Николай михайлович карамзин доклад биография – Николай Михайлович Карамзин (1766-1826). Биография | сочинение, краткое содержание, анализ, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Николай Михайлович Карамзин краткая биография

Дата рождения: 12 декабря 1766 года.
Дата смерти: 3 июня 1826 года.
Место рождения: поместье Знаменское в Казанской губернии.

Николай Карамзин - великий историк и писатель 18-19 веков. Николай Михайлович Карамзин родился в родовом поместье Знаменское в Казанской губернии 12 декабря 1766 года.

Его род происходил от крымских татар, его отец был средним помещиком, офицеров в отставке, мать умерла, когда Николай Михайлович был еще совсем ребенком. Его воспитанием занимался отец, привлек также гувернеров и нянек. Карамзин провел в имении все детство, получил отличное домашнее образование, прочитал почти все книги в обширной библиотеке своей матери.

Любовь к зарубежной прогрессивной литературе оказала большое влияние на его творчество. Будущий литератор, публицист, известный критик, почетный член Академии наук, историограф и реформатор русской словесности, обожал читать Ф. Эмина, Роллена и других европейских мастеров слова.

После получения домашнего образования Карамзин поступил в дворянский пансион в Симбирске, в 1778 году отец пристроил его в армейский полк, что дало Карамзину возможность учиться в самом престижном Московском пансиону при Московском университете. Заведовал пансионом И.И. Шаден, под его чутким руководством Карамзин изучал гуманитарные науки, а также посещал лекции в университете.

Военная служба:

Отец был уверен в том, что Николай должен продолжить служить отчизне в армии, а потом Карамзин оказался на действительной службе в Преображенском полку. Военная карьера не привлекала будущего писателя и он почти сразу же взял годичный отпуск, а в 1784 году получает указ об увольнении в отставку в чине поручика.

Светский период:

Карамзин был очень известен в светском обществе, он знакомится с самыми разными людьми, заводит массу полезных связей, входит в масонское общество, а также начинает работать на литературном поприще. Он активно участвует в развитии первого детского журнала в России "Детское чтение для сердца и разума".

В 1789 году он решает отправится в большое путешествие по Европе, во время которого он встретился с Э. Кантом, побывал в разгаре Парижской революции и был свидетелем падения Бастилии. Большое количество европейских событий позволили ему собрать большое количество материала для создания "Писем русского путешественника", которые сразу же приобретают огромную популярность в обществе и принимаются "на ура" критиками.

Творчество:

После окончания европейского путешествия он занялся литературой. Учредил собственный "Московский журнал", в нем и была опубликована самая яркая "звезда" его сентиментального творчества - "Бедная Лиза". Русский сентиментализм безоговорочно признает его лидером после выхода этого творения. В 1803 году он был замечен самим императором и стал историографом. В этот момент он приступает к работе на огромным трудом всей его жизни "Историей государства Российского". Стоит отметить, что при составлении этого монументального труда он выступал за сохранение всех порядков, показывал свой консерватизм и сомнения относительно любых государственных реформ.

В 1810 году он получил орден Святого Владимира III степени, шестью годами позже получил высокий чин статского советника и стал кавалером ордена Святой Анна I степени. Через два года свет увидели первые 8 томов "Истории государства Российского", сочинение было мгновенно распродано, много раз было переиздано, а также переведено на несколько европейских языков. Он был приближенным императорской семьи, а потому высказывался за сохранение абсолютной монархии. Свой огромный труд он так и не закончил, XII том был издан уже после его смерти.

Личная жизнь:

Карамзин женился на Елизавете Ивановне Протасовой в 1801 году. Брак был недолгим, жена умерла после родом дочери Софьи. Второй женой Николая Карамзина стала Екатерина Андреевна Колыванова.

Карамзин умер из-за обострившейся простуды, которую он получил после восстания декабристов на Сенатской площади. Он покоится на Тихвинском кладбище. Карамзин был одним из фундаменталистов русского сентиментализма, реформировал русский язык, добавил много новых слов в лексику. Был одним из первых создателей комплексного обобщающего труда по истории России.

Важные вехи в жизни Николая Карамзина:

- Родился в 1766
- Причисление к армейским полкам в 1774
- Поступление в пансион Шадена в 1778
- Действительная армейская служба в 1781
- Уход в отставку в чине поручика в 1784
- Работа в первом детском журнале в 1787
- Начало двухлетнего путешествия по Европе в 1789
- Издательство нового "Московского журнала" в 1791

- Публикация "Бедной Лизы" в 1792
- Женитьба на Елизавете Протасовой в 1801
- Начало издания "Вестника Европы" и смерть жены в 1802
- Получение должности историографа и старт работы на огромным трудом "История государства Российского" в 1803
- Женитьба на Екатерине Колывановой в 1804
- Получение ордена Святого Владимира III степени в 1810
- Получение чина статского советника, а также получение ордена Святой Анны I степени
- Получение звания почетного члена Императорской Академии наук, членство в этой же академии с 1818
- Смерть в 1826Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}

  • < Назад
  • Вперёд >

referat5top.ru

Биография на тему Карамзин Николай Михайлович

(1766 - 1826)

Аркадий Минаков, Воронеж

179 лет назад скончался Н.М. Карамзин, выдающийся русский мыслитель, создавший цельную, оригинальную и весьма сложную по своему теоретическому содержанию концепцию Самодержавия как особого, самобытно-русского типа власти, тесно связанного с Православной Церковью

Карамзин Николай Михайлович [1.12. 1766, с. Михайловка Бузулукского уезда Симбирской губернии – 22.5. 1826, С.-Петербург], один из основоположников русского консерватизма, историк, писатель, журналист, поэт.

Происходил из крымско-татарского рода Кара-мурзы (известного с XVI в.). Детство провел в имении отца — Михаила Егоровича, помещика средней руки – селе Знаменское, затем воспитывался в частном пансионе Фовеля в Симбирске, где учили на французском языке, потом — в московском пансионе проф. И.М. Шадена. Шаден являлся апологетом семьи, видел в ней хранительницу нравственности и источник образования, в котором религия, начало мудрости, должна была занимать ведущее место. Наилучшей формой государственного устройства Шаден считал монархию, с сильным дворянством, добродетельным, жертвенным, образованным, ставящим во главу угла общественную пользу. Влияние подобных взглядов на Карамзина неоспоримо. В пансионе Карамзин выучил французский и немецкий языки, учил английский, латынь и греческий. Кроме того, он посещал лекции в Московском университете. С 1782 г. Карамзин служил в Преображенском полку. В это же время начинается его литературная деятельность. Первое печатное произведение Карамзина — перевод с немецкого С. Гесснера “Деревянная нога”.

По смерти отца Карамзин в 1784 вышел в отставку и уехал в Симбирск, где вступил в масонскую ложу “Золотого венца”. Спустя год Карамзин переехал в Москву, где сблизился с московскими масонами из окружения Н.И. Новикова, под влиянием которых формируются его взгляды и литературные вкусы, в частности, интерес к литературе французского “Просвещения”, “энциклопедистам”, Монтескье, Вольтеру и пр. Масонство привлекало Карамзина своей просветительской и благотворительной деятельностью, но отталкивало своей мистической стороной и обрядами. В конце 1780-х гг. будущий писатель участвует в различных периодических изданиях: “Размышления о делах Божиих...”, “Детское чтение для сердца и разума”, в которых публикует собственные сочинения и переводы. К 1788 г. Карамзин охладевает к масонству.

