Новый титул московского правителя новые символы власти – Рассмотрите иллюстрацию (с. 26), выполните задание и ответьте на вопросы. 1) Опишите изображение трона — одного из символов самодержавной власти.

Новые символы и титулы московского великого князя

Почувствовав себя в новом положении и еще рядом с такой знатной женой, наследницей византийских императоров, Иван нашел тесной и некрасивой прежнюю кремлевскую обстановку, в какой жили его невзыскательные предки. Вслед за царевной из

Италии выписаны были мастера, которые построили Ивану новый Успенский собор, Грановитую палату и новый каменный дворец на месте прежних деревянных хором. В то же время в Кремле при дворе стал заводиться тот сложный и строгий церемониал, который сообщал такую чопорность и натянутость придворной московской жизни. Точно так же, как у себя дома, в Кремле, среди придворных слуг своих, Иван начал выступать более торжественной поступью и во внешних сношениях, особенно с тех пор, как само собою, без бою, при татарском же содействии, свалилось с плеч ордынское иго, тяготевшее над северо-восточной Русью два с половиной столетия (1238—1480). В московских правительственных, особенно дипломатических, бумагах с той поры является новый, более торжественный язык, складывается пышная терминология, незнакомая московским дьякам удельных веков. В основу ее положены два представления: это мысль о московском государе как о национальном властителе всей Русской земли и мысль о нем

как о политическом и церковном преемнике византийских императоров. Много Руси оставайтесь за Литвой и Польшей, и, однако, в сношениях с западными дворами, не исключая и литовского, Иван III впервые отважился показать европейскому политическому миру притязательный титул государя всея Руси, прежде употреблявшийся лишь в домашнем обиходе, в актах внутреннего управления, и в договоре 1494 г.^ даже заставят литовское правительство формально признать этот титул. После того как спало с Москвы татарское иго, в сношениях с неважными иностранными правителями, например с ливонским магистром, Иван III титулует себя царем всея Руси. Этот термин, как известно, есть сокращенная южнославянская и русская форма латинского слова цесарь, или по старинному написанию цьсарь, как от того же слова по другому произношению, кесарь произошло немецкое Каiег. Титул царя в актах внутреннего управления при Иване III иногда, при Иване IV обыкновенно соединялся со сходным по значению титулом самодержца — это славянский перевод византийского императорского титула … Оба термина в Древней Руси значили не то, что стали значить потом, выражали понятие не о государе с неограниченной внутренней властью, а о властителе, не зависимом ни от какой сторонней внешней власти, никому не платящем дани. На тогдашнем политическом языке оба этих термина противополагались тому, что мы разумеем под словом вассал.

… Царями по преимуществу Древняя Русь до половины XV в. звала византийских императоров и ханов Золотой Орды, наиболее известных ей независимых властителей, и Иван III мог принять этот титул, только перестав быть данником хана. Свержение ига устраняло политическое к тому препятствие, а брак с Софьей давал на то историческое оправдание: Иван III мог теперь считать себя единственным оставшимся в мире православным и независимым государем, какими были византийские императоры, и верховным властителем Руси, бывшей под властью ордынских ханов. Усвоив эти новые пышные титулы, Иван нашел, что теперь ему не пригоже называться в правительственных актах просто по-русски Иваном, государем великим князем, а начал писаться в церковной книжной форме: «Иоанн, божиею милостью государь всея Руси». К этому титулу как историческое его оправдание привешивается длинный ряд географических эпитетов, обоз- начавших новые пределы Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных», т. е. земель.

Почувствовав себя и по политическому могуществу, и по православному христианству, наконец, и по брачному родству преемником павшего дома византийских императоров, московский государь нашел и наглядное выражение своей династической связи с ними: с конца XV в. на его печатях появляется византийский герб — двуглавый орел.

(Из «Курса русской истории» В.О. Ключевского)

Новые символы и титулы московского великого князя - государя всея Руси

Ключевский В.О. Сочинения. М., 1988. Часть II. С. 113-116.

studfiles.net

Какие знаки царской власти обладали одинаковой с троном значимостью? Новый титул московского правителя, новые символы власти сплачивали государство и общество или разобщали их?

Помогите с тестом прошу
Иван IV правил…
а) с 1505 по 1533г. ;
б) с 1533 по 1584г.;
в) с 1462 по 1505г.;
г) с 1584 по 1598г.

2. Венчание на царство Ивана IV произошло в
а) 1547г. ;
б) 1549г.;
в)1550г. ;
г)1552г.

3. Какое событие произошло в 1549 году?
а) создано стрелецкое войско;
б) отмена местничества;
в) был созван первый Земский собор;
г) ликвидированы кормления

4. Какое событие произошло раньше других
а) Стоглавый собор;
б) взятие Казани;
в) начало опричнины;

г) введение заповедных лет.

5. Что произошло позже других событий
а) принятие Судебника Ивана IV;
б) присоединение Астрахани;
в) начало походов Ермака;
г) окончание Ливонской войны.

6. В период правления Ивана IV по форме правления Россия стала
а) сословно-представительной монархией;
б) неограниченной монархией;
в) конституционной монархией;
г) парламентской монархией.

7. В результате опричнины
а) начался подъем хозяйства страны;
б) в стране наступили разруха и запустение;
в) было ограничено крепостное право;
г) оживилась торговля, т.к. Россия получила выход к Балтийскому морю

8. Первыми книгопечатниками на Руси были
а) Иван Фёдоров и Пётр Мстиславец;
б) Феофан Грек и Дионисий;
в) А.Адашев и А. Курбский;
г) Макарий и Ф.Колычев.

9. Установите соответствие между деятелями и деятельностью
1) митрополит Макарий; а) денежная реформа;
2) Елена Глинская; б) строительство Свияжской крепости;
3)Иван Выродков ; в) обряд венчания на царство;
4) Ермак Тимофеевич г) походы в Сибирь.

10. Какие реформы были проведены Избранной радой?
а) создание стрелецкого войска
б) учреждение опричнины

в) ограничение местничества
г) введение заповедных лет
д) принятие нового Судебника
е) введение патриаршества

11. Каковы были результаты Ливонской войны ?
а) Россия получила выход к Балтийскому морю;
б) Россия потеряла все земли, завоеванные в Пр;ибалтике
в) были огромные людские потери;
г) хозяйству страны был нанесен значительный ущерб;
д) Россия потеряла город Псков.

2019-01-07 09:54:52

istinaved.ru

Печать Ивана III. Символы, святыни и награды Российской державы. часть 1

Печать Ивана III

Историки, изучавшие старинные печати, – этой сферой науки занимаются ученые, посвятившие себя сфрагистике,[1] – обратили внимание на необычную печать, скреплявшую жалованную, меновую и отводную грамоту великого князя Московского Ивана III (1440–1505), данную в 1497 году волоцким князьям – братьям Федору и Ивану Борисовичам.

Грамота позволяла решать вопросы владения и пользования землей, а также предоставляла некоторые привилегии тому и другому брату, отцом которых был младший сын царя Василия Темного – Борис. Борис доводился родным братом Ивану III, а волоцкие князья – Федор и Иван – были племянниками великого князя Московского. За три года до того, как Федору и Ивану была дана эта грамота, их отец умер, и появилась необходимость решить вопросы, возникшие между осиротевшими братьями, их дяде и опекуну Ивану III Васильевичу. Однако данная грамота оставалась бы одной из сотен ей подобных, если бы не прикрепленная к ней печать.

Не обратить внимания на эту печать невозможно. От всех предшествующих княжеских печатей она отличалась прежде всего цветом (оттиск не из черного или светлого воска, а из красного), а также исключительно высоким качеством оттиска и круговой легендой,[2] содержащей полный титул великого князя Московского, сложившийся к 1490 году. Главное же отличие печати заключалось в ее изобразительных компонентах. На лицевой стороне помещен всадник в военных доспехах и развевающемся плаще, копьем поражающий дракона (крылатого змея) в шею. Круговая надпись обозначает титул Ивана III: «ИОАНЪ Б(О)ЖИЕЮ МИЛОСТИЮ ГОСПОДАРЬ ВСЕЯ РУСИ И ВЕЛИКИ КН(Я)ЗЬ». Оборотную сторону печати занимает двуглавый орел с коронами на головах и с распростертыми опущенными вниз крыльями. Его окружает легенда, являющаяся продолжением титула лицевой стороны: «И ВЕЛИКЫИ КН(Я)З. ВЛАД. И МОС. И НОВ. И ПСК. И ТВЕ. И УГО. И ВЯТ. И ПЕР. И БОЛ».

Восстановим сокращения, сделанные в тексте на оборотной стороне печати: «И Великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Угорский,[3] и Вятский, и Пермский, и Болгарский[4]».

Икона св. Георгия из Успенского собора Московского Кремля. XII в.

Обозначение полного титула князя на государственной печати, конечно же, было весьма важным обстоятельством. Но еще более значимым было то, что на двух сторонах печати одновременно появились и Георгий Победоносец, побеждающий змея, и двуглавый орел – эмблемы, до той поры существовавшие на Руси совершенно независимо друг от друга. Впоследствии они будут объединены в Государственном гербе.

Высоко оценив значение этой печати, Николай Михайлович Карамзин в «Истории государства Российского» принял версию Василия Никитича Татищева о заимствовании Иваном III византийского орла и написал: «Великий князь начал употреблять сей герб с 1497 года».

Карамзинская интерпретация версии В. Н. Татищева о происхождении российского государственного герба оказалась принятой русским обществом настолько, что превратилась в политическую доктрину. В 1897 году даже отмечалось 400-летие герба, а сто лет спустя, в 1997 году, уже в новой России, – его 500-летие.

Историки до сих пор спорят: «Какой и чей двуглавый орел – византийский или же западноевропейский – изображен на печати Ивана III?» Приводя доводы в пользу той или другой версии, мало кто оспаривает сам факт, что впервые изображение двуглавого орла на государственной печати появилось в 1497 году. Как и то, что два элемента будущего Государственного герба России – Георгий Победоносец и двуглавый орел – обозначены вместе именно там же, хотя, разумеется, печать могла появиться и раньше. Академик Николай Петрович Лихачев, например, полагал, что печать возникла в 1489 году, но самым ранним документом, попавшим в руки исследователей, который ею заверен, была грамота Ивана III волоцким князьям Федору и Ивану, датированная 1497 годом.

Поражающий дракона святой воин Георгий не случайно появился на лицевой стороне этой государственной печати: Георгий Победоносец был необычайно популярен на Руси и считался небесным покровителем русского воинства. Этот святой великомученик был славен во всем христианском мире, хотя письменные свидетельства о нем появились гораздо позже того времени, в которое он жил, и относятся к IV–V векам.

Иван III и его печать. 1497 г.

Государственная печать Ивана III

Официальная христианская литература считает, что Георгий родился в Малой Азии (Каппадокии), принадлежал к местной знати, имел высокий военный чин. Римский император Диоклетиан (284–305) боролся с христианами. Принуждали отречься от веры в Христа и Георгия, но он, несмотря на жестокие мучения, отрекся только от своего воинского чина. По преданию, Георгий был обезглавлен 23 апреля 303 года. Такая смерть поставила его рядом с другими христианскими мучениками из военного сословия – Федором Стратилатом, Дмитрием Солунским. Все они считались покровителями «христолюбивого воинства».

Народная молва разукрасила жизнь святого Георгия множеством легенд. Среди них – ставшая на Руси одной из самых любимых и более известной, чем его церковное «Житие» – «Чудо Георгия о змие». В этой легенде рассказывалось, как гигантский дракон-людоед поселился в озере. Ему отдавали на съедение юношей и девушек, пока наконец жребий не пал на дочь царя. Стоя на берегу, она ждала гибели, и в это время к озеру подъехал Георгий, чтобы напоить своего коня. Вопреки старой традиции, когда богатырь побеждает чудовище в бою, Георгий не поднимает на людоеда оружие, а заставляет дракона покориться силой молитвы, начертав на земле крест.

Как гласит легенда, Георгий, «на небо воззрев», обратился с молитвой к Богу: «Выслушай меня, недостойного раба твоего, и покажи на мне прежние твои милости, и повергни лютого этого зверя к ногам моим». Как только змей показался из воды, святой Георгий воскликнул: «Во имя Иисуса Христа, сына Божия, покорись, жестокий зверь, и ступай вслед за мною». Змей упал к ногам святого, царевна накинула на шею обессилевшего чудовища свой пояс и повела его в город на поводке, «как послушнейшего пса». Увидев свою дочь живой и невредимой, а чудовище укрощенным, царь с царицей и все горожане-язычники воскликнули, обращаясь к святому воину: «Тобою веруем в единого Бога-Вседержителя и в единого Сына его, Господа нашего, Иисуса Христа, и в Святой животворный Дух». Тогда Святой Георгий «извлек меч свой и отрубил голову лютому зверю». А царь повелел поставить церковь во имя Георгия и украсил ту церковь золотом, и серебром, и дорогими каменьями.

Святой Георгий. Икона. 1-я пол. XIV в.

Заметим, что в описанной ситуации Георгий выступает не просто как воин, но как святой проповедник, чья сила не только в оружии, но и в слове.

Совершал Георгий и другие чудеса. В одной из византийских легенд говорится о том, что он защищал скот от воровства, приумножая его количество. Русский крестьянин считал святого воина покровителем скотоводов и земледельцев (имя Георгий по-гречески – «земледелец»), призывая его на помощь при болезни скота. Наказывал святой воин и воров, возмещая потерпевшему сторицей украденное имущество. Словом, различными были его подвиги, и оттого снискал он любовь и князей, и крестьян, и воинов.

Выражена эта народная любовь в русских стихах «О Егории Храбром». По воле создателей стихов Георгий в них сын Софии Премудрой, царствующей на Святой Руси. От «царища Демьянища» терпит он многие мучения за свою веру, в том числе 30-летнее заточение в подземелье. Затем чудесным образом освобождается из плена и идет по Русской земле, защищая Христову веру. Доказательством всенародного почитания святого Георгия служат сохранившиеся до наших дней многочисленные каменные, медные, деревянные и даже костяные иконки, изображающие его в основном в виде драконоборца. Так же он представлен и на иконах.

Икона св. Георгия Победоносца. XV–XVI вв.

Святой Георгий был образцом сословной чести: в Византии – для военной знати, в Западной Европе – для рыцарства, в славянских странах – для князей. В XI веке он и пришел в Киевскую Русь прежде всего как покровитель князей, которые стали считать его своим небесным заступником, особенно в военных делах. Один из первых христианских князей – Ярослав Владимирович Мудрый (в крещении Георгий) особенно много сделал для прославления своего святого патрона: в Киеве построил в его честь придел в церкви Святой Софии, открыл монастырь, в Чуди[5] основал город Юрьев, где также поставил Георгиевскую церковь. Лик святого Георгия украсил и выпущенные в Новгороде серебряные монеты – сребреники («Ярославле сребро»).

Ярослав Владимирович чеканил в Новгороде сребреники очень недолго – в 1014 – начале 1015 года – и не возобновлял их выпуск во время своего киевского княжения. Однако найденная недавно в Новгороде уникальная металлическая печать (булла) Ярослава Мудрого с его портретом и надписью «ЯРОСЛАВ КНЯЗЬ РОУССКИЙ», подобно сребренику, несет (на оборотной стороне) изображение святого воина Георгия. По мнению академика В. Л. Янина, она относится ко времени окончательного вокняжения в Киеве (1019–1054) Ярослава Мудрого, который считался «всея Рускыя земли князем». Таким образом, начало русской государственности зафиксировано официальной атрибутикой с изображением лика святого Георгия. Георгий-воин изображался всегда с оружием: со щитом и копьем, иногда – с мечом.

Сребреник Ярослава Мудрого

Если учесть, что имя Георгий принадлежало к излюбленным именам русских князей в крещении, то можно представить, насколько часто святой Георгий-воин «украшал» их знаки власти. Так, изображения Георгия имеются на печатях Юрия Долгорукого и великого князя Юрия Всеволодовича, погибшего на реке Сити в 1238 году, а также многих русских князей, чье собственное имя не было Юрий или Георгий.

После победы на Куликовом поле 1380 года образ святого драконоборца для московских князей, несомненно, стал особенно привлекательным. Вряд ли они оставили без внимания и популярность его в народной среде как помощника в мирских делах и защитника христианства. И великий князь Московский Иван III, также выделял его как своего покровителя.

Современные исследователи пишут, что борясь за объединение русских земель, а также за право называться «царем», Иван III, как бы мы сейчас сказали, «формировал свой имидж». Особую роль должна была сыграть борьба князя за чистоту веры, противопоставление его иноверцам и отступникам. Церковь в этом усиленно поддерживала Ивана III, призывая «крепко стояти за православное христьянство», «оборонити свое отечьство… от безбожных варвар… безбожного бессерменьства», подобно тому, как прадед его (Дмитрий Донской) «мужьство и храбьство показа за Доном… над теми же окаанными сыроядци».

Образ защитника православия как нельзя лучше соответствовал любимому на Руси образу Георгия-драконоборца. Имеется много свидетельств об особом внимании Ивана III к этому святому. Например, при нем украшаются скульптурой Георгия Победоносца главные ворота Кремля, не без его ведома создаются деревянные скульптуры драконоборца, которые, как предполагают исследователи, предназначались для храмов Подмосковья. Наконец и для своей главной печати, отличающейся от всех предшествующих, великий князь Московский выбрал изображение известного всей Руси святого воина Георгия-змееборца.

Святой Георгий. Деревянная скульптура. XV в.;

Однако согласно церковному канону в любом виде искусства Руси этого времени (будь то живопись – иконопись, малая пластика, скульптура) святой Георгий-драконоборец имеет типичные характерные признаки: над головою – нимб, левая рука согнута и придерживает конские поводья, копьем он поражает дракона в пасть; на святом длинные одежды, почти закрывающие ноги, отчего они кажутся короткими. Подобным образом Георгий-драконоборец изображался на многочисленных образках из камня, металла, кости, дерева и в скульптурных памятниках, не говоря уже об иконах.

На печати Ивана III – красновосковом оттиске – святой Георгий не столь каноничен: над головой его отсутствует нимб, волосы как будто стягивает широкая повязка, обе руки воина охватывают копье, которое поражает дракона не в глотку, как в русских вариантах «Чуда Георгия о змие» того времени, а в шею. Всадник кажется очень длинноногим из-за короткого военного одеяния. Мощь человека, воля, напор, желание победить чудовище – вот что отличает изображенного на печати всадника от русской иконописной традиции. На печати Ивана III святой Георгий-змееборец более всего напоминает свое воплощение в произведениях западноевропейского искусства эпохи Возрождения, прежде всего – итальянского. В подобном виде святой Георгий, побеждающий дракона, известен не только в живописи и скульптуре, но также на итальянских монетах и медалях.

Знаменитый историк искусства Виктор Никитич Лазарев, много лет изучавший итальянское и древнерусское искусство, художественному образу святого Георгия посвятил большое исследование. В нем В. Н. Лазарев подчеркивал, что именно итальянские мастера, прибывшие в Москву в последнюю четверть XV века, принесли традиции североитальянского Возрождения, «которые были умело использованы в целях усиления авторитета Московского великого князя». Конечно, в первую очередь имеется в виду каменное строительство в Кремле, которое осуществляли итальянские зодчие. Им великий князь Московский доверил благоустроить святыню Москвы – Кремль, где итальянцы возводили Успенский и Архангельский соборы, Спасскую и Тайницкую башни, Грановитую палату.

Георгий Змееборец. Белокаменная скульптура с Фроловской (Спасской) башни Московского Кремля. 1464 г.

Но итальянцы занимались в Москве не только строительством. Немало было их и среди иностранных мастеров серебряных дел, которых Иван III приглашал на работу в столицу. Да и сами «архитектоны» (строители кремлевских соборов) знали чеканное дело и резьбу. Известно, например, что резчиком монетных штемпелей был и великий Аристотель Фьораванти, еще в юности согласно требованиям своей эпохи приобретший основательные познания в области чеканного дела.

Иван Васильевич, великий князь Московский, доверивший благоустроить итальянским зодчим Кремль, мог поручить итальянским медальерам и изготовление новой печати, символика которой соответствовала его властным устремлениям в период создания единого Русского государства.

Именно в Северной Италии, с которой московские князья установили контакты еще с середины XV века и откуда в основном приезжали в Москву «архитектоны», образ Георгия Победоносца особенно широко был распространен в это время. На многих монетах и медалях Ломбардии и соседних с ней областей запечатлен его мужественный облик.

Живописное изображение Святого Георгия.

Отсутствие канона в изображении Георгия Победоносца на печати Ивана III Васильевича и печатях последующих русских государей сделало Георгия в представлении русских людей «человеком на коне», «царем», если на всаднике красовалась корона.

Только в конце XVII – начале XVIII века, когда пришли в Россию гербы – одно из западных новшеств, в светской эмблематике появились и святые под собственными именами – Георгий Победоносец, святой апостол Павел, архангел Михаил. Головы святых воинов стали украшать шлемы с плюмажем, шлемом украшается и голова Георгия Победоносца. Так принято было изображать его на груди двуглавого орла с XVIII века, в таком виде он помещен и в герб города Москвы.

Святой Георгий. Изображение на монетах конца XV – нач. XVI в. Италия. Ломбардия (верх.) Святой Георгий на лицевой стороне печати Ивана III. 1497 г. (низ)

Следует сказать и о двуглавом орле – эмблеме оборотной стороны печати Ивана III. Появление эмблемы двуглавого орла ученые относят к III тысячелетию до н. э. Исследование начальной художественной формы этой эмблемы показало, что она является продуктом фантазии и мифологии – удвоение человека, животного или отдельных его частей характерно, в частности, для древнешумерской культуры. Как мифологическое существо, сакральный символ и художественный образ двуглавый орел (в отличие от одноглавого), например, «римского» орла, встречается в древности прежде всего в Передней Азии. У арабов и сельджуков двуглавый орел появился в результате заимствования ими элементов искусства персидских царств и всего переднеазиатского культурного наследия. В Византии двуглавая птица в качестве восточного орнамента становится широко известной с XI века. Однако многие исследователи подчеркивают, что подобное изображение ни в коем случае не является гербом, ибо Византия гербов не знала. Хотя допускают, что морейские деспоты Палеологи, которым удалось объединить всю Морею (византийские владения на полуострове Пелопоннес), ставшую накануне падения Византии ее оплотом и продлившую на какое-то время существование государства, использовали двуглавого орла в качестве герба. Этот факт и послужил отправной точкой мифа о гербе Византийской империи в виде двуглавого орла.

