О жукове георгии константиновиче жукове – Жуков Георгий Константинович – Сто великих полководцев России. Проект “Сто великих полководцев. Герой дня”

Георгий Жуков – биография полководца, личная жизнь, фото и последние новости

Георгий Жуков: биография

Георгий Константинович Жуков – легендарный советский полководец,  маршал Советского Союза, который был одной из ключевых фигур Красной армии во время Великой Отечественной войны и впоследствии получил в народе прозвище «Маршал Победы». После смерти Иосифа Сталина в биографии Георгия Жукова появляются министерские должности – сначала он был первым заместителем Министра обороны СССР, затем сам возглавил это ведомство. Но в 1958 году Жуков исключен из Центрального Комитета Партии, лишен всех постов в армии и отправлен в принудительную отставку.

Фото Георгия Жукова в молодости

Биография Георгия Константиновича Жукова берет начало еще в конце XIX века. Он родился в деревушке Стрелковка, что в Калужской губернии. Георгий выходец из простой крестьянской семьи, поэтому образование получил только начальное – три класса церковно-приходской школы, которые окончил с отличием. Затем мальчика отправили в Москву, где он стал подмастерьем в небольшой скорняжной мастерской. К 13-ти годам он уже отличный мастер, но тяга к учебе не дает Жукову покоя, и подросток поступает на вечерние общеобразовательные курсы и получает аттестат зрелости.

Фото Георгия Жукова в молодости

Когда началась Первая мировая война, Георгия призывают в имперскую армию и отправляют в кавалерийский полк. Любопытно, что благодаря образованию он мог пойти в школу прапорщиков и стать сразу же офицером, но постеснялся в 19-летнем возрасте командовать опытными солдатами, поэтому отказался. Как скажет маршал Жуков впоследствии – это была счастливая мысль, иначе после революции ему пришлось бы эмигрировать. Участвуя в боевых действиях, молодой кавалерист был ранен, частично потерял слух, но совершил ряд подвигов, в том числе захватил в одиночку немецкого офицера. За это будущий полководец был награжден Георгиевским крестом.

Полководец

Во время Гражданской войны Георгий Жуков примкнул к Красной Армии и сражался с войсками Антона Деникина и Петра Врангеля. В 1920-м году Жуков оканчивает Рязанские кавалерийские курсы и становится командиром взвода, позднее – эскадрона. Именно его подразделение занималось подавлением крестьянского бунта под Тамбовом, так называемого Антоновского восстания. За удачную операцию Жукова представили к ордену Красного Знамени. В середине 20-х годов Георгий согласился на преподавательскую должность в Белорусском государственном университете, где вел военно-допризывную подготовку.

Георгий Константинович Жуков | Белая Россия

В 30-х годах Георгий Константинович вновь в командирском седле. Ему доверили 4-ю кавалерийскую дивизию, затем  назначили заместителем командующего Белорусским военным округом по кавалерии. Позднее Георгия Жукова пытались скомпрометировать и обвинить в связях с неожиданно ставшим  врагом народа командующим Белорусским округом Иеронимом Уборевичем. Полководец не растерялся и лично на имя Иосифа Сталина, а также Климента Ворошилова отправил телеграммы с вопросом: как он мог по долгу службы не контактировать с непосредственным начальником. Дело ограничилось лишь выговором.

Маршал Георгий Жуков | Репортаж

Накануне Великой Отечественной войны Политбюро назначило Георгия Константиновича начальником Генерального штаба. Первым делом Жуков потребовал привести всю армию в боевую готовность, так как предвидел нападение Фашистской Германии, но не во всех своих идеях смог убедить Вождя, о чем после войны неоднократно публично сожалел.

Из боевых действий во время Второй мировой войны стоит особенно выделить бои на Западном фронте и командование прорывом блокады Ленинграда. Полководец Георгий Жуков приказал расстреливать всех, кто бросит оружие, из-за чего имел в дальнейшем славу жестокого военачальника, однако его действия приносили успехи. Также Жуков курировал войска в битве на Курской дуге и идеально провел наступательную операцию «Багратион».

Маршал Жуков

Звание Маршала Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову было присвоено в начале 1943 года. Он стал первым офицером, удостоенным этого звания с начала войны. Как маршал он принимал капитуляцию Фашистской Германии, а также принимал в 1945 году главные Парады Победы в Москве на Красной площади и в Берлине у Бранденбургских ворот. 

Уже через год разыгралось знаменитое «Трофейное дело», в ходе которого легендарного маршала Победы обвинили в незаконном присвоении различных предметов роскоши и раздувании своих заслуг в деле разгрома армии Адольфа Гитлера. Георгий Жуков признал, что действительно привез из Германии много мебели, ковров и другой модной утвари, и раскаялся в том, что не поставил об этом в известность вышестоящее начальство. В итоге его перевели на должность командующего Уральским военным округом. 

Георгий Жуков – человек, победивший Гитлера | Белое дело

После смерти Сталина полководца возвращают в Москву и по распоряжению Никиты Хрущева назначают первым заместителем министра обороны, а позднее и министром. Кстати, Георгий Жуков сыграл далеко не последнюю роль в устранении от власти Лаврентия Берии, который и был его разоблачителем в «Трофейном деле». По мнению большинства исследователей, маршал Жуков стал одной из ключевых фигур в подавлении Венгерского антикоммунистического восстания 1956 года и провел довольно кровавую операцию «Вихрь». После нее Хрущев испугался большого влияния министра обороны на общественность и военачальников, поэтому добился полного отстранения Георгия Жукова от дел и отправил его в отставку.

Личная жизнь

О маршале в народе ходит масса мифов, в том числе и о личной жизни Георгия Жукова. Поэтому стоит говорить  только о тех романтических отношениях, которые он сам признавал. Впервые Жуков мог жениться еще юношей. У него был роман с дочерью домохозяйки, у которой Георгий снимал московскую квартиру. Но из-за Первой мировой войны те планы канули в лету. В 1919 году в саратовском лазарете Георгий Жуков встретил медсестру Марию Волохову и между ними сразу же вспыхнули чувства. Но из-за военных действий молодые люди расстались.

Георгий Жуков с женой Александрой Зуйковой и дочерьми | LiveInternet

Через год будущий маршал полюбил юную учительницу Александру Зуйкову, которая стала считаться его супругой, хотя официально расписались они только в 1953 году. И тут судьба вновь свела Георгия Константиновича с Марией Волоховой. Несколько лет Жуков разрывался между двумя женщинами. Интересно, что почти одновременно дамы сделали его отцом: Александра родила дочь Эру, а Мария – Маргариту. Кстати, обе «жены» Георгия Жукова знали друг о друге, но мирились с ситуацией. Позднее Волохова вышла замуж и порвала отношения с возлюбленным. А официальная супруга подарила Георгию еще одну дочь Эллу.

Георгий Жуков с последней женой Галиной Александровной | Бульвар Гордона

Во время Второй мировой войны Жуков жил в гражданском браке с военным фельдшером Лидией Захаровой. Она прошла с маршалом всю войну, не раз выходила с ним на передовую и переехала на юг Украины, когда того назначили командующим одесского военного округа. Они расставались только тогда, когда навещать мужа приезжала Александра Зуйкова. В итоге, Георгий Константинович порвал отношения с любовницей, но не ради супруги, а ради военного врача Галины Семеновой. Они тоже жили в фактическом союзе, но в 1965 году Георгий Жуков официально развелся с Зуйковой и пошел в ЗАГС с Галиной, которая родила ему четвертую дочь Марию.

Георгий Жуков с дочерью Марией | LiveInternet

Все дочери Георгия Жукова получили отличное образование. Маргарита окончила юридический и экономический факультет МГУ, более 40-ка лет преподавала политэкономию в различных столичных вузах. Она является основательницей общественного фонда «Маршал Жуков». Эра и Элла закончили МГИМО. Старшая из них была сотрудницей Института государства и права Российской академии наук, а младшая стала журналистом. А Мария Георгиевна написала и издала широко известную книгу «Маршал Жуков — мой отец».

Смерть

В последние годы жизни Георгий Жуков вновь стал посещать Кремлевский дворец съездов, где его неизменно встречали продолжительными аплодисментами. Также маршал был консультантом документального фильма «Если дорог тебе твой дом» и «Страницы Сталинградской битвы», причем он даже снялся в двух сериях. Вышла в печать и книга мемуаров  «Воспоминания и размышления», над которой Жуков трудился более 10 лет.

Памятник маршалу Жукову в Москве на Красной площади | Русский курьер

В конце 1973 года умирает жена Георгия Жукова, Галина Александровна, после чего маршал стал чувствовать себя все хуже и хуже. Он перенес инсульт, затем инфаркт, а весной впал в кому. Георгий Константинович Жуков скончался в больнице 18 июня 1974 года после нескольких недель пребывания в коме. Несмотря на последнюю волю полководца о традиционном погребении, его тело кремировали, а прах захоронили в Кремлёвской стене на Красной площади Москвы. На 100-летие со дня рождения маршала Георгия Жукова впервые в истории кремлёвского некрополя была отслужена панихида.

Фото

24smi.org

Жуков Георгий Константинович

О Жукове

За свою многовековую историю Российское государство неоднократно подвергалось агрессии. Русскому народу много раз приходилось с оружием в руках вести жестокие, и, подчас неравные сражения, в которых проявили свое полководческое искусство: Александр Невский, Дмитрий Донской, Петр I, Александр Суворов, МихаилКутузов. Их имена бережно хранятся в памяти поколений. В XX веке к ним добавились имена полководцев Великой Отечественной войны -Г.К.Жуков, А.М.Василевский, И.С.Конев, Р.Я.Малиновский, К.К.Рокоссовский, С.К.Тимошенко, и многие другие. За четырехлетний период борьбы против германской агрессии произошло не одно сражение.Со всеми важнейшими стратегическими операциями русских войск в ходе Великой Отечественной войны неразрывно связано имя Георгия Константиновича Жукова.

Детство и юность Георгия Жукова

Георгий Константинович Жуков родился 19 ноября(по старому стилю) 1896 года в деревне Стрелковка Калужской губернии. В годы детства Жукова деревня ни чем невыделялась из тысячи русских деревень. Мужчины – часто на заработках в городе, в поле – женщины и дети. Отец Жукова сапожничал в городах, мать подрабатывала на перевозке грузов. Заработки были такие, что по признанию самого Георгия Константиновича “нищие зарабатывали больше”. Ещё он напишет: “Спасибо соседям, они иногда выручали нас то щами, то кашей. Такая взаимопомощь в деревнях не была исключением, а скорее традицией дружбы и солидарности русских людей, живших в тяжёлой нужде”. В семилетнем возрасте Георгий пошёл учиться в церковную школу к своему первому учителю Сергею Николаевичу Ремизову. В Калужской губернии было заведено отправлять мальчиков – подростков учиться в города какому-либо ремеслу. В июне 1907 года Жуков отправился в Москву к своему дяде учиться скорняжному делу. Одновременно с обучением ремесленному делу Георгий вместе с сыном хозяина изучал русский язык, математику, географию. Через год он поступил на вечерние общеобразовательные курсы и с успехом закончил их.

Начало пути

7 августа 1915 г. Жуков был призван в драгунский полк. На склоне лет Маршал рассказывал писателю Константину Симонову: “Я мог бы оказаться в школе прапорщиков. Я окончил в Газетном переулке четырёхклассное училище, которое давало достаточный образовательный ценз для поступления в эту школу. Но я подумал: вот окончу школу прапорщиков и буду, 19-летний мальчишка, командовать бывалыми солдатами – бородачами. Мне не хотелось этого, было неловко. И кто его знает, как бы вышло, если бы я оказался не солдатом, а офицером… и к этому времени разразилась бы революция… Может быть, доживал бы где-нибудь свой век в эмиграции?”.Поэтому Георгий Константинович поступил в унтер-офицерскую школу, которую окончил в августе 1916 г. Воевал младший унтер-офицер Жуков храбро, но недолго. В сентябре он получил лёгкое ранение во время конной атаки на Юго-Западном фронте, в горном районе Быстрица, и получил Георгиевский крест за захват языка. Но уже в октябре Георгий Константинович подорвался на мине и получил тяжёлую контузию. Лечиться пришлось долго. На фронт Жуков больше не вернулся. Февральскую революцию Георгий Константинович встретил в маршевом эскадроне. Он сочувственно отнёсся к свержению монархии. Жукова избрали председателем эскадронного комитета и членом полкового совета. После Октябрьского переворота его расквартированный в Харьковской губернии эскадрон “встал на платформу большевиков”, отказался подчиниться украинским властям и был распущен по домам. В декабре 1917 г. Жуков уехал на родину, в Стрелковку – в деревне было легче прокормиться. В сентябре 1918 г. его мобилизовали в Красную Армию. Будущий полководец Жуков служил в 4-м Московском кавалерийском полку. Там он дорос до помощника командира взвода и в марте 1919 г. вступил в коммунистическую партию. Сражался против уральских казаков и с армией генерала П. Н. Врангеля под Царицыном, где в октябре 1919 г. был ранен осколком гранаты в левую ногу и левый бок. После выздоровления попал на Рязанские кавалерийские курсы. В августе курсантский полк перебросили на Кубань для борьбы с десантом генерала Сергея Улагая. Жуков стал старшиной взвода и участвовал в “очистке” Северного Кавказа от остатков белой армии и отрядов “зелёных”. В конце года он отправился подавлять восстания на Тамбовщине и в Воронежской губернии. За успешные действия против плохо вооружённых и слабо организованных крестьян-повстанцев командир эскадрона Жуков получил первую советскую награду – орден Красного Знамени.

Межвоенные годы

После Гражданской войны Георгий Жуков  продолжал службу в кавалерии. В 1924 – 1925 гг. учился на кавалерийских курсах усовершенствования командного состава. Константин Рокоссовский, занимавшийся с ним в одной группе, вспоминал: “Жуков, как никто, отдавался изучению военной науки. Заглянем в его комнату – все, ползает по карте, разложенной на полу. Уже тогда дело, долг для него были превыше всего”. В 1929-1930 гг. Жуков опять учился – теперь на Курсах усовершенствования высшего начальственного состава, а затем стал командиром кавалерийской бригады. В марте 1933 г. он возглавил 4-ю кавалерийскую дивизию; в 1936 г. получил орден Ленина за успехи дивизии в боевой подготовке. В 1937 г. Жуков принял 3-й кавалерийский корпус. Осенью того же года комкора (командира корпуса) попытались обвинить в связях с бывшим командующим Белорусским округом Иеронимом Уборевичем и другими “врагами народа”. Жуков резонно возразил, что по роду службы не мог не контактировать с командующим округом. В итоге в январе 1938 г. дело ограничилось партийным выговором “за грубость, за зажим самокритики, недооценку политработы и недостаточную борьбу с очковтирательством”. Выговор не помешал карьере. В связи с массовыми репрессиями освободилось много вакансий, и уцелевшие командиры быстро продвигались по служебной лестнице – нередко, чтобы вскоре тоже стать жертвами террора. Но Жукова миновала чаша сия. Помогло и то, что он командовал дивизией 1-й Конной армии. Командиры-конармейцы традиционно пользовались покровительством наркома обороны Климента Ворошилова. Уже в июне1938 г. Жуков стал заместителем командующего Белорусским военным округом по кавалерии. На высоком посту во всюмощь развернулся его талант военачальника и умного воспитателя войск. В мае 1940 года Жукову присвоили звание генерала армии. Блистательная победа для Георгия Константиновича имела и глубокое личное значение. Он показал,на что способен волевой начальник в то время, когда с 1937 года боеспособность Красной Армии ежегодно, ежемесячно и ежедневно подрывалась массовыми репрессиями. По указке И.В.Сталина и его подручных десятки тысяч командиров были уничтожены, брошены в тюрьмы, томились в лагерях. Сам Г.К.Жуков едва не пал жертвой расправы – в 1937 году в Смоленске он, ощутив нависшую угрозу ареста, пошел на страшный риск – отправил в Москву Сталину и Ворошилову грозную телеграмму. В те годы судьбы людей складывались по-разному, но Жукова оставили в покое. Все лето и осень 1940 года Жуков постоянно находился в войсках, шла напряженная учеба в условиях, приближенных к боевым. Командующий округом был требователен к себе и другим – учить тому, что действительно потребуется на войне. В советском генштабе уже обсуждались возможные варианты войны в случае нападения Германии. В конце декабря 1940 начале января 1941 в Москве прошло совещание высшего командования Красной Армии. За его работой следил И.В.Сталин. Присутствующие были поражены глубиной и смелостью сужденийЖукова, изложенных в его докладе “Характер современных наступательных операций”. Он со всей серьезностью подчеркнул: перед лицом сильнейшей армии Запада нельзя терять ни минуты, нужно быть готовым во всеоружии встретить ее яростный натиск. На следующий день Сталин вызвал Жукова и сообщил: Политбюро решило назначить егоначальником Генерального штаба. Полководец современной войны Жуков отводил первое место стремительным действиям танковых и механизированных соединений, имеющих мощную поддержку с воздуха. Не сразу и не вдруг ему удалось убедить в правильности своей точки зрения Сталина. На склоне лет Жуков много размышлял о событиях кануна и начала великой и страшной войны. “Конечно, на нас – военных, – говорил Жуков, – лежит ответственность за то,что мы недостаточно требовали приведения армии в полную боевую готовность и скорейшего принятия необходимых мер. Очевидно, мы должны были это делать более решительно, чем делали… Конечно, надо было реально себе представлять, что значило тогда пойти наперекор Сталину в оценке общеполитической обстановки, У всех в памяти еще были недавно минувшие годы; и заявить вслух, что Сталин неправ, что он ошибается, попросту говоря, могло тогда означать, что еще не выйдя из здания, ты уже поедешь пить кофе к Берии. И все же это лишь одна сторона правды. Ая должен сказать всю. Я не чувствовал тогда. Перед войной, что я умней и дальновидней Сталина, что я лучше егооцениваю обстановку и больше его знаю…”.

Жуков на реке Халхин-Гол

1 июня 1939 г. Жукова внезапно вызвал Ворошилов. В приёмной наркома командир корпуса услышал о вторжении японцев на территорию союзной СССР Монголии в районе реки Халхин-Гол. “Думаю, – заявил Ворошилов, – что затеяна серьёзная военная авантюра и на этом дело не кончится… Можете ли вы вылететь туда немедленно и… принять на себя командование?” – “Готов вылететь сию же минуту”, – ответил Жуков. 5 июня он прибыл в штаб особого советского 57-го отдельного корпуса, находившегося в Монголии. Несколько дней машина комдива колесила по степи, Жуков лично хотел осмотреть все. Опытным глазом командира он оценивал слабые и сильные стороны немногочисленных советско-монгольских войск, вышедших в район Халхин-Гола. Он отправляет в Москву срочное донесение: немедленно усилить советскую авиацию, направить в Монголию не менее трех стрелковых дивизий и танковую бригаду. Цель – готовить контрнаступление. Предложения Жукова были приняты. В ночь на 3 июля японцы форсировали Халхин-Гол и захватили гору Баин-Цаган. Чтобы не дать противнику закрепиться, Жуков решил атаковать неприятельскую пехоту двумя танковыми бригадами. Утром 5 июля японцы начали отступать к переправе, которая оказалась взорвана. Почти вся группировка, переправившаяся на западный берег, была уничтожена или захвачена в плен. Благодаря тщательно продуманной Жуковым системе дезинформации, удалось скрыть от противника подход крупных подразделений из Советского Союза. Окружение основных японских сил намечалось с помощью фланговых ударов танковых и механизированных частей. Задача облегчалась тем, что японцы практически не имели современных танков, а советская авиация после упорных боёв смогла завоевать господство в воздухе. 20 августа 1-я армейская группа Жукова начала наступление, а уже 31-го окружённые войска противника прекратили сопротивление. 31 августа Георгий Константинович докладывает об успешном завершении операции. Сражение на реке Халхин-Гол, затерявшейся где-то в Азии, и до сих пор известное только историкам и географам, круто повернуло все в международной жизни. Г.К.Жуков, за эту победу был достоен звания Героя Советского Союза, что способствовало не только ликвидацию опасности, нависшей над союзной нам Монгольской Народной Республикой, но и стабилизации всей обстановки на Дальнем Востоке. Халхин-Гол начисто стер в памяти японцев представление о нашем солдате, которое у них сложилось по опыту русско-японской войны 1904-1905 годов…

Вторая мировая война

Операция под Ельней

В ночь на 22 июня руководство Наркомата Обороны бодрствовало. Телефоны в кабинете Жукова работали непрерывно, поток тревожных сообщений нарастал. Обстановка разъяснилась после трех часов утра – немецкая авиация обрушилась на наши аэродромы, посыпались бомбы и на приграничные города. После 4-х часов с минутами поступили донесения – под прикрытием ураганного артиллерийского огня немцы перешли советскую границу. Война! Жуков дозвонился до Сталина и потребовал, чтобы его подняли с постели. Тот страшный день навсегда запал в память Жукова. В 4.30 утра собралось Политбюро. Вскоре последовало сообщение – Германия объявила войну. Жуков был в центре событий, он добивался от войск и штабов, прежде всего глубокого построения стратегической обороны. Обстановка обострялась и становилась кризисной то на одном участке фронта, то на другом… К исходу третьей недели войны враг продвинулся на 500-600 километров в глубь нашей страны. Он мог сосредоточить крупные силы на одном стратегическом направлении и добиться там серьёзного прорыва. Наши войска развернулись на рубеже Старая Русса-Ельня -Брянск. После тяжёлых сражений в районе Смоленска бои временно стихли. Обе страны приводили войска в порядок. В июле 1941 года Георгий Жуков получает назначение командующим резервным фронтом, развернутым в районе Ельнинского выступа. В штаб фронта он прибывает 31 июля 1941 года. Жуков со своей обычной обстоятельностью вникает в дела подчиненных ему соединений. Оказывается, гитлеровцы основательно укрепили Ельнинский выступ: вырыли траншеи, натянули проволочные заграждения, вкопали в землю танки. Ельнинский выступ, захваченный немецкими войсками, был очень выгодным, исходным плацдармом для удара на Москву. Немцы стремились удержать его, во что бы то ни стало. Ликвидировать плацдарм без основательной подготовки было невозможно. “Жуков поставил командованию 24-й армии задачу: всеми видами разведки вскрыть систему вражеской обороны, установить местонахождение огневых точек и подтянуть 2-3 дивизии, а главное – артиллерию”. Он приказал, не давая покоя врагу, перемолотить на месте огнем артиллерии его подвижные части. Ельнинский выступ постепенно превращался в кладбище отборных гитлеровских частей и техники. Железными клещами наши войска сжимали горловину Ельнинского выступа, не давая и часа передышке врагу. То были, по словам Жукова “незабываемые бои”: впервые с 22 июня вражеские дивизии неумолимо оттеснялись. В результате этой операции в войсках укрепилась вера в победу. Части увереннее встречали контратаки противника, били его огнём и дружно переходили в наступление. Силы врага иссякли, и, воспользовавшись темнотой, остатки его дивизий 6-го сентября вырвались через горловину Ельнинского выступа. 6-го сентября Сталину поступает телеграмма: “Ваш приказ о разгроме ельнинской группировки противника и взятии г. Ельня выполнен … Жуков”. Немцы потеряли до 45-47 тысяч убитыми и раненными, массу боевой техники. И всё же это была не просто первая победа Красной Армии над немцами, но и первый кусок земли во всей Европе каких-нибудь 150-200 квадратных километров отвоеванный у гитлеровского вермахта.