В 1789-1790 г. совершает 18-месячное заграничное путешествие, одним из побудительных мотивов которого был разрыв Карамзина с масонами. Он побывал в Германии, Швейцарии, охваченной революцией Франции и Англии. Будучи свидетелем событий во Франции, неоднократно посещал Национальное собрание, слушал речи Робеспьера, завел знакомства с многими политическими знаменитостями. Этот опыт оказал на дальнейшую эволюцию К. огромное воздействие, положив начало критическому отношению к “передовым” идеям. Так, в “Мелодоре и Филалете” (1795) Карамзин ярко выразил неприятие и шок, вызванный реализацией идей “Просвещения” на практике, в ходе так называемой “Великой Французской революции”:

“Век просвещения! Я не узнаю тебя — в крови и пламени не узнаю тебя — среди убийств и разрушения не узнаю тебя!” [ 1]

По возвращении из-за границы издает “Московский журнал” (1791-1792), альбом “Аглая” (1794-95), альманах “Аониды” (1796-99), “Пантеон иностранной словесности” (1798), журнал “Детское чтение для сердца и разума” (1799), публикует “Письма русского путешественника” (1791-1792), принесшие ему всероссийскую известность, сближается с консервативно настроенным Г.Р. Державиным и окончательно порывает с масонством. В этот период Карамзин испытывает все нарастающий скепсис по отношению к идеалам “Просвещения”, однако в целом остается на западнических, космополитических позициях, будучи уверенным в том, что путь цивилизации един для всего человечества и что России должна идти по этому пути: “все народное ничто перед человеческим. Главное дело быть людьми, а не славянами” (Письма русского путешественника. Л., 1987. С.254). Как литератор, он создает новое направление, так называемый сентиментализм, осуществляет масштабную реформу русского языка, с одной стороны, ориентируя его на французские литературные модели, с другой, приближая его к разговорному, полагая при этом, что русский бытовой язык еще предстоит создать. В наибольшей степени сентиментализм получил отражение в таком произведении как “Бедная Лиза”(1792). Стремление Карамзина “офранцузить” русский язык не следует преувеличивать. Еще в 1791 г. он утверждал: “в нашем так называемом хорошем обществе без французского языка будешь глух и нем. Не стыдно ли? Как не иметь народного самолюбия? Зачем быть попугаями и обезьянами вместе?” [ 2] . Кроме того, тогдашний космополитизм Карамзина сочетался с своеобразной литературной борьбой за возвращение к русским истокам. К примеру, его повесть “Наталья, боярская дочь” (1792) начиналась словами: «Кто из нас не любит тех времен, когда русские были русскими, когда они в собственное платье наряжались, ходили своею походкою, жили по своему обычаю, говорили своим языком и по своему сердцу..?» [ 3]

В апреле 1801 г. Николай Михайлович женился на Елизавете Ивановне Протасовой, которая через год скончалась, оставив дочь Софью.

Восшествие на престол Александра I положило начало новому периоду в идейной эволюции Карамзина. В 1802 г. он выпустил в свет написанное в 1801 г. “Историческое похвальное слово Екатерине Второй”, представлявшее собой наказ новому царю, где он формулирует монархическую программу и ясно высказывается в пользу самодержавия. Карамзин развернул активную издательскую деятельность: переиздал “Московский журнал”, предпринял издание “Пантеона российских авторов, или собрание их портретов с замечаниями”, выпустил первое свое собрание сочинений в 8 тт. Главным событием первых лет XIX века стало издание “толстого” журнала “Вестник Европы” (1802-1803), выходившего два раза в месяц, где Карамзин выступил в роли политического писателя, публициста, комментатора и международного обозревателя. В нем он четко формулирует свою государственническую позицию (ранее для него государство было “чудовищем”). Примечательно также, что в своих статьях Карамзин довольно резко выступает против подражательства всему иностранному, против воспитания русских детей за границей и т.д. Свою позицию он недвусмысленно выражает формулой: “Народ унижается, когда для воспитания имеет нужду в чужом разуме” [ 4]. Более того, Карамзин призывает прекратить безоглядное заимствование опыта Запада: “Патриот спешит присвоить отечеству благодетельное и нужное, но отвергает рабские подражания в безделках... Хорошо и должно учиться: но горе народу, который будет всегдашним учеником” [ 5] (.) К. критически относится к либеральным начинаниям Александра I, формируя позицию, которую можно обозначить как прото-консервативную, поскольку сам К. еще остается “республиканцем в душе”. Не оставляет К. и литературу — в 1803 г. он публикует “Марфу Посадницу” и ряд других произведений. Особенно стоит выделить “Мою исповедь” (1802), где он резко полемизирует со всей просветительской традицией — от “энциклопедистов” до Ж.Ж. Руссо. Его консервативно-монархические взгляды становится всё более чёткими.

Еще в конце 90-х гг. XVIII в. обозначился интерес Карамзина к русской истории. Он создает несколько небольших исторических работ. 28 сентября 1803 г. писатель обращается в Министерство народного просвещения к попечителю Московского учебного округа М.Н. Муравьеву с просьбой об официальном назначении его историографом, которая вскоре была удовлетворена особым указом от 31 октября. В этом же году вышла книга А.С. Шишкова “Рассуждение о старом и новом слоге российского языка”, в которой видный русский консерватор обвинил Карамзина и его последователей в распространении галломании. Однако сам Карамзин никакого участия в литературной полемике не принимал. Объяснить это можно тем, что Карамзин был не только занят историографическими разработками, “постригся в историки” (П.А.Вяземский), его позиция, в том числе и лингвистическая, под влиянием занятий русской историей, стала сближаться с позицией Шишкова.

В 1804 г. Карамзин женился во второй раз – на Екатерине Андреевне Колывановой. Его жизнь была наполнена напряженным трудом, зимой он проживал в Москве, летом — в Остафьево.

С 1803 по 1811 г. Карамзин создает пять томов “Истории государства российского”, попутно открыв и впервые использовав ценнейшие исторические источники.

В конце 1809 г. Карамзин впервые был представлен Александру I. К 1810 г. ученый под влиянием занятий русской историей становится последовательным консерватором-патриотом. В начале этого года он, через своего родственника Ф.В. Ростопчина, знакомится в Москве с лидером тогдашней “консерватвной партии” при дворе — великой княгиней Екатериной Павловной и начинает постоянно посещать ее резиденцию в Твери, где ее супруг, принц Ольденбургский, был генерал-губернатором. Салон великой княгини представлял тогда центр консервативной оппозиции либерально-западническому курсу, олицетворяемому фигурой М.М. Сперанского. В этом салоне Карамзин читал отрывки из “Истории...” в присутствии великого князя Константина Павловича, тогда же происходит его знакомство с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, которая с тех пор становится одной из его покровительниц. В 1810 г. Александр I пожаловал Карамзину орден св. Владимира 3 степени. По инициативе Екатерины Павловны Карамзин написал и подал в марте 1811 г. Александру I, во время чтений в Твери очередного фрагмента из своей “Истории...”, трактат “О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях” - наиболее глубокий и содержательный документ зародившейся русской консервативной мысли. Наряду с обзором русской истории и критикой государственной политики Александра I в “Записке” содержалась цельная, оригинальная и весьма сложная по своему теоретическому содержанию, концепция Самодержавия как особого, самобытно-русского типа власти, тесно связанной с Православием и Православной Церковью.

С точки зрения Карамзина, самодержавие представляет собой “умную политическую систему” [ 6], прошедшую длительную эволюцию и сыгравшую уникальную роль в истории России. Эта система была “великим творением князей московских” [ 7], начиная с Ивана Калиты, причем в основных своих элементах она обладала качеством объективности, то есть слабо зависела от личных свойств, ума и воли отдельных правителей, поскольку не была продуктом личной власти, а довольно сложной конструкцией, опирающейся на определенные традиции и государственные и общественные институты. Система эта возникла в результате синтеза автохтонной политической традиции “единовластия”, восходящей к Киевской Руси и некоторых традиций татаро-монгольской ханской власти. Большую роль также сыграло сознательное подражание политическим идеалам Византийской империи [ 8].

Возникшее в условиях тяжелейшей борьбы с татаро-монгольским игом самодержавие было безоговорочно принято русским народом, поскольку не только ликвидировало иноземную власть, но и внутренние междоусобицы. “Рабство политическое” [ 9]. не казалось в этих условиях чрезмерной платой за национальную безопасность и единство.

Вся система государственных и общественных институтов была, по Карамзину, “излиянием монаршей власти” [ 10], монархический стержень пронизывал всю политическую систему сверху донизу. При этом самодержавная власть была предпочтительнее власти аристократии. Аристократия, приобретающая самодовлеющее значение, могла стать опасной для государственности, например, в удельный период или в период Смуты XVII века [ 11]. Самодержавие “встраивало” аристократию в систему государственной иерархии, жестко подчиняло ее интересам монархической государственности.

Исключительную роль в данной системе, по Карамзину, играла Православная Церковь. Она являлась “совестью” [ 12] самодержавной системы, задающей нравственные координаты для монарха и народа в стабильные времена, и, в особенности, когда происходили их “случайные уклонения от добродетели”. Карамзин подчеркивал, что власть духовная действовала в тесном союзе с властью гражданской и давала ей религиозное оправдание. В своей “Истории...” он подчеркивал: “история подтверждает истину, что вера есть особенная сила государственная” [ 13].

Самодержавная система политической власти, по Карамзину, зиждилась также на общепризнанных народом традициях, обычаях и привычках, того, что он обозначал как “древние навыки” и, шире, “дух народный”, “привязанность к нашему особенному” [ 14].

Карамзин категорически отказывался отождествлять “истинное самодержавие” с деспотизмом, тиранией и произволом. Он считал, что подобные отклонения от норм самодержавия было обусловлено делом случая (Иван Грозный, Павел I) и быстро ликвидировалось инерцией традиции “мудрого” и “добродетельного” монархического правления. Эта традиция была столь мощной и эффективной, что даже в случаях резкого ослабления или даже полного отсутствия верховной государственной и церковной власти (например, во время Смуты), приводила в течение короткого исторического срока к восстановлению самодержавия [ 15].

В силу всего вышеперечисленного, самодержавие явилось “палладиумом России” [ 16], главной причиной ее могущества и процветания. С точки зрения Карамзина, основные принципы монархического правления должны были сохраняться и впредь, лишь дополняясь должной политикой в области просвещения и законодательства, которые вели бы не к подрыву самодержавия, а к его максимальному усилению. При таком понимании самодержавия всякая попытка его ограничения являлась бы преступлением перед русской историей и русским народом.

Карамзин одним из первых в русской мысли поставил вопрос о негативных последствиях правления Петра I, поскольку стремление этого императора преобразовать Россию в подобие Европы подрывали “дух народный”, то есть самые основы самодержавия, “нравственное могущество государства”. Стремление Петра I “к новым для нас обычаям переступила в нем границы благоразумия” [ 17]. Карамзин фактически обвинил Петра в насильственном искоренении древних обычаев, роковом социокультурном расколе народа на высший, “онемеченный”, слой и низший, “простонародье”, в уничтожении Патриаршества, что привело к ослаблению веры, переносе столицы на окраину государства, ценой огромных усилий и жертв [ 18]. В итоге, утверждал мыслитель, русские “стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России” [ 19].

Основные элементы концепции самодержавия Карамзина в той или иной форме были разработаны последующими поколениями русских консерваторов: С.С. Уваровым, Л.А.Тихомировым, И.А. Ильиным, И.А. Солоневичем и другими.

В “Записке” Карамзин сформулировал до сих пор не реализованную на практике идею “русского права”: “законы народа должны быть извлечены из его собственных понятий, нравов, обыкновений, местных обстоятельств” [ 20] . ”Русское право также имеет свои начала, как и Римское; определите их и вы дадите нам систему законов” [ 21] . Как ни парадоксально, в какой-то мере (но далеко не полной) рекомендациями Карамзина воспользовался уже в царствование Николая I его идейный противник М.М. Сперанский в процессе кодификации русского законодательства.

Кроме всего прочего, в “Записке” содержались классические принципы русского консерватизма: ”требуем более мудрости хранительной, нежели творческой” [ 22], “всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надо прибегать только в необходимости” [ 23] , “для твердости бытия государственного безопаснее порабощать людей, нежели дать им не вовремя свободу” [ 24] .

“Записка” была холодно воспринята императором, однако впоследствии он явно учел ее основные положения. После падения Сперанского, кандидатура Карамзина на пост статс-секретаря Государственного Совета рассматривалась наряду с А.С. Шишковым. Предпочтение было отдано последнему как человеку военному, что было немаловажно в условиях надвигавшейся войны с Наполеоном.

Работа Карамзина над “Историей государства российского” была временно прервана Отечественной войной 1812 г. Сам писатель готов был сражаться в московском ополчении и в последние мгновения перед вхождением Наполеона в столицу покинул город. 1813 г. Карамзин провел в эвакуации сначала в Ярославле, а затем в — Нижнем Новгороде. В Москву Карамзин возвратился в июне 1813 г. и продолжил работу над “Историей...”, невзирая на то, что в московском пожаре 1812 г. сгорела его библиотека. В начале 1816 г. Карамзин приехал в Петербург просить средств на издание первых восьми томов «Истории…». При поддержке императриц Елизаветы Алексеевны и Марии Федоровны, после приема у А.А. Аракчеева, Александр I удостоил Карамзина высочайшей аудиенции, в результате которой были выделены необходимые средства, и написанные тома “Истории...”, без цензуры, вышли в 1818 гг. (9-й том вышел в 1821, в 1824 — 10-й и 11-й, последний, 12-й том вышел посмертно).

“История государства Российского” пользовалась огромным успехом. С 1816 г. и до момента своей смерти Карамзин жил в Петербурге, общаясь с В.А. Жуковским, С.С. Уваровым, А.С. Пушкиным, Д.Н. Блудовым, П.А. Вяземским и др. По предложению Александра I, Карамзин стал проводить каждое лето в Царском Селе, что всё более и более усиливало его близость к царскому семейству. Государь неоднократно беседовал с Карамзиным во время прогулок по Царскосельскому парку, постоянно читал в рукописи “Историю...”, выслушивал мнения Карамзина на текущие политические события. В 1816 г. Карамзин был пожалован титулом статского советника, награжден орденом св. Анны 1-го класса, в 1824 г. стал действительным статским советником. В 1818 г. Карамзин был принят членом Императорской Российской Академии. В 1818 г. вышли восемь томов “Истории...” тиражом в три тысячи экземпляров, которые стремительно разошлись в 25 дней. Значение этого грандиозного труда точно выразил П.А. Вяземский: “Творение Карамзина есть единственная у нас книга, истинно государственная, народная и монархическая” [ 25] .

Смерть Александра I потрясла Карамзина, а мятеж 14 декабря окончательно надломил его физические силы (в этот день он простудился на Сенатской площади, болезнь перешла в чахотку и смерть).

Роль Карамзина как деятеля культуры и русской историографии в целом осознана в русской мысли. Однако значение Карамзина как консервативного мыслителя, оказавшего определяющее влияние на русскую консервативно-патриотическую мысль, историкам и философам еще предстоит раскрыть.

Список литературы

[ 1] Н.М. Карамзин. Сочинения в 2 томах. Л., 1984. Т.2. С. 179-180

[ 2] Там же. С.338

[ 3] Записки старого московского жителя. М., 1988. С.55

[ 4] Вестник Европы. 1802. № 8. С.364

[ 5] Соч.: В 2 т. Л., 1984. Т.2. С.230

[ 6] Записка о древней и новой России. М., 1991. С.22

[ 7] Там же. С.22

[ 8] Там же. С.23

[ 9] Там же С.22

[ 10] Там же. С.24

[ 11] Там же. С.28

[ 12] Там же. С.36

[ 13] История государства Российского: В 4 кн. М., 1989. Т.6. С.224

[ 14] Записка о древней и новой России. М., 1991. С.32

[ 15] Там же. С.49

[ 16] Там же. С.105

[ 17] Там же. С.32

[ 18] Там же. С.32-37

[ 19] Там же. С.35

[ 20] Там же. С.91

[ 21] Там же. С. 94

[ 22] Там же. С.63

[ 23] Там же. С.56

[ 24] Там же. С.74

[ 25] Вяземский П.А. Полное собрание сочинений. СПб., 1879. Т.2. С. 215

bukvasha.ru

Реферат: Карамзин Николай Михайлович

Карамзин Николай Михайлович (1766 - 1826)

Аркадий Минаков, Воронеж

179 лет назад скончался Н.М. Карамзин, выдающийся русский мыслитель, создавший цельную, оригинальную и весьма сложную по своему теоретическому содержанию концепцию Самодержавия как особого, самобытно-русского типа власти, тесно связанного с Православной Церковью

Карамзин Николай Михайлович [1.12. 1766, с. Михайловка Бузулукского уезда Симбирской губернии – 22.5. 1826, С.-Петербург], один из основоположников русского консерватизма, историк, писатель, журналист, поэт.