Изображение двуглавого орла: на ткани одежд средневековых болгарских правителей, на плите, вделанной в пол в храме города Мистры (XIV–XV вв.), на шиферной плите из Старой Загоры (Болгария, XI в.), на итальянской монете (кон. XV в.), на печати императора Священной Римской империи Карла V. XVI в.

В символ власти герб – двуглавый орел превратился у императоров Священной Римской империи. На Сицилии в самом начале XIII века его поместил на монетах с соответствующим титулом Фридрих II Штауфен, король Сицилийского королевства, а затем император Священной Римской империи. В качестве герба империи двуглавый орел утвердился в правление Сигизмунда I (1368–1437). В 1410 году Сигизмунд I стал императором Священной Римской империи, где гербом королей оставался одноглавый орел, но как только король наследовал императорский трон, на печатях появлялся орел двуглавый.

С такой печатью познакомился Иван III, когда в конце 80-х годов XV века установил контакты и дипломатические отношения с домом Габсбургов[6] – первых по значению монархов тогдашней Европы, в результате чего начался обмен посольствами, грамотами, переговорами «для приятельства и любви». При всей своей силе и могуществе Иван III, как человек исключительно прагматического ума, не мог не понимать, что на новом уровне русской государственности потребуются чисто внешние атрибуты, которые подтверждали бы крепость и силу его власти «в глазах мировой общественности». Отсюда и новое написание на западноевропейский манер титула на печати, и новая символика, аналогичная европейской. Свидетельства о стремлении Ивана Васильевича поставить себя наравне с первым монархом Европы общеизвестны. Упоминавшийся выше Николай Петрович Лихачев писал когда-то по этому поводу: великий московский князь «хотел во всем равняться – в титулах, и в формулах грамот, и во внешности булл – цесарю и королю римскому».

Печать Василия

Речь, однако, не может идти о простом подражании знатному иностранному государю. Двуглавый орел вряд ли занял бы место на печати русского государя, если бы последний не знал, что эмблема символизирует высокое положение европейских монархов. Иван III устами послов, отправляемых к западным императорам, неоднократно заявлял о своем знатном и высоком происхождении. Русские послы говорили: «И цесарь, и его сын Максимиан государева великие, а наш государь великий ж государь». Знатность происхождения ассоциировалась с определенной эмблемой, какой является двуглавый орел. По сути двуглавый орел использовался Иваном III Васильевичем для доказательства его права называться кесарем (императором).

Столь подробное рассмотрение эмблем печати 1497 года и трактовки ее образов не случайны. Думается, это необходимо, ибо из-за отсутствия прямых сообщений в письменных источниках причины появления первых гербовых фигур, которые сохранялись в российском гербе на протяжении многих столетий, в представлении современников так и остаются неясными.

После смерти в 1505 году Ивана III на троне воцарился его сын – Василий III Иванович, правивший до 1533 года. Он не носил официального титула «царь», однако был таким же «ревнителем» самодержавства, как и его отец. В книге современника Василия III австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна «Записки о Московии» русский государь изображен под «цитатой», раскрывающей его представления о собственной власти: «Аз есмь царь и господин по праву отцовской крови, державных титулов ни у кого не просил, не купил; нет закона, по которому я был бы чьим-либо подданным. Но, веруя только в Христа, отвергаю права, (выпрошенные) у других». Василия III называли «царем» и зарубежные «корреспонденты», а он, в свою очередь, «внедрял» в сознание первых монархов Европы идею равенства с ними, посему скреплял отсылаемые за рубеж грамоты золотой печатью (буллой) «по образу и подобию» отцовской печати 1497 года.

Василий III и «герб» Московии

В правление Василия Ивановича появился ряд публицистических трудов, отражавших самоутверждение правящей династии Руси в глазах Европы. По заказу, по-видимому, Вассиана Патрикеева, занимавшего видное положение при дворе Василия III, просвещенный писатель, известный как Спиридон-Савва, широко образованный человек, которого интересовала не только церковная, но и современная ему историческая и политическая литература, написал произведение, фигурирующее под названием «Послание о Мономаховом венце». В нем получила оформление литературная легенда о том, как Владимир Мономах получил царский венец от византийского императора. Автор доказывал, что русские князья издревле владели регалиями императорского достоинства. Кроме того, в «Послании» так же, как и в другом памятнике этого времени – «Сказании о князях Владимирских», содержится обоснование высокого положения Рюриковичей, ведущих свой род от римского императора Августа (подобно другим европейским государям) через Пруса, который якобы был родственником Рюрика. Таким образом, в изложении Спиридона-Саввы Василий III, подобно Владимиру Мономаху, являлся «вольным самодержцем» и царем.

Такое «теоретическое» обоснование характера власти русского государя подвигло Ивана Грозного, сына Василия III, на практические действия. В возрасте 16 лет (перед женитьбой) он заявил своему окружению, что «желает поискать прежних своих прародителей чинов», т. е. завел речь об официальном принятии царского титула. 16 января 1547 года произошло венчание молодого правителя Московии на царство. С этого времени и в искусстве, и в атрибутике власти заметно проявляет себя идея – подкрепить, обосновать, прославить правление и деяния первого «венчанного самодержца». В 1551 году возникает памятник русского искусства – Царское место, иначе Мономахов трон. Двенадцать барельефов, украшающих стенки трона, иллюстрируют историю передачи русским князьям византийских императорских регалий. Царское место, помещенное в Успенский собор Московского Кремля, явилось зримым доказательством законности царского сана русского государя Ивана IV.

В этом контексте, очевидно, следует рассматривать и другие атрибуты власти, в частности, печати первого русского царя. В течение всего своего правления Иван Грозный использовал печать, образец которой создал его дед – Иван III, а затем применял отец, естественно, с соответствующей легендой. Таким образом, символы, принятые Иваном III для печати, как потом оказалось, общегосударственной, приобретают наследственный признак, что является характерным для герба как особого знака. Кроме этой печати, Иван IV использовал еще целый ряд совершенно новых печатей.

«Мономахов трон» – молельное место Ивана Грозного в Успенском соборе Московского Кремля. 1551 г.

Еще во время Монетной реформы 1535–1538 годов, когда правила Елена Васильевна Глинская, мать Ивана Грозного, в России появилась копейка. Так назывались серебряные монеты, на которых изображался «князь велики на коне, а имея копье в руце, и оттоле прозвашеся денги копейные». На обороте, в строчной надписи, сообщалось, что это князь великий; затем, когда Иван IV принял титул царя, надпись на копейке, изменившись, сообщала: «царь и государь всея Руси». Композиция, представленная на копейке, очень напоминает изображение «Чуда Георгия о змие», только под копытами коня нет дракона. Корона на всаднике копейки свидетельствовала, что изображен государь. Ту же корону с пятью зубцами можно видеть и на всаднике, который во времена Ивана IV «перебрался» на грудь двуглавого орла. Именно Иван Грозный повелел поместить Драконоборца, украшенного короной, на грудь двуглавого орла. Таким образом, со времени Ивана IV двуглавый орел и воин-драконоборец воссоединились в одной фигуре.

Печати Ивана IV Васильевича Грозного. XVI в

Создание новой печати казалось для современников настолько важным событием, что об этом записано в летописи: 3 февраля 1561 года «учинена» печать – «орел двоеглавной, а середи его человек на коне, а на другой стороне орел же двоеглавной, а середи его инрог» (единорог – мифический зверь с прямым рогом).

Выдающимся историческим памятником времен Ивана Грозного является еще одна печать, неизменно привлекающая внимание отечественных и зарубежных историков, наиболее вероятная дата создания которой – 1577 год.[7]

В «Словаре древнерусского языка» указывается, что слово «герб» в ХVI веке использовалось лишь в посольских делах, когда речь шла о других странах, с которыми Россия поддерживала дипломатические связи. По приказанию царя в 1564 году была изготовлена печать Ливонской земли (она скрепляла соглашение между Россией и Швецией). Вот что говорится о ней в летописи: «а на печати клейно: орел двоеглавный, а у орла у правые ноги герб печать маистра Ливоньского, а у левые ноги герб печать Юриевского бискупа; около же печати подпись: царского величества боярина и Вифлянские земли боярина и наместника и воеводы печать». Употребление этой печати строго регламентировалось: ею запечатывались «грамоты перемирные с Свейским королем… и грамоты в ыные государьства». Композиция рисунка (двуглавый орел попирает лапами эмблемы, символизирующие присоединенные балтийские земли) такова, что не может вызвать сомнения в предназначении печати, которая должна была иллюстрировать успехи русского царя в Ливонской войне. Эта задача была основной при создании печати, поэтому изображения гербов прибалтийских земель не отличались точностью: эмблемы не соответствовали в деталях гербам Ливонского ордена и Дерпта.

Вообще надо отметить, что к эмблемам, написанию титула и прочей символике Иван Грозный относился очень внимательно, особенно если речь шла о внешнеполитических контактах. Известна размолвка Ивана Васильевича со шведским королем из-за титула «Лифляндский» в период Ливонской войны. В 1572 году, когда русские добились определенных успехов в Ливонии, Иван IV потребовал не только именовать его в титуле «Свейским», но и «при-слати образец герб свейской, чтоб тот герб в царьского величества печати был». В ответ он получил от Юхана III, по-видимому, какие-то замечания, что заставило русского царя с гневом возразить шведскому королю: «А что писал еси о Римского царства печати, и у нас своя печать от прародителей наших, а и римская печать нам не дико: мы от Августа Кесаря родством ведемся».

Действительно, первый русский царь использовал печать и эмблемы прародителей своих и «римскую печать» – изображение двуглавого орла, а также «строил» новые печати, например, печать 1577 года, по типу печатей тех государств, с которыми вступал в дипломатические контакты.

Печать царского наместника в Ливонии. 1564 г.

Печать Лжедмитрия. 1604 г.

Преемники Грозного исправляли на своих знаках власти (печатях) некоторые элементы его многочисленных печатей, однако не изменяли их в целом.

В Смутное время Лжедмитрий I, став в 1605 году русским царем, использовал матрицу печати 1577 года, запечатывая письма польскому магнату Ю. Мнишку. Заранее для него была приготовлена и новая государственная печать. По-видимому, она польского «производства», ибо вырезана в соответствии с западноевропейскими художественными канонами. Крылья двуглавого орла, увенчанного третьей короной, на печати подняты вверх, всадник на груди орла повернут влево от зрителя – согласно правилам западноевропейской геральдики. Подобная композиция имеется на серебряных коронационных медалях, которые прибыли в Москву вместе с Лжедмитрием I.

В 1613 году Земским собором был избран первый царь из рода Романовых Михаил Федорович (1596–1645). При нем двуглавый орел с Драконоборцем на груди получил «прибавление»: над головами орла (скорее, между головами), увенчанными коронами, появляется третья корона. О дате «прибавления» сообщалось в грамоте, отправленной из центра воеводе Туринска И. И. Баклановскому в феврале 1625 года. В ней шла речь об изменении царской печати: она делалась по размерам большей, нежели прежняя, ибо «на прежней печати… Государское титло описано было не сполна; ныне перед прежнею печатью прибавлено на печати в подписи, в… Государственном именованьи: Самодержец;…и ныне…над главами у орла коруна». Предписывалось с 25 марта 1625 года скреплять новой печатью различные документы: грамоты, наказы, подорожные и т. д.[8]

Печать царя Михаила Федоровича с изображением Государственного герба. 1625 г.

