Марина цветаева смерть биография – Краткая биография Цветаевой интересные факты творчества и личной жизни Марины Ивановны, всем классам

Содержание

Марина Цветаева (фото) — биография, личная жизнь, гибель. Стихи

Содержание статьи

Жили-были муж, жена и трое детей – эта фраза может стать началом семейного идилистического рассказа. Только вот… Таких рассказов в первой половине двадцатого века в России почти не было. По большей части – трагедии. И они очень похожи друг на друга. Неважно,  происходили ли они в семье крестьянина или большого поэта.

Сергей Эфрон и Марина Цветаева. 1911 год

У Марины Цветаевой и Сергея Эфрона было как раз трое детей. Вторая дочка, Ирина, совсем крохой умерла в голодной и холодной Москве во время Гражданской войны. Сергея Эфрона расстреляли «органы» в октябре 1941 года. Старшая дочь, Ариадна, арестованная вместе с отцом, после лагеря и ссылки была реабилитирована и смогла вернуться в Москву лишь в 1955 году – больной женщиной.

Младший сын Георгий Эфрон погиб в 1944 году – получил смертельное ранение во время боя.

Сама Марина Цветаева ушла из жизни 31 августа 1941 года.

О черная гора,
Затмившая – весь свет!
Пора – пора – пора
Творцу вернуть билет.

Эти строчки написаны весной 1939 года.

Но это было творчество, в том числе – реакция поэта на то, что началось в Европе с приходом фашизма. Цветаева жила – ей надо было помогать близким, которым без нее – никак. Она писала.

До гибели в маленьком городке Елабуга оставалось еще два года…

До этого будет возвращение на Родину в июне 1939. Вернее, в СССР, в незнакомую страну с новыми непонятными реалиями. Той России, в которой она родилась, в которой ее отец, Иван Владимирович Цветаев организовывал свой музей – не было. Вот строки 1932 года:

С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны – на карте
Нет, в пространстве – нет.
(…)
Той, где на монетах –
Молодость моя –
Той России – нету.
– Как и той меня.

Марина Цветаева: лучшие стихи

Возвращаться Цветаева не хотела. Она следовала – за мужем и дочерью. Не хотела, видимо, предчувствуя, что будет в дальнейшем. Предчувствия поэтов и писателей часто сбываются, только вот никто не прислушивается… А в дальнейшем был арест мужа – Сергея Эфрона, арест дочери Ариадны – молодой, солнечной, только влетающей в жизнь.

Потом – скитание по квартирам вместе с сыном-подростком, поиск литературного заработка (хоть какого!). Начало Великой Отечественной войны, когда Цветаевой казалось, что все кончено. Она буквально потеряла голову от страха.

8 августа Марина Ивановна вместе с сыном поехала в эвакуацию – в Елабугу. К месту своей гибели.

Существует несколько версий причины, по которой Марина Цветаева ушла из жизни.

Мур…

Первую высказала сестра Марина Ивановны – Анастасия Ивановна Цветаева. Виновным в смерти сестры она считает ее сына – шестнадцатилетнего Георгия Эфрона, которого домашние называли Мур.

Цветаева так ждала мальчика, и наконец родился сын. Его она воспитывала иначе, чем старшую, Алю. Баловала, была менее требовательна. «Марина исступленно любила Мура», – так говорили видевшие ее в 1939 – 1941 годах.

Понятно, что после ареста дочери и мужа, Цветаева еще больше стала опекать сына и переживать за него. А сыну, избалованному шестнадцатилетнему мальчику, это не нравилось. Шестнадцать лет – трудный возраст. Марина Ивановна и Мур часто ссорились (хотя ссоры между родителями и детьми-подростками – дело самое обычное, думаю, с этим согласятся многие родители).

Марина Цветаева с сыном. 1930-ые годы

Можно понять, что после жизни за границей и в Москве Елабуга с маленькими деревянными домиками не очень приглянулась подростку. И он не скрывал этого.

По мнению Анастасии Ивановны, последней каплей стала брошенная Муром в порыве раздражения фраза: «Кого-то из нас вынесут отсюда вперед ногами». Цветаева решает встать между сыном и смертью, решает уйти, дав ему дорогу.

Неужели же все так просто? Неужели Цветаева, вырастившая дочь (с которой в подростковом возрасте тоже было очень даже непросто), не знала сложностей «переходного периода»? Как можно обвинять шестнадцатилетнего мальчика, пусть и развитого не по годам, в гибели взрослой, уже столько пережившей женщины? И стоит ли винить Мура, что он не пришел взглянуть на умершую? «Я хочу запомнить ее живой», – разве эта его фраза говорит о том, что его не тронула смерть матери? Вообще внутреннее, невидимое для других страдание – тяжелей.

Обвинительная оценка подростка, увы, встречается и после Анастасии Ивановны. Например, Виктор Соснора: «Сын, парижский молокосос, считал себя выше Цветаевой как поэт, ненавидел мать за то, что их выслали в Елабугу, и дразнил ее». Странно слышать такие слова от взрослого, очень взрослого человека…

НКВД и «белоэмигрантка»

Другая версия заключается в том, что Марине Цветаевой предложили сотрудничать с НКВД. Ее впервые высказал Кирилл Хенкин, а в дальнейшем развила ее Ирма Кудрова сначала в газетной статье, а затем, уже более дополнено в книге «Гибель Марины Цветаевой».

Возможно, сразу по приезде в Елабугу ее вызвал к себе местный уполномоченный «органов». Чекист, видимо, рассудил так: «Эвакуированная, жила в Париже, значит, в Елабуге ей не очень понравится. Значит, вокруг организуется круг недовольных. Можно будет выявлять «врагов» и состряпать «дело». А возможно, пришло в Елабугу «дело» семьи Эфрон с указанием на то, что она была связана с «органами».

Елабуга, 1940-ые годы

В дневнике Мура написано, что 20 августа Цветаева была в Елабужском горсовете – искала работу. Работы там для нее не оказалось, кроме переводчицы с немецкого в НКВД… Интересный момент. Не могло же НКВД доверить набор кадров для себя другому учреждению? Может быть, в этот день Цветаева была не в горисполкоме, а в НКВД? Просто не стала во все посвящать сына…

Для чего Цветаева нужна была «органам»? Что могла полезного сообщить? Но разве все дела «организации» велись строго с разумной точки зрения? Притом биография у Цветаевой очень уж подходящая: сама – «белоэмигрантка», близкие – «враги народа». Женщина в чужом городе с единственным близким человеком – сыном. Благодатная почва для шантажа.

Некий Сизов, который обнаружился спустя годы после смерти Цветаевой, рассказал интересный факт. В 1941 году в Елабужском пединституте он преподавал физкультуру. Однажды на улице он встретил Марину Ивановну и та попросила его помочь ей подыскать комнату, пояснив, что с хозяйкой нынешней комнаты они «не в ладу». «Хозяйка» – Бродельщикова – высказалась в том же духе: «Пайка у них нет, да еще приходят эти с Набережной (НКВД), бумаги смотрят, когда ее нет, да меня расспрашивают, кто к ней ходит, да о чем говорит».

Затем Цветаева ездила в Чистополь, думая остаться там. В конце концов, вопрос о прописке решился положительно. Но радости от этого у Марины Ивановны почему-то не было. Говорила, что не сможет найти комнату. «А если и найду, мне не дадут работы, мне не на что будет жить», – замечала она. Она могла бы сказать «я не найду работы», а сказала: «Мне не дадут». Кто – не даст? Это тоже наталкивает тех, кто придерживается этой версии, на мысль, что без НКВД здесь не обошлось.

Видимо, в Елабуге Цветаева своими опасениями (если они были) не делилась ни с кем. А за время поездки в Чистополь могла понять, что от всевидящих чекистов не скроешься. Принять предложение, доносить – она не могла. Что бывает в случаях отказа – ей ли было не знать. Тупик.

В качестве бреда

Еще одну версию даже версией назвать нельзя. Поскольку воспринимается бредом. Но раз существует – не обойдешь. Всегда находились люди, готовые, чтоб хоть как-то оторвать славу у великих, коснуться «жареного». Пусть и не существующего. Главное – броско изложить.

Так вот, по этой версии, причина гибели Цветаевой вовсе не психологические проблемы, не бытовая неустроенность поэта, а – ее отношение к сыну – как Федры – к Ипполиту.

Один из тех, кто ее излагает с давних пор и придерживается – Борис Парамонов – писатель, публицист, автор радио «Свобода».

Он «анализирует» стихи поэта под каким-то своим взглядом, с высоты своего мировидения и отыскивает в них то, что другим читателям и исследователям не обнаружить при всем их желании.

Героизм души – жить

Еще одной версии придерживается Мария Белкина – автор одной из ранних книг о последних годах жизни поэта.

Цветаева шла к гибели всю жизнь. Неважно, что это случилось 31 августа 1941 года. Могло быть и гораздо раньше. Недаром же она писала после смерти Маяковского: «Самоубийство – не там, где его видят, и длится оно не спуск курка». Всего-навсего 31-го никого не было дома, а обычно изба полна народу. Вдруг случай – осталась одна, вот и воспользовалась им.

Марина Цветаева: версии гибели

Первая попытка самоубийства у Цветаевой была в 16 лет. Но это и метания подросткового возраста, и эпоха. Кто тогда, в начале ХХ века не стрелялся? Материальные проблемы, бедность (вспомним того же Горького), несчастная любовь и – дуло к виску. Как страшно ни звучит, но – «в контексте эпохи». К счастью, пистолет тогда дал осечку.

Жизнь, по мнению Белкиной, давила на Цветаеву постоянно, хоть и с разной силой. Осенью 1940 года она записывала: «Никто не видит – не понимает, что я год уже (приблизительно) ищу глазами крюк. Я год примеряю смерть».

А вот еще раньше, еще в Париже: «Я хотела бы умереть, но приходится жить для Мура».

Постоянная неустроенность жизни, неуют медленно, но верно делали свое дело: «Жизнь, что я видела от нее кроме помоев и помоек…»

Ей не было места в эмиграции, не было места на Родине. В современности вообще.

Когда началась война, Цветаева говорила, что очень бы хотела поменяться местами с Маяковским. А плывя на пароходе в Елабугу, стоя на борту парохода, она говорила: «Вот так – один шаг, и все кончено». То есть она постоянно ощущала себя на грани.

К тому же ей надо было жить ради чего-то. Самое главное – стихи. Но, вернувшись в СССР, она их практически не писала. Не менее важно – семья, за которую всегда чувствовала ответственность, в которой всегда была главной «добытчицей». Но семьи нет: она ничего не может сделать для дочери и мужа. Еще в 1940 году она была нужна, а сейчас даже на кусок хлеба для Мура заработать не может.

Как-то Цветаева сказала: «Героизм души – жить, героизм тела – умереть». Героизм души был исчерпан. Да и что ее ждало в будущем? Ее, «белоэмигрантку», не признающую никакой политики? К тому же она бы узнала о смерти мужа…

Творчество и жизнь

Высказывания поэта, а тем более его творчество – это одно. Особое пространство. И оно буквально, напрямую, примитивно не пересекается с жизнью, которая часто не благосклонна к поэтам.  Но они все-таки живут и – творят. Ведь жила же Цветаева (и писала!) в послереволюционной Москве, несмотря на голод и холод, на разлуку с мужем (даже не зная – жив ли он), несмотря на смерть младшей дочери и на страх потерять старшую…

То, что случается здесь, в нашем измерении, работает уже по-другому. Да, все, о чем говорилось выше в статье (кроме выводов-версий), вся тяготы и боли – это копилось, накапливалось, наваливалось, стремясь раздавить. Особенно события последних двух лет. Но вряд ли это могло привести к спокойному, что называется в здравом уме и твердой памяти решению – покончить собой. Тяготы истощили нервную систему Цветаевой (тем более у поэтов – особый душевный строй).

Вряд ли она была психически здорова в момент своей гибели. И сама понимала это, что видно в предсмертной записке, обращенной к сыну (выделено мной– Оксана Головко): «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

Стихи Марины Цветаевой

Реквием

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все – как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
– Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем – что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто – слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность –
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
– Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.

***

Вечерний дым над городом возник,
Куда-то вдаль покорно шли вагоны,
Вдруг промелькнул, прозрачней анемоны,
В одном из окон полудетский лик.

На веках тень. Подобием короны
Лежали кудри… Я сдержала крик:
Мне стало ясно в этот краткий миг,
Что пробуждают мертвых наши стоны.

С той девушкой у темного окна
— Виденьем рая в сутолке вокзальной —
Не раз встречалась я в долинах сна.

Но почему была она печальной?
Чего искал прозрачный силуэт?
Быть может ей — и в небе счастья нет?

***

Вы, идущие мимо меня
К не моим и сомнительным чарам, —
Если б знали вы, сколько огня,
Сколько жизни, растраченной даром,

И какой героический пыл
На случайную тень и на шорох…
И как сердце мне испепелил
Этот даром истраченный порох.

О, летящие в ночь поезда,
Уносящие сон на вокзале…
Впрочем, знаю я, что и тогда
Не узнали бы вы — если б знали —

Почему мои речи резки
В вечном дыме моей папиросы,—
Сколько темной и грозной тоски
В голове моей светловолосой.

***

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной –
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью – всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,-
За то, что вы больны – увы! – не мной,
За то, что я больна – увы! – не вами!

***

Под лаской плюшевого пледа
Вчерашний вызываю сон.
Что это было? — Чья победа? —
Кто побежден?

Все передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том, для чего не знаю слова,
Была ль любовь?

Кто был охотник? — Кто — добыча?
Все дьявольски-наоборот!
Что понял, длительно мурлыча,
Сибирский кот?

В том поединке своеволий
Кто, в чьей руке был только мяч?
Чье сердце — Ваше ли, мое ли
Летело вскачь?

И все-таки — что ж это было?
Чего так хочется и жаль?
Так и не знаю: победила ль?
Побеждена ль?

Читать другие материалы о Марине Цветаевой на Правмире:

Видео. Чулпан Хаматова читает стихи Марины Цветаевой:

О Марине Цветаевой:

 

www.pravmir.ru

Марина Цветаева — биография, личная жизнь, фото, стихи, сборники, жизнь и последние новости

Марина Цветаева: биография

Марина Ивановна Цветаева — русская поэтесса, переводчица, автор биографических эссе и критических статей. Она считается одной из ключевых фигур в мировой поэзии XX века. Сегодня называют хрестоматийными такие стихотворения Марины Цветаевой о любви, как «Пригвождена к позорному столбу…», «Не самозванка – я пришла домой…», «Вчера еще в глаза глядел…» и многие другие.

Детское фото Марины Цветаевой | Музей М. Цветаевой

День рождения Марины Цветаевой приходится на православный праздник памяти апостола Иоанна Богослова. Это обстоятельство поэтесса позднее неоднократно отразит в своих произведениях. Родилась девочка в Москве, в семье профессора Московского университета, известного филолога и искусствоведа Ивана Владимировича Цветаева, и его второй супруги Марии Мейн, профессиональной пианистки, ученицы самого Николая Рубинштейна. По отцу у Марины были единокровные брат Андрей и сестра Валерия, а также родная младшая сестра Анастасия. Творческие профессии родителей наложили отпечаток и на детство Цветаевой. Мама обучала ее игре на фортепиано и мечтала увидеть дочь музыкантом, а отец прививал любовь к качественной литературе и иностранным языкам.

Детские фото Марины Цветаевой

Так получилось, что Марина с мамой часто жила заграницей, поэтому свободно говорила не только по-русски, но и на французском и немецком языках. Более того, когда маленькая шестилетняя Марина Цветаева стала писать стихи, то сочиняла она на всех трех, причем больше всего – по-французски. Образование будущая знаменитая поэтесса начала получать в московской частной женской гимназии, а позднее училась в пансионах для девочек в Швейцарии и Германии. В 16 лет она попробовала прослушать курс лекций по старофранцузской литературе в парижской Сорбонне, но обучение там не окончила.

С сестрой Анастасией, 1911 год | Музей М. Цветаевой

Когда поэтесса Цветаева начала публиковать свои стихи, она стала близко общаться с кругом московских символистов и активно участвовать в жизни литературных кружков и студий при издательстве «Мусагет». Вскоре начинается Гражданская война. Эти годы очень тяжело сказались на моральном состоянии молодой женщины. Разрыв родины на белую и красную составляющие она не принимала и не одобряла. Весной 1922 года Марина Олеговна добивается разрешения эмигрировать из России и отправиться в Чехию, куда несколько лет назад бежал ее муж, Сергей Эфрон, служивший в рядах Белой армии, а теперь обучавшийся в Пражском университете.

Иван Владимирович Цветаев с дочерью Мариной, 1906 год | Музей М. Цветаевой

Долгое время жизнь Марины Цветаевой была связана не только с Прагой, но и с Берлином, а через три года ее семья смогла добраться и до французской столицы. Но и там счастья женщина не обрела. На нее действовала угнетающе молва людей о том, что ее муж участвовал в заговоре против сына Льва Троцкого и что он завербован советской властью. Кроме того, Марина осознала, что по своему духу она не эмигрант, и Россия никак не отпускает ее мысли и сердце.

Стихотворения

Первый сборник Марины Цветаевой под названием «Вечерний альбом» увидел свет в 1910 году. В основном он включал ее творения, написанные в школьные годы. Довольно быстро творчество юной поэтессы привлекло внимание знаменитых литераторов, особенно ею заинтересовались Максимилиан Волошин, муж Анны Ахматовой, Николай Гумилёв, и основоположник русского символизма Валерий Брюсов. На волне успеха Марина пишет первую прозаическую статью «Волшебство в стихах Брюсова». Кстати, довольно примечательным фактом является то, что первые книги она публиковала на свои собственные деньги.

Первое издание «Вечернего альбома» | Феодосийский музей Марины и Анастасии Цветаевых

Вскоре был издан «Волшебный фонарь» Марины Цветаевой, ее второй поэтический сборник, потом вышло и следующее произведение — «Из двух книг». Незадолго до революции биография Марины Цветаевой была связана с городом Александров, куда она приехала в гости к сестре Анастасии и ее супругу. С точки зрения творчества этот период важен тем, что он насыщен посвящениями близким людям и любимым местам и позднее был назван специалистами «Александровским летом Цветаевой». Именно тогда женщина создала знаменитые циклы стихотворений «К Ахматовой» и «Стихи о Москве».

Ахматова и Цветаева в образах египтянок. Памятник «Серебряный век», Одесса | Panoramio

Во время гражданской войны Марина прониклась сочувствием к белому движению, хотя, как говорилось выше, в целом не одобряла разделения страны на условные цвета. В тот период она пишет стихи для сборника «Лебединый стан», а также большие поэмы «Царь-девица», «Егорушка», «На красном коне» и романтические пьесы. После переезда за границу поэтесса сочиняет две масштабные работы — «Поэму Горы» и «Поэму Конца», которые окажутся в числе ее главных произведений. Но большинство стихов периода эмиграции опубликованы не были. Последним напечатали сборник «После России», включавший сочинения Марины Цветаевой до 1925 года. Хотя писать она не переставала никогда.

Рукопись марины Цветаевой | Неофициальный сайт

Иностранцы гораздо больше оценили прозу Цветаевой – ее воспоминания о русских поэтах Андрее Белом, Максимилиане Волошине, Михаиле Кузмине, книги «Мой Пушкин», «Мать и музыка», «Дом у Старого Пимена» и другие. А вот стихи не покупали, хотя Марина написала замечательный цикл «Маяковскому», «черной музой» для которого стало самоубийство советского поэта. Смерть Владимира Владимировича буквально потрясла женщину, что и через много лет можно почувствовать, читая эти стихи Марины Цветаевой.

Личная жизнь

Со своим будущим мужем Сергеем Эфроном поэтесса познакомилась в 1911 году в доме своего друга Максимилиана Волошина в Коктебеле. Через полгода они стали мужем и женой, а вскоре на свет появилась их старшая дочь Ариадна. Но Марина была женщиной очень увлекающейся и в разное время ее сердцем завладевали другие мужчины. Например, великий русский поэт Борис Пастернак, с которым у Цветаевой были почти 10-летние романтические отношения, не прекратившиеся и после ее эмиграции. 

Сергей Эфрон и Цветаева перед свадьбой | Музей М. Цветаевой

Кроме того, в Праге у поэтессы начался бурный роман с юристом и скульптором Константином Родзевичем. Их связь продлилась около полугода, а затем Марина, посвятившая возлюбленному полную неистовой страсти и неземной любви «Поэму горы», вызвалась помочь его невесте выбрать свадебное платье, тем самым поставив точку в любовных отношениях.

Ариадна Эфрон с матерью, 1916 год | Музей М. Цветаевой

Но личная жизнь Марины Цветаевой была связана не только с мужчинами. Еще до эмиграции, в 1914 году она познакомилась в литературном кружке с поэтессой и переводчицей Софией Парнок. Дамы быстро обнаружили симпатию друг к другу, которая вскоре переросла в нечто большее. Марина посвятила возлюбленной цикл стихов «Подруга», после чего их отношения вышли из тени. Эфрон знал о романе жены, сильно ревновал, устраивал сцены, и Цветаева была вынуждена уйти от него к Софии. Впрочем, в 1916 году она расстаётся с Парнок, возвращается к супругу и через год рожает дочь Ирину. О своей странной связи поэтесса скажет позднее, что любить женщине женщину дико, но только одних мужчин – скучно. Тем не менее, любовь к Парнок Марина охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни».

Портрет Софии Парнок | Википедия

После рождения второй дочери Марина Цветаева сталкивается с черной полосой в жизни. Революция, побег мужа заграницу, крайняя нужда, голод. Сильно заболела старшая дочка Ариадна, и Цветаева отдает детей в приют в подмосковном поселке Кунцово. Ариадна выздоровела, но заболела и в трехлетнем возрасте умерла Ирина.

Георгий Эфрон с матерью | Музей М. Цветаевой

Позднее, уже после воссоединения с мужем в Праге, поэтесса родила третьего ребенка – сына Георгия, которого в семье называли «Мур». Мальчик был болезненным и хрупким, тем не менее, во время Второй мировой войны пошел на фронт, где и погиб летом 1944 года. Похоронен Георгий Эфрон в братской могиле в Витебской области. В связи с тем, что ни Ариадна, ни Георгий не имели своих детей, то на сегодняшний день прямых потомков великой поэтессы Цветаевой не существует.

Смерть

В эмиграции Марина и ее семья жили чуть ли не в нищете. Муж Цветаевой не мог работать из-за болезни, Георгий был совсем крошкой, Ариадна пыталась помочь финансово, вышивая шляпки, но фактически их доход составляли скудные гонорары за статьи и эссе, которые писала Марина Цветаева. Она назвала такое материальное положение замедленным умиранием от голода. Поэтому все члены семьи постоянно обращаются в советское посольство с просьбой вернуться на родину.

Памятник работы Зураба Церетели, Сен-Жиль-Круа-де-Ви, Франция | Вечерняя Москва

В 1937 году получает такое право Ариадна, через полгода в Москву тайно перебирается Сергей Эфрон, так как во Франции ему угрожал арест как соучастнику политического убийства. Через некоторое время официально пересекает границу сама Марина с сыном. Но возвращение обернулось трагедией. Очень скоро НКВД арестовывает дочь, а за ней и мужа Цветаевой. И если Ариадна после смерти Иосифа Сталина, отсидев свыше 15 лет, была реабилитирована, то Эфрона расстреляли в октябре 1941 года.

Памятник в городе Таруса | Пионер-Тур

Впрочем, его жена об этом уже не узнала. Когда началась Великая Отечественная война, женщина с сыном-подростком отправилась в эвакуацию в городок Елабуга на реке Каме. Чтобы получить временную прописку, поэтесса вынуждена устроиться на работу посудомойкой. Ее заявление датировано 28 августа 1941 года, а спустя три дня Цветаева совершила самоубийство, повесившись в доме, куда их с Георгием определили на постой. Марина оставила три предсмертные записки. Одну из них она адресовала сыну и просила простить, а в двух других обращалась к людям с просьбой позаботиться о мальчике.

Памятник в селе Усень-Ивановское, Башкирия | Школа Жизни

Весьма интересно, что когда Марина Цветаева только собиралась в эвакуацию, в упаковке вещей ей помогал давний друг Борис Пастернак, который специально купил веревку для связывания вещей. Мужчина похвалился, что достал такую прочную веревку — «хоть вешайся»… Именно она и стала орудием самоубийства Марины Ивановны. Похоронили Цветаеву в Елабуге, но так как шла война, точное место погребения остается невыясненным до сих пор. Православные обычаи не позволяют отпевать самоубийц, но правящий епископ может делать исключение. И патриарх Алексий II в 1991 году, на 50-летие со дня смерти, воспользовался этим правом. Церковный обряд провели в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.

Камень Марины Цветаевой в г. Таруса | Странник

В память о великой русской поэтессе был открыт музей Марины Цветаевой, причем не один. Существует подобный дом памяти в городах Тарус, Королев, Иванов, Феодосия и многих других местах. На берегу реки Оки установлен монумент работы Бориса Мессерера. Есть скульптурные памятники и в других городах России, ближнего и дальнего зарубежья.

Сборники

  • 1910 — Вечерний альбом
  • 1912 — Волшебный фонарь
  • 1913 — Из двух книг
  • 1920 — Царь-девица
  • 1921 — Лебединый стан
  • 1923 — Психея. Романтика
  • 1924 — Поэма Горы
  • 1924 — Поэма Конца
  • 1928 — После России
  • 1930 — Сибирь

Фото

24smi.org

Марина цветаева день смерти — Поэты и писатели

0 Сохранили

  • 6Добавить в цитатник
  • 0Сохранить в ссылки

Считать Цветаеву великой — несколько странно, IMHO. Поэт второго плана, не более того.

Можете не считать.

А по-моему Великая!

«Вы столь забывчивы — сколь незабвенны!»

Одна эта фраза — подтверждение гениальности, а сколько их.

Tusik50, безусловно так. Даже Величайшая. И уж точно крупнее Анны Ахматовой.

Ахматова просто другая, она холодная и самовлюблённая, но это не уменьшает её величая.

А Марина? Марина — любящая до самозабвения и мужа , и сына, гордая, не сломленная.

Когда у меня началась чёрная полоса, я вспоминала, что Марина,выросшая в богатой , интеллигентной семье, воспитанная в окружении гувернёров и гувернанток, чтобы прокормить сына работала поломойкой. Это надо было иметь необычайную силу духа!

Не психическое здоровье привело её в петлю, это точно. Могли и помочь, учитывая роль её мужа.

Да нет,ей не помогли. Точнее говоря,помогли,но нацисты своими победами. Она от них сбежала,но они вторглись в Россию и стали одерживать победу за победами. А тут личные невзгоды и нищета.

Перечитайте стихотворение «О слезы на глазах!». В нем есть строки: «О черная гора,

затмившая — весь свет!

Творцу вернуть билет.

В Бедламе нелюдей

С волками площадей

С акулами равнин

Вниз — по теченью

Ушных,ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один — отказ» (15 марта — 11 мая1939).

Гордая, но не богатая!

Перечитайте стихотворение «О слезы на глазах!». В нем есть строки: «О черная гора,

затмившая — весь свет!

Творцу вернуть билет.

В Бедламе нелюдей

С волками площадей

С акулами равнин

Вниз — по теченью

Ушных,ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один — отказ» (15 марта — 11 мая1939).

2)Она не была нормальной матерью,она была гениальным поэтом с особой «душевной структурой». А сыну было уже 16.

По данному вопросу у нас разные позиции.

И что такое норма?

Когда повесилась, ей стало хорошо,

гораздо лучше, чем в писательской общине,

где репутаций варится горшок,

который был готов к её кончине.

сплетясь, её выдавливали имя —

и были правы, потому что с ней

такой кошмар творился, а не с ними.

одни её повесить вновь хотели,

другие, лавры для неё сплетя,

носить их стали, как бельё на теле.

едва знаком, заврался мемуарно

и, напуская некоторый пыл

загадочности, выглядел товарно.

её дыханье, за неё наелись

и напились, в её крутую речь

своей подливки добавляя прелесть.

где так верёвку ей сплетали дружно,

она сочла, взглянув со всех сторон,

что из удавки вылезать не нужно.

С Цветаевой, с Ахматовой – в одном

Ряду. Я с рельс сойду, куда ни встраивай, —

rus-poetry.ru

Тайна гибели Марины Цветаевой

В самый канун нового, 2008 года в Москве, к 115-летию со дня рождения Марины Цветаевой был установлен памятник поэтессе. Его место — Борисоглебский переулок, напротив её дома-музея. Кстати, памятник был отлит в бронзе на средства столичного департамента культуры, а также спонсоров. Сам собою повис вопрос: запоздалое признание, дань уважения или реабилитация патриотов- диссидентов?

Тайна гибели Марины Цветаевой

Так кем же была «самый чрезвычайный поэт ХХ века» для россиян? «Что вам прочитала Цветаева, придя со своих похорон?»

…Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года. В Борисоглебском переулке прошла ее молодость. Как поэт, прозаик и драматург она состоялась именно в Москве. А свела она счеты с собой в Елабуге (ныне Татарстан) 31 августа в тяжелом 1941 году. Её могила в Елабуге затерялась. Памятником ей остались лишь книги тех людей, которые ее знали, любили, изучали.

Поэтесса ушла из жизни неотпетой. Спустя полвека, в 1990 году, патриарх Алексий II дал благословение на ее отпевание, тогда как отпевать самоубийц в РПЦ категорически запрещено. Что же позволило сделать для нее исключение? «Любовь народная», — ответил патриарх.

Цветаева родилась не «простой русской» девочкой: её отец был профессором-искусствоведом, создателем музея изобразительных искусств, мать — пианисткой, ученицей знаменитого А. Рубинштейна, дед – известнейшим историком. Из-за чахотки матери Цветаева подолгу жила в Италии, Швейцарии, Германии; получила прекрасное образование в пансионах Лозанны и Фрейбурга. Юная Марина свободно владела французским и немецким языками, прошла курс французской литературы в Сорбонне. Оттого-то и стихи девочка начала писать в 6 лет одновременно по-русски, по-немецки и по-французски.

Она оставила три посмертные записки: официальную, со словами «дорогие товарищи», вторую — поэту Асееву, где умоляла усыновить 16-летнего сына и выучить его (чего Асеев не сделал!) и самому сыну-подростку — о том, что попала в тупик и выхода, увы, не видит…

За неделю до самоубийства Цветаева написала заявление с просьбой принять её на работу посудомойкой в открывающемся предприятии, но столовую открыли аж зимой 43-го, когда Цветаевой в живых не было. Сына ее сперва переэвакуировали в Ташкент, потом призвали на фронт, где он, крупный и неспортивный, был убит в бою в конце войны.

…Семья эмигрантки Цветаевой воссоединилась в России в канун Великой Отечественной войны, в июне 1939-го. Муж, Сергей Эфрон с дочерью Алей вернулся на родину чуть раньше, в 1937 году. О нем говорили как о «запутавшемся на Западе разведчике». По официальной версии С. Эфрон ради возвращения в СССР принял предложение сотрудничать с НКВД за границей. А затем оказался замешанным в заказном политическом убийстве, из-за чего бежал из Франции в Москву. Летом 1939-го вслед за ним и дочерью возвратилась и Цветаева с сыном Георгием.

Вскоре в семье репатриантки Цветаевой начался сущий ад: дочку Алю забрали в НКВД как шпионку, потом – Сергея, горячо любимого мужа, да еще с издёвочкой: «ждал-то – орден, а получил — ордер». Дочь и муж были арестованы: Эфрона расстреляли в 1941-м, дочь после 15 лет репрессий была реабилитирована. Сама Цветаева не могла ни трудоустроиться, ни найти жильё, ее произведения никто не печатал. По словам близких людей, они с сыном буквально голодали.

«Белогвардейцы возвратились», — перешёптывались об Эфроне и Цветаевой. И…пошло-поехало: тюремные очереди и хлопоты, истерики, страх за себя и детей, как за последнего кормильца, мучила неизвестность впереди, она чувствовала себя, словно в жуткой мясорубке…

Она была страстная мать, однако и здесь гармонии не испытала: в гражданскую войну потеряла младшую дочь, потом сделала идола из сына, обожала его буквально тиранически, а «идол» взял да и стал строптивым, амбициозным, просил не перекармливать материнской любовью.

Все два года в России они ссорились с сыном, громко крича на французском. Кстати, Эфрон с отеческим сарказмом называл мальчика «Марином» – именно потому, что и норовом, и «нервенностью», то бишь, чувственностью, он был схож с матерью. Цветаева хотела вырастить из сына гения, а не сумела простейшего, она просто не научила его жить среди людей на равных. Уйдя из жизни, мать оставила его изгоем в чужом мире.

Почему Москва встретила Цветаеву настороженно? И ведь не просто «парижанкой», не просто «из бывших»! А именно – клеймёной. Есть версия, что возвращения поэтессы испугались именно собратья «по поэтическому цеху».. Ее далеко отодвинул даже Пастернак, с которым у нее был бурный эпистолярный роман. И не только «политически», но и по-мужски. Причем на очень большую дистанцию: он испугался возможного «пожара», именно он когда-то в запале и произнес: мол, у Марины и керогаз пылает «Зигфридовым пламенем». А так нельзя!

После возвращения на родину Цветаева готовит к изданию сборник стихов, много переводит, но ее никто не печатает.

«Нищая элегантность», — так называли за глаза Цветаеву в последнюю пору её жизни. С виду она была всегда словно мышкой: серенькой, неброской, на низких каблуках, с огромным поясом и янтарными бусами, на запястьях – изысканные серебряные браслеты, с недлинной стрижкой. А глаза – зеленые. Буквально как крыжовник. И походка — твердая, почти мужская. Цветаева будто всегда преодолевала что-то: боялась уличных машин, в метро — эскалаторов, в домах – лифтов, всегда казалась словно близорукой, не от мира сего, очень незащищенной.

Объявленная в 1941-м война и перспектива окунуться в гитлеровское иго ужаснуло ее еще сильней, куда сильней, чем сталинское! А в победу России она верила с трудом. 22 июня, в день объявления войны, Цветаева произнесла странную фразу: «Мне бы поменяться с Маяковским». И еще сказала такое: «Человеку немного надо: клочок твердой земли, чтобы поставить ногу и удержаться на ней. Вот и все».

Судить о причинах её самоубийства – по всей видимости, бессмыслица. Об этом знала лишь она сама, навеки замолчавшая.

Вот краткие вехи биографии поэтессы. В революционную пору вплоть до 1922 года она вместе с детьми жила Москве, в то время как ее муж, офицер Эфрон, сражался в белой армии. С 1922 года семья эмигрировала: недолго жила в Берлине, 3 года — в Праге, с 1925 года начался «парижский период», отмеченный полнейшей нехваткой денег, бытовой неустроенностью, непростыми отношениями с русской эмиграцией, в это время возрастала враждебность критики в её адрес. Условия жизни семьи за границей были невероятно трудны. На родине – еще труднее.

Цветаева выросла в демократически настроенной семье. И если революция 1917 года стала направляющей силой для таких, как Маяковский, Блок, Есенин и других, то перед М. Цветаевой 1917-ый предстал иначе.

Отношение ее к революции было неоднозначно; стараясь найти нечто героическое в белой армии, где служил муж, она в то же время понимала безысходность контрреволюционного движения. В то время круг знакомств её был очень богат. Это – Бальмонт, Блок, Ахматова, Волошин, Кузмин, Ремизов, Белый, Брюсов, Есенин, Антокольский, Мандельштам, Луначарский, с которым выступает на концертах. А еще это широчайший актерский круг, — учеников Е. Вахтангова.

Есть сведения, что еще в 17-летнем возрасте Марина пыталась покончить жизнь самоубийством. Она даже написала прощальное письмо сестре Анастасии, которое попало к ней спустя 32 года. Вот что написала ее сестра в своих воспоминаниях: «Марина писала о невозможности жить далее, прощалась и просила меня раздать ее любимые книги и гравюры – далее шел список и перечисление лиц. Я помню строки, лично ко мне обращенные: «Никогда ничего не жалей, не считай и не бойся, а то и тебе придется так мучиться потом, как мне». Затем следовала просьба в ее память весенними вечерами петь наши любимые песни.

В память особенно врезались эти строки: «Только бы не оборвалась веревка. А то недовесить-ся — гадость, правда? – писала сестра. — Эти строки я помню дословно. И помни, что я всегда бы тебя поняла, если была бы с тобою». И подпись.

Далее, чтобы не упрекнули в плагиате, привожу близко к тексту разрозненные отрывки из книги сестры Цветаевой, Анастасии. «1 февраля 1925 г. у Марины родился сын Георгий («Мур» — сокращенное от «Мурлыка», уцелевшее до его конца. Исполнившаяся мечта! Гордость матери. Но о нем в 10 лет Марина написала: «Душевно неразвит…»

Война. Эвакуация. Марина много тяжелее других восприняла объявление войны, нежданно вспыхнувшей на территории ее Родины, где она могла надеяться укрыться от пережитого на Западе. Она ждала, что сюда война не придет. Марину охватило то, что зовут панический ужас. Она рвалась прочь из Москвы, чтобы спасти Мура от опасности зажигательных бомб, которые он тушил. Содрогаясь, она говорила: «Если бы я узнала, что он убит, — я бы, ни минуты не медля, бросилась бы из окна» (они жили на седьмом этаже дома 14/5 на Покровском бульваре). Но самая зажигательная сила зрела в Георгии: жажда освободиться о материнской опеки, жить, как он хочет.

А вот как рассказывали другие: «…в Елабуге пришла Цветаева, умоляя не допустить, чтобы ее разлучили ссыном, детей этого возраста отправляли в эвакуацию от родителей отдельно. Сына не отняли. Что рядом с этим все трудности жизни? Но он бунтовал. Он не хотел жить в Елабуге. Она против его воли вывезла его из Москвы. У него там был свой круг, друзья и подруги. Он грубил. Марина переносила его грубости замершим материнским сердцем. Как страшно было его представить себе без ее забот в дни войны!

Сын не жил без ее помощи. Он не понимал людей. В Елабуге стал дружить с двумя мужчинами, невесть откуда взявшимися, и намного старше его. Он не желал слушать мать, не хотел лечить больную ногу. На каждом шагу спорил. К его тону она привыкла, а последние два года без отца — терпела. Рассказывали о необыкновенном терпении Марины с ним. Все говорили, что «она его рабски любила».

Перед ним ее гордость смирялась. Его надо было дорастить во что бы то ни стало, сжав себя в ком. Она себя помнила в его годы: разве она не была такой же? «Он молодой, это все пройдет», — отвечала на удивлённые замечания знакомых, как она, мать, выносит такое обращение с собой. Последним решающим толчком была угроза Мура, крикнувшего ей в отчаянии: «Ну, кого-нибудь из нас вынесут отсюда вперед ногами!» «Меня!» — ухнуло в ней. Их «вместе» кончилось! Она уже не нужна ему! Она ему мешает…

Все связи с жизнью были порваны. Стихов она уже не писала, да и они бы ничего не значили рядом со страхом за Мура. Еще один страх снедал ее: если война не скоро кончится, Мура возьмут на войну. Да, мысль о самоубийстве шла с ней давно, и она об этом писала. Но между мыслью и поступком — огромное расстояние.

В 1940 г. она запишет: «Я уже год примеряю смерть. Но пока я нужна». На этой нужности она и держалась. Марина никогда не оставила бы Мура своей волей, как бы ей ни было тяжело. Годы Марина примерялась взглядом к крюкам на потолке, но пришел час, когда надо было не думать, а действовать. И хватило гвоздя.» Беспощадно грубые слова 16-летнего сына прозвучали в материнстве Марины — приказом смерти — себе.

На упреки сына, что она не умеет ничего добиться, устроиться, она в горькой надменности, на миг вспыхнувшей гордости, бросила сыну: «Так что же, по-твоему, мне ничего другого не остается, кроме самоубийства?»

Сын ответил: «Да, по-моему, ничего другого вам не остается!» Это была не просто дерзость мальчишки! Потрясенный ее уходом, он не повторит ее шага. Пусть живет он, юная ветвь!

…Она помнила себя с 17-ти лет, свою попытку самоубийства. Он был — сколок с нее.

www.pravda.ru

Гибель марины цветаевой — Поэты и писатели

Рубрики

  • Мои работы (671)
  • ПРАВОСЛАВИЕ (589)
  • АРТ-МЫСЛИ (485)
  • МОЙ РОДНОЙ КРАЙ (111)
  • ВЕСЬ МИР У ТВОИХ НОГ (517)
  • ВСЁ ДЛЯ КОМПЬЮТЕРА (2553)
  • ИНТЕРЕСНОЕ (323)
  • ИСКУССТВО (862)
  • КУЛИНАРИЯ (463)
  • МУЗЫКА (5190)
  • ПОЗНАВАТЕЛЬНО (936)
  • ПОЭЗИЯ (4207)
  • ПРИРОДА (553)
  • РАЗНОЕ (2075)
  • РУКОДЕЛИЕ (230)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Сегодня годовщина гибели Марины Цветаевой.

Сергей Эфрон и Марина Цветаева. 1911 год

У Марины Цветаевой и Сергея Эфрона было как раз трое детей. Вторая дочка, Ирина, совсем крохой умерла в голодной и холодной Москве во время Гражданской войны. Сергея Эфрона расстреляли «органы» в октябре 1941 года. Старшая дочь, Ариадна, арестованная вместе с отцом, после лагеря и ссылки была реабилитирована и смогла вернуться в Москву лишь в 1955 году – больной женщиной.

Младший сын Георгий Эфрон погиб в 1944 году – получил смертельное ранение во время боя.

Сама Марина Цветаева ушла из жизни 31 августа 1941 года.

Творцу вернуть билет.

Эти строчки написаны весной 1939 года.

Но это было творчество, в том числе – реакция поэта на то, что началось в Европе с приходом фашизма. Цветаева жила – ей надо было помогать близким, которым без нее – никак. Она писала.

До гибели в маленьком городке Елабуга оставалось еще два года…

До этого будет возвращение на Родину в июне 1939. Вернее, в СССР, в незнакомую страну с новыми непонятными реалиями. Той России, в которой она родилась, в которой ее отец, Иван Владимирович Цветаев организовывал свой музей – не было. Вот строки 1932 года:

С фонарем обшарьте

Весь подлунный свет!

Возвращаться Цветаева не хотела. Она следовала – за мужем и дочерью. Не хотела, видимо, предчувствуя, что будет в дальнейшем. Предчувствия поэтов и писателей часто сбываются, только вот никто не прислушивается… А в дальнейшем был арест мужа – Сергея Эфрона, арест дочери Ариадны – молодой, солнечной, только влетающей в жизнь.

Потом – скитание по квартирам вместе с сыном-подростком, поиск литературного заработка (хоть какого!). Начало Великой Отечественной войны, когда Цветаевой казалось, что все кончено. Она буквально потеряла голову от страха.

8 августа Марина Ивановна вместе с сыном поехала в эвакуацию – в Елабугу. К месту своей гибели.

Существует несколько версий причины, по которой Марина Цветаева ушла из жизни.

Первую высказала сестра Марина Ивановны – Анастасия Ивановна Цветаева. Виновным в смерти сестры она считает ее сына – шестнадцатилетнего Георгия Эфрона, которого домашние называли Мур.

Цветаева так ждала мальчика, и наконец родился сын. Его она воспитывала иначе, чем старшую, Алю. Баловала, была менее требовательна. «Марина исступленно любила Мура», – так говорили видевшие ее в 1939 – 1941 годах.

Понятно, что после ареста дочери и мужа, Цветаева еще больше стала опекать сына и переживать за него. А сыну, избалованному шестнадцатилетнему мальчику, это не нравилось. Шестнадцать лет – трудный возраст. Марина Ивановна и Мур часто ссорились (хотя ссоры между родителями и детьми-подростками – дело самое обычное, думаю, с этим согласятся многие родители).

Марина Цветаева с сыном. 1930-ые годы

Можно понять, что после жизни за границей и в Москве Елабуга с маленькими деревянными домиками не очень приглянулась подростку. И он не скрывал этого.

По мнению Анастасии Ивановны, последней каплей стала брошенная Муром в порыве раздражения фраза: «Кого-то из нас вынесут отсюда вперед ногами». Цветаева решает встать между сыном и смертью, решает уйти, дав ему дорогу.

Неужели же все так просто? Неужели Цветаева, вырастившая дочь (с которой в подростковом возрасте тоже было очень даже непросто), не знала сложностей «переходного периода»? Как можно обвинять шестнадцатилетнего мальчика, пусть и развитого не по годам, в гибели взрослой, уже столько пережившей женщины? И стоит ли винить Мура, что он не пришел взглянуть на умершую? «Я хочу запомнить ее живой», – разве эта его фраза говорит о том, что его не тронула смерть матери? Вообще внутреннее, невидимое для других страдание – тяжелей.

Обвинительная оценка подростка, увы, встречается и после Анастасии Ивановны. Например, Виктор Соснора: «Сын, парижский молокосос, считал себя выше Цветаевой как поэт, ненавидел мать за то, что их выслали в Елабугу, и дразнил ее». Странно слышать такие слова от взрослого, очень взрослого человека…

НКВД и «белоэмигрантка»

Другая версия заключается в том, что Марине Цветаевой предложили сотрудничать с НКВД. Ее впервые высказал Кирилл Хенкин, а в дальнейшем развила ее Ирма Кудрова сначала в газетной статье, а затем, уже более дополнено в книге «Гибель Марины Цветаевой».

Возможно, сразу по приезде в Елабугу ее вызвал к себе местный уполномоченный «органов». Чекист, видимо, рассудил так: «Эвакуированная, жила в Париже, значит, в Елабуге ей не очень понравится. Значит, вокруг организуется круг недовольных. Можно будет выявлять «врагов» и состряпать «дело». А возможно, пришло в Елабугу «дело» семьи Эфрон с указанием на то, что она была связана с «органами».

Елабуга, 1940-ые годы

В дневнике Мура написано, что 20 августа Цветаева была в Елабужском горсовете – искала работу. Работы там для нее не оказалось, кроме переводчицы с немецкого в НКВД… Интересный момент. Не могло же НКВД доверить набор кадров для себя другому учреждению? Может быть, в этот день Цветаева была не в горисполкоме, а в НКВД? Просто не стала во все посвящать сына…

Для чего Цветаева нужна была «органам»? Что могла полезного сообщить? Но разве все дела «организации» велись строго с разумной точки зрения? Притом биография у Цветаевой очень уж подходящая: сама – «белоэмигрантка», близкие – «враги народа». Женщина в чужом городе с единственным близким человеком – сыном. Благодатная почва для шантажа.

Некий Сизов, который обнаружился спустя годы после смерти Цветаевой, рассказал интересный факт. В 1941 году в Елабужском пединституте он преподавал физкультуру. Однажды на улице он встретил Марину Ивановну и та попросила его помочь ей подыскать комнату, пояснив, что с хозяйкой нынешней комнаты они «не в ладу». «Хозяйка» – Бродельщикова – высказалась в том же духе: «Пайка у них нет, да еще приходят эти с Набережной (НКВД), бумаги смотрят, когда ее нет, да меня расспрашивают, кто к ней ходит, да о чем говорит».

Затем Цветаева ездила в Чистополь, думая остаться там. В конце концов, вопрос о прописке решился положительно. Но радости от этого у Марины Ивановны почему-то не было. Говорила, что не сможет найти комнату. «А если и найду, мне не дадут работы, мне не на что будет жить», – замечала она. Она могла бы сказать «я не найду работы», а сказала: «Мне не дадут». Кто – не даст? Это тоже наталкивает тех, кто придерживается этой версии, на мысль, что без НКВД здесь не обошлось.

Видимо, в Елабуге Цветаева своими опасениями (если они были) не делилась ни с кем. А за время поездки в Чистополь могла понять, что от всевидящих чекистов не скроешься. Принять предложение, доносить – она не могла. Что бывает в случаях отказа – ей ли было не знать. Тупик.

В качестве бреда

Еще одну версию даже версией назвать нельзя. Поскольку воспринимается бредом. Но раз существует – не обойдешь. Всегда находились люди, готовые, чтоб хоть как-то оторвать славу у великих, коснуться «жареного». Пусть и не существующего. Главное – броско изложить.

Так вот, по этой версии, причина гибели Цветаевой вовсе не психологические проблемы, не бытовая неустроенность поэта, а – ее отношение к сыну – как Федры – к Ипполиту.

Один из тех, кто ее излагает с давних пор и придерживается – Борис Парамонов – писатель, публицист, автор радио «Свобода».

Он «анализирует» стихи поэта под каким-то своим взглядом, с высоты своего мировидения и отыскивает в них то, что другим читателям и исследователям не обнаружить при всем их желании.

Героизм души – жить

Еще одной версии придерживается Мария Белкина – автор одной из ранних книг о последних годах жизни поэта.

Цветаева шла к гибели всю жизнь. Неважно, что это случилось 31 августа 1941 года. Могло быть и гораздо раньше. Недаром же она писала после смерти Маяковского: «Самоубийство – не там, где его видят, и длится оно не спуск курка». Всего-навсего 31-го никого не было дома, а обычно изба полна народу. Вдруг случай – осталась одна, вот и воспользовалась им.

Первая попытка самоубийства у Цветаевой была в 16 лет. Но это и метания подросткового возраста, и эпоха. Кто тогда, в начале ХХ века не стрелялся? Материальные проблемы, бедность (вспомним того же Горького), несчастная любовь и – дуло к виску. Как страшно ни звучит, но – «в контексте эпохи». К счастью, пистолет тогда дал осечку.

Жизнь, по мнению Белкиной, давила на Цветаеву постоянно, хоть и с разной силой. Осенью 1940 года она записывала: «Никто не видит – не понимает, что я год уже (приблизительно) ищу глазами крюк. Я год примеряю смерть».

А вот еще раньше, еще в Париже: «Я хотела бы умереть, но приходится жить для Мура».

Постоянная неустроенность жизни, неуют медленно, но верно делали свое дело: «Жизнь, что я видела от нее кроме помоев и помоек…»

Ей не было места в эмиграции, не было места на Родине. В современности вообще.

Когда началась война, Цветаева говорила, что очень бы хотела поменяться местами с Маяковским. А плывя на пароходе в Елабугу, стоя на борту парохода, она говорила: «Вот так – один шаг, и все кончено». То есть она постоянно ощущала себя на грани.

К тому же ей надо было жить ради чего-то. Самое главное – стихи. Но, вернувшись в СССР, она их практически не писала. Не менее важно – семья, за которую всегда чувствовала ответственность, в которой всегда была главной «добытчицей». Но семьи нет: она ничего не может сделать для дочери и мужа. Еще в 1940 году она была нужна, а сейчас даже на кусок хлеба для Мура заработать не может.

Как-то Цветаева сказала: «Героизм души – жить, героизм тела – умереть». Героизм души был исчерпан. Да и что ее ждало в будущем? Ее, «белоэмигрантку», не признающую никакой политики? К тому же она бы узнала о смерти мужа…

Творчество и жизнь

Высказывания поэта, а тем более его творчество – это одно. Особое пространство. И оно буквально, напрямую, примитивно не пересекается с жизнью, которая часто не благосклонна к поэтам. Но они все-таки живут и – творят. Ведь жила же Цветаева (и писала!) в послереволюционной Москве, несмотря на голод и холод, на разлуку с мужем (даже не зная – жив ли он), несмотря на смерть младшей дочери и на страх потерять старшую…

То, что случается здесь, в нашем измерении, работает уже по-другому. Да, все, о чем говорилось выше в статье (кроме выводов-версий), вся тяготы и боли – это копилось, накапливалось, наваливалось, стремясь раздавить. Особенно события последних двух лет. Но вряд ли это могло привести к спокойному, что называется в здравом уме и твердой памяти решению – покончить собой. Тяготы истощили нервную систему Цветаевой (тем более у поэтов – особый душевный строй).

Вряд ли она была психически здорова в момент своей гибели. И сама понимала это, что видно в предсмертной записке, обращенной к сыну (выделено мной– Оксана Головко): «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

  • Запись понравилась
  • 0 Процитировали
  • 0 Сохранили
    • 0Добавить в цитатник
    • 0Сохранить в ссылки

    От земли до звезды — руку лишь протяни.

    Я всю ночь говорила с Мариной Цветаевой,

    Мы смеялись и плакали, читая стихи.

    Как всю жизнь проносила ее в решете,

    Как бессонные ночи безумно любила,

    Как свечу зажигала в одиноком окне.

    По ночам, как шальная, писала стихи,

    Не искупана в славе, не зная достатка,

    Шла вперед, спотыкаясь в кромешном пути

    О достоинстве Родины, и о любви!

    «В вечном дыме ее папиросы

    Сколько темной и грозной тоски!».

    И наивности, и красоты.

    — Как же ты не сумела, Марина Ивановна,

    Свой огонь в очаге развести? —

    И не часто друзья помогали в беде.

    Улыбнулась загадочно — Крепись, моя Анна!

    Все, что я не успела, дарую тебе.

    Как и я — ты одна, «Против всех и за всех»,

    Тот же дерзкий наряд, та же шляпка из фетра,

    Весь в слезах старый, лисий, затрепанный мех.

    Ты же в черной работе, как пленник в аду.

    Часто серое видишь в радужном цвете,

    Крест свой тяжкий взвалила, и не стонешь «тону».

    Папиросный туман растворился в лучах.

    Мне рукой помахала Марина Цветаева

    И исчезла в неведомых мне небесах.

    СВЕТЛАЯ и ДОБРАЯ ПАМЯТЬ великой и дюбимой поэтессе.

rus-poetry.ru

Биография Марины Ивановны Цветаевой. Интересные факты из жизни

Цветаева Марина Ивановна (годы жизни — 1892-1941) — известная русская поэтесса. Она была дочерью Цветаева Ивана Владимировича (1847-1913), ученого. Для ее творчества характерен романтический максимализм, неприятие повседневного бытия, обреченность любви, мотивы одиночества. Основные сборники поэтессы — «Версты» (1921), изданный в 1923 году «Ремесло», «После России» (1928). Ей была создана также в 1925 году сатирическая поэма под названием «Крысолов», а в следующем — «Поэма конца». Биография Марины Ивановны Цветаевой будет рассмотрена в этой статье.

Семья Цветаевой

Родилась Цветаева Марина 26 сентября (по старому стилю — 8 октября) 1892 года в городе Москве. Отец ее, как мы уже упоминали, был ученым, специализировавшимся на античной истории, искусстве и эпиграфике. Он являлся создателем, а также первым директором (с 1911 по 1913 год) Музея изящных искусств. Первый брак профессора был очень удачным, но после появления на свет двух детей молодая жена скончалась, и Иван Цветаев повторно женился на Марии Мейн. В 1892 году, 26 сентября, у этой пары появилась девочка, которая получила имя Марина (то есть «морская»). Так начинается биография Марины Ивановны Цветаевой.

Мама, Мейн Мария Александровна, умерла в 1906 году. Она была пианисткой, ученицей Рубинштейна А. Г. Эта женщина оказала огромное влияние на Марину. Она мечтала, чтобы дочь также стала пианисткой. Однако мир поэзии манил юную Цветаеву больше, чем исполнение гамм. Еще в шестилетнем возрасте девочка написала первые стихи. Причем не только на русском творила Марина, но и на французском и немецком языках. Достаточно строго воспитывала дочерей (Марину и ее сестру Анастасию) мать. Они получили превосходное образование. Дед сводных брата и сестры — историк и публицист Иловайский Дмитрий Иванович.

Детство будущей поэтессы

Биография Марины Ивановны Цветаевой в юные годы отмечена тем, что она в детстве из-за болезни матери жила подолгу в Германии, Швейцарии, Италии. Перерывы в обучении в гимназии восполнялись занятиями в пансионах во Фрейбурге и Лозанне. Марина владела свободно немецким и французским языками. Она в Сорбонне слушала в 1909 году курс французской литературы.

Ранняя самостоятельность

После смерти матери заботы о детях легли на плечи отца. Он был занят на службе, поэтому не мог посвящать им все свое время. Именно поэтому, возможно, девочки выросли не по годам самостоятельными, начали интересоваться довольно рано политической обстановкой в государстве, отношениями с противоположным полом.

Образование Марины Цветаевой

По настоянию матери в юном возрасте Марина Цветаева ходила в музыкальную школу, а также брала на дому уроки музыки. Но эти занятия после смерти Марии дальнейшего развития не имели. Марина вместе с сестрой начальное образование получила дома, под руководством матери. В возрасте 8-9 лет будущая поэтесса посещала занятия в гимназии Брюхоненко М. Т., а потом в Швейцарии, в Лозанне. Она училась в 1903 году в католическом пансионе, а затем отправилась после очередного переезда семьи во французский интернат. Продолжила обучение Цветаева в Германии, в пансионе Фрайбурга. Ей легко давались языки, и впоследствии она часто зарабатывала переводами, поскольку творчество не приносило больших доходов такой поэтессе, как Марина Цветаева. Биография и стихи ее лишь после смерти стали вызывать у многих интерес.

Марина отправилась в 1908 году в Париж, где поступила в Сорбонну. Здесь она слушала курс лекций по старофранцузской литературе.

Начало литературной деятельности

Творческая биография Марины Ивановны Цветаевой начинается следующим образом. Первые литературные опыты были связаны с кругом символистов из Москвы. Марина Ивановна познакомилась с Брюсовым, который оказал большое влияние на ее раннюю поэзию, а также с таким поэтом, как Эллиос (Кобылинский Лев Львович). Она участвовала в деятельности студий и кружков, находящихся при издательстве «Мусагет». Также большое воздействие оказали художественный и поэтический мир дома (в Крыму) художественного критика и поэта Максимилиана Волошина. Она гостила в Коктебеле много раз.

Первые сборники

В своих двух поэтических сборниках «Вечерний альбом» (1910) и «Волшебный фонарь» (1912), а также в написанной в 1914 году поэме «Чародей» тщательным описанием предметов домашнего быта (портретов, зеркал, залы, детской), чтения, прогулок на бульваре, занятий музыкой, отношений с сестрой и матерью имитировался дневник молодой гимназистки. «Вечерний альбом» был посвящен памяти Башкирцевой Марии Константиновны, художницы, что акцентирует дневниковую, исповедальную направленность. В написанной в 1921 году поэме «На красном коне» формы сказочной романтической баллады обрела история становления поэта.

Дальнейшее творчество

Посвященный отношениям с Софьей Парнок (о которой мы еще расскажем) цикл стихов «Подруга» появился в 1916 году. В период Гражданской войны вышел цикл под названием «Лебединая песня», который посвящен был подвигу белых офицеров. Есть в ее творчестве и поэмы, и романтические пьесы, например «На красном коне», «Егорушка», «Царь-девица».

Роман с Родзевичем вдохновил к созданию сборников «Поэма конца» и «Поэма горы». В Париже вышел последний прижизненный сборник Марины. Сюда семья в 1928 году переехала из Чехии. Неопубликованной оставалась, однако, большая часть ее стихов. Марина зарабатывала на жизнь главным образом переводами и творческими вечерами.

Трагедия

Самая большая загадка семьи Эфрона (мужа поэтессы) и Цветаевой: что побудило их переехать в СССР в 1939 году? Бывший белый офицер, Эфрон, боровшийся упорно с большевиками, вдруг поверил в торжество коммунизма. Он связался еще в Париже с контролировавшимся НКВД обществом, которое занималось возвращением эмигрантов на родину. В 1937 году первой в Москву вернулась дочь Марины Цветаевой, Ариадна (которая и была арестована раньше всех). После этого Сергей Эфрон бежал, так как он был скомпрометирован связями в Париже с НКВД. Марина с сыном последовала за мужем, до конца выполнив долг любящей жены.

Последние годы жизни Марины Ивановны

Следующими событиями завершается ее биография. Марина Ивановна Цветаева пережила арест мужа и дочери в 1939 году, это подкосило поэтессу. Она осталась одна с сыном Георгием. Причем отношения с ним, разбалованным чересчур восторженным вниманием, были неоднозначными. Сильно переживала из-за всего этого в последние годы Цветаева Марина Ивановна. Краткая биография по датам последних лет ее жизни завершается следующим роковым событием. 31 августа 1941 года, после эвакуации в Елабугу в связи с началом Второй мировой войны, Цветаева повесилась на реке Каме, в сенях домика, который был выделен для них с сыном. Так и не была найдена могила Марины Цветаевой, несмотря на усилия, предпринимаемые сестрой Анастасией, которую в 1959 году реабилитировали, а также дочерью Ариадной (в 1955 году реабилитирована). В августе 1941 года в Москве был расстрелян Сергей Эфрон.

Такова краткая биография Цветаевой Марины Ивановны.

Значение творчества поэтессы

Интересующая нас поэтесса, к сожалению, при жизни не дождалась признания. Ей приходилось голодать, а творческие вечера и сборники по достоинству не были оценены современниками. В настоящее время, однако, Цветаева считается по праву одним из наиболее ярких представителей русской поэзии Серебряного века. Краткая биография Цветаевой Марины Ивановны, а также ее стихи включены в обязательную школьную программу. Очень популярны сегодня ее стихотворения, многие из которых стали известными романсами, положенными на музыку. Сейчас не только в России, но и за рубежом пользуется любовью и признанием Марина Цветаева. Краткая биография на английском языке Марины Ивановны, например, была создана многими авторами. В Нидерландах, в Лейдене, находится дом, на стене которого написаны стихи Цветаевой (фото представлено ниже).

Интересные факты из жизни Цветаевой

Личная жизнь этой поэтессы (сама она не любила это слово, именовала себя поэтом) от ее творчества неотделима. Поэтому следует рассказать о нескольких любопытных фактах, которыми отмечена ее биография. Марина Ивановна Цветаева писала лучшие свои произведения в состоянии влюбленности, в момент сильных душевных переживаний.

Много бурных романов было в жизни Марины, однако единственная любовь прошла через всю жизнь поэта — это Сергей Эфрон, который стал ее мужем и отцом ее детей.

Знакомство их произошло романтично, в Крыму, в 1911 году. Марина, в то время начинающая поэтесса, гостила здесь по приглашению Максимилиана Волошина, своего близкого друга.

Сергей Эфрон в Крым приехал для того, чтобы подлечиться после чахотки, а также прийти в себя после самоубийства матери. Уже в 1912 году, в январе, они поженились. В это же время у Цветаевой родилась дочь Ариадна. Однако, несмотря на то, что Марина своего мужа очень ценила, спустя 2 года после рождения Али (так называли домашние Ариадну) она окунается с головой в новый роман. Причем на этот раз женщину, поэтессу и переводчицу Софью Парнок, полюбила Цветаева Марина Ивановна. Краткая биография для детей, конечно, об этом не упоминает. Очень болезненно пережил Эфрон увлечение своей супруги, но простил. В 1916 году, после множества ссор и примирений, Цветаева окончательно рассталась с Парнок и вернулась в семью.

После примирения с мужем в 1917 году Марина родила Ирину, ставшую разочарованием для Цветаевой, которая хотела сына. Эфрон участвовал в движении белых, сражался с большевиками, поэтому покинул после революции Москву и поехал на юг, где участвовал в обороне Крыма. Эмигрировал он лишь после того, как армия Деникина была окончательно разгромлена.