Происходил из крымско-татарского рода Кара-мурзы (известного с XVI в.). Детство провел в имении отца — Михаила Егоровича, помещика средней руки – селе Знаменское, затем воспитывался в частном пансионе Фовеля в Симбирске, где учили на французском языке, потом — в московском пансионе проф. И.М. Шадена. Шаден являлся апологетом семьи, видел в ней хранительницу нравственности и источник образования, в котором религия, начало мудрости, должна была занимать ведущее место. Наилучшей формой государственного устройства Шаден считал монархию, с сильным дворянством, добродетельным, жертвенным, образованным, ставящим во главу угла общественную пользу. Влияние подобных взглядов на Карамзина неоспоримо. В пансионе Карамзин выучил французский и немецкий языки, учил английский, латынь и греческий. Кроме того, он посещал лекции в Московском университете. С 1782 г. Карамзин служил в Преображенском полку. В это же время начинается его литературная деятельность. Первое печатное произведение Карамзина — перевод с немецкого С. Гесснера “Деревянная нога”.

По смерти отца Карамзин в 1784 вышел в отставку и уехал в Симбирск, где вступил в масонскую ложу “Золотого венца”. Спустя год Карамзин переехал в Москву, где сблизился с московскими масонами из окружения Н.И. Новикова, под влиянием которых формируются его взгляды и литературные вкусы, в частности, интерес к литературе французского “Просвещения”, “энциклопедистам”, Монтескье, Вольтеру и пр. Масонство привлекало Карамзина своей просветительской и благотворительной деятельностью, но отталкивало своей мистической стороной и обрядами. В конце 1780-х гг. будущий писатель участвует в различных периодических изданиях: “Размышления о делах Божиих...”, “Детское чтение для сердца и разума”, в которых публикует собственные сочинения и переводы. К 1788 г. Карамзин охладевает к масонству.

В 1789-1790 г. совершает 18-месячное заграничное путешествие, одним из побудительных мотивов которого был разрыв Карамзина с масонами. Он побывал в Германии, Швейцарии, охваченной революцией Франции и Англии. Будучи свидетелем событий во Франции, неоднократно посещал Национальное собрание, слушал речи Робеспьера, завел знакомства с многими политическими знаменитостями. Этот опыт оказал на дальнейшую эволюцию К. огромное воздействие, положив начало критическому отношению к “передовым” идеям. Так, в “Мелодоре и Филалете” (1795) Карамзин ярко выразил неприятие и шок, вызванный реализацией идей “Просвещения” на практике, в ходе так называемой “Великой Французской революции”:

“Век просвещения! Я не узнаю тебя — в крови и пламени не узнаю тебя — среди убийств и разрушения не узнаю тебя!” [ 1]

По возвращении из-за границы издает “Московский журнал” (1791-1792), альбом “Аглая” (1794-95), альманах “Аониды” (1796-99), “Пантеон иностранной словесности” (1798), журнал “Детское чтение для сердца и разума” (1799), публикует “Письма русского путешественника” (1791-1792), принесшие ему всероссийскую известность, сближается с консервативно настроенным Г.Р. Державиным и окончательно порывает с масонством. В этот период Карамзин испытывает все нарастающий скепсис по отношению к идеалам “Просвещения”, однако в целом остается на западнических, космополитических позициях, будучи уверенным в том, что путь цивилизации един для всего человечества и что России должна идти по этому пути: “все народное ничто перед человеческим. Главное дело быть людьми, а не славянами” (Письма русского путешественника. Л., 1987. С.254). Как литератор, он создает новое направление, так называемый сентиментализм, осуществляет масштабную реформу русского языка, с одной стороны, ориентируя его на французские литературные модели, с другой, приближая его к разговорному, полагая при этом, что русский бытовой язык еще предстоит создать. В наибольшей степени сентиментализм получил отражение в таком произведении как “Бедная Лиза”(1792). Стремление Карамзина “офранцузить” русский язык не следует преувеличивать. Еще в 1791 г. он утверждал: “в нашем так называемом хорошем обществе без французского языка будешь глух и нем. Не стыдно ли? Как не иметь народного самолюбия? Зачем быть попугаями и обезьянами вместе?” [ 2] . Кроме того, тогдашний космополитизм Карамзина сочетался с своеобразной литературной борьбой за возвращение к русским истокам. К примеру, его повесть “Наталья, боярская дочь” (1792) начиналась словами: «Кто из нас не любит тех времен, когда русские были русскими, когда они в собственное платье наряжались, ходили своею походкою, жили по своему обычаю, говорили своим языком и по своему сердцу..?» [ 3]

В апреле 1801 г. Николай Михайлович женился на Елизавете Ивановне Протасовой, которая через год скончалась, оставив дочь Софью.

Восшествие на престол Александра I положило начало новому периоду в идейной эволюции Карамзина. В 1802 г. он выпустил в свет написанное в 1801 г. “Историческое похвальное слово Екатерине Второй”, представлявшее собой наказ новому царю, где он формулирует монархическую программу и ясно высказывается в пользу самодержавия. Карамзин развернул активную издательскую деятельность: переиздал “Московский журнал”, предпринял издание “Пантеона российских авторов, или собрание их портретов с замечаниями”, выпустил первое свое собрание сочинений в 8 тт. Главным событием первых лет XIX века стало издание “толстого” журнала “Вестник Европы” (1802-1803), выходившего два раза в месяц, где Карамзин выступил в роли политического писателя, публициста, комментатора и международного обозревателя. В нем он четко формулирует свою государственническую позицию (ранее для него государство было “чудовищем”). Примечательно также, что в своих статьях Карамзин довольно резко выступает против подражательства всему иностранному, против воспитания русских детей за границей и т.д. Свою позицию он недвусмысленно выражает формулой: “Народ унижается, когда для воспитания имеет нужду в чужом разуме” [ 4]. Более того, Карамзин призывает прекратить безоглядное заимствование опыта Запада: “Патриот спешит присвоить отечеству благодетельное и нужное, но отвергает рабские подражания в безделках... Хорошо и должно учиться: но горе народу, который будет всегдашним учеником” [ 5] (.) К. критически относится к либеральным начинаниям Александра I, формируя позицию, которую можно обозначить как прото-консервативную, поскольку сам К. еще остается “республиканцем в душе”. Не оставляет К. и литературу — в 1803 г. он публикует “Марфу Посадницу” и ряд других произведений. Особенно стоит выделить “Мою исповедь” (1802), где он резко полемизирует со всей просветительской традицией — от “энциклопедистов” до Ж.Ж. Руссо. Его консервативно-монархические взгляды становится всё более чёткими.

Еще в конце 90-х гг. XVIII в. обозначился интерес Карамзина к русской истории. Он создает несколько небольших исторических работ. 28 сентября 1803 г. писатель обращается в Министерство народного просвещения к попечителю Московского учебного округа М.Н. Муравьеву с просьбой об официальном назначении его историографом, которая вскоре была удовлетворена особым указом от 31 октября. В этом же году вышла книга А.С. Шишкова “Рассуждение о старом и новом слоге российского языка”, в которой видный русский консерватор обвинил Карамзина и его последователей в распространении галломании. Однако сам Карамзин никакого участия в литературной полемике не принимал. Объяснить это можно тем, что Карамзин был не только занят историографическими разработками, “постригся в историки” (П.А.Вяземский), его позиция, в том числе и лингвистическая, под влиянием занятий русской историей, стала сближаться с позицией Шишкова.

В 1804 г. Карамзин женился во второй раз – на Екатерине Андреевне Колывановой. Его жизнь была наполнена напряженным трудом, зимой он проживал в Москве, летом — в Остафьево.

С 1803 по 1811 г. Карамзин создает пять томов “Истории государства российского”, попутно открыв и впервые использовав ценнейшие исторические источники.

В конце 1809 г. Карамзин впервые был представлен Александру I. К 1810 г. ученый под влиянием занятий русской историей становится последовательным консерватором-патриотом. В начале этого года он, через своего родственника Ф.В. Ростопчина, знакомится в Москве с лидером тогдашней “консерватвной партии” при дворе — великой княгиней Екатериной Павловной и начинает постоянно посещать ее резиденцию в Твери, где ее супруг, принц Ольденбургский, был генерал-губернатором. Салон великой княгини представлял тогда центр консервативной оппозиции либерально-западническому курсу, олицетворяемому фигурой М.М. Сперанского. В этом салоне Карамзин читал отрывки из “Истории...” в присутствии великого князя Константина Павловича, тогда же происходит его знакомство с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, которая с тех пор становится одной из его покровительниц. В 1810 г. Александр I пожаловал Карамзину орден св. Владимира 3 степени. По инициативе Екатерины Павловны Карамзин написал и подал в марте 1811 г. Александру I, во время чтений в Твери очередного фрагмента из своей “Истории...”, трактат “О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях” - наиболее глубокий и содержательный документ зародившейся русской консервативной мысли. Наряду с обзором русской истории и критикой государственной политики Александра I в “Записке” содержалась цельная, оригинальная и весьма сложная по своему теоретическому содержанию, концепция Самодержавия как особого, самобытно-русского типа власти, тесно связанной с Православием и Православной Церковью.

