Warning: session_start(): open(/var/www/www-root/data/mod-tmp/sess_hvn567t0rcv95ndkaqp8pao5h5, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in /var/www/www-root/data/www/museum-kam.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 59 Одним из руководителей первого рязанского ополчения был – Кто был одним из руководителей Первого ополчения, сформированного в Рязанской земле в 1611 г.?

Одним из руководителей первого рязанского ополчения был – Кто был одним из руководителей Первого ополчения, сформированного в Рязанской земле в 1611 г.?

Содержание

Первое ополчение 1611 года: причины, цели и итоги

Смутное время начала XVII века стало серьезным испытанием на прочность для Московского государства: польско-шведская интервенция имела своей целью его раздел, и чтобы воспрепятствовать этому, народ организовался в первое ополчение в 1611 году. Однако между его лидерами вскоре вскрылись серьезные противоречия, приведшие к распаду первого в истории России общенационального формирования.

Смутное время

В 1598 году со смертью Федора Ивановича пресеклась с незапамятных времен правившая Русскими землями династия Рюриковичей. Новым царем в результате длительных интриг стал Борис Годунов (1598-1605) — шурин покойного царя. Он был выходцем из худородных бояр, но, несмотря на это, сумел подняться на вершину власти и имел все возможности стать родоначальником новой династии. Помешала этому темная история из прошлого: в 1591 году в Угличе при таинственных обстоятельствах погиб младший сын Ивана Грозного — Дмитрий. Тут же поползли слухи, что к этому причастен Годунов. Смерть Дмитрия позволила сложиться феномену самозванства, во многом спровоцировавшего Смуту в Российском государстве.

Лжедмитрии

Первым самозванцем стал беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. В 1605 году Годунов внезапно умер, и при поддержке польских войск Отрепьеву удалось занять трон. Но его вызывающее поведение настроило все слои общества против нового царя, и в результате заговора он был убит. Новым царем стал боярин Василий Шуйский (1606-1610), представитель боковой ветви Рюриковичей. Он не пользовался популярностью, не обладал значительными силами, и в его царствование Россию постепенно охватывает гражданская война. Сильнейший удар его власти нанесло появление нового чудесным образом спасшегося царевича Дмитрия, занявшего подмосковное село Тушино. Понимая, что анархия в Московском царстве становится повсеместной, Польша и Швеция сочли момент удобным для открытого вторжения якобы с целью поддержки законного царя.

Интервенция

Открытое вмешательство этих двух стран в русские дела началось после низложения Шуйского. Бывший царь, несмотря на сопротивление, был пострижен в монахи. Бояре присягнули на верность польскому королевичу Владиславу, однако поставили условием его переход в православие. На время междуцарствия был избран комитет из семи представителей наиболее знатных родов, вошедший в историю как Семибоярщина. Польский король Сигизмунд всячески затягивал переговоры о православном крещении сына и, возможно, планировал сам стать Московским царем. Формальное же признание власти Владислава позволило полякам хозяйничать в Москве. Лжедмитрий II больше им был не нужен. В декабре 1610 года он был убит.

Патриарх Гермоген

Первое земское ополчение не было бы возможным, если б не деятельность высшего иерарха Русской православной церкви. Видя хаос, охвативший Московское царство, а также понимая стремления поляков превратить Россию в одну из провинций своего государства, он принялся распространять воззвания, суть которых сводилась к необходимости дать отпор захватчикам. Патриарх говорил об этом на проповедях и во время богослужений. Постепенно идея ополчения засела в умах как представителей высшего слоя общества, так и в низах.

Поляки чинили всяческие препятствия деятельности патриарха. Он был насильно сведен с престола и заключен в Чудов монастырь, где и умер от голода в 1612 году.

Организация народного ополчения

Наибольшее впечатление патриаршие грамоты произвели в Рязани. Местный воевода Прокопий Ляпунов объявил сбор средств на организацию ополчения. Вскоре к нему присоединились бывшие сторонники Лжедмитрия II, возглавляемые князем Трубецким и казачьим атаманом Заруцким. Официальной целью первого ополчения 1611 года был поход на Москву и ее освобождение от поляков.

В достаточно короткий срок Ляпунову удалось собрать значительное войско. Помимо чисто рязанских формирований и тушинских отрядов, к ополчению присоединились полки из Владимира, Мурома, Ярославля, Суздаля и других городов. Особенно значительной была поддержка нижегородцев. Значение этого города и его арсенал были столь велики, что Ляпунов отправил туда своих представителей просить о поддержке. Тогда же и были согласованы сроки похода на Москву.

Начало боевых действий

Как уже говорилось, поляки в основном рассчитывали на разрастающуюся в Российском государстве смуту. Появление проникнутого патриотическим духом народного формирования в их планы не входило. Именно поэтому интервенты попытались уничтожить эту идею в зародыше, вторгнувшись в рязанские земли. Ляпунов был осажден в Пронске, но полкам князя Дмитрия Пожарского удалось освободить рязанского воеводу.

17 февраля 1611 года основная часть нижегородских полков выдвинулась к Москве, попутно соединяясь с другими формированиями. 19 марта Первое ополчение уже находилось у стен Москвы. Узнав об этом, жители столицы подняли восстание против власти поляков. Это не позволило интервентам сразу же вступить в бой с ополченцами, и некоторые их полки смогли проникнуть в Москву. Князь Пожарский смог пробиться к Сретенке и прогнать поляков в Китай-город. В ходе этой операции он был серьезно ранен. Не менее успешными оказались действия и других отрядов. Сознавая, что справиться с ополченцами силой не удастся, поляки подожгли Москву.

Прибытие новых отрядов и разлад

24 марта к стенам Москвы подходят казачьи отряды, возглавляемые атаманом Просовецким. В их распоряжении имелись осадные орудия и «гуляй-города» — небольшие мобильные крепости, изготавливавшиеся, как правило, из обычных телег. Через три дня у стен столицы появились основные силы ополчения во главе с Ляпуновым. К началу апреля под Москвой находилось немногим больше сотни тысяч человек.

Первое народное ополчение 1611 года не смогло стать единой организацией. Вожди отдельных отрядов, казачьи атаманы, воеводы не могли между собой договориться. Формально был создан коллегиальный орган управления — Совет всей земли. На деле же это подобие всем привычной Боярской думы вело нескончаемые споры о том, кто возглавит первое ополчение. В 1611 году полного осознания необходимости совместного выступления против интервентов еще не произошло.

Организационное оформление ополчения

Местнические споры и борьба за власть привели к тому, что столь значительные силы, собравшиеся под Москвой, фактически бездействовали. В начале апреля еще велись обстрелы столичных башен, но в скором времени прекратились и они.

Лидерам ополчения удалось прийти к шаткому согласию. Совет всей земли возглавили Ляпунов, Заруцкий и Трубецкой. Через некоторое время принимается «Приговор», согласно которому установилась система управления как в ополчении, так и на находящихся под его контролем землях. Этот документ повторял структуру правительственных учреждений, существовавшую еще до династического кризиса и связанных с ним событий. В частности, вводилась подконтрольная Совету всей земли приказная система. В числе наиболее важных можно назвать Разрядный, Земский и Поместный.

Распад Первого ополчения

Разделение высшей власти между тремя лидерами народного формирования было компромиссным шагом. Поскольку полномочия одного ограничивались полномочиями двух других руководителей Совета всей земли, между ними неминуемо должна была начаться борьба за единоличную власть. Таким образом, лидеры первого ополчения 1611 г. о причинах его формирования быстро позабыли.

Это очень хорошо понимали польские интервенты. Удостоверившись, что именно в силу внутренних противоречий ополчение не в состоянии начать штурм Москвы, захватчики старались всеми силами не допустить прекращения внутренней борьбы в нем. С этой целью казакам Заруцкого были отправлены сфальсифицированные документы, из которых следовало, что Ляпунов намерен расформировать их полки. Поверив инсинуациям, казаки вызвали Ляпунова на свой сход и зарубили. Следствием этого стал отход дворянских полков из-под Москвы.

С этого момента первое ополчение фактически перестает существовать. У стен столицы остались только казачьи отряды, которыми командовали Заруцкий и Трубецкой. Такая ситуация продолжалась до подхода сил второго ополчения, собранного князем Пожарским и нижегородским купцом Кузьмой Мининым.

Совет всей земли формально продолжал оставаться высшим органом власти на неподвластных полякам территориям. Однако отсутствие единого лидера привело к тому, что появился новый самозванец. 2 марта 1612 года Совет присягнул на верность Лжедмитрию III. Впоследствии это дало возможность не прислушиваться к его мнению на Земском соборе 1613 года.

Значение ополчения

Несмотря на отсутствие практической пользы, деятельность Первого ополчения много значила для дальнейшей борьбы с поляками и шведами. Впервые была продемонстрирована способность народа самоорганизовываться в критической ситуации. Сама идея народного ополчения была подхвачена и развита одним из его наиболее ярких участников — князем Пожарским. При создании нового народного формирования он учел ошибки прошлого. В частности, новое объединение не считало нужным сотрудничать с выходцами из Тушина, чье участие, по большому счету, и привело Первое ополчение к краху. С другой стороны, существование такого мощного противодействия в стране планам польской шляхты заставило польского короля всерьез задуматься о дальнейших перспективах интервенции. Таким образом, психологический эффект является главным итогом первого ополчения 1611 года.

fb.ru

В 1611 г. одним из вождей Первого ополчения был рязанский дворянин …(см)?

В 1611 г. одним из вождей Первого ополчения был рязанский дворянин …(см)?

  • В 1611 году произошло первое народное ополчение. Его организация началась в Рязани. Вождем первого народного ополчения стал рязанский воевода П. П. Ляпунов. К нему присоединились позже Суздаль, Ярославль, Ниж. Новгород, Владимир, Кострома, Муром, и др

    Правильный ответ — D)Ляпунов.

  • И снова окунемся в темные времена Сметного времени, одного из самых самых трагических в истории нашей страны. Так, в 1611 -ом году по всей стране стало собираться так называемое ополчение, отряды, поставившие своей задачей борьбу с польскими и другими интервентами и изгнание их с родной земли. Одним из вождей Первого ополчения стал рязанский дворянин D) П. Ляпунов.

  • В первом народном ополчении произошедшим 1611 году, одним из вождей был Рязанский дворянин Ляпунов. Значит правильный ответ D) Ляпунов. Ополчения появлялись для того что бы выгнать польско-литовских оккупантов с Московской земли.

  • Данный конкурсный вопрос отсылает нас к событиям 1611-го года — именно тогда сформировалось т.н. Первое народное ополчение, целью которого было изгнание польско-литовских оккупантов с Московской земли. Лидерами ополчения были трое из представленных в перечне дворян — Прокопий Ляпунов, Дмитрий Трубецкой и Иван Заруцкий (источник). Чтобы определиться с верным ответом, обратим внимание на уточнений quot;рязанский дворянинquot;:

    По всей видимости, верным будет ответ quot;D) П. Ляпуновquot;.

  • В 1611 году в период смутного времени одним из предводителей Первого народного ополчения стал Прокопий Ляпунов — представитель дворянского сослович из города Рязань. Организация Первого народного ополчения началась на родине Ляпунова — в Рязани.

    Правильным ответом на этот вопрос следует выбрать вариант D) П. Ляпунов.

  • Если окунуться во времена Смутного времени, то есть порыться в исторических источниках того времени, то можно найти информацию о Первом ополчении 1611 года, одним из предводителей которого был дворянин из Рязани по имени Прокопий Петрович Ляпунов.

    Правильный ответ: D) П. Ляпунов.

  • Для ответа на этот конкурсный вопрос придется вспомнить события 1611 года, а конкретно времена Первого ополчения. Создавалось тогда ополчения для того что бы изгнать польско-литовских оккупантов с родной Московской земли. Среди лидеров ополчения были такие люди как Ляпунов, Трубецкой и Заруцкий.

    Выбираем ответ — D) П. Ляпунов.

  • В январе 1611 года сам патриарх Гермоген начал в города русские рассылать грамоты с призывом встать на защиту Отечества от польско-литовских интервентов. Подхватил призыв патриарха воевода Прокопий Ляпунов из Рязани, который начал собирать отряды для военного похода. Позже рязанский дворянин Ляпунов и стал одним из вождей первого народного ополчения, к которыму присоединились ополченцы из других городов русских.

    Ответ d) П. Ляпунов.

  • Правильный ответ в последнем варианте — Прокопий Петрович ЛЯПУНОВ.

    Этот рязанский дворянин был среди вождей первого ополчения, созданного в Смутное время.

    Ополчение поставило перед собой цель выгнать из Москвы польско-литовских оккупантов.

    Но Ляпунов погиб, по этой причине Первое ополчение распалось и его бойцы покинули столицу.

  • Первое народное ополчение потому и называется, народным, что поднялся на защиту родной земли весь народ, хотя руководили ополчением все-таки представители аристократии. Называют трех руководителей этого ополчения, одним из которых был князь Трубецкой, вторым донской атаман Иван Заруцкий, но в историю это ополчение вошло как ополчение Ляпунова и как раз Прокопий Ляпунов родом был из рязанского дворянства.

    Ответ D — Ляпунов.

  • info-4all.ru

    Первое ополчение (1611) [народное, земское]

    Причины Первого ополчения

    см. также: Семибоярщина

    В конце первого десятилетия XVII в. положение Российского государства было очень тяжёлым. Почти два года продолжалась осада Смоленска, ко­торый пал в июне 1611 г. Польские отряды, оказавшиеся в Москве, вели себя как завоеватели. Шведские наёмники удерживали Новго­род. По стране «гуляли» отряды тушинцев; появились разбойничьи шайки, куда входили и русские «воры», и поляки. Они грабили зе­мли, разоряли города и монастыри.

    Боярская дума не пользовалась авторитетом и властью, бояре практически не управляли страной. В разных частях государства признавали разную власть: одни — польского королевича, другие — только что родившегося младенца Марины Мнишек как законного сына царевича Дмитрия; третьи — Лжедмитрия II.

    Русскому царству грозила потеря целостности и независимости. К такому печальному итогу привела Смута. Вопрос стоял так: или народ «проснётся» и сам защитит свою страну, или Россия погибнет. Нуж­ны были решительные и смелые шаги. Тупиковая политическая ситуация, создан­ная эгоизмом Семибоярщины и упрямством короля Сигизмунда, не могла оставаться вечно.

    Формирование Первого ополчения

    Инициативу создания ополчения проявили выборные власти городов. Они стали по­сылать друг другу грамоты с призывом отказаться от власти «измен­ников», засевших в Кремле. Только поднявшись «всей землёй» мож­но было освободить Москву и законно, на Земском соборе, выбрать нового царя.

    Инициировав подъём народа патриархом Гермогеном, был созван Земский собор из служилых людей — «Совет всей зе­мли». Первое ополчение возглавил воевода Прокопий Ляпунов, а также князь Дмитрий Трубецкой, казацкий атаман Иван Заруцкий. Участники похода преследовали не только корыст­ные цели. В их действиях явно заметны патриотические настрое­ния: стремление очистить Москву от интервентов и возвести на пре­стол православного царя.

    Состав Первого ополчения

    После гибели Лжедмитрия II его политиче­ским наследником стал казачий атаман И. С. Заруцкий, который провозгласил царём только что родившегося сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек Ивана. Вместе с князем Д. Т. Трубецким Заруц­кий повёл свои полки на Москву. Одновременно с бывшими тушин­цами к Москве двинулись отряды рязанских дворян под началом П. П. Ляпунова.

    Поход ополчения на Москву

    С начала 1611 г. отряды Первого ополчения из разных городов двинулись к столице и в марте 1611 г. подошли к Москве.

    Жители Москвы тяготились присутствием чужеземцев. В мар­те 1611 г. горожане столицы подняли восстание против поляков. Однако поляки и их рус­ские приспешники сумели спасти положение, устроив пожар. В городе начались пожары. Забыв о мятеже, горожане бросились спасать своё имущество. Разбушевав­шийся огонь уничтожил большую часть московского посада, выгорела почти вся Москва. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

    Войско Ляпунова, Трубецкого и Заруцкого подошло к Москве через несколько дней после пожара. Ополченцы вошли уже в горевший город. Им удалось овла­деть Белым городом. Поляки укрылись за стенами Китай-города и Кремля, которые не пострадали от пожара. Попытка взять штурмом мощ­ные городские укрепления была отбита осаждёнными.

    Провал ополчения

    Вскоре в ла­гере ополченцев начались раздоры, вспыхнула вражда между дворянами и казаками. Её умело раздували поляки и сторонники Семибоярщины. Предво­дитель движения Ляпунов был вызван на казачий круг, заподозрен и обвинён в измене и убит казаками. После этого потерявшие своего предводителя дво­ряне разъехались по домам. Ополчение как единая сила прекратило существование. Однако казачьи войска продолжали стоять под Мо­сквой и время от времени предпринимать попытки её штурма.

    Таким образом, Первое ополчение распалось, так и не освободив от поляков столицу. Положение в стране стало почти безнадёжным.

    На этой странице материал по темам:

    • 1612 минин и пожарский

    • Второе ополчение под руководством

    • Формирование первого ополчения рязань

    • Признаки движения первого народного ополчения

    • Начало смуты

    Вопросы к этой статье:

    • Из каких городов и куда направлялось Первое народное ополчение?

    wikiwhat.ru

    «Время подвига пришло!» Как создали Первое народное ополчение

    В 1611 году в Русском царстве было сформировано Первое народное ополчение под руководством Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого, пытавшееся освободить Москву от польской оккупации.

    Несмотря на то, что поляки захватили Москву и подмяли под себя боярское правительство, в Русском государстве ещё оставались самостоятельные силовые центры. Истекая кровью, все еще непоколебимо стоял Смоленск, приковав к себе лучшие полки польского короля Сигизмунда III. Отбился от бандформирований Нижний Новгород. Не хотел покориться врагу и Зарайск, где с февраля 1610 года на воеводстве сидел князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Крепость не раз отражала набеги крымских татар. Тяжело было под Зарайском и в годы польской интервенции. Желая удержать такой важный для обороны Москвы город, царь Василий Шуйский назначил Дмитрия Пожарского зарайским воеводой, послав ему в помощь небольшой отряд стрельцов. Когда тушинцы прислали в город грамоту с требованием присягнуть Лжедмитрию II, Пожарский отверг это требование. В ответ на это в Зарайске вспыхнул мятеж. Воевода с немногими людьми укрылся в кремле, где горожане хранили продовольствие и наиболее ценное имущество, и, закрыв ворота, «сел в осаду». Через несколько дней восставшие, видя твердость и решимость своего воеводы, сдались. На переговорах решили: «Кто царь в Москве, тому и служить».

    В соседней Рязани верховодил честолюбивый думный дворянин Прокопий Ляпунов, в прошлом он поддерживал Лжедмитрия I, сыграв большую роль в его возвышении. После убийства Лжедмитрия I Ляпунов не присягнул Василию Шуйскому и участвовал в восстании Болотникова. Затем поссорился с болотниковцами и перешёл на сторону царя Василия. Во время московской осады, когда столицу осаждали тушинцы, оказал большую помощь Москве подкреплениями и продовольствием. В это время Ляпунов отмечен царём за верность и усердие. Ляпунов по-прежнему не любил Василия Шуйского и защищал интересы князя Михаила Скопина-Шуйского, даже предложил ему стать царем. После его внезапной смерти воевода стал рассылать по городам грамоты, обвиняя в них царя Василия в умышленном отравлении Скопина и призывая все к восстанию против Шуйского. При поддержке его людей царя Василия Шуйского свергли.

    Первоначально Ляпунов положительно отнёсся к решению Боярской думы об избрании польского королевича Владислава на царствование, отправил своего сына Владимира с приветствием к гетману Жолкевскому. Однако вести о польском коварстве быстро расходились по России. Из поляков хитростью сумел сбежать келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын, разнося правду. А брат Прокопия Захар Ляпунов тайно пересылал брату известия о намерениях интервентов. Выяснилось и то, что даже покорность польскому королю не спасает от насилий. Города, впустившие поляков, терпели погромы и разорение. По стране стало распространяться письмо смоленских и брянских дворян — они в надежде сохранить свои имения первыми поступили на службу к королю, но поместья их были разграблены, близкие перебиты или угнаны в неволю. Попытки добиться справедливости при дворе или хотя бы выкупить родных из неволи ни к чему не привели. Люди, поехавшие в Польшу искать жен и детей, «потеряли там головы», а выкуп у них отняли. Прокопий Ляпунов направил ультиматум к боярскому правительству: пришлют ли, мол, обещанного «православного» Владислав на царство, или весь договор — ложь? Пригрозил в этом случае «биться на смерть с поляками и литовцами» и начал рассылать собственные воззвания.

    Кроме того, патриарх Гермоген, который первоначально был склонен к согласию на избрание русским царём Владислава, при условии принятия королевичем православной веры и соблюдения всех русских обычаев, также обнаружил, что «уступки» поляков — это ложь. Поняв замыслы врага и обнаружив угрозу государству и православной церкви, Гермоген, не поддаваясь на давление и угрозы бояр-предателей и поляков, освободил москвичей от присяги Владиславу, проклял его и короля и начал писать и делать воззвания к верным сынам России, призывая их постоять за православие и Отечество. «Вы видите, как ваше отечество расхищается, как ругаются над святыми иконами и храмами, как проливают кровь невинную… Бедствий, подобных нашим бедствиям, нигде не было, ни в каких книгах не найдёте вы подобного». Патриарх призывал: «Мужайтеся и вооружайтеся и совет между собой чините, как бы нам от всех врагов избыти. Время подвига пришло!»


    Патриарх Гермоген на монументе Тысячелетие России

    Эти воззвание нашли отклик в Русском царстве. В частности, позиция патриарха повлияла на Ляпунова. В это же время сторонники Лжедмитрия II, которого убили в декабре 1610 года, стали искать союзников. Ляпунов снесся с атаманом Заруцким, с «тушинским боярином» Трубецким и договорились действовать вместе. Таким образом, была создана коалиция двух сил — рязанского ополчения и бывших тушинцев. Кроме того, в январе 1611 года Прокопий Ляпунов обратился к Пожарскому, с предложением объединиться и изгнать из Москвы интервентов. Он призывал зарайского воеводу «со всею землею стать вместе, как один, и с иноземцами биться до смерти». Местом сбора рати предлагался рязанский город Шацк. Пожарский решил принять это предложение.

    Поляки, узнав об этом, решили подавить восстание в зародыше и бросили против Ляпунова большой отряд Сумбулова, который вместе с присоединившейся по пути бандой запорожских казаков атамана Наливайко обнаружил рязанского воеводу в Пронске и осадил этот слабо укрепленный город. Однако на помощь Ляпунову выступил Пожарский. Он быстро собрал свои силы и оставив небольшой отряд для обороны крепости, быстрым маршем пошёл к Пронску. Узнав о подходе к Ляпунову помощи из Зарайска и других городов, шляхтичи и казаки сняли осаду и бежали. Подоспевший отряд зарайского воеводы с коломенскими и рязанскими дружинами их уже не застал. Едва Пожарский успел возвратиться в Зарайск, как в ту же ночь запорожцы, надеясь на внезапность в малочисленность гарнизона города, ворвались в острог. Но князь Дмитрий сам повел из кремля в атаку своих стрельцов. В остроге разгорелся жестокий бой. По приказу воеводы была закрыты ворота города. Разбойных казаков беспощадно истребляли. Часть из них все же сумела прорваться из Зарайска, но в ходе преследования многих убили.


    Прокофий Ляпунов

    Иван Заруцкий. Позднейшие изображения

    Формирование ополчения

    Надо отметить, что в начале 1611 года чрезвычайно окрепла и расширилась патриотическая переписка между городами. Еще при организации князем Скопиным-Шуйским северного ополчения в 1608—1609 гг. русские города договаривались об общем сопротивлении врагу. В 1611 году число таких призывных грамот сильно возросло. Они во многих списках шли во все концы Русского государства. Специальные гонцы ездили от города к городу, из уезда в уезд, вызывали колоколом народ на общий сход, зачитывали письма и призывали всех подняться для изгнания иноземных захватчиков с Русской земли. На сходе же всем миром писали грамоты, призывая идти «на государевых изменников», на интервентов.

    Население городов и сел с воодушевлением откликалось на эти призывные грамоты. Многие уже испытали на себе действия со стороны интервентов или разного рода бандформирований (грабежи, массовые убийства, насилия). Росло национальное сознание широких народных масс. На сходах обсуждали вопросы об организации ополчения и самообороны. Люди целовали крест, они клялись дружно встать на борьбу за Родину, не служить польскому королю, биться насмерть с чужеземными захватчиками. На сборные пункты отправлялись ратники, туда же свозилось оружие, снаряжение и продукты питания.



    На призывы Ляпунова, патриарха Гермогена — откликнулись многие города. К рязанским дружинам присоединились ополченцы Нижнего Новгорода (в рядах которых, видимо, находился и Кузьма Минин), Ярославля, Владимира, Суздаля и Костромы. Сразу же откликнулись Тула и Калуга. Отозвалось много поволжских и сибирских городов. К Москве из этих городов шли пешие и конные отряды, чтобы принять участие в освобождении русской столицы.

    В Нижнем Новгороде и Балахне была составлена крестоцеловальная запись и организована присяга. В ней говорилось о целях земского ополчения, создававшегося для освобождения Москвы: «что нам за православную крестиянскую веру и за Московское государьство стояти и от Московского государьства не отстати». Согласно крестоцеловальной записи будущие ополченцы договаривались «стояти заодин» против польского короля Сигизмунда III и его русских сторонников. Для этого необходимо было сохранить мир среди тех, кто собирался в ополчении: «…и меж собя смутных слов никаких не вмещати, и дурна никакого не всчинати, скопом и заговором и никаким злым умышлением никому ни на кого не приходити, и никому никого меж собя не грабити, и не побивати, и лиха ни которого меж собя никому ни над кем ничем не чинити». Вопрос о будущем царе не предрешался: «А кого нам на Московское государьство и на все государьства Росийского царьствия государя Бог даст, и нам ему государю служити и прямити и добра хотети во всем вправду, по сему крестному целованью». С принятием крестоцеловальной записи не исключалась возможность призвания королевича Владислава. «А буде король не даст нам сына своего на Московское государьство и полских и литовских людей с Москвы и изо всех московских и из украинных городов не выведет, и из под Смоленска сам не отступит, и воинских людей не отведет: и нам битися до смерти»

    Второй частью ополчения стали казаки — бывшие тушинцы во главе с боярином Дмитрием Трубецким и донским атаманом Иваном Заруцким. Присоединился к рязанцам и тушинский стольник Просовецкий, отряд которого стоял к северу от Москвы. Многие командиры погибшего «тушинского царька» вошли в состав народного ополчения, так как смертью Лжедмитрия II не знали, кому служить, и теперь надеялись продолжать «вольную жизнь». Хотя много было и тех, кто сознательно хотел постоять «за землю и православную веру» и ненавидел поляков.

