Основоположники норманнской теории – Основные положения норманнской теории образования Древнерусского государства и их критика — Конкурс молодых историков «Наследие предков

Норманнская теория и антинорманнские идеи




Россия — это загадка, завернутая в загадку, помещенную внутрь загадки.


У. Черчилль

Норманнская теория образования государства в древней Руси базируется на легенде, что славянские племена не могли управлять собой самостоятельно, поэтому обратились к варягу Рюрику, который приехал сюда править и основал первую династию на русском престоле. В данном материале рассмотрим основные идеи норманнской и антинорманнской теории, а также изучим слабые стороны каждой из теорий.

Суть теории


Рассмотрим краткую суть норманнской теории, которая сегодня преподносится в большинстве учебников истории. По ней еще до образования древнерусского государства славянские племена можно было условно разделить на две группы:

  • Северные — платили дань варягам
  • Южные — платили дань хазарам.

В 859 году новгородцы изгнали варягов и все северные племена стали находиться в подчинении у старейшины Гостомысла. По некоторым источникам этот человек был князем. После смерти Гостомысла началась междоусобная война между представителями северных племен, в результате чего было принято решение послать гонцов к сыну варяжского конунга (князя) и дочери Гостомысла Умилы — Рюрику. Вот как говорится по этому поводу в летописи.

Земля наша велика и обильна, но наряда в ней нет. Да поидите княжить и володеть нами.


Летопись о призыве Рюрика

Рюрик пришел в Новгород Так началось правление династии Рюриковичей, которое длилось более 5 столетий.

Зарождение теории

Возникновение норманнской теории относятся 18-му столетию, когда в Российской Академии Наук (РАН) появился целый ряд немецких профессором, которые и сформулировали эту теорию. Ключевую роль в создании теории норманнского происхождения Русского государства сыграли Байер, Шлецер и Миллер. Именно они создавали теорию неполноценности славян как нации, которая не способна на самостоятельное управление. Именно при них впервые появились записи в старых летописях, на основании которых строилась норманнская теория. Их не смутило, что теории иностранного происхождения государства есть практически у всех европейских стран. Вообще это был первый в мире случай, когда историю страны писали иностранные историки. Достаточно сказать, что активным противником норманнской теории выступал Михаил Ломоносов, у которого часто споры с немецкими профессорами заканчивались дракой.


Спорные стороны теории

Норманская теория обладает огромным количеством слабых мест, которые позволяют усомниться в правдивости этой теории. Ниже приведена таблица, в которой представлены основные вопросы к данной теории и ее основные слабые моменты.









Таблица: Спорные вопросы норманнской и антинорманнской теории
Спорный вопросВ норманнской теорииВ антинорманнской теории
Происхождение РюрикаБыл норманном, скандинавам или немцемВыходец из Южной Прибалтики, славянин
Происхождение слова “Русь”Скандинавского происхожденияСлавянского происхождения от реки Рось
Роль варягов в становлении государстваРусское государство было создано варягамиУ славян уже существовала система управления
Роль варягов в развитии обществаБольшая рольНезначительная роль, поскольку варяг в стране было мало
Причины приглашения РюрикаСлавяне не способны к самостоятельному управлению странойПресечение династии в результате гибели Гостомысла
Влияние на славянскую культуруБольшое влияние в развитии ремесел и земледелияВаряги находились на низшем уровне развития и положительного влияния на культуру оказать не могли
Славяне и РусыРазные племенаОдно и тоже племя

Суть иноземного происхождения

Сама идея иноземного происхождения власти не является уникальной в рамках норманнской теории, поскольку в большинстве европейских стран существуют легенды об иностранном происхождение власти. Например, Видукинд Корвейский о происхождении английского государства, рассказывал, что бритты обратились к англосаксам и призвали тех править. Вот слова из летописи.

Землю великую и пространную, множеством благ обильную, вручаем вашей власти.


Хроника Видукинда Корвейского

Обратите внимание насколько слова в летописях английской и русской похожи между собой. Я не призываю вас искать заговоры, но схожесть в посланиях очевидна. И подобные легенды иноземного происхождения власти, когда народ обращается к иностранным представителям с просьбой прийти и править, характерны практически для всех народов, населяющих Европу.


Примечательным является и другой факт — сведения в летописи, в результате которой в дальнейшем была сформирована краткая суть норманнской теории, изначально передавались устно, а в письменной форме появились только при Владимире Мономахе. Как известно Мономах был женат на английской принцессе Гите. Этот факт, а также фактически дословное совпадение текста в летописях, позволяет многим современным историком говорить, что истории об иноземных правителях являются выдумками. Но зачем это было нужно в те времена, в частности Владимиру Мономаху?  Есть два разумных ответа на этот вопрос:

  1. Усиление авторитета князя и возвышение его над всеми остальными людьми в стране.
  2. Противостояние Руси и Византии. Приходом первого русского правителя с севера Владимир Мономах подчеркивал, что у этого государства нет ничего общего с Византией.

Состоятельность теории


Если рассматривать норманнскую теорию не с точки зрения предрассудков, а только на основании фактов, которые есть в арсенале современной истории, как науки, то всерьез рассматривать данную теорию нельзя. Иностранное происхождение государства это красивая легенда, но не более того. Если рассматривать классическую сторону данного вопроса, то получается, что у славян не было вообще ничего, Но после того как в стране появился Рюрик появилась Киевская Русь и началось развитие государственности.

Прежде всего я хочу отметить факт того, что у славян еще до прихода Рюрика были свои города, своя культура, традиции и обычаи. У них была своя, пусть и не самая сильная, армия. Славянские торговцы и купцы были известны и на Западе и на Востоке. То есть это были признаки зарождения государственности, которые могли появиться только при условии, что народы, населяющие территорию восточно-европейской равнины, отлично развивались и до прихода варяг.

Противостояние с Византией

На мой взгляд одно из лучших доказательств того, что норманнская теория является неполноценной, есть факт противостояние Руси и Византии. Если верить Западной теории происхождения Российского государства, то в 862 году прибыл Рюрик и с этого момента началось образование государства и развитие славян как нации. То есть на момент 862 года страна должна находиться в таком плачевном состоянии, что она вынуждена обратиться к иностранному князю, чтобы тот пришел править. При этом уже в 907 году князь Олег, которого назвали затем Вещим, штурмом берёт Царьград, столицу Византийской империи. Это было одно из мощнейших государства того времени. Получается что 862 году у нас не было ни государство не задатков для основания этого государства, а всего через 45 лет Русь в войне побеждает Византию.


Тут есть два разумных объяснения происходящему: либо войны с Византией не было, либо у славян было мощное государство, истоки происхождение которого скрываются до сих пор. С учетом того, что существует огромное количество фактов, указывающих на достоверность войны Руси и Византии, в результате чего в 907 году штурмом был взят Царьград, получается, что норманнская теория это абсолютная выдумка и миф. Именно так к ней и нужно относиться, поскольку сегодня нет ни одного реального факта, который может использоваться в защиту данной теории.

Скажите, что 45 лет это достаточный срок для формирования государства и создания сильной армии? Допустим, хотя в реальности этого сделать невозможно. Ещё 866 году (прошло всего 4 года с приглашения Рюрика) Аскольд и Дир организовали поход на Царьград, в ходе которого сожгли всю провинцию этого города, а столица Византийской империи была спасена только из-за того, что русская армия была на легких лодках, а начался сильный шторм, в результате которого большинство лодок были уничтожены. То есть только из-за неподготовленности данного похода Царьград уцелел.

