Лучше всех гамлет шекспир – Маленький любитель Уильяма Шекспира Александр Бейлерян. Лучше всех! Фрагмент выпуска от 04.12.2016

Глава 44. Драматургия в «Гамлете». — Шекспир, Кемп и Тарлтон

Глава 44. Драматургия в «Гамлете». — Шекспир, Кемп и Тарлтон

Помимо всего прочего, «Гамлет» дает нам возможность неожиданно ознакомиться со взглядами Шекспира на его собственное искусство, как поэта и актера, и с положением и условиями его театра в 1602–1603 гг.

Если мы внимательно прочтем слова принца к актерам, то получим живое представление о том, почему современники Шекспира постоянно подчеркивают сладкий, медоточивый характер его искусства. Нам он может казаться размашистым, потрясающе патетическим, переступающим все пределы сравнительно с современными ему художниками, и не только такими стремительными и напыщенными, как Марло в начале своей карьеры, но и со всеми; он сдержан, умерен, исполнен прелести, эстетичен, как сам Рафаэль. Гамлет говорит актерам:

Если ты будешь кричать, как многие из наших актеров, так это будет мне так неприятно, как если бы мои стихи распевал разносчик. Не пили слишком усердно воздух руками, вот так; будь умеренней. Среди потока, бури и, так сказать, водоворота твоей страсти должен ты сохранять умеренность: она придаст тебе приятности. О, мне всегда ужасно досадно, если какой-нибудь дюжий, длинноволосый молодец разрывает страсть в клочки, чтобы греметь в ушах райка, который не смыслит ничего, кроме неизъяснимой немой пантомимы и крика. Такого актера я в состоянии бы высечь за его крик и натяжку. Пожалуйста, избегай этого».

1-й актер. Ваше высочество можете на нас положиться.

Гамлет. Не будь, однако же, и слишком вял; твоим учителем пусть будет собственное суждение…

Логически теперь должно бы следовать предостережение против опасностей чрезмерной мягкости. Однако, его нет. Вместо того, далее говорится.

Мимика и слово должны соответствовать друг другу; особенно обращай внимание на то, чтобы не переступать за границу естественного. Все, что изысканно, противоречит намерению театра, цель которого была, есть и будет отражать в себе природу; добро, зло, время и люди должны видеть себя в нем, как в зеркале. Если представить их слишком сильно или слабо, — конечно, профана заставишь иногда смеяться, но знатоку досадно; а для вас суждение знатока должно перевешивать мнение всех остальных. Я видел актеров, которых превозносили до небес, и что же? В словах и походке они не походили ни на христиан, ни на жидов, ни вообще на людей; выступали и козлогласовали так, что я подумал, какой-нибудь поденщик природы наделал людей, да неудачно. Так ужасно подражали они человечеству.

1-й актер. У нас это редко встретится, надеюсь.

Гамлет. Уничтожьте вовсе!

Таким образом, хотя Гамлет, по-видимому хочет в равной степени предостеречь против чрезмерной пылкости и чрезмерной вялости, предостережение против вялости тотчас же, однако, переходит снова в просьбу избегать преувеличения «козлогласованием», — того, что в настоящее время мы называем высокопарной трагической декламацией. Более всего заботят Шекспира опасности, сопряженные не с мягким, а с бурным исполнением.

Как мы уже ставили на вид, Шекспир выражает здесь не только свои стремления вообще, как драматурга, но дает формальное определение сущности драмы и обозначает ее цель, и, что довольно знаменательно, это определение точь-в-точь совпадает с тем, которое одновременно Сервантес в «Дон-Кихоте» вкладывает в уста священнику: «Комедия, — говорит этот последний, — должна быть, по мнению Туллия, зеркалом для человеческой жизни, образцом для нравов, изображением истины».

Шекспир и Сервантес, покрывшие блеском славы одну и ту же эпоху и умершие в один и тот же день, не знали о существовании друг друга, но, согласно с духом времени, заимствовали свое основное определение драматического искусства у Цицерона. Сервантес прямо говорит это; Шекспир, не желавший заставлять своего Гамлета щеголять ученостью, намекает на это словами «цель которого была, есть и будет».

И подобно тому, как устами Гамлета Шекспир высказался здесь о неизменной сущности и цели своего искусства, так, в виде исключения, он излил здесь свои временные художнические огорчения, свое уныние по поводу положения, в котором как раз в этот момент находился его театр. Мы уже касались выше сетований поэта на конкуренцию, в которую именно в это время вступила с шекспировским актерским товариществом детская труппа из хоровой школы собора св. Павла, игравшая на сцене Блэкфрайрского театра. Эти сетования нашли себе выражение в разговоре Гамлета с Розенкранцем. В них слышится такая досада, как будто шекспировская труппа на некоторое время совсем пришла в упадок. Много, наверное, способствовало этому то обстоятельство, что самый популярный ее талант, знаменитый комик Кемп, как раз в 1602 г. покинул ее и, как мы уже упоминали, перешел в труппу Генсло. Кемп с самого начала играл все крупные комические роли в пьесах Шекспира — Петра и Балтазара в «Ромео и Джульетте», Шалло в «Генрихе IV», Ланселота в «Венецианском купце», Клюкву в «Много шума из ничего», Оселка в комедии «Как вам угодно». Теперь, когда он перешел на сторону врага, его отсутствие горько оплакивалось труппой.