С точки зрения Карамзина, самодержавие представляет собой “умную политическую систему” [ 6], прошедшую длительную эволюцию и сыгравшую уникальную роль в истории России. Эта система была “великим творением князей московских” [ 7], начиная с Ивана Калиты, причем в основных своих элементах она обладала качеством объективности, то есть слабо зависела от личных свойств, ума и воли отдельных правителей, поскольку не была продуктом личной власти, а довольно сложной конструкцией, опирающейся на определенные традиции и государственные и общественные институты. Система эта возникла в результате синтеза автохтонной политической традиции “единовластия”, восходящей к Киевской Руси и некоторых традиций татаро-монгольской ханской власти. Большую роль также сыграло сознательное подражание политическим идеалам Византийской империи [ 8].

Возникшее в условиях тяжелейшей борьбы с татаро-монгольским игом самодержавие было безоговорочно принято русским народом, поскольку не только ликвидировало иноземную власть, но и внутренние междоусобицы. “Рабство политическое” [ 9]. не казалось в этих условиях чрезмерной платой за национальную безопасность и единство.

Вся система государственных и общественных институтов была, по Карамзину, “излиянием монаршей власти” [ 10], монархический стержень пронизывал всю политическую систему сверху донизу. При этом самодержавная власть была предпочтительнее власти аристократии. Аристократия, приобретающая самодовлеющее значение, могла стать опасной для государственности, например, в удельный период или в период Смуты XVII века [ 11]. Самодержавие “встраивало” аристократию в систему государственной иерархии, жестко подчиняло ее интересам монархической государственности.

Исключительную роль в данной системе, по Карамзину, играла Православная Церковь. Она являлась “совестью” [ 12] самодержавной системы, задающей нравственные координаты для монарха и народа в стабильные времена, и, в особенности, когда происходили их “случайные уклонения от добродетели”. Карамзин подчеркивал, что власть духовная действовала в тесном союзе с властью гражданской и давала ей религиозное оправдание. В своей “Истории...” он подчеркивал: “история подтверждает истину, что вера есть особенная сила государственная” [ 13].

Самодержавная система политической власти, по Карамзину, зиждилась также на общепризнанных народом традициях, обычаях и привычках, того, что он обозначал как “древние навыки” и, шире, “дух народный”, “привязанность к нашему особенному” [ 14].

Карамзин категорически отказывался отождествлять “истинное самодержавие” с деспотизмом, тиранией и произволом. Он считал, что подобные отклонения от норм самодержавия было обусловлено делом случая (Иван Грозный, Павел I) и быстро ликвидировалось инерцией традиции “мудрого” и “добродетельного” монархического правления. Эта традиция была столь мощной и эффективной, что даже в случаях резкого ослабления или даже полного отсутствия верховной государственной и церковной власти (например, во время Смуты), приводила в течение короткого исторического срока к восстановлению самодержавия [ 15].

В силу всего вышеперечисленного, самодержавие явилось “палладиумом России” [ 16], главной причиной ее могущества и процветания. С точки зрения Карамзина, основные принципы монархического правления должны были сохраняться и впредь, лишь дополняясь должной политикой в области просвещения и законодательства, которые вели бы не к подрыву самодержавия, а к его максимальному усилению. При таком понимании самодержавия всякая попытка его ограничения являлась бы преступлением перед русской историей и русским народом.

Карамзин одним из первых в русской мысли поставил вопрос о негативных последствиях правления Петра I, поскольку стремление этого императора преобразовать Россию в подобие Европы подрывали “дух народный”, то есть самые основы самодержавия, “нравственное могущество государства”. Стремление Петра I “к новым для нас обычаям переступила в нем границы благоразумия” [ 17]. Карамзин фактически обвинил Петра в насильственном искоренении древних обычаев, роковом социокультурном расколе народа на высший, “онемеченный”, слой и низший, “простонародье”, в уничтожении Патриаршества, что привело к ослаблению веры, переносе столицы на окраину государства, ценой огромных усилий и жертв [ 18]. В итоге, утверждал мыслитель, русские “стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России” [ 19].

Основные элементы концепции самодержавия Карамзина в той или иной форме были разработаны последующими поколениями русских консерваторов: С.С. Уваровым, Л.А.Тихомировым, И.А. Ильиным, И.А. Солоневичем и другими.

В “Записке” Карамзин сформулировал до сих пор не реализованную на практике идею “русского права”: “законы народа должны быть извлечены из его собственных понятий, нравов, обыкновений, местных обстоятельств” [ 20] . ”Русское право также имеет свои начала, как и Римское; определите их и вы дадите нам систему законов” [ 21] . Как ни парадоксально, в какой-то мере (но далеко не полной) рекомендациями Карамзина воспользовался уже в царствование Николая I его идейный противник М.М. Сперанский в процессе кодификации русского законодательства.

Кроме всего прочего, в “Записке” содержались классические принципы русского консерватизма: ”требуем более мудрости хранительной, нежели творческой” [ 22], “всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надо прибегать только в необходимости” [ 23] , “для твердости бытия государственного безопаснее порабощать людей, нежели дать им не вовремя свободу” [ 24] .

“Записка” была холодно воспринята императором, однако впоследствии он явно учел ее основные положения. После падения Сперанского, кандидатура Карамзина на пост статс-секретаря Государственного Совета рассматривалась наряду с А.С. Шишковым. Предпочтение было отдано последнему как человеку военному, что было немаловажно в условиях надвигавшейся войны с Наполеоном.

Работа Карамзина над “Историей государства российского” была временно прервана Отечественной войной 1812 г. Сам писатель готов был сражаться в московском ополчении и в последние мгновения перед вхождением Наполеона в столицу покинул город. 1813 г. Карамзин провел в эвакуации сначала в Ярославле, а затем в — Нижнем Новгороде. В Москву Карамзин возвратился в июне 1813 г. и продолжил работу над “Историей...”, невзирая на то, что в московском пожаре 1812 г. сгорела его библиотека. В начале 1816 г. Карамзин приехал в Петербург просить средств на издание первых восьми томов «Истории…». При поддержке императриц Елизаветы Алексеевны и Марии Федоровны, после приема у А.А. Аракчеева, Александр I удостоил Карамзина высочайшей аудиенции, в результате которой были выделены необходимые средства, и написанные тома “Истории...”, без цензуры, вышли в 1818 гг. (9-й том вышел в 1821, в 1824 — 10-й и 11-й, последний, 12-й том вышел посмертно).

“История государства Российского” пользовалась огромным успехом. С 1816 г. и до момента своей смерти Карамзин жил в Петербурге, общаясь с В.А. Жуковским, С.С. Уваровым, А.С. Пушкиным, Д.Н. Блудовым, П.А. Вяземским и др. По предложению Александра I, Карамзин стал проводить каждое лето в Царском Селе, что всё более и более усиливало его близость к царскому семейству. Государь неоднократно беседовал с Карамзиным во время прогулок по Царскосельскому парку, постоянно читал в рукописи “Историю...”, выслушивал мнения Карамзина на текущие политические события. В 1816 г. Карамзин был пожалован титулом статского советника, награжден орденом св. Анны 1-го класса, в 1824 г. стал действительным статским советником. В 1818 г. Карамзин был принят членом Императорской Российской Академии. В 1818 г. вышли восемь томов “Истории...” тиражом в три тысячи экземпляров, которые стремительно разошлись в 25 дней. Значение этого грандиозного труда точно выразил П.А. Вяземский: “Творение Карамзина есть единственная у нас книга, истинно государственная, народная и монархическая” [ 25] .

Смерть Александра I потрясла Карамзина, а мятеж 14 декабря окончательно надломил его физические силы (в этот день он простудился на Сенатской площади, болезнь перешла в чахотку и смерть).