    Самоуверенный и властолюбивый Ляпунов считал, что сможет держать в своих руках союзников из числа бывших тушинцев. Поэтому он не только сговорился с атаманами, стоявшими под Калугой и Тулой, но и звал к себе казачьи подкрепления, всех окраинных, понизовых казаков, обещая жалованье и военное снаряжение. Благодаря таким призывам под Москвой собирались со всех сторон большие массы казаков. В результате они численно превысили провинциальное служилое дворянство, на которое опирался Ляпунов, что в итоге и привело к развалу Первого ополчения.

    Рязанский воевода не стал собирать отряды ополчения в единую армию на дальних подступах к Москве. Наступала весна, которая превращала наезженные зимние дороги в непролазную грязь. Поэтому в марте 1611 года по последнему зимнему пути ополченцы стали стягиваться со всех сторон к Москве. От Рязани шёл Ляпунов, осадивший Коломну, от Тулы — Заруцкий, от Суздаля — Просовецкий и Измайлов, от Мурома — Репнин.

    О начале похода на Москву рассказывает отписка из Ярославля в Казань. К ней была приложена «Роспись, кто из которого города пошел воевод с ратными людми», дающая представление о первоначальном составе Первого ополчения: «С Резани, с воеводою Прокофьем Петровичем Ляпуновым, Резанские городы и Сивера. Из Мурома, с околничим со князем Васильем Федоровичем Масалским, муромцы с околними городы. Из Нижнего, с воеводою со князем Олександром Ондреевичем Репниным, Понизовые люди. Из Суздаля, да из Володимеря, с воеводою с Ортемьем Измайловым, да с Ондреем Просовецким, околние городы, да казаки волские и черкасы, которые подо Псковом были. С Вологды и из Поморских городов, с воеводою Федором Нащекиным. С Романова, с мурзы и с татары и с рускими людми, воевода князь Василий Романович Пронской да князь Федор Козловской. С Галицкими людми воевода Петр Иванович Мансуров. С Костромскими людми воевода князь Федор Иванович Волконской».

    Князь Пожарский во главе своего отряда выступил из Зарайска в начале марта. Подойдя к столице, его ратники небольшими группами и поодиночке проникли в московские слободы. То же самое сделали воины из других отрядов, первыми подошедших к окраинам русской столицы.

    Падение Новгорода. «Псковский вор»

    Поддержали ополчение и Новгород с Псковом, но у них своих проблем хватало. Им приходилось бороться со шведским вторжением, поляками и бандформированиями. Новгородцы в январе 1611 года отбили у шведов Ладогу. Упорные бои шли под Орешком. Шведы бомбардировали, атаковали его, но взять все же не смогли и отступили. К весне положение ухудшилось. Шведы Делагарди осаждали Корелу. В отсутствие регулярных войск, для защиты Корелы было собрано ополчение из местного населения. На защиту крепости встали 2000 ополченцев и 500 стрельцов под командованием воевод И. М. Пушкина, А. Безобразова, В. Абрамова и епископа Сильвестра. С сентября 1610 года по март 1611 года продолжалась героическая оборона крепости. Она завершилась полным истощением сил защитников (в гарнизоне осталось всего около 100 человек) и сдачей Корелы. Воевода Пушкин вступил в переговоры и выговорил почетные условия сдачи, остаткам бойцов и горожан позволили уйти со всем имуществом.

    В 1611 году, пользуясь тем, что Москва ничем не могла помочь Новгороду, шведы перешли в новое наступление. Шведы подступили к Новгороду. В самом Новгороде шли смуты: одни стояли за союз со шведами, другие против. Воевода Бутурлин до последнего надеялся договориться с Делагарди и не укреплял город. Тем временем Делагарди решил силой взять Новгород, чтобы положить конец продолжительным и бесплодным переговорам и колебаниям. 8 июля 1611 он повел войска на приступ, но новгородцы отбили нападение после жестокого боя. Однако нашелся изменник и в ночью с 16-го на 17 июля он провел шведов в Новгород. Шведы, сломив слабое сопротивление горожан, заняли Новгород. Бутурлин вывел свои войскам из города, не оказав сопротивления. Поэтому многие обвиняли его в предательстве.

    25 июля 1611 года между Новгородом и шведским королём был подписан договор, согласно которому шведский король объявлялся покровителем России, а один из его сыновей (королевич Карл Филипп) становился московским царём и Новгородским великим князем. Таким образом, Новгородская земля стала формально независимым Новгородским государством, находящимся под шведским протекторатом, хоть на деле это Новгородчина была оккупирована шведами. Во главе Новгорода находились с русской стороны Иван Никитич Большой Одоевский, со шведской — Якоб Делагарди.

    На Псковщину в это время из Ливонии вторглось войско гетмана Ходкевича. Осадило Печорский монастырь, простояв шесть недель в марте-апреле. Отряды поляков разошлись, разоряя окрестности. После семи приступов Ходкевич отошел, чтобы везти припасы польскому гарнизону в Москве. Но только что из Псковской земли ушло войско Ходкевича, как туда пришла банда Лисовского и стала опустошать в конец и без того уже разоренные окрестности Пскова и Изборска.

    Вдобавок объявился новый «вор», Лжедмитрий III, расстрига Матюшка (Сидорка) Веревкин. 11 марта 1611 года в Новгороде на рынке самозванец попытался объявить себя «чудом спасшимся царем Дмитрием». Однако был опознан и с позором изгнан из города. Оттуда новый «Дмитрий» с казаками бежал в Ивангород и там 23 марта 1611 года вновь объявил себя государем. Самозванец рассказывал горожанам, что он не был убит в Калуге, а «чудесно спасся» от смерти. Ивангородцы в это время изнемогали в неравной борьбе со шведами, которые несколько месяцев крепость и были рады любой помощи. Казачий гарнизон провозгласил самозванца «царем». Со всех сторон, главным образом из Пскова, стекались к самозванцу казаки. Под власть ивангородского «вора» перешли также Ям, Копорье и Гдов. Первая попытка подчинить Псков у самозванца провалилась. Его войска отступили при приближении шведского отряда под началом генерала Эверта Горна. Однако постепенно его положение, на фоне окружающего развала, укрепилось. «Царя» признал Псков, с ним вели переговоры шведы и вожди Первого ополчения. Горн решил переманить Лжедмитрия на шведскую сторону, предложив ему стать наместником на Псковской земле, но отказаться от притязаний на русский трон в пользу шведского принца. Играя в «законного царя», Лжедмитрий III отверг это предложение.

    Псков оказался для шведов неприступной крепостью, все попытки штурмов в сентябре-октябре 1611 года были отбиты. Однако Псков был в критическом положении. Псковской областью правил дьяк Луговский с посадскими, воевод не было. Пскову угрожали поляки, шведы и русские бандформирования, которые под именем «казаков» разоряли окрестные земли и хотели поставить в цари нового «Дмитрия». В апреле псковичи послали просить помощи и совета в Москву. Челобитчики возвратились в июле с грамотами, содержание которых точно неизвестно. Но было очевидно, что Москва не могла помочь отдаленной окраине, так как сама нуждалась в помощи.

    Не видя для себя ниоткуда помощи, псковичи, земля которых опустошалась и шведами, и поляками, призвали Лжедмитрия III к себе. 4 декабря 1611 года самозванец въехал в Псков, где был «оглашен» царём. Казаки «царька» начали совершать набеги из Пскова и Гдова на Дерпт и в шведскую Ливонию. Дело дошло до того, что вожди Первого ополчения послали в Псков своих представителей — Казарина Бегичева и Нехорошку Лопухина, которые при большом стечении псковичей заявили, что перед ними «истинной государь наш». При этом Плещеев, лично знавший Лжедмитрия II, вновь публично признал в новом самозванце «царя Дмитрия Ивановича». 2 марта 1612 года правительство Первого ополчения присягнуло Лжедмитрию III. Присягу самозванцу принесли южные и северские города. Новый самозванец готовился к походу на Москву.

    Однако его погубили низменные пристрастия. Добравшись до власти, «псковский вор» начал распутную жизнь, совершал насилия над горожанами и обложил население тяжёлыми поборами. В Пскове возник заговор против самозванца. Московские казаки, разочаровавшись в «царе», ушли из Пскова. Заговорщики арестовали «вора». Его посадили в клетку и выставили на всеобщее обозрение. В июле 1612 года его повезли в Москву, по дороге на обоз напал отряд поляков под началом Лисовского. Псковичи убили «вора» и бежали. По другой версии, Лжедмитрия III всё-таки доставили в Москву и там казнили.