Его описание «Чуда девяти дней» и заносчивое посвящение книги показывают нам, каким самомнением он был заражен. Гамлет дает нам понять, что Кемп весьма часто раздражал Шекспира своей дерзостью, выражавшейся в его прибавлениях и импровизациях. В прежние времена комики могли, как о том свидетельствует текст пьес, так же свободно распоряжаться своими ролями, как итальянские актеры в импровизированной народной commedia delFarte. Богатое и безукоризненное искусство Шекспира не оставляло места для подобного произвола. Теперь, когда Кемп ушел из труппы, поэт из уст Гамлета послал ему вдогонку следующую стрелу:

Да и шуты пусть не говорят, чего не написано в роли: чтобы заставить смеяться толпу глупцов, они хохочут иногда сами в то время, когда зрителям должно обдумать важный момент пьесы это стыдно и доказывает жалкое честолюбие шута

Как видит читатель, эта выходка имеет, в сущности, общий характер, поэтому она могла быть сохранена, когда Кемп вернулся. Зато в следующих изданиях (значит, и в пьесе) вычеркнута другая, гораздо более резкая и несравненно более личная выходка, находящаяся в издании 1603 г., но оказавшаяся уже неуместной после возвращения блудного сына. Она трактует о комике, выдумки которого так популярны, что записываются джентльменами, любящими посещать театр; приводится целый ряд крайне слабых образчиков его шутовских речей, чистого буффонства клоуна из цирка, и, наконец, Гамлет добивает злополучного комика словами, что ему никогда в жизни не сказать остроты, как не поймать зайца слепому.

Известно, что артиста не так легко раздражить нападками на него самого, сколько горячими похвалами по адресу его товарищей по амплуа. Поэтому едва ли можно сомневаться в том, что Шекспир, заставляя Гамлета восхвалять умершего Йорика, имел в мыслях умершего Тарлтона, симпатичного и знаменитого предшественника Кемпа. Если бы Шекспир не имел известного умысла, определяя попавший ему в руки череп шута, то было бы так же натурально заставить этот череп принадлежать какому-нибудь старому служителю Гамлета. Но если поэт в первые годы своей деятельности на театральном поприще знал лично Тарлтона, и если грубое поведение Кемпа оживило в его памяти очаровательный юмор его предшественника, то естественно было с выходкой против Кемпа соединить горячее восхваление великого комика.

Тарлтон был похоронен 3 сентября 1588 г. Это вполне совпадает с указанием в первом издании in-quarto, что Йорик пролежал в земле около двенадцати лет. И лишь благодаря этому нам становится вполне понятен сильный взрыв чувства у Гамлета:.

Я знал его, Горацио; это был человек с бесконечным юмором, с дивной фантазией. Тысячу раз носил он меня на плечах, а теперь — как отталкивают мое воображение эти останки! Мне почти дурно! Тут были уста, — я целовал их так часто! Где теперь твои шутки? Твои ужимки? Где песни, молнии острот, от которых все пирующие хохотали до упаду?

«Увы, бедный Йорик!» Сердечное восклицание, вырвавшееся по поводу его у Гамлета, сохранит бессмертной его память и тогда, когда позабудутся его изданные в свет фарсы. Он был народный шут, и шут придворный, и шут на сцене, всюду одинаково любимый; о нем рассказывают, что он говорил Елизавете больше истин, чем все ее капелланы, и лучше всех ее врачей умел лечить ее меланхолию.

Таким образом, в «Гамлете» Шекспир не только высказался с полной откровенностью о театральных делах, но произнес похвальное слово замечательному актеру после его смерти и дал великий пример доброго и достойного обхождения с даровитыми актерами при их жизни. Его датский принц стоит выше вульгарного предубеждения против них. Наконец, Шекспир прославил здесь саму драматическую поэзию, служение которой было делом, наиболее близким его сердцу, и наполняло собой всю его жизнь, прославил ее, сделав здесь драму радикальным средством, с помощью которого истина выходит наружу, так что справедливость может восторжествовать. Представление пьесы об убийстве Гонзаго есть та ось, вокруг которой вращается трагедия. С той минуты, как король себя выдал, прекратив представление, Гамлет знает все, что хотел знать.

Когда Иаков вступил на престол, «Гамлет» получил еще новый и живой интерес вследствие того, что королева Анна была датская принцесса. На великолепном празднике, устроенном 15 марта 1604 г. в честь короля Иакова, королевы Анны и принца Генри-Фредерика по поводу их торжественного въезда из Тауэра в Уайтхолл через Сити, с трибуны, воздвигнутой рядом с церковью St.-Mildred, был весьма оживленно и эффектно исполнен девятью трубами и одним барабаном датский марш «для того, чтобы угостить королеву музыкой ее родной страны». Что это был за марш, теперь неизвестно, но нет никакого сомнения, что с тех пор он стал играться во 2-й сцене 5-го акта «Гамлета», где введена трубная и барабанная музыка и где в наши дни в Theatre Francais так наивно играют «Kong Christian stod ved hojen Mast». «Kong Christian stod ved hojen Mast» (король Христиан стоял у высокой мачты) — современный датский гимн, сочиненный Иоганнесом Эвальдом в 1744 г. (он вставлен поэтом в его пьесу «Рыбаки») и положенный на музыку еще позднее Гартманном. Следовательно, в «Гамлете» этот гимн является комическим анахронизмом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Уильям Шекспир. Монологи Гамлета ~ Поэзия (Поэтические переводы)

Уильям ШЕКСПИР
Монологи Гамлета
Перевод Андрея Козырева

(Гамлет, акт 1, сцена 2)

Подлинник

O that this too too sallied flesh would melt,

Thaw, and resolve itself into a dew!

Or that the Everlasting had not fix′d

His canon ′gainst [self-]slaughter! O God, God,

How [weary], stale, flat, and unprofitable

Seem to me all the uses of this world!

Fie on′t, ah fie! ′tis an unweeded garden

That grows to seed, things rank and gross in nature

Possess it merely. That it should come [to this]!

But two months dead, nay, not so much, not two.