Роль Карамзина как деятеля культуры и русской историографии в целом осознана в русской мысли. Однако значение Карамзина как консервативного мыслителя, оказавшего определяющее влияние на русскую консервативно-патриотическую мысль, историкам и философам еще предстоит раскрыть.

Список литературы

[ 1] Н.М. Карамзин. Сочинения в 2 томах. Л., 1984. Т.2. С. 179-180

[ 2] Там же. С.338

[ 3] Записки старого московского жителя. М., 1988. С.55

[ 4] Вестник Европы. 1802. № 8. С.364

[ 5] Соч.: В 2 т. Л., 1984. Т.2. С.230

[ 6] Записка о древней и новой России. М., 1991. С.22

[ 7] Там же. С.22

[ 8] Там же. С.23

[ 9] Там же С.22

[ 10] Там же. С.24

[ 11] Там же. С.28

[ 12] Там же. С.36

[ 13] История государства Российского: В 4 кн. М., 1989. Т.6. С.224

[ 14] Записка о древней и новой России. М., 1991. С.32

[ 15] Там же. С.49

[ 16] Там же. С.105

[ 17] Там же. С.32

[ 18] Там же. С.32-37

[ 19] Там же. С.35

[ 20] Там же. С.91

[ 21] Там же. С. 94

[ 22] Там же. С.63

[ 23] Там же. С.56

[ 24] Там же. С.74

[ 25] Вяземский П.А. Полное собрание сочинений. СПб., 1879. Т.2. С. 215


www.neuch.ru

Николай Михайлович Карамзин — краткая биография - Биографии

Николай Михайлович Карамзин - знаменитый русский литератор, историк, крупнейший представитель эпохи сентиментализма, реформатор русского языка, издатель. С его подачи словарный состав обогатился большим количеством новых слов-калек.

Известный литератор появился на свет 12 декабря (1 декабря по ст. ст.) 1766 г. в усадьбе, находящейся в Симбирском уезде.

Отец-дворянин позаботился о домашнем образовании сына, после чего Николай продолжил учиться сначала в симбирском дворянском пансионе, затем с 1778 г. - в пансионе профессора Шадена (г. Москва). На протяжении 1781-1782 гг. Карамзин посещал университетские лекции.

Отец хотел, чтобы после пансиона Николай поступил на военную службу, - сын исполнил его желание, в 1781 г. оказавшись в петербургском гвардейском полку. Именно в эти годы Карамзин впервые попробовал себя на литературном поприще, в 1783 г. сделав перевод с немецкого. В 1784 г. после смерти отца выйдя в отставку в чине поручика, окончательно расстался с военной службой. Живя в Симбирске, вступил в масонскую ложу.

С 1785 г. биография Карамзина связана с Москвой. В этом городе он знакомится с Н.И. Новиковым и другими писателями, вступает в «Дружеское ученое общество», поселяется в принадлежащем ему доме, в дальнейшем сотрудничает с членами кружка в различных изданиях, в частности, принимает участие в выходе журнала «Детское чтение для сердца и разума», ставшего первым русским журналом для детей.

На протяжении года (1789-1790) Карамзин путешествовал по странам западной Европы, где встречался не только с видными деятелями масонского движения, но и великими мыслителями, в частности, с Кантом, И.Г. Гердером, Ж. Ф. Мармонтелем. Впечатления от поездок легли в основу будущих знаменитых «Писем русского путешественника». Эта повесть (1791-1792) появилась в «Московском журнале», который Н.М. Карамзин стал издавать по приезду на родину, и принесла автору огромную известность. Ряд филологов полагает, что современная русская литература ведет отсчет именно с «Писем».

Повесть «Бедная Лиза» (1792) упрочила литературный авторитет Карамзина. Выпущенные впоследствии сборники и альманахи «Аглая», «Аониды», «Мои безделки», «Пантеон иностранной словесности» открыли в русской литературе эпоху сентиментализма, и именно Н.М. Карамзин находился во главе течения; под влиянием его произведений писали В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, а также А.С. Пушкин в начале творческого пути.

Новый период в биографии Карамзина как человека и писателя связан с вступлением на престол Александра I. В октябре 1803 г. император назначает писателя официальным историографом, и перед Карамзиным ставится задача запечатлеть историю Российского государства. О его неподдельном интересе к истории, о приоритете этой тематики над всеми остальными свидетельствовал характер публикаций «Вестника Европы» (этот первый в стране общественно-политический и литературно-художественный журнал Карамзин издавал в 1802-1803 гг.).

В 1804 г. литературно-художественная работа была полностью свернута, и писатель начинает трудиться над «Историей государства Российского» (1816-1824), ставшей главным трудом в его жизни и целым явлением в русской истории и литературе. Первые восемь томов увидели свет в феврале 1818 г. За месяц было продано три тысячи экземпляров - такие активные продажи не имели прецедента. Очередные три тома, опубликованные в следующие годы, были быстро переведены на несколько европейских языков, а 12-ый, заключительный, том увидел свет уже после смерти автора.

Николай Михайлович был приверженцем консервативных взглядов, абсолютной монархии. Смерть Александра I и восстание декабристов, свидетелем которого он был, стали для него тяжелым ударом, лишившим писателя-историка последних жизненных сил. Третьего июня (22 мая по ст. ст.) 1826 г. Карамзин умер, находясь в Санкт-Петербурге; похоронили его в Александро-Невской лавре, на Тихвинском кладбище.

Рекомендуем посмотреть

sochineniya-na5.ru

Николай Михайлович Карамзин (1766-1826). Биография | сочинение, краткое содержание, анализ, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Фамилию Карамзин обычно связывают с понятием «русский сентиментализм». Действительно, Н. М. Ка­рамзин был крупнейшим представителем этого ли­тературно-художественного направления, однако подлинное его место в отечественной культуре значительно шире такой характеристики. Власти­тель дум целого поколения, автор произведений, влиявших на судьбы читателей, реформатор книж­ного стиля, с легкой руки которого литература заговорила на естественном языке образованного общества, создатель первой многотомной истории Российского государства, мужественный гражданин, говоривший нелестную правду в глаза самим ца­рям, — таким представал этот писатель в глазах своих современников. К этому «послужному списку» сле­дует добавить и то, что Н. М. Карамзин был первым русским писателем, всей своей деятельностью способствовавшим тому, чтобы его соотечественники как можно больше узнали о Европе, а евро­пейцы — о России.

Интерес к европейской культуре был привит будущему писателю еще в детстве. Получая обычное для дворянских детей домашнее образование, Николай наряду с церковнославянским изучал французский и немецкий языки. На первом месте было изучение языков и в программе частного пансиона одного из профессоров Московского университета, куда из дале­кого имения, располагавшегося близ Симбирска, юный Карамзин приехал для продолжения обучения. В пансионе он усердно занимался самообразо­ванием, читая современную немецкую, французскую и английскую лите­ратуру. Уже в эти годы проявились его сочинительские способности. Тем не менее по окончании учебы семнадцатилетний Николай, следуя приня­тому среди дворян правилу, поступил на военную службу в Петербург. Впрочем, при первой же возможности, — а таковая представилась всего через год, — он в скромном чине поручика вышел в отставку, переселился в Москву и полностью отдался литературной деятельности.

В Москве Н. М. Карамзин сблизился с выдающимся русским просве­тителем и издателем Н. И. Новиковым, сотрудничество с которым пре­доставило ему возможность заявить о себе как о талантливом сочинителе и переводчике европейских писателей. Кроме того, Новиков ввел писате­ля в тайное масонское общество, игравшее отнюдь не последнюю роль в культурной жизни России. И хотя вскоре Карамзин, так и не восприняв­ший пышной обрядовости масонских собраний, покинул ряды членов этой организации, верность ее идеям нравственного самосовершенствования и исторического прогресса он сохранил до конца жизни.

В 1789 г. Н. М. Карамзин отправился в путешествие по Европе. Задуман­ное как итоговый этап самообразования, оно действительно стало главным жизненным университетом для двадцатитрехлетнего писателя. Колеся по Германии, Швейцарии, Англии и Франции, он знакомился с традициями и достопримечательностями этих стран, встречался с видными деятелями европейской культуры, в том числе — с известными философами Гердером, Кантом и др. Но особенно ценным для Карамзина был опыт непосред­ственных наблюдений за событиями Великой французской революции, начало которой совпало с его пребыванием в Париже.