Царь Алексей Михайлович (1629–1676) принял от отца в 1645 году почти сформировавшийся российский государственный герб. И стал первым монархом, который его узаконил. В 1654 году Алексей Михайлович повелел «дать» в лапы двуглавому орлу символы царской власти – скипетр и державу, а крылья орла из опущенных стали расправленными и поднятыми.

Герб России. 2-я пол. XVII в.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Титулы и знаки власти правителей России.

  • ТИТУЛЫ И ЗНАКИ ВЛАСТИ ПРАВИТЕЛЕЙ РОССИИ
  • ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ
  • В Древнерусском государстве титул «великий князь» относился только к киевскому князю, которому подчинялись все русские князья.
  • С XII века образовалось ещё несколько великих княжеств:
  • Владимирское,
  • Галицкое,
  • Черниговское,
  • Рязанское.
  • Каждое из них было фактически независимым государством. В них, в свою очередь, возникли удельные княжества, подчинявшиеся великим князьям.
  • С середины XIII века великие князья имели право по ярлыку собирать дань для хана с других князей. Великими князьями в этот период были владимирский (этот титул с санкции Орды получал один из князей Северо-Восточной Руси), литовский (в вассальной зависимости от Орды не состоял), рязанский , смоленский.
  • Галицкие князья носили королевский титул (с 1254 года).
  • С начала XIV века многие владимирские князья добавляли к своему титулу приставку «Всея Руси».
  • С середины XIV века на Северо-Восточной Руси появились великие княжества Суздальское и Тверское.
  • Владимир, продолжавший номинально оставаться старейшим столом, стал собственностью московских князей . C этого времени московские князья также титуловались «великими», а тверские обрели полную независимость вплоть до присоединения Тверского княжества к Московскому государству (1485).
  • Короткий период в XIV—XV веках «великими» также титуловались пронский (после обособления от Рязани) и ярославский князья.
  • После объединения русских земель вокруг Москвы и Литвы к началу XVI века титул «великий князь» носили только правители этих государств.
  • В 1547 году великий князь московский Иван IV официально принял титул «царь», что должно было символизировать значительное возвышение московского правителя над удельными князьями, а с 1721 года решением Петра I (формально — по предложению Сената, которое Пётр одобрил через несколько дней раздумий) российские монархи стали именоваться «императорами», но при этом титул «великий князь» продолжал употребляться в полном титуловании монарха при перечислении находящихся под его властью земель: «…царь казанский, астраханский и сибирский, великий князь смоленский, тверской, вятский и иных земель».
  • В эпоху абсолютизма титулы «великий князь» и «великая княжна (великая княгиня)» стали присваиваться детям (соответственно, мужского и женского пола) царствующего монарха, что было официально закреплено в «Учреждении об императорской фамилии» Павла I от 5 апреля 1797. Таким образом, титул стал приблизительно соответствовать европейскому титулу «принц крови», хотя соответствие здесь неполное.
  • В Российской империи к великим князьям и княгиням официально обращались — «Ваше императорское высочество». «Титул Великого князя, Великой княжны и Императорских Высочеств принадлежит сыновьям, дочерям, братьям, сёстрам, а в мужском поколении и всем внукам императора…» — Полное собрание законов Российской империи, т. XXIV, 1830, док.№ 17906; т.6, СПб.,1888.

ШАПКА МОНОМАХА

  • Главная регалия русских великих князей и царей. Символ-корона самодержавия в России. Представляет собой золотой филигранный остроконечный головной убор, предположительно восточной работы конца XIII — начала XIV века с собольей опушкой, украшенный драгоценными камнями: жемчугом, рубинами, изумрудами и крестом.
  • ШАПКА МОНОМАХА
  • Шапка представляет собой среднеазиатский головной убор. Не исключено, что эта наследственная регалия московских государей — дар Узбек-хана Юрию Даниловичу или Ивану Калите , которым он покровительствовал. Среди историков распространено мнение, что шапка Мономаха является реликвией московско-ордынского союза, который стал залогом политического взлёта Москвы в начале XIV века
  • В связи с переориентацией московской государственности с Орды на Византию при Иване III происходит и переосмысление значения шапки в русле концепции «Москва — Третий Рим». В «Сказании о князьях Владимирских» (около 1518 года) формулируется официальная версия её происхождения: этот дар византийского императора Константина IX Мономаха своему внуку, киевскому князю Владимиру Всеволодовичу Мономаху , должен был символизировать преемственность власти русских правителей от византийских императоров.
  • В действительности такое происхождение убора крайне сомнительно — как потому, что Константин умер в 1055, когда Владимиру было всего 2 года и вероятность того, что он получит Киев, была довольно скромной, так и с искусствоведческой точки зрения.
  • Особый статус венца диктовал его использование — до конца XVII века при поставлении на престол всех русских государей. Царь надевал шапку Мономаха только в день венчания на царство, в дальнейшем он пользовался личным головным убором — «венцом». Этот венец входил в состав Большого наряда. Последним русским царём, венчанным на царство шапкой Мономаха, был Иван V, соправителем которого был его брат Пётр I, в 1682 году.
  • Сам Пётр I, коронованный вместе с братом как младший соправитель, был венчан на царство специально изготовленной «шапкой второго наряда», воспроизводившей форму и убранство исторической шапки Мономаха, однако с упрощениями и не на столь высоком художественном уровне. Шапка второго наряда также хранится в Оружейной палате.
  • ШАПКА МОНОМАХА

БОЛЬШАЯ ИМПЕРАТОРСКАЯ КОРОНА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

  • Корона Российской империи (от лат. corona — венец) — особый драгоценный коронационный головной убор императоров России, символизирующий наивысшую ступень в иерархии и являющийся эмблемой верховной власти — знак монаршего достоинства; Большая Императорская корона Российской империи , которую возлагали на голову нового самодержца.
  • Большая императорская корона Российской империи
  • Большая императорская корона Российской империи изготовлена для коронации в 1762 году Екатерины II . Знаменитым мастерам было поставлено лишь одно условие — корона должна была весить не более 5 фунтов (2 килограмма).
  • Корона российской империи изготовлена в виде головного убора восточных традиций («тюрбана или чалмы индийских султанов, высшей касты раджей и османского духовенства») состоит из драгоценных металов — серебра и золота: двух серебряных полушарий, усыпанных бриллиантами, разделенных бриллиантовой гирляндой и двумя рядами крупных матовых жемчужин, скрепленных невысоким венцом, состоящим из большой шпинели, входящей в число 7 исторических камней, и креста из 5 огромных бриллиантов.
  • Мастер оправил в серебро 4936 бриллиантов общим весом в 2858 карат и 72 индийских жемчужины , подчеркнув сверкание бриллиантового кружева двумя рядами крупных матовых жемчужин. Высота короны с крестом составляет 27,5 см.
  • Самым известным из драгоценных камней короны является рубин ( шпинель ) на дуге весом в 398,72 карат, разделявшей две половины короны. Камень был приобретён в 1676 году у китайского императора Канси́ (кит.). Этот знаменитый рубин кочевал из одной короны в другую и первоначально украшал императорский головной убор Елизаветы Петровны . Поверх рубина крест из пяти больших бриллиантов.
  • Две полусферы олицетворяют соединение Востока и Запада на территории Российской империи, ставшей «границей» в виде увенчанного красным рубином восточных земель и крестом православия усыпанного бриллиантами обода и объединяющей два континента в победе над османами. Соединённые у основания короны (в отличии от короны Елизаветы) и обрамлённые жемчугом, они изображают латинскую букву «V» (Викто́рия лат. victoria — победа) , что также символизирует победу Екатерины Великой.
  • Снизу сетку полушарий охватывают лавровые ветви — символ власти и славы, а в рисунке гирлянды между полушариями помещены дубовые листья и жёлуди, что символизирует крепость и прочность власти.
  • Три больших драгоценных камня, доминирующих в государственных регалиях Российской империи — красная шпинель (в короне), синий сапфир (в державе) и сияюще-белый алмаз (в скипетре) — созвучны по цвету красно-сине-белому российскому флагу.
  • Большой герб Российской империи
  • Большой герб Российской империи
  • Большой Государственный Герб Российской империи (1882) представлял собой следующее: «в золотом щите чёрный двоеглавый орёл, коронованный двумя императорскими коронами, над которыми такая же, но в большом виде, корона, с двумя развевающимися концами ленты Ордена Святого апостола Андрея Первозванного. Государственный орёл держит золотые скипетр и державу . На груди орла герб московский: в червлёном с золотыми краями щите Святой великомученик и победоносец Георгий , в серебряном вооружении и лазуревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытом багряною тканью с золотою бахромою, коне, поражающий золотого, с зелёными крыльями, дракона золотым, с восьмиконечным крестом наверху, копьём. Главный щит (с гербом Государственным) увенчан шлемом Святого Великого Князя Александра Невского . Намёт чёрный с золотом. Вокруг щита цепь ордена Св. Апостола Андрея Первозванного; по сторонам изображения святых Архангела Михаила и Архангела Гавриила . Сень золотая, коронованная императорскою короною , усеянная российскими орлами и подложенная горностаем. На ней червлёная надпись : „ Съ Нами Богъ! “ Над сенью позникающая государственная хоругвь , с осьмиконечным на древке крестом. Полотно государственной хоругви золотое; на ней изображение среднего государственного герба, но без окружающих девяти щитов Вокруг главного щита щиты с гербами Царств и нижеозначенных Великих Княжеств».

Герб царства Казанского

Герб царства Астраханского

  • «в серебряном щите чёрный коронованный Зилант; язык, крылья и хвост червлёные, клюв и когти золотые…»
  • Прим.: Герб увенчан «шапкой Казанской», подаренной Иваном Грозным хану Едигеру (в крещении царю Симеону). Шапка украшена золотыми пластинками с чернью и растительными орнаментами.
  • «в лазуревом щите золотая, подобная королевской, корона, с пятью дугами и зелёною подкладкою; под нею серебряный восточный меч, с золотою рукоятью, острым концом вправо…»
  • Прим.: Герб увенчан «астраханской шапкой» первого наряда царя Михаила Фёдоровича (1627). «Шапка» изготовлена в 1627 году в Москве, отделана финифтью и драгоценными камнями

Герб царства Польского

  • «в червлёном щите серебряный коронованный орёл с золотыми клювом и когтями…»
  • Прим.: Герб увенчан короной императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны (переделанная корона Петра II) с большим рубином и алмазным крестом вверху.