So excellent a king, that was to this

Hyperion to a satyr, so loving to my mother

That he might not beteem the winds of heaven

Visit her face too roughly. Heaven and earth,

Must I remember? Why, she should hang on him

As if increase of appetite had grown

By what it fed on, and yet, within a month —

Let me not think on′t! Frailty, thy name is woman! —

A little month, or ere those shoes were old

With which she followed my poor father′s body,

Like Niobe, all tears — why, she, [even she] —

O God, a beast that wants discourse of reason

Would have mourn′d longer — married with my uncle,

My father′s brother, but no more like my father

Than I to Hercules. Within a month,

Ere yet the salt of most unrighteous tears

Had left the flushing in her galled eyes,

She married — O most wicked speed: to post

With such dexterity to incestious sheets,

It is not, nor it cannot come to good,

But break my heart, for I must hold my tongue.

Перевод

О, если б эта плоть смогла исчезнуть,

Пропасть, растаять, изойти росой!

О, если бы Господь не запретил

Самоубийства! Боже мой! Насколько

Ничтожным, мелким, плоским, безобразным

Мне кажется весь мир, мой мир постылый!

Вот мерзость! Сад, заросший без прополки

Травою сорной, той, что отравляет

Природу…До чего доходит жизнь!

Двух месяцев не минуло, как умер…

И кто? Гиперион, богоподобный

В сравненьи с нынешним сатиром; мать

Так возлюбивший, что весенний ветер

Не смел ее лицо овеять резко…

Земля и небо! Должен помнить я о нем?

Она его любила так, как будто

От утоленья возрастала страсть,

Но месяц миновал – всего лишь месяц…

Как объяснить и как понять мне это?

Неверность – имя женщине! Лишь месяц…

И башмаки не сношены, в которых

Она за телом мужа горько шла,

Как Ниобея, плача, – что же ныне? –

Господь, бездушный зверь и то любви

Хранил бы верность дольше! – вышла замуж

За дядю. Он на брата непохож,

Как я – на Геркулеса. Только месяц!

Её глаза просохнуть не успели

От соли слез притворных – и она

Венчается опять! Как скор порок,

Готовивший ей одр кровосмешенья!

Нет, это все к добру не приведет!

Но бейся, сердце, а язык, молчи!

Уильям ШЕКСПИР

(Гамлет, акт 1, сцена 5)

Подлинник

O all you host of heaven! O earth! What else?

And shall I couple hell? O fie, hold, hold, my heart,

And you, my sinows, grow not instant old,

But bear me [stiffly] up. Remember thee!

Ay, thou poor ghost, whiles memory holds a seat

In this distracted globe. Remember thee!

Yea, from the table of my memory

I′ll wipe away all trivial fond records,

All saws of books, all forms, all pressures past

That youth and observation copied there,

And thy commandement all alone shall live

Within the book and volume of my brain,

Unmix′d with baser matter. Yes, by heaven!

O most pernicious woman!

O villain, villain, smiling, damned villain!

My tables — meet it is I set it down

That one may smile, and smile, and be a villain!

At least I am sure it may be so in Denmark.

(He writes.)

So, uncle, there you are. Now to my word:

It is «Adieu, adieu! remember me.»

I have sworn′t.

Перевод:

О Божьи ангелы! О небо! О земля!

И кто еще? К ним ад еще добавить?

Держись, о сердце! Мышцы, вы ослабли?

Мне помогите выстоять сейчас!

Мне, мне – тебя, отец мой, не забыть?

Да, призрак, если память есть еще

В презренном шаре на плечах моих.

Да! В древней книге памяти моей

Я вычеркну признания любви,

Все знанья книг, все образы и формы,

Все, что хранилось с детства много лет, –

Но я твои слова навек оставлю

Жить в одиночестве в той книге мозга.

Клянусь я в этом перед небесами!

О женщина, что гибель нам приносит!

Злодей с улыбкой милой на лице!

Я на моей дощечке напишу,

Что и злодейство может улыбаться,

По крайней мере, в Дании уж точно.

[Он пишет].

А вот и Вы, мой дядя. Я добавлю:

«Прощай, прощай! И не забудь меня».

Клянусь.

Уильям ШЕКСПИР

(Гамлет, акт 3, сцена 1)

Подлинник

To be, or not to be, that is the question:

Whether ′tis nobler in the mind to suffer

The slings and arrows of outrageous fortune,

Or to take arms against a sea of troubles,

And by opposing, end them. To die, to sleep —

No more, and by a sleep to say we end

The heart-ache and the thousand natural shocks

That flesh is heir to; ′tis a consummation

Devoutly to be wish′d. To die, to sleep —

To sleep, perchance to dream — ay, there′s the rub,

For in that sleep of death what dreams may come,

When we have shuffled off this mortal coil,

Must give us pause; there′s the respect

That makes calamity of so long life:

For who would bear the whips and scorns of time,

Th′ oppressor′s wrong, the proud man′s contumely,

The pangs of despis′d love, the law′s delay,

The insolence of office, and the spurns

That patient merit of th′ unworthy takes,

When he himself might his quietus make

With a bare bodkin; who would fardels bear,

To grunt and sweat under a weary life,

But that the dread of something after death,

The undiscover′d country, from whose bourn

No traveller returns, puzzles the will,

And makes us rather bear those ills we have,

Than fly to others that we know not of?

Thus conscience does make cowards [of us all],

And thus the native hue of resolution

Is sicklied o′er with the pale cast of thought,

And enterprises of great pitch and moment

With this regard their currents turn awry,

And lose the name of action. — Soft you now,

The fair Ophelia. Nymph, in thy orisons

Be all my sins rememb′red.

Перевод

Быть иль не быть? – Вот как стоит вопрос…

Что выше: выносить пращи и стрелы

Взбесившейся фортуны – или разом

Восстать противу них, и, взяв оружье,

Закончить все? Погибнуть… Умереть…

Уснуть… Всего лишь? Знать, что сном прервешь ты

Страдание и боль – наследство плоти…

Какой конец – забыться и уснуть,

Уснуть! Но каковы тогда виденья,

Которые во сне увижу я,

Когда петля смертельная сомкнется?

