, он отказывался брать деньги у своих слушателей, считая их друзьями, а не учениками. Философа, берущего плату за  обучение мудрости, Сократ сравнивал с теми людьми, которые продают свою красоту за деньги. Ведь в таких случаях философия как любовь к мудрости в значительной мере теряет свою способность одухотворять и возвышать отношения между людьми и, следовательно, их отношение к процессу познания истины. И Сократ, исходя из этой особенности философии, бескорыстно просвещал всех, кто готов был его слушать. Отказывался он и от предлагаемых ему состоятельными друзьями и поклонниками своих средств и услуг. Как писал позднеантичный историк философии Диоген Лаэртский (жил где-то в конце II и в начале IIIвека н. э.), древнегреческий афинский государственный деятель, оратор и полководец Алкивиад (450 – 404 до н. э.) хотел подарить Сократу большой земельный участок под строительство дома. Но Сократ не принял этот подарок, сказав с присущим ему остроумием: «Это так же смешно, как если бы я нуждался в башмаках, а ты предложил мне кожу на обувь». Не принимал Сократ и подношений ряда правителей как Афин, так и других городов-государств тогдашней Греции. Таким вот был этот «государственный преступник», заложивший основы моральной философии.

Среди афинских недругов Сократа были и ярые защитники демократической формы правления. Дело в том, что Сократ не был от нее в восторге. Ему представлялось, что Народное собрание, которое в условиях афинской демократии играло ведущую роль в решении основных государственных вопросов, не обладало нужной для этого мудростью. Так, затронув в беседе с одним из своих слушателей вопрос о застенчивости, Сократ спрашивал у него: 

«Неужели ты стесняешься валяльщиков, башмачников, плотников, кузнецов, земледельцев, купцов, рыночных торговцев, думающих только о том, чтобы купить что-нибудь подешевле и продать подороже? А ведь в основном из них и состоит Народное собрание». Иронизируя по поводу всевластия афинского демоса, который своими решениями превращает незнающих людей в стратегов (главных военных начальников) и т. д., Сократ как-то, когда зашла речь о нехватке лошадей, посоветовал и этот вопрос решить на Народном собрании и превратить ослов в лошадей путем голосования. Видимо, Сократ интуитивно уловил  суть психологии толпы, которая обезличивает отдельных людей, делает их игрушками в руках вождей, лидеров, авторитетов. Привыкая поступать бездумно, эти люди теряют способность принимать правильное решение, самое здравое из предлагаемых им суждений. Между прочим, еще до Сократа на эту особенность толпы обратил внимание Солон (ок. 640 – ок. 560 до н. э.), выдающийся государственный деятель  Афин. Он говорил, что один отдельно взятый афинянин – это хитрая лисица, но когда афиняне собираются на Народное собрание, то имеешь дело со стадом баранов. Не стал ли Сократ с его нелестным мнением о решениях «большинства афинян» жертвой этого стада?..

У Сократа была возможность предотвратить судебный процесс над собой. Начиная уголовное преследование крамольного мыслителя, обвинители, очевидно, думали об этом: дескать, Сократ, не желая связываться с ними, постарается без конца затягивать обсуждение дела. Такие вещи практиковались уже  тогда. Мог Сократ и вовсе покинуть Афины, как это сделали известные древнегреческие философы Анаксагор (ок. 500 – 428 до н. э.) и Протагор (ок. 484 – 408 до н. э.), опасаясь расправы афинского демоса над ними за «безбожие» их мудрости. Словом, обвинители, возбуждая дело, рассчитывали, с одной стороны, запугать Сократа и заставить его замолчать, а с другой – дискредитировать его в глазах афинян, представив его мудрость и весь его образ жизни как богохульство и явное нарушение устоев государства.          

Но Сократ не был бы Сократом, в высшей степени человеком нравственной свободы и ответственности, гражданского мужества и стойкости духа, если бы не принял брошенный ему вызов. Не мог этот человек, признанный самим дельфийским оракулом «мудрейшим из людей», поступить иначе. И он предстал перед афинским судом, чтобы объявить себя оправданным перед судом своей совести. Недаром Сократ после провозглашения приговора, воспользовавшись своим правом на последнее слово, сказал: «… ни на суде, ни на войне, ни мне, ни кому — либо другому не следует избегать смерти любыми способами без разбора… Избегнуть смерти нетрудно, афиняне, а вот что гораздо труднее – избегнуть испорченности; она настигает стремительней смерти». 