Основатели теории и роль Татищева

Авторы норманнской теории и ее основоположники:

  • Василий Никитич Татищев (1686-1750), русский историк. Считается основоположником теории.
  • Миллер Герард Фридрих (1705-1783), немецкий историк. Переехал в Россию в 1725 году. Известен тем, что собрал копии документов по русской истории (подчеркиваю — копии).
  • Шлецер Август Людвиг (1735-1800), немецкий историк. Работал в России с 1761 по 1767 году, а с 1769 — почетный член РАН. Известен изучением “Повести временных лет”.
  • Байер Готлиб Зигфрид (1694-171738), немецкий историк, основоположник норманнской теории. С 1725 года член РАН.

Уникальный случай — историю одного государства пишут историки из другого государства. Нашу историю писали немцы и удивительным образом у Рюрика обнаруживаются немецко-скандинавские корни. Но “наши немцы” подстраховались и в своих работах ссылались на Татищева — дескать, русский историк заложил фундамент теории, а они уже ее доработали.

Проблема Татищева в этом вопросе важна, поскольку его имя часто используется для обоснования скандинавского происхождения Руси, Я не буду детально вдаваться в эту тему, поскольку это история для целого научного изложения, скажу только основные вещи. Во-первых, “история Татищева” была издана после смерти автора. Более того, оригинал (рукописи) были утеряны и после восстановлены Миллером, который и стал редактором и издателем книги. То есть, когда мы говорим об истории Татищева, то должны понимать, что все материалы опубликованы Миллером. Во-вторых, все материалы опубликованы без исторических источников!

Получается, что книга, по которой немцы выдвинули норманнскую теорию, хотя в ней и указан автором Татищев, была опубликована самими немцами и без каких-либо ссылок на исторические источники.

Проблемы антинорманнской теории

Норманнская теория, кратко которую мы рассмотрели выше, не является бесспорной и в ней огромное количество слабых мест. Позиции антинорманнской теории сегодня также вызывают споры, поскольку в попытках опровергнуть скандинавский вариант происхождения российского государства некоторые историки еще больше запутывают и без того сложную тему.

Основные проблемы антинорманнской теории таковы:

  • Происхождение названия “Русь”. Есть 2 версии происхождения слова: северное и южное. Антинорманны полностью опровергают северное происхождение слова, хотя обе версии являются спорными.
  • Отказ отождествлять Рюрика Новгородского и Рерика Ютландского, несмотря на то, что многие западные хронологические источники находят удивительные параллели между этими персонажами.
  • Построение теории на численном меньшинстве варяг, в результате чего они не могли существенно повлиять Древнюю Русь. Логика в этом утверждении есть, но нужно помнить, что элиту войска древней Руси составляли варяги. Более того, зачастую судьба страны и народа зависит не от большинства, а от сильного и более перспективного меньшинства.

При этом антинорманнская теория в постсоветский период активно развивается. Разумеется, проблем в этом развитии хватает, но важно понимать, что норманнская и антинорманнская теории являются крайними точками, олицетворяющими диаметрально противоположные точки зрения. Истина же, как известно, находится где-то посередине.

Осталось отметить, что главные представители антинорманнской теории это: М.В. Ломоносов, С.А. Гедеонов. Критика норманнской теории шла главным образом от Ломоносова, поэтому большинство современных историков ссылаются на его труды.

istoriarusi.ru

Скажите пожалуйста, кто автор норманской теории. Если можно, подробно)

Норма́ннская тео́рия (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.

Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века) , дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг этнической идентификации разгорелись основные споры, усиленные политической идеологизацией исторического вопроса.

Норманская теория была сформулирована в 1-й половине XVIII века при Анне Иоанновне немецким историком в Российской Академии наук Г. Байером (1694—1738), позднее Г. Миллером и А. Л. Шлёцером.

Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к образованию государства, активно выступил М. В. Ломоносов, к которому в XIX веке присоединились Д. И. Иловайский и др. (предлагая иную, не скандинавскую идентификацию варягов) . Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение) . К слабости первых антинорманистов следует отнести их версии, основанные в основном на логике и интуиции, но не поддержанные историческими свидетельствами.

Один из первых русских историков середины XVIII века В. Н. Татищев, исследовав «варяжский вопрос» , не пришел к определённому выводу относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на так называемой Иоакимовской летописи, варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери славянского старейшины Гостомысла.

Норманскую версию приняли Н. М. Карамзин, за ним М. П. Погодин и другие русские историки XIX века.

В XIX веке, благодаря трудам учёных-ориенталистов, появились первые свидетельства, противоречащие скандинавской идентичности ранних русов. В то же время вопрос стремительно политизировался в связи с процессами, приведшими к объединению Германии. В немецкой философии появился тезис об «исторических» и «неисторических» народах, разделяемых по способности к созданию государства. Славян, в которых немцы видели противников объединения Германии, отнесли к неисторическим народам, используя в качестве обоснования норманизм. Как ответная реакция, в России активно стало развиваться «славянское» направление.

Ряд противников норманской теории (антинорманисты) признавали, что в основе легенды лежит реальный исторический факт вокняжения в Новгороде скандинава Рюрика, приглашенного в славянское государство как военного наемника. Заслуга Рюрика заключается, согласно учению антинорманистов, не в создании государства Русь, а в том, что он только положил начало первой правящей династии на Руси — Рюриковичей. Но сами варяги вскоре ославянились (уже внук Рюрика носил славянское имя Святослав) и не оказали заметного влияния на развитие социально-экономических и политических процессов у славян.

otvet.mail.ru

НОРМАННСКАЯ ТЕОРИЯ | Энциклопедия Кругосвет

НОРМАННСКАЯ ТЕОРИЯ – направление в изучении отечественного прошлого, сторонники которого считают скандинавов, викингов, норманнов основателями русского государства. Тезис о «призвании варягов», легший в основу теории, как и она сама, более трех веков используются в научно-политических спорах как идейное обоснование концепции о неспособности славян и прежде всего русских к самостоятельному государственному творчеству и вообще развитию без культурно-интеллектуальной помощи Запада.

Норманнская теория была впервые сформулирована немецкими учёными, работавшими в России по приглашению Петербургской АН во времена правления Анны Ивановны (вторая четверть 18 в.), – Г.З.Байером, Г.Ф.Миллером и чуть позже приехавшим в Петербург А.Л.Шлецером. Описывая историю создания русского государства, они основывались на легендарном рассказе летописца из Повести Временных лет о призвании славянами на Русь варяжского конунга Рюрика, который и дал имя первой русской княжеской династии (Рюриковичи, 9–16 вв.). Под пером этих немецких историков норманны (северо-западные племена варягов, шведских викингов) и были создателями древнерусской государственности, их представители составили основу господствующего класса древнерусского общества (князья, бояре, верхушка командного состава их дружин во «времена военной демократии»). М.В.Ломоносов, современник Байера, Миллера и Шлецера, усмотрел в выдвинутой ими теории враждебный России политический смысл и указал на ее научную несостоятельность. Он не отрицал достоверности летописного рассказа, но полагал, что под «варягами» (норманнами) следует понимать племена готов, литовцев, хазар и многих других народов, а не одних лишь шведских викингов.

В 19 в. норманнская теория приобрела в официальной русской историографии 18–19 вв. характер основной версии происхождения русского государства. Норманистами были Н.М.Карамзин и мн. другие историки его времени. С.М.Соловьев, не отрицая призвания варяжских князей на Русь, не видел в этой легенде оснований для размышлений об ущемлении национального достоинства.