В своих оценках этих событий писатель старался быть максимально объективным. Он ясно осознавал судьбоносное значение французской ре­волюции, отметившей собой начало новой исторической эпохи во всей Европе, и честно признавал, что лично ему — любознательному «русскому путешественнику» — революционные потрясения не причинили никакого зла. Однако, став невольным свидетелем лавины насилия, грозившей «в крови и пламени» уничтожить идеалы века Просвещения, Карамзин раз и навсегда отказался от мысли о возможности революционного преобразования действительности. Убежденность в том, что только просвещение и нравственное само­совершенствование являются истинным путем развития общества, определила его моральную, писательскую и гражданскую позиции (послед­няя, в частности, включала в себя поддержку монархического строя в России).

По возвращении на родину писатель создал «Московский журнал», в котором публиковал произведения самых известных тогда русских авторов. Такой подход обеспечил «новорож­денному» изданию большой успех. Однако главное внимание читателей привлекло печатавшееся по частям сочинение самого издателя, представлявшее его впечатления от недавней поездки в Европу. Непривычной была художественно-публицистическая форма этого произведения, четко обозначенная в его названии — «Письма русско­го путешественника».

Написанные в виде беглых путевых заметок, карамзинские «Письма...» разворачивали широкую панораму европейской жизни. Однако, в отли­чие от героев традиционной литературы путешествий, карамзинский «путешественник» не столько описывал картины «чужого» мира, сколько воспроизводил свой индивидуальный взгляд на них. Это был взгляд рус­ского человека, подмечавший преимущества и изъяны западной жизни и тем самым побуждавший читателей сравнивать русские порядки с евро­пейскими, а в конечном счете — задумываться над настоящим и будущим положением дел в России. Но в первую очередь это был взгляд «сентимен­тального» человека, воспринимающего мир через призму не разума, а чувств. Таким образом, карамзинские «Письма...» прививали русским читателям вкус к присущим европейскому сентиментализму культу чувств и идеалу «чувствительного» человека

«Письма русского путешественника» принесли Н. М. Карамзину ши­рокую известность в России. Публикация ряда других поэтических и проза­ических произведений еще более упрочила закрепившуюся за ним славу «певца чувствительной души» и «чародея красных вымыслов». Казалось, счастливая литературная судьба уже определилась и остается только про­должить путь по удачно найденной стезе... Однако с наступлением XIX в. в жизни писателя произошли перемены.

Прежде всего изменилось направление его журналистской деятельности: Карамзин основал первый в России политический журнал под названием «Вестник Европы», ставший важным звеном русской культурной жизни. Кроме того, изменились его представления о смысле писательской работы: на страницах вновь созданного издания бывший «чародей красных вы­мыслов», еще недавно воспринимавший искусство как бегство в царство фантазии, представил новое понимание литературы, предписывающее ей огромное общественное значение, обусловленное силой воздействия художественного слова на умы и сердца читателей. А в соответствии с этим пониманием изменилось и направление его творческой мысли: отныне Карамзина как писателя интересовала уже не столько сфера индивиду­альных «чувствований», сколько национальный русский характер и ис­торические личности, в чьих героических деяниях этот характер находит наиболее полное выражение. В таком ключе, например, написана его последняя повесть «Марфа-посадница» (1803), в которой изображается характер русской женщины, не пожелавшей покориться деспотизму москов­ского царя Ивана III, уничтожившего вольности Новгорода. Материал с сайта //iEssay.ru

Переход Н. М. Карамзина на новые творческие позиции совпал с его вступлением в новую сферу деятельности: получив по указу императора Александра I назначение на должность придворного историографа, он взялся за составление «Истории государства Российского», которому по­святил оставшуюся часть своей жизни. Этот кропотливый труд, увенчав­шийся появлением неполных двенадцати томов (в работе над последним писателя настигла смерть), имел огромное общенациональное значение: просвещенные россияне практически не знали собственной истории, а без таких знаний не могло сформироваться ни их уважение к отечеству, ни «уважение собственное». Осознавая просветительско-воспитательные за­дачи своего научного труда, Карамзин избрал такой ракурс осмысления отечественной истории, который позволил ему не только выстроить це­лостный и последовательный «сюжет» исторического развития страны, но и продемонстрировать яркие исторические примеры подлинной любви к родине, а заодно — выразить собственные чувства и мысли по поводу описываемых событий. Потому в его интерпретации сложилась весьма своеобразная концепция российской истории, в которой прославление монархического строя сочеталось с осуждением жестоких монархов-тира­нов, а идея самобытного исторического развития России — с мыслью о том, что Россия как часть Европы должна перенять европейские ценности. Однако в целом цель патриотического осмысления исторического пути Российского государства была достигнута. Следует также отметить, что в своей «Истории...» писатель использовал обширный материал, почерпну­тый из древнерусских летописей, легенд и преданий. Материал этот был мало известен русским читателям, так что Карамзин предстал в их глазах, по выражению Пушкина, Колумбом древней отечественной истории. Но, кроме того, писатель явил себя еще и Колумбом русской души, поскольку в процессе осмысления исторического пути страны открыл ряд основопола­гающих черт национального характера.

Разумеется, «История...» Карамзина содержала немало противоречий и заблуждений, вызвавших споры уже среди первых ее читателей. Тем не менее появление этого многотомного труда и сегодня представляется одним из самых значительных событий русской культуры начала XIX в. Для современников Карамзина «История государства Российского» ста­ла своеобразной азбукой гражданско-патриотического самовоспитания (фраза одного из них — «Оказывается, у меня есть Отечество!» — звучит как признание всего поколения), а для многих писателей, художников и композиторов — богатейшим источником сюжетов и образов их произ­ведений.

На этой странице материал по темам:
  • краткая биография карамзина самое главное
  • николай михайлович карамзин биография
  • конспект о николае михайловича карамзина сокращённо
  • karamzin biografiya
  • сфера деятельности карамзина н