    Продолжение следует…

    topwar.ru

    Первое ополчение Ляпунова

    Польская оккупация

    После сведения Василия Шуйского с престола в Москве установилась семибоярщина – боярское правление. Представляется возможным установить имена «седмочисленных бояр»: князь Ф.И.Мстилавский, князь И.М.Воротынский, князь А.В.Трубецкой, князь В.В.Голицын (впоследствии, заменен братом Андреем), И.Н.Романов, князь Б.М.Лыков.

    Пока в Москве происходили бурные события низложения Шуйского, Лжедмитрий II мобилизовав в Калуге значительную армию подступал к Москве, а с востока на столицу двигалась армия коронного гетмана Станислава Жолкевского, намеревавшегося, согласно договору тушинских бояр с Сигизмундом III посадить на престол в Москве королевича Владислава. В этой кризисной ситуации в Москве усилилась пропольская партия. Наконец, бояре и собор «московских людей» «не переславшись с городами» 17 августа 1610 г. заключили договор с С.Жолкевским о призвании на престол королевича Владислава. Бояре надеялись при помощи королевских войск навести порядок в стране, однако их решение вызвало негодование в провинции. Многие города, узнав о призвании королевича начали «прямить» Лжедмитрию II, обнаружили колебание и москвичи. Жолкевский проявил недюжинные дипломатические способности: обещая боярам многие милости Сигизмунда III и соблюдение всех условий договора и одновременно стращая Думу нашествием самозванца он сумел добиться того, что наиболее активная часть боярства была удалена из столицы – кн. В.В.Голицын, Филарет Романов, кн. Д.И.Мезецкий и другие отправились послами к королю под Смоленск, – а польский гарнизон был впущен в Кремль, якобы для защиты города. Вступление поляков в Москву завершило недолгое правление семибоярщины. В государстве установилось управление польской администрации, в состав которой вошло значительное число русских приверженцев короля.

    Сигизмунд III не собирался соблюдать условия русско-польского договора. Вопреки требованию русских послов он не снял осады Смоленска и отказывался отпускать сына в Москву. Король намеревался сам занять московский престол и создать русско-польскую унию. В Москве от имени короля правил наместник Александр-Корвин Гонсевский, который вел широкую раздачу земель сторонникам призвания Сигизмунда III на русский трон. Поляки грабили государственную казну и утесняли москвичей.

    Тем временем, в калужском лагере 11 декабря 1610 г. был убит Лжедмитрий II. Смерть Лжедмитрия II имела огромное значение в дальнейших событиях Смуты. Движение, направленное против поляков и русских изменников смогло освободиться от авантюристического элемента, связанного с личностью самозванного претендента. Теперь основным лозунгом противников польского владычества стало изгнание иноземцев из Москвы и созыв Земского собора для выборов нового царя. Вместе с тем, анархические элементы потеряли свою главную опору; лишившись идеи поддержки «законного царя», они превратились в обыкновенных разбойников. Сын Марины Мнишек и Лжедмитрия II Иван, получивший в Москве прозвище «Воренка» был слишком мал, чтобы стать вождем движения.

    В городах стало формироваться Первое ополчение. Его возглавил рязанский дворянин Прокофий Петрович Ляпунов, бывший одним из руководителей болотниковского движения. Своей целью ополчение ставило избавление Московского государства от поляков. Действия Первого ополчения поддерживал патриарх Гермоген, рассылавший по городам грамоты с призывом подниматься против иноземцев. Состав ополчения был неоднороден. Значительную часть войска, наряду с дворянскими полками составляли казаки, находившиеся под командованием тушинских бояр: князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого и атамана Ивана Мартыновича Заруцкого.

    Пожар Москвы

    Патриотическая деятельность патриарха Гермогена вызывала опасения и злобу у поляков и их русских приспешников. Боярин М.Г.Салтыков пришел требовать от патриарха, чтобы тот остановил движение ополчения к Москве. Владыка твердо стоял за то, чтобы не покоряться королю, а королевича принять только в случае принятия им христианства. Салтыков начал грозить Гермогену и выхватил нож, на это патриарх проклял его. Вскоре, патриарха Гермогена заключили в тюрьму. Были взяты под арест и некоторые из членов Семибоярщины – князь И.М.Воротынский и А.В.Голицын.

    17 марта в Вербное воскресенье патриарха освободили из-под стражи для торжественного шествия на осляти. Но никто из горожан не принял участия в процессии – все были напуганы слухами, что поляки начнут убивать христиан. Тем временем, поляки ожидали подхода Первого ополчения и спешно укрепляли город. Во вторник Страстной недели, 19 марта поляки начали втаскивать дополнительные пушки на стены Кремля и Китай-города, и понуждать тащить пушки городских извозчиков. Те отказались, и завязался горячий спор. Отряд немецких наемников, думая, что началось восстание, бросился на безоружных москвичей, схватились за оружие и поляки. В Китай городе началась страшная резня во время которой погибло до 7000 человек.

    В Белом городе москвичи имели возможность собраться и оказать сопротивление. К этому времени в город проникли передовые отряды Первого ополчения во главе с воеводами князем Дмитрием Михайловичем Пожарским, Иваном Матвеевичем Бутурлиным, Иван Александровичем Колтовским. Князь Пожарский отбил поляков на Сретенке и поставил укрепленный острожек у церкви Введения на Лубянке. Бутурлин укрепился у Яузских ворот, Колтовский – в Замоскворечье. поляки, загнанные в Китай-городе, запалили Белый город и Замоскворечье. С другой стороны, они возобновили атаки на острожек Пожарского, который оборонялся, пока не был тяжело ранен и среди боя его едва смогли вывезти.

    Белый и Земляной города были выжжены и люди побежали из города. «В тот день мороз был великий, они же шли не прямой дорогой, а так, что с Москвы до самой Яузы не видно было снега, все люди шли», – сообщает «Новый летописец». Вскоре после пожара Москвы к городу стали подтягиваться воеводы Первого ополчения, а 1 апреля подошли основные силы. Воеводы плотно взяли в кольцо Белый город. П.П.Ляпунов встал напротив Яузских ворот, князь Д.Т.Трубецкой и И.М.Заруцкий – у Воронцова поля, князь Ф.И.Волконский, И.И.Волынский, П.Мансуров, князь Ф.Козловский с ярославцами, костромичами и романовцами – у Покровских ворот, А.В.Измайлов – у Сретенских ворот, князь В.Ф.Мосальский – у Тверских ворот. Однако, среди воевод не было единства – «была у них под Москвой между собой рознь великая, и дело ратное не спорилось. И начали всей ратью говорить, чтоб выбрать одних начальников, кому ими владеть, а им бы их одних и слушать». Наконец, всей ратью выбрали в начальники ополчения П.П.Ляпунова, Д.Т.Трубецкого и И.М.Заруцкого. Вскоре, воеводы отбили большую часть Белого города – в руках поляков остались только пять ворот. Ежедневно шли бои и вскоре поляки стали ощущать недостаток в припасах – «рыцарству на Москве теснота великая, сидят в Китае и в Кремле в осаде, ворота все отняты, пить, есть нечево», – писали они в Смоленск.

    В ночь с 21 на 22 мая русские пошли на штурм Китай-города, затем захватили ворота Белого города, ранее удерживавшиеся поляками. Вскоре поляки и немцы, сидевшие в Новодевичьем монастыре, были принуждены к сдаче.

    Тем временем, среди начальников Первого ополчения разгоралась вражда. Заруцкий опирался на казаков, которых не любили и побаивались служилые люди, бывшие главной опорой Ляпунова. Своевольство и грабежи казаков вызывали недовольство дворян. Открытый конфликт начался с того, что воевода Матвей Плещеев схватил 28 казаков и приказал их утопить. Другие казаки выручили своих, привели в стан ополчения, созвали круг и стали «шуметь», намереваясь убить Ляпунова. Тот собрался бежать в Рязань, но поддался на уговоры и остановился в острожке у Никитиских ворот. На следующий день казаки вызвали Ляпунова в круг, кричали на него, показывая грамоту, якобы за его подписью с призывом убивать казаков, и, наконец, зарубили саблями.

    После смерти Ляпунова дворяне стали уходить из подмосковного лагеря ополчения, опасаясь утеснений и убийства от казаков. Первое ополчение распалось.

    После смерти П.П.Ляпунова знаменем освободительного движения стал патриарх Гермоген. По мнению И.Е.Забелина толчок к организации Второго – нижегородского ополчения – дала грамота патриарха Гермогена, полученная в Нижнем 25 августа 1611 г. Патриарх, заточенный в Чудовом монастыре через «безстрашных людей» свияжского сына боярского Родиона Моисеева и Романа Пахомова, продолжал рассылать по городам грамоты с призывом, чтобы «стояли крепко в вере, а бояром бы говорили и атаманье бесстрашно, чтоб отнюдь на царство проклятого Маринкина паньина сына не благословляю». Гермоген призывал писать и в другие города боярам и земским людям, «чтобы уняли грабеж, корчму, блядню, имели бы чистоту душевную и братство и промышляли б, как реклись души свои положити за Пречистыя дом и за чудотворцев и за веру».

    Первое земское ополчение.