К 30–50-м 19 в. борьба между «норманистами» и «антинорманистами» была одновременно борьбой «западников» и «славянофилов». Она особенно обострилась в 60-х 19 в. в связи с празднованием в 1862 тысячелетия России. Противниками теории тогда выступили Д.И.Иловайский, Н.И.Костомаров, С.А.Гедеонов (который первым попытался доказать западно-славянское происхождение варягов), В.Г.Васильевский. Они обращали внимание на то, что тезис о призвании варягов впервые был превращен в теорию именно во времена «бироновщины» (когда многие высшие должности при дворе были заняты немецкими дворянами, стремившимися обосновать культуртрегерскую роль Запада для «отсталой» России). В то же время на протяжении шести предшествующих веков (12–18 вв.) легенда о призвании Рюрика включалась во все сочинения по истории России, но никогда не была основанием для признания отсталости Руси и высокоразвитости ее соседей. И все же аргументация «антинорманистов» была слаба и к началу 20 в. победа «норманизма» в русской историографии казалась очевидной. Даже выдающий русский специалист по древнерусской летописной текстологии и археографии А.А.Шахматов, установив поздний и недостоверный характер рассказа о призвании варяжских князей, все же склонялся к идее «решающего значения» скандинавских племен в процессе государственного строительства на Руси. Даже само название древнерусского государства он производил от финской лексемы «руотси» – обозначения шведов и Швеции.

В советской исторической науке вопрос о том, как было создано древнерусское государство, о верности или ложности норманнской теории приобрел очевидно политическое значение. Историки, изучавшие древнейший период русской государственности (Б.Д.Греков, Б.А.Рыбаков, М.Н.Тихомиров, В.В.Мавродин) были поставлены перед необходимостью дать «ожесточенный отпор реакционной буржуазии, пытающейся очернить далекое прошлое русского народа, подорвать чувство глубокого уважения к нему со стороны всего прогрессивного человечества». Вместе с коллегами-археологами, они стремились найти обоснования высокой степени разложения у славян общинного строя к началу – середине 9 в., поскольку только это могло подтвердить наличие внутренних предпосылок возникновения государства.

Тем не менее, «норманисты», особенно те, что работали над изучением истории древнерусского государства в зарубежных университетах, не сдавали позиций. Находя норманнские элементы в организации административно-политического управления, социальной жизни, культуры, норманисты старались подчеркнуть, что они были решающими в определении характера того или иного социального явления. К началу 1960-х норманисты превратились в защитников по крайней мере, одного из четырех концептов:

1) «Концепта завоевания», склонявшиеся к идее завоевания русской земли норманнами (разделяло большинство историков-руссистов)

2) «Концепта колонизации» (Т.Арне) – захвата русской территории норманнами путем создания скандинавских колоний.

3) «Концепта политического сотрудничества» между шведским королевством и Русью. Вначале роль варягов на Руси была ролью купцов, хорошо знавших чужие страны, позже – воинов, навигаторов, мореходов.

4) «Концепта иностранной элиты» – создания высшего класса на Руси варягами (А.Стендер-Петерсен).

Их оппоненты-антинорманисты в своей аргументации обращали внимание на следующие положения.

1) Представители южнобалтийского поморского славянства, входившие в большие племенные конфедерации племен, в 8–10 вв. доминировали на южных берегах Балтики и определили многое в истории, религии, культуре этого региона, оказав влияние на судьбы и на развитие восточного славянства, особенно на его северо-западный регион, где возникли первые центры русской государственности – Старая Ладога и Новгород. Но это были не варяги, а именно поморские славяне.

2) Древние связи поморского славянства с восточнославянскими землями нашли отражение в языковой общности южнобалтийских и новгородских (ильменских) славян. В Повести временных лет также сказано, что славянский язык и варяго-русский язык «суть един». В летописи найдено подтверждение того, что – по мнению ее автора – были норвежцы, шведы, датчане, а были «варяги – Русь», причем летописец выделял отдельно скандинавскую, а отдельно – варяго-русскую этническую общность.

3) Существование некоторых древнерусских князей варяжского происхождения (Олега, Игоря и др.) и норманнов-варягов в княжеских дружинах не противоречит тому, что государство в Древней Руси сформировалось на внутренней общественно-экономической основе. Варяги почти не оставили следов в богатой материальной и духовной культуре Древней Руси, потому что те из них, что жили на Руси, ассимилировались (ославянились).

4) Сами норманны (варяги) признавали высокий уровень развития Гардарики – «страны городов», как они именовали Русь.

5) Иноземное происхождение правящей династии типично для средневековья; легенда о призвании варягов на Русь не исключение (немецкие династии берут начало от римских, британские – от англо-саксонских).

На сегодня вопрос о происхождении русского государства окончательно так и не прояснен. Полемика норманистов и антинорманистов временами возобновляется, но из-за нехватки данных многие современные исследователи стали склоняться к компромиссному варианту, возникла умеренно-норманистская теория. Согласно ей, варяги оказали серьезное влияние на древних славян, но будучи малочисленными, быстро усвоили славянский язык и культуру своих соседей.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

www.krugosvet.ru

Норманская теория

Норманская
теория – комплекс научных представлений,
согласно с которыми, именно скандинавы(т.е.
«варяги»), будучи призваны править
Русью, заложили на ней первые основы
государственности. Согласно с норманской
теорией, некоторые западные и российские
ученые ставят вопрос не о влиянии варягов
на уже сформировавшиеся племена славян,
а о влиянии варягов на само происхождение
Руси как развитого, сильного и независимого
государства.

Сам
термин “варяги” возник в конце IX —
начале X вв. Варяги впервые упоминаются
в «Повести временных лет» на ее
первых же страницах и они же открывают
список из 13 народов, продолживших после
потопа род Иафета. Первые исследователи,
занимавшиеся разбором повествования
Нестора о призвании варягов, все почти
в общем признавали его достоверность,
видя в варяго-руссах выходцев из
Скандинавии (Петреюс и другие шведские
ученые, Байер, Г. Ф. Мюллер, Тунман, Шлецер
и т. д.). Но еще в XVIII веке начали появляться
и активные противники этой «норманнской
теории» (Тредьяковский и Ломоносов).

Впрочем,
до шестидесятых годов XIX века школа
норманнистов могла считаться безусловно
господствующею, так как против нее было
высказано лишь немного возражений
(Эверс в 1808). За это время наиболее
выдающимися представителями норманнизма
явились Карамзин, Круг, Погодин, Куник,
Шафарик и Миклошич. Однако, с 1859 г.
оппозиция против норманнизма поднялась
с новой, небывалой до того силой.

Норманисты
— приверженцы норманнской теории, исходя
из рассказа Несторовой летописи о
призвании варяго-руссов из-за моря,
находят подтверждение этого рассказа
в свидетельствах греческих, арабских,
скандинавских и западно-европейских и
в фактах лингвистических, все согласны
в том, что русское государство, как
таковое, действительно основано
скандинавами, т. е. шведами.

Норманская
теория отрицает происхождение
древнерусского государства как результат
внутреннего общественно-экономического
развития. Норманисты связывают начало
государственности на Руси с моментом
призвания варягов на княжение в Новгород
и завоевания ими славянских племен в
бассейне Днепра. Они считали, что сами
варяги, “из которых был Рюрик с братьями,
не были колена и языка славенского…
они были скандинавы, то есть шведы”.
Некоторые
дореволюционные и большинство советских
историков, правда, с разных методологических
позиций, оспаривали эту теорию.

Так,
академик Б.А. Рыбаков доказывал, что
варяги появились в Восточной Европе
тогда, когда Киевское государство
(возникшее, якобы, в VI в.) уже сложилось
и использовались лишь как наемная
военная сила. Летописные сведения о
мирном “призвании варягов” он считал
поздней, вымышленной под влиянием
политической коньюктуры, сложившейся
в Киеве в эпоху правления Владимира
Мономаха, вставкой. “Русь” же, по его
мнению, — производное от реки Рось (правый
приток Днепра южнее Киева).