Вот что смущает нас; вот объясненье,

Что делает настолько длинной жизнь

И горе. – Кто бы снес презренье века,

Тирана гнет и хамство гордеца,

Тоску любви, медлительность законов,

Глумленье подлости над стойкой честью,

Когда бы волен был прервать свой век

Простым кинжалом? Кто бы под ярмом

Пыхтел, потел, неся груз этой жизни,

Когда б не страх страны, с чьих берегов

Еще никто вовек не возвращался?

Он волю ослабляет, и нам легче

Терпеть страданья этой долгой жизни,

Чем страхи той, что неизвестна нам.

Так совесть в трусов превращает нас,

Так яркий цвет решимости природной

Бледнеет под тенями бледной мысли;

Стремление, могучее в истоке,

Течет теперь иным, кривым путем

И в океан поступка не впадет…. Но тише!

Офелия, мой свет! В молитве, нимфа,

Мои грехи пред небом помяни…

www.chitalnya.ru

«Гамлет» У.Шекспира. 7 причин, почему стоит его прочитать.

К стыду своему, признаюсь, что не читал многое из классики, что сейчас считается классикой. И потому, взяв с полки внушительный томик Шекспира, и найдя «Гамлета», я решительно намерился прочесть его. Тем более, что начал внимательно изучать обороты изобразительности речи. А Шекспир — мастер именно фигур речи.

Кроме того, классику нужно знать. И в классике разбираться. Для писателя — чтобы не творить то, что уже создано. А также учиться у тех, кто умеет писать хорошо. Для читающего — чтобы отличать мусор от действительно качественного.

И если о принадлежности некоторых к классикам можно спорить, то Шекспир уж точно относится к ним.

Полезная история «Гамлета»

  • «Гамлет» написан в 1600-1601 годах. Точная дата неизвестна.
  • Это самая длинная пьеса Шекспира — в ней 4042 строки и 29 551 слово.
  • На создание сюжета Шекспиром повлияла «Сага о Гамлете». Это одна из частей древней скандинавской хроники «Деяния данов», написанная еще в 12 веке Саксоном Грамматиком. Имя главного героя в ней — Амлед. В 1589 году Томас Кидд написал «Гамлет». Который, впрочем не сохранился. Сюжет Шекспировской трагедии практически идентичен реальной истории.
  • В первой постановке Шекспир играл тень отца Гамлета
  • Пиратство существовало всегда. Большинство историков сходятся в том, что первое издание «Гамлета» было издано против воли Шекспира, незаконно. Обычно это делалось так: какой-то актер, исполняющий второстепенную роль по памяти воспроизвести текст. После тщательного сличения пьесы, изданной уже по воле классика, монологи одного из персонажей совпадают практически полностью. Этот персонаж Марцелло. Другие части совпадают менее. Там, где актер-«пират» был на сцене — он хорошо запомнил, не только свои речи, но и речи других персонажей.
  • Переводов сделано великое множество, только на русский более 30. Есть перевод Нобелевского лауреата Бориса Пастернака, говорят неплохой, хотя в имеющий некие существенные отличия. Я читал в переводе М.Лозинского, одного из лучших советских переводчиков. Он перевел очень многих классиков. Известно, что в семье Лозинских было правило:  «Хочешь прочесть Лопе де Вега — выучи испанский»
  • Мультфильм «Король Лев», один из самых успешных за всю историю мультипликации, был вдохновлен «Гамлетом».

 

 

Сюжет.

Сюжет Гамлета — это одно из его достоинств. Меня он затянул со второй строки. И держал до предпоследней.

В этом достоинство драматурга — создать такой сюжет, чтобы и завязка, и конфликт, и нарастающее действие, и кульминация, и развязка нарастали как тучи перед дождем. Не стоит говорить, что у Шекспира получилось? Не буду ).

Добавлю только, что кульминация происходит на последней странице. И последние 50 страниц (а я читал в поезде, под храп и звук рельс) я с нетерпением перелистывал одну за другой.

Достоинства книги.

  • 1. Сюжет

О сюжете я рассказал отдельно. Он пахнет правдой, ему веришь.

Если вы любите переживать вместе с героем, если вы любите честных и прямых парней, то Гамлет вам однозначно понравится.

Диалоги наполнены тонким юмором.

Сложность для Шекспира (будь я на его месте) была в том, чтобы раскрыть характеры только через диалоги. Ведь это пьеса. Здесь нет описаний. Удалось. Через всю пьесу я ощущал и понимал характеры всех героев

  • 3. Язык. Изобразительность речи

Навык видеть обороты речи и фигуры речи — это важный навык писателя. Метафоры, аллегории, олицетворения, сравнения, синекдоху, антитеза, анафора. Их много.

И Шекспир, словно драгоценный жемчуг рассыпает их по всей пьесе. И насколько они удачные.

Вообще, язык Шекспира очень понятен. Нет мучительного понимания, что книга древняя, а я молодой.

«ну вот, и утро, рыжий плащ накинув, ступает по росе восточных гор»

«почти что в студень обратясь от страха»

«у паруса сидит на шее ветер»

«Лаэрт, дай мне поговорить с твоей печалью»

«живет сомненьем, кутается в тучи»

Продуманы и проработаны очень тщательно. Я уже говорил, что Шекспир мог использовать только диалоги.

  • 5. кульминация

Настоящая кульминация — это точка высшего подъема. Эпизод, к которому подводит вся пьеса. В ней логически все нити сходятся в один тугой узел, который автором грамотно развязывается.

Кульминация в «Гамлете», пусть и печальная, но реальная. И автором мастерски удерживается внимание вплоть до кульминации.

  • 6. совесть героев.

Знаете, есть книги, в которых все выглядит вроде бы реально. Но ни одного слова о совести героев, о том, как они переживают. А ведь совесть — это Божья часть внутри нас. И когда герой мучается от того, что ощущает вину, и не может молиться, стоя на коленях. А другая героиня понимает, что ее отец погиб, и сходит с ума. Этому веришь. Потому что сам испытывал подобное, сам переживал.