    Польская оккупация Москвы затягивалась, Владислав непринимал православия и не ехал в Россию, правление поляков и польских клевретов в Москве возбуждало все большее неудовольствие, ноего терпели как меньшее зло, ибо присутствие польского гарнизона в столице делало ее недоступной для Тушинского (теперь Калужского) вора. Но в декабре 1610 г. Вор был убит в Калуге, и это событие послужило поворотным пунктом в итории Смуты. Теперь у служилых людей, и у «земских» людей вообще и у тех казаков, у которых жило национальное сознание и религиозное чувство, оставался один враг, тот, который занимал русскую столицу иноземными войсками и угрожал национальному русскому государству и православной русской вере.

    Во главе национально-религиозной оппозиции в это время становится патриарх Гермоген. Он твердо заявляет, что если королевич не примет православия, а «литовские люди» не уйдут из Русской земли, то Владислав нам не государь. Когда его словесные доводы иувещания не оказали действия на поведение противной стороны, Гермоген стал обращаться к русским людям с прямыми призывами к восстанию на защиту церкви и отечества. Впоследствии, когда патриарх был подвергнут заключению, его дело продолжали монастыри, Троице-сергиев и Кирилло-Белозерский, рассылавшие по городам свои грамоты с призывами к соединению и «великому стоянию» против врагов за святую православную веру и за свое отечество.

    mirznanii.com

    Первое народное ополчение — byzantine_way

    Многие знают, что Москву освободило ополчение возглавляемое Мининым и Пожарским. Но не все знают, что ополчение Минина и Пожарского было Вторым. История Первого ополчения очень показательно и дает значительную пищу для размышления к чему пожет привести отсутствие согласия.

    Объявив себя в июне 1607 года новым претендентом на российский престол, Лжедмитрий II к июню 1608 года сильно упрочил своё положение и подошёл к Москве. После безуспешной попытки взять Москву, он был вынужден остановиться в селе Тушино, в двенадцати километрах от Москвы. В этот период многие города России признали Лжедмитрия II, только Троице-Сергиев монастырь, города Коломна, Смоленск, Переяславль-Рязанский, Нижний Новгород и ряд сибирских городов остались верными царю Шуйскому.

    Столь бедственное положение России вынудило царя Василия Шуйского прибегнуть к помощи шведов. Карл IX послал в Россию в апреле 1609 года передовой отряд под руководством Якоба Делагарди. Русские войска под предводительством родственника царя, популярного в правительстве Шуйского талантливого воеводы князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского совместно со шведами изгнали поляков из Пскова и других городов и в октябре 1609 года подошли к Москве. Освободив Александровскую слободу, Скопин-Шуйский вынудил помогавшего Лжедмитрию II гетмана Сапегу снять осаду Троице-Сергиевого монастыря.

    На изображении: Скопин-Шуйский

    Восприняв альянс русских со шведами как угрозу для Польши, король Сигизмунд III перешёл к открытым действиям против Московского государства. В середине сентября 1609 года передовой корпус под руководством Льва Сапеги пересёк русскую границу, направляясь к Смоленску. Вскоре к городу подошёл и сам король Сигизмунд, приглашая к себе на службу всех поляков и всех желающих из лагеря Лжедмитрия II. Жители Смоленска отказались сдаться и оказались в осаде. Многие отряды, служившие Самозванцу, покинули его, и Лжедмитрий II вынужден был бежать в январе 1610 года из Тушина в Калугу, где он и был убит впоследствии в декабре 1610 года.

    Весной 1610 года посланные польским королём гетманы Жолкевский и Сапега окружили Москву. Скопин-Шуйский внезапно скончался в апреле 1610 года. Шведы же перед этим бросили русские войска и, ограбив Ладогу, ушли в Швецию. Гетманы тайно послали московским боярам письмо, в котором написали, что они пришли с намерением остановить напрасное кровопролитие. И предложили боярам вместо царя Шуйского избрать на русский престол сына Сигизмунда III, королевича Владислава, который, по их словам, охотно примет и православную веру. Такую же грамоту прислал боярам и король Сигизмунд III. Большинство московских бояр и часть москвичей поколебались в преданности царю Шуйскому, и в июле 1610 года он был низложен, насильственно пострижен в монахи и отправлен в Чудов монастырь. В сентябре 1610 года москвичи пустили в столицу войско гетмана Жолкевского, который, установив в Москве свою власть в лице Семибоярщины, завладел московской казной и царскими сокровищами.

    На изображении: Представление пленного царя Василия Шуйского Сенату и Сигизмунду III в Варшаве 1611

    В начале января 1611 года нижегородцы получили грамоту от патриарха Гермогена: «Вы видите, — писал он, — как ваше отечество расхищается, как ругаются над святыми иконами и храмами, как проливают кровь невинную… Бедствий, подобных нашим бедствиям, нигде не было, ни в каких книгах не найдёте вы подобного». Жители Москвы также писали нижегородцам: «Гибнет Москва, а Москва есть основание России; не забудьте, что пока крепок корень, то и дерево крепко… Пощадите нас, бедных душами и телами, к концу погибели пришедших, станьте с нами заодно против врагов креста Христова».

    Кроме Нижнего Новгорода, воззвания патриарха и москвичей достигли и других городов. Горячо откликнулись рязанцы. Рязанский воевода Прокопий Ляпунов первым из будущих вождей народного ополчения начал собирать в Рязани патриотов русской земли для похода и освобождения Москвы от интервентов и уже от себя рассылал грамоты, призывая к борьбе против поляков.

    Поляки, узнав об этом, призвали на помощь для разорения рязанских городов малороссийских казаков, которые заняли ряд городов, в том числе Пронск. Ляпунов отбил у них город, но и сам попал в осаду. На помощь Ляпунову пришёл зарайский воевода князь Д. М. Пожарский. Освободив Ляпунова, Пожарский вернулся в Зарайск. Но казаки, ушедшие из под Пронска, захватили ночью зарайские укрепления (острог) вокруг кремля, где находился Пожарский. Пожарскому удалось выбить их оттуда, уцелевшие бежали.

    На изображении: Князь Трубецкой

    Бо́льшая часть сторонников Лжедмитрия II с гибелью последнего откликнулась на призыв Ляпунова, так как тоже не хотела власти поляков в России. В их числе были князь Д. Т. Трубецкой, Масальский, князья Пронский и Козловский, Мансуров, Нащокин, Волконский, Волынский, Измайлов, Вельяминов. Перешла на сторону ополченцев и казацкая вольница во главе с атаманами Заруцким и Просовецким.

    В январе 1611 года нижегородцы, утвердившись крестным целованием (клятвой) с балахонцами (жителями города Балахны), разослали призывные грамоты в города Рязань, Кострому, Вологду, Галич и другие, прося прислать в Нижний Новгород ратников, чтобы «стати за…веру и за Московское государство заодин». Воззвания нижегородцев имели успех. Откликнулось много поволжских и сибирских городов.

    Рязанский воевода Прокопий Ляпунов, в свою очередь, направил в Нижний Новгород своих представителей для согласования сроков похода на Москву и просил нижегородцев взять с собой побольше боевых припасов, в частности пороха и свинца.

    Передовой отряд нижегородцев выступил из Нижнего Новгорода 8 февраля, а главные силы под командованием воеводы, князя Репнина, 17 февраля. Во Владимире передовой отряд нижегородцев соединился с казацким отрядом Просовецкого. Репнин, соединившись в дороге с Масальским и Измайловым, догнал передовой отряд и все они вместе в середине марта 1611 года достигли Москвы, где встретились с войсками Ляпунова и других воевод. В числе сподвижников Ляпунова прибыл со своим отрядом и зарайский воевода, князь Пожарский.

    Ожидая подхода сил ополчения, во вторник 19 марта на Страстной неделе, поляки начали укреплять Китай-город, принуждая извозчиков перевозить пушки, что вызвало недовольство, принятое находившимся в Кремле отрядом немцев, перешедших в Клушинской битве на сторону поляков, за начало восстания. Выйдя из Кремля, 8-тысячный отряд ринулся на толпу и начал избивать москвичей. Затем к побоищу присоединились и поляки. В Китай-городе погибло до 7 тысяч человек. Также поляками был убит находившийся под стражей князь Андрей Васильевич Голицын.

    На изображении: Дмитрий Пожарский на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

    Среди москвичей оказались проникшие в город передовые отряды ополчения, возглавляемые князем Пожарским, Бутурлиным и Колтовским. Отряд Пожарского встретил врагов на Сретенке, отразил их и прогнал в Китай-город. Отряд Бутурлина сражался в Яузских воротах, отряд Колтовского — на Замоскворечье. Не видя другого средства одержать победу над неприятелем, польские войска вынуждены были поджечь город. Назначены были специальные роты, которые поджигали город со всех сторон. Большая часть домов была предана огню. Многие церкви и монастыри были разграблены и разрушены.

    На следующий день, в среду, поляки опять напали на Пожарского, устроившего опорный пункт около своего подворья на Лубянке. Пожарский был тяжело ранен, его отвезли в Троицкий монастырь. Попытка поляков занять Замоскворечье не удалась, и они укрепились в Китай-городе и Кремле.

    Подошедшие в пятницу ополченцы увидели горящий город и поспешили на помощь москвичам. Ляпунов послал Просовецкого с несколькими тысячами воинов в поддержку. Навстречу им Александр Гонсевский выслал отряды Сборовского и Струся. В стычке полегло около 200 казаков Просовецкого, после чего он перешёл в оборону («засел в гуляй-городах»). Поляки не рискнули нападать и вернулись в Москву.

    К понедельнику подошли отряды Ляпунова, Заруцкого и других. Ополчение в 100 тысяч человек укрепилось у Симонова монастыря.

    На образование: Земский Собор

    Остановившись под Москвой народное ополчение не стало начинать активных боевых действий против оказавшихся в осаде поляков, а занялось восстановлением структур власти. На основе штаба армии был основан Земский собор, состоявший из «вассальных татарских ханов (царевичей), бояр и окольничих, дворцовых чиновников, дьяков, князей и мурз (татарских князей), дворян и боярских детей, казацких атаманов, делегатов от рядовых казаков и всех служилых людей.

    В ополчении тотчас обозначился антагонизм между казаками и дворянами: первые стремились к сохранению своей вольности, вторые — к укреплению крепостнических порядков и государственной дисциплины. Это осложнялось личным соперничеством между двумя яркими фигурами во главе ополчения — Иваном Заруцким и Прокофием Ляпуновым. Этим умело воспользовались поляки. Они отправили казачеству сфабрикованные грамоты, где было написано, якобы Ляпунов пытается уничтожить казачество. Ляпунов был вызван в казачий круг и там зарублен 22 июня 1611 г. После этого большинство дворян покинуло лагерь; казаки под командованием Заруцкого и князя Трубецкого оставались вплоть до подхода Второго ополчения князя Пожарского.

    byzantine-way.livejournal.com

    Проблематика народных ополчений

    Первое
    ополчение

    Первое
    народное ополчение, это ополчение под руководством Прокопия Ляпунова, Ивана
    Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого, пытавшееся в 1611 году положить конец интервенции
    поляков в Москве. В начале января 1611 года нижегородцы получили грамоту от
    патриарха Гермогена: «Вы видите, — писал он, — как ваше отечество расхищается,
    как ругаются над святыми иконами и храмами, как проливают кровь невинную…
    Бедствий, подобных нашим бедствиям, нигде не было, ни в каких книгах не найдёте
    вы подобного»[2].
    Жители Москвы также писали нижегородцам: «Гибнет Москва, а Москва есть
    основание России; не забудьте, что пока крепок корень, то и дерево крепко… Пощадите
    нас, бедных душами и телами, к концу погибели пришедших, станьте с нами заодно
    против врагов креста Христова»[3].
    Кроме Нижнего Новгорода, воззвания патриарха и москвичей достигли и других
    городов. Горячо откликнулись Рязанцы. Рязанский воевода Прокопий Ляпунов первым
    из будущих вождей народного ополчения начал собирать в Рязани патриотов русской
    земли для похода и освобождения Москвы от интервентов и уже от себя рассылал
    грамоты, призывая к борьбе против поляков.

    В Москве присягают сыну польского
    короля Владиславу, но в других городах не следуют примеру «семибоярщины». На
    борьбу с захватчиками поднимается русский народ. В Рязанской земле формируется
    первое ополчение во главе с дворянином Прокопием Ляпуновым для изгнания поляков
    из Москвы. В него входят дворяне, посадские люди, казаки. В конце марта 1611 г.
    первое ополчение осадило Москву. Во вторник 19 марта 1611 г., в Москве, в
    Китай-городе, начался бой. Из Китай-города поляки бросились к слободам, но в
    Белом городе были задержаны народом. На помощь москвичам подоспели передовые
    отряды земского ополчения с князем Дмитрием Пожарским, и поляки были отброшены
    назад, заперлись в Кремле и Китай-городе и постарались сжечь Москву и
    Замоскворечье. Москва сгорела почти вся. Несколько дней еще продолжались
    вылазки поляков и стычки их с народом. Наконец, на второй день Пасхи, в
    благовещенье, подошло к Москве стотысячное русское войско и к апрелю обложила
    Кремль и Китай-город. Поляки засели в осаду, а вместе с ними и московское
    боярство, служившее Сигизмунду и смотревшее на ополчение всей земли как на
    мятежное скопище. Припасов у осажденных было мало, гарнизон польский был
    невелик, всего около 3000 человек. Положение гарнизона, таким образом, было
    очень серьезно, но Сигизмунд не думал помочь Москве, его сил не хватило и на
    взятие Смоленска.

    Ополчение, стоявшее под Москвой по справедливости можно
    назвать политическим союзом социальных врагов: в нем соединилась земщина с
    казачеством, общество — с врагом общественного порядка. Можно было предвидеть,
    что в этом ополчении должна проявиться рознь, должно произойти междоусобие.
    Можно, пожалуй, предсказать даже его гибель и разложение, если сообразить, что
    во время долгой осады, было, много времени и поводов для столкновения двух
    миров — земского и казачьего. Ополчение действительно и погибло. В июне 1611 г.
    ополчение обратилось к своим вождям, прося общим советом подумать о прекращении
    беспорядков и злоупотреблений, какие совершались в войске. Об этих беспорядках
    летописец роняет лишь несколько слов: он говорит, что в войске одни попрекали
    других прошлой службой тушинскому Вору или ополяченной Москве, людей ратных жаловали
    не по достоянию, а лицеприятно, не знали, наконец, что делать и как обращаться
    с теми холопами, которые убежали от своих господ и теперь служили в войске
    казаками, уже как вольные люди. Сначала этих беглых людей воеводы ополчения
    призывали под свои знамена, обещая считать их вольными казаками. Но служилый элемент
    в ополчении не мог относиться сочувственно к такой мере: она создавала очень
    неприятный для служилого люда порядок в будущем, им могли воспользоваться и
    другие холопы и убегать от господ в надежде, потом вернуться на Русь
    свободными.

    Поэтому положение беглых в ополчении составляло очень важный
    вопрос. И вот, по просьбе ополчения, Ляпунов и другие воеводы согласились
    созвать собор всей рати, чтобы обдумать и решить все заботившее их. Ляпунов
    высказался за возврат беглых крестьян, за то, чтобы казаки не имели права
    занимать прибыльные должности. Познакомясь с данными о первом подмосковном
    ополчении, мы можем теперь сказать, что, сойдясь под Москву, земские и казачьи
    дружины не могли ужиться мирно между собой по разности стремлений и вкусов.
    Постоянная их рознь привела к необходимости уяснить точнее их взаимные
    отношения, и уяснились они в пользу служилых людей. Но преобладание служилых
    людей было недолго и непрочно. Приговор, давший перевес служилым людям и Ляпунову,
    был не люб казакам и их вождям Заруцкому и Трубецкому, и с той поры начали над
    Прокофьем думать, как бы его убить, говорит летописец, и, действительно, через
    месяц Ляпунов был убит. Потеряв предводителя, служилые люди утратили и силу. Не
    нашлось человека, который мог бы заменить Ляпунова; делами стали заправлять
    казачьи вожди, казачество подняло голову, и теснимое им дворянство стало брести
    розно, разъезжаться по домам. Ополчение разлагалось, и государственный порядок
    потерпел в нем новое поражение. Но казачьи остатки первого ополчения продолжали
    стоять под Москвой, и в 1611, и в 1612 г. Сигизмунд не шел на помощь
    московскому гарнизону, а своими силами московский гарнизон не мог прогнать
    осаждавших.

    Осада Москвы, таким образом, продолжалась, но смерть Ляпунова была
    большим горем для русских людей, они теряли веру в успех ополчения. 3 июня 1611
    г. королю Сигизмунду удалось, наконец, взять Смоленск приступом. В городе было
    в начале осады, как говорят, до 80000 жителей, большие запасы и прекрасные
    укрепления. Когда Смоленск был взят, в нем не осталось и 8000 человек, они
    терпели голод и болезни и не могли отбить врага, потому что укрепления были
    разбиты и разрушены. Воевода смоленский Шеин, один из самых светлых русских
    деятелей того времени, подвергся пытке: хотели узнать, для чего он не сдавал города
    и какими средствами мог так долго держаться. 16 июля 1611 г. шведы обманом
    взяли Новгород; митрополит Исидор и воевода князь Одоевский во главе
    новгородцев заключили со шведами договор, по которому Новгород представлялся
    особым государством, выбирал себе в цари одного из сыновей шведского короля и,
    сохраняя свое государственное устройство, навсегда соединял себя со шведской
    династией, если бы даже Московское государство и выбрало себе другого царя не
    из шведского дома. Такой договор, очевидно, был продиктован
    победителями-шведами: в нем даже не было требований, чтобы новгородский
    государь был православным. В Пскове в то же время появился самозванец Сидорка,
    которого зовут иногда третьим Лжедмитрием. Еще при Шуйском начались в Пскове
    внутренние усобицы, борьба лучших и меньших людей, высших и низших классов. Эта
    борьба как-то совсем оторвала Псков от государства и создала в нем свою особую
    историю смуты. Неурядицы внутренние дали возможность полякам и казачеству
    разорять безнаказанно псковскую землю и дали в ней силу третьему самозванцу.