М.
В. Ломоносов подверг уничтожающей
критике все основные положения этой
«антинаучной концепции генезиса Древней
Руси». Древнерусское государство, по
мнению Ломоносова, существовало задолго
до призвания варягов-россов в форме
разобщенных племенных союзов и отдельных
княжеств. Племенные союзы южных и
северных славян, которые «без монархии
почитали себя вольными», по его мнению,
явно тяготились какой-либо властью.

Отмечая
роль славян в развитии всемирной истории
и падении Римской империи, Ломоносов
еще раз подчеркивает свободолюбие
славянских племен и их нетерпимое
отношение ко всякому угнетению. Тем
самым косвенно Ломоносов указывает,
что княжеская власть существовала не
всегда, а явилась продуктом исторического
развития Древней Руси. Особенно ярко
показал он это на примере древнего
Новгорода, где «новогородцы варягам
отказали в дани и стали сами собою
правительствовать».
Однако в тот период классовые противоречия,
раздиравшие древнерусское феодальное
общество, привели к падению народоправства:
новгородцы «впали в великие распри и
междоусобные войны, восстал один род
против другого для получения большинства».

И
именно в этот момент острых классовых
противоречий обратились новгородцы (а
точнее, та часть новгородцев, которая
одержала победу в этой борьбе) к варягам
со следующими словами: “земля наша
велика и обильна, а наряда у нас нету;
да пойдете к нам княжить и владеть нами”.

Акцентируя
на этом факте внимание, Ломоносов
подчеркивает, что не слабость и не
неспособность россов к государственному
управлению, как это упорно старались
утверждать сторонники норманской
теории, а классовые противоречия, которые
были подавлены силой варяжской дружины,
явились причиной призвания варягов.

Помимо
Ломоносова опровержение норманнской
теории высказывают и другие российские
историки, в том числе и С. М. Соловьев:
«Норманны не были господствующим
племенем, они только служили князьям
туземных племен; многие служили только
временно; те же, которые оставались в
Руси навсегда, по своей численной
незначительности быстро сливались с
туземцами, тем более что в своем народном
быте не находили препятствий к этому
слиянию. Таким образом, при начале
русского общества не может быть и речи
о господстве норманнов, о норманнском
периоде» (С.М. Соловьев, 1989; стр. 26).

Итак,
можно сказать о том, что норманская
теория потерпела поражение под натиском
российских ученых. Следовательно, до
прихода варягов Русь уже была государством,
может еще примитивным, не до конца
сформированным. Но так же нельзя отрицать
и того, что скандинавы в достаточной
мере повлияли на Русь и, в том числе на
государственность. Первые русские
князья, бывшие скандинавами, все-таки
внесли много нового в систему управления
(к примеру, первая правда на Руси была
варяжская).

Однако,
вне всякого сомнения, влияние скандинавов
на Русь было довольно существенным. Оно
могло происходить не только вследствие
тесного общения скандинавов и славян,
но просто по тому, что все первые князья
на Руси, а значит законная власть, были
варягами. Следовательно, первая правда
на Руси была варяжская.

Помимо
законодательства и государственности
скандинавы приносят с собой военное
дело и кораблестроение. Разве славяне
на своих ладьях могли бы доплыть до
Царьграда и захватить его, бороздить
черное море? Царьград захватывает Олег
– варяжский конунг, со своей дружиной,
но он теперь русский князь, а значит его
корабли теперь русские корабли, и
наверняка это не только суда пришедшие
с варяжского моря, но и срубленные здесь,
на Руси. Варяги приносят на Русь навыки
мореплавания, владение парусом,
ориентирования по звездам, науку
обращения с оружием, военное дело.

Разумеется,
благодаря скандинавам на Руси развивается
торговля. В начале Гардарик – просто
некоторые поселения на пути скандинавов
к Византии, потом варяги начинают
торговать с и туземцами, некоторые так
и оседают здесь – кто станет князем,
кто дружинником, кто останется торговцем.
В последствие славяне и варяги вместе
продолжают путь «из варяг в греки». Так
благодаря своим князьям-варягам Русь
впервые появляется на мировой арене и
принимает участие в мировой торговле.
И не только.

Уже
Княгиня Ольга понимает, как важно заявить
Русь среди других государств, а ее внук
– Князь Владимир заканчивает ею начатое,
осуществив Крещение Руси, тем самым,
переводя Русь из эпохи варварства, из
которой давно вышли другие государства,
в эпоху средневековья.

И
хотя норманская теория не получила
абсолютного исторического подтверждения,
с приходом скандинавов на Руси появилось:

  • Кораблестроение;

  • Обращение
    с парусом, мореходство;

  • Навигация
    по звездам;

  • Расширение
    торговых отношений;

  • Военное
    дело;

  • Юриспруденция,
    законы.

Именно
скандинавы поставили Русь на одну
ступень развития с другими развитыми
государствами.

Современные
исследователи, преодолевая

крайности норманизма и антинорманизма,
пришли к следующим выводам: процесс
складывания государства начался до
варягов, сам факт их приглашения на
княжение свидетельствует о том, что эта
форма власти была уже известна славянам;
Рюрик — реальная историческая личность,
будучи приглашенным в Новгород на роль
арбитра и, может быть, защитника от
“заморских варягов” (свеев), захватывает
власть. Его появление в Новгороде (мирное
или насильственное) никак не связано с
зарождением государства; норманнская
дружина, не обремененная местными
традициями, активнее использует элемент
насилия для сбора дани и объединения
славянских племенных союзов, что, в
определенной степени, ускоряет процесс
складывания государства.

Норманисты
упирали на то, что термином «русь»
обозначались именно скандинавы, а их
противники готовы были принять любую
версию, лишь бы не дать норманистам
фору. Антинорманисты готовы были говорить
о литовцах, готах, хазарах и многих
других народах. Понятно, что с таким
подходом к решению проблемы антинорманисты
не могли рассчитывать на победу в данном
споре. Как следствие, к концу XIX века
явно затянувшийся спор привел к заметному
перевесу норманистов. Количество
сторонников норманнской теории выросло,
а полемика со стороны их противников
стала ослабевать. На ведущую роль в
рассмотрении этого вопроса выдвинулся
норманист Вильгельм Томсен. После того,
как в России в 1891 г. была опубликована
его работа «Начало Русского государства»,
где были с наибольшей полнотой и ясностью
сформулированы основные аргументы в
пользу норманнской теории, многие
русские историки пришли к мнению, что
норманнское происхождение Руси можно
считать доказанным. И хотя антинорманисты
(Иловайский, Гедеонов) продолжали свою
полемику, большинство представителей
официальной науки встало на норманистские
позиции. В ученой среде установилось
представление о произошедшей в результате
опубликования работы Томсена победе
норманистической концепции истории
Древней Руси. Прямая полемика против
норманизма почти прекратилась. Так,
А.Е. Пресняков полагал, что «норманистическая
теория происхождения Русского государства
вошла прочно в инвентарь научной русской
истории». Пресняков А.Е. Вильгельм
Томсен о древнейшем периоде русской
истории. Также основные положения
норманнской теории, т.е. норманнское
завоевание, ведущую роль скандинавов
в создании Древнерусского государства
признавало подавляющее большинство
советских ученых, в частности М.Н.
Покровский и И.А. Рожков. По мнению
последнего на Руси «государство
образовалось путем завоеваний, сделанных
Рюриком и особенно Олегом». Это
высказывание как нельзя лучше иллюстрирует
положение, сложившееся в русской науке
в то время — на самом деле хуже не
придумаешь.