Вердикт клуба.

Пьеса Шекспира «Гамлет» однозначно — к прочтению. Если вы еще не читали, и даже не смотрели. Прошу, не смотрите, но уделите время книге. Она вас порадует, зацепит, заинтересует и отвлечет от повседневности.

«Гамлет» — добрая и правдивая литература. Она не противоречит внутреннему чувству справедливости. Она не прославляет зло, злые мотивы. Но наоборот превозносит справедливое возмездие за совершенное преступление, доблесть и честь, крепкую дружбу и честность.

Вы получите не только эстетическое удовольствие, но и ваш ум будет питаться правильными ценностями. А 7 причин, почему стоит прочесть: 6 — это достоинства книги (сюжет, диалоги, язык, характеры, кульминация, совесть героев), а седьмая причина… вы перенесетесь в Данию 12 века, сидя дома, в любимом кресле и с чашкой любимого чая. Разве нужны еще причины?

 

Текст подготовил Владимир Багненко

lovewriting.info

Трагедия «Гамлет» Уильяма Шекспира — Все Самое Лучшее Учащимся

В трагедии «Гамлет» (1601) Уильям Шекспир, взяв за основу сюжет средневековой легенды и старой английской пьесы о принце Амлете, отобразил трагедию гуманизма в современном мире. Гамлет, принц датский, — прекрасный образ гуманиста, который столкнулся с реальным миром, где властвует обман. Коварное убийство отца Гамлета раскрывает перед сыном то зло, которое властвует в государстве. Месть за убийство отца для Гамлета превращается в сыновью обязанность, кровную месть. Гамлет не может смириться с существующей несправедливостью. Желание мести становитсядля него не просто личным делом, а перерастает в большую историческую задачу — восстановление справедливости в стране. Тем не менее в этой борьбе Гамлет укоряет себя за медлительность и бездеятельность. Иногда высказывается мысль о том, что Гамлет — не волевой человек, а мыслитель и наблюдатель, который не способен на решительные действия. Но это не так. В оскорблении главного героя показана и сила чувств, которой отличались люди эпохи Возрождения. Он тяжело переживает гибель отца и предательское замужество матери. Гамлет любит Офелию, но не находит рядом с ней счастье. Его жестокость и обидные слова свидетельствуют о силе любви к Офелии и разочарование. Гамлет отличается благородством, он мыслит и действует, исходя из высоких гуманистических представлений о человеке. Именно такими высокими моральными требованиями к человеку объясняется его состояние, которое является результатом столкновения с окружающим миром лжи, зла, измены и кощунства. Гамлет способен на крепкую и верную дружбу. В своих убеждениях он стоит в стороне от феодальных представлений. Людей он ценит за личные качества, а не за статус в обществе. Единым его близким другом является студент Горацио. Гамлету присущи пренебрежительное отношение к царедворцам, тем не менее он находит много общего с людьми искусства — актерами. Его любит народ, о чем с тревогой говорит король. Гамлет — человек философской мысли. В отдельных фактах он умеет видеть выражение общих явлений. Но от активных действий его удерживает не способность к раздумьям, а те нерадостные выводы, к которым он приходит в результате раздумий над тем, что происходит вокруг. Все, что происходит при дворе, приводит Гамлета к обобщенным выводам о том, кто он, какое он занимает место в мире и что он может изменить. Если в мире есть возможным нераскрытое и непоправимое преступление, если в нем гибнут настоящие ощущения, в частности честность, верность, любовь, дружба, справедливость, то мир перевернулся. Мир воображается Гамлету или огородом, который зарос сорняком, или тюрьмой с жестким режимом. Гамлет называет мир «буйным садом», плодами которого является зло и коварность. Он заявляет своим товарищам, что Дания — тюрьма и весь мир — тюрьма. А в известном монологе «Быть или не быть» Гамлет ставит под сомнение ценность жизни. Пересчитывая всяческие несчастья человека, он изображает обычаи общества. Действительность он воспринимает как невыносимо трудную ношу для человека, но ему приходится терпеть гнет вседозволенности. Гамлет поражен не только преступлением Клавдия, но и всей системой чужих ему принципов жизни и моральных норм. Гамлет сознает, что не может ограничиться одной только местью, так как месть за предательское убийство Клавдия не изменит мир, не возвратит мировые действительные ценности. Гамлет не против мести, но вместе с тем сознает, что его цель намного шире — он стремится противодействовать злу во всем мире. Грандиозность задачи и невозможность его воплощения объясняет всю сложность внутреннего мира Гамлета и определяет его действия. В жизни «нечестной игры», в которой возможен обман и подлость, он не может найти себе место и не может найти методы борьбы с несправедливостью. Масштабы зла угнетают Гамлета, вызывают в нем разочарование, осознание собственного бессилия. Человек и мир воспринимаются Гамлетом совсем по-иному, не так, как раньше. Таким образом, Гамлет сталкивается не со случайным злом, не с единичным врагом, а с целым вражеским обществом. И именно потому, что ему приоткрываются законы этого общества, он ощущает недостаточность собственных сил в борьбе со злом. Сюжет трагедии «Гамлет», навеян социальным устройством Англии того времени, но значение этой трагедии выходит за рамки определенной страны и определенной исторической эпохи. Изображенная в трагедии картина угнетения и тиранства, процветание подлости и лжи, к сожалению, есть характерной для всех времен. Поэтому трагедия большого драматурга не теряет своей актуальности и в наши дни. А образ Гамлета является вечным образом благородного и одинокого борца со злом.