    Итак, во второй половине 1611 г., с взятием Смоленска и Новгорода, с усилением самозванщины в Пскове, вся западная часть Московского государства попала в руки
    его врагов. Сама Москва оставалась в их власти, а ополчение, собранное для ее
    освобождения, распадалось, побежденное не врагами, а внутренней рознью. Земская
    власть, создавшаяся в этом ополчении и сильная по своему существу лишь
    настолько, насколько ей верила земля, теперь, со смертью Ляпунова, теряла для
    земли всякое значение. Русские люди оставались без руководителей против сильных
    торжествовавших врагов государства и общества. Время настало настолько
    критическое, что, казалось, Русское государство переживало последние дни. Опаснее
    всех других был и, конечно, поляки, но они же своей оплошностью и помогли
    оправиться русским людям. После взятия Смоленска король Сигизмунд отправился в
    Польшу на сейм торжествовать свои победы вместо того, чтобы идти на помощь
    польскому гарнизону в Москве. К Москве он послал только слабый отряд конницы с
    гетманом Ходкевичем. В октябре 1611 г. Ходкевич был отбит подмосковными
    казаками и ушел от Москвы. Если не считать этой незначительной рекогносцировки
    под Москву, то можно сказать, что внешние враги Московского государства, нанеся
    ему взятием Смоленска и Новгорода сильнейшие удары, затем совершенно
    бездействовали, отчего и потеряли все плоды победы.

    Таким
    образом, первое ополчение можно назвать провалившимся с позором. Потому что, не
    поляки победили ополчение, собранное для освобождения, а внутренней рознью. Не
    будь такого внутреннего положения, исходы первого ополчения могли быть совсем
    другими, и может, не пришлось бы собирать второе ополчение. Но это уже совсем другая история.

    Второе ополчение

    Инициатива
    организации Второго народного ополчения исходила от ремесленно-торговых людей
    Нижнего Новгорода, важного хозяйственного и административного центра на Средней
    Волге. В Нижегородском уезде проживало в то время около 150 тыс. человек
    мужского пола, имелось до 30 тысяч дворов в 600 селениях. В самом Нижнем
    имелось порядка 3,5 тысяч жителей мужского пола, из них около 2,0-2,5 тысяч
    посадских людей. Пожарский прибыл в Нижний Новгород 28 октября 1611 года и
    сразу же вместе с Мининым начал организацию ополчения. В нижегородском
    гарнизоне всех воинов было порядка 750 человек. Тогда пригласили из Арзамаса
    служилых людей, которые были изгнаны из Смоленска после занятия его поляками. В
    похожей ситуации оказались вязьмичи, которые, тоже в состав ополчения.
    Ополчение сразу выросло до трех тысяч человек. Все ополченцы получили хорошее
    содержание. Наличие у ополченцев постоянного денежного довольствия привлекло в
    ополчение новых служилых людей со всех окрестных областей. Подтянулись
    коломенцы, рязянцы, казаки и стрельцы из украинных городов.

    Хорошая
    организация, особенно сбор и распределение средств, заведение собственной
    канцелярии, налаживание связей со многими городами и районами, вовлечение их в
    дела ополчения, все это привело к тому, что в отличие от Первого ополчения во
    Втором с самого начала утвердилось единство целей и действий. Первоначально
    ополченское правительство сформировалось в течение зимы 1611-1612 годов, как
    Совет земли. В него окончательно вошли руководители ополчения, члены городского
    совета Нижнего Новгорода, представители городов. Правительству второго
    ополчения пришлось действовать в сложной обстановке. На него с опасением не
    только интервенты, но и московская «семибоярщина»3 и руководители казацкой вольницы, Заруцкий и Трубецкой. Все они чинили Пожарскому и Минину различные препятствия.

    Второе
    народное ополчение, второе земское ополчение — возникшее в сентябре 1611 года в
    Нижнем Новгороде для борьбы с польскими интервентами. Продолжало активно
    формироваться во время пути из Нижнего Новгорода в Москву, в основном в
    Ярославле в апреле — июле 1612 года. Состояло из отрядов горожан, крестьян
    центральных и северных районов России, нерусских народностей Поволжья.
    Руководители — Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. В августе 1612 года с
    частью сил, оставшихся под Москвой от Первого ополчения, разбило польскую армию
    под Москвой, а в октябре 1612 года — полностью освободило столицу.

    Организатором
    ополчения стал земский староста Кузьма Минин, обратившийся с призывом к
    нижегородцам: “Если мы хотим помочь Московскому государству, то не будем жалеть
    своего имущества, животов наших. Не то что животы, но дворы свои продадим, жен
    и детей заложим”[4]Тогда
    же с одобрения нижегородцев был составлен приговор о сборе денег “на строение ратных
    людей”[5],
    и Кузьме Минину было поручено установить, с кого сколько взять, смотря по
    пожиткам и промыслам. Средства для снаряжения и жалованья ратным людям были
    быстро собраны. Решающую роль сыграл Кузьма Минин и в выборе военного
    руководителя ополчения. Именно им были сформулированы жесткие требования к
    будущему воеводе. Нижегородцы приговорили позвать честного мужа, которому за
    обычно ратное дело, и кто б был в таком деле искусен, и который бы во измене не
    явился. Всем этим требованиям удовлетворял князь Дмитрий Пожарский. В Нижний
    Новгород стали собираться служилые люди из соседних уездов. К осени 1611 года в
    городе уже было 2 – 3 тысячи хорошо вооруженных и обученных ратному делу
    воинов, которые и составили ядро ополчения. Руководители ополчения налаживали
    связи с другими городами Поволжья, отправили тайного посла к патриарху
    Гермогену, находившемуся в заключении в Кремле. В это безгосударево время
    Патриарх Гермоген, настроенный патриотически, благословил ополчение на войну с
    латинянами. Поддержка православной церкви способствовала объединению
    патриотических сил. Весной 1612 года земская рать во главе с Мининым и
    Пожарским пошла из Нижнего Новгорода вверх по Волге. По пути к ним
    присоединялись ратные люди волжских городов.

    В
    Ярославле, где ополчение простояло четыре месяца, было создано временное
    правительство — Совет всей земли, новые органы центрального управления —
    приказы.

    Усиленно
    шло пополнение войска за счет дворян, “даточных людей” из крестьян, казаков,
    посадских людей. Общая численность “земской рати” превысила 10 тыс. человек.
    Началось освобождение от интервентов соседних городов и уездов.

    В
    июле 1612 года, когда пришло известие о походе на Москву войска гетмана
    Ходкевича, земская рать выступила к столице, чтобы не допустить его соединения
    с польским гарнизоном.

    В
    августе 1612 года ополчение подошло к Москве. Атаман Заруцкий с немногими
    сторонниками бежал из-под Москвы в Астрахань, а большинство его казаков
    присоединилось к “земской рати”. Ополчение не пропустило гетмана Ходкевича в
    Москву. В упорном сражении возле Новодевичьего монастыря гетман потерпел
    поражение и отступил. Польский гарнизон, не получивший подкреплений,
    продовольствия и боеприпасов, был обречен. 22 октября земской ратью был взят
    штурмом Китай-город, а 26 октября капитулировал польский гарнизон Кремля. Москва
    была освобождена от интервентов. Польский король Сигизмунд III пробовал
    организовать поход на Москву, но был остановлен под стенами Волоколамска.
    Защитники города отбили три приступа поляков и заставили их отступить. Освобождением
    столицы не завершались военные заботы руководителей земской рати.

    По всей
    стране бродили отряды польских и литовских шляхтичей и “воровских” казачьих
    атаманов. Они разбойничали на дорогах, грабили села и деревни, захватывали даже
    города, нарушая нормальную жизнь страны. В Новгородской земле стояли шведские
    войска, шведский король Густав-Адольф намеревался захватить Псков. В Астрахани
    засел атаман Иван Заруцкий с Мариной Мнишек, которые вступили в сношения с
    персидским ханом, ногайскими мурзами и турками, рассылали прелестные письма,
    заявляя о правах на престол малолетнего сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II. Таким
    образом, народные ополчения XVII века способствовали полному освобождению
    Москвы от интервентов. Россия не поклонилась Польским интервентам, тем самым
    она доказала, что это мощная страна. Ополчения так же повлияли не только на
    внешнюю, но и на внутреннюю политику государства. Это было толчком для
    ограничителя эксплуатации и злоупотребления властей, а так же направило
    правительство к централизации и укреплению государственного аппарата и армии.

    

    biofile.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о
    Warning: Unknown: open(/var/www/www-root/data/mod-tmp/sess_hvn567t0rcv95ndkaqp8pao5h5, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0 Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/var/www/www-root/data/mod-tmp) in Unknown on line 0