Герб царства Грузинского

  • «щит четверочастный, с оконечностью и малым в середине щитом. В среднем малом щите герб Грузии: в золотом поле Св. Великомученик и Победоносец Георгий, в лазуревом вооружении, с золотым на груди крестом, в червлёной приволоке, сидящий на чёрном коне, покрытом багряницею с золотою бахромою, и поражающий червлёным копьём зелёного, с чёрными крыльями и червлёными глазамии языком, дракона. В первой части — герб Иверии: в червлёном щите серебряный скачущий конь, с углах, верхнем левом и нижнем правом, серебряные звёзды о восьми лучах. Во второй части — герб Карталинии: в золотом щите огнедышащая гора, пронзённая крестообразно двумя чёрными стрелами, остриями вверх. В третьей части — герб Кабардинских земель: в лазуревом щите, на двух серебряных, крестообразно, остриями вверх, положенных стрелах — малый золотой щит с червлёным, обращённым вправо полумесяцем, в трёх первых четвертях серебряные шестиугольные звёзды. В четвёртой части — герб Армении: в золотом щите червлёный коронованный лев. В золотой оконечности — герб Черкасских и Горских князей: скачущий на чёрном коне черкес, в серебряном вооружении, червлёной одежде и чёрной из меха приволоке, с чёрным копьём на правом плече…»
  • Прим.: Герб увенчан грузинской короной. Корона для царя Грузии Георгия XII была изготовлена в России при императоре Павле ювелирами П. Э. Теременом и Н. Г. Лихтом и выслана в Грузию в 1798 году. В 1801 году корона последнего грузинского царя была отправлена в Санкт-Петербург, где вошла в состав Российских императорских регалий. Корона имела восемь золотых дуг, сверху держава и крест из яхонтов и бриллиантов.

Герб царства Херсонеса Таврического

Герб великого княжества Финляндского

  • «в золотом щите чёрный византийский, увенчанный двумя золотыми коронами, орёл с червлёными языками и золотыми клювами и когтями; на груди в лазуревом, с золотыми краями, щите — золотой осьмиконечный крест…»
  • Прим.: Герб увенчан подобной шапке Мономаха короной Петра I (шапка второго наряда).
  • "В червлёном щите, золотой коронованный лев, держащий в правой лапе меч прямой, а в левой — меч выгнутый, на который опирается заднею правою лапою (лев), сопровождаемый восемью серебряными розами…"
  • Соединённые гербы великих княжеств: Новгородского, Киевского и Владимирского

Герб новгородский

Герб киевский

  • два чёрные медведя, поддерживающие кресла золотые, с червлёною подушкою, на коей поставлены, крестообразно, с правой стороны скипетр, а с левой крест, над креслами золотой трисвечник с горящими свечами, в лазуревой окраине щита две серебряные, одна против другой, рыбы…»
  • святой архистратиг Михаил в серебряном одеянии и вооружении, с пламенеющим мечом и серебряным щитом.

Герб владимирский

  • золотой львиный леопард, в железной, украшенной золотом и цветными камнями, короне, держащий в правой лапе длинный серебряный крест.
  • Соединенные гербы увенчаны «шапкой Мономаха».
  • «Щит рассечённый. Вправо — герб рода Романовых : в серебряном поле червлёный гриф, держащий золотые меч и тарч, увенчанный малым орлом, на чёрной кайме восемь оторванных львиных голов, четыре золотые и четыре серебряные. Влево — герб Шлезвиг-Голштинский: щит четверочастный с особою внизу оконечностью и малым в середине щитом. В первой червлёной части — герб норвежский: золотой коронованный лев с серебряною алебардою, во второй золотой части — герб шлезвигский: два лазуровые леопардные льва, в третьей червлёной части — герб голштинский: пересечённый малый щит, серебряный и червлёный, вокруг оного серебряный, разрезанный на три части, лист крапивы и три серебряные гвоздя с концами к углам щита, в четвёртой части — герб стормарнский: серебряный лебедь с чёрными лапами и золотою на шее короною, в червлёной оконечности — герб дитмарсенский: золотой с поднятым мечом всадник на серебряном коне, покрытом чёрной тканью, средний малый щит также рассечённый: в правой половине герб ольденбургский — на золотом поле два червлёные пояса, в левой — герб дельменгорстский — в лазуревом поле золотой, с острым внизу концом крест. Этот малый щит увенчан велико-герцогскою короною, а весь щит — королевскою.»
  • Родовой Его Императорского Величества герб

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские

Нижегородский гербовый щит

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские
  • Средний государственный герб России
  • Малый государственный герб России

multiurok.ru

Новый титул – новые символы

Новый титул – новые символы

Важнейшие изменения в государственном строе России непременно сказывались на трансформации Государственного герба. Так, при Петре I учреждение в 1699 году ордена Андрея Первозванного повлекло за собою введение в рисунок Государственного герба цепи ордена со знаком – косым крестом, которая окружала щиток на груди двуглавого орла.

А когда в 1721 году Петр стал императором, то на печатях и в гербе появилась императорская корона. Титул императора был «поднесен» Петру Сенатом. Это случилось после победоносного окончания Северной войны и заключения Ништадтского мирного договора со Швецией. С октября 1721 года Петра I величали Великим, Императором всероссийским и отцом Отечества; в декабре того же года императорский титул Петра I уже признали дож Венеции и ее Сенат, а затем еще четыре европейские страны.

Печати Петра I. 1-я четв. XVIII в. Внизу слева – рисунок российской государственной печати из дневника австрийского дипломата И. Г. Корба. Конец XVII в.

Изменение титула, естественно, должно было повлечь за собой и появление новых символов власти, например, императорской короны. Государственная печать переделывалась по сенатскому указу от 6 декабря 1721 года: «Вместо государственной печати, которая при Сенате со изображением его императорского величества прежнего титула, сделать печать в такую ж препорцию, какова прежняя, с надписанием нынешнего титула, на стали».

Сохранился любопытный документ, повествующий о предпринятых «околопетровским» окружением шагах по изготовлению новой «соответствующей моменту» печати. В июне 1722 года генерал-фельдмаршал А. Д. Меншиков пишет канцлеру графу Г. И. Головкину: «В бытность нашу в Москве[10] Ваше сиятельство изволили нас просить, чтоб в Санкт-Петербурге сделать Государственную печать и в круге оной вырезать новый его императорского величества титул, а между гербом и титулом его императорского величества вырезать провинциальные гербы». Далее А. Д. Меншиков сообщает, что поручил резать печать сначала на серебре, а потом на стали (матрицу) иностранцу Г. Рейбишу,[11] взяв для этого серебряные деньги из своей походной канцелярии. «Но понеже между резбами герба и титула его императорского величества, каким образом вырезывать поля и колеры провинциальным гербам, мы неизвестны, того ради Ваше сиятельство да изволите приказать оные издержанные из нашей военной походной канцелярии деньги к нам возвратить и каким образом поля и колеры провинциальным гербам вырезывать, прислать к нам… чертеж и о том о всем… уведомить, дабы на оной печати те провинциальные гербы вырезать можно было без сомнения».

Печать Петра I. Россия. 1-я четв. XVIII в.

Государственные печати. Россия. 1696 – 1721

Относительно «полей» и «колеров» гербов действительно в это время мало что было известно не только знаменитому А. Д. Меншикову. В инструкции, составленной для главы Герольдмейстерской конторы – нового ведомства, учрежденного в России в 1722 году, Петр I подчеркивал, что в России составление гербов – «дело нового основания». Официально утвержденный на должность составителя гербов личным указом царя от 12 апреля 1722 года итальянец Франциск Санти также замечал, что его работа «не токмо трудна и мало заобычайна и в других государствах, в здешнем же государстве и весьма до сего часу, как известно, и не во употреблении была».

Первой работой Ф. Санти в должности «товарища» (помощника) Герольдмейстера была «геральдизация» Государственного герба Российской империи. К сентябрю 1722 года он уже представил рисунки и описание герба для государственной печати. Сохранилась копия этого описания: «Герб его императорского величества с колерами или цветами своими». Ф. Санти, недостаточно хорошо знавший русский язык, написал текст по-французски, перевел же его Б. Волков, человек далекий от геральдической науки. Вот как изложено в его переводе описание центральной фигуры герба: «Поле золотое, или желтое, на котором изображен императорский орел песочной, т. е. черной, двоеглавой… На орловых грудях изображен герб великого княжества Московского, который окружен гривною или чепью Ордена Святого Андрея. И есть сей герб таков, как следует. Поле красное, на котором изображен Святой Георгий с золотою короною, обращен он налево, он же одет, вооружен и сидит на коне, который убран своею збруею с седловою приправою с покрышкою и подтянут подпругами, а все то колера серебряного, или белого; оной Святой Георгий держит свое копье в пасти, или во рту, змия черного». Ф. Санти представил описание еще шести гербов: Киевского, Владимирского, Новгородского, Казанского, Астраханского, Сибирского, расположенных, вероятно, на крыльях орла.

Петр Великий скончался 28 января 1725 года. Ему наследовала его жена Екатерина I, и в связи с произошедшей переменой на престоле необходимо было изменить государственную печать. В 1726 году был издан указ Сената, в котором говорилось: «Для печатания ея императорского величества указов и прочего сделать при Сенате в Печатной конторе государственную печать… золотую, на которой вырезать орел черный с распростертыми крыльями в желтом поле, в нем ездца в красном поле; а вокруг той печати надписание: Божиею милостию, Екатерина Императрица и Самодержица Всероссийская».

Государственный герб России. Сер. XVIII в.

Последующее изменение рисунка Государственного герба России должно было состояться более чем через семьдесят лет – при императоре Павле I. Он задумал и осуществил (правда, только на бумаге), новый более помпезный Государственный герб. В 1800 году Павел I повелел изготовить манифест о «Полном Государственном гербе Всероссийской империи». Этот манифест в связи со смертью императора опубликован не был, однако оригинал его хранился в зале присутствия Департамента герольдии Сената, помещенный в особый деревянный ковчег с богатыми бронзовыми украшениями. Оригинал, к которому приложил руку сам император, написан на двадцати листах пергамента: на первых четырех – текст манифеста, на пятом – изображение государственного герба, а далее следует подробное объяснение всех составляющих его частей. Герб поражает нагромождением атрибутов, пышностью, многочисленными заимствованиями элементов западноевропейской геральдики.

Основное отличие нового герба – размещение титульных гербов не на крыльях двуглавого орла, а в одном большом щите, разделенном на сорок три щитка. Этот большой щит расположен на груди орла. В Государственном гербе появляется сень – мантия, на фоне которой изображается орел, щитодержатели в виде фигур ангелов, знамена и пр. Все эти элементы впоследствии были заимствованы для нового Государственного герба, который был утвержден как Государственный герб Российской империи во второй половине XIX века. К манифесту Павла I была приложена и печать с изображением нового герба. Манифест, как уже отмечалось, опубликован не был, поэтому Государственный герб нового типа остался мало кому известным.

Но вот Мальтийский крест, который также появился в Государственном гербе России при Павле I, остался запечатленным, например, на гербовой бумаге начала XIX века. Введение в Государственный герб этого креста последовало вслед за принятием Павлом I титула Великого магистра Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Детская увлеченность будущего императора идеями и подвигами рыцарей Ордена госпитальеров вылилась во вполне конкретные деяния в поддержку этого старейшего духовно-рыцарского Ордена. За оказание моральной и вполне конкретной материальной помощи Ордену его «протектор» Павел I, а также вся императорская семья были награждены Мальтийскими крестами; император, кроме того, получил крест ла Валлетта – высшую военную награду Ордена. После того, как Наполеон в июне 1798 года занял Мальту, большинство членов Ордена, прихватив «святые реликвии» (мощи Иоанна Крестителя, часть Животворящего Креста Господня, корону мальтийских правителей) прибыли в Россию. Лишив поста прежнего Великого магистра, капитул Ордена избрал нового – российского императора Павла I, охотно принявшего все регалии, положенные ему: мантию, корону, крест и меч, а также и титул – «Великий Магистр Ордена Святого Иоанна Иерусалимского».