Оборона Ленинграда

Сложная обстановка сложилась на Ленинградском фронте. Сталин вызвал Жукова в Москву. “Неплохо у Вас получилось с Ельнинским выступом”, -сказал он Жукову. Далее он отметил, что сложилось “безнадёжное” положение под Ленинградом, что видимо, пройдёт ещё несколько дней и Ленинград придется считать потерянным. А с потерей Ленинграда произойдёт соединение немцев с финнами, и в результате там создастся опасная группировка, нависающая с Севера над Москвой. 10 сентября 1941 года Жуков вылетел в Ленинград. Город уже жил и работал по-фронтовому: не покладая рук, ленинградцы готовили оборонительные рубежи. Врага, подступавшего к городу, командование не сумело удержать. Первые решения Военного совета фронта под руководством Жукова: Ленинград защищать до последнего человека. Не Ленинград боится смерти, а смерть боится Ленинграда – вот лозунг момента. Навсегда забыть о мерах на случай, если враг ворвётся в город. Этому не бывать. Были предусмотрены два важнейших фактора: внедрение в сознание наших воинов и населения непоколебимой уверенности в нашей победе и необходимость накопления резервов с целью увеличения глубины обороны фронта. Видный американский публицист Г.Солсбери написал об этом времени: “Если немцы и были остановлены, то этого добились, пустив им кровь. Сколько их было перебито в эти сентябрьские дни, никто никогда не подсчитает…. Остановила немцев железная воля Жукова. Он был страшен в эти дни сентября”. Стратегия и тактика Жукова заключались в том, чтобы не дать врагу создать новые ударные группировки. Достигалось это путём проведения атак. В те дни Жуков проявлял высокую требовательность. 22-23 сентября ушли из-под Ленинграда разбитые части танковой группы Гота, которой предстояло наступать на Москву. В начале октября разведка установила: немцы ставят мины, роют землянки, укрепляют блиндажи “Впервые за много дней мы осознали, – указывал Жуков в приказе по войскам Ленинградского фронта, – что фронт на подступах к городу выполнил свою задачу и остановил немецкое наступление…. Это свидетельствует о том, что среди личного состава соединений начал создаваться необходимый перелом, приобретается уверенность в победе” 22 сентября Гитлер отдаёт директиву: “Стереть с лица земли город Петербург. Город надлежит блокировать и путём обстрела артиллерий всех калибров и непрерывными бомбардировками сровнять с землёй” Началась эпохальная оборона Ленинграда, которая продолжалась 900 дней. Но город выстоял. 12 января 1943 года Ленинградский и Волховский фронты ударили по обеим сторонам вражеского коридора, упиравшегося в Ладожское озеро и не допускавшего связи Ленинграда со страной по суше.Немцы понимали: идёт битва за вызволение Ленинграда из тисков блокады, что навсегда похоронит их надежды уничтожить город. Звериному упорству врага наши воины противопоставляли исключительное мужество. На седьмые сутки не прерывавшегося ни на минуту сражения войска Ленинградского и Волховского фронтов подали друг другу руки. Солдаты по- братски, крепко обнимали друг друга. Это была воистину выстраданная радость. В это же день, 18 января 1943, Президиум Верховного Совета СССР присвоил Георгию Константиновичу Жукову высшее воинское звание – Маршал Советского Союза. Г.К.Жуков никогда не забывал: он стал Маршалом Советского Союза в битве под Ленинградом.

Оброна Москвы

5 октября Жукову позвонил Сталин и вызвал в Москву – на подступах к столице сложилось тяжёлое положение. Ставка, – хотела с Георгием Константиновичем посоветоваться. 7 октября Жуков в Кремле. Жуков отметил, что Сталин выглядел как никогда растерянным. Снова и снова вглядываясь в карту обстановки, он с нарастающей нервозностью говорил: “Смотрите, что Конев нам преподнёс. Немцы через три – четыре дня могут прийти в Москву”. “Он сказал мне, – вспоминает маршал Г.К. Жуков в своей книге, что назначает меня командующим Западным фронтом, что Конев с этой должности снят”. Потратив два часа на изучение обстановки в Генеральном штабе, Жуков в ту же ночь отправился на Западный фронт. На Московском направлении враг сосредоточил 77 дивизий численностью до 180 тыс. человек, 1700 танков и штормовых орудий, 14 тысяч орудий и миномётов, 1390 самолётов. “Тайфун” – так была зашифрована гигантская операция вермахта по захвату Москвы. 10 октября Г.К.Жуков принял командование Западным фронтом и тут же поставил задачу: перекрыть танкоопасные направления, создать мощный заслон врагу имеющимися силами, ускорить прорыв и выход из окружения наших войск. Всё это дало возможность выиграть время для занятия обороны. Из тыла и с других фронтов на московское направление направили 11 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских полков. Жуков и штаб Западного фронта твёрдо держали управление войсками, молниеносно реагируя на любую опасность. Жестокой обороной наши войска изматывали врага. За каждый шаг продвижения немцы платили чрезмерную цену. В ноябре Сталин поставил Жукову задачу – обеспечить проведение в Москве, в честь двадцать четвёртой годовщины Октября, торжественного заседания и парад войск на Красной площади. 7 ноября многие из частей, прошедшие перед Мавзолеем, отправлялись прямо на фронт. Назревал перелом.

Контрнаступление под Москвой

Маршал Жуков и штаб фронта в последние дни ноября завершали подготовку плана разгрома врага под Москвой.29 ноября Г.К.Жуков доложил обстановку и попросил Сталина отдать приказ о начале наступления: на основании кропотливого изучения штабом фронта возможностей вермахта был сделан вывод: враг истощён. Немцы истратили свои силы, потому что не рассчитали силу нашего сопротивления. 6 декабря войска Западного фронта обрушились на немцев, на их ударные группировки севернее и южнее столицы. Контрнаступление развернулось в полосе 1000 километров, от Калинина до Ельца. Вражеский фронт затрещал и попятился под натиском наших войск, они отходили, бросая тяжёлые вооружения и технику. 8 декабря Гитлер отдаёт приказ перейти к стратегической обороне по всему фронту. Вымуштрованные немецкие войска немедленно стали создавать сильные узлы сопротивления в населённых пунктах, перекрывать дороги. За первые три дня наступления наши войска прошли 30-40 километров. Неслыханно много по прошлым боям! 13 декабря всю нашу страну, да и весь мир всколыхнуло сообщение о разгроме фланговых группировок врага под Москвой. Освобождено более 400 населённых пунктов, немцы понесли большие потери в живой силе и технике. И самое волнующее: наступление продолжается! К началу января 1942 года Западный и смежные фронты отбросили врага от столицы на 100-250 километров. Непосредственная угроза Москве ликвидирована. Только 20 апреля Ставка приказала перейти к обороне. Группа армий “Центр” оказалась глубоко охваченной с двух сторон. Что дало возможность впоследствии возобновить наступление на запад с выгодных для нас позиций. В тылу оккупантов возникли обширные партизанские районы. Жуков, отвечавший за западное направление, естественно, гордился тем, что вермахт потерпел у Москвы крупнейшее поражение и перешёл к обороне на всём советско-германском фронте. Все помыслы нашего народа были направлены на то, чтобы скорее выгнать врага из пределов Отчизны. И без промедления. Бои и оккупанты продолжали опустошать русские, украинские и белорусские земли. После разгрома под Москвой Гитлер поставил задачу: окончательно уничтожить Красную Армию, лишить СССР военно-промышленных центров.

Жуков и Сталинград

27 августа 1942 года Сталин сообщил Жукову: “Может случиться так, что немцы возьмут Сталинград”, и он решил послать Жукова выправлять дело. Георгий Константинович отлично понимал, что направлен на самый ответственный участок советско-германского фронта, где происходило решающее сражение. На Сталинград надвигалась 6-я немецкая армия, лучшая в вермахте. Под руководством Г.К.Жукова ожесточённое сражение на подступах и в городе шло более 3-х месяцев. Героизм бойцов и командиров, отстоявших город, не померкнет в веках. 19 ноября наши войска под гром артиллерийской канонады ударили по вражеским флангам. С упорными боями они взломали вражескую оборону и рванулись навстречу друг другу. В 16 часов 23 ноября немецкие войска в Сталинграде и у города были окружены. С утра 24 ноября, во исполнение приказов Ставки, приступили к их уничтожению. Кольцо попавшей в окружение группировки Паулюса стало методически сжиматься. 2 февраля 1943 года остатки 330-тысячной немецкой группировки капитулировали. ” Битва в районе Сталинграда, – писал Жуков Г.К., – была исключительно ожесточённой. Лично я сравниваю её лишь с битвой под Москвой. Общие потери вражеских войск в районе Дона, Волги, Сталинграда составили около 1,5 миллиона человек, до 3500 танков и штурмовых орудий , 12 тысяч орудий и миномётов, до 3 тысяч самолётов и большое количество другой техники”. Победа Красной Армии на Волге внесла решающий вклад в достижение коренного перелома в Великой Отечественной войне.

Жуков на Курской дуге

Вечером 11 апреля 1943 года Жуков вернулся в Москву с Воронежского фронта, и весь следующий день согласовывал с Василевским и его заместителем Антоновым доклад Верховному. Они трое сошлись во мнении: гитлеровцы попытаются ликвидировать далеко вдавшийся в их расположение Курский выступ или Курскую дугу. Если они преуспеют и разгромят наши войска внутри Курского выступа, может претерпеть изменения общая стратегическая обстановка в пользу врага. Eще 8 апреля Жуков определил место предстоящего сражения и предложил способ разгрома вермахта. 12 апреля Ставка согласилась с ним. “Основной замысел, предложенный Жуковым в предстоящей операции, был развитием мер, которые он применял в яростных боях под Москвой и планировал в битве под Сталинградом. Сначала оборона. Затем, в классическом стиле Жуковских операций, по мере того, как немецкий натиск утрачивал силу, а вражеские войска уничтожались превосходящей русской огневой мощью, ход сражения изменится. Жуков, тщательно следящий за всеми перипетиями боя, определяет момент – немецкое наступление выдохлось. Именно в этот момент Жуков и бросит свои армии на орды вермахта”, – так пишет американец М. Кайлен в книге “Тигры” горят!”, посвященной Курской битве. Два месяца – май и июнь – полководец Жуков безотлучно провел в войсках Воронежского и Центрального фронтов. Он вникал в мельчайшие детали подготовки к сражению. Все звенья нашей разведки работали с точностью часового механизма – в ночь с 4 на 5 июня удалось установить: немецкое наступление начнется в 3 часа утра. Жуков тут же позвонил Сталину и доложил о принятом решении: немедленно провести артиллерийскую контрподготовку. Сталин одобрил, и в 2.20 утра там, где ожидались удары врага, зарокотала наша артиллерия. Впоследствии выяснилось, что на Центральном фронте оставалось всего 10 минут до вражеской артподготовки. Потерпев серьезный урон, противник смог начать наступление против Центрального фронта с опозданием на 2.5 часа, против Воронежского – на 3 часа. Хотя враг иной раз наступал силами до 300-500 танков, примерно за неделю боев его максимальное продвижение на Центральном фронте не превысило 6-12 километров. Жуков и Рокоссовский умело руководили сражением, фронт отбил наступление собственными силами, не обратившись за помощью к стоявшему в тылу Степному фронту. Первый этап сражения закончился, и 15 июля Центральный фронт перешел в наступление. 3 августа грянула операция “Румянцев”. В 5.00 утра перешли в контрнаступление войска Воронежского и Степного фронтов. Оборона противника была взломана уже к двум часам дня. Тут же были введены в прорыв главные силы танковых армий, которые к 18.00 прошли до 20 километров. К вечеру Воронежский и Степной фронты отбросили противника на 35 километров. Утром 5 августа красное знамя взвилось над Белгородом, в тот же день был взят Орел. За пять дней непрерывных боев наши войска продвинулись западнее Харькова до 80 километров, и 23 августа войска Степного фронта взяли Харьков. Взятие Харькова военные историки считают эпилогом Курской битвы. Во второй половине августа 1943 года Ф. Рузвельт и У. Черчилль на конференции в Квебеке попытались оценить последствия наших побед, одержанных под предводительством плеяды наших полководцев во главе с Жуковым: “По окончании войны Россия будет занимать господствующее положение в Европе. После разгрома Германии в Европе не останется ни одной державы, которая могла бы противостоять военным силам России…”

Георгий Жуков в 1944 году

Как в 1943 так и в 1944 годах Г.К.Жуков по поручению Ставки координировал действия фронтов за Днепр, в Белорусской стратегической операции возглавлял войска 1-го Украинского фронта. Его действия, как всегда, отличали высокая ответственность за порученное дело, решительность и мудрость замыслов. На завершающем этапе войны маршал командовал войсками 1-го Белорусского фронта, действовавшими на главном стратегическом направлении. В Висло-Одерской операции войска этого фронта вместе с соседними фронтами разгромили одну из крупнейших немецко-фашистских группировок и вступили на территорию Германии. Главной и завершающей задачей Красной Армии оставалось взятие Берлина. Георгий Константинович Жуков не прерывал работы над планом овладения столицей Германии с конца ноября 1944 года.

Берлин

16 апреля 1945 года началась историческая битва, венчавшая войну. “За всю войну не приходилось брать такого крупного, сильно укрепленного города, как Берлин. Берлин был фактически превращен в крепость,подходы к нему – сплошная зона оборонительных сооружений”. Но, несмотря на яростное сопротивление, Берлин был взят. 2 мая в 1.50 утра радиостанция штаба Берлинской обороны объявила о прекращении военных действий. Утром 2мая командующий обороной Берлина Ведлинг отдал приказ немецким войскам прекратить сопротивление. К 15 часам все было кончено. За взятие Берлина Жуков был награжден третьей медалью “Золотая Звезда” Героя Советского Союза. 9 мая 1945 года в 0 часов 43 минуты фельдмаршал Кейтель подписал акт о капитуляции. Война закончилась…

24 июня 1945 г. на Красной площади маршал Георгий Константинович Жуков принимал ПАРАД ПОБЕДЫ…

Послевоенные годы

Опальный Маршал

До апреля 1946 г. Жуков оставался Главнокомандующим советской военной администрации в Германии, а затем его назначили Главнокомандующим сухопутными войсками. Но уже в июне Сталин созвал Главный военный совет, где обвинил Жукова в преувеличении собственных заслуг и умалении заслуг других командующих в проведении главных операций Великой Отечественной войны. Поводом послужили показания арестованного Главного маршала авиации Александра Новикова, друга Жукова. Совет напоминал заседание 1937 г., санкционировавшее расправу над Михаилом Тухачевским и его товарищами. Однако была и принципиальная разница: Жукова, в отличие от Тухачевского, не арестовали, и он присутствовал на заседании совета. В итоге Жукова “поставили на место”: сняли с поста главнокомандующего, вывели из ЦК и отправили командовать второстепенным Одесским округом. Сталин рассчитывал, что маршал ещё пригодится в случае новой большой войны, и оставил его в армии. В январе 1948 г. Жукову предъявили показания адъютанта Сёмочкина, обвинившего Маршала во враждебном отношении к Сталину и в моральном разложении. С Георгием Константиновичем случился инфаркт. После выздоровления его назначили командующим Уральским военным округом, где почти не было войск.

Министр обороны СССР

Несмотря на опалу, уже в 1950 г. Жукова избрали в Верховный Совет СССР, а в октябре 1952 г.на XIX съезде партии он стал кандидатом в члены ЦК, Сталин рассматривал возможность советского вторжения в Западную Европу и готовил возвращение Жукова к руководству армией. После смерти Сталина Маршала сделали первым заместителем министра обороны и членом ЦК. Он играл видную роль варесте Лаврентия Берии. В сентябре 1954 г. Георгий Константинович руководил учениями на Тоцком полигоне под Оренбургом, во время которых использовалось ядерное оружие. В феврале 1955 г. Жуков стал министром обороны и в июне помог Н. С. Хрущёву в борьбе с оппозицией.Вответ на предложение сместить Хрущёва Г. К. Жуков бросил знаменитую фразу: “Армия против этого решения, и ни один танк не сдвинется с места без моего приказа”. Обращаясь на Пленуме ЦК к Вячеславу Молотову и его сторонникам, Маршал пригрозил: “Если вы и дальше будете бороться против линии партии, то я вынужден буду обратиться к армии и народу”. На Пленуме Жукова избрали членом Президиума ЦК КПСС. Георгий Константинович достиг пика своей карьеры. Но вскоре последовало стремительное падение. 27 октября 1957 г., когда Жуков вернулся из Албании, его сняли со всех постов. Маршала обвинили в проведении линии “на ликвидацию руководства и контроля над армией и флотом со стороны партии, её ЦК и правительства”. Поводом к отставке послужило предпринятое министром, без ведома Президиума формирование частей спецназа для диверсионно-разведывательной деятельности. Это было истолковано Хрущёвым как возможная подготовка к перевороту. Хрущёв в военной сфере полагался в основном на ракетное и ядерное оружие и в будущей войне Жуков на посту министра обороны был ему уже не нужен. В 1965 г. Жукову разрешили присутствовать на торжественном заседании в честь 20-летия Победы. В 1969 г. вышли в свет, хотя и с большими сокращениями, мемуары Г. К. Жукова”Воспоминания и размышления”. При жизни Маршала их перевели на основные европейские языки. В Советском Союзе “Воспоминания” стали самой популярной книгой о Великой Отечественной войне. Георгий Константинович Жуков скончался 18 июня 1974 г. и похоронен у Кремлёвской стены.

Георгий Жуков в Истории России

За четырехлетний период борьбы советского народа против германской агрессии произошло не одно сражение. Со всеми важнейшими стратегическими операциями советских войск в ходе Великой Отечественной войны неразрывно связано имя Георгия Константиновича Жукова. “Там, где Жуков, там Победа”. Эта фраза родилась в советской армии во время Московской битвы, стала крылатой и жила среди бойцов до последних дней войны. Имя и дела Георгия Константиновича Жукова известны не только в России, но и далеко за пределами наших рубежей. Так, крупный американский публицист Гаррисон Е. Солсбери написал книгу “Великие битвы маршала Жукова”. Она вышла в свет в 1969 году и с тех пор многократно переиздавалась. В ней о Жукове сказано: “Когда история завершит свой мучительный процесс оценки, когда отсеются зерна истинных достижений от плевел известности, тогда над всеми остальными военачальниками засияет имя этого сурового, решительного человека, полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями. Он поворачивал течение битв против нацистов, против Гитлера не раз, а много раз”. Наследие полководца – его победы, о которых он успел рассказать в своих мемуарах “Воспоминания и размышления”. Многое из написанного в данной работе взято из этих мемуаров, эпиграфом к которым могли бы быть слова, сказанные Г.К.Жуковым на исходе жизни и обращенные к нашей молодёжи: “Учитесь! Знайте, что наши враги не сидят сложа руки!”

Источник: marshalgukov.narod.ru

www.my-article.net

О Георгии Константиновиче Жукове. Из книги “Противостояние”

В. ПОЗНЕР: Маршал Советского Союза, четырежды герой Советского Союза
Георгий Константинович Жуков. В 1966 году на только что созданной экспериментальной творческой киностудии делали фильм, посвященный двадцатипятилетию битвы под Москвой. Назывался он «Если дорог тебе твой дом». В этом фильме снимались знаменитые советские маршалы: Конев, Рокоссовский и, разумеется, Жуков. Кроме того, Жукова интервьюировали дополнительно, и брал у него интервью писатель Константин Симонов. Фильм «Если дорог тебе твой дом» вышел в 1967 году, вышел с трудом, потому что против него возражало Главное политическое управление Советской армии и Военно-морского флота. Пришлось убрать все то, что касалось процесса над Тухачевским, Блюхером, Егоровым, Якиром и так далее. Но фильм все-таки вышел. Что же касается интервью с маршалом Жуковым, то оно не только не вышло – был приказ по Госкино смыть его с пленки. Мой отец Владимир Александрович Познер, создатель Экспериментальной творческой студии, выкрал эту пленку, смонтировал интервью, сдал на другую студию, и потом оно попало в архивы, где и лежит по сей день. Из кинолетописи Великой Отечественной войны. Кинодокументация 5 августа 1966 года. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков рассказывает о битве под Москвой

К. СИМОНОВ: Георгий Константинович, первый вопрос, с которого хотелось бы начать: когда и как вы узнали о тяжелом положении, сложившемся здесь, под Москвой? 


Г. К. ЖУКОВ: В конце сентября – начале октября я командовал войсками Ленинградского фронта, куда был послан в начале сентября Государственным комитетом обороны. Как командующий фронтом и как член Ставки Верховного главнокомандования я, естественно, был достаточно информирован о сложившейся обстановке в конце сентября и особенно в начале октября. А затем во второй половине дня 6 октября мне позвонил Иосиф Виссарионович Сталин. Поинтересовавшись, как идут дела на фронте, как обстановка, он сказал, что мне нужно немедленно вылететь в Москву для выполнения особого задания. Я ему сказал, что завтра же вылетаю. 7 октября, сдав дела по командованию фронтом начальнику штаба фронта генералу Хозину, я вылетел в Москву. В Москву прибыл уже вечером и сразу же направился на квартиру Сталина в Кремле. Сталин болел гриппом, но работал. Поздоровавшись кивком, он предложил посмотреть на карту и сказал: «Вот, смотрите, какая сложилась обстановка на западном направлении. Не могу добиться ясного доклада – что происходит сейчас? Где противник, где наши войска? И если вы можете, поезжайте немедленно в штаб Западного фронта, разберитесь там с обстановкой и позвоните мне в любое время суток – я буду ждать». Я заехал в Генеральный штаб, где вкратце меня дополнительно информировал об обстановке Борис Михайлович Шапошников. Тут же направился в штаб Западного фронта, которым командовал Иван Степанович Конев. Членом Военного совета был там Булганин, начальником штаба – Соколовский. Прибыл я в штаб фронта, находившийся тогда в районе Гжевска, уже поздно вечером, вернее, даже ночью – это было примерно в час, может, в полвторого. Товарищи работали в это время. Я дополнительно выяснил главным образом о действиях окруженных частей, связь с которыми к этому времени, по существу, была порвана… На западном направлении, особенно на участке Западного фронта, сложилась крайне опасная обстановка, все пути на Москву, по существу, были открыты. На Можайской линии находились наши небольшие части, которые, естественно, не могли остановить противника, если бы он двинул свои войска на Москву.


К. СИМОНОВ: То есть линия не занята была? 


Г. К. ЖУКОВ: Занята была… Но по существу, там только формировались суворовские части, еще очень незначительные группы войск собрались. Единственное, собственно говоря, что было здесь выигрышным – что все главные силы немцев были скованы действиями наших окруженных частей северо-западнее Вязьмы. Я тут же позвонил Сталину в Москву, доложил ему суть обстановки. И сказал, что самое главное – это как можно быстрее занять Можайскую линию обороны. Потому что на участке Западного фронта, по существу, войск нет. Надо стягивать на Можайскую линию все, что можно тянуть с соседних участков, с соседних фронтов, из резерва Ставки и быстрее переводить их в оборонительное состояние. Он спросил, а где, собственно говоря, части 16-й армии, 19-й армии, 20-й армии, группа Болдина Западного фронта, 24-я, 32-я армия Резервного фронта? «Находятся в окружении, дерутся западнее Вязьмы.» – «Что вы намерены делать?» – спрашивает Сталин. Я говорю, что нужно для выяснения обстановки немедленно выехать к Буденному. «А вы знаете, где штаб его? Где Буденный?» Я говорю: «Нет, не знаю. Конев тоже не знает, так как связи нет с Буденным…» 


К. СИМОНОВ: Со штабом Резервного фронта? 


Г. К. ЖУКОВ: Со штабом Резервного фронта, да. «Поеду искать – где-то в районе Малоярославца должен быть. По всем признакам он должен быть там». – «Хорошо, поезжайте. Разберитесь. И тотчас же докладывайте мне». Поехал через Малоярославец ближе к фронту, думал, там скорее разберусь в обстановке. Проезжая через Малоярославец, увидел машины. Спрашиваю: «Чьи машины?» – «Семена Михайловича Буденного». Ну, я обрадовался, что Семена Михайловича нашел. Вошел в помещение Райисполкома, где Семен Михайлович находился. Он стоял, внимательно рассматривал карты. Поздоровались, потолковали с ним, как, что. Я ему сказал, что был у Конева. «Как дела у Конева?» Я говорю, что дела сложились не особенно хорошо. «А у нас, – говорит, – тоже не лучше. Дорогу на Малоярославец и далее на Москву, собственно говоря, нечем прикрывать». А это очень опасное направление. Ну, поговорили с Семеном Михайловичем. Я говорю: «Возвращайся в штаб. Позвони сейчас же Верховному и доложи обстановку на твоем участке. И скажи, что я поехал в сторону Юхнова, а затем в направлении Калуги – хочу разобраться, что там происходит». В районе Калуги меня догнал офицер штаба Резервного фронта и вручил телефонограмму от Бориса Михайловича Шапошникова, в которой было сказано: «Верховное главнокомандование назначает вас командующим Западным фронтом. Вам надлежит немедленно прибыть в штаб Западного фронта». Я вернулся и рано утром десятого числа прибыл в штаб Западного фронта.


К. СИМОНОВ: Уже в качестве командующего? 


Г. К. ЖУКОВ: Нет, я еще не в качестве командующего прибыл. Прибыл для того, чтобы ознакомиться с делом и вступить в командование – утром десятого еще продолжал командовать Конев. В это время там заканчивала работу комиссия Государственного комитета обороны. Вскоре в штаб позвонил Сталин, у меня состоялся с ним разговор, и от него я уже, так сказать, лично узнал, что мне поручается командование Западным фронтом. 


К. СИМОНОВ: Георгий Константинович, а как развивались события в первые дни после вашего назначения командующим фронтом? 


Г. К. ЖУКОВ: Как я уже сказал, Можайская линия обороны являлась для нас в тот период решающей. И мы в первую очередь, естественно, старались усилить этот рубеж обороны. Ставка напрягала усилия для того, чтобы быстрее подать из своих резервов, с соседних участков стрелковые соединения, артиллерийские и танковые части. Все, что можно было в короткий срок сделать, подать сюда, Ставка сделала. Но надо прямо сказать: того, что было подано на этот рубеж, и того, что там организовало оборону, было далеко не достаточно. К 15 октября у нас (на фронте протяженностью более 300 километров) было всего только 90 тысяч активных бойцов. Отсюда, сами понимаете, сплошной обороны создать никак не представлялось возможным. Поэтому военный совет решил в первую очередь прочно закрыть основные направления – Волоколамское, Можайское, Малоярославецкое. Генеральный штаб и Ставка с таким решением согласились и продолжали усиливать фронт. Вот, собственно говоря, с чего началась организация обороны на Можайском рубеже. Теперь возникает вопрос: была ли уверенность у нас, у командования, у штаба фронта, что мы удержим эту линию обороны и сумеем остановить противника на Можайском рубеже? Должен прямо сказать, что полной уверенности у нас не было. Можно было задержать передовые части противника. Но если он быстро двинет свою главную группировку, то ее будет трудно остановить. Нам в этот период неоценимую услугу оказали войска, которые дрались в окружении западнее Вязьмы. Их героические действия трудно переоценить. Они нам дали полную возможность выиграть необходимое время для того, чтобы организовать оборону на Можайском рубеже. Не имея твердой уверенности в том, что нам удастся удержать противника на Можайском рубеже, мы тогда приняли решение, и Верховное главнокомандование утвердило наши соображения – создать в тылу на линии Ново-Завидовский – Клин-Истринское водохранилище – Дорохово – Нара – Алексин тыловой рубеж обороны и готовить его основательно на случай, если нам не удастся удержаться на Можайской линии. На этот тыловой рубеж было брошено много инженерных частей, москвичи там работали, копали день и ночь. И подходящие части, которые не были предназначены непосредственно для обороны Можайского рубежа, оседали в качестве резерва на тыловом рубеже. Командующим армиями был дан особо секретный приказ (каждому командующему отдельно): если не удастся удержать противника на Можайском рубеже, то организованно и планомерно отходить на тыловой рубеж, прикрывая свой отход сильными арьергардными частями и ударами авиации.


К. СИМОНОВ: Георгий Константинович, а какой момент на протяжении всей московской битвы вы считаете самым опасным для судьбы Москвы? 


Г. К. ЖУКОВ: Все моменты были опасные. Но самый ответственный момент, я считаю, это период с 6 по 13 октября, когда на Можайской линии не было надежной обороны. Тогда противник имел возможность без особых препятствий дойти до Москвы. 


К. СИМОНОВ: А период, когда буквально в 25 километрах были немцы, на канале, в Крюково – это уже не столь опасный рубеж? 


Г. К. ЖУКОВ: Это тоже момент опасный. Но на пути к Крюкову, на пути к Яхроме, на пути к Красной Поляне, к Кашире противник понес такие потери, что в этих районах он уже не представлял той опасности, которую представлял в период с 6 по 13 октября, когда был довольно сильный, имел хорошо укомплектованные ударные группировки, особенно бронетанковые войска. Преодолевая пространство, преодолевая ожесточенное сопротивление наших войск, он понес такие потери, что с выходом в район Крюкова, Яхромы, Красной Поляны уже был, по существу, не способен продолжать наступление. И поэтому здесь был менее опасен. 


К. СИМОНОВ: Но в этот период вообще все очень уж приблизилось к Москве. Ваш командный пункт Западного фронта – Перхушково. Сколько оттуда до немцев было? 


Г. К. ЖУКОВ: Вначале, когда драка шла на подступах к Можайской линии, расстояние было сравнительно нормальное. А вот когда противник начал теснить 16-ю армию, фланг 5-й армии, 30-й армии, расстояние, конечно, сократилось до предела. Оно было опасным даже для расположения штаба. Но откровенно говоря, мы тогда как-то и не думали об этом. Мы исходили из других соображений. Отход штаба фронта в тыл в такой тяжелый для войск момент мог быть воспринят не совсем хорошо. Всегда, когда штаб уходит в тыл, в подчиненных штабах и в войсках создается впечатление, что положение на фронте становится неустойчивым и пора самим оглядываться подальше. Я думаю, что этот психологический момент оправдывал нахождение штаба фронта в Перхушково. 


К. СИМОНОВ: Георгий Константинович, а московское ополчение? Москвичи какую роль сыграли в обороне?


 Г. К. ЖУКОВ: Вначале, конечно, в сформированных ополченческих дивизиях не было опыта борьбы с таким сильным противником. Но постепенно они набирались опыта и дрались неплохо. Они были укомплектованы, как вам известно, разным составом. Там были ученые в почтительном возрасте, инженеры, работники культуры, партийные работники, советские работники. Военной подготовки они до этого не проходили, им пришлось учиться в процессе боя, в процессе сражения. Конечно, эти люди нужны были для работы в тылу, на соответствующих участках трудового фронта. Но я считаю, что формирование подобных бригад оправданно тогда, когда над Родиной и над Москвой нависла смертельная опасность. Разве наш советский человек мог в это время думать о работе в тылу? Главная задача тогда была – отстоять Москву, сломать противника на подступах к Москве. И, на мой взгляд, формирование ополченческой дивизии, безусловно, оправдано. А в последующем некоторые из них стали гвардейскими частями. Я встречался с командирами, бойцами этих ополченческих дивизий. Многие были в возрасте 55–60 лет и чувствовали себя прекрасно. 


К. СИМОНОВ: И заканчивали войну в Восточной Пруссии.


Г. К. ЖУКОВ: Да, да! Некоторых, я помню, даже на подступах к Берлину встречал, знаете. 


К. СИМОНОВ: …Начав под Москвой… 


Г. К. ЖУКОВ: Да. И они духом, так сказать, были довольно крепкие, не говоря о том, что втянулись в войну физически. 


К. СИМОНОВ: Георгий Константинович, может быть, вы могли бы привести примеры наибольшей напряженности этого оборонительного периода боев под Москвой? Напряжение было огромное… 


Г. К. ЖУКОВ: Напряжение было особенно сильное, когда немцы начали наступать 15 и 16 ноября, когда они на флангах нашей обороны создали очень большое превосходство в силах, главным образом в танковом отношении. Как вам известно, они ставили на бронетанковые войска и на авиацию. И в этот период шла самая, пожалуй, напряженная битва, потому что на участке 16-й армии немцы в общей сложности ввели в дело более 650 танков. Причем в первом эшелоне. Они бросили сразу против армии Рокоссовского вот такую махину. И надо сказать, положение было довольно пикантное в ряде моментов. Наши войска, конечно, нигде не дали себя окружить, у нас была построена довольно глубокая оборона, в том числе в противотанковом отношении. Танковые бригады у нас, как правило, во взаимодействии с артиллерией были расположены системой засад. Так что немцы своими танковыми частями, вклинившись в оборону, попадали под их расстрел. Но все же нашим войскам было тяжеловато, особенно армии Рокоссовского, куда обрушился самый мощный удар. Константин Константинович мог бы вам рассказать детали – он непосредственно руководил боем и переживал, пожалуй, больше, чем командующий фронтом. Были моменты тяжелые на его участке. Фронт выгибался иногда дугой, и казалось, вот-вот случится непоправимое, фронт будет прорван. Но нет, фронт выдержал. И будучи подкрепленным, вновь противнику давал надлежащий отпор. Для того чтобы укрепить это самое опасное направление, мы перебрасывали все, что только можно, с других, соседних участков. Брали с центра фронта, где противник был менее активен и вел, по существу, сковывающие действия. Это позволило нам взять оттуда все возможное. Вначале мы взяли армейские резервы, перебросили к Рокоссовскому, потом – дивизионные резервы, перебросили к Рокоссовскому. Это, так сказать, уплотняло оборону, усиливало. Потому что армия истекала кровью, надо было подкреплять ее чем-то. А затем дело дошло до того, что мы уже в батальонах брали отдельные взводы, отдельные группы танков, отдельные противотанковые ружья. И все это на машинах быстро доставлялось на участок 16-й армии и включалось в борьбу на самых ответственных участках. В конце концов нам все же удалось укрепить армию Рокоссовского. Войска дрались мужественно и не дали себя опрокинуть. А затем подошла 1-я армия, которой командовал Василий Иванович Кузнецов… Между прочим, в ее составе было три или четыре – я сейчас точно не помню – бригады моряков, мужественных бойцов. Я с ними имел дело под Ленинградом, когда Ленинград находился в серьезной опасности. В районе Урицка, в районе Пулковских высот, в районе Колпино эти морские бригады покрыли себя неувядаемой славой. И они были грозой для немцев. Немцы, когда выясняли, что здесь моряки, не особенно ретиво бросались в атаки. Под Москвой их собралось, насколько я помню, шесть бригад, и они спасали положение. Больше всего моряков было в 1-й ударной армии, и они очень лихо атаковали противника, очень быстро сломали его сопротивление, перешли в контрнаступление, особенно в районе Клина. И в дальнейшем то же самое. Морякам можно сказать большое спасибо за такую их боевую работу. 


К. СИМОНОВ: Когда у вас созрел план для перехода в контрнаступление? 


Г. К. ЖУКОВ: По этому вопросу много написано, но в ряде случаев это не совсем правильно освещается. До первых чисел декабря в нашем замысле не было контрнаступления. Вся забота была тогда – остановить противника, измотать его. И нанести контрудары с тем, чтобы отбросить вот эти вклинившиеся на флангах группировки. А когда по его поведению, по его действиям нашей разведкой было установлено, что противник выдохся окончательно и не выдерживает уже наших контрударов, особенно когда была введена Первая ударная армия Кузнецова, мы поняли, что должны не остановиться на контрударах, а немедленно использовать такой благоприятный момент и развернуть контрнаступление, о чем и докладывали в Ставку Верховному главнокомандованию. Я помню переговоры с Александром Михайловичем Василевским, с Шапошниковым по этому вопросу – они были такого же мнения. Верховный главнокомандующий приказал нам представить соображения насчет контрнаступления. План был представлен, одобрен, и одновременно Ставка приказала соседним фронтам – Калининскому и правому крылу Юго-Западного фронта – подключиться и повести общее контрнаступление. Я считаю, что момент был выбран довольно удачный, потому что у противника уже не только не осталось сил наступать на Москву – у него не было фактически способности выдержать наши контрудары и организовать оборону. И скорее всего, Гудериан и Гепнер поняли это, так как они взяли на себя ответственность уже третьего числа «сматывать удочки», постепенно отводить свои войска с тем, чтобы не подвергнуть их окончательному уничтожению, за что, между прочим, этот Гепнер был разжалован в звании, лишен всех орденов и уволен в отставку. Не поздоровилось, конечно, и Гудериану, который удирал очень быстро. 


К. СИМОНОВ: Георгий Константинович, зарубежные историки, в основном немецкие, особенно германские генералы много пишут о причинах поражения, выделяют при этом климатические условия: грязь, снег, морозы. Это якобы явилось причиной поражения. Говорят также о том, что Гитлер виноват в этих поражениях, что не послушал Гудериана, что не послушал Браухича или Гальдера. Как вы оцениваете эти события и причины поражения германской армии под Москвой? 


Г. К. ЖУКОВ: Надо выискивать какие-то причины для того, чтобы оправдать провал. Если говорить о климатических условиях, конечно, грязь была, мороз был, зима была, осень была. В этих климатических условиях и советские войска действовали. Так что это ненаучные доказательства провала плана взятия Москвы и провала, собственно, плана молниеносной войны. Дело, конечно, не в том, что Гитлер повернул часть сил, включая армию Гудериана, на юго-восток с целью помочь своей южной группировке, помочь взять Украину и затем Крым. Не в этом дело. Собственно говоря, если бы немецкая армия бросилась на Москву в тот период, для нее все могло бы получиться еще хуже, чем получилось. Потому что те силы, те резервы, которые потом Ставка вынуждена была израсходовать на создание нового фронта на юго-западном направлении, могли быть использованы во фланг и тыл Гитлеру. Если бы он бросился на Москву в тот период, когда его отговаривали отложить наступление на месяц… Дело не в этом, конечно. Дело в том, что Гитлеру и его генералитету, Генеральному штабу так и не удалось осуществить ни одной стратегической цели в 1941 году – взять Москву и даже Ленинград, взять юг нашей страны. Гитлеровцы, конечно, не рассчитывали, что им будет оказано такое ожесточенное сопротивление. При этом чем дальше они продвигались, тем сильнее нарастало это ожесточение. А уж когда противник вышел к Москве, каждый советский человек отдавал себе отчет в необходимости оказать еще больше сопротивления врагу. И противник на каждом своем шагу нес одну потерю за другой. В период Московского сражения все поля усеяны были трупами немецких солдат. Он терял здесь довольно хорошие кадры. А сколько погибло у него здесь танков, сколько авиации! Он здесь погубил, по существу, самые лучшие, опытные кадры, нарвавшись, в свою очередь, на соответствующие наши группировки. Почему ему не удалось добраться до Москвы и взять ее? Наша Ставка и командование фронта сумели своей разведкой своевременно вскрыть, где готовится главный удар на юге, где готовится на севере. И когда нами было установлено, что наиболее опасный участок для нас – Волоколамское, Истринское и Клинское направления, то есть участок 16-й армии, там была подготовлена для противника довольно глубокая оборона, причем во всех отношениях, особенно в артиллерийском и противотанковом. Когда началось сражение, немцы, как я уже упомянул, истекли кровью, не достигнув поставленных целей. Вот где немецкие генералы просчитались. Они полагали, что советские войска не способны, не имеют сил защитить столицу. Они переоценили себя, решив, что им удастся так же легко, как кое-где, провести эту операцию. А расчет их оказался фальшивым. Не хватило сил у немецкой армии сломить сопротивление на самом ответственном участке. Так же дело было под Ленинградом. Мы отдавали себе отчет в том, что представлял бы из себя Ленинград, если бы немцы взяли его. Соединившись с финнами, вся эта немецко-финская группировка имела бы возможность затем ударить в обход Москвы. И тогда обстановка серьезно осложнилась бы и с обороной Москвы – потребовалось бы создавать фронт. Там они провалились, перебросили часть сил сюда, на Московское направление. Но и здесь получили сопротивление не меньшее, чем под Ленинградом. Конечно, каждый советский человек, и москвичи особенно, все сделал для того, чтобы здесь разгромить немецкие группировки, чтобы их путь на Москву стал последним. Я считаю, что Московское сражение явилось очень крупной победой стратегического масштаба и, по существу, заложило основу для дальнейшего и окончательного разгрома немецких войск. 


В. ПОЗНЕР: Как я сказал, интервью с маршалом Жуковым было приказано уничтожить. Почему? Да только по одной причине – он говорил правду. Я считаю, что все те, кто участвовал в этой войне, – и ветераны, и их дети и близкие, – имеют право знать о ней. И это, если хотите, шаг в эту сторону. И в этот день я от всей души и от всего сердца поздравляю ветеранов и их близких с замечательным праздником – Победой в Великой Отечественной войне. МАРШАЛ ЖУКОВ 04.05.10 Я не был знаком с Георгием Константиновичем. И видел я его всего один раз. Это было на премьере документального фильма, посвященного 25-летию битвы под Москвой – «Если дорог тебе твой дом». Премьера состоялась в кинотеатре «Москва», что на площади Маяковского. Перед началом, на втором этаже, в гостевом зале, собрались советские маршалы и генералы, имевшие отношение к этой исторической битве. Все они были в форме и при регалиях. Должен признаться, что ни до, ни после я не видел такого количества орденов и медалей одновременно – это был какой-то умопомрачительный иконостас. Весь этот генералитет непринужденно стоял, разговаривая друг с другом, когда внезапно открылась дверь и вошел невысокого роста человек плотного сложения в плаще цвета хаки: это был маршал Георгий Константинович Жуков. И в тот же момент все эти маршалы и генералы встали по стойке «смирно», а он пошел вдоль ряда, здороваясь с каждым за руку. Это было поразительное зрелище. Потом все спустились в битком набитый зал. И вот их стали представлять: – Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев! Бурные аплодисменты. – Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский! Бурные аплодисменты. – Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков! В едином порыве зал встает и устраивает такую овацию, что трудно сдержать слезы. 


* * * 


В 1969 году в издательстве Агентства печати «Новости» вышли мемуары маршала Жукова «Воспоминания и размышления». Я тогда был ответственным секретарем журнала «Спутник», который тоже издавался АПН, журнала в своем роде уникального и имевшего драматическую судьбу, но это уже другая тема. В редакции работал зять маршала Жукова, фамилию которого я позволю себе не называть. Он, как вы понимаете, был женат на одной из дочерей Жукова. Поэтому он был в курсе того, что происходило с рукописью воспоминаний. Не вдаваясь в подробности (да я и не был в курсе), очень хорошо помню, как он сокрушался по поводу того, как Главное политуправление армии и флота цензурировало воспоминания Жукова. По сути дела, убиралось всё, что говорило о поражениях, о неуверенности, об огромных потерях, характерных для начала Великой Отечественной войны. Мемуары вышли в сильно искромсанном виде и, полагаю, в таком виде и остались: Георгий Константинович умер в 1974 году, в самый разгар того, что я позволяю себе называть «брежневщиной», когда подвергались гонениям все – и Театр на Таганке, и художники-абстракционисты, и Солженицын, и Ростропович, и Алексей Герман, и Тарковский, и… и… и… До горбачевской гласности было еще двенадцать лет. Ах, как жаль! Сколько бы мы узнали нового, настоящего о Великой Отечественной, если бы Жуков дожил до этого времени… Об этом как раз можно судить по запрещенному, но все же сохраненному интервью. Мне бесконечно жаль, что брал его Константин Симонов, а не я. Жаль в том смысле, что Симонов – писатель, а не журналист, но, несмотря на это, из ответов Жукова становится понятно, что тогда, осенью 1941-го, судьба Москвы висела на волоске. Первые двадцать с лишним минут этого интервью воссоздают картину полной растерянности и бардака: Сталин, Верховный главнокомандующий, не понимает, что происходит, не знает, где расположены наши войска, где проходит линия фронта. Выясняется, что все пути на Москву, по сути дела, были открыты и как говорит Жуков, был такой период с 6-го до 13-го октября, когда немцы могли почти беспрепятственно войти в Москву. И задается вопросом о том, был ли он уверен, что удастся остановить противника на самом главном и самом опасном Можайском рубеже. Такой уверенности не было. Иными словами, в невероятно сложной ситуации, когда все висело на волоске, бойцы Советской армии проявили подлинный героизм, не дали немцам прорваться к Москве. Это же замечательно, правда? Нет, отвечает Главпур, этого вообще не было, не было опасности прорыва, не было неуверенности, не было растерянности, не было того, что товарищ Сталин не понимал, где фронт. А раз так, то это интервью следует уничтожить. И не будь моего отца, уничтожили бы. Уничтожили бы свидетельство Истории. Мне очень интересно, сегодня, когда иные ретивые законодатели и политические деятели требуют сурово наказать тех, кто искажает нашу историю, кто принижает подвиги советского народа, те, которые, на мой взгляд, работают в том же ключе, что и Главпур времен Леонида Ильича Брежнева, как они отреагируют на это интервью? Не потребуют ли его уничтожения? 


* * * 


Я далек от того, чтобы идеализировать фигуру Георгия Константиновича. Я категорически не согласен с его оправданием формирования ополченческих дивизий. Он не признает – хотя прекрасно знал – что этих людей отправляли на фронт зачастую без винтовок, с лопатами, палками. Он прекрасно знал, что подавляющее большинство из них – люди не военные, люди возрастные, абсолютно не приспособленные к фронтовой жизни. Он прекрасно знал, что в живых остались единицы, что они представляли собою «пушечное мясо» и реально сыграли ничтожную роль в победе под Москвой. Это были смертники, ни больше, ни меньше. Но Жуков был, как мне представляется, несентиментальным и очень жестким – чтобы не сказать, жестоким человеком.









wwii.su

Жуков Георгий Константинович 1896 – 1974: биография кратко, годы жизни, деятельность — История России

Советский военачальник, четырежды Герой Советского Союза, великий полководец. Г.К. Жуков остался в истории как один из главных творцов Победы в Великой Отечественной войне.

Жуков — фигура в русской истории исключительная, человек редкого военного таланта. Жизнь то поднимала его до небес, то низвергала. Его боялись такие люди как Сталин и Хрущев, ненавидел Брежнев. Обладая громадной властью, они унижали его, передвигая на второстепенные должности, или вовсе оставляли не у дел, но при всем желании не могли лишить его боевой славы, всемирной известности. Не будем умалять достоинств других полководцев. Каждый из тех, кто вел народ к победе, достоин безграничной признательности. Но пальму первенства надо все-таки отдать Г.К. Жукову, ибо только за ним закрепилось звание, не предусмотренное «табелью о рангах» — Народный Маршал.

Будущий маршал родился в калужской деревне в крестьянской семье. Уехав в Москву, трудился в скорняжной мастерской своего дяди. В 1915 г. был призван в армию, попал рядовым в кавалерию, дослужился до звания унтер-офицера. Воевал храбро, был награжден двумя Георгиевскими крестами. Летом 1916 г. получил тяжелое ранение: был серьезно поврежден слух.

Осенью 1918 г. вступил в Красную Армию, в Гражданскую войну командовал взводом, эскадроном. Первый орден Красного Знамени получил за участие в подавлении крестьянского восстания А.С. Антонова в Тамбовской губернии. В 1925 г. окончил Курсы усовершенствования командного состава кавалерии, в 1930 г. — Курсы высшего начсостава. Его 4-я Кавказская дивизия за дисциплину и боевую подготовку в 1935 г. была награждена орденом Ленина (Жуков также получил орден Ленина). С лета 1938 г. — заместитель командующего войсками Белорусского военного округа.

В июне 1939 г. Жуков возглавил 1-ю армейскую группу, которая на тот момент с трудом сдерживала японскую 6-ю армию, вторгшуюся в районе реки Халхин-Гол на территорию союзной СССР Монголии. Благодаря решительным действиям Жукова японская армия была окружена и уничтожена. Халхин-Гол стал одним из главных причин отказа японского руководства от нападения на СССР. За победу в монгольских степях Жуков получил свою первую звезду Героя Советского Союза и воинское звание генерала армии.

Летом 1940 г. Жуков был назначен командующим Киевским особым военным округом — самым мощным в РККА. В том же году он участвовал в военном походе с целью присоединения к СССР Бессарабии и Северной Буковины. В январе 1941 г. Жуков становится начальником Генштаба и одновременно заместителем наркома обороны.

В годы войны он стал вторым после И.В. Сталина человеком в советской военной иерархии. Был бессменным членом Ставки ВГК, а с августа 1942 г. — единственным заместителем Верховного Главнокомандующего и 1-м заместителем наркома обороны. Неоднократно выезжал в войска как представитель Ставки, командовал разными фронтами, причем нередко в критической ситуации, стоял у истоков многих крупнейших стратегических операций.

Сразу после нападения Германии Сталин отправил Жукова на Юго-Западный фронт, где ему удалось организовать мощный контрудар по наступающим танковым колоннам вермахта. В августе 1941 г. из-за настойчивых требований Жукова отвести войска от Киева Сталин снял его с поста начальника Генштаба, приказав возглавить Резервный фронт.

С этого момента Жуков вновь оказывается в своей стихии — в роли командующего и координатора действий крупных воинских группировок непосредственно в районах боевых действий. Важнейшими этапами полководческой биографии Жукова стали Ельня под Смоленском, оборона Ленинграда и Москвы, контрнаступление под Москвой, Сталинградская и Курская битвы, битва за Днепр, Корсунь-Шевченковская, Белорусская, Висло-Одерская и Берлинская операции.

Под Ельней в августе 1941 г. он провел первую успешную наступательную операцию РККА против вермахта, в ходе которой родилась советская гвардия. В Ленинград Жуков прибыл по заданию Сталина в сентябре 1941 г. в критической обстановке, смог стабилизировать фронт и не допустить захвата блокированного города. Жуков был отозван в октябре в Москву, когда возникла прямая угроза столице. В кризисной ситуации возглавил Западный фронт, который внес решающий вклад в оборону Москвы. По инициативе Жукова был разработан план контрнаступления под Москвой.

Некоторые исследователи пытаются критиковать Жукова, утверждая, что он воевал не уменьем, а числом, побеждая с помощью примитивных лобовых атак, приводивших к огромным потерям. Между тем сам полководец был ярым противником такого способа ведения войны. В его директиве от 9 декабря 1941 г., указывалось, что некоторые наши части вместо обходов и окружения противника выталкивают его с фронта лобовым наступлением и одновременно жалуются на большие потери. Вместо этого Жуков приказывал создавать сильные ударные группы с танками, конницей, автоматчиками и смело обходить укрепленные пункты противника, лишая его возможности маневрировать.

В период Сталинградской битвы Жуков и А.М. Василевский предложили отказаться от частных малоэффективных контрударов, но разработать оригинальную наступательную операцию по окружению и разгрому всей сталинградской группировки противника. Этот замысел был блестяще реализован. Столь же новаторским стал план Жукова и Василевского осуществить летом 1943 г. на Курской дуге сначала оборонительную операцию, позволившую обескровить противника, а затем перейти в мощное контрнаступление.

Для полководческого почерка Жукова характерными были огромная воля и мужество, твердость и настойчивость в отстаивании собственных решений и доведении их до непосредственных исполнителей. В отношениях с подчиненными он далеко не всегда проявлял сдержанность, мог быть грубым и жестоким, но полководец всегда и прежде всего, руководствовался интересами дела. Как правило, в его операциях было меньше безвозвратных потерь, чем у других полководцев.

Были у Жукова и неудачи. Незавершенной осталась Ржевско-Вяземская операция (январь-апрель 1942 г.), не удалось деблокировать окруженную 33-ю армию Западного фронта. Неудачными оказались две воздушно-десантные операции, проведенные в полосе Западного фронта в 1942 г. и 1-го Украинского фронта в 1943 г. Большие потери понесли войска Западного и Калининского фронтов в ноябре-декабре 1942 г. в операции «Марс» — неудачной попытке окружения 9-й немецкой армии на Ржевском выступе. Были у Жукова и другие неудачи и ошибки, но не они, а именно победы, их масштаб и значение определили место и славу полководца в истории Великой Отечественной войны.

В начале 1943 г. после того, как при непосредственной координации Жукова была прорвана блокада Ленинграда, ему было присвоено звание Маршала Советского Союза. В 1944 г. он получил вторую, а в 1945 г. — третью звезду Героя Советского Союза. Он был дважды за годы войны удостоен высшего полководческого ордена «Победа»«. Исторически справедливо и глубоко символично, что войска под его командованием (1-й Белорусский фронт) в конце войны наступали на главном — берлинском направлении. Именно Жукову было поручено принимать безоговорочную капитуляцию Германии в ночь с 8 на 9 мая 1945 г. А 24 июня 1945 г. маршал Жуков принимал на Красной площади в Москве исторический Парад Победы.

После окончания войны судьба прославленного полководца складывалась непросто. При Сталине командовал Одесским и Уральским ВО. При Хрущеве Жуков — министр обороны СССР (1955-1957). Ему была вручена еще одна «Золотая звезда», он стал четырежды Героем Советского Союза. Однако Хрущев же отправил Жукова в отставку.

Г.К. Жуков подготовил и с немалыми трудностями издал мемуары — знаменитые «Воспоминания и размышления», выдержавшие с 1969 г. более 10 изданий и переведенные на ряд языков мира.

histrf.ru

Маршал Георгий Константинович Жуков

Краткая биография Г.К. Жукова

Георгий Константинович Жуков родился в дер. Стрелковка Калужской области в семье простого крестьянина.

По окончании 3-х классов церковно-приходской школы трудился в скорняжной мастерской, принадлежащей его дяде в Москве. Одновременно с этим по вечерам посещал городское училище.

В 1915 г. Георгий Жуков пошел в армию, участвовал в Первой мировой войне, где получил звание унтер-офицера и стал кавалером двух Георгиевских крестов. Произошедшая позже октябрьская революция привела его в Красную Армию. Решительность и мужество Г. К. Жукова быстро вывели его из разряда простого рядового в командиры взвода. В Гражданскую войну будущий маршал участвовал во многих боях на Южном, Западном и Восточном фронтах.

Георгий Константинович Жуков не имел высшего военного образования, но с лихвой заменил его богатым опытом, службой в Красной Армии, а также природным даром и горячим стремлением к самообразованию.

В июле 1923 г. Жуков стал командующим полка, а еще через семь лет – командующим кавалерийской бригады. С 1937 г. – командир третьего, а затем шестого кавалерийских корпусов РККА. Георгий Константинович Жуков впервые использовал танки для окружения и уничтожения врага в сражениях на Халхин-Голе, был награжден орденом Красного Знамени Монгольской Народной Республики. Там же ему присвоили звание Героя Советского Союза. Карьера Жукова стала стремительно идти вверх. Перед началом ВОВ Жуков Георгий Константинович стал заместителем наркома обороны СССР и главой Генерального штаба.

Огромный полководческий талант Жукова в полной мере обнаружился в ВОВ. В 1941 г. он уже был членом Ставки Верховного Главнокомандования, а в августе 1942 г – 1-ым замом наркома обороны страны и заместителем Верховного Главнокомандующего.

Маршал Жуков Г.К. в годы войны.

В первые дни ВОВ, Георгий Константинович провел первое крупное станковое сражение под Дубно, Берестечко и Луцком, в результате чего план гитлеровцев быстро прорваться к Киеву и занять левый берег Днепра был сорван. В начале осени 1941 г. провел Ельнинскую операцию – первую успешную операцию на фоне всеобщего отступления советских войск.