vslu.ru

Трагедия Шекспира «Гамлет» — Все Самое Лучшее Учащимся

Исследователи творчества Шекспира утверждают, что в истории искусства нет другого примера такой стойкой и продолжительной популярности пьесы, чем популярность шекспировского «Гамлета». Почти триста лет эта трагедия относится на сценах театров всего мира. И каждое поколение, люди разных национальностей ищут в ней ответа на вопрос, которые их беспокоят. Секрет такого постоянного интереса к трагедии — в философской глубине и гуманистическом воодушевлении этого произведения, в мастерстве Шекспира- Драматурга, который воплотил общечеловеческиепроблемы в художественные образы. Образ Гамлета — центральный в трагедии Шекспира. Уже в начале пьесы определяется главная цель этого героя — месть за убийство отца. Соответственно средневековым представлением — это его обязанность, но Гам-Лет — человек нового времени, он гуманист, и жестокая месть противоречит его натуре. Чтобы принять решение, ему нужно хорошо взвесить, изменит ли что-нибудь в мире смерть Клавдия. Вокруг себя он видит лишь измену и коварность (мать предала отца и вышла замуж за его убийцу, Гамлета предают наивернейшие друзья и помогают убийце). Он разочаровывает даже в своей любви и остается одиноким. Его раздумья о назначении человека приобретают трагическую окраску (сцена на кладбище). Зло, считает он, имеет чуть ли не космический характер, и человек — очень слабое существо, чтобы противодействовать ему. События трагедии будто подтверждают эти соображения героя: без вины гибнет Офелия, а зло остается ненаказанным. Гамлет не может смирится с этим, но и не находит в себе сил противодействовать. Если он станет убийцей, то перейдет на сторону зла и тем усилит его. Шекспир дает Гамлету несколько возможностей убить Клавдия: Гамлет видит, как король в одиночестве молится, и ему выпадает благоприятная возможность. И герой не делает решительного шага. В молитве Клавдий заслужит прощение свои грехи, смерть в такую минуту воспринималась современниками Шекспира как извинение грехов, а душа человека, считалось, отлетала в рай. Убить в такой миг Клавдия означало простить ему причиненное зло. Именно этого Гамлет и не может сделать. На наших глазах герой переживает сложную борьбу между чувством обязанности и собственными убеждениями, эта борьба приводит к печальному выводу: весь мир — тюрьма, где нет места человеческим добродетелям, где каждый человек обречен на одинокость. Монологи Гамлета раскрывают внутреннюю борьбу, которую ведет с собой герой. Он постоянно упрекает себе в бездеятельности, старается понять, способный ли он вообще на любое действие. Он даже думает о самоубийстве, но и здесь раздумья о том, или не ждут на него такие же проблемы в потустороннем мире, останавливают его («Быть или не быть?»). Обязанность приказывает ему «быть» и действовать. Шекспир показывает последовательное развитие характера Гамлета. В финале трагедии убийце король наказан, но произошло это вследствие стечения обстоятельств, а не из воли героя. Гамлет не случайно притворяется сумасшедшим: понять то, что понял Гам-Лет, и не сойти с ума может лишь очень сильный человек. Сила этого образа не в том, какие действия он делает, а в том, что он ощущает и принуждает переживать читателей. Чему человек не может достичь счастья и гармонии, в чем смысл человеческой жизни, можно ли побороть зло — вот лишь основные философские проблемы, которое поднимает Шекспир в своей трагедии. Он не дает на них окончательного ответа, наверно, это и невозможно. Но его вера в человека, в ее возможности создавать добро, противостоять злу — путь к ответу на них. Человеком он был весь, во всем. На него похожих уже я не увижу, — эти слова Гамлета о своем отце короля можно было бы взять эпиграфом и к разговору о Гамлете, принце Датского. Перед нами прошла вся жизнь Гамлета. Хотя трагедия охватывает несколько месяцев, но это был период настоящего преобразования героя из мальчика, который некогда не сталкивался с будничной чернотой жизни, на мыслителя, философа, готового к действиям юноши. Несколько штрихов Шекспир подает для изображения того, которым Гамлет был до того, как возникли в его жизни сложные вопросы. Гамлет был принцем Датским, наследником королевского трона. Имел ничем не омраченная жизнь, учился в наилучшему университете, который был символом свободной мысли, «синонимом духовной реформации ХVI столетие». Гамлет не только был знаком с научной мысленным взором в свое время, он хорошо знал литературу, искусство, сам писал стихи, знал правила сценического действа. Как настоящий человек в свое время, Гамлет владеет и мечом. Гамлет — настоящий гуманист, он хорошо понимал недостатки в свое время и мог бы быть мудрым правителем. Как сын своего отца, Гамлет должны отомстить за честь семьи, убить Клавдия, который не только отравил брата-короля, а и виновный в грехе. Братоубийцу плодит вокруг себя именно зло. Беда Гамлета в потому, что он не хочет быть продолжателем зла — ведь, чтобы искоренить зло, Гамлету придется применить то самое зло. Ему тяжело ступить на такой путь. Героя раздирает раздвоенность: дух отца призывает к мести, внутренний же голос останавливает «действие зла». Гамлет старается вывести зло, как это говорят, «на чистую воду». Для этого и устраивает он спектакль: «Пьеса — это петля, Она совесть уловит короля». Гамлет надеялся, что король и сам теперь сознается в совершенном преступлении. Он и сознается, но сам — на — сам, только в монологе с собой. Гамлет теряет благоприятный момент и дает возможность выиграть королю, который плетет против него новые сети зла. Гамлет умеет быть решительным — убивает же он Полония, думая, что это король; отправляет хладнокровно насмерть Гильденстерна и Розенкранца, с горькой иронией отмечая, что «Жизнь для человека — это промолвит: «Раз». Чему же Гамлет так долго не отваживается отомстить Клавдию, подвергнуть наказанию его? Не только об отплате за личную несправедливость или только месть за вбитого отца думает Гамлет — душу его растравляют раздумья о необходимости битвы с мировым злом: * Свихнулось время… В доля зла моя! Пусть буду я жестоким — и не зверем, Пусть ранит острое слово — не кинжал,- так думает иногда Гамлет. Он — человек своей эпохи, которая несет в себе ее раздвоенность. С одной стороны, Гамлет понимает, что человек — венцов всего живого, украшение природы; с другого — убеждается, что человек недалеко пошел от животных, она обычный «прах», «глина». Гамлет убежден, что потустороннего мира не существует. Гамлет может действовать и действует, но его раздирают совесть и сомнения, он готовый к мести и бездействует; он не может решиться на одно убийство, а его поведение служит причиной гибели тех людей, которые не имели бы быть наказаны. Вероятно, Гамлет «сам себя перехитрил»: слишком много говорит, раздумывает, делает все, кроме главного. Человек — это прекрасное, совершенное создание. Эти убеждения человека своей эпохи столкнулись со старым образом жизни, в котором все средства прекрасные для достижения своей цели, в котором действуют законы негуманные, жестокие, звериные. Благодаря таким, как Гамлет, человек остается человеком, существом совершенной — «homo sapiens» находится в постоянном поиске истины, решая вопрос по вопросам: «Быть или не быть?».