10 августа 1799 года именной указ возвестил о новом Российском гербе. Белый восьмиконечный Мальтийский крест под короной со звездой изображался на груди двуглавого орла, а на нем помещался щиток со святым Георгием. Через несколько дней, а именно 19 августа 1799 года, последовал новый указ – «О изображении утвержденного Российского герба на печатях», которые, как писалось в указе, «сообразно сему и переделать».

Изображение Государственного герба времен Павла I. 1799 г.

Следует упомянуть еще об одном распоряжении Павла I, касающемся регулирования атрибутики и иерархии членов Императорского дома. Это «Учреждение об императорской фамилии», глава «О титулах, местах, гербах и либерее, принадлежащих рожденным от императорской крови», в которой тщательно, по пунктам, было расписано, кто из членов императорской фамилии может иметь тот или иной герб, с теми или иными эмблемами. Впоследствии начинание Павла I было воплощено в специальном законодательстве второй половины XIX века – «О гербах членов Императорского дома».

Геральдические новации Павла I отчасти не осуществились, отчасти просуществовали более или менее длительное время. 12 марта 1801 года был опубликован манифест о кончине Павла I и о вступлении на престол его сына Александра I, a 26 апреля того же года – указ «О употреблении Государственного герба без креста Иоанна Иерусалимского». Прежний Государственный герб восстанавливался «в том виде, как он существовал до 1796 года» – года смерти Екатерины Великой, которую ненавидел ее сын – Павел I и боготворил ее внук – Александр I.

В эпоху императоров Александра I и Николая I трактовка двуглавого орла очень часто выражалась в господствующем в то время стиле ампир, ориентированном на образцы античного искусства. Поэтому двуглавый орел вместо скипетра и державы держит в левой лапе венок и ленту, в правой – пучок стрел, факел и ленту. Щиток на груди орла, в котором помещен святой Георгий, имеет необычную, заканчивающуюся конусом форму, а цепь ордена Андрея Первозванного отсутствует. Отсутствуют и титульные гербы на крыльях орла или вокруг него. Кроме того крылья орла «распростерты», опущены вниз, т. е. вид их изменился.

Последнее обстоятельство вызвало нарекание общественности. Так, митрополит Московский Филарет в письме министру Императорского двора и уделов графу В. Ф. Адлербергу, выражал свое несогласие с манипуляциями по поводу российского Государственного герба. «В царствование блаженной памяти государя императора Александра I, – писал он, – когда предубеждение в пользу всего французского проникло и в кабинеты некоторых министров русских, двуглавого орла стали изображать не с поднятыми выспрь крыльями, а с простертыми горизонтально и несколько наклоненными, по подобию французского. Сия малость не осталась без последствий; были недовольны сим, как бы некою приметою, что Россия уже не возвышается, а опускает крылья. Это предрассудок, но не излишня предосторожность и против предрассудков, которые возбуждаясь, производят расстройство в мыслях народа».

Такая форма герба вошла в употребление и в полном, и в «усеченном» виде – без некоторых перечисленных выше предметов в лапах орла или без узаконенного числа корон. Подобные новации, однако, допускались при изображении герба на монетах, гербовой бумаге, пуговицах, кокардах и пр. Государственной печати такой «произвол и вольность» не коснулись.

Монеты, этот наиболее доступный для наблюдений «носитель» государственных эмблем, после 1832 года знакомят еще с одной формой герба: на поднятых вверх орлиных крыльях – земельные гербы, по три на каждом крыле; на груди орла – все тот же святой Георгий, окруженный цепью первого русского ордена.

Вместо эмблем великих княжеств Владимирского, Новгородского и Киевского помещены гербы царства Польского, царства Херсонеса Таврического и великого княжества Финляндского. Гербы царств Казанского, Астраханского, Сибирского остались. Подобная композиция образовалась согласно правительственному указу 1832 года.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Титулы и знаки власти правителей России.

  • ТИТУЛЫ И ЗНАКИ ВЛАСТИ ПРАВИТЕЛЕЙ РОССИИ
  • ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ
  • В Древнерусском государстве титул «великий князь» относился только к киевскому князю, которому подчинялись все русские князья.
  • С XII века образовалось ещё несколько великих княжеств:
  • Владимирское,
  • Галицкое,
  • Черниговское,
  • Рязанское.
  • Каждое из них было фактически независимым государством. В них, в свою очередь, возникли удельные княжества, подчинявшиеся великим князьям.
  • С середины XIII века великие князья имели право по ярлыку собирать дань для хана с других князей. Великими князьями в этот период были владимирский (этот титул с санкции Орды получал один из князей Северо-Восточной Руси), литовский (в вассальной зависимости от Орды не состоял), рязанский , смоленский.
  • Галицкие князья носили королевский титул (с 1254 года).
  • С начала XIV века многие владимирские князья добавляли к своему титулу приставку «Всея Руси».
  • С середины XIV века на Северо-Восточной Руси появились великие княжества Суздальское и Тверское.
  • Владимир, продолжавший номинально оставаться старейшим столом, стал собственностью московских князей . C этого времени московские князья также титуловались «великими», а тверские обрели полную независимость вплоть до присоединения Тверского княжества к Московскому государству (1485).
  • Короткий период в XIV—XV веках «великими» также титуловались пронский (после обособления от Рязани) и ярославский князья.
  • После объединения русских земель вокруг Москвы и Литвы к началу XVI века титул «великий князь» носили только правители этих государств.
  • В 1547 году великий князь московский Иван IV официально принял титул «царь», что должно было символизировать значительное возвышение московского правителя над удельными князьями, а с 1721 года решением Петра I (формально — по предложению Сената, которое Пётр одобрил через несколько дней раздумий) российские монархи стали именоваться «императорами», но при этом титул «великий князь» продолжал употребляться в полном титуловании монарха при перечислении находящихся под его властью земель: «…царь казанский, астраханский и сибирский, великий князь смоленский, тверской, вятский и иных земель».
  • В эпоху абсолютизма титулы «великий князь» и «великая княжна (великая княгиня)» стали присваиваться детям (соответственно, мужского и женского пола) царствующего монарха, что было официально закреплено в «Учреждении об императорской фамилии» Павла I от 5 апреля 1797. Таким образом, титул стал приблизительно соответствовать европейскому титулу «принц крови», хотя соответствие здесь неполное.
  • В Российской империи к великим князьям и княгиням официально обращались — «Ваше императорское высочество». «Титул Великого князя, Великой княжны и Императорских Высочеств принадлежит сыновьям, дочерям, братьям, сёстрам, а в мужском поколении и всем внукам императора…» — Полное собрание законов Российской империи, т. XXIV, 1830, док.№ 17906; т.6, СПб.,1888.

ШАПКА МОНОМАХА

  • Главная регалия русских великих князей и царей. Символ-корона самодержавия в России. Представляет собой золотой филигранный остроконечный головной убор, предположительно восточной работы конца XIII — начала XIV века с собольей опушкой, украшенный драгоценными камнями: жемчугом, рубинами, изумрудами и крестом.
  • ШАПКА МОНОМАХА
  • Шапка представляет собой среднеазиатский головной убор. Не исключено, что эта наследственная регалия московских государей — дар Узбек-хана Юрию Даниловичу или Ивану Калите , которым он покровительствовал. Среди историков распространено мнение, что шапка Мономаха является реликвией московско-ордынского союза, который стал залогом политического взлёта Москвы в начале XIV века
  • В связи с переориентацией московской государственности с Орды на Византию при Иване III происходит и переосмысление значения шапки в русле концепции «Москва — Третий Рим». В «Сказании о князьях Владимирских» (около 1518 года) формулируется официальная версия её происхождения: этот дар византийского императора Константина IX Мономаха своему внуку, киевскому князю Владимиру Всеволодовичу Мономаху , должен был символизировать преемственность власти русских правителей от византийских императоров.
  • В действительности такое происхождение убора крайне сомнительно — как потому, что Константин умер в 1055, когда Владимиру было всего 2 года и вероятность того, что он получит Киев, была довольно скромной, так и с искусствоведческой точки зрения.
  • Особый статус венца диктовал его использование — до конца XVII века при поставлении на престол всех русских государей. Царь надевал шапку Мономаха только в день венчания на царство, в дальнейшем он пользовался личным головным убором — «венцом». Этот венец входил в состав Большого наряда. Последним русским царём, венчанным на царство шапкой Мономаха, был Иван V, соправителем которого был его брат Пётр I, в 1682 году.
  • Сам Пётр I, коронованный вместе с братом как младший соправитель, был венчан на царство специально изготовленной «шапкой второго наряда», воспроизводившей форму и убранство исторической шапки Мономаха, однако с упрощениями и не на столь высоком художественном уровне. Шапка второго наряда также хранится в Оружейной палате.
  • ШАПКА МОНОМАХА

БОЛЬШАЯ ИМПЕРАТОРСКАЯ КОРОНА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

  • Корона Российской империи (от лат. corona — венец) — особый драгоценный коронационный головной убор императоров России, символизирующий наивысшую ступень в иерархии и являющийся эмблемой верховной власти — знак монаршего достоинства; Большая Императорская корона Российской империи , которую возлагали на голову нового самодержца.
  • Большая императорская корона Российской империи
  • Большая императорская корона Российской империи изготовлена для коронации в 1762 году Екатерины II . Знаменитым мастерам было поставлено лишь одно условие — корона должна была весить не более 5 фунтов (2 килограмма).
  • Корона российской империи изготовлена в виде головного убора восточных традиций («тюрбана или чалмы индийских султанов, высшей касты раджей и османского духовенства») состоит из драгоценных металов — серебра и золота: двух серебряных полушарий, усыпанных бриллиантами, разделенных бриллиантовой гирляндой и двумя рядами крупных матовых жемчужин, скрепленных невысоким венцом, состоящим из большой шпинели, входящей в число 7 исторических камней, и креста из 5 огромных бриллиантов.
  • Мастер оправил в серебро 4936 бриллиантов общим весом в 2858 карат и 72 индийских жемчужины , подчеркнув сверкание бриллиантового кружева двумя рядами крупных матовых жемчужин. Высота короны с крестом составляет 27,5 см.
  • Самым известным из драгоценных камней короны является рубин ( шпинель ) на дуге весом в 398,72 карат, разделявшей две половины короны. Камень был приобретён в 1676 году у китайского императора Канси́ (кит.). Этот знаменитый рубин кочевал из одной короны в другую и первоначально украшал императорский головной убор Елизаветы Петровны . Поверх рубина крест из пяти больших бриллиантов.
  • Две полусферы олицетворяют соединение Востока и Запада на территории Российской империи, ставшей «границей» в виде увенчанного красным рубином восточных земель и крестом православия усыпанного бриллиантами обода и объединяющей два континента в победе над османами. Соединённые у основания короны (в отличии от короны Елизаветы) и обрамлённые жемчугом, они изображают латинскую букву «V» (Викто́рия лат. victoria — победа) , что также символизирует победу Екатерины Великой.
  • Снизу сетку полушарий охватывают лавровые ветви — символ власти и славы, а в рисунке гирлянды между полушариями помещены дубовые листья и жёлуди, что символизирует крепость и прочность власти.
  • Три больших драгоценных камня, доминирующих в государственных регалиях Российской империи — красная шпинель (в короне), синий сапфир (в державе) и сияюще-белый алмаз (в скипетре) — созвучны по цвету красно-сине-белому российскому флагу.
  • Большой герб Российской империи
  • Большой герб Российской империи
  • Большой Государственный Герб Российской империи (1882) представлял собой следующее: «в золотом щите чёрный двоеглавый орёл, коронованный двумя императорскими коронами, над которыми такая же, но в большом виде, корона, с двумя развевающимися концами ленты Ордена Святого апостола Андрея Первозванного. Государственный орёл держит золотые скипетр и державу . На груди орла герб московский: в червлёном с золотыми краями щите Святой великомученик и победоносец Георгий , в серебряном вооружении и лазуревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытом багряною тканью с золотою бахромою, коне, поражающий золотого, с зелёными крыльями, дракона золотым, с восьмиконечным крестом наверху, копьём. Главный щит (с гербом Государственным) увенчан шлемом Святого Великого Князя Александра Невского . Намёт чёрный с золотом. Вокруг щита цепь ордена Св. Апостола Андрея Первозванного; по сторонам изображения святых Архангела Михаила и Архангела Гавриила . Сень золотая, коронованная императорскою короною , усеянная российскими орлами и подложенная горностаем. На ней червлёная надпись : „ Съ Нами Богъ! “ Над сенью позникающая государственная хоругвь , с осьмиконечным на древке крестом. Полотно государственной хоругви золотое; на ней изображение среднего государственного герба, но без окружающих девяти щитов Вокруг главного щита щиты с гербами Царств и нижеозначенных Великих Княжеств».