iessay.ru

Карамзин Николай Михайлович - краткая биография

Карамзин Николай Михайлович (1766—1826) — прозаик, поэт, журналист, историк.
Воспитывался Карамзин в частных пансионах сначала в Симбирске, затем в Москве. Посещал лекции в университете, владел многими новыми и древними языками.
Карамзин интересовался литературой, увлекался Шекспиром, испытал влияние масонства.
В 1789 году опубликовал свою первую повесть "Евгений и Юлия", отдельными изданиями вышли переводы поэмы
А. Галлера "О происхождении зла" (1786), "Юлий Цезарь" У. Шекспира (1787).
С мая 1789 года по июль 1790 года Карамзин путешествовал по Европе. Эта поездка за границу оказала решающее влияние на творчество будущего писателя. Итогом этого стали "Письма русского путешественника" — не биографический документ, а сложный литературный текст, подчиненный не только художественным законам, но и стремлению многое открыть в реальном путешествии.
Вернувшись из-за границы, Карамзин активно занялся литературой Публикуя из номера в номер "Письма русского путешественника", Карамзин убеждал читателей в том, что путь цивилизации един для всего человечества, что Россия идет той же дорогой просвещения, по которой движутся другие народы Европы.
В это же время выходят в свет художественные произведения Карамзина, принесшие ему славу: повести "Бедная Лиза" (1792), "Наталья, боярская дочь" (1792), "Фрол Силин, благодетельный человек" (1791), "Лиодор" (1792). Они открыли новую страницу в истории русской литературы Литература, благодаря карамзинской прозе, приближалась к жизни, признаком литературности делалась не возвышенность слога, а его изящество, точно так же, как ценность человека стала определяться не социальным весом, властью или богатством, а душевной тонкостью.
С одной стороны, Карамзин стремился создать человека новой культуры — утонченного, "чувствительного", с тонкой душой и умом, наследующим все лучшее из запаса мировой культуры. А с другой стороны, он хотел поднять рядового читателя до уровня современной культуры. Карамзин мечтал о грамотном крестьянине, о светской даме, говорящей по-русски и читающей русские книги, о внутренней культуре и человеческом достоинстве. Он считал, что роман и повесть, короткое лирическое стихотворение и романс облагородят умы и чувства людей.
Важным итогом творчества Карамзина 1790-х годов была реформа языка, в основе которой лежало стремление сблизить письменный язык с живой разговорной речью образованного общества. Но требуя "писать как говорят", Карамзин отмечал, что русский разговорный, в том числе "общественно-бытовой", язык еще надлежит создать.
Изменение общественно-политической ситуации 1801—1803 годов повлияло на Карамзина. Прежде всего он вернулся к активной издательской деятельности. На страницах журнала "Вестник Европы" были опубликованы повести "Марфа Посадница" (1803), "Рыцарь нашего времени" (1802), "Моя исповедь" (1802), "Чувствительный и холодный. Два характера" (1803) и большое число заметок, переводов, статей. Они были подчинены одной цели — стремлению внушить читателю идею ценности культуры, просвещения, воздействовать на его ум и сердце.
В 1803 году Карамзин обратился с просьбой об официальном назначении его историографом. Интерес к истории у него уже давно созревал, и сейчас он почувствовал необходимость исторически осмыслить свои взгляды на современность.
Первый том "Истории государства Российского" был закончен в 1805 году, второй — в 1806, третий — в 1808 году. Карамзин почувствовал себя историком-профессионалом, вооруженным навыками исторической критики и знанием источников. К 1811 году вышли 5 томов "Истории..."
Отечественная война 1812 года прервала работу писателя. При приближении французской армии к Москве Карамзин отдал "лучший и полный" экземпляр жене, которую отправил в Ярославль, а сам готовился сражаться в ополчении. Но работу над "Историей..." Карамзин не прекращал, и в начале 1816 года он отправился в Петербург хлопотать об издании первых восьми томов своей "Истории..."
Хлопоты увенчались успехом, и 8 томов "Истории государства Российского" вышли в свет 28 января 1818 года 3 000 экземпляров разошлись в один месяц, сразу же потребовалось второе издание.
Карамзин продолжал свой исторический труд. Девятый том вышел в 1821 году, в 1824 — десятый и одиннадцатый, последний, двенадцатый, том вышел посмертно.
Карамзинская "История..." не только историческое, но и литературное произведение. Он поставил перед собой задачу создать эпическое повествование. Это потребовало смены образа повествователя — им стал историк, наделенный простодушием летописца и гражданским мужеством.
Восстание 14 декабря окончательно надломило моральные и физические силы Карамзина (он был на площади и простудился), присутствовавшего при конце своей эпохи.
Значение Карамзина для русской культуры исключительно. В своих произведениях он соединил простоту с лиризмом, создал жанр психологической повести, проложил дорогу Жуковскому, Батюшкову и Пушкину в поэзии.
Как журналист он показал образцы всех видов политических изданий, сделавшихся в будущем традиционными для России.
Как реформатор языка он определил основную линию развития, потребовав писать как говорят и говорить как пишут.
Как просветитель он сыграл огромную роль в создании читателя, ввел книгу в домашнее образование детей.
Как историк Карамзин создал труд, который принадлежал своей эпохе и привлекает внимание историков и читателей конца XX века.
Как литератор он дал русской культуре эталон благородной независимости, создал образ писателя, ставящего собственное достоинство и неподкупность своих убеждений выше любых суетных соображений минуты.

Сейчас смотрят:

 Сочинение - описание картины А. Г. Венецианова "На пашне. Весна"

Картина Алексея Гавриловича Венецианова "На пашне. Весна" на первый взгляд кажется немного странной и содержит много вопросов. Однако без нее немыслимо представить себе русскую живопись. Давайте вместе посмотрим на эту картину, зададим все возникающие вопросы и попробуем на них ответить.

Сочинение по поэме Пушкина «Руслан и Людмила»

В петербургский период Пушкин написал и первую свою поэму— «Руслан и Людмила» (1820). По жанру это шуточная поэма, образцы которой были созданы русскими поэтами еще во второй.половине XVIII в. (поэт особенно ценил «Душеньку» Бог-лановича). Внимание Пушкина к устному народному творчеству, сказка^, преданиям, характерное дли русского романтизма, отражало возросший после 1812 г. интерес к национальным истокам русской культуры. Особенно отчетливо эта тенденция проявилась во вступлении к поэме, напис

Сочинение осень

Осень - красивая пора года. Она очень разноцветная. Листья на деревьях меняет зеленый цвет на разнообразие оттенков желтого или красного. В конце осени листья с деревьев опадают, устилая землю мягким ковром. В октябре бывает бабье лето, когда стоит теплая и солнечная погода. Осенние цветы - георгины, астры, хризантемы - очень красивые и разноцветные. Осень - пора урожая в садах. Осенью собирают виноград, осенние яблоки, груши, орехи. Перелетные птицы улетают в теплые края.Последний месяц осени,

Сочинение на тему Утро зимой

Какое замечательное утро зимой,ты только проснулся,а уже видишь как за окном сияет снег словно хрусталики,и как зовет тебя пойти играть на улицу. Лес зимой словно лесная сказка. Деревья покрыты белыми шубами,хрусталики на пенечках сверкают. Действительно словно в сказке. И здесь вдруг встречаешь зайца который несет в зубах что-то вкусненькое своим детям зайчатам. Наблюдать в окно зимой как падает снег одно удовольствие,сразу появляется сказочное настроение.Зима это прекрасно,это время для зим

Основоположник символизма в русской поэзии. Сочинение о Бальмонте

...вот основные черты символической поэзии: она говорит своим особым языком, и этот язык богат интонациями; подобно музыке и живописи, она возбуждает в душе сложное настроение, — более чем другой род поэзии трогает наши слуховые и зрительные впечатления.Константин БальмонтРусский символизм зарождался и оформлялся в 90-900-е годы. Бальмонту суждено было стать одним из его лидеров.Поэт с легкостью отошел от своих ранних стихов с их мотивами жалостливого народолюбия и целиком перешел в лоно художни

Сочинение на тему: Любимые животные

В детстве хочется собрать всех бездомных животных и устроить им райскую жизнь. Когда вырастаешь, становится неприятно ходить в зоопарк, так как зрелище голодных исхудавших зверей в тесных клетках никому не покажется привлекательным.

Война в современной литературе

Люди теплые, живые Шли на дно, на дно, на дно...А. ТвардовскийВасиль Быков писал о войне с психологической точки зрения. В его произведениях мало батальных сцен, зато он с потрясающей глубиной раскрывает перед нами человеческую душу, поведение человека на войне.На примере самых стратегически незначительных ситуаций автор дает ответы на сложные вопросы войны. В отличие от таких наших писателей, как Стаднюк, Бондарев, Бакланов, Ананьев, которые ставят во главу угла своих произведений масштабные ср

Неприятие автором жизненной позиции своих героев в рассказах «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви»

Рассказы «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви» задумывались Чеховым как части одного большого цикла, который, к сожалению, так и не был закончен. На принадлежность их к одной серии указывает общность идеи, мыслей и даже главных героев. Как и многие другие свои произведения, эти рассказы Чехов посвятил обличению мещанского духа, обывательщины, узости человеческой души. Чехов ни под каким видом не принимает позиций своих героев, наоборот, в их образах он аккумулирует все то, что ему особенно

Гротеск в поэме «Мертвые души»

В гротескно-гиперболической манере, присущей Гоголю-сатирику, рисуется и образ Собакевича. Достаточно сказать о гипертрофированных гастрономических потребностях этого барина. "У меня когда свинина - всю свинью давай на стол, баранина - всего барана тащи, гусь - всего гуся!". Здесь проявляется основная черта характера данного персонажа - его животная сущность. Гоголь прибегает к гротеску, заострению деталей, подчеркивая болезненную, патологическую, маниакальную, всепоглощающую сущность Плюшкина.

Остин Д. Гордость и предубеждение краткое содержание

Джейн ОстинГордость и предубеждение«Запомните, если горести наши проистекают из Гордости и Предубеждения, то и избавлением от них мы бываем обязаны также Гордости и Предубеждению, ибо так чудесно уравновешены добро и зло в мире».Слова эти и в самом деле вполне раскрывают замысел романа Джейн Остин.Провинциальное семейство, что называется, «средней руки»: отец семейства, мистер Беннет, — вполне благородных кровей, флегматичен, склонен к стоически-обреченному восприятию и окружающей жизни, и самог

Биографии:{module Биографии}
  • < Назад
  • Вперёд >

referat567.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о