vslu.ru

В чём смысл жизни по мнению Гамлета . Шекспир

Одна тема с большей силой возникает в пьесе — бренность всего сущего. Смерть царит в этой трагедии от начала до конца. Она начинается с появления призрака убитого короля, в ходе действия погибает Полоний, потом тонет Офелия, едут на верную смерть Розенкранц и Гильденстен, умирает отравленная королева, погибает Лаэрт, клинок Гамлета наконец достигает Клавдия. Умирает и сам Гамлет, ставший жертвой коварства Лаэрта и Клавдия. Это наиболее кровавая из всех трагедий Шекспира. Но Шекспир не стремился поразить сознание зрителя историей убийства, уход из жизни каждого из персонажей имеет свое особое значение. Наиболее трагична судьба Гамлета, поскольку в его образе истинная человечность, соединенная с силой ума, находит самое яркое воплощение. Соответственно такой оценке его смерть изображена как подвиг во имя свободы.
Гамлет часто говорит о смерти. Уже вскоре после первого появления перед зрителями, он выдает затаенную мысль: жизнь стала так отвратительна, что он покончил бы с собой, если бы это не считалось грехом. О смерти размышляет он в монологе « Быть или не быть ?». Здесь героя волнует сама тайна смерти: что она такое или продолжение тех же мук, которыми полна земная жизнь? Страх перед неизвестностью, перед этой страной, откуда не возвращался ни один путник, нередко заставляет людей уклоняться от борьбы из опасения попасть в этот неведомый мир.
Гамлет сосредоточивается на мысли о смерти, когда, атакуемый упрямыми фактами, и тягостными сомнениями, не может по-прежнему упрочить мысль, в быстром течении все вокруг движется, и не за что зацепиться, даже не видно спасительно соломинки.
В монологе третьего акта ( Быть или не быть ) Гамлет четко определяет дилемму, перед которой он стоит:

….покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы
Иль, ополчась на море смут, сразить их
Противоборством? [

Все тяжелее давит на его плечи бремя клятвы. Принц упрекает себя в излишней медленности. Дом мести отодвигается, тускнеет перед глубочайшими вопросами о судьбах века, о смысле жизни, которые встают перед Гамлетом во всю ширь.
Быть для Гамлета это значит мыслить, верить в человека и действовать в согласии со своими убеждениями и верой. Но чем глубже он познает людей, жизнь, тем яснее видит торжествующее зло и осознает, что бессилен сокрушить его такой одинокой борьбой.
Разлад с миром сопровождается внутренним разладом. Былая вера Гамлета в человека, прежние его идеалы сокрушены, надломлены в столкновении с реальностью, но он не может отрешиться от них до конца, иначе он перестал бы быть собой.
Гамлет человек феодального мира, призванный кодексом чести отомстить за смерть отца. Гамлет, стремящийся к целостности, переживает муки раздвоения; Гамлет, восстающий против мира муки тюрьмы, чувствует на себе его оковы. Все это рождает непереносимую скорбь, душевную боль, сомнения. Не лучше раз покончить со всеми страданиями. Уйти. Умереть.
Но Гамлет отвергает мысль о самоубийстве. Но не надолго. После того, как мщение совершилось, герой гибнет, в землю его сводит бремя, которое он не может ни снести, ни сбросить. Испытывая отвращение к мерзкому Клавдию, предаваясь сомнениям, бессильный охватить события в их объективном движении, он идет к своей гибели, сохраняя высокое достоинство.
Гамлет уверен, что начальная повесть о его жизни нужна людям как урок, предостережение и призыв, решителен его предсмертный наказ другу Горацио: «Из всех событий открой причину ». Своей судьбой он свидетельствует о трагических противоречиях истории, трудной, но все более настойчивой ее работе по очеловечиванию человека.

otvet.mail.ru

Читать Гамлет, принц датский (пер. Б. Пастернака) — Шекспир Уильям — Страница 1

Вильям Шекспир. Гамлет, принц датский (пер. Б.Пастернак)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Клавдий, король датский.

Гамлет, сын прежнего и племянник нынешнего короля.

Полоний, главный королевский советник.

Горацио, друг Гамлета.

Лаэрт, сын Полония.

Вольтиманд,Корнелий – придворные.

Розенкранц, Гильденстерн – бывшие университетские товарищи Гамлета.

Озрик.

Дворянин.

Священник.

Марцелл, Бернардо – офицеры

Франциско, солдат.

Рейнальдо, приближенный Полония.

Актеры.

Два могильщика.

Призрак отца Гамлета.

Фортинбрас, принц норвежский.

Капитан.

Английские послы.

Гертруда, королева датская, мать Гамлета.

Офелия, дочь Полония.

Лорды, леди, офицеры, солдаты, матросы, вестовые, свитские.

Место действия – Эльсинор.

АКТ ПЕРВЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Эльсинор. Площадка перед замком.