Дело Сократа рассматривалось афинским судом присяжных в составе 501 человека. И хотя Сократ убедительно опроверг выдвинутые против него пункты обвинения, он признан был виновным в государственном преступлении. За смертную казнь проголосовали 300 судей, против – 201. Сократ должен был выпить «государственный яд» – цикуту. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, но в то же время слабо затрагивает полушария головного мозга. Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью.

Сократ, судя по воспоминаниям его учеников и последователей, был внутренне удовлетворен исходом процесса, пусть и жестоко осудившего его, но нравственно посрамившего его судей. «В самом деле, — говорил он им, — если вы думаете, что умерщвляя людей, заставите их не порицать вас за то, что неправильно живете, то вы заблуждаетесь. Такой способ самозащиты и не вполне надежен, и не хорош, а вот ваш способ и самый хороший, и самый легкий: не затыкать рты другим, а самим стараться быть как можно лучше».

Казнь Сократа была отложена на 30 дней в связи с наступлением продолжительного праздника в честь Аполлона, бога искусств и гармонии. Во время таких праздников смертные казни в Афинах не разрешались. Друзья уговаривали Сократа бежать, ссылаясь на несправедливость приговора и на ответственность философа перед своей семьей, особенно малолетними детьми, остающимися сиротами. Но Сократ решительно отказался от побега как от бесчестного и преступного поступка. Хотя большинство и в состоянии убить нас, говорил Сократ, однако в вопросе о добродетельном, справедливом и прекрасном следует руководствоваться только разумом и убеждением. «Согласно или не согласно с этим большинство, пострадаем ли мы от этого больше или меньше, чем теперь, все равно, — утверждал он, — несправедливый поступок есть зло и позор для совершающего его, и притом во всех случаях». 

Считая недопустимым отвечать несправедливостью и злом на несправедливость и зло, Сократ неоднократно высказывал ту мысль, что лучше испытать чужую несправедливость, чем самому творить ее. Для Сократа, рассматривавшего справедливое и законное как одно и то же,побег из тюрьмы означал бы насилие над законом и, следовательно, над справедливостью. «Предпочти умереть, оставшись верным закону, — говорил Сократ, — нежели жить в насилии». И он сделал свой выбор: ушел из жизни в соответствии с приговором, ушел, не признав себя виновным, но и не посягнув на Закон и тем самым не воздав злом за зло…

В дни ожидания казни Сократ жил, по словам его ученика, известного древнегреческого писателя, историка, философа и политического деятеля Ксенофонта (ок. 430 – ок. 355 до н. э.) «совершенно так же, как и в прежнее время, а в прежнее время его необыкновенно благодушное, ясное настроение вызывало общее удивление. Можно ли умереть, прекраснее, чем так? Какая смерть может быть прекраснее той, когда человек умирает с таким великим достоинством? Какая смерть может быть счастливее самой достойной? Какая угоднее божеству, чем самая счастливая?»

Даже последний день Сократа прошел, по воспоминаниям его самого талантливого и преданного ученика Платона, в просветленных беседах о жизни и смерти, о богах и бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эти проблемы со своими друзьями, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не воздействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды. Но эти напоминания лишь усиливали оживленный характер разговора. Ведь это были последние беседы Сократа с его слушателями.

Сократ не боялся смерти. Когда после оглашения приговора его повели в тюрьму, он заметил, что его спутники плачут. Чтобы успокоить их, он сказал: 

«Что это? Вы только теперь плачете? Разве не знаете, что с самого рождения я осужден природой на смерть? Да, если бы мне приходилось погибать безвременно, когда течет счастье, то, несомненно, надо было бы горевать мне и расположенным ко мне людям; если же я кончаю жизнь в ту пору, когда ожидаются в будущем разные невзгоды, то я думаю, что всем вам надо радоваться при виде моего счастья».

Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды: ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Он полагал, что за свою справедливую жизнь попадет после смерти в общество мудрых богов и таких знаменитых людей, как Орфей, Мусей, Гесиод, Гомер, Паламед, Аякс, Агамемнон, Одиссей и др. Блаженную жизнь своей души Сократ представлял себе как интересные беседы с душами этих людей и испытание их на мудрость. Это, по словам Сократа, будет несказанным блаженством, и уже поэтому ему нечего бояться смерти и цепляться за жизнь. «Во всяком случае, — говорил он с явным укором в адрес своих земных судей и обвинителей, — там-то за это не казнят».  Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти, жизнь – трудное и мучительное дело.  «Те, кто подлинно предан философии, — рассуждал Сократ, — заняты, по сути вещей, только одним – умиранием и смертью. Люди, как правило, этого не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялись».

В основе этих рассуждений Сократа лежало очень глубокое, по его оценке, учение пифагорейцев (берет начало от Пифагора (570 – 490 до н. э.), великого  древнегреческого философа и математика, создателя знаменитой религиозно- философской школы), утверждавшее, что «мы, люди, находимся как бы под стражей, и не следует ни избавляться от нее своими силами, ни бежать». Смысл этого учения о таинстве жизни и смерти заключается, в частности, в том, что тело – темница души и что освобождение души от оков тела наступает лишь со смертью. Поэтому смерть есть освобождение, однако самому произвольно лишать себя жизни нечестиво, поскольку люди – часть божественного достояния, и боги сами укажут человеку, когда и как угодна им его смерть. Закрывая тем самым лазейку для самоубийства как произвольного пути к освобождению, пифагорейское учение придает жизни напряженный и драматический смысл ожидания смерти и подготовки к ней. Но так как конечной целью в понимании пифагорейцев было возвращение к жизни среди богов, то, следовательно, человек должен сознательно, в постоянных поисках истины и блага готовиться к соединению с божественным.

Рассуждая в духе учения Пифагора и его последователей, Сократ не сомневался в том, что он заслужил свою смерть, потому что боги, без воли которых ничего не происходит, допустили его осуждение. Не по этой ли причине Сократ не считал нужным готовиться к защите на предстоящем суде над ним, говоря, что вся его жизнь была подготовкой к ней, что он ничем другим не занимался, как только тем, что исследовал вопросы о справедливости и несправедливости, поступал всегда справедливо, а несправедливых поступков избегал, и это, по его убеждению, было лучшей подготовкой к защите…

«Сократовская версия жизни в ожидании смерти, — пишет В. С. Нерсесянц, автор книги «Сократ», — была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную и гармоничную цельность, которая уже не подвержена коррозии времени. Сократ, кончивший свою жизнь по-другому, был бы другим Сократом…»

…Последний день земной жизни Сократа приближался к концу. Пора было сделать последние приготовления к переходу в мир богов. Оставив друзей, Сократ удалился на омовение перед принятием яда.

Согласно пифагорейским представлениям, омовение перед смертью имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни. После этого ритуала Сократ попрощался с родными, дал им последние наставления и велел возвращаться домой. Когда принесли цикуту в кубке, Сократ спросил у тюремного служителя:

- Ну, милый друг, что мне следует делать? Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, а затем ходить, пока не возникнет чувство тяжести в бедрах. После этого нужно лечь. Мысленно совершив возлияние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к Сократу и трогал его ноги. Наконец он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль. Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, тюремщик добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяло и сказал, обращаясь к одному из находившихся рядом друзей: «Критон, мы должны Акслепию петуха. Так отдайте же, не забудьте». Жертвоприношение петуха сыну Аполлона Акслепию, богу врачевания, обычно полагалось за выздоровление. Сократ же, скорее всего, имел в виду выздоровление своей души и ее освобождение от бренного тела. Когда Критон спросил у Сократа, не хочет ли он сказать еще что-нибудь, Сократ ничего не произнес, и вскоре его тело вздрогнуло в последний раз.

Согласно сохранившимся с тех далеких времен сведениям, зло, причиненное Сократу, обернулось злом для тех, кто был особенно повинен в его насильственной смерти. Как писал Диоген Лаэртский, афиняне, раскаявшись в содеянном и считая себя злоумышленно введенными в заблуждение, приговорили Мелета, инициатора судебного дела, возбужденного против Сократа, к смерти, а остальных обвинителей – к изгнанию…

На протяжении почти двух с половиной тысячелетий человечество не перестает восхищаться и преклоняться перед духовным и нравственнымвеличием Сократа, обессмертившим свое имя не только своей мудрой жизнью, но и своим трагически достойным уходом из нее. Смерть Сократа – это торжество духа над плотью, разума над страстями, истины над заблуждением, справедливости над несправедливостью, ненасилия над насилием.

По мысли Иоганна Готфрида Гердера (1744 – 1803), видного немецкого философа, историка культуры, просветителя и гуманиста второй половины XVIII века, чтобы стать Сократом, «нужно было обладать превосходным умением жить, терпя лишения, нужен был тонкий вкус морально-прекрасного, вкус, который у Сократа возвысился до степени своеобразного инстинкта…» 

Доживет ли человечество до тех времен, когда люди с таким, на первый взгляд, удивительным инстинктом, как у Сократа, перестанут восприниматься как уникальное явление?

Исаак Юдовин

 

jig.ru

Смерть Сократа. История мировой культуры

Смерть Сократа

До своего осуждения Сократ дважды был в ситуации, когда его мужественные поступки по велению совести грозили ему смертью. «Я доказал не словами, а делом, что мне смерть, по просту говоря, нипочем, а вот воздерживаться от всего несправедливого и нечестивого – это для меня все» (Платон. Апология Сократа. 32 с – е), – говорил Сократ на суде.

Официальное обвинение Сократа состояло из трех пунктов. Первый – «повинен в отрицании богов, признанных городом» (надо сказать, что в присяге, которую восемнадцатилетние юноши давали при приеме в афинские граждане, были слова: «я буду чтить отеческие святыни»). Второй пункт – о «введении новых божественных существ». Обвинители Сократа имели в виду его даймоний, внутренний голос. Конечно, здесь натяжка по принципу «все средства хороши», но и подозрительность коллективного сознания по отношению к индивидуальности. Ведь даймоний был личным авторитетом Сократа. Из двух пунктов вытекал третий – «совращение молодежи». Как знакомо! Обвинение не кажется таким уж убийственным, но, учитывая время, в которое оно сделано, его можно приравнять к сильнейшим идеологическим наветам современного периода.

Несмотря на оправданность обвинений с позиций господствующей отрасли культуры – мифологии, – они несправедливы, потому что Сократ ни в чем не провинился перед родным городом. Он был патриотом афинского полиса и хотел, по существу, заменить одну отрасль культуры другой. Он был мучеником за философию, и философия после его казни победила, как позже распятие Христа привело к победе религии над философией.

Сократ умер не только за конкретную идею, но за идею как таковую, и с его идей-понятий начинается философия. Прав Ницше, называя Сократа специфическим не-мистиком. В его утверждении, что Сократ боролся не только с мифологией, но и с трагедией и поэзией вообще, есть резон, если признать, что Сократ создавал новую отрасль культуры. Но борьба с другими отраслями культуры была не столь актуальна, как борьба с господствующей мифологией. Сократ поплатился жизнью за превращение богов в понятия, мифологической истины в философскую. Первое философское жертвоприношение не выходило за рамки общекультурной схемы жертвоприношений; сами рамки раздвинулись и вышли за пределы мифологии. Но есть и важное отличие.

На стадии философии культура поднялась до понимания жертвы как самопожертвования. Случилось это в «осевое время» (термин Ясперса), основной характеристикой которого было становление личности, резкое скачкообразное развитие самосознания под влиянием тенденции рационализации.

Шпенглер пишет, что рождение «я» и мирового страха тождественны между собой. Страх смерти есть плата за осознание жизни. К этому добавляется самопожертвование с образованием триады: личность – страх – личная жертва. Жертвенность есть способ преодоления страха личностью. Поэтому именно с осевого времени встречаем личную жертву. В эту же эпоху выступил против традиционных жертвоприношений Будда. Личностное начало, которое появилось в осевое время, выразилось в следовании Сократом собственному внутреннему голосу и к отказу от личности у Будды. Общим была готовность пожертвовать своей личностью во имя культуры. В философии это имело особый эффект, поскольку посредством добровольной жертвы она заняла господствующее положение в культуре.

Как только отрасль культуры начинает уничтожать своих врагов, ее значение неуклонно падает. Так случилось с мифологией. Если бы Сократ не погиб, люди, быть может, долго еще жили бы в мифологическом мире и верили в Зевса и Афродиту.

Сократ не только был готов умереть, но и в какой?то степени стремился к этому. Ницше недалек от истины, полагая, что приговора «к смерти, а не к изгнанию… по-видимому, добился сам Сократ» (Ницше Ф. Рождение трагедии… С. 108). Апофеоз философии в словах Сократа, что только для истинного философа смерть означает конец мукам и начало вечной блаженной жизни. Это и есть, по Сократу, достижение доступного смертному человеку бессмертия. За такие обещания философия стала на пять веков в Греции и Риме главной отраслью культуры. Она пообещала то, что ранее обещала мифология, но во что уже перестали верить; дала «метафизическое утешение, что под вихрем явлений неразрушимо продолжает течь вечная жизнь» (Там же. С. 126).

Философы выбрали путь борьбы со смертью через рациональное разделение души и тела и объявление души бессмертной. Сократа привела к смерти вера в истинность своей философии, которая оказалась сильнее смерти. Этот пример стал архетипом для Греции и Рима вплоть до появления христианства и даже далее в процессе борьбы философии и религии за лидерство в культуре.

Смерть для Сократа не переход к небытию, а встреча и общение с душами великих людей древности и вечная блаженная жизнь на небесах. Нравственным принципом «лучше претерпеть несправедливость» Сократ расчищал дорогу жертве и этике непротивления злу насилием. Будучи приговоренным, он не пытался уклониться от смерти, а шел навстречу ей, как после него Иисус Христос и Джордано Бруно.

Сократ «сумел не только жить, но?что гораздо более значимо – и умереть; оттого?то образ умирающего Сократа как человека, знанием и доводами освободившегося от страха смерти, есть щит с гербом науки, напоминающий каждому о ее назначении, а именно?делать нам понятным существование и тем его оправдывать» (Ницше Ф. Рождение трагедии… С. 114).

Особо следует сказать о сократовской иронии, которая могла привлекать к нему людей, но в какой?то степени послужила причиной его осуждения, когда в последнем слове он предложил вместо наказания устроить ему бесплатный обед в Пританее, после чего за казнь было подано больше голосов, чем до того. Можно сказать, что Сократ подтолкнул сограждан к такому решению. «Ты умираешь несправедливо», – горестно заметила Сократу его жена Ксантиппа, на что Сократ ответил: «Разве ты хочешь, чтобы я умер справедливо?!» «Ирония, – писал Вико, – не могла возникнуть до времен рефлексии» (Вико Д. Основания новой науки… С. 149).

Единственная просьба, с которой Сократ обратился к судьям, касалась детей. «Если афиняне, вам будет казаться, что мои сыновья, повзрослев, станут заботиться о деньгах или еще о чем?нибудь больше, чем о добродетели, воздайте им за это, донимая их тем же, чем я вас донимал» (Платон. Апология Сократа. 41 е).

Всегда босой, в старом плаще, Сократ шагнул с улиц и площадей Афин в историю культуры. Как случилось, что в небольшом городе, в котором насчитывалось около 20 тыс. граждан, родились Сократ, Платон, а к ним стекались сотни учеников со всей Греции, и философия росла наподобие снежного кома? Отправной точкой стала казнь Сократа. Платон стал Платоном, каким мы его знаем, наблюдая за осуждением и смертью Сократа (его первый знаменитый диалог «Апология Сократа»), а дальше начался процесс, который, то затухая, то снова воспламеняясь, продолжается по сю пору.

Сократ – «одна из поворотных точек и осей так называемой всемирной истории» (Ницше Ф. Рождение трагедии… С. 115). Если бы вся пробужденная Сократом сумма сил была обращена не на познание, а на эгоистические цели индивида, то тогда, по Ницше, произошла бы всеобщая губительная борьба народов.

Сократ сформулировал определенное мировоззрение и своей жизнью и смертью подтвердил верность своим взглядам. И если поверим современному философу Г. Марселю, что истина есть то, за что человек может умереть, то Сократ истину нашел. Сам Сократ самокритично сказал в своей речи, что дельфийский оракул, признавший его мудрейшим из всех людей, воспользовался его именем ради примера, все равно как если бы он сказал: «Из вас, люди, всего мудрее тот, кто подобно Сократу, знает, что ничего поистине не стоит его мудрость» (Платон. Апология Сократа. 23 в). Но мудрость Сократа стоила торжества философии Сократа. «Страстный философский порыв Сократа к полям блаженным на том свете обернулся духовным бессмертием на этом свете» (Нерсесянц В. С. Сократ. М., 1977. С. 31). Тот свет связан с этим, культура – с жизнью.

Чтобы отстоять себя духовно, Сократ пожертвовал собой физически. «Он защищался ради правды с той искренней готовностью к смерти, которая так расковывает и освобождает человека… Согласие на смерть – необходимое и неизбежное условие борьбы за справедливость, если, конечно, эта борьба серьезна и принципиальна» (Там же. С. 132, 136). Услышав фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», – он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа».

Сократ входит в историю как культурный герой. Его слова, взятые в качестве эпиграфа, поразительны по глубине предвидения, так смерть движет развитием культуры, несмотря на внешнее противодействие, а пожалуй, именно благодаря ему. Б. Рассел сомневается, что описываемый Платоном и Ксенофонтом Сократ вообще существовал. Что ж, в изображении любого культурного героя присутствует элемент фантастичности, и в этом смысле Сократ оказался также похож на легендарных героев, на статус которых он претендует по своей роли в развитии культуры.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о