Герб царства Казанского

Герб царства Астраханского

  • «в серебряном щите чёрный коронованный Зилант; язык, крылья и хвост червлёные, клюв и когти золотые…»
  • Прим.: Герб увенчан «шапкой Казанской», подаренной Иваном Грозным хану Едигеру (в крещении царю Симеону). Шапка украшена золотыми пластинками с чернью и растительными орнаментами.
  • «в лазуревом щите золотая, подобная королевской, корона, с пятью дугами и зелёною подкладкою; под нею серебряный восточный меч, с золотою рукоятью, острым концом вправо…»
  • Прим.: Герб увенчан «астраханской шапкой» первого наряда царя Михаила Фёдоровича (1627). «Шапка» изготовлена в 1627 году в Москве, отделана финифтью и драгоценными камнями

Герб царства Польского

  • «в червлёном щите серебряный коронованный орёл с золотыми клювом и когтями…»
  • Прим.: Герб увенчан короной императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны (переделанная корона Петра II) с большим рубином и алмазным крестом вверху.

Герб царства Грузинского

  • «щит четверочастный, с оконечностью и малым в середине щитом. В среднем малом щите герб Грузии: в золотом поле Св. Великомученик и Победоносец Георгий, в лазуревом вооружении, с золотым на груди крестом, в червлёной приволоке, сидящий на чёрном коне, покрытом багряницею с золотою бахромою, и поражающий червлёным копьём зелёного, с чёрными крыльями и червлёными глазамии языком, дракона. В первой части — герб Иверии: в червлёном щите серебряный скачущий конь, с углах, верхнем левом и нижнем правом, серебряные звёзды о восьми лучах. Во второй части — герб Карталинии: в золотом щите огнедышащая гора, пронзённая крестообразно двумя чёрными стрелами, остриями вверх. В третьей части — герб Кабардинских земель: в лазуревом щите, на двух серебряных, крестообразно, остриями вверх, положенных стрелах — малый золотой щит с червлёным, обращённым вправо полумесяцем, в трёх первых четвертях серебряные шестиугольные звёзды. В четвёртой части — герб Армении: в золотом щите червлёный коронованный лев. В золотой оконечности — герб Черкасских и Горских князей: скачущий на чёрном коне черкес, в серебряном вооружении, червлёной одежде и чёрной из меха приволоке, с чёрным копьём на правом плече…»
  • Прим.: Герб увенчан грузинской короной. Корона для царя Грузии Георгия XII была изготовлена в России при императоре Павле ювелирами П. Э. Теременом и Н. Г. Лихтом и выслана в Грузию в 1798 году. В 1801 году корона последнего грузинского царя была отправлена в Санкт-Петербург, где вошла в состав Российских императорских регалий. Корона имела восемь золотых дуг, сверху держава и крест из яхонтов и бриллиантов.

Герб царства Херсонеса Таврического

Герб великого княжества Финляндского

  • «в золотом щите чёрный византийский, увенчанный двумя золотыми коронами, орёл с червлёными языками и золотыми клювами и когтями; на груди в лазуревом, с золотыми краями, щите — золотой осьмиконечный крест…»
  • Прим.: Герб увенчан подобной шапке Мономаха короной Петра I (шапка второго наряда).
  • "В червлёном щите, золотой коронованный лев, держащий в правой лапе меч прямой, а в левой — меч выгнутый, на который опирается заднею правою лапою (лев), сопровождаемый восемью серебряными розами…"
  • Соединённые гербы великих княжеств: Новгородского, Киевского и Владимирского

Герб новгородский

Герб киевский

  • два чёрные медведя, поддерживающие кресла золотые, с червлёною подушкою, на коей поставлены, крестообразно, с правой стороны скипетр, а с левой крест, над креслами золотой трисвечник с горящими свечами, в лазуревой окраине щита две серебряные, одна против другой, рыбы…»
  • святой архистратиг Михаил в серебряном одеянии и вооружении, с пламенеющим мечом и серебряным щитом.

Герб владимирский

  • золотой львиный леопард, в железной, украшенной золотом и цветными камнями, короне, держащий в правой лапе длинный серебряный крест.
  • Соединенные гербы увенчаны «шапкой Мономаха».
  • «Щит рассечённый. Вправо — герб рода Романовых : в серебряном поле червлёный гриф, держащий золотые меч и тарч, увенчанный малым орлом, на чёрной кайме восемь оторванных львиных голов, четыре золотые и четыре серебряные. Влево — герб Шлезвиг-Голштинский: щит четверочастный с особою внизу оконечностью и малым в середине щитом. В первой червлёной части — герб норвежский: золотой коронованный лев с серебряною алебардою, во второй золотой части — герб шлезвигский: два лазуровые леопардные льва, в третьей червлёной части — герб голштинский: пересечённый малый щит, серебряный и червлёный, вокруг оного серебряный, разрезанный на три части, лист крапивы и три серебряные гвоздя с концами к углам щита, в четвёртой части — герб стормарнский: серебряный лебедь с чёрными лапами и золотою на шее короною, в червлёной оконечности — герб дитмарсенский: золотой с поднятым мечом всадник на серебряном коне, покрытом чёрной тканью, средний малый щит также рассечённый: в правой половине герб ольденбургский — на золотом поле два червлёные пояса, в левой — герб дельменгорстский — в лазуревом поле золотой, с острым внизу концом крест. Этот малый щит увенчан велико-герцогскою короною, а весь щит — королевскою.»
  • Родовой Его Императорского Величества герб

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские

Нижегородский гербовый щит

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские

Нижегородский гербовый щит

  • в серебряном поле червлёный олень
  • Княжества и области Великорусские
  • Средний государственный герб России
  • Малый государственный герб России

multiurok.ru

Как на Руси появился царь?

400 лет назад династия Романовых взошла на российский престол. На фоне этой памятной даты разгораются дискуссии о том, как царская власть повлияла на наше прошлое и есть ли ей место в нашем будущем. Но чтобы в этих дискуссиях был смысл, нужно понимать, как у правителей России появился царский титул и какую роль в этом сыграла Церковь.

Царский титул — это не только словесное выражение очень высокой степени власти, но еще и сложная философия. Для России эту философию создала в основном Русская Церковь. Ей, в свою очередь, досталось богатое наследие греческих церквей, чья судьба протекала на землях Византийской империи. Царское звание было официально закреплено за московскими правителями в XVI веке. Но никто, ни один человек не думал в ту пору: «Мы создали царскую власть». Нет-нет, и сами государи наши, и их вельможи, и церковные иерархи придерживались совершенно иного образа мыслей: «Царская власть перешла к нам из Константинополя. Мы — наследники».

Символы царской власти: шапка Мономаха и держава

Древние пророчества

Во второй половине XV века произошли события, ошеломительные и для Русской Церкви, и для всех «книжных» людей нашего отечества, и для политической элиты Руси.

Во-первых, благочестивые греки «оскоромились»! Они договорились с папским престолом об унии в обмен на военную помощь против турок. Митрополит Исидор — пришедший на Московскую кафедру грек, активный сторонник унии — попытался переменить религиозную жизнь Руси, очутился под арестом, а потом едва унес ноги из страны.

Во-вторых, Русская Церковь стала автокефальной, то есть независимой от Византии. Митрополитов-греков сюда больше не звали, начали ставить глав Русской Церкви соборно, из своих архиереев.

В-третьих, в 1453 году пал Константинополь, казавшийся незыблемым центром Право-слав-ной цивилизации.

И все это — на протяжении каких-то полутора десятилетий. А затем, до начала XVI столетия, государь Иван III превратил крошево удельной Руси в Московское государство — огромное, сильное, небывалое по своему устройству. В 1480 году страна окончательно освободилась от притязаний Орды на власть над ней.

После падения Константинополя в Москве, пусть и не сразу, вспомнили таинственные предсказания, издавна приписывавшиеся двум великим людям — Мефодию, епископу Патарскому, а также византийскому императору Льву VI Премудрому, философу и законодателю. Первый погиб мученической смертью в IV веке, второй царствовал в конце IX — начале X столетия. Традиция вкладывала им в уста мрачные пророчества. Христианство, «благочестивый Израиль», незадолго до прихода Антихриста потерпит поражение в борьбе с «родом Измаиловым». Племена измаильтян возобладают и захватят землю христиан. Тогда воцарится беззаконие. Однако потом явится некий благочестивый царь, который победит измаильтян, и вера Христова вновь воссияет.
С особым вниманием наши книжники вглядывались в слова, где будущее торжество приписывалось не кому-то, а «роду русему».

После 1453 года московские церковные интеллектуалы постепенно приходят к выводу: Константинополь пал — свершилась часть древних пророчеств; но и вторая часть свершится: «Русский род с союзниками (причастниками)… всего Измаила победит и седьмохолмый [град] примет с прежними законами его и в нем воцарится». А значит, когда-нибудь Москва придет со своими православными полками на турок, разобьет их, освободит от «измаильтян» Константинополь.

Из медленного, но неотвратимого осознания какой-то высокой роли Москвы в искалеченном, истекающем кровью мире восточного христианства, из очарования волнующими откровениями тысячелетней давности родился целый «веер» идей, объясняющих смысл существования новорожденной державы и ее стольного града. Не напрасно — размышляли в ту пору — милая лесная дикарка Москва оказалась в роли державной владычицы! Не напрасно вышла она из-под иноверного ига как раз в тот момент, когда прочие народы православные в него угодили!

Предания о роде московских государей

Когда Москва оказалась столицей объединенной Руси, ее государи стали смотреть и на главный город своей державы, и на самих себя совершенно иначе. Иван III величал себя «государем всея Руси», чего прежде не водилось на раздробленных русских землях. При нем введены были в дворцовый обиход пышные византийские ритуалы: вместе с Софией Палеолог в Московское государство приехали знатные люди, помнившие закатное ромейское великолепие и научившие ему подданных Ивана III. Великий князь завел печать с коронованным двуглавым орлом и всадником, поражающим змея.