Также в сентябре 1941 г. под началом Г.К. Жукова войска Балтийского флота Ленинградским фронтом остановили наступление вражеской группы армий «Север» на Ленинград. Георгий Константинович Жуков координировал операцию «Уран» под Сталинградом, операцию «Искра» в прорыве блокады Ленинграда (1943) и битву на Курской дуге (лето 1943 г.).

Восемнадцатого января 1943 г. Жукову, самому первому вовремя войны присвоили звание Маршала Советского Союза.

С громким именем маршала Жукова были связаны также освобождение Правобережной Украины, победа наших войск под Корсунь-Шевченковским, белорусская операция «Багратион» и т.д.

В итоге, маршал Георгий Константинович Жуков завершил ВОВ масштабной берлинской операцией. Восьмого мая 1945 г, в Берлине он принял от немецкого фельдмаршала В. Фон Кейтеля полную капитуляцию фашисткой Германии, а пятого июня 1945 г. Г.К. Жукову был вручен высший военный орден США от генерала Эйзенхауэра. Удостаивался легендарный маршал и других иностранных наград, например, в том же году, в Берлине фельдмаршал Монтгомери вручил ему большой Крест рыцарского ордена 1-го класса.

Двадцать четвертого июня 1945 г. маршал Союза Советских Социалистических Республик Жуков Георгий Константинович принял знаменитый Парад Победы в Москве.

Его военная карьера продолжилась и после победы. В 1946 г. он – главнокомандующий сухопутными войсками, а также замминистра обороны. После этого, по обвинению в превознесении своей роли в ходе войны и незаконном присвоении трофеев маршала Жукова сняли с должностей и назначили командующим войсками Уральского и Одесского военных округов.

После смерти Сталина, маршал был восстановлен во всех должностях, затем назначен на пост министра обороны Советского Союза. В 1957 г его сняли с этого поста и отправили в отставку.

Умер маршал Георгий Константинович Жуков восемнадцатого июня 1978 г. Похоронили героя у Кремлевской стены на Красной площади.


Биографии и подвиги Героев Советского Союза и кавалеров Советских орденов:

ordenrf.ru

Георгий Жуков биография кратко | Kratkoe.com

Георгий Жуков краткая биография для детей и взрослых может быть использована для подготовки доклада о Жукове.

Биография Георгия Жукова кратко

Георгий Константинович Жуков — советский полководец.

Жуков родился 1 декабря 1896 г. в деревне Стьрелковке Калужской губернии. Окончил школу с похвальным листом. В армию попал в разгар первой мировой войны. Отобрали его в кавалерию. После успехов в службе его отправили учиться на унтер-офицера. В 1918 г. вступил добровольцем в Красную Армию. В 1921 г. он получил орден Красного Знамени. Взяв на себя командование в Монголии в 1939 г., он и его отряд подавили очаги сопротивления Японской армии. За это его наградили первой Звездой Героя Советского Союза.

Начало Великой Отечественной войны жуков встретил в должности начальника Генерального штаба. В 1941 г. по приказу Верховного главнокомандующего Жуков возглавил Ельнинскую операцию. 26 августа 1942 г. Жуков был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего. В 1942 г. участвовал в операции «Искра» в прорыве блокады Ленинграда. В 1943 г. после освобождения Ленинграда, Жукову было присвоено звание маршала Советского Союза.

С 1943 г. руководил крупными советскими соединениями. В апреле 1945 г. Красная Армия заняла выгодные позиции от Балтийского моря до Герлица. После разгрома берлинских группировок, Красная армия решила 16 апреля штурмовать Берлин. Штурм закончился 8 мая 1945 года. В этот же день Кейтель подписал акт о капитуляции.

Г.К.Жуков стал Верховным Главнокомандующим. 24 июня 1945 г. принимал Парад Победы на Красной площади в Москве. После войны попал в опалу и был сослан в Одессу командовать Одесским военным округом. В 1955 г. стал первым заместителем министра обороны СССР. Позднее Хрущев его уволил с этой должности. В 1958 г. он был уволен из Вооруженных Сил.

После увольнения Жуков написал книгу «Воспоминания и размышления».

Георгий Константинович Жуков умер 18 июня 1974 года. В память о Жукове в Москве на Красной площади, недалеко от могилы Неизвестного солдата, Легендарному маршалу поставлен памятник.

Жуков Георгий Константинович краткая биография показывает почему в послевоенные годы получил народное прозвище «Маршал Победы»

kratkoe.com

Жуков Георгий Константинович. Биография маршала

Маршал Жуков

Содержание статьи:

Георгий Константинович Жуков (рожд. 19 ноября (1 декабря) 1896 г. — смерть 18 июня 1974 г.) – советский военачальник, маршал Советского Союза (1943 г.), министр обороны СССР (1955–1957 гг.)

Маршал Жуков был четырежды Героем Советского Союза (1939 г., 1944 г., 1945 г., 1956 г.), кавалером двух орденов «Победа», имел множество других советских и иностранных орденов и медалей. Во время Великой Отечественной войны последовательно занимал должности: начальник Генерального штаба, член Ставки Верховного Главнокомандования, заместитель Верховного Главнокомандующего.

После войны занимал пост Главнокомандующего сухопутных войск, командовал Одесским, потом Уральским военными округами. После смерти Сталина первый заместитель министра обороны СССР, а с 1955 по 1957 гг. – министр обороны СССР. 1957 год — исключен из состава ЦК партии, снят со всех постов в армии и в 1958 году отправлен в отставку.

Происхождение. Ранние годы

Георгий Жуков родился в деревне Стрелковка Калужской губернии. Отец — Жуков Константин Артемьевич, сапожничал в городе, мать — Жукова Устинья Артемьевна, подрабатывала на перевозке грузов. В 7-ми летнем возрасте Георгия отдали учиться в церковно-приходскую школу, которую окончил с похвальным листом. 1907 год, июнь — Георгий уезжает в Москву к своему дяде-скорняку М. Пилихину и становится учеником. Вместе со своим двоюродным братом Георгий начал заниматься изучением русского языка, математики, географии. Спустя год он поступил на вечерние общеобразовательные курсы и успешно закончил их. К концу 1911 г. он закончил учиться у Пилихина и остался у него в подмастерье, где работал до досрочного призыва в армию в августе 1915 г.

Воинская служба

1915 год — был призван в армию. 1916 год, лето — стал унтер-офицером. Был награжден двумя Георгиевскими крестами. 1918 год — вступает добровольцем в Красную Армию. 1923 год — становится командиром кавалерийского полка. 1931 год — помощник инспектора. В 1933-1938 годах командовал бригадой, дивизией, корпусом. 1939 год — за блестяще проведенную операцию по разгрому японских агрессоров у р. Халхин-Гол был удостоен звания Героя Советского Союза. 1940 год — присвоено звание генерала армии, назначается командующим Киевским особым военным округом. 1941 год, январь — июль — начальник Генерального штаба, заместитель наркома обороны СССР.

Во время Великой Отечественной войны показал себя талантливым полководцем, который сыграл важнейшую роль в разгроме немецко-фашистских войск в Ленинградской и Московской битвах (1941-1942), при прорыве блокады Ленинграда, в Сталинградской и Курской битвах (1943-1942), при наступлении на Правобережной Украине и в Белорусской операции (1943-1944), в Висло — Одерской и Берлинской операциях (1944-1945).

.

1942 год, август — на посту заместителя наркома обороны СССР и заместителя Верховного Главнокомандующего, был координатором действий фронтов в Сталинградской битве и др. 1944-1945 годах — командующий войсками 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов; 1945 год, 8 мая — принимал капитуляцию Германии. 1945-1946 годах — назначается главнокомандующим Группой советских войск и главой Советской военной администрации в Германии. 1946 год, март — был главнокомандующим Сухопутными войсками и заместителем министра Вооруженных сил СССР. В том де году отстраняется от занимаемой должности И. В. Сталиным. 1946 год, июнь — командовал войсками Одесского, с 1948 года — Уральского военного округа.

1953 год — 1-й заместитель министра. 1955 год — министр обороны СССР. 1957 год — Жукова Георгия Константиновича обвинили в насаждении своего «культа личности», «склонности к авантюризму», попытке вывести Вооруженные Силы из-под контроля партии. 1957 год, октябрь — освобождается от обязанностей министра по распоряжению Н. С. Хрущева. С 1958 года «уволен в отставку с правом ношения военной формы одежды».

Последние годы. Смерть

1965 год, май — после продолжительного перерыва маршал впервые появился на публике в Кремлевском Дворце Съездов на торжественном заседании, посвященном 20-ти летию Победы. С 1965 года Георгий Константинович Жуков жил в деревне Сосновке, вступил вторично в брак — с Галиной Александровной Семеновой. Навещали маршала многие — это и соратники — маршал Баграмян, генерал Минюк, Иван Кожедуб. Были и писатели — Симонов, Смирнов, Песков и много боевых друзей.

Маршал Жуков очень любил порыбачить, поохотится на дичь, любил собирать грибы. Навещал свою родину, побывал он и на атомной станции в Обнинске. К концу 1967 г. Георгий Константинович со своей семьей отправился в санаторий в Архангельск. Там Жуков серьезно заболел, его срочно госпитализировали, где ему довелось пролежать много месяцев. Лишь к концу лета 1968 г. он стал чувствовать себя получше, и его отправили в санаторий в Барвиху. 1973 год, ноябрь — скончалась супруга маршала. После похорон жены Жуков очень изменился, стал задумчив. До последних дней он не переставал работать над новым изданием книги “Воспоминания и размышления”. Она выйдет в свет, когда Жукова уже не станет. 1974 год, 18 июня — Георгий Константинович Жуков умер.

Личная жизнь

Впервые Георгий мог жениться еще в юношеские годы. У него с дочкой домохозяйки (где снимал квартиру в Москве) был роман. Однако из-за Первой мировой войны тем планам не суждено было сбыться. 1919 год — в лазарете в Саратове будущий полководец встретился с медсестрой Марией Волоховой и между ними сразу вспыхнули чувства. Но из-за военных действий молодым людям пришлось расстаться.

Год спустя Георгий влюбился в юную учительницу Александру Зуйкову, которая стала считаться его женой, однако официально зарегистрировали они свои отношения лишь в 1953 г. И тут судьбе было угодно снова свести Жукова с Марией Волоховой. На протяжении нескольких лет Георгий Константинович разрывался между двумя женщинами. Любопытно, что почти в одно и то-же время дамы сделали его отцом: Александра родила дочь Эру, а Мария – Маргариту. Следует заметить, обе «жены» полководца знали друг о друге, но мирились с ситуацией. Поздней Волохова выйдет замуж и порвет отношения с возлюбленным. А официальная жена подарит ему еще одну дочь Эллу.

Во Вторую мировую войну Георгий Жуков жил в гражданском браке с военным фельдшером Лидией Захаровой. Они прошли с полководцем всю войну. Она не раз бывала с ним на передовой и переехала на юг Украины, когда он был назначен Командующим Одесским военным округом. Они расставались лишь тогда, когда навестить супруга приезжала Александра Зуйкова. В результате, Георгий Жуков порвал отношения с любовницей, но не ради жены, а ради военного врача Галины Семеновой. Они также жили в фактическом союзе, однако в 1965 г. маршал официально развелся с Зуйковой и расписался с Галиной, которая родила ему четвертую дочь Марию.

 

 


 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о