Оценка восстания декабристов – , XIX — :

Оценки восстания декабристов и их деятельности

2.2 Оценки восстания декабристов и их деятельности

2.2.1 Оценка восстания декабристов и их деятельности историками и общественными деятелями первой четверти XIX века

Движение декабристов и восстание 14 декабря 1825 года и до настоящего времени занимает большое место в исторических исследованиях многих видных российских ученых. Зарождение декабристского движения и причины, побудившие к этому, программные документы тайных Северного и Южного обществ, материалы допросов декабристов, жизнеописания лидеров

этого движения стали главными научными проблемами в исследованиях ученых. Однако при этом, в недостаточной степени исследовались личные записки, воспоминания самих участников восстания, к которым было отнесено около 600 человек, осужденных и отправленных по этапу в Сибирь. Также не в полной мере исследовались воспоминания свидетелей процесса подготовки восстания, косвенно или напрямую причастных к нему. В конце 19 – начале 20 века стала издаваться мемуарная литература о событиях 14 декабря 1825 года, которые открывали глаза на реальные события, связанные с декабристами. Эти документы являлись ценным источником понимания мотивов участия в движении декабристов, их программных целей в видении будущего России. Конечно же, в сочинениях подобного рода прослеживается некоторый оттенок субъективизма и тенденциозности в освещении своей роли в движении декабристов и событиях на Сенатской площади 14 декабря 1825.

Правительственная официальная концепция Корфа давала резко отрицательную оценку движению, обливала клеветой и смешивала с грязью его участников — «злодеев» и «мятежников», якобы не имевших никаких корней в окружавшей среде, «исчадий ада», осмелившихся выступить против священных устоев самодержавия, «бунтовщиков», попытки которых разбились об «искони» врожденное русскому народу «царелюбие» и отвращение к мятежам. Но в то же время, когда «верноподданным» вдалбливалось изложенное выше официальное понимание происшедших событий, складывалась и революционная концепция декабризма, возникшая среди дворянских революционеров и в общественных кругах, сочувствовавших им.[15] Концепция решительно заявила: восстание - лишь досадная случайность, произошедшая по стечению обстоятельств.

Сразу после восстания перу отца русской историографии Карамзина принадлежит следующая характеристика восстания декабристов: "Вот нелепая трагедия наших безумных либералистов! Дай Бог, чтобы истинных злодеев нашлось между ними не так много. Солдаты были только жертвой обмана". Обладая глубоким объективным умом историка, Карамзин отдавал себе ясный отчет в том, от какой опасности была спасена 14 декабря 1825 года Россия. "Бог спас нас 14 декабря, - пишет он, - от великой беды. Это стоило нашествия французов"[16]. Таким образом, в целом можно говорить о признании восстания тщательно подготовленным, что указывает на отсутствии в событиях случайности, но в связи с политическим убеждениями Николай Михайлович придерживалась официальной концепции.

Но все эти стремления осознать движение как революционное были лишь первой попыткой оформить революционную концепцию.

Одновременно с революционной и официальной сформировалась и либеральная концепция. Ее основателем стал декабрист Н.И. Тургенев, приговоренный по делу 14 декабря «к отсечению головы». Он был тогда за границей, приглашение царских властей вернуться на родину и дать отрубить себе голову отклонил, но в целях самооправдания начал изображать всех декабристов безобидными либералами. Эту концепцию развил академик А.Н.

Пынин (двоюродный брат Н.Г. Чернышевского), рассматривавший программные установки декабристов как продолжение реформ Александра l, а восстание декабристов как взрыв отчаянья из-за доносов и угрозы репрессий, что можно считать признанием необходимости восстания для развития общественной жизни в России.

Среди воспоминаний о декабристском движении выделяется работа «Записки декабриста» Д.И. Завалишина Д.И. Завалишин не являлся прямым участником восстания на Сенатской площади. Но по решению следственной комиссии в деле о декабристах он был признан активным сторонником этого движения и был сослан в сибирскую ссылку. В период нахождения в ссылке, он записывал рассказы участников восстания. В сибирской ссылке у Д.И. Завалишина, как и у большинства сосланных декабристов, произошла трансформация взглядов на восстание, а также у него сложились определенные идеи касательно оценки современной ему реальности.

Д. Завалишин хотел восстановить события 14 декабря 1825 г., выяснения причин поражения восстания с тем, чтобы ошибки подобного рода выступлений не повторялись. [17] Им была поставлена цель - обращение к будущим потомкам с призывом не повторять предыдущих ошибок. История движения декабристов и восстания 14 декабря 1825 года в

описании Д. Завалишина показывает на неоднозначность его оценок по сравнению с описаниями других историков - декабристов. Значимость его анализа истории декабризма заключается в четком определении этого движения как чисто российского феномена, имевшего корни в русской истории. Таким образом, Д.Завалишин однозначно утверждает, что события, связанные с восстанием, изначально были предопределены.

2.2.2 А.И.Герцен и В.О.Ключевский – взгляд на восстание и деятельность декабристов

Но, все-таки мне кажется, более подробного изучения достойны работы, связанные с именами историка Василия Осиповича Ключевского и писателя Александра Ивановича Герцена. Это связано с тем, что Александр Иванович был «наследником декабристов» и одним из первых разработчиков революционной концепции, а Василий Осипович Ключевский является одним из самых прогрессивных историков во всей русской историографии, и при рассмотрении русской истории на первый план выдвигал политические, экономические и социальные события.

Герцен Александр Иванович – величайший российский революционер, писатель, философ. Честь первой подробной разработки оформления революционной концепции на восстание декабристов принадлежит именно ему — блестящему представителю того же революционного поколения в истории России, к которому принадлежали и декабристы.

Герцен сам считал себя последователем декабристов. Он говорил, что борется под их знаменем, «которого не покидал ни разу». «Нашими устами,— писал Герцен,— говорит Русь мучеников, Русь рудников, Сибири и казематов, Русь Пестеля и Муравьева, Рылеева и Бестужева».Свою концепцию восстания декабристов Герцен постоянно развивал, посвящая декабристам отдельные произведения или характеризуя их в своих многочисленных работах, написанных на другие темы.

А.И. Герцен в статье «О развитии революционных идей в России» писал: «…Люди 14 декабря, фаланга героев, вскормленная, как Ромул и Рем, молоком дикого зверя… Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники, вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества и раболепия».[18]

Революционная концепция Герцена идеалистична — и в этом ее главный недостаток. Герцен, остановившийся, как говорит Ленин, перед историческим материализмом, не мог понять декабристов диалектически, не мог проанализировать классовую природу движения и его классовый смысл.

Герценом написаны следующие работы : «О развитии революционных идей в России» (главный объект рассмотрения для анализа восстания), «По поводу одной драмы», «По разным поводам», «Новые вариации на старые темы», «Несколько замечаний об историческом развитии чести», «Из записок доктора Крупова», «Кто виноват?». Все другие сочинения и статьи Герцена, как, например, «Старый мир и Россия», «Le peuple Russe et le socialisme», «Концы и начала», и др. представляют простое развитие идей и настроений, вполне определившихся в период 1847—1852 годов в сочинениях, указанных выше.

Герцен писал в статье «О развитии революционных идей в России» о том, что «Пушки Исаакиевской площади разбудили целое поколение». Идеи декабристов получили свое дальнейшее развитие у революционеров. Герцен, являющийся ярким их представителем, в лаконичной и выразительной форме с исключительной точностью раскрыл исторический смысл восстания декабристов, подчеркнул его тесную связь с последующим ходом освободительного движения в России.[19]

В статье Герцена можно отметить следующие моменты: было сильно идеализированное восприятие восстания; фактически шла попытка наметить путь развития России через революцию социализма; идеи Герцена и декабристов не могли быть осуществлены в их время из-за гнета абсолютизма.

