Левша гоголь – Краткое содержание повести «Левша» Лескова по главам: краткий пересказ «Сказа о тульском косом Левше» |LITERATURUS: Мир русской литературы

Содержание

Левша — биография мастера, внешность и характер, подковал блоху

Левша: история персонажа

Простой тульский ремесленник Левша не отличается какими-либо особенными характеристиками. Мужчина живет в родном городе, заботится о пожилых родителях и проводит много времени за любимым делом. И даже получив возможно кардинально изменить собственную жизнь, герой не изменяет простым жизненным радостям.

История создания

Писатель Николай Лесков

В 1881 году на страницах журнала «Русь» вышла повесть под названием «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе», главная мысль которой была изложена в предисловии:

«В ней изображается борьба наших мастеров с английскими мастерами, из которой наши вышли победоносно и англичан совершенно посрамили и унизили. Здесь же выясняется некоторая секретная причина военных неудач в Крыму. Я записал эту легенду в Сестрорецке».

Последнюю фразу читатели и критики поняли буквально, и автора повести – Николая Лескова – обвинили в простом пересказе забытой сказки. На самом деле, рассказ о Левше был написан Лесковым самостоятельно.

Иллюстрация к книге «Левша»

Возможным прототипом главного героя послужил ремесленник Алексей Михайлович Сурнин. Мужчина прожил два года в Англии, где проходил обучение на заводе. После возвращения Сурнин обучал российских мастеров и разрабатывал новые инструменты для работы с металлами.

Со временем имя главного героя приобрело нарицательное значение, а исследователи и биографа признали Лескова единственным автором патриотичной «легенды».

Сюжет

Левша

Мужчина по прозвищу Левша жил в городе Тула и прославился собственными металлолитейными работами. Внешность героя, как и мастерство, была выдающаяся:

«…на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны…».

Именно к Левше и двум его товарищам обратился донской казак Платов с царским поручением. Николай Павлович, взошедший на престол после Александра Павловича, обнаружил в вещах брата металлическую блоху, которую царь привез из Англии.

Император Александр I

Желая доказать, что в России работают не менее искусные мастера, монарх отправил старого военного на поиски лучших мастеров. Мужчинам велено сделать из металла такую диковинку, которая поразит англичан.

Получив распоряжения от Платова, лучшие тульские мастеровые заперлись в доме Левши и несколько дней провели за работой. Когда же донской казак вернулся, то не проявил к стараниям мастеров должного уважения. Платов, решивший, что мужики его провели, закинул Левшу в карету и повез героя к монарху.

Иллюстрация к книге «Левша»

На аудиенции у царя казак признался, что не выполнил поручения и привез из Тулы одного из обманщиков. Николай Павлович решил лично побеседовать с горе-мастером. Оказавшись в царских палатах, Левша, который не привык разговаривать со столь высокопоставленными чиновниками, в народных выражениях объяснил государю задумку мастеров.

Мужчины подковали блоху и выгравировали собственные имена на подковах. Только имени Левши там не значилось. Герой сделал самую тонкую работу – ковал гвозди для подков.

Российский двор без сомнений признал, что у мастера – золотые руки. Чтобы утереть нос англичанам, государь решает отправить подкованную блоху обратно и вместе с необычным подарком послать за границу Левшу. Так в биографии простого тульского кузнеца произошел невероятный поворот.

Левша

Отмыв сельского мужика и придав герою вид более презентабельный, Платов отправляет Левшу за рубеж. В Лондоне, куда вскоре прибыла российская делегация, искусного мастера рассматривали как небывалое чудо.

Местные кузнецы и прочие ремесленники задавали смелому герою вопросы об образовании и опыте. Левша же без стеснения признавался, что не знает даже азов арифметики. Впечатленные талантами простого русского мужика, англичане попытались переманить мастера на свою сторону.

Но Левша, верный родине и тоскующий по родителям, оставшимся в Туле, отказался от предложения переехать в Англию. Единственное, на что согласился мастер, – остаться в Лондоне, чтобы осмотреть местные фабрики и заводы.

Левша подковал блоху

Англичане показали Левше последние ремесленные чудеса, но ничего из новинