Островский спектакль доходное место – Спектакль Доходное место — смотреть бесплатно онлайн в хорошем качестве. Государственный академический Малый театр России. Основная сцена. Актеры и роли

Содержание

Спектакль Доходное место — смотреть бесплатно онлайн в хорошем качестве. Государственный академический Малый театр России. Основная сцена. Актеры и роли

Пьеса А.Н. Островского «Доходное место» всегда привлекала к себе не только зрительское внимание, но и внимание цензуры. Самая первая постановка в 1857 г. была запрещена в день премьеры. Режиссер Малого театра С.А. Черневский в этот день записал в репертуарном гроссбухе: «Объявленную комедию «Доходное место» по запрещению отменили». По мнению критика Р. Должанского, это связано с тем, что Островский созвучен любому времени: «Мейерхольд в 20-е годы поставил в Театре революции – попал спектакль во все учебники. Марк Захаров в 60-е поставил в Театре сатиры – так современно получилось, что через несколько представлений вообще запретили». На закате «брежневской эпохи» к социальной проблематике пьесы обращается и Михаил Царев, ученик Всеволода Мейерхольда. Его актерский опыт работы в спектаклях по произведениям А.Н. Островского («На всякого мудреца довольно простоты», «Без вины виноватые») отразился и в постановке «Доходного места».

В основе пьесы лежит типичный для русской драматургии конфликт общества и личности, не желающей жить по несправедливым законам. Как «бытописателя» А.Н. Островского интересовало, насколько прочен человек в борьбе за нравственные идеалы, тем более если этот человек будет поставлен в условия крайней материальной нужды. Герой пьесы Жадов (Владимир Богин), племянник богача Вышневского (Михаил Царев), сталкивается с миром стяжательства, лжи и неправды. Порочность и разврат он обнаруживает на каждом шагу. В первую очередь в поведении своего дяди и его помощников, которые высмеивают желание молодого человека прожить на «одно жалованье», без взяток, «с чистой совестью».

В спектакле Малого театра по пьесе Грибоедова «Горе от ума» В.Г. Богину уже удавалось передать в образе Чацкого страстную устремленность к преобразованию и то мучительное отчаяние, которое испытывает герой, не находя понимания своим «молодым», одиноким мыслям. Жадов женится на Полине (Елена Цыплакова), дочке мещанки Кукушкиной (Ольга Хорькова), в надежде, что юность и наивность его избранницы позволят обучить ее передовым идеям. В итоге их семья оказывается на грани нищеты, в то время как сестра Полины Юлия (Елена Доронина) ходит в шелках и обновках, вызывая тем самым зависть. Ритм спектакля довольно сложный, комические элементы постепенно вытесняются за счет нарастания угнетающей, мрачной атмосферы. В спектакле постоянно звучат голоса женщин: это и сестра Полины, лукаво выманившая из Белогубова признание, и Кукушкина, «самодурство» которой благодаря экспрессии О. Хорьковой приобрело гротескные масштабы, это, конечно, и Вышневская в исполнении Н. Корниенко, защищающая собственную честь перед оклеветавшим ее мужем-стариком. Перед зрителем раскрывается целая галерея женских характеров, объединяющая не только разные возрастные, но, что важнее, психологически разные портреты. В конце пьесы Жадов принимает решение просить у дядюшки о доходном месте, что, конечно, свидетельствует о его поражении. Но что за этим стоит? Какова будет жертва, которую готов он принести во имя своих идеалов, и обязательно ли нравственное достоинство соседствует с нищетой? К этим вопросам постановка М. Царева, скорее, приводит, чем отвечает на них.

www.culture.ru

Доходное место — Театр им. В.Ф. Комиссаржевской

Театр имени Комиссаржевской поставил пьесу А.Н. Островского «Доходное место» в принятом ныне повсеместно современном антураже и актуальном социальном контексте. Собственно, в этом нет ничего нового, и споры о том, можно или нет трактовать героев бытовой драмы Х1Х века как персонажей телевизионного «мыла» или ток-шоу, есть не более чем повод для взбивания пены в акватории критики. Еще на рубеже Х1Х-ХХ веков пристальные наблюдатели фиксировали, что ушла в небытие «бытовая Америка» русской жизни, открытая на театре Островским, а, значит, должны исчезнуть со сцены и его пьесы. Изменился быт и общественные связи. А человек все более превращался в заложника и функцию своего дохода, что и показал великий драматург, навсегда оставшийся современным. Даже революция, упразднившая статус имущества и зависимость от него человека, мало что изменила. ХХ век открыл в Островском неисчерпаемый источник актуальности как сюжетов и образов, так и жанровых форм — от романтической драмы до сатирического эстрадного обозрения и цирка. Эти жанры для сценической интерпретации пьес Островского опробовали великие режиссеры эпохи авангарда 10-х — 20-х годов. Мейерхольд в 10-е годы ввел в театральный лексикон понятие «Балаган» как универсальную формулу, как тождество вольных метаморфоз сценической игры. Хотя были и те, например, эстет — пассеист Александр Бенуа, кто этим словом бранился.
Балаганные перверсии в постановке Игоря Коняева: телевизионное музыкальное шоу на экранах, вклиненных в пространство, микрофонные шлягеры, танцевальные интермедии в исполнении персонажей, и, конечно, приметы сегодняшнего повсеместного гламура в костюмах и обстановке – все это позывные новой среды обитания российского неозабоченного смыслом жизни обывателя. И режиссер вместе с художниками (П.Окунев и О.Шаишмелашвили) создали в симультанной декорации собирательный образ, единый блок и символ этого химерического социума: дом-трактир-контора. Эта траектория задана самим Островскими и неизменна по сию пору. А вот приметы окрестностей меняются от эпохи к эпохе.
Мейерхольд в 1923 году, когда в СССР вместе с НЭПом воцарился культ буржуазности и вещизма, убрал из постановки «Доходного места» декорацию и мебель – неизменную атрибутику бытовой драмы. Эпоха Островского дана была в костюмах и в подборе редких предметов, что создавало эффект «остранения» на фоне условных кубов, галерей и лестниц. Такое противопоставление было разлито в воздухе разворошенного революцией быта, взбодренного коротким пиром на фоне аскезы — чумы военного коммунизма. «Остранение» в спектакле Коняева строится на том, что формы новорусского быта не имеют под собой ни почвы, ни традиции, ни осмысленной функции – они лишь доморощенная копия чужого давно устоявшегося уклада. И поэтому обозначают лишь мираж благоденствия и реальную прорву — катастрофу человеческих связей. Стойка бара и ресторанный зал с колоннами при входе то ли в дом, то ли в приемную высокопоставленного чиновника вполне совместимы с тем обычаем и стилем власти, когда государственная служба не отделяется от бизнеса, а общественные средства сращиваются с личными доходами. Меняется цвет меблировки – с белого на черный – но места за столиками все те же, и половые вполне справляются с функцией прислуги, а заодно мелкого чиновного люда. И отплясывают перед сильными мира и перед зрителями со вкусом и удовольствием. Они замещают для чиновников понятие народа, которому легко порадеть чаевыми, а заодно и религиозной совести, которую можно ублажить, не покидая грешных треб. Один из половых при каждом удобном случае вытаскивает из-под стойки икону для крестного знамения, и, конечно, получает щедрые чаевые. Этот лакейский мюзик-холл задает ритм и жанр гротескного действия с очень узнаваемыми реалиями. А защелкивающие весь торговый комплекс спущенные жалюзи отделяют его от всего остального мира. Для обозрения оставлены только притороченные у порога мусорные мешки да надпись на фронтоне: «Ресторан Островский». Все жизненные призы имеют ресторанный прайс. Замечательный художник Натан Альтман говорил в 30-е годы, что его не интересуют награды и звания, но теперь это вопрос меню.
Мадам Кукушкина, ярко сыгранная Е.Симоновой, демонстрирует ухватки эстрадно-сериальной дивы, а ее секси-фэшн явно зашкаливает за бальзаковские пределы. Упоминание о «пожилом» возрасте и вовсе заставляют ее чуть ли не выпрыгнуть из одежд и возмущенно вопить. Старость не только не в моде, но и не в чести. Она, как и бедность является здесь пороком и граничит с глупостью. Вот и сам генерал Вышневский, которого с внятным морализаторским подтекстом играет И. Краско, носит спонсорскую спортивную форму и густой парик. Молодая жена из поколения его внуков нужна не столько для любви, сколько для престижа. А сам — то хозяин жизни стоит на том, что брак это тоже источник дохода или вложения капитала. И крушение старого монстра – это, прежде всего отсутствие вокруг живого сочувствия: за деньги его не купишь.
Сфера молодости — любовь, но ее можно купить. Благородство и ум — прерогатива порядочного человека, но без средств или без покровительства начальства далеко не продвинешься. Жадов и Белогубов – полюса карьеры чиновника. Университетские знания и высокое родство Жадова не перешибут подобострастия и невежества Белогубова, обладающего в исполнении Р. Приходько виртуозной пластикой расшаркивания, танцевально-чечеточным ритмом, искательной интонацией трепета перед начальством. «Невежество и подобострастие – вот залог успеха» — это ведь из горького монолога Фигаро — из пьесы далекого ХY111 века. Островский был внимательным учеником европейской литературной традиции. Но его влюбленный герой не верит в своем просвещенном веке тому, «чтобы честным трудом не мог образованный человек обеспечить себя с семейством». Не хочет «верить и тому, что общество так развратно». Он борется за свое счастье уже с самим предметом любви и верит в победу.
В.Крылов, играющий Жадова, представляет редкую на современной сцене генерацию интеллектуальных актеров, умеющих противостоять окружению. Этот тип ныне не в моде и, казалось, ушел вместе с поколением шестидесятников. Но прав Жадов: «Во все времена были люди, они и теперь есть, которые идут наперекор устаревшим общественным привычкам и условиям». Жадов-Крылов легкой походкой, изящной сдержанностью манер и разговора, независимостью от суеты и пренебрежением к панибратски-хамскому общению как с начальством, так и с подчиненными, являет норму человека души и дела. Однако в раболепной реальности эта норма выглядит высокомерным эпатажем, неправомочной причудой. Действительно, рядом с признанным центром всей мафиозной связки – хитрым плотоядным Юсовым в остром исполнении В. Богданова — Жадов кажется незакрепленной тростинкой, невесть откуда занесенной в чиновничье болото. Не может он ни скрывать свое презрение к шайке корыстолюбцев, ни умиляться «фокусам» изобретательного вурдалака, умеющего задом поглощать из таза спиртное и выливать его фонтаном изо рта. Такой кунштюк вместо прописанной в пьесе разудалой пляски устраивает в спектакле Юсов — к восторгу подчиненных. Режиссер превратил эту сцену в гротескный апофеоз беспредела: извращение и придурь расцениваются здесь как истинный талант.
Поленька – А. Сыдорук влюблена в мужа, но не согласна жить не «для общества». Понятия нравственности, супружеского долга она научена связывать с подношениями от купцов. А любить даром, как душа велит, значит быть «просто дурочкой». Конечно, для нежного смятения чувств, какими когда-то наделила этот персонаж великая Бабанова, в спектакле Коняева места нет. Но когда в финале вслед мужу, уходящему из зала, из ее жизни, она кричит: «Я не хочу к маменьке, меня научили!» — появляется надежда на катарсис.
Блестящей эскападой разрешается в спектакле появление юриста Досужева и его бурная пьяная исповедь-пляска. Актер Е.Иванов в коротком эпизоде сыграл и разгул, и надрыв, и насмешку противодействия. «Зачем нас учили?» Честная работа законника не ценится, но крючкотворство в цене у невежд. А чтобы прокормиться и взяток не брать да душу не заложить, бумагу выправить можно в купеческом вкусе. Хоть и не воровской, но тоже купеческий доход. Так и прогулять его достойнее в кабаке. Доход — ловушка для чести. В спектакле Коняева это показано в полном соответствии с пьесой Островского.Современная драматургия, №4, 2010. Александра Тучинская

www.teatrvfk.ru

краткое содержание, сюжет, главные герои

Одним из наиболее выдающихся российских драматургов является Александр Островский. «Доходное место» (краткое содержание произведения будет предметом настоящего обзора) – это пьеса, которая занимает видное место в его творчестве. Она вышла в свет в 1856 году, однако до постановки в театре была допущена лишь через семь лет. Существует несколько известных сценических постановок произведения. Одна из самых популярных – работа М. Захарова с А. Мироновым в одной из главных ролей.

Время и место

Старую Москву действием некоторых своих известных сочинений выбрал драматург Островский. «Доходное место» (краткое содержание пьесы должно начинаться с описания утра главных героев, так как именно в этой сцене читатель знакомится с ними и узнает об их характерах и социальном положении) – произведение, которое не стало исключением.

Также следует обратить внимание на время событий – первые годы царствования императора Александра II. Это было время, когда в обществе назревали серьезные перемены в экономической, политической и культурной сферах. Данное обстоятельство всегда следует помнить при анализе данной работы, так как автор отразил этот дух перемен в повествовании.

Вступление

Настоящим мастером описания и изображения быта и жизни среднего сословия является Островский. «Доходное место» (краткое содержание этой новой работы писателя необходимо разбить на несколько смысловых частей для удобства понимании композиции) – пьеса, в которой нашли отражение основные творческие принципы драматурга.

В начале читатель знакомится с главными действующими лицами этой истории: Вышневским, старым болезненным человеком, и его молодой привлекательной женой Анной Павловной, которая несколько кокетлива. Из их разговора становится ясно, что отношения супругов оставляют желать лучшего: Анна Павловна холодна и равнодушна по отношению к своему мужу, который очень этим недоволен. Он убеждает ее в своей любви и преданности, однако жена по-прежнему не обращает на него никакого внимания.

Завязка интриги

Остроумную социальную критику с тонким юмором мастерски сочетал в своих пьесах Островский. «Доходное место», краткое содержание которого нужно дополнить указанием на то, что послужило толчком к развитию сюжета, – это произведение, которое считается одним из лучших в творчестве автора. Началом развития действия можно считать получение Анной Павловной любовного письма от немолодого мужчины, который, впрочем, был уже женат. Хитрая женщина решает проучить незадачливого поклонника.

Появление других персонажей

Пьесы Островского отличаются динамичностью развития сюжета с акцентом на высмеивание социальных пороков людей среднего сословия. В рассматриваемом произведении читатель знакомится с типичными представителями городской бюрократии, которые представлены подчиненными Вышневского, Юсовым и Белогубовым.

Первый уже стар годами, поэтому он опытен в ведении делопроизводства, хотя занятия его, очевидно, не являются чем-то выдающимся. Однако он пользуется доверием начальника, чем очень гордится. Второй находится в непосредственном его подчинении. Он молод и несколько неопытен: так, Белогубов сам признается, что не очень хорошо разбирается в грамоте. Тем не менее молодой человек намерен неплохо устроить свою жизнь: он метит в столоначальники и хочет жениться.

В рассматриваемой сцене чиновник просит Юсова похлопотать о его повышении в должности, и тот обещает ему свое покровительство.

Характеристика Жадова

Пьесы Островского известны в русской литературе тем, что в них представлена целая галерея портретов современной драматургу эпохи. Образ племянника Вышневского получился у автора особенно колоритным.

Этот молодой человек живет в доме дяди, служит у него, однако намерен добиться самостоятельности, так как презирает образ жизни его семьи и окружения. Кроме того, с самого первого своего появления поднимает на смех Белогубова за его плохое знание грамоты. Также читатель узнает, что молодой человек не желает выполнять черную писарскую работу под начальством Юсова.

За такую независимую позицию дядюшка хочет прогнать племянника из дома, чтобы он сам попробовал жить за маленькую зарплату. Вскоре становится ясной и причина такого поведения: Жадов сообщает своей тетушке, что намерен жениться и жить своим трудом.

Ссора дяди с племянником

«Доходное место» – пьеса, которая основана на идее противостояния молодого и старшего поколений. Эту мысль автор обозначил уже в первой части произведения, когда наметил принципиальную разницу в жизненных позициях Жадова и служащих его дяди.

Так, Юсов высказывает недовольство его работой и выражает надежду, что Вышневкий уволит его за пренебрежительное отношение к службе. Это наметившееся противостояние доходит до финальной точки в сцене открытого конфликта дяди с племянником. Первый не хочет, чтобы Жадов женился на бедной девушке, однако молодой человек, разумеется, не желает уступать. Между ними происходит бурная ссора, после которой Вышневский грозит племяннику порвать с ним родственные отношения. Он узнает от Юсова, что невеста Жадова – дочь небогатой вдовы, и убеждает последнюю не выдавать дочь за него.

Новые герои

Столкновение старых порядков и новых веяний мастерски изображал в своих произведениях Островский. «Доходное место» (анализ пьесы может быть предложен школьникам в качестве дополнительного задания по творчеству драматурга, так как она является знаковой в его творческой карьере) – произведение, в котором эта мысль проходит красной нитью через повествование. Перед вторым актом ее прямо озвучивает Юсов, который выражает опасение из-за смелости и дерзости современной молодежи и восхваляет образ жизни и действия Вышневского.

Во втором действии автор знакомит читателя с новыми персонажами – вдовой Кукушкиной и ее дочерями: Юленькой, помолвленной с Белогубовым, и Полиной, возлюбленной Жадова. Обе девушки несмышленны, слишком наивны, а их мать думает только о материальном положении будущих супругов.

В этой сцене автор впервые сводит героев вместе, и из их разговора мы узнаем, что Полина искренне любит Жадова, однако это не мешает ей думать о деньгах. Жадов же мечтает о независимой жизни и готовится к материальным трудностям, к чему пытается приучить и невесту.

Описание Кукушкиных

Кукушкину автор изобразил как практическую женщину: ее не пугает вольнодумство главного героя. Она хочет пристроить своих бесприданниц и уверяет Юсова, который предостерегал ее от свадьбы, что Жадов ведет себя дерзко из-за того, что он холост, но женитьба, дескать, его исправит.

Почтенная вдова в этом отношении мыслит очень по-житейски, очевидно, исходя из собственного опыта. Здесь же следует сразу отметить принципиальную разницу между двумя сестрами: если Юля не любит Белогубова и обманывает его, то Полина искренне привязана к своему жениху.

Судьбы героев через год

Главный персонаж комедии Островского «Доходное место» Жадов женился по любви на женщине, которую обожал, однако которая по своему развитию уступала ему. Полина хотела жить в сытости и довольстве, однако в супружестве познала нищету и бедность. Она оказалась неготовой к такой жизни, что, в свою очередь, разочаровало Жадова.

Об этом мы узнаем из сцены в трактире, где год спустя сходятся основные персонажи пьесы. Сюда же приходит Белогубов с Юсовым, и из их разговора читатель узнает, что у первого дела идут превосходно, так как он не брезгует брать взятки за свои услуги. Юсов хвалит своего подопечного, а Жадова поднимают на смех за то, что он не выбился в люди.

Белогубов предлагает ему деньги и покровительство, однако Жадов желает жить честным трудом, и поэтому с презрением и негодованием отвергает это предложение. Однако ему самому очень плохо от неустроенной жизни, он выпивает, после чего половой выгоняет его из трактира.

Семейная жизнь

Правдивое описание мещанского быта присутствует в пьесе «Доходное место». Островский, сюжет произведений которого отличается достоверностью изображения характерных явлений социальной действительности середины девятнадцатого века, очень выразительно передавал дух своей эпохи.

Четвертое действие пьесы посвящено, в основном, семейной жизни Жадовых. Полина чувствует себя несчастной в убогой обстановке. Она тем острее ощущает свою бедность из-за того, что ее сестра живет в полном достатке, а муж ее всячески балует. Кукушкина советует дочери требовать от мужа денег. Между ней и возвратившимся Жадовым происходит ссора. Тогда Полина, следуя примеру матери, начинает требовать у мужа денег. Тот призывает ее терпеть бедность, но жить честно, после чего Полина убегает, но Жадов возвращает ее обратно и решается идти к дяде просить себе место.

Финал

Неожиданно счастливой развязкой завершается пьеса «Доходное место». Островский, жанр которого – преимущественно комедия, умел даже в юмористических зарисовках показать общественные пороки современности. В последнем, пятом, действии Жадов униженно просит себе работу у дяди, однако в ответ последний вместе с Юсовым начинают высмеивать его за то, что он предал свои принципы жить самостоятельно и честным трудом, не воруя и не беря взяток. Выведенный из себя, молодой человек заявляет, что среди его поколения есть честные люди, отказывается от своего намерения и объявляет, что больше не проявит слабости.

Полина мирится с ним, и супруги уходят из дома Вышевского. Последний между тем переживает семейную драму: интрижка Анны Павловны обнаруживается, и оскорбленный супруг устраивает ей сцену. Кроме того, он разоряется, а Юсову грозит увольнение. Произведение заканчивается тем, что с Вышневским случается удар от постигших его несчастий.

Итак, Александр Островский («Доходное место» тому яркий пример) в своих произведениях умело соединял исторические реалии и острую сатиру. Пересказанная нами пьеса может быть предложена школьникам для более углубленного изучения творчества писателя.

fb.ru

Доходное место — Википедия (с комментариями)


Ты – не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: “Истинное обустройство мира”.

http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Доходное место» — пьеса в пяти действиях Александра Николаевича Островского[1].
Напечатана в журнале «Русская беседа», № 1, 1856 г.; в этом же году вышла отдельным изданием. Однако к постановке в театрах не была допущена. Лишь через шесть лет — 27 сентября 1863 г. — впервые поставлена в Петербурге, на сцене Александринского театра, в бенефис артистки Левкеевой; в московском Малом театре — 14 октября того же года, в бенефис артистки Васильевой.

История создания

Летом 1856 года Александр Островский отправился в путешествие к истокам Волги. Случилось дорожное несчастье: лошади понесли, тарантас перевернулся. Несколько месяцев он лежал со сложными переломами и написал пьесу с броским и выразительным названием «Доходное место».

Персонажи

  • Аристарх Владимирыч Вышневский, одряхлевший старик, с признаками подагры[2].
  • Анна Павловна, жена его, молодая женщина.
  • Василий Николаич Жадов, молодой человек, племянник его.
  • Мыкин, его приятель, учитель.
  • Аким Акимович Юсов, старый чиновник, служащий под начальством Вышневского.
  • Онисим Панфилович Белогубов, молодой чиновник, подчиненный Юсову.
  • Антон, человек в доме Вышневского.
  • Мальчик
  • Фелисата Герасимовна Кукушкина, вдова коллежского асессора.
  • Юлинька, дочь Кукушкиной
  • Полина, дочь Кукушкиной
  • Стеша, горничная девушка.

Сюжет

В центре сюжета пьесы стоит молодой чиновник Жадов, амбициозный, но придерживающийся идеалистических взглядов. Он не желает выслуживаться, угождать, брать взятки, льстить, пользоваться протекцией. Он готов жить пусть и бедно, но честно. По мере развития сюжета Жадов подвергается всё большему давлению окружающих, считающих, что материальное благополучие важнее принципов, Жадов всё чаще ссорится с женой Полиной из-за денег. В последнем акте герой уступает жене и идёт просить доходного места, но подвергается насмешкам над «слабым поколением» и в итоге его принципиальность возобладает. Жадов сообщает, что в каждом поколении есть честные люди, и если его жена тяготится бедностью, то он её отпускает. Полина уверяет, что и не собиралась покидать его, а только следовала советам родных. Жадовы целуются и уходят.

Я хочу сохранить за собой дорогое право глядеть всякому в глаза прямо, без стыда, без тайных угрызений, читать и смотреть сатиры и комедии на взяточников и хохотать от чистого сердца, откровенным смехом.

Жадов

Некоторые известные постановки

  • Самая первая постановка — 1857 в Казанском театре (антреприза Милославского; Жадов — Дудукин, Юсов — Виноградов, Кукушкина — Стрелкова 1-я)[3].
  • 14 октября 1863 — в Малом театре поставлена в бенефис Е. Н. Васильевой[4]. Режиссёр Богданов, Вышневский — Дмитревский, Вышневская — Васильева, Жадов — Шумский, Мыкин — Колосов, Юсов — П. Садовский, Белогубов — Рассказов, Кукушкина — Акимова, Юлинька — А. П. Савина, Полина — Колосова, Досужев — В.Ленский) (1907; реж. Н. Попов, Вышневский — Айдаров, Вышневская — Яблочкина, Жадов — Остужев, Юсов — К. Рыбаков, Белогубов — Н. Яковлев, Кукушкина — О. Садовская, Досужев — М. Садовский.
  • Малый театр (Николай Александрович Анненков исполнял роли Жадова и Белогубова[5]).
  • 1929 — Армянский театр имени Сундукяна в постановке Рубена Симонова (Вышневский — Вартанян, Кочарян, Жадов — Г. Нерсесян, Юсов — Манвелян, Белогубов — Вагаршян, Кукушкина — Гулазян, Юлинька — Гарагаш, Полина — Р. Вартанян)[6].
  • 1967 — Московский театр Сатиры в постановке Марка Захарова (в роли Жадова — Андрей Александрович Миронов, Юленька — Татьяна Николаевна Егорова). Энциклопедия Кругосвет об этой постановке:

    Известность Захарову принес поставленный в этом театре спектакль «Доходное место» А.Островского (1967). Режиссёр и художник В.Левенталь поместили Жадова (А.Миронов) «в лабиринт бесконечных дверей, стульев, столов, поставленных на два круга, один внутри другого». Герой петлял в лабиринте вращавшихся кругов в поисках выхода. «Понять жизнь» здесь означало «освоиться в сценическом пространстве». … После раннего и горького опыта с запрещенным спектаклем Доходное место Захаров словно зарекся ломиться в закрытые двери, но выучился входить в открытые[7].

  • 2003 — Театр «Сатирикон» в постановке Константина Райкина.[8].

Экранизации

Напишите отзыв о статье “Доходное место”

Примечания

  1. Театральная энциклопедия. Гл. ред. П. А. Марков. Т. 2 — М.: Советская энциклопедия, Гловацкий — Кетуракис, 1963, 1216 стб. с илл., 14 л. илл.
  2. [az.lib.ru/o/ostrowskij_a_n/text_0050.shtml Lib.ru/Классика: Островский Александр Николаевич. Доходное место]
  3. [www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Teatr/_99.php Театральная энциклопедия]
  4. А. Н. Островский. Полное собрание сочинений. Том II. Пьесы 1856—1861. М.: 1950. Государственное издательство художественной литературы. 405 с, илл. стр. 392—394
  5. Большая Российская энциклопедия: В 30 т. / Председатель науч.-ред. совета Ю. С. Осипов. Отв. ред С. Л. Кравец. Т. 2. Анкилоз — Банка. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2005. — 766 с.: ил.: карт.
  6. Театральная энциклопедия. Гл. ред. С. С. Мокульский. Т. 1 — М.: Советская энциклопедия, А — «Глобус», 1961, 1214 стб. с илл., 12 л. илл.
  7. [www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/teatr_i_kino/ZAHAROV_MARK_ANATOLEVICH.html Кругосвет. Захаров Марк Анатольевич]
  8. [www.smotr.ru/2002/2002_satiricon_mesto.htm «Доходное место» опять болит]. Театральный смотритель

Ссылки

Отрывок, характеризующий Доходное место

Из внутренних комнат отворилась дверь, и вошла одна из княжен племянниц графа, с угрюмым и холодным лицом и поразительно несоразмерною по ногам длинною талией.
Князь Василий обернулся к ней.
– Ну, что он?
– Всё то же. И как вы хотите, этот шум… – сказала княжна, оглядывая Анну Михайловну, как незнакомую.
– Ah, chere, je ne vous reconnaissais pas, [Ах, милая, я не узнала вас,] – с счастливою улыбкой сказала Анна Михайловна, легкою иноходью подходя к племяннице графа. – Je viens d’arriver et je suis a vous pour vous aider a soigner mon oncle . J`imagine, combien vous avez souffert, [Я приехала помогать вам ходить за дядюшкой. Воображаю, как вы настрадались,] – прибавила она, с участием закатывая глаза.
Княжна ничего не ответила, даже не улыбнулась и тотчас же вышла. Анна Михайловна сняла перчатки и в завоеванной позиции расположилась на кресле, пригласив князя Василья сесть подле себя.
– Борис! – сказала она сыну и улыбнулась, – я пройду к графу, к дяде, а ты поди к Пьеру, mon ami, покаместь, да не забудь передать ему приглашение от Ростовых. Они зовут его обедать. Я думаю, он не поедет? – обратилась она к князю.
– Напротив, – сказал князь, видимо сделавшийся не в духе. – Je serais tres content si vous me debarrassez de ce jeune homme… [Я был бы очень рад, если бы вы меня избавили от этого молодого человека…] Сидит тут. Граф ни разу не спросил про него.
Он пожал плечами. Официант повел молодого человека вниз и вверх по другой лестнице к Петру Кирилловичу.

Пьер так и не успел выбрать себе карьеры в Петербурге и, действительно, был выслан в Москву за буйство. История, которую рассказывали у графа Ростова, была справедлива. Пьер участвовал в связываньи квартального с медведем. Он приехал несколько дней тому назад и остановился, как всегда, в доме своего отца. Хотя он и предполагал, что история его уже известна в Москве, и что дамы, окружающие его отца, всегда недоброжелательные к нему, воспользуются этим случаем, чтобы раздражить графа, он всё таки в день приезда пошел на половину отца. Войдя в гостиную, обычное местопребывание княжен, он поздоровался с дамами, сидевшими за пяльцами и за книгой, которую вслух читала одна из них. Их было три. Старшая, чистоплотная, с длинною талией, строгая девица, та самая, которая выходила к Анне Михайловне, читала; младшие, обе румяные и хорошенькие, отличавшиеся друг от друга только тем, что у одной была родинка над губой, очень красившая ее, шили в пяльцах. Пьер был встречен как мертвец или зачумленный. Старшая княжна прервала чтение и молча посмотрела на него испуганными глазами; младшая, без родинки, приняла точно такое же выражение; самая меньшая, с родинкой, веселого и смешливого характера, нагнулась к пяльцам, чтобы скрыть улыбку, вызванную, вероятно, предстоящею сценой, забавность которой она предвидела. Она притянула вниз шерстинку и нагнулась, будто разбирая узоры и едва удерживаясь от смеха.

– Bonjour, ma cousine, – сказал Пьер. – Vous ne me гесоnnaissez pas? [Здравствуйте, кузина. Вы меня не узнаете?]

– Я слишком хорошо вас узнаю, слишком хорошо.

– Как здоровье графа? Могу я видеть его? – спросил Пьер неловко, как всегда, но не смущаясь.

– Граф страдает и физически и нравственно, и, кажется, вы позаботились о том, чтобы причинить ему побольше нравственных страданий.

– Могу я видеть графа? – повторил Пьер.

– Гм!.. Ежели вы хотите убить его, совсем убить, то можете видеть. Ольга, поди посмотри, готов ли бульон для дяденьки, скоро время, – прибавила она, показывая этим Пьеру, что они заняты и заняты успокоиваньем его отца, тогда как он, очевидно, занят только расстроиванием.

Ольга вышла. Пьер постоял, посмотрел на сестер и, поклонившись, сказал:

– Так я пойду к себе. Когда можно будет, вы мне скажите.

Он вышел, и звонкий, но негромкий смех сестры с родинкой послышался за ним.

На другой день приехал князь Василий и поместился в доме графа. Он призвал к себе Пьера и сказал ему:

– Mon cher, si vous vous conduisez ici, comme a Petersbourg, vous finirez tres mal; c’est tout ce que je vous dis. [Мой милый, если вы будете вести себя здесь, как в Петербурге, вы кончите очень дурно; больше мне нечего вам сказать.] Граф очень, очень болен: тебе совсем не надо его видеть.

С тех пор Пьера не тревожили, и он целый день проводил один наверху, в своей комнате.

В то время как Борис вошел к нему, Пьер ходил по своей комнате, изредка останавливаясь в углах, делая угрожающие жесты к стене, как будто пронзая невидимого врага шпагой, и строго взглядывая сверх очков и затем вновь начиная свою прогулку, проговаривая неясные слова, пожимая плечами и разводя руками.

– L’Angleterre a vecu, [Англии конец,] – проговорил он, нахмуриваясь и указывая на кого то пальцем. – M. Pitt comme traitre a la nation et au droit des gens est condamiene a… [Питт, как изменник нации и народному праву, приговаривается к…] – Он не успел договорить приговора Питту, воображая себя в эту минуту самим Наполеоном и вместе с своим героем уже совершив опасный переезд через Па де Кале и завоевав Лондон, – как увидал входившего к нему молодого, стройного и красивого офицера. Он остановился. Пьер оставил Бориса четырнадцатилетним мальчиком и решительно не помнил его; но, несмотря на то, с свойственною ему быстрою и радушною манерой взял его за руку и дружелюбно улыбнулся.

– Вы меня помните? – спокойно, с приятной улыбкой сказал Борис. – Я с матушкой приехал к графу, но он, кажется, не совсем здоров.

– Да, кажется, нездоров. Его всё тревожат, – отвечал Пьер, стараясь вспомнить, кто этот молодой человек.

Борис чувствовал, что Пьер не узнает его, но не считал нужным называть себя и, не испытывая ни малейшего смущения, смотрел ему прямо в глаза.

– Граф Ростов просил вас нынче приехать к нему обедать, – сказал он после довольно долгого и неловкого для Пьера молчания.

– А! Граф Ростов! – радостно заговорил Пьер. – Так вы его сын, Илья. Я, можете себе представить, в первую минуту не узнал вас. Помните, как мы на Воробьевы горы ездили c m me Jacquot… [мадам Жако…] давно.

– Вы ошибаетесь, – неторопливо, с смелою и несколько насмешливою улыбкой проговорил Борис. – Я Борис, сын княгини Анны Михайловны Друбецкой. Ростова отца зовут Ильей, а сына – Николаем. И я m me Jacquot никакой не знал.

Пьер замахал руками и головой, как будто комары или пчелы напали на него.

wiki-org.ru

А.Н. ОСТРОВСКИЙ. ДОХОДНОЕ МЕСТО

Санкт-Петербургский Государственный академический драматический театр им. В.Ф.Комиссаржевской приглашает ВСЕХ Поклонников ТЕАТРА на свой спектакль:

А.Н. ОСТРОВСКИЙ. ДОХОДНОЕ МЕСТО:

           Премьера  – 5, 6 марта 2010 года

 

Режиссер Лауреат Гос. Премии РФ  Игорь Коняев

Художники  – Петр Окунев, Ольга Шаишмелашвили

Художник по свету – Денис Солнцев

Музыкальное оформление – 

з. р. к. России Владлен Неплох

Балетмейстер  Мария Кораблева

А.Островский и Петербург: к концу 1850-х в творчестве Островского назревают крупные перемены. Он постепенно отходит от кружка друзей, сформировавшегося вокруг редакции «Москвитянина». Москвич до мозга костей, он все больше сближается с петербургской редакцией «Современника». А в 1860-х годах именно здесь, в театре им. В.Ф.Комиссаржевской (тогда – в театральном зале Пассажа) участвует как актер в постановке любительской труппой своей пьесы «Свои люди – сочтемся». И это не было удивительным: в те годы здесь устраивались лекции и проводились литературно-драматические вечера, любительские труппы играли спектакли, выступали писатели Н. Некрасов, И. Тургенев, Я. Полонский, А. Писемский. 

История  «Доходного места»: летом 1856 г. Александр Островский (ему недавно исполнилось 33 года) отправился в путешествие к истокам Волги. Случилось дорожное несчастье: лошади понесли, тарантас перевернулся. Несколько месяцев он лежал со сложными переломами и написал пьесу с броским и выразительным названием «Доходное место»: историю жизни недавнего выпускника Московского университета Василия Жадова, обыкновенного юноши, интеллигентного, по-детски чистого, увлекающегося. «Доходное место» А.Островского –  о том, как молодой человек пытается остаться честным и порядочным в мире, где богатство вызывает уважение, а бедность – порок. Его любящая жена, устав от бедности, умоляет пойти на поклон к богатому родственнику и попросить «доходное» место…. Молодой чиновник, пытающийся служить честно, оказывается под таким давлением обстоятельств, что едва не отступается от юношеских идеалов. В последний момент он находит в себе силы удержаться от преступления и обещает «ждать того времени, когда взяточник будет бояться суда общественного больше, чем уголовного». Таким образом, формально добро побеждает. В то же время мир, показанный в пьесе, таков, что всем зрителям было ясно — Жадову придется долго дожидаться перемен в обществе…Не случайно цензура запретила постановку пьесы. Шесть лет Островский и его друзья хлопотали о судьбе комедии. Интерес к ней все возрастал, ее читали в салонах, литературных кружках. Удивительно другое – и после  «перемен»  пьеса часто оказывалась  «неудобной». Например,  в 1967 году «Доходное место» Марка Захарова в Московском театре Сатиры с Андреем Мироновым в  главной роли  было снято с репертуара… 

«Доходное место» в театре им.В.Ф.Комиссаржевской:

Сегодня доходное место для многих становится наваждением, знаком эпохи Денег. Режиссер спектакля Игорь Коняев, лауреат Государственной премии РФ, завоевавший известность в России постановками современной и классической драматургии («Московский хор» Людмилы Петрушевской, «Похороните меня за плинтусом» П.Санаева и пр.), ставит спектакль как «старую комедию о современной жизни»:  Надо ли быть честным человеком и верить в любовь? Надо ли говорить правду или необходимо все время лгать? Надо ли воровать, чтобы разбогатеть? Можно ли усердно работать и заработать много денег, или коррупция неистребима и вечна?  Пьеса «Доходное место» классика Островского напоминает сегодняшние раздумья о вреде бедности: с одной стороны, быть бедным и гордым – стыдно, а с другой – быть честным богатым не получается…. Мужчина не имеет право быть бедным, иначе его и за мужчину считать-то не будут; богатый – благороден, и не важно, каким способом это богатство нажито, а любовь к бедному – юродство и от нее нужно избавляться….Деньги правят миром и определяют место человека в этом мире. И снова люди, как Илья Муромец в русской сказке, стоят перед выбором – какую дорогу выбрать, какую часть души выгоднее продать…. Театр задает вопросы и сегодня, когда на все повешены «ценники» – на чувства, семью, любовь и честь. Все покупается, но все ли продается? Хотелось бы надеяться, что такие простые и уже волшебные слова «Честь», «Достоинство» и «Любовь» мы не оставили навсегда в прекраснодушном XIX веке…

“Это, вот видишь ли, есть такая дурацкая философия, я недавно в одном доме слышала, нынче она в моду пошла. Они забрали себе в голову, что умней всех на свете, а то все дураки да взяточники. Мы, говорят, не хотим брать взяток, хотим жить одним жалованьем. За кого ж дочерей-то отдавать? Ведь этак, чего доброго, и род человеческий прекратится. Взятки! Что за слово взятки? Сами ж его выдумали, чтобы обижать хороших людей. Не взятки, а благодарность! А от благодарности отказываться грех, обидеть человека надо. Коли ты холостой человек, на тебя и суда нет, юродствуй, как знаешь. А коли женился, так умей жить с женой, не обманывай родителей. За что они терзают родительское сердце? Уж коли хотят жениться, так и женились бы на каких-нибудь заблужденных, которым все равно, что барыней быть, что кухаркой…”

В спектакле заняты актеры: народный артист России Иван Краско,  заслуженные артисты России Владимир Богданов, Елена Симонова, Маргарита Бычкова, Евгений Иванов, заслуженный деятель культуры России Александр Вонтов, артисты Владимир Крылов, Ольга Арикова, Александра Сыдорук, Елизавета Нилова, Елена Андреева, Татьяна Бондаренко, Родион Приходько, Александр Анисимов, Егор Бакулин, Иван Васильев, Константин Демидов, Юрий Ершов, Александр Макин.  

Напоминаем ВСЕМ ПОКЛОННИКАМ ТЕАТРА: Премьера  –  5 марта 2010 года!

Благодарим за предоставленные материалы и фотографии- пресс-службу театра  

agencyvolnyostrov.ru

Островский «Доходное место» – краткое содержание с цитатами

В 1856 году, т. е. тогда, когда новая жизнь уже вступала в свои права и разворачивались великие реформы Александра II, А. Н. Островский выступил с комедией из чиновничьего быта, под названием: «Доходное место» (см. её полный текст и анализ, сделанный А. Солженицыным). Старый чиновничий мир был одной из тех язв, которыми давно так мучительно болела дореформенная Россия. Комедия «Доходное место» изображает перелом в жизни русского чиновничества к «новой, более честной и чистой жизни».

 

Островский. Доходное место. Спектакль Малого театра, 1981

 

Представителями старого, дореформенного чиновничества являются в пьесе Вышневский, Юсов и молодой чиновник Белогубов. Все они одинаковыми глазами глядят на казенную службу – исключительно, как на источник обогащения всякими средствами и путями: казнокрадство и взяточничество они признают, как вполне допустимые способы наживы. (См. также статью «Доходное место» – характеристика героев.)

Вышневский – это мошенник высшего полета; он – «гений, Наполеон» – человек «ума необъятного», как характеризует его Юсов, преклоняющийся перед его талантами… Он – крупный хищник, который силен «быстротой и смелостью в делах». Он – циник, потому что сознает подлость своего поведения, но открыто и смело гладит всем в глаза, презирая всех. Когда ему говорят о суде общественного мнения, – он иронизирует:

 

«У нас общественного мнения нет, мой друг, и быть не может в том смысле, в каком ты понимаешь. Вот тебе общественное мнение: «не пойман – не вор!»… Какое дело обществу, на какие доходы ты живешь, лишь бы ты жил прилично и вел себя, как следует порядочному человеку.

 

 

 

Совести он не боится, так как убежден, что «спокойствие совести не спасет от голода». Юному чиновнику, вступившему на службу с честными взглядами, он рекомендует бросать «завиральные идеи», – служить так, «как все порядочные люди»… Энергичный, сильный волей, он – отважный и ловкий боец на житейском поприще. Вооруженный эгоизмом и цинизмом, он хладнокровно и обдуманно устраивает свою карьеру, не задерживаясь на пути голосом совести.

Хищником более мелкого сорта представлен помощник его – Юсов, у которого нет гениального размаха Вышневского. – он может только подражать своему принципалу и подбирать крохи, которые оставлены тем. Он смотрит на службу просто, – как на средство «кормления». У него и этика своеобразная: он по-своему честен, – и, например, возмущается от души, когда узнает, что один из чиновников, взяв взятку, надул просителя…

 

«Не марай чиновников! – говорит он. – Ты возьми, так за дело, а не за мошенничество! Возьми так, чтобы и проситель был не обижен и чтобы ты был доволен. Живи по закону; живи так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы».

 

В этих словах во весь рост вырисовывается его натура. Он – типичный средний дореформенный чиновник, для которого старые порядки – «рай – просто умирать не надо». И не только порядками, он и собой доволен, – всей своей жизнью, своей карьерой. В назидание молодежи, тоном Фамусова, рассказывает он историю своей службы:

 

«Меня, давно уже это было, привели в присутствие в затрапезном халатишке, только что грамоте знал – читать да писать Года два был на побегушках, разные комиссии исправлял: и за водкой-то бегал, и за пирогами, и за квасом, кому с похмелья… И сидел то я не у стола на стуле, а у окошка, на связке бумаг, и писал-то я не из чернильницы, а из старой помадной банки. А вот, вышел в люди… Да-с, имею три домика, хоть далеко, да это мне не мешает. Лошадок держу четверню Оно подальше-то лучше и земли побольше, и не так шумно, да и разговору меньше, пересуду!»

 

Он не терпит «образованных», и сочувствует «простым» людям, которые в грамоте слабы, да в жизни покладисты.

 

«При нынешних строгостях, – говорит он, – случается с человеком несчастье, – выгонят из уездного училища за неуспехи, или из низших классов семинарии, – как его не призреть? Он и так судьбой убить: всего он лишен, всем обижен. Да и люди-то выходят… понятливее, подобострастнее… душа у них открытее».

 

 

 

Самодовольства и самомнения у него столько, сколько у Фамусова. Когда он подпил в трактире, он пляшет в кругу своих подчиненных – пляшет и философствует:

 

«Мне можно плясать. Я все в жизни сделал, что предписано человеку. У меня душа покойна, сзади ноша не тянет, семейство обеспечил – мне теперь можно плясать. Я теперь только радуюсь на Божий мир! Птичку увижу, и на ту радуюсь, цветок увижу, и на него радуюсь: премудрость во всем вижу. Помня свою бедность, нищую братию не забываю. Других не осуждаю, как некоторые молокососы из ученых! Кого мы можем осуждать! Мы не знаем, что еще сами-то будем! Посмеялся ты нынче над пьяницей, а завтра сам, может быть, будешь пьяница; осудишь нынче вора, а может быть, сам завтра будешь вором. Почем мы знаем свое определение, кому чем быть назначено?.. Гордость, гордость! Я плясал от полноты души. На сердце весело, на душе покойно! Я никого не боюсь! Я хоть на площади перед всем народом буду плясать. Мимоходящие скажут: «Сей человек пляшет, должно быть, душу имеет чисту!»».

 

Около этого Фамусова «в миниатюре» ютится молодой чиновник Белогубов: как Подхалюзин под влиянием Большова, а Тишка – под влиянием Подхалюзина, учатся «торговать» – так Белогубов в «школе» Юсова проходит науку казнокрадства и лихоимства… И он от всей души благодарен Юсову за то, что тот пригрел его, «грамоты не знающего», и вывел в люди.

 

«Кому же я обязан? – говорит он Юсову после одного удачного «получения». – Разве бы я понимал что, кабы не вы? от кого я в люди пошел, от кого жить стал, как не от вас? Под вашим крылом воспитался! Другой бы того и в десять лет не узнал всех тонкостей и оборотов, что я в четыре года узнал. С вас пример брал во всем!».

 

И вот, в эту затхлую среду старого чиновничества попадает юный Жадов, племянник Вышневского: как Чацкий в фамусовском обществе, так он идет против течения, но сил у него для борьбы немного: правда, он – человек с образованием, честный, но у него – семья; он окружен взяточниками. Перед нами заурядный средний человек, просвещенный, проникнутый возвышенными, благородными стремлениями; но, в столкновении с суровой действительностью, он оказывается далеко не всегда на надлежащей нравственной уровне и едва не терпит полного поражения. На первых порах, он думает еще о возможности честной, трудовой жизни:

 

«Не верю я вам, – восклицает он, – не верю и тому, чтобы честным трудом не мог образованный человек обеспечить себя с семейством. Не хочу верить и тому, что общество так развратно. Это – обыкновенная манера стариков разочаровывать молодых людей, представлять все в черном свете. Людям старого века завидно, что мы так весело, с такой надеждой смотрим на жизнь. А, дядюшка! Я вас понимаю. Вы теперь всего достигли – и знатности и денег. Вам некому завидовать. Вы завидуете только нам, людям с чистою совестью, с душевным спокойствием…»

 

И вот, как Чацкий на балу у Фамусова гостям, так Жадов в канцелярии начинает «писарям читать мораль». Очевидно, он не понимает жизни и не знает среды, в которую он попал.

Но в конце концов, оказывается, он, не знает даже своей супруги, – идеализирует свою Полину… Он говорит ей пламенные речи (увы, вычитанные, или у кого-нибудь подслушанные!) о назначении женщины в жизни общественной, говорить о честном труде, – но его Полина больше понимает речи людей, выросших в атмосфере взяточничества и хищений.

 

 

Только через год супружеской жизни понял Жадов свою жену. И вот, своему бывшему товарищу повествует он о своей роковой ошибке: «я женился по любви, как ты знаешь, взял девушку неразвитую, воспитанную в общественных предрассудках, как и все почти наши барышни; мечтал ее воспитать в наших убеждениях, а вот, уж год женат…» И оказалось, что «перевоспитать» ее ему не удалось: «она меня и не слушает, – она меня просто не считает за умного человека. По их понятию, умный человек должен быть непременно богат».

Под влиянием матери, Полина начинает требовать для себя нарядов и денег. За честность, теща называет зятя «мерзавцем»; дочь свою она учит, чтобы она «точила» мужа день и ночь… «Скажет: «нет у меня». – «А мне, мол, какое дело? Хошь укради, да подай!».

И вот, уступая давлению жены и товарищей, угнетаемый бедностью, Жадов начинает колебаться… Теща упрекает его за то, что он в бедности держит свою жену, заставляет ее работать: «порядочные люди, кричит она, не заставляют жен работать – для этого у них есть прислуга, а жена… для того, чтобы одевать, как нельзя лучше, любоваться на нее, вывозить в люди, доставлять все наслаждения»…

Высказав такой «здравый» взгляд на значение «жены» – она начинает угрожать зятю, говоря, что «бедность до всего доводит женщину», и за это ее «даже винить нельзя!». Полина, наученная матерью, твердить: «кто любит, тот найдет средства…» Жадов пытается говорить еще свои «высокие» слова, что, дескать, борьба трудна, и часто пагубна, но тем больше славы для победителя; что борцы «за правду» заслужат благословение потомства; что «без них ложь, зло, насилие выросли бы до того, что закрыли бы от людей свет солнечный», – но Полина называет его «сумасшедшим».

И Жадов сломлен: «один в поле не воин!» «Прощайте, юношеские мечты мои! Прощайте, великие уроки!» – восклицает он: «Прощай, моя честная будущность!»

Он смиряется, идет с покаянием к дяде-взяточнику просить «доходного места». «Старый режим», в лице Вышневского. Юсова и др., торжествует победу. Но, вдруг, все они оказываются смещенными, и Жадов спасен, – спасен «временем». И он чувствует, что не себе обязан он за спасение своей чести, и укоряет себя за минутную слабость.

 

«Всегда были и будут честные люди, – говорит он, – честные граждане, честные чиновники, всегда были и будут слабые люди. Вот вам доказательство, я сам. Я – не герой, я – обыкновенный, слабый человек, у меня мало воли… Нужда, обстоятельства, необразованность родных могут загнать меня, как загоняют почтовую лошадь».

 

Известие об отставке Вышневского и о перемене «направления» в его канцелярии воспламеняет его упавший дух, и с новой верой смотрит он на будущее: теперь ни жена, ни теща не свернут его с правого пути!

 

«Я хочу сохранить за собой дорогое право глядеть всякому в глаза прямо, без стыда, без тайных угрызений, читать и смотреть сатиры и комедии на взяточников и хохотать от чистого сердца, откровенным смехом. Если вся жизнь моя будет состоять из трудов и лишений, я не буду роптать».

 

Ссылки на другие статьи о творчестве А. Н. Островского см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

 

 

См. также краткие содержания других пьес А. Островского:

 

Бедность не порок

 

Бесприданница

 

Гроза

 

Снегурочка

 

rushist.com

Анализ пьесы Доходное место Островского

Произведение относится по жанровой направленности к комедии и основной темой имеет авторское исследование общественной жизни в качестве социального новообразования.

Композиционная структура пьесы представляется пятью действиями

Основу пьесы составляет противостояние старшего и молодого поколений, выражающееся в принципиально разных жизненных позициях героев произведения по отношению к старым порядкам и новым веяниям.

Основным персонажем пьесы писателем представляется Жадов, изображенный в качестве амбициозного молодого человека, имеющего университетское образование, живущего в московском доме дядюшки, но стремящегося к независимости от презираемого им образа жизни родственника и окружающих его людей.

Главному герою противопоставляется чиновничье общество, в которой самой яркой фигурой становится образ старого чиновника Юсова, убежденного взяточника, являющегося типичным представителем чиновничьего мира, где главенствует принцип торговли законами в виде жизненного правила. Каста чиновников представляется помимо Юсова генералом Вышневским, молодым служащим Белогубовым, вдовой Кукушкиной, являющимися типичными образцами царской бюрократии. С точки зрения чиновников, служащий, отказывающийся от взяток и выражающий честную позицию, является врагом и вольнодумцем, тем самым писатель утверждает собственное отношение к российской бюрократии, считая взяточничество широко распространенным негативным явлением.

Чиновничьему обществу в пьесе противопоставляется главный персонаж Жадов, выражающий искреннее негодование образом жизни бюрократического слоя населения, проповедующий демократические жизненные взгляды, но осознающего собственное бессилие перед самодурством. При этом писатель демонстрирует слабые черты Жадова, подчеркивая необходимость претворения благородных целей в жизнь путем преодоления трудностей, выстрадав их подлинную ценность. 

Среди многочисленных проблемных вопросов, затрагивающихся в пьесе, присутствуют семейная тема, коррупционная составляющая власти, тема бедности и неравного брака, а также выбора жизненного пути и становления отдельной личности.

Динамичная сюжетная линия пьесы повествует о сопротивлении Жадова существовать по правилам чиновничьего мира в виде угождения, взяток, дести и лжи, принимая материальное благополучие в форме истинного жизненного смысла.

Повествование произведения иллюстрируется яркими и острыми диалогами, мастерски представленными писателем, в которых автор использует художественные приемы в виде тонкой иронии, юмора и сатиры.

Отличительной особенностью пьесы является изображение быта мещанства, описанного в правдивой и достоверной реальной действительности.

Смысловая нагрузка произведения состоит в убеждении зрительской аудитории о правильности жизненного выбора каждого человека, стремлении к его реализации и нравственной самореализации.

Другие сочинения:

Анализ пьесы Доходное место

Несколько интересных сочинений

sochinite.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о