Идеи Герцена, на мой взгляд, достаточно развитые для того времени, очень дельные. Но мне кажется, что их нельзя рассматривать объективно, в связи с тем, что его труд «О развитии революционных идей в России» идеализирован. В нем очень много образных выражений, описывающих восстание декабристов как борьбу против гнета. Я считаю, что Герцен очень серьезно рассматривает данный этап развития общественной мысли и демократических ценностей. Конечно, Герцен - по своему мировоззрению социалист-утопист – дает не вполне научную оценку в силу времени и убеждений, но он ясно понимал, что необходим многоаспектный подход к пониманию сути восстания на Сенатской площади. Герцен считал, что восстание декабристов произошло из слияния большого количества политических, социально-экономических, культурных. Т.е, он сторонник концепции «необходимости восстания». В труде он подчеркивает названия восстания декабристов как

«выступление угнетенных». И именно это слово чаще всего повторяется в его статье « О развитии революционных идей в России».

Василий Осипович Ключевский - один из выдающихся русских историков. Гениальнейший историк, уроженец Пензенской губернии Российской империи, всегда относился к истории родной земли как к самому дорогому. И, безусловно, он не мог пройти мимо вопроса событий 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Он всегда отталкивался от тезиса, что история должна быть правдивой и находиться вне политик. Но так как он жил во время абсолютной монархии он не мог выразить прямо свою оценку данным событиям. Он известен многими своими работами, такими как «Боярская Дума», «Курс русской истории», «Происхождение крепостного права в России», «Исторические портреты».

«Декабристы – историческая случайность, обросшая литературой. У нас доселе господствуют не совсем ясные, не совсем согласные суждения насчет события 14 декабря; одни видят в нем политическую эпопею, другие считают его великим несчастием. Большею частью то были добрые и образованные молодые люди, которые желали быть полезными отечеству, проникнуты были самыми чистыми побуждениями и глубоко возмущались при встрече с каждой, даже с самой привычной, несправедливостью, на которую равнодушно смотрели их отцы. Очень многие из них оставили после себя автобиографические записки; некоторые даже вышли недурными писателями. На всех произведениях лежит особый отпечаток, особый колорит, так что вы, вчитавшись в них, даже без особых автобиографических справок, можете угадать, что данное произведение писано декабристом. Я не знаю, как назвать этот колорит. Это соединение мягкой и ровной, совсем не режущей мысли с задушевным и опрятным чувством, которое чуть окрашено грустью; у них всего меньше соли и желчи ожесточения; так пишут хорошо воспитанные молодые люди, в которых жизнь еще не опустошила юношеских надежд, в которых первый пыл сердца зажег не думы о личном счастии, а стремление к общему благу. Впрочем, мне едва ли нужно много говорить об этом тоне; мы его очень хорошо знаем по самому серьезному политическому произведению русской литературы XIX в.; этот тип как живой стоит перед нами в неугомонной и говорливой, вечно негодующей и непобедимо бодрой, но при этом неустанно мыслящей фигуре Чацкого; декабрист послужил оригиналом, с которого списан Чацкий » - писал Ключевский.

Для того чтобы установить правильный взгляд на это событие, нам надо рассмотреть ход, подготовивший общество к нему; это возвратит нас к истории общества, т. е. к истории чувств и мыслей, господствовавших в известное время. Движение 14 декабря вышло из одного сословия, из того, которое доселе делало нашу историю, - из высшего образованного дворянства. Но не весь этот класс принимал в нем прямое участие; событие это было частью этого класса, в которой господствовал известный образ мыслей, известное настроение. Но эта часть была собственно известный возраст, известное поколение; катастрофа 14 декабря сделана была дворянской образованной молодежью. Это легко заметить, просматривая графу о возрасте в списке лиц, которые судились по делу 14 декабря. Всех лиц к ответственности было призвано 121; из них только 12 имели 34 года, значительное большинство остальных не имело и 30 лет. [20]

Говоря о значении восстания декабристов, В.0. Ключевский отмечал: "Декабристы важны не как заговор, не как тайное общество, это нравственно-общественный симптом, вскрывший обществу недуги, которых оно само в себе не подозревало; это целое настроение, охватившее широкие круги, а не 121 человек только, признанных виновными и осужденных по нескольким степеням виновности"'.[

21]

Ключевский делает выводы, что; у декабристов были чистые помыслы и идеи. Это может свидетельствовать о поддержке идеи декабристов о либерализме; считает и Пестеля одной из самых светлых голов в этой компании, т. е доказывает тем самым идею об участии в заговоре лучшей части дворянства; «Да, восстание само по себе было глупым, неподготовленным. Да, подвели под шпицрутены и Кавказ ничего не понимавших солдат, да, программы не было. Это мы все ведь знаем. Но знаем и то, как они держались на каторге и на поселении. Знаем, сколько добра сделали жителям Сибири, как не сломались, как писали, учили, помогали друг другу. И какой след оставили в памяти общества», - таково мнение Ключевского; значение восстания по Ключевскому состоит в том, что это ранний, но неотъемлемый период развития общественной мысли России XIX века. Если же внимательно прочитать все то, что писал Ключевский о декабристах, к которым он относился с большим уважением, то данное выражение не согласуется с его общей оценкой декабристов и декабризма, как «нравственно-общественного симптома….».[22]

В.О.Ключевский, скорее всего, был объективен в своих оценках, но в его трудах очень много сносок на воспоминания сторонников Николая I. Это может говорить о недостаточном характере исторического анализа. При этом Василий Осипович делает акцент на том, что «декабристы – это случайность, поросшая литературой», тем самым подтверждая идею значимости восстания 14 декабря в связи с обращением к данной проблематике большого числа писателей, историков и философов. Уже в первые годы после восстания к этой теме обращались либералы и консерваторы, либералы и сами декабристы. К середине века общее число произведение было весьма существенным. Присутствуют различные наименования событий на Сенатской площади: мятеж, выступление, восстание. Более употребительным является нейтральное «восстание». Позиция Ключевского такова: случайное совпадение многих факторов привело после неожиданной смерти Александра I к неожиданному выступлению. Я согласен с большей частью Василия Осиповича Ключевского, кроме одной позиции: декабристы это не «……случайность». Это изъявление воли свободной справедливой части российского дворянства народа. В.О.Ключевский, конечно же, приводит более фундаментальный анализ декабрьских событий 1825 года. Ведь он - представитель научного сообщества. Но эмоционально-оценочная концепция, выражение своего отношения у Александра Ивановича Герцена более четко отражена. И в его статье явно отражена мысль о неизбежности восстания на Сенатской площади.

2.2.3 Историки и общественные деятели ХХ века о декабризме

Крупнейшим по значению трудом дореволюционной историографии о декабристах является книга В. И. Семевского «Политические и общественные идеи декабристов» (1909). Семевский впервые в литературе широко и планомерно использовал следственное дело о декабристах, привлек к изучению их идеологии огромный круг первоисточников; его работа и до сих пор не утратила значения. Появление такого обширного монографического труда об отдельном революционном движении стало возможным лишь после революции 1905 г. Концепция В. И. Семевского, мировоззрение которого характеризуется народническими установками, является сложной и противоречивой. С одной стороны, им усвоены элементы революционной концепции Герцена, — это сказывается в высокой оценке Пестеля, в общем сочувственном внимании к движению, в положительной характеристике значения декабристов. Но одновременно в концепции В.И.Семевского имеются и многие черты либеральной трактовки: преобразовательные планы декабристов он преемственно связывает с преобразовательными планами Александра I, Сперанского и других правительственных деятелей, не усматривая между ними никакой принципиальной разницы. Движение декабристов В.И.Семевский трактует как движение внеклассовой интеллигенции. Концепция В.И.Семевского идеалистична. Критерий его оценок субъективен: он нередко говорит о «симпатичных» и «несимпатичных» чертах движения декабристов[23] Таки образом, в концепции В.И.Семевского больше прослеживается точка зрения революционной, «необходимой» идеи восстания декабристов.

После Великой Октябрьской революции 1917 года отношение к декабристам также делится на несколько направлений, из которых можно выделить два основных: М.Н.Покровского и В.ИЛенина.

М.Н.Покровский в 20-е гг. негативно относился к выступлению на Сенатской площади. По его мнение, это было лишь выступление дворян за свои интересы. Интересна также и опубликованная впервые в 1907 г им работа «Декабристы». В основе ее лежит ошибочная концепция, согласно которой декабристы были не революционерами, а корыстными дворянами, обиженными правящим режимом и выступившими против него исключительно из-за собственных интересов. Однако показательно, что Пестель противопоставляется автором всем другим декабристам: «…его приходится поставить особняком в ряду его товарищей». Покровский утверждает: «Только Пестель понимал, что вырвать с корнем такой дуб, как самодержавие, не разрыв глубочайшим образом всей почвы, есть чистая утопия… Один Пестель говорил, что русская революция, если ей сужден успех, будет не меньше, а больше «великой» французской и что ждать этого успеха нельзя, не заинтересовав в революции широчайших масс». В то же время автор преувеличивает степень революционности Пестеля, которого он называет «якобинцем», «монтаньяром в полковничьем мундире» М.Н. Покровский. приписывает ему намерение отдать всю землю крестьянам, тогда как на самом деле он выступал за конфискацию только крупнейших латифундий при определенных условиях, оговоренных в «Русской правде». Таким образом, позиция М.Н.Покровского противоречит ленинской концепции о декабристах. В его оценках восстание представлено как «мятеж эгоистичной части дворянства против ограничения дворянских привилегий». Но необходимо ответить, что прогрессивность его взглядов заключалась в оценке восстания как необходимого этапа гражданского общества в России.[24]

У В. И. Ленина по вопросу о декабристах имеется много высказываний, но особое значение для нас имеет его работа «Памяти Герцена», где он дает периодизацию истории революционного движения в России.

«В 1825 году,— писал В.И.Ленин,— Россия впервые видела революционное движение против царизма, и это движение было представлено почти исключительно дворянами».

В трудах В. И. Ленина дана развернутая оценка движения декабристов, положивших начало сознательной, организованной борьбе с крепостничеством и царизмом. Создав научную концепцию истории и, в частности, истории освободительного движения в России, Ленин указывал, что декабристы являются представителями первого, дворянского этапа революционного движения в нашей стране, что с их деятельностью связано начало организованной борьбы против крепостничества и самодержавия, возникновение республиканской традиции в российском освободительном движении. На основе ленинских оценок советские исследователи создали целую серию работ как о движении декабристов в целом, так и о виднейших его участниках. Были разысканы и введены в научный оборот уникальные документы и материалы, изданы следственно-судебные дела (тринадцать томов), тщательно изучена иконография декабристов. Страницы Ленина о трех поколениях русского освободительного движения, об исторической роли декабристов отдавали должное и всему движению в целом, и каждому из первых революционеров-декабристов. Нельзя не отметить, что в работе «Памяти Герцена» впервые затрагивается социальная структура восстания, которая является одним из важнейших компонентов любого восстания. Это создает благодатную почву для того, чтобы отметить роль Ленина в развитии последующей историографии.[25]

Н.А.Бердяев и «веховцы» отмечали: декабристы - порождение «беспочвенной» российской интеллигенции: благородные стремления, чуждые реальной жизни. Когда Н.А.Бердяев писал о духах русской революции, он выводил происшедшее не из манипуляций англичан, французов или немцев, а из, так сказать, своеобразия духа русского народа. Революция, по Бердяеву, превратилась в кумир. Критерии революционности и прогрессивности заменили старые критерии добра и зла, истины и лжи, красоты и уродства. Быть левым значит быть порядочным человеком; между тем: революция перестала существовать; превратилась в гнилостный процесс. Россия представляется Бердяеву страной политически бездарной. «Историческая тропа приводит нас к декабристам», - говорит нам Николай Александрович Бердяев. Он не одобряет революционную деятельность, сам придерживаясь либеральных взглядов, прямо называет восстание мятежом. Но его мысль состоит в том, что восстание декабристов было неизбежно, была необходимость выступления для того, чтобы «русское общество поняло важность изменений политической системы».[26]

А вот, кстати, что отмечала в своих трудах М.В. Нечкина: “Восстание декабристов имело большое значение в истории революционного движения в России. Это было первое открытое выступление против феодально-крепостного строя, против самодержавия с оружием в руках. До этого времени в России происходили лишь стихийные крестьянские волнения, восстававшее крестьянство героически боролось против крепостного гнета. Значение этой борьбы было прогрессивно — она расшатывала устои крепостного строя и сокращала сроки его существования. Однако стихийное крестьянское движение не было освещено политическим сознанием; крестьяне шли на открытую борьбу против помещиков, но в своей темноте были бессильны подняться до сознательных лозунгов борьбы с царизмом, с крепостным строем в целом; они верили в «доброго царя» и были во власти темной идеологии «наивного монархизма»”. И именно «необходимый этап развития, восстание» становятся ключевыми словами в трудах М.В. Нечкиной. Труды Нечкиной, по моему мнению, значительно обогатили представления о тех далеких событиях. Именно их, как мне кажется, можно принимать за образец сочетания научной фактологии, методологии и яркого описания.[27]

Нельзя не отметить точки зрения современных исследователей событий на Сенатской площади. Так М.П.Одесский в сборнике «Декабристы. Актуальные проблемы и новые подходы» доказывает теорию безусловной необходимости восстания декабристов, без которого, как он считает невозможно самосовершенствование любого государства на подобном этапе развитии. В его исследовании ключевыми словами можно считать слова «выступление», «бескорыстный подвиг», «самопожертвование», что является явно выраженной авторской позицией.[28]

Еще одним из известных исследователей, предлагающим сходный вариант толкования причин восстания и его хода, является Я.А.Гордин, в 1989 году выпустившим свое исследование «Мятеж реформаторов».

В течение всего повествования Яков Аркадьевич Гордин подробно, обстоятельно и неумолимо доказывает нам, что они могли победить. И они должны были победить. Известный факт - Николай вечером сказал, что удивлен больше всего тому, что в тот день его не убили...

Точка зрения Якова Гордина отличается от того, что было представлено до него в исторической литературе. Это не точка зрения В.И.Ленина – М.В.Нечкиной («страшно далеки они от народа»), не Ю.М.Лотмана, который занимался, в общем-то, историко-литературоведческим анализом. Гордин пытается подойти как можно объективнее к позиции тех людей, которые вершили историю в уже далеком 1825-м… Он рассматривает их с точки зрения их времени, их чувств, их проблем, их эмоций. Выходит так, что мы уже не можем воспринимать их как чудаков-романтиков, готовых жертвовать собой ради национальной идеи... Нет, что-то конечно от этого осталось, но далеко не все…В 1825 был практически полноценный государственный переворот, и было не менее страшно, чем в 1991, когда по Москве шли танки. Просто мы с высоты своего времени не сразу сможем отнестись к этому, как к очень трудному для людей времени.[29]

Декабристы заложили основу революционной традиции, но тем самым основу трагического, многолетнего раскола власти и интеллигенции. Бесспорна наивысшая оценка их морального, человеческого облика: гуманизм, бескорыстие, культура. Героизм в борьбе и стойкое перенесение страданий на каторге. Декабристы были страстными просветителями. Они боролись за передовые идеи в педагогике, постоянно пропагандируя идею о том, что просвещение должно стать достоянием народа.

В целом, можно говорить о том, что позиции авторов менялась с течением времени и в связи с их личностными убеждениями.

Они отстаивали передовые, методы обучения, приспособленные к детской психологии. Еще до восстания декабристы приняли активное участие в распространении школ для народа по ланкастерской системе обучения, которая преследовала цели массового обучения. Просветительская деятельность декабристов сыграла большую роль в Сибири.

Трудно добавлять чего-то к словам людей, занимающихся движением декабристов длительное время, порой посвятив этому всю жизнь. Каждый человек имеет право на свою оценку, свое понимание. Для меня же движение декабристов – это, прежде всего, утопическое движение, но утопическое в хорошем смысле слова. Впервые восставшие не имели никаких личных целей, не добивались личной выгоды. Они действовали во благо государства, не побоялись, в конце концов, умереть за Родину. Это – настоящие патриоты. Они могут служить достойным примером для подражания в наше время, тем более что сейчас бытует мнение об отсутствии патриотичности у молодежи. Хочется верить, что в будущем в нашем государстве все будет хорошо и, главное, справедливо, и больше никогда не найдется повода для новых движений за правду, каким было движение дворянских революционеров – декабристов.

infourok.ru

Нужна объективная оценка действиям декабристов 1825 года. Оценка Карамзина или Соловьёва, Ключевского, Забелина и т. д.

14 декабря 1825 года. Получив известие о восстании (для Карамзина это, конечно, мятеж) , историк идет на улицу. Он был в Париже 1790-го, был в Москве 1812-го, в 1825 он идет по направлению к Сенатской площади. "Видел ужасные лица, слышал ужасные слова, камней пять-шесть упало к моим ногам".
Карамзин, конечно, против восстания. Но сколько среди мятежников своих — братья Муравьевы, Николай Тургенев Бестужев, Кюхельбекер (он переводил "Историю" на немецкий) .
Через несколько дней Карамзин о декабристах скажет так: "Заблуждения и преступления этих молодых людей суть заблуждения и преступления нашего века".
....

Говоря о значении восстания декабристов, В. О. Ключевский отмечал: «Декабристы важны не как заговор, не как тайное общество, это нравственно-общественный симптом, вскрывший обще-ству недуги, которых оно само в себе не подозревало; это целое настроение, охватившее широкие круги, а не 121 человек только, признанных виновными и осужденных по нескольким степеням виновности» .
....
Специальных работ, посвященных декабристам, Соловьев не оставил. Но целый ряд высказываний достаточно определенно характеризует его взгляды. Декабристская идеология представлялась ему отголоском революционного брожения на Западе, с одной стороны, и реакцией на просчеты правительственной политики — с другой (антинациональный Тильзитский мир, безучастное отношение к судьбам восставших греков, издержки александровской системы союзов) . Впрочем, указывая на объективно-исторические корни декабристского восстания, Соловьев был далек от его оправдания. Сами идеалы и цели движения казались ему мертворожденным плодом кабинетных занятий. "Мыслящим русским людям, — писал он в "Записках", — Россия представлялась tabula rasa*, на которой можно было начертать все, что угодно, начертать обдуманное или даже еще не обдуманное в кабинете, в кружке, после обеда или ужина» . Деятелей декабризма он обвинял в наклонности к опасному политическому авантюризму. Эта оценка прилагалась к обещанию П. И. Пестеля восстановить независимую Польшу в границах 1772 года, данному в переговорах с поляками. Он допускал даже, что столь безрассудно широкий жест мог озадачить трезвых и расчетливых политиков — поляков. Незрелость декабристской мысли, по его словам, выразилась и в том, что "Бестужев, например, предлагал введение в России и Польше американской формы правления".

otvet.mail.ru

Движение декабристов Оценки декабристов в историографии

Движение декабристов

Оценки декабристов в историографии • Модест Корф (статс-секретарь, официальный историограф) в книге "Восшествие на престол императора Николая I" пытался доказать, что восстание декабристов было «маскарадом распутства, замышляющим преступление", т. е. событием, не имевшим глубокого исторического смысла и важным только как опасность для императорской фамилии. • В. О. Ключевский писал о декабристском восстании как о последнем дворцовом перевороте, о связи декабристских традиций с традициями XVIII века.

Оценки декабристов в историографии • В. И. Ленин говорил о "дворянском периоде революционного движения в России", назвал декабристов "первыми революционерами", которые "разбудили А. И. Герцена". • М. В. Нечкина писала о декабристах, взяв за основу марксистско-ленинскую концепцию о трех этапах русского освободительного движения. Она видела в декабристах дворянских революционеров с дворянской революционностью. В советское время государственная идеология пыталась присвоить наследие декабристов, сделав их предтечами октябрьского переворота 1917 г. • Часть советской интеллигенции видела в декабристах образец сопротивления, «первых диссидентов» . В 1970 -е гг. фраза "выйти на площадь" была метафорой высшей степени гражданского неповиновения.

Оценки декабристов в историографии • В современной российской исторической науке преобладает взгляд на декабристов как на либералов, реформаторов, решившихся на мятеж, потому что верховная власть в лице Александра I отказалась от реформ сверху. Декабристская тема волнует сейчас и историков, и общество. В этой теме скрыта не только проблема противостояния власти и общества, но и выбора пути для России.

Истоки идеологии декабристов • Идеи французских просветителей XVIII в. (Дидро, Вольтер, Монтескье т др. ) • Идеи русских вольнодумцев (А. Н. Радищев, Н. И. Новиков) • «Дух вольнодумства» в учебных заведениях (Московский университет, Царскосельский лицей) • «Дети 1812 г. » (115 будущих декабристов – участники). Война способствовала росту национального самосознания в России, поставив вопросы о судьбе страны, путях ее развития. Знакомство с жизнью в Европе. • «Эра либерализма» Александра I. Изначально идеи декабризма были связаны с патриотическими настроениями. Задача «спасения России» .

Преддекабристские организации С 1814 года началось создание первых тайных организаций, получивших название преддекабристских. Всего насчитывалось 4 организации: «Орден русских рыцарей» (граф М. А. Дмитриев. Мамонов, генерал М. Ф. Орлов). «Священная артель» (Н. Н. Муравьёв и А. Н. Муравьёв). Семёновская артель (С. П. Трубецкой, С. И. Муравьёв. Апостол, И. Д. Якушкин, всего около 15— 20 человек). Кружок В. Ф. Раевского. Все эти организации существовали на легальном или полулегальном положении.

«Орден русских рыцарей» (граф М. А. Дмитриев-Мамонов, генерал М. Ф. Орлов) Организация ставила цель учреждение в России конституционной монархии путем ограничения самодержавия 1. Ограничение самодержавной власти лишением права издавать новые законы и отменять старые без воли, лишением права налагать налоги без согласия, лишением права объявлять войну и заключать трактаты, лишением права ссылать и наказывать, лишением права оставлять государство и отъезжать за границу, лишением права жаловать в княжеское и графское Российское достоинство, в фельдмаршалы, в канцлеры, в государственные министры, в генерал-губернаторы и др. согласия Сената. 2. Учреждение Сената, составленного из 200 наследственных перов, магнатов или вельмож государства, из 400 представителей дворянства и из 400 представителей народа. 3. Дарование 200 наследственным вельможам государства уделов городами и поместьями. 4. Конечное и всегдашнее истребление имени Польша и Королевства Польского и обращение всей Польши, как Прусской, так и Австрийской, в губернии Российские. 5. Присоединение Венгрии, Сербии, всех славянских народов к России. 6. Изгнание Турков из Европы и восстановление греческих республик под протекторатом России. 8. Упразднение рабства в России; 9. Вольное книгопечатание. 10. Общее размежевание земель в России и раздача оных по государственным уважениям частным людям. 11. Лишение иноземцев всякого влияния на дела государственные. 12. Сочинение проекта выгодной войны против Персиян и вторжения в Индию. 13. Улучшение состояния солдата.

СОЮЗ СПАСЕНИЯ 9 февраля 1816 г. члены Священной и Семёновской артелей объединились в первую декабристскую организацию, получившую название «Союз спасения» . Учредителями и организаторами общества были гвардейские офицеры А. Н. Муравьёв, М. Муравьёв-Апостол и С. Муравьёв. Апостол, князь Сергей Трубецкой. Помимо членов Семёновской и Священной артелей, в состав общества вошли Н. М. Муравьёв, П. П. Пестель, майор М. С. Лунин, полковник Ф. Н. Глинка. Во главе «Союза спасения» стоял Верховный собор из «бояр» . Остальные участники делились на «мужей» и «братьев» , которых предполагалось сгруппировать по «округам» и «управам» . Однако этому помешала малочисленность общества, насчитывавшего не более 30 членов. Была принята глубокая конспирация, беспрекословное подчинение нижестоящих членов вышестоящим. Принятие новых членов и переход членов из одной ступени в другую осуществлялся при согласии «бояр» . Масонские ритуалы: • 3 ступени для членства • Торжественная клятва на кресте и Евангилие

СОЮЗ СПАСЕНИЯ В 1817 г. Общество приняло устав ( «Статут» ), составленный Павлом Пестелем. Изменилось название – «Общество истинных и верных сынов Отечества» Программа: • уничтожение крепостного права • замена самодержавия на конституционную монархию Этих целей предполагалось добиться мирным путём, посредством давления на общественное мнение. Сами члены общества обязывались вести себя и поступать во всех отношениях так, чтобы не заслужить ни малейшей укоризны. Члены общества стремились к обличению социального зла и пороков, в частности, невежества народа, казнокрадства, взяточничества чиновников, жестокого обращения с солдатами, неуважения к человеческому достоинству, несоблюдения прав личности. • В 1817 г. во празднования 5 -летия Отечественной войны в Москве возникла идея убийства государя, на которое вызвался И. Якушкин. Вскоре от идеи отказались.

СОЮЗ БЛАГОДЕНСТВИЯ В январе 1818 г. был образован «Союз благоденствия» возглавлялся Коренной управой (30 учредителей) и Думой (6 человек). Им подчинялись «деловые управы» и «побочные управы» в Петербурге, Москве, Тульчине, Полтаве, Тамбове, Смоленске, Нижнем Новгороде, Кишинёве. Около 200 членов. Хотели за 20 лет подготовить «передовое общественное мнение» для того, чтобы совершить бескровный политический переворот. Планировали создавать просветительские, литературные общества.

На совещании в Петербурге в январе 1820 при обсуждении будущей формы правления все участники высказались за установление республики. Были отвергнуты идея цареубийства и идея о временном правительстве с диктаторскими полномочиями (предложена П. И. Пестелем). • Устав общества, так называемая «Зелёная книга» (точнее её первая, легальная часть), был известен самому императору Александру, который давал его читать цесаревичу Константину Павловичу. Сначала государь не признавал в этом обществе политического значения. Но взгляд его изменился после известий о революциях 1820 в Испании, Неаполе, Португалии и бунта Семёновского полка (1820).

Смерть императора Александра I • 17 ноября 1825 г. в Таганроге скончался Александр I.

Междуцарствие Манифестом 16 августа 1823 г. Константин Павлович отрекался от престола, наследником назначался Никола Павлович. Манифест не был обнародован – это стало предпосылкой междуцарствия.

• Солдаты Лейб-гвардии Московского полка и флотского морского экипажа

МАНИФЕСТ К РУССКОМУ НАРОДУ 1. Уничтожение бывшего Правления. 2. Учреждение временного до установления постоянного, (которое будет осуществляться) выборными (представителями народа) правительства. 3. Свободное тиснение и потому уничтожение цензуры. 4. Свободное отправление богослужения всем миром. 5. Уничтожение права собственности, распространяющейся на людей. 6. Равенство всех сословий перед законом, и потому уничтожение военных судов… 7. Объявление права всякому гражданину заниматься, чем он хочет… 8. Сложение подушных податей и недоимок по ним. 9. Уничтожение монополий: на соль, на продажу горячего вина и проч. … 10. Уничтожение рекрутства и военных поселений. 11. Убавление срока службы военной… 12. Отставка всех без изъятия нижних чинов, прослуживших 15 лет. 13. Учреждение волостных, уездных, губернских и областных правлений и порядка выборов членов сих правлений… 14. Гласность судов. 15. Введение присяжных в суды уголовные и гражданские…

• Извините – ответил ему граф Милорадович – корона для нас священна, и мы должны исполнять свой долг. Прочесть бумаги всегда успеем, а присяга в верности нужнее всего. Так решил и великий князь. У кого 60 000 тысяч штыков в кармане, тот может смело говорить – Милорадович.

П. Каховский

Восстание 14 декабря 1825 г. Картина В. Тимма. 1853 г.

«Если даже смотреть на убеждения декабристов как на безумие и политический бред, все же справедливость требует признать, что тот, кто жертвует жизнью за свои убеждения, не может не заслуживать уважения соотечественников. Кто кладет свою голову на плаху за свои убеждения, тот истинно любит отечество, хотя, может быть, и преждевременно затеял свое дело» . М. Волконская

А. С. Пушкин, 1827 • Во глубине сибирских руд Храните гордое терпенье, Не пропадет ваш скорбный труд И дум высокое стремленье. • Несчастью верная сестра, Надежда в мрачном подземелье Разбудит бодрость и веселье, Придет желанная пора: • Любовь и дружество до вас Дойдут сквозь мрачные затворы, Как в ваши каторжные норы Доходит мой свободный глас. • Оковы тяжкие падут, Темницы рухнут — и свобода Вас примет радостно у входа, И братья меч вам отдадут.

present5.com

Восстание декабристов: историческая случайность или необходимость

Муниципальное образовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 45

с углубленным изучением отдельных предметов.

Восстание декабристов: историческая случайность или необходимость?

Выполнил: Сёмин Андрей

ученик 11«А» класса

Руководитель: Ефимова Л. М.

г. Нижний Новгород 2011

Содержание

1. Вступление

2. Восстание декабристов: историческая случайность или необходимость

2.1 Восстание декабристов 14 декабря 1825 года

2.1.1 Причины восстания декабристов

2.1.2 Нижегородцы-декабристы

2.1.3 Ход восстания, причины поражения, значение

2.2 Оценки восстания декабристов и их деятельности

2.2.1 Оценка событий историками и общественными деятелями первой части XIX века

2.2.2 А.И.Герцен и В.О.Ключевский – взгляд на восстание и деятельность декабристов

2.2.3 Историки и общественные деятели ХХ века о декабризме

2.2.4 Оценка событий, связанных с восстанием декабристов поколением NEXT

Заключение

Приложение

Список литературы

1. Вступление

В истории всякой страны есть незабываемые памятные даты. Проходят годы, меняются поколения, новые и новые люди выходят на историческую арену, меняется быт, уклад, общественное мировоззрение, но остается память о тех событиях, без которых нет подлинной истории, без которых немыслимо национальное самосознание. Декабрь 1825 года - явление такого порядка, «Сенатская площадь» и «Черниговский полк» давно стали историко-культурными символами. Достаточно произнести эти словосочетания, и испытываешь смешанные чувства - гордость и грусть: первое сознательное выступление за свободу - первое трагическое поражение. Если бы декабристов (еще не «декабристов» - членов тайных обществ) не было?.. Смерть Александра I осталась бы важным событием, сложная борьба вокруг престола, развязанная из-за неясности российских законов вообще и «тайного» завещания покойного императора в частности (царем должен был стать младший Николай мимо старшего Константина), привлекала бы интерес историков и эрудированных любителей старины, но все же вряд ли бы каждый из нас столь ясно знал - вот один из звездных часов в истории Отечества.

Многие поколения историков обращались к этому событию-14 декабрю 1825 года. Но подробнее я хотел бы остановиться на двух точках зрения: Василия Осиповича Ключевского и Александра Ивановича Герцена.

Цель данной работы - ответить на вопрос, было ли восстание случайным, или это необходимый и естественный этап развития общественного движения. Из поставленной цели вытекают следующие задачи: рассмотреть истоки декабризма, ход выступления на Сенатской площади; изучить точки зрения известных историков и общественных деятелей на данную проблему и провести социологический опрос о событиях, связанных с восстанием декабристов, среди учащихся 9-11 классов МОУ СОШ № 45.

2. Восстание декабристов: историческая случайность или необходимость

2.1 Восстание декабристов 14 декабря 1825 года

2.1.1 Причины восстания декабристов

Восстание декабристов — попытка государственного переворота, состоявшаяся в Петербурге, столице Российской империи, 14 (26) декабря 1825 года. Восстание было совершено группой дворян-единомышленников (при поддержке военных частей) и ставило целью недопущение вступления на трон Николая I и либерализацию российского общественно-политического строя. Восстание разительно отличалось от заговоров эпохи дворцовых переворотов своей революционной направленностью и имело сильнейший резонанс в российском обществе, значительно повлиявший на общественно-политическую жизнь последовавшей за ним Николаевской эпохи.

На становлении личности декабристов повлияли многие факторы: семья, Лицей, идеи Просвещения, Отечественная война и обычная русская действительность. Мы знаем, какое настроение утвердилось в высшем образованном дворянстве благодаря умственным влияниям, какие проникли в наше общество с половины XVIII столетия. Сравнив последние поколения екатерининского времени с тем поколением, представители которого подверглись каре за дело 14 декабря, мы встречаем между ними сходство и различие. Родство между ними было и нравственное и генеалогическое; образ мыслей, который усвоили себе отцы, разделяли и дети; люди 14 декабря, даже в буквальном смысле, - дети людей, принадлежавших к вольнодумцам при Екатерине. Но между ними есть одно существенное различие. Вольнодумство воспитало в вольтерьянцах холодный рационализм, сухую мысль, вместе с тем отчужденную от окружающей жизни; холодные идеи в голове остались бесплодными, не обнаруживались в стремлениях, даже в нравах вольнодумцев. Совсем иной чертой отличалось поколение, из которого вышли люди 14 декабря. В них мы замечаем удивительное обилие чувства, перевес его над мыслью и вместе с тем обилие доброжелательных стремлений, даже с пожертвованием личных интересов. Отцы были вольнодумцами, дети были свободомыслящие дельцы. Откуда произошла эта разница? [1]

Воспитание, так мало приближавшее воспитанников Лицея к окружающей действительности, встретилось с сильно пробужденным национальным движением, какое продолжалось и после 1815 г. Страна недаром испытала нашествие французов: многие иллюзии, внушенные французским гувернером или французской литературой, должны были рассеяться. Эти усилия сбросить с себя иго французской мысли и книжки выразились, например, в стихотворении тогда еще молодого Аксакова, автора «Семейной хроники»; стихотворение это писано в 1814 г. Поэт разочарован в своих ожиданиях, что французское нашествие совсем освободит нас от французского рабства, что «испытанные бедствия навеки поселят к французам отвращение», что «мы подражания смелого устыдимся и к обычаю, языку родному обратимся». Автор сетует, что «рукой победной, но в рабстве мы умами, клянем французов мы французскими словами». Этот порыв к изучению родной действительности сказывается тогда наверху и внизу общества. Притом надобно припомнить историческое впечатление, под действие которого попало молодое поколение, вступив в действительную жизнь. Многие из этих людей помнили еще ту восторженную тревогу, какая овладела образованною молодежью при первых шагах нового царствования; потом этим людям пришлось пережить много испытаний; почти все это были военные, преимущественно гвардейцы.

Они были участниками похода 1812 - 1815 гг.; многие из них вернулись ранеными. Они прошли Европу от Москвы и почти до западной ее окраины, участвовали в шумных событиях, которые решали судьбу западноевропейских народов, чувствовали себя освободителями европейских национальностей от чужеземного ига; все это приподнимало их, возбуждало мысль; при этом заграничный поход дал им обильный материал для наблюдений. С возбужденной мыслью, с сознанием только что испытанных сил они увидели за границей иные порядки; никогда такая масса молодого поколения не имела возможности непосредственно наблюдать иноземные политические порядки; но все, что они увидели и наблюдали, имело для них значение не само по себе, как для их отцов, а только по отношению к России. Все, что они видели, и все, что они вычитывали из иноземных книг, они прилагали к своему отечеству, сравнивали его порядки и предания с заграничными. Таким образом, даже непосредственное знакомство с чужим миром только поддерживало интерес к родному. Изменившаяся ли семейная среда, из которой они выходили, или свойство пережитых впечатлений сообщили им особый характер, я бы сказал, особый отпечаток.

При таком личном настроении, которое явилось результатом лучшего воспитания и обстоятельств характера чисто политического, интерес к окружающей действительности у людей первой четверти XIX столетия должен был получить особое напряжение и вести к особым впечатлениям, каких не переживали их отцы. Эти люди все же мало знали окружающих, как и их отцы, но у них сложилось иное отношение к действительности. Отцы не знали этой действительности и игнорировали ее, т. е. и знать ее не хотели, дети продолжали не знать ее, но перестали игнорировать. Военные события, тяжести похода, заграничные наблюдения, интерес к родной действительности - все это должно было чрезвычайно возбуждать мысль; эстетические наблюдения отцов должны были превратиться в более определенное и практическое стремление быть полезными. Легко понять, в каком виде должна была представиться окружающая действительность, как только эти люди стали вникать в нее. Она должна была представить им самую мрачную картину: рабство, неуважение к правам личности, презрение общественных интересов - все это должно было удручающим образом подействовать на молодых наблюдателей, производить в них уныние; но они были слишком возбуждены, чтобы уныние могло их заставить складывать руки. Один из немногих невоенных участников движения 14 декабря - Кюхельбекер на допросе верховной следственной комиссии откровенно признавался, что главной причиной, заставившей его принять участие в тайном обществе, была скорбь его об обнаружившейся в народе порче нравов как следствии угнетения. "Взирая, - говорит он, - на блистательные качества, которыми бог одарил русский народ, единственный на свете по славе и могуществу, по сильному и мощному языку, которому нет подобного в Европе, по радушию, мягкосердечию, я скорбел душой, что все это задавлено, вянет и, быть может, скоро падет, не принесши никакого плода в мире". Это важная перемена, совершившаяся в том поколении, которое сменило екатерининских вольнодумцев; веселая космополитическая сентиментальность отцов превратилась теперь в детях в патриотическую скорбь. Отцы были русскими, которым страстно хотелось стать французами; сыновья были по воспитанию французы, которым страстно хотелось стать русскими. Вот и вся разница между отцами и детьми. Настроением того поколения, которое сделало 14 декабря, и объясняется весь ход дела. [2]

mirznanii.com

Значение восстания декабристов | История Российской империи

Музей поэта-декабриста В. Кюхельбекера в Кургане

«Декабристы важны не как заговор, не как тайное общество, это нравственно-общественный симптом, вскрывший обществу недуги, которых оно само в себе не подозревало; это целое настроение, охватившее широкие круги, а не 121 человек только, признанных виновными и осужденных по нескольким степеням виновности» (В.О. Ключевский).

Нам близка оценка деятельности декабристов, их восстания историком В.О. Ключевским, поэтому в собственных рассуждениях мы будем опираться на его мнение.

Во-первых, важно учитывать тот факт, что участниками движения были люди из высшего образованного дворянства. Причем, как замечает Ключевский, это было не все сословие, а только его часть, в которой господствовали определенные мысли и настроения. А еще точнее: это была молодежь, образованная молодежь: из 120 отправленных на каторгу и ссылку в Сибирь всего 12 человек имели возраст 34 года, основное же большинство было младше 30 лет. Это важный момент для оценки их деятельности: здесь налицо не корыстолюбивые планы захвата власти, а романтические идеалы о всеобщем счастье и равенстве. Известно, что самый молодой из декабристов, поэт Александр Одоевский, настолько был полон энтузиазма, что воскликнул по-мальчишески перед началом восстания: «Ах, как славно мы умрем»!

Историк В.О. Ключевский

Во-вторых, в их решении выступить с целью изменения существующего режима важное значение сыграло их воспитание, основанное на свободолюбивых идеях французской революции, а главное – их участие в Отечественной войне 1812 г. Многие из них, несмотря на молодость, не только участвовали в этой войне, но и проявили  мужество, отчаянную смелость, некоторые из них были ранены и получили награды за храбрость.

В-третьих, участие в войне сильно укрепило и даже поставило на первый план их патриотические чувства.  «Большею частью то были добрые и образованные молодые люди, которые желали быть полезными отечеству, проникнуты были самыми чистыми побуждениями и глубоко возмущались при встрече с каждой, даже с самой привычной, несправедливостью, на которую равнодушно смотрели их отцы», — пишет В.О. Ключевский.

Учитывая сказанное, становится понятным, что восстание декабристов имело значение нравственного урока, высокого понятия о чести и свободе личности, о праве каждого жить  в стране, где человек должен чувствовать себя не угнетенным и притесненным, а свободным и счастливым. По мнению декабристов, самодержавие не способно к изменению существующего порядка, и, следовательно, – его надо уничтожить.

Но в то же время историк отмечает, что по форме восстание было похоже на те гвардейские дворцовые перевороты, которые были характерны для России после смерти Петра I на протяжении всего XVIII века. «Движение было поднято по вопросу о престолонаследии, как поднимались все движения XVIII в., и на знамени движения было написано личное имя. В движении 14 декабря столько сходства с гвардейскими переворотами XVIII в., что современники, наблюдавшие это событие, не могли не вспомнить о гвардейских переворотах», — пишет В.О. Ключевский.

Подчеркиваем, что эта схожесть только по форме. Характер же вождей и цели были совсем другими. Имя Константина на знамени было для солдат, чтобы они не присягали Николаю. Главное, что никогда ни одно восстание в России не ставило целью изменение существующего порядка. « Их план таков: в случае удачи обратиться к Государственному совету и Сенату с предложением образовать временное правительство из пяти членов; были даже намечены эти члены; между ними рядом с Пестелем, самой дельной головой в тайном обществе, должен был сесть и знакомый нам М. М. Сперанский. Временное правительство должно было руководить делами до собрания Земской думы, той самой Земской думы, план которой проектировал Александр со Сперанским в преобразовательном проекте. Земская дума как учредительное собрание и должна была разработать новое государственное устройство

www.rosimperija.info

Восстание декабристов. Вывод об оценке выступления

  • ГДЗ
  • 1 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Информатика
    • Природоведение
    • Основы здоровья
    • Музыка
    • Литература
    • Окружающий мир
    • Человек и мир
  • 2 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Белорусский язык
    • Украинский язык
    • Информатика
    • Природоведение
    • Основы здоровья
    • Музыка
    • Литература
    • Окружающий мир
    • Человек и мир
    • Технология
  • 3 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Белорусский язык
    • Украинский язык
    • Информатика
    • Музыка
    • Литература
    • Окружающий мир
    • Испанский язык
  • 4 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Белорусский язык
    • Украинский язык
    • Информатика
    • Основы здоровья
    • Музыка

resheba.me

Оценка движения декабристов в историографии

Официальная правительственная концепция толковала восстание декабристов как случайное явление, а самих декабристов — как скопище цареубийц, которые восприняли революционные идеи в Западной Европе, но потерпели неудачу в попытке привить их на русской почве. Официально стремились скрыть размеры и угрозу движения, старались показать бесперспективность движения. Ярким приверженцем этой концепции был барон М. Корф — «Историческое описание 14-го декабря [1825 гг.] и предшествовавших ему событий», «Четырнадцатое декабря 1825 г.», «Восшествие на престол императора Николая I». Он писал: «Горсть безумцев, чуждых святой Руси, без корней в прошлом и перспектив в будущем». Проекты преобразований декабристов им замалчивались.

Другой представитель дворянской историографии, правда, более позднего периода, — Н. К. Шильдер считал политику Александра I и его лично виновником восстания декабристов. Шильдер показал, что декабристы предвосхитили реформационные планы Александра II на 30 лет. Он подчеркнул благородную мотивацию их поступков, сочувствуя либеральной части восставших.

Первыми несогласными с официальной концепцией историками выступили сами декабристы. Особенно здесь проявил себя М. Лунин, чьи знаменитые «Письма из Сибири» были известны передовой общественности. Мемуары о событиях оставили Якушкин, Бестужев и целый ряд других.

Оформление революционной концепции принадлежит А. И. Герцену (1812—1870). Он осветил широкий круг вопросов истории декабризма — его истоки, развитие, деятельность тайных обществ, их программные установки, восстание 14 декабря, причины поражения, дает характеристику наиболее выдающимся деятелям декабризма, оценивает уроки и значение восстания и движения в целом. Герцен видел корни движения декабристов в условиях русской действительности и указал на важнейшие причины выступления декабристов. Вместе с тем Герцен подчеркнул слабость декабристского движения — «декабристам на Исаакиевской площади не хватало народа». А. И. Герцен считал возможной победу декабристов: «Кто первый овладеет местом, тому и повинуется безмолвная машина с тою же силою и с тем же верноподданическим усердием». Он указал также на серьезное значение восстания для России: «Фаланга героев, которая сознательно вышла на смерть, чтобы разбудить новое поколение», «с высоты своей виселицы они разбудили новое поколение». Но Герцен идеализировал декабристов, описывал их как рыцарей без страха и упрека, приписывал им социалистические взгляды.

Либеральная концепция декабристского движения представлена трудами А. Н. Пыпина, М. В. Довнар-Запольского и др. Нельзя не отмстить работу А. Н. Пыпина «Общественное движение в России при Александре I» (1870—1871), в которой автор обобщил весь многочисленный материал, накопленный за этот период, провёл подробный анализ источников. А. Н. Пыпин прослеживает взаимозависимость взглядов императора и прогрессивного общества того времени. Личность Александра I, по мнению А. Н. Пыпина, являлась мощной силой, поддерживающей общественные 64 настроения. А. Н. Пыпин в своей работе исследует не сами события декабря 1825 г., а их предысторию. Первопричиной автор считает «пробуждение национального чувства в эпоху 1812 г. как источник нового либерального движения... и сильное европейское влияние, действовавшее на русское общество в течение Наполеоновских войн».

Крупнейшим по значению трудом дореволюционной историографии о декабристах является книга В. И. Семевского «Политические и общественные идеи декабристов» (1909). В концепции Семевского имеются многие черты либеральной трактовки: планы декабристов он преемственно связывает с преобразовательными планами Александра I, Сперанского и других правительственных деятелей, не усматривая между ними никакой принципиальной разницы. Эта концепция выхолащивала революционное содержание движения, рассматривала декабристов как реформаторов, которые пошли на вооруженное выступление не по плану, а в качестве взрыва отчаяния. Впервые такого рода оценку декабристского движения дал декабрист, член Союза Благоденствия Николай Тургенев (1826), который во время восстания был за границей, вернуться отказался, но пытался оправдать действия декабристов перед российскими властями. Семевский, близкий к народникам и имевший возможность после революции 1905—1907 гг. свободнее высказывать свои мысли, давал высокую оценку Пестелю, но в целом все же придерживался либеральной концепции — трактовал движение декабристов как движение интеллигенции.

Под влиянием событий первой русской революции обратился к теме движения декабристов и А. Е. Пресняков (1870—1929). По его словам, движение декабристов «было колыбелью целого ряда позднее резче дифференцированных в жизни и общественном сознании, легко разошедшихся течений». Размышляя о причинах неспособности декабристов реализовать план действий и совершить государственный переворот, А. Е. Пресняков доказывал, что это движение было чуждо «подъему народной и солдатской массы». В среде декабристов было много революционной романтики и декламации «без подлинной решимости». Их революционность Пресняков считал «весьма относительной». Аграрные проекты декабристов он оценивал как «преждевременные» и «бесплодные» для того времени. А Николаю I, несмотря на всю шаткость его положения, помогла «более чем слабая подготовка восстания». На стороне власти оказался выигрыш во времени и дезорганизация революционного центра.

Результаты исследования привели Преснякова к выводу о предрешенности итога восстания. Значение восстания историк увидел в том, что оно вскрыло «трещины» в самодержавно-крепостническом строе, а в день 14 декабря 1825 г. самодержавие впервые встретилось «с отрицанием своих притязаний на произвольное распоряжение Россией как вотчиной». Пресняков определил национальные основы движения декабристов, указав, что оно выросло на «русской почве», а не на «наносной» с Запада.

С конца XIX века в России появляется марксистская концепция движения. В 1900 году на вечере памяти декабристов, в год 75-летия восстания, Г. В. Плеханов произнес речь «14 декабря 1825 года», в которой поправил Герцена: декабристы — буржуазные революционеры, а не социалисты. Г. В. Плеханов говорил о предрешенности поражения восстания, опираясь на мнение некоторых декабристов.