На рубеже XV и XVI столетий появилось «Сказание о князьях Владимирских» — похвала и оправдание единовластному правлению великих князей московских. «Сказание» вошло в русские летописи и получило в Московском государстве большую популярность. В нем история Московского княжеского дома связана с римским императором Августом: некий легендарный родственник Августа, Прус, был послан править северными землями Империи — на берега Вислы. Позднее потомок Пруса, Рюрик, был приглашен новгородцами на княжение, а от него уже пошел правящий род князей земли Русской. Следовательно, московские Рюриковичи, те же Иван III и его сын Василий III, являются отдаленными потомками римских императоров, и власть их освящена древней традицией престолонаследия.

Простота сущая? Да. Неправдоподобно? Да. Но ровно та же простота, ровно то же неправдоподобие, каким поклонились и многие династии Европы. Скандинавы свои рода королевские выводили от языческих богов! По сравнению с ними наш российский Прус — образец скромности и здравомыслия. По тем временам родство от Августа — идеологически сильная конструкция. Пусть и нагло, вызывающе сказочная.

Далее, как утверждает «Сказание», византийский император Константин IX прислал великому князю киевскому Владимиру Мономаху царские регалии: диадему, венец, золотую цепь, сердоликовую шкатулку (чашу?) самого императора Августа, «крест Животворящего Древа» и «порамницу царскую» (бармы). Отсюда делался вывод: «Таковому дарованию не от человек, а Божиим неизреченным судьбам претворяюще и переводяще славу Греческого царства на Российскаго царя. Венчан же бысть тогда в Киеве тем царским венцем во святей великой соборной и апостольской церкви от святейшаго Неофита, митрополита Эфесскаго… И оттоле боговенчанный царь нарицашеся в Российском царствии». В годы, когда Киевская Русь пребывала под рукой князя Владимира, Византией правил Алексей I Комнин, а Константин Мономах скончался еще в середине XI века. Да и не носили князья наши царского титула в домонгольское время. Поэтому вся легенда о византийском даре ныне ставится под сомнение.

Сейчас, конечно, невозможно с точностью определить, какие именно регалии получил Владимир Мономах, да случилось ли это на самом деле. И не настолько это важно.

Важнее другое: московский историософ XVI века перебрасывал «мостик царственности» из XII столетия в современность. Тогда правитель Руси уже имел царское звание? Превосходно! Следовательно, нынешним государям России уместно возобновить царский титул. Идея царства, царской власти, медленно, но верно пускала корни в русской почве. Москва начала примерять венец царственного города задолго до того, как сделалась «Порфироносной» в действительности.

(На фото — Иван III. Гравюра А. Теве из книги «Космография». 1575 г. Печать Ивана III. 1504 г.) 

Зеркала Москвы

Великокняжеские игры с генеалогией намного уступали по смелости, масштабности и глубине тому, что высказали церковные интеллектуалы. Государи обзавелись официальной исторической легендой о собственной династии. Им этого хватило.

Но Церковь мыслила на два-три шага дальше.

Ученые монахи-иосифляне (последователи преподобного Иосифа Волоцкого) первыми начали понимать: Московская Русь — уже не задворки христианского мира. Отныне ей и воспринимать себя следует иначе.

Идеи мудрых книжников, живших при Иване Великом и его сыне Василии, напоминают зеркала. Молодая Москва, еще не осознавая вполне своей красы, своего величия, капризно смотрелась то в одно, то в другое, и всё никак не могла решить, где она выглядит лучше. В первом она выглядела как «Третий Рим», во втором как «Дом Пречистой», отмеченный особым покровительством Богородицы, в третьем — как «новый Иерусалим».

Самое знаменитое «зеркало», в которое смотрелась тогда Москва, родилось из нескольких строк.

В 1492 году пересчитывалась Пасхалия на новую, восьмую тысячу лет православного летоисчисления от Сотворения мира. В разъяснении митрополита Зосимы к этому важному делу говорилось о великом князе Иване III как о новом царе Константине, правящем в новом Константинове граде — Москве…

Вот первая искра.

Большое же пламя вспыхнуло в переписке старца псковского Елеазарова монастыря Филофея с государем Василием III и дьяком Мисюрем Мунехиным. Филофеем была высказана концепция Москвы как «Третьего Рима».

Филофей рассматривал Москву как центр мирового христианства, единственное место, где оно сохранилось в чистом, незамутненном виде. Два прежних его центра — Рим и Константинополь («Второй Рим») пали из-за вероотступничества. Филофей писал: «…все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве нашего государя по пророческим книгам, то есть Ромейское царство, поскольку два рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть».

Иначе говоря, «Ромейское царство» — неразрушимо, оно просто переместилось на восток и ныне Россия — новая Римская империя. Василия III Филофей именует царем «христиан всей поднебесной». В этой новой чистоте России предстоит возвыситься, когда государи ее «урядят» страну, установив правление справедливое, милосердное, основанное на христианских заповедях.

Но более всего Филофей беспокоится не о правах московских правителей на политическое первенство во вселенной христианства, а о сохранении веры в неиспорченном виде, в сбережении последнего средоточия истинного христианства. Его «неразрушимое Ромейское царство» — скорее духовная сущность, нежели государство в привычном значении слова. Роль московского государя в этом контексте — в первую очередь роль хранителя веры. Справятся ли они со столь тяжкой задачей? Филофей, таким образом, вовсе не поет торжественных гимнов молодой державе, он полон тревоги: такая ответственность свалилась на Москву!

Идея Москвы как Третьего Рима далеко не сразу получала широкое признание. Лишь с середины XVI века ее начинают воспринимать как нечто глубоко родственное московскому государственному строю.

Венчание на царство

В январе 1547 года Иван Васильевич венчался на царство.

Московские государи с XIV века носили титул «великих князей московских». Однако в дипломатической переписке еще при Иване III начали применять титул «царь», приравнивая его к императорскому. Таким образом, во всей Европе, по мнению наших монархов, с ними мог равняться лишь германский император, да еще, может быть, турецкий султан. Но одно дело — использовать столь высокий титул в дипломатическом этикете и совсем другое — официально принять его. Этот шаг стал серьезной реформой, поскольку поднимал московского государя выше всех его западных соседей.

Обряд осыпания золотыми монетами царя Ивана IV после венчания на царство. Миниатюра. XVI в.

 

Иван Грозный. Иллюстрация из Большой государственной книги. 1672 г.

 

Более того, «книжные люди» того времени понимали: на их глазах происходит перенос византийского политического наследия на Русь. В Москве появляется новый «удерживающий», чье место на протяжении века, после падения Константинополя, пустовало. Политика соединялась с христианской мистикой — «удерживающий», или «катехон», предотвращает окончательное падение мира в бездну, к полному развращению и отходу от Заповедей. Если нет его, значит, либо должен появиться новый, либо Страшный суд близится, а вместе с ним и конец старого мира. Таким образом, на плечи молодого человека свалился тяжкий груз.

За этим преобразованием видится и мудрость митрополита Макария, короновавшего молодого монарха, и острый ум князей Глинских — родни Ивана IV по матери.

Церемония венчания прошла с большой пышностью в кремлевском Успенском соборе. Через несколько дней государь выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь.

Царский статус европейские страны признали не сразу. Да и подтверждение его от Константинопольского патриарха Иоасафа пришло лишь в 1561 году.

Мистика и политика

Помимо христианской мистики, помимо историософских идей, порожденных средой ученого монашества, были гораздо более прозаические обстоятельства, сделавшие необходимым принятие царского титула.

Прежде всего, страна с большим трудом выходила из смуты, вызванной малолетством правителя. Крупнейшие аристократические «партии» безраздельно властвовали на протяжении многих лет, борясь друг с другом, устраивая кровопролитные междоусобные стычки. Закон и порядок пришли в ничтожество. Ивана IV весьма мало подпускали к государственным делам. Да и сам он отличался беспутным характером: жестокие развлечения интересовали его больше, чем вопросы большой политики. Церковь и те из аристократов, кто хотел бы прекратить эпоху беззакония, избрали для этого идеальный способ. Во-первых, они подняли молодого правителя высоко над уровнем знати, возведя его на вершину царского звания. Во-вторых, женили его на представительнице древнего боярского рода Захарьиных-Юрьевых Анастасии: вот царю и верные союзники, и лекарство от беспутства!

Нельзя сказать, чтобы свадьба и венчание на царство моментально исправили характер Ивана IV. Но они способствовали этому. Государь до тех пор был юношей, живущим близ власти, — без твердого понимания, кто он есть по отношению к своей же аристократии, по каким образцам должна строиться его жизнь, что в ней будет играть роль непреложных законов, а чему уготована судьба маргиналий на полях биографии. Принятие царского титула и женитьба привели к тому, что он оказался встроенным в социальный механизм Русской цивилизации. Иван Васильевич фактически обрел настоящую полновесную роль на всю жизнь — роль главы собственной семьи, в перспективе же — светского главы всего православного мира.

Икона «Москва­ — Третий Рим». 2011 г.

 

печать Ивана Грозного. 1583 г.

Подобное возвышение налагает значительные ограничения на монарха — на его образ жизни и даже на его образ мыслей. В течение нескольких лет молодой государь приносил Церкви покаяние за прежние свои грехи и «врастал» в свою великую роль. В середине 1550-х Иван Васильевич выглядел как человек, идеально ей соответствующий.

Страна в ту пору управлялась сложно и пестро. Каждая область имела собственные административные и правовые обычаи. «Церковная область», рассыпанная по всей державе, управлялась по особым законам и правилам. Служилая знать получала в «кормление» доходы от городов и областей, где ее представители по очереди, на сравнительно короткий срок, занимали управленческие должности. Эти доходы распределялись неравномерно, — в зависимости от силы и слабости аристократических партий, способных продвинуть на кормление своих людей. Закон пошатнулся. Центральное управление не успевало за все нарастающим валом задач, возникавших на колоссальной территории. Ведь размеры страны увеличились в несколько раз по сравнению с территорией, которую получил Иван III!

Стране требовались реформы. И после венчания государя наступает период, благоприятный для реформаторства.

У кормила власти стоят все те же аристократические кланы, но среди них нет первенствующей партии. Иными словами, наступило примирение могущественнейших людей России, они договорились между собой о более или менее равномерном распределении власти. Государь уже не являлся мальчишкой, которым нетрудно помыкать, теперь он мог выполнять роль арбитра и влиять на политический курс в желательном для себя направлении.

Формальное примирение между монархом и его недоброжелателями происходит в 1549 году: царь публично снимает с них вину за прежние злоупотребления. На митрополичьей кафедре стоит человек государственного ума, великого милосердия и обширных знаний — святитель Макарий. Как видно, ему удавалось направлять неистовую энергию молодого царя в доброе русло и не давать ей выхлестываться бурно, разрушительно.

В 1550-х годах реформы идут одна за другой, страна выходит из них преображенной.

Однако этого могло бы и не произойти, если бы в 1547 году молодой властитель московский не принял царский венец. А венчание не могло бы произойти, если бы наша Церковь не подготовила духовную почву для него. Правда состоит в том, что русское «священство» выпестовало и поставило на ноги русское «царство».

 

foma.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о