Полночь. Франциско на своем посту. Часы бьют двенадцать. К нему подходит Бернардо.

Бернардо

Кто здесь?

Франциско

Нет, сам ты кто, сначала отвечай.

Бернардо

Да здравствует король!

Франциско

Бернардо?

Бернардо

Он.

Франциско

Вы позаботились прийти в свой час.

Бернардо

Двенадцать бьет; поди поспи, Франциско.

Франциско

Спасибо, что сменили: я озяб,

И на сердце тоска.

Бернардо

Как в карауле?

Франциско

Все, как мышь, притихло.

Бернардо

Ну, доброй ночи.

А встретятся Гораций и Марцелл,

Подсменные мои, – поторопите.

Франциско

Послушать, не они ли. – Кто идет?

Входят Горацио и Марцелл.

Горацио

Друзья страны.

Марцелл

И слуги короля.

Франциско

Прощайте.

Марцелл

До свиданья, старина.

Кто вас сменил?

Франциско

Бернардо на посту.

Прощайте.

Уходит.

Марцелл

Эй! Бернардо!

Бернардо

Вот так так!

Гораций здесь!

Горацио

Да, в некотором роде.

Бернардо

Гораций, здравствуй; здравствуй, друг Марцелл

Марцелл

Ну как, являлась нынче эта странность?

Бернардо

Пока не видел.

Марцелл

Горацио считает это все

Игрой воображенья и не верит

В наш призрак, дважды виденный подряд.

Вот я и предложил ему побыть

На страже с нами нынешнею ночью

И, если дух покажется опять,

Проверить это и заговорить с ним.

Горацио

Да, так он вам и явится!

Бернардо

Присядем,

И разрешите штурмовать ваш слух,

Столь укрепленный против нас, рассказом

О виденном.

Горацио

Извольте, я сажусь.

Послушаем, что скажет нам Бернардо.

Бернардо

Минувшей ночью,

Когда звезда, что западней Полярной,

Перенесла лучи в ту часть небес,

Где и сейчас сияет, я с Марцеллом,

Лишь било час…

Входит Призрак

Марцелл

Молчи! Замри! Гляди, вот он опять.

Бернардо

Осанкой – вылитый король покойный.

Марцелл

Ты сведущ – обратись к нему, Гораций.

Бернардо

Ну что, напоминает короля?

Горацио

Да как еще! Я в страхе и смятенье!

Бернардо

Он ждет вопроса.

Марцелл

Спрашивай, Гораций.

Горацио

Кто ты, без права в этот час ночной

Принявший вид, каким блистал, бывало,

Похороненный Дании монарх?

Я небом заклинаю, отвечай мне!

Марцелл

Он оскорбился.

Бернардо

И уходит прочь.

Горацио

Стой! Отвечай! Ответь! Я заклинаю!

Призрак уходит

Марцелл

Ушел и говорить не пожелал.

Бернардо

Ну что, Гораций? Полно трепетать.

Одна ли тут игра воображенья?

Как ваше мненье?

Горацио

Богом поклянусь:

Я б не признал, когда б не очевидность!

Марцелл

А с королем как схож!

Горацио

Как ты с собой.

И в тех же латах, как в бою с норвежцем,

И так же хмур, как в незабвенный день,

Когда при ссоре с выборными Польши

Он из саней их вывалил на лед.

Невероятно!

Марцелл

В такой же час таким же важным шагом

Прошел вчера он дважды мимо нас.

Горацио

Подробностей разгадки я не знаю,

Но в общем, вероятно, это знак

Грозящих государству потрясений.

Марцелл

Постойте. Сядем. Кто мне объяснит,

К чему такая строгость караулов,

Стесняющая граждан по ночам?

Чем вызвана отливка медных пушек,

И ввоз оружья из-за рубежа,

И корабельных плотников вербовка,

Усердных в будни и в воскресный день?

Что кроется за этою горячкой,

Потребовавшей ночь в подмогу дню?

Кто объяснит мне это?

Горацио

Постараюсь.

По крайней мере слух таков. Король,

Чей образ только что предстал пред нами,

Как вам известно, вызван был на бой

Властителем норвежцев Фортинбрасом.

В бою осилил храбрый Гамлет наш,

Таким и слывший в просвещенном мире.

Противник пал. Имелся договор,

Скрепленный с соблюденьем правил чести,

Что вместе с жизнью должен Фортинбрас

Оставить победителю и земли,

В обмен на что и с нашей стороны

Пошли в залог обширные владенья,

И ими завладел бы Фортинбрас,

Возьми он верх. По тем же основаньям

Его земля по названной статье

Вся Гамлету досталась. Дальше вот что.

Его наследник, младший Фортинбрас,

В избытке прирожденного задора

Набрал по всей Норвегии отряд

За хлеб готовых в бой головорезов.

Приготовлений видимая цель,

Как это подтверждают донесенья, —

Насильственно, с оружием в руках,

Отбить отцом утраченные земли.

Вот тут-то, полагаю, и лежит

Важнейшая причина наших сборов,

Источник беспокойства и предлог

К сумятице и сутолоке в крае.

Бернардо

Я думаю, что так оно и есть.

Не зря обходит в латах караулы

Зловещий призрак, схожий с королем,

Который был и есть тех войн виновник.

Горацио

Он как сучок в глазу души моей!

В года расцвета Рима, в дни побед,

Пред тем как властный Юлий пал, могилы

Стояли без жильцов, а мертвецы

На улицах невнятицу мололи.

В огне комет кровавилась роса,

На солнце пятна появлялись; месяц,

На чьем влиянье зиждет власть Нептун,

Был болен тьмой, как в светопреставленье,

Такую же толпу дурных примет,

Как бы бегущих впереди событья,

Подобно наспех высланным гонцам,

Земля и небо вместе посылают

В широты наши нашим землякам.

Призрак возвращается

online-knigi.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о