Ленин в целой серии статей проследил социальный состав движения и на этой базе создал свою концепцию освободительного движения. Как известно, В. И. Ленин подразделял освободительное движение в России (до 1917 г.) на три этапа: дворянский, разночинский и пролетарский. В основу такой периодизации им был положен сословно-классовый критерий. По его мнению, преобладание на том или ином этапе определенного класса (или сословия) «налагало свою печать на движение», т.е. определяло его особенности — организационно-тактические принципы, характер программных требований. 1825—1861 гг. — период дворянской революционности. Ленин считал, что декабристы положили начало борьбе против самодержавия. Ленин, как и Герцен, подчеркивал, что «страшно далеки они от народа».

В советской исторической науке изучение движения было продолжено с марксистских позиций. Характерный для исторической науки советского времени догматизм превратил ленинские высказывания в незыблемую схему. На исходе 1923 г., с началом подготовки к 100-лстнему юбилею восстания декабристов, в советской исторической литературе вспыхнула дискуссия относительно сущности этого движения. Дискуссия началась после появления 16 декабря в газете «Рабочая Москва» статьи М. С. Ольминского «Две годовщины». Автор с ультрареволюционных позиций характеризовал движение декабристов как «движение дворян-землевладельцев», которые обманом увлекли солдат на Сенатскую площадь, а затем предательски покинули их. В защиту декабристов выступили М. Н. Покровский, В. Д. Виленский-Сибиряков и некоторые другие. Покровский писал о них, особенно о членах Южного общества и Общества соединенных славян, как о «настоящих революционерах и революционных демократах», чуть ли не предшественниках большевиков.

В 1925 году с помпой было отмечено 100-летие восстания. Был издан 11-томный сборник документов «Восстание декабристов» (под руководством М. Н. Покровского). М. Н. Покровский считал декабристов борцами против душащего торговый капитал крепостничества.

Бесспорным лидером уже с 1920-х годов была М. В. Нечкина. Естественно, труды М. В. Нечкиной отличались марксистским подходом к освещению истории декабризма. Она наметила проблемы, которые стали предметом исследовательского внимания всех советских декабристоведов: декабристы и массовое революционное движение, формирование их идеологии, изучение процессов развития декабристских обществ, ход восстания 14 декабря, отношение к восставшим различных социальных слоев. В работах конца 20-х начала 30-х годов. М. В. Нечкина вывела принципиальную идею революционного единства всего движения декабристов. В послевоенный период проблематика исследований М. В. Нечкиной расширяется. Декабристы рассматриваются не только как революционная организация, но и как явление идеологии, общественное течение, «окрасившее атмосферу социальной и культурной жизни своего времени».

В фундаментальных трудах «Грибоедов и декабристы» (1947) и «Восстание 14 декабря 1825 г.» (1951) М. В. Нечкина старалась в конкретной форме воплотить ленинскую мысль о поисках в России правильной революционной теории. В 1955 г. вышла в свет ее двухтомная монография «Движение декабристов». Эта работа стала событием в советской исторической науке и в декабристоведении. Исследование интересно тем, что ленинская оценка восстания декабристов как первого революционного выступления, с присущей им классовой ограниченностью, впервые нашла свое наиболее полное воплощение в конкретном историческом материале. Движение декабристов М. В. Нечкина органически связывала с проблемой смены общественно-экономических формаций, их лозунги — с объективным ходом исторического развития.

Положение М. В, Нечкиной в исследовании истории русского революционного движения было практически монопольным. И оно закрепило в советской науке преувеличенное представление о масштабах и влиянии революционного движения в XIX веке, а также искусственную периодизацию исторического процесса XIX — начала XX века по революционным ситуациям.

В 1950—70-е годы наблюдается рост интереса к движению и расширение проблематики исследований.

Для современной историографии характерен пересмотр ряда устоявшихся в отечественной исторической науке выводов относительно декабристского движения.

Во-первых, отмечается, что движение декабристов нельзя сводить только к революционному. По своему со-68 держанию оно было гораздо шире. Здесь соединились различные взгляды, группы с разными идейными установками и интересами, по-разному понимавшие цели, задачи движения и пути их достижения. Исследователь Б. Бокова пишет, что «при желании — и без малейших натяжек — от декабристов можно провести маршруты куда угодно: к земскому движению 1860-х годов, к партии «Народной свободы», к «русскому социализму», к «аристократическому конституционализму», к правонационалистическим теориям, к российской религиозной философии, к социалистам-революционерам и т.д.».

Во-вторых, расширился спектр оценок закономерности восстания декабристов. Если раньше восстание декабристов представлялось как событие безусловно закономерное вследствие обострения классовых противоречий, то теперь высказывается мнение о том, что случайность и закономерность в событиях 14 декабря столь переплелись, что восстание могло и не состояться (С. В. Мироненко). Но в то же время высказывается мысль о возможной победе восстания. А. Н. Цамутали, П. В. Волобуев и Я. А. Гордин считают, что поражение декабристов не было заранее предрешено. И все же мнение об обреченности восстания преобладает в трудах историков.

В-третьих, нет единства в оценке последствий возможной победы декабристов. Н. Я. Эйдельман, например, пишет: «Мятежники могли, конечно, взять власть... Вот тогда захваченный ими госаппарат (как в 1700-х гг. преображенцами, семёновцами) тут же приказал бы всей России разные свободы: конституцию (северяне настаивали на Земском соборе) и отмену крепостного права. И что бы после того ни случилось — смуты, монархическая контрреволюция, народное непонимание, борьба партий и группировок, — многое было бы абсолютно необратимо». С. В. Тютюкин считает: «Можно допустить, что при более активной, наступательной тактике декабристы могли бы одержать победу в Петербурге, затем на Украине и с помощью Ермолова на Кавказе, сформировать Временное правительство и приступить к осуществлению своей программы.... Планы декабристов хотя бы частично могли воплотиться в жизнь». Но есть и совершенно противоположная точка зрения (Н. А. Рабкина): «Ни взять власть, ни тем более удержать ее декабристы бы не смогли, уровень народного сознания, царистские иллюзии, принципиальное отличие первого открытого революционного, организованного выступления от имевших место ранее многочисленных келейных дворцовых переворотов и победоносных заговоров были тому причиной».

В-четвертых, дискутируется вопрос о причинах появления движения. Так, И. К. Пантин, Е. Г. Плимак и В. Г. Хорос в книге «Революционная традиция в России. 1783—1883 гг.» (1986) проанализировали движение декабристов в контексте мирового антифеодального процесса. Мнения указанных исследований в определении причин возникновения движения декабристов явно накренились (по сравнению с историографией советского времени) в сторону признания воздействия Запада как не менее, если не более важного фактора по сравнению с внутрироссийскими обстоятельствами, породившими это движение.

Обсуждается и вопрос, весьма односторонне освещавшийся раньше, — о последствиях и значении восстания декабристов.

Но одним из наиболее важных вопросов современного этапа исследований в области декабристоведения является историческая реконструкция состава участников движения декабристов. Он непосредственно связан с проблемой исторического содержания термина «декабристы» («кого считать декабристом?»). Согласно С. В. Мироненко, ответ на вопрос, кого считать декабристом, заключается в установлении тех, кто был членом декабристских тайных обществ и участником восстаний 1825 г. на севере и юге. П. В. Ильин разделяет этот принцип, исходя из того, что декабристы — это члены ряда преемственно связанных друг 70 с другом конспиративных объединений, ставивших своей целью подготовку политических преобразований, а также участники организованных этими объединениями военных выступлений, знавшие о политической цели заговора. К этой формуле склоняются и другие исследователи. Другой важный вопрос терминологического характера: какие тайные общества считать декабристскими.

Открытым остается и вопрос о том, насколько сильны были элементы сознательности в позиции солдатской массы. Подсчеты количества декабристов историками иногда существенно расходятся между собой. Так, В. А. Пушкина и П. В. Ильин полагают, что количество декабристов всех категорий может колебаться от 700 до 900 человек. М. А. Рахматуллин считает эти цифры завышенными, но, в свою очередь, настаивает на включении в число декабристов хотя бы тех солдат, которые имели «какое-то представление о планах офицеров-заговорщиков и выполняли их «общественные» поручения».



biofile.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о