С двумя детьми осталась Марина Цветаева в Москве. Без средств к существованию находилась семья и вынуждена была продавать вещи для того, чтобы прокормиться. Однако сберечь младшую дочь, несмотря на все усилия, матери не удалось. Ира умерла в приюте от голода, куда ее отдала Цветаева, надеясь на то, что девочка здесь будет питаться лучше.

Марина за время расставания со своим мужем пережила еще несколько романов, однако приняла решение в 1922 году уехать к Сергею Эфрону за границу. Уже соединившись со своим супругом, Марина во время периода эмиграции в Чехии познакомилась с Родзевичем, которого некоторые историки считают настоящим отцом Георгия, долгожданного сына, появившегося на свет в 1925 году. Но официально им является Эфрон. Неоднократно подчеркивала сама Марина Цветаева (биография, интересные факты из жизни которой были нами рассмотрены), что наконец-то родила сына мужу. Тем самым она искупила частично свою вину, которую ощущала после того, как дочь погибла в послереволюционной Москве.

Такова поэтесса Марина Цветаева. Биография, интересные факты из ее жизни, надеемся, вызывали желание у читателя продолжить знакомство с этой яркой представительницей поэзии Серебряного века. Рекомендуем прочитать ее стихи. Действительно талантливые произведения создала Цветаева Марина Ивановна. Краткая биография (какой век называют Серебряным, надеемся, вы помните) создана была для того, чтобы вызвать интерес к ее творчеству.

fb.ru

Марина Цветаева (28 сентября 1892 — 31 августа 1941). Некролог и биография

Годы жизни Марины Цветаевой:

родилась 28 сентября 1892, умерла 31 августа 1941

Эпитафия

«И любила, и любили,
Замирали над строкою,
Только не остановили
У обрыва над рекою.

Опоздали на смотрины,
И ко гробу опоздали,
А под камнем у Марины
Сон, исполненный печали.

Только птицы пролетают
У нее над головою,
Только строчки прорастают
Меж цветами и травою».

Из стихотворения Зои Ященко, посвящённого Марине Цветаевой

Биография

Марина Цветаева, одна из наиболее выдающихся русских поэтесс, родилась в семье профессора Московского университета, впоследствии — основателя Музея изящных искусств, филолога и искусствоведа. Мать Цветаевой была музыкантшей, ученицей Н. Рубинштейна и хотела, чтобы дочь пошла по её стопам. Но уже в шесть лет Марина стала писать стихи, в том числе по-французски и по-немецки. Марина училась в частной женской гимназии, затем продолжила учёбу в Лозанне и Фрайбурге-им-Брайсгау.

Выпустив на собственные средства первый сборник стихов, восемнадцатилетняя Марина Цветаева привлекла к себе внимание крупнейших поэтов России того времени: Н. Гумилёва, В. Брюсова. Поэтесса стала своей в творческой среде, участвовала в литературных студиях, несколько раз гостила у М. Волошина в Коктебеле. Она много пишет, знакомится с будущим мужем; кажется, жизнь благоволит к поэтессе.

Но вот происходит судьбоносная встреча с поэтессой Софией Парнок, и Цветаева бросает мужа и на два года погружается в отношения, которые потом назовёт «первой катастрофой» в своей жизни. А потом последуют и другие, причём уже не частного порядка: начинается Гражданская война. Умирает от голода трёхлетняя дочь Ирина, муж сражается в белой гвардии, терпит поражение вместе с Деникиным и эмигрирует в Германию. Через несколько лет Цветаевой разрешают уехать к нему — и начинается тягостная жизнь на чужбине.

Марина Цветаева не «прижилась» вдали от родины. Её поэзия этого периода не нашла отклика в сердцах эмигрантов. Правда, известность получили произведения в прозе: «Мой Пушкин», «Повесть о Сонечке», воспоминания о поэтах-современниках. И только прозой Цветаева спасает свою семью фактически от голодной смерти: её муж болеет, дочь зарабатывает копейки вышивкой, сын ещё слишком мал.

Дочь и муж Цветаевой возвращаются в Россию в 1937 г., поэтесса присоединяется к ним через два года — и их арестовывает НКВД. Ариадна Цветаева провела 15 лет в лагере и ссылке, Сергей Эфрон — был расстрелян. Цветаева едва зарабатывает на жизнь переводами, но начинается новая война, и их с сыном эвакуируют в Елабугу. Потрясения и потери последних лет, безработица и болезнь оказываются слишком тяжелой ношей, и Марина Цветаева кончает с собой, повесившись.

Точное место, где похоронена Цветаева, неизвестно. В 1960 г. сестра поэтессы Анастасия поставила первый памятник среди могил неизвестных, и сегодня это место считается «официальной» могилой Марины Цветаевой. В 1990 г. патриарх Алексий II дал особое разрешение на отпевание самоубийцы, и оно было проведено в пятидесятилетнюю годовщину её смерти.

Цветаева в Понтайяке, 1928 г.

Линия жизни

28 сентября 1892 г. Дата рождения Марины Ивановны Цветаевой.
1910 г. Первая публикация сборника стихов «Вечерний альбом» на собственные средства.
1912 г. Свадьба с Сергеем Эфроном и рождение дочери Ариадны. Выход второго сборника «Волшебная лампа».
1913 г. Выпущен третий сборник стихов Цветаевой — «Из двух книг».
1914 г. Встреча с Софией Парнок.
1916 г. Переезд в Александров к сестре Анастасии. Возращение к мужу.
1917 г. Рождение дочери Ирины.
1922 г. Переезд к мужу в Европу. Жизнь в Берлине и Праге.
1925 г. Рождение сына Георгия.
1928 г. Выход в Париже последнего прижизненного сборника стихов «После России».
1939 г. Возвращение в Россию.
31 августа 1941 г. Дата смерти Марины Цветаевой.
2 сентября 1941 г. Похороны Цветаевой в Елабуге.

Памятные места

1. Московский дом, где Цветаева жила в 1911-1912 гг. (переулок Сивцев Вражек, 19).
2. Музей Цветаевой в Москве, в доме, где она поселилась в 1914 г. после замужества и прожила до своего отъезда за границу в 1922 г., по адресу Борисоглебский пер., 6.
3. Площадь Прагерплатц, где в 1920-х гг. в кафе «Прагердиле» собиралась литературная элита русской эмиграции, включая М. Цветаеву. Здесь же находился «Пражский пансион», в котором поэтесса поселилась после встречи с мужем в Берлине.
4. Дом, где Цветаева с мужем снимали комнату в Праге в 1923-1924 г. (Шведская улица, 51).
5. Дом в Париже, где Цветаева жила с 1934 г. по 1938 г. (ул. Жана-Батиста Потена, д. 65).
6. Дом-музей Цветаевой в Королёве (Болшеве), где поэтесса жила на даче НКВД в 1939 г.
7. Дом № 20 на Малой Покровской улице (тогда — № 10 по улице Ворошилова) в Елабуге, где Цветаева прожила последние годы и умерла.

Эпизоды жизни

Две величайшие поэтессы России, Марина Цветаева и Анна Ахматова, встречались всего единожды. Цветаева очень высоко ценила творчество Ахматовой ещё с 1912 г., посвятила ей цикл стихотворений, писала восторженные письма. Встретились они только в 1941 году, когда Ахматова приезжала в Москву в надежде помочь арестованному сыну. Цветаева навестила её, и поэтессы проговорили семь часов кряду, но о чём — остаётся неизвестным.

Перед смертью Цветаева оставила в карманах своего передника три записки, и во всех речь шла о её шестнадцатилетнем сыне, Муре. Первая была адресована ему, две другие — друзьям и другим эвакуированным. Цветаева просила позаботиться о сыне и выучить его, писала, что с ней он пропадёт. Мур пережил мать всего лишь на три года — погиб на фронте.

«Условная» могила Цветаевой в Елабуге

Заветы

«Не слишком сердитесь на своих родителей, — помните, что и они были вами, и вы будете ими».

«Никогда не говорите, что так все делают: все всегда плохо делают — раз так охотно на них ссылаются».

«В какую-то секунду пути цель начинает лететь на нас. Единственная мысль: не уклониться».

«Душа — это парус. Ветер — жизнь».


Тамара Гвердцители исполняет песню на стихи Цветаевой «Молитва»

Соболезнования

«Она была каким-то Божьим ребенком в мире людей. И этот мир ее своими углами резал и ранил».
Писатель и мемуарист Роман Гуль

«Ее защищала суровая гордость побежденной, у которой ничего больше не осталось, кроме гордости, и которая бережет этот последний залог, чтобы не коснуться земли обеими лопатками».
Писатель Ромен Роллан

«Пафос всего творчества Цветаевой, прежде всего, в отстаивании своей высокой миссии быть поэтом на земле. В этой миссии путь ее с самого начала и до конца был героическим. Именно эта героичность и привела ее в Елабугу — где, спасая свою гордость и право не проклинать всех, — она нашла свой трагический конец 31 августа 1941 года».
Литературовед Генрих Горчаков, автор книги «О Марине Цветаевой. Глазами современника»

Ссылки

Страница Марины Цветаевой в «Википедии»
Сайт «Наследие Марины Цветаевой»

 

Также может быть полезно:

epitafii.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о