Уже
к сороковым годам позиции русских ученых
по норманнскому опросу сформулировал
М.И. Артамонов: варяги рано проникли на
Русь, но они стояли на той же стадии
общественного и культурного развития,
что и восточные славяне, и поэтому не
могли принести на Русь ни более высокой
культуры, ни государственности; они
лишь влились в местный процесс образования
государства.

В
послевоенные годы антинорманистское
течение получило свое развитие. Прежде
всего это статьи Б.Д. Грекова с критикой
норманистских работ Т. Арне и финского
филолога В. Кипарского: «О роли варягов
в истории Руси» и «Антинаучные
измышления финского «профессора»,
последняя из которых вышла в 1950 году.Еще
более детальная критика норманской
теории содержалась в работах С.В.Юшкова.
Вообще, в науке произошло то, что и должно
было произойти: полемика советской
науки с норманизмом стала перестраиваться,
от борьбы с учеными построениями прошлого
века начали переходить к конкретной
критике ныне существующих и развивающихся
норманистских концепций, к критике
современного норманизма как одного из
главных течений зарубежной науки.

studfiles.net

Норманская теория

Норманнская теория (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.

Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века), дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг этнической идентификации разгорелись основные споры, временами усиленные политической идеологизацией.
Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической переписке с Иваном Грозным. Развить эту мысль попытался в 1615 году шведский дипломат Пётр Петрей де Ерлезунда в своей книге «Regin Muschowitici Sciographia». Его почин поддержал в 1671 году королевский историограф Юхан Видекинд в «Thet svenska i Ryssland tijo åhrs krijgs historie». Большое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа Далина.
Широкую известность в России норманская теория получила в 1-й половине XVIII века благодаря деятельности немецких историков в Российской Академии наук Готлиба Зигфрида Байера (1694—1738), позднее Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлёцера.
Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к образованию государства, активно выступил М. В. Ломоносов, предложив иную, не скандинавскую идентификацию варягов. Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение). Один из первых русских историков середины XVIII века В. Н. Татищев, исследовав «варяжский вопрос», не пришёл к определённому выводу относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на «Иоакимовской летописи», варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери славянского старейшины Гостомысла.
Норманскую версию приняли Н. М. Карамзин, а за ним практически все крупные русские историки XIX века. Двумя наиболее видными представителями антинорманистского направления были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Первый считал русов балтийскими славянами — ободритами, второй, наоборот, подчёркивал их южное происхождение.
Советская историография, после некоторого перерыва в первые годы после революции, вернулась к норманнской проблеме на государственном уровне. Основным аргументом был признан тезис одного из основоположников марксизма Фридриха Энгельса о том, что государство не может быть навязано извне, дополненный официально пропагандируемой в то время псевдонаучной автохтонистской теорией лингвиста Н. Я. Марра, отрицавшей миграции и объясняющей эволюцию языка и этногенез с классовой точки зрения. Идеологической установкой для советских историков стало доказательство тезиса о славянской этнической принадлежности племени «русь». Характерные выдержки из публичной лекции доктора исторических наук Мавродина, прочитанной в 1949 году, отражают состояние дел в советской историографии сталинского периода:
«Естественно, что „учёные“ прислужники мирового капитала стремятся во что бы то ни стало опорочить, очернить историческое прошлое русского народа, принизить значение русской культуры на всех этапах её развития. Они же „отказывают“ русскому народу в инициативе создания своего государства…
Этих примеров вполне достаточно, чтобы прийти к выводу о том, что тысячелетней давности предание о „призвании варягов“ Рюрика, Синеуса и Трувора „из-за моря“, которое давным давно следовало сдать в архив вместе с преданием об Адаме, Еве и змие-искусителе, всемирном потопе, Ное и его сыновьях, возрождается зарубежными буржуазными историками для того, чтобы послужить орудием в борьбе реакционных кругов с нашим мировоззрением, нашей идеологией…
Советская историческая наука, следуя указаниям Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, положив в основу замечания товарищей Сталина, Кирова и Жданова на „Конспект учебника по Истории СССР“, разработала теорию о дофеодальном периоде, как периоде зарождения феодализма, и о варварском государстве, возникаюшем в это время, и приложила эту теорию к конкретным материалам истории русского государства. Таким образом уже в теоретических построениях основоположников марксизма-ленинизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди „диких“ восточно-славянских племён.»
Историк и археолог Б. А. Рыбаков многие годы представлял советский антинорманизм. С 1940-х годов он отождествлял русов и славян, помещая первое древнеславянское государство, предшественника Киевской Руси, в лесостепь Среднего Поднепровья.
В 1960-е годы «норманисты» вернули позиции, признавая существования славянского протогосударства во главе с русью до прихода Рюрика. И. Л. Тихонов называет одну из причин, почему в 1960-е годы многие становились норманистами:
…отход от научного официоза воспринимался и как своего рода «научное диссиденство», фронда, а это не могло не привлекать молодых людей, политическое диссиденство которых ограничивалось чтением Гумилева и Бродского, распеванием песен Галича, да анекдотами про Брежнева… Некоторая оппозиционность вполне устраивала нас и создавала некий ореол вокруг участников «Варяжского семинара».
Предметом дискуссии стала локализация объединения русов с каганом во главе, получившего условное название Русский каганат. Востоковед А. П. Новосельцев склонялся к северному расположению Русского каганата, в то время как археологи (М. И. Артамонов, В. В. Седов) помещали каганат на юге, в районе от Среднего Поднепровья до Дона. Не отрицая влияния норманнов на севере, они всё же выводят этноним Русь из иранских корней.
В 862 г. для прекращения междоусобиц племена восточных славян (кривичи и ильменские словене) и финно-угров (весь и чудь) обратились к варягам-русь с предложением занять княжеский престол. Откуда призвали варягов, летописи не сообщают. Можно примерно локализовать местожительство руси на побережье Балтийского моря («из-за моря», «путь к варягам по Двине»). Кроме того, варяги-русь ставятся в один ряд со скандинавскими народами: шведами, норманнами (норвежцами), англами (датчанами) и готами (жители о. Готланд — совр. шведы):
«И сказали себе словене: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти.»
Более поздние летописи заменяют термин варяги псевдоэтнонимом «немцы», объединяющем германские и скандинавские народы.
Летописи оставили в древнерусской транскрипции список имён варягов-руси (до 944 года), большинство отчётливой древнегерманской или скандинавской этимологии. В летописи упоминаются следующие князья и послы в Византию в 912 году: Рюрик (Rorik), Аскольд, Дир, Олег (Helgi), Игорь (Ingwar), Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. Имена князя Игоря и его жены Ольги в греческой транскрипции по синхронным византийским источникам (сочинениям Константина Багрянородного) фонетически близко стоят к скандинавскому звучанию (Ингор, Хелга).
Первые имена со славянскими или иными корнями появляются лишь в списке договора 944 года, хотя вожди западно-славянских племён с начала IX века известны под отчётливо славянскими именами.
Письменные свидетельства современников о руси перечислены в статье Русь (народ). Западноевропейские и византийские авторы IX—X веков идентифицируют русь как шведов, норманнов или франков. За редким исключением арабо-персидские авторы описывают русов отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян.
Важнейшим аргументом норманской теории является сочинение византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.), где приводятся названия днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом. При этом Константин сообщает, что славяне являются «данниками» (пактиотами — от лат. pactio «договор») росов.
Ибн Фадлан в деталях описал обряд захоронения знатного руса сжиганием в ладье с последующим возведением кургана. Данное событие относится к 922 году, когда согласно древнерусским летописям русы ещё разделялись от подвластных им славян. Могилы такого типа обнаружены под Ладогой и более поздние в Гнёздове. Способ захоронения вероятно возник в среде выходцев из Швеции на Аландских островах и позднее с началом эпохи викингов распространился на Швецию, Норвегию, побережье Финляндии и проник на территорию будущей Киевской Руси.
В 2008 году на Земляном городище Старой Ладоги археологами обнаружены предметы эпохи первых Рюриковичей с изображением сокола, возможно позднее ставшее символическим трезубцем — гербом Рюриковичей. Похожее изображение сокола отчеканено на английских монетах датского конунга Анлафа Гутфритссона (939—941 гг.).
При археологических исследованиях слоев IX—X веков в Рюриковом городище обнаружено значительное количество находок военного снаряжения и одежды викингов, обнаружены предметы скандинавского типа (железные гривны с молоточками Тора, бронзовые подвески с руническими надписями, серебряная фигурка валькирии и др.), что свидетельствует о присутствии выходцев из Скандинавии в Новгородских землях во времена зарождения русской государственности.
Целый ряд слов в русском считается германизмами, скандинавизмами и хотя их в русском языке сравнительно немного и большая их часть относится именно к древнему периоду. Существенно, что проникали не только слова торговой лексики, но и морские термины, слова бытовые и термины власти и управления, собственные имена. Так по мнению ряда лингвистов появились собственные имена Игорь, Олег, Ольга, Рогнеда, Рюрик, слова: тиун, пуд, якорь (c XI в.), ябеда, кнут (с XIII в.).
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь
(на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

s30556663155.mirtesen.ru

Норманнская теория — это… Что такое Норманнская теория?

Норма́ннская тео́рия (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.

Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века), дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг этнической идентификации разгорелись основные споры, усиленные политической идеологизацией исторического вопроса.

История норманизма и антинорманизма

Норманская теория была сформулирована в 1-й половине XVIII века при Анне Иоанновне немецким историком в Российской Академии наук Г. Байером (1694—1738), позднее Г. Миллером и А. Л. Шлёцером.

Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к образованию государства, активно выступил национально-патриотически настроенный М. В. Ломоносов, к которому в XIX веке присоединились Д. И. Иловайский и др. (предлагая иную, не скандинавскую идентификацию варягов). Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение). К слабости первых антинорманистов следует отнести их версии, основанные в основном на логике и интуиции, но не поддержанные историческими свидетельствами.

Один из первых русских историков середины XVIII века В. Н. Татищев, исследовав «варяжский вопрос», не пришел к определённому выводу относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на так называемой Иоакимовской летописи, варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери славянского старейшины Гостомысла.

Норманскую версию приняли Н. М. Карамзин, за ним М. П. Погодин и другие русские историки XIX века.

В XIX веке, благодаря трудам учёных-ориенталистов, появились первые свидетельства, противоречащие скандинавской идентичности ранних русов. В то же время вопрос стремительно политизировался в связи с процессами, приведшими к объединению Германии. В немецкой философии появился тезис об «исторических» и «неисторических» народах, разделяемых по способности к созданию государства. Славян, в которых немцы видели противников объединения Германии, отнесли к неисторическим народам, используя в качестве обоснования норманизм. Как ответная реакция, в России активно стало развиваться «славянское» направление.

Ряд противников норманской теории (антинорманисты) признавали, что в основе легенды лежит реальный исторический факт вокняжения в Новгороде скандинава Рюрика, приглашенного в славянское государство как военного наемника. Заслуга Рюрика заключается, согласно учению антинорманистов, не в создании государства Русь, а в том, что он только положил начало первой правящей династии на Руси — Рюриковичей. Но сами варяги вскоре ославянились (уже внук Рюрика носил славянское имя Святослав) и не оказали заметного влияния на развитие социально-экономических и политических процессов у славян.

История норманизма в советское время

В 1930-х годах советская историография, после некоторого перерыва, вернулась к норманнской проблеме на государственном уровне. Политическое противостояние с гитлеровской Германией заставило руководство СССР вмешаться в исторический спор с идеологических позиций. Основным аргументом был признан тезис одного из основоположников марксизма Ф. Энгельса о том, что «государство не может быть навязано извне», дополненный официально пропагандируемой в то время псевдонаучной автохтонистской теорией лингвиста Н. Я. Марра, отрицавшей миграции и объясняющей эволюцию языка и этногенез с классовой точки зрения.

Идеологической установкой для советских историков стало доказательство тезиса о славянской этнической принадлежности племени «русь». Характерные выдержки из публичной лекции доктора исторических наук Мавродина, прочитанной в 1949 году, отражают состояние дел в советской историографии сталинского периода:

«Естественно, что „ученые“ прислужники мировой реакции стремятся во что бы то ни стало опорочить, очернить историческое прошлое русского народа, принизить значение русской культуры на всех этапах ее развития. Они же „отказывают“ русскому народу в инициативе создания своего государства.[…]
Этих примеров вполне достаточно, чтобы прийти к выводу о том, что тысячелетней давности предание о „призвании варягов“ Рюрика, Синеуса и Трувора „из-за моря“, которое давным давно следовало сдать в архив вместе с преданием об Адаме, Еве и змие-искусителе, всемирном потопе, Ное и его сыновьях, возрождается зарубежными буржуазными историками для того, чтобы послужить орудием в борьбе реакционных кругов с нашим мировоззрением, нашей идеологией.[…]
Советская историческая наука, следуя указаниям Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, положив в основу замечания товарищей Сталина, Кирова и Жданова на „Конспект учебника по Истории СССР“, разработала теорию о дофеодальном периоде, как периоде зарождения феодализма, и о варварском государстве, возникаюшем в это время, и приложила эту теорию к конкретным материалам истории русского государства. Таким образом уже в теоретических построениях основоположников марксизма-ленинизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди „диких“ восточно-славянских племен.»[1]

Академик Б. А. Рыбаков многие годы представлял советский антинорманизм. С 1940-х гг. этот историк и археолог отождествял русов и славян, помещая первое древнеславянское государство, предшественника Киевской Руси, в лесостепь Среднего Поднепровья.

В 1960-е годы «норманисты» вернули позиции, признавая существования славянского протогосударства во главе с русью до прихода Рюрика. Однако споры разгорелись в этнической принадлежности руси и локализации этого государства, получившего условное название Русский каганат. Востоковед А. П. Новосельцев склонялся к северному расположению Русского каганата, в то время как археологи (М. И. Артамонов, В. В. Седов) помещали каганат на юге, в районе от Среднего Поднепровья до Дона. Не отрицая влияния норманнов на севере, они всё же выводят этноним Русь из иранских корней.

Аргументы норманистов

Древнерусские летописи

В 862 г. для прекращения междоусобиц племена восточных славян (кривичи и ильменские словене) и финно-угров (весь и чудь) обратились к варягам-русь с предложением занять княжеский престол (см. статью Русь, Русь (народ) и Рюрик). Откуда призвали варягов, летописи не сообщают. Можно примерно локализовать местожительство руси на побережье Балтийского моря («из-за моря», «путь к варягам по Двине»). Кроме того, варяги-русь ставятся в один ряд с скандинавскими народами: шведами, норманнами (норвежцами), англами (датчанами) и готами (жители о. Готланд — совр. шведы):

«И сказали себе [словене]: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти.»[2]

Более поздние летописи заменяют термин варяги псевдоэтнонимом «немцы», объединяющем германские и скандинавские народы.

Летописи оставили в древнерусской транскрипции список имён варягов-руси (до 944 года), большинство отчётливой древнегерманской или скандинавской[3] этимологии. В летописи упоминаются следующие князья и послы в Византию в 912 году: Рюрик (Rorik), Аскольд, Дир, Олег (Helgi), Игорь (Ingwar), Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. Первые имена со славянскими или иными корнями появляются лишь в списке договора 944 года.

Письменные свидетельства современников

Письменные свидетельства современников о руси перечислены в статье Русь (народ). Византийские и западноевропейские авторы идентифицируют русь как шведов (Бертинские анналы, 839 г.), норманов или франков. За редким исключением арабо-персидские авторы описывают русов отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян.

Важнейшим аргументом норманской теории является сочинение Константина Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.), где приводятся названия днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом.
Таблица названий порогов: [4]

Славянское
название
Перевод
на греческий
Славянская
этимология
Росское
название
Скандинавская
этимология
Название в XIX веке
ЭссупиНе спи1. Нессупи
2. Уступи (уступы)
1. —
2. др.-шв. Stupi : водопад
Старо-Кайдацкий
Острову нипрахОстровок порогаОстровьныи прагъУлворсидр.-шв. Holmfors :
островной порог
Лоханский и Сурский пороги
ГеландриШум порогадр.-шв. Gaellandi :
громкий, звенящий
Звонец, в 5 км от Лоханского
НеаситГнездовье пеликановНеиасытьАифордр.-шв. Aei(d)fors :
водопад на волоке
Ненасытецкий
ВулнипрахБольшая заводьВълньныи прагъВаруфоросдр.-исл. Barufors :
порог с волнами
Волнисский
ВеручиКипение водыВьручии
(кипящий)
Леандидр.-шв. Le(i)andi :
смеющийся
Не локализован
НапрезиМалый порогНа стрьзи
(на стрежне)
Струкундр.-исл. Strukum :
узкая часть русла реки
Лишний или Вольный

При этом Константин сообщает, что славяне являются данниками (пактиотами) росов.

Археологические свидетельства

См. Рюриково городище: «При археологических исследованиях слоев IX-X веков обнаружено значительное количество находок военного снаряжения и одежды викингов, обнаружены берестяные грамоты, множество свинцовых княжеских печатей, арабских, византийских и западноевропейских монет (в том числе три клада дирхемов), стеклянные, сердоликовые и хрустальные бусы, грецкие орехи, предметы скандинавских и общебалтийских типов (равноплечные, скорлупообразные и кольцевидные фибулы, железные гривны с молоточками Тора, бронзовые подвески с руническими надписями, серебряная фигурка Валькирии и др.), части весов, весовые гирьки.»

См. также

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation.
2010.

dic.academic.ru

Норманнская теория

Норманская
теория

Материал
из Википедии — свободной энциклопедии

Норма́ннская
тео́рия
 (норманизм) —
направление в историографии,
развивающее концепцию того, что
народ-племя русь происходит
из Скандинавии периода
экспансии викингов,
которых в Западной Европе называли норманнами.

Сторонники
норманизма
относят норманнов (варягов скандинавского происхождения)
к основателям первых государств восточных
славян — Новгородской,
а затем Киевской
Руси
.
Фактически это
следование историографической концепции Повести
временных лет
 (начало XII
века
),
дополненное идентификацией летописных варягов как
скандинавов-норманнов. Вокруг этнической
идентификации разгорелись основные споры,
временами усиленные политической
идеологизацией.

Содержание

История
развития

Впервые
тезис о происхождении варягов из Швеции
выдвинул король Юхан
III
 в
дипломатической переписке с Иваном
Грозным
[1].
Развить эту мысль попытался в 1615
году
 шведский
дипломат Пётр
Петрей де Ерлезунда
 в
своей книге «Regin Muschowitici Sciographia». Его
почин поддержал в 1671
году
 королевский
историограф Юхан
Видекинд
 в
«Thet svenska i Ryssland tijo åhrs krijgs historie». Большое
влияние на последующих норманистов
оказала «История шведского государства» Олафа
Далина
[1].

Широкую
известность в России норманская теория
получила в 1-й половине XVIII
века
 благодаря
деятельности немецких историков в
Российской Академии наук Готлиба
Зигфрида Байера
 (1694—1738),
позднее Герарда
Фридриха Миллера
Штрубе-де-Пирмонта и Августа
Людвига Шлёцера
.

Против
норманской теории, усмотрев в ней тезис
об отсталости славян и их неготовности
к образованию государства[2],
активно выступил М. В. Ломоносов,
предложив иную, не скандинавскую
идентификацию варягов. Ломоносов, в
частности, утверждал, что Рюрик был
родом из полабских славян, которые имели
династические связи с князьями ильменских
словен (этим и было обусловлено его
приглашение на княжение). Один из первых
русских историков середины XVIII века В.
Н. Татищев
,
исследовав «варяжский вопрос», не пришёл
к определённому выводу относительно
этнической принадлежности призванных
на Русь варягов, но предпринял попытку
объединения противоположных воззрений.
По его мнению, основанному на «Иоакимовской
летописи
»,
варяг Рюрик происходил от норманского
князя, правящего в Финляндии, и дочери
славянского старейшины Гостомысла.

Норманскую
версию приняли Н. М. Карамзин,
а за ним практически все крупные русские
историки XIX века. Двумя наиболее видными
представителями антинорманистского
направления былиС. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский.
Первый считал русов балтийскими
славянами — ободритами,
второй, наоборот, подчёркивал их южное
происхождение.

Советская
историография, после некоторого перерыва
в первые годы после революции,
вернулась к норманнской проблеме на
государственном уровне. Основным
аргументом был признан тезис одного из
основоположников марксизма Фридриха
Энгельса
 о
том, что государство не может быть
навязано извне, дополненный официально
пропагандируемой в то время псевдонаучной
автохтонистской теорией
лингвиста Н. Я. Марра,
отрицавшей миграции и
объясняющей эволюцию языка и этногенез с
классовой точки зрения. Идеологической
установкой для советских историков
стало доказательство тезиса о славянской
этнической принадлежности племени
«русь». Характерные выдержки из публичной
лекции доктора исторических наук Мавродина,
прочитанной в 1949
году
,
отражают состояние дел в советской
историографии сталинского периода:

«Естественно,
что „учёные“ прислужники мирового
капитала стремятся во что бы то ни стало
опорочить, очернить историческое прошлое
русского народа, принизить значение
русской культуры на всех этапах её
развития. Они же „отказывают“ русскому
народу в инициативе создания своего
государства.[…]

Этих
примеров вполне достаточно, чтобы прийти
к выводу о том, что тысячелетней давности
предание о „призвании варягов“ Рюрика,
Синеуса и Трувора „из-за моря“, которое
давным давно следовало сдать в архив
вместе с преданием об Адаме,
Еве
 и змие-искусителевсемирном
потопе
Ное и
его сыновьях, возрождается зарубежными
буржуазными историками для того, чтобы
послужить орудием в борьбе реакционных
кругов с нашим мировоззрением, нашей
идеологией.[…]
Советская историческая
наука, следуя указаниям Маркса,
Энгельса, ЛенинаСталина,
положив в основу замечания товарищей
Сталина, Кирова и Жданова на
„Конспект учебника по Истории СССР“,
разработала теорию о дофеодальном
периоде, как периоде зарождения
феодализма, и о варварском государстве,
возникаюшем в это время, и приложила
эту теорию к конкретным материалам
истории русского государства. Таким
образом уже в теоретических построениях
основоположников марксизма-ленинизма
нет и не может быть места норманнам как
создателям государства среди „диких“
восточно-славянских племён.»[3]

Историк
и археолог Б. А. Рыбаков многие
годы представлял советский антинорманизм.
С 1940-х годов он отождествлял русов и
славян, помещая первое древнеславянское
государство, предшественника Киевской
Руси, в лесостепь Среднего Поднепровья.

В 1960-е годы
«норманисты» вернули позиции, признавая
существования славянского протогосударства
во главе с русью до
прихода Рюрика.
И. Л. Тихонов называет одну из
причин, почему в 1960-ые годы многие
становились норманистами:

…отход
от научного официоза воспринимался и
как своего рода «научное
диссиденство
»,
фронда, а это не могло не привлекать
молодых людей, политическое диссиденство
которых ограничивалось чтением Гумилева
и Бродского, распеванием песен Галича,
да анекдотами про Брежнева […]
Некоторая оппозиционность
вполне устраивала нас и создавала некий
ореол
 вокруг
участников «Варяжского семинара»[4]

Предметом
дискуссии стала локализация объединения
русов с каганом во главе, получившего
условное название Русский
каганат
.
Востоковед А. П. Новосельцев склонялся
к северному расположению Русского
каганата, в то время как археологи
(М. И. АртамоновВ. В. Седов)
помещали каганат на юге, в районе от
Среднего Поднепровья до Дона. Не отрицая
влияния норманнов на севере, они всё же
выводят этноним Русь из
иранских корней[5][6][7].

Аргументы
норманистов

Древнерусские
летописи

В 862 г.
для прекращения междоусобиц
племена восточных
славян
 (кривичи и ильменские
словене
)
и финно-угров (весь и чудь)
обратились к варягам-русь с предложением
занять княжеский престол (см.
статью Призвание
варягов
Русь
(народ)
 и Рюрик).
Откуда призвали варягов, летописи не
сообщают. Можно примерно локализовать
местожительство руси на побережье
Балтийского моря («из-за моря», «путь к
варягам по Двине»).
Кроме того, варяги-русь ставятся в один
ряд со скандинавскими народами: шведами,
норманнами (норвежцами), англами
(датчанами) и готами (жители о. Готланд —
совр. шведы):

«И
сказали себе словене:
„Поищем себе князя, который бы владел
нами и судил по праву“. И пошли за море
к варягам, к руси. Те варяги назывались
русью, как другие называются шведы, а
иные норманны и англы, а еще иные
готландцы, — вот так и эти.»[8][9]

Более
поздние летописи заменяют
термин варяги псевдоэтнонимом
«немцы», объединяющем германские и
скандинавские народы.

Летописи
оставили в древнерусской транскрипции
список имён варягов-руси (до 944
года
),
большинство отчётливой древнегерманской
или скандинавской[10] этимологии.
В летописи
упоминаются следующие князья и послы
в Византию в 912
году
Рюрик (Rorik), АскольдДирОлег (Helgi), Игорь (Ingwar), КарлыИнегелдФарлафВеремудРулавГудыРуалдКарнФрелавРуар,АктевуТруанЛидулФостСтемид.
Имена князя Игоря и
его жены Ольги в
греческой транскрипции по синхронным
византийским источникам (сочинениям Константина
Багрянородного
)
фонетически близко стоят к скандинавскому
звучанию (Ингор, Хелга).

Первые
имена со славянскими или иными корнями
появляются лишь в списке договора 944
года
,
хотя вожди западно-славянских племён
с начала IX
века
 известны
под отчётливо славянскими именами.

Письменные
свидетельства современников

Письменные
свидетельства современников о руси
перечислены в статье Русь
(народ)
.
Западноевропейские и византийские
авторы IX—X веков идентифицируют русь
как шведов[11]норманнов[12]или
франков[13].
За редким исключением арабо-персидские
авторы описывают русов отдельно от
славян, помещая первых вблизи или среди
славян.

Важнейшим
аргументом норманнской теории является
сочинение византийского императора Константина
VII Багрянородного
 «Об
управлении империей
»
(949 г.),
где приводятся названия днепровских порогов
на двух языках: росском и
славянском, и толкование названий на
греческом.

Таблица
названий порогов: [14]

Славянское
название

Перевод
на
греческий

Славянская
этимология

Росское
название

Скандинавская
этимология

Название
в XIX веке

Эссупи

Не
спи

1.
Нессупи
2. Уступи (уступы)

1. —
2.
др.-шв. Stupi :
водопад

Старо-Кайдацкий

Островунипрах

Островок
порога

Островьныи
прагъ

Улворси

др.-шв. Holmfors :
островной
порог

Лоханский
и Сурский пороги

Геландри

Шум
порога

др.-шв. Gaellandi :
громкий,
звенящий

Звонец,
в 5 км от Лоханского

Неасит

Гнездовье
пеликанов

Неиасыть

Аифор

др.-шв. Aei(d)fors :
водопад
на волоке

Ненасытецкий

Вулнипрах

Большая
заводь

Вълньныи
прагъ

Варуфорос

др.-исл. Barufors :
порог
с волнами

Волнисский

Веручи

Кипение
воды

Вьручии
(кипящий)

Леанди

др.-шв. Le(i)andi :
смеющийся

Не
локализован

Напрези

Малый
порог

На
стрьзи
(на стрежне)

Струкун

др.-исл. Strukum :
узкая
часть русла реки

Лишний
или Вольный

При
этом Константин сообщает, что славяне
являются данниками (пактиотами) росов.[15]

Археологические
свидетельства

Ибн
Фадлан
 в
деталях описал обряд захоронения
знатного руса сжиганием в ладье с
последующим возведением кургана. Данное
событие относится к 922
году
,
когда согласно древнерусским
летописям русы ещё
разделялись от подвластных им славян.
Могилы такого типа обнаружены под
Ладогой и более поздние в
Гнёздове
.[16] Способ
захоронения вероятно возник в среде
выходцев из Швеции на Аландских
островах
 и
позднее с началом эпохи викингов
распространился на Швецию, Норвегию,
побережье Финляндии и проник на территорию
будущей Киевской Руси.[17]

В 2008
году
 на
Земляном городище Старой Ладоги
археологами обнаружены предметы эпохи
первых Рюриковичей с изображением
сокола, возможно позднее ставшее
символическим трезубцем — гербом
Рюриковичей
.[18] Похожее
изображение сокола отчеканено на
английских монетах датского конунга
Анлафа Гутфритссона (939—941 гг.).

При
археологических исследованиях слоев
IX—X веков в Рюриковом
городище
 обнаружено
значительное количество находок военного
снаряжения и одежды викингов, обнаружены
предметы скандинавского типа (железные
гривны с молоточками Тора, бронзовые
подвески с руническими надписями,
серебряная фигурка валькирии и др.)[19],
что свидетельствует о присутствии
выходцев из Скандинавии в Новгородских
землях во времена зарождения русской
государственности.

Возможные
лингвистические доказательства

Целый
ряд слов в русском считается германизмами,
скандинавизмами и хотя их в русском
языке сравнительно немного и большая
их часть относится именно к древнему
периоду. Существенно, что проникали не
только слова торговой лексики, но и
морские термины, слова бытовые и термины
власти и управления, собственные имена.
Так появились собственные
имена ИгорьОлегОльга,РогнедаРюрик,
слова[20]:сельдьларьпудкрюкякорьябедаплискнутмачта и
др. Также немаловажно, что само название
правителя в восточнославянских языках
— кънѧsь и кънѧгыни [knɛ̃dzɪ ]
и [knɛ̃gɯnɪ ]
также является вероятно словом
германского, скорее всего — скандинавского
происхождения от konungR как
и такое древнерусское слово как
тиун(тивун) происходит от
др.-исл. þjónn (слуга).Эта
название существовало до 17 века
включительно в том числе в Речи
Посполитой
 (
в ее тогдашней составной части — Литве
)[21] Есть
предположения о скандинавском
происхождении слова «боярин«[22] (откуда
русское барин и барышня из просторечного
«баре»-«бояре»).Однако другие
германизмы той же сферы сферы — мыт,
броня, меч, купить, шлем — скорее всего
считаются более ранними — из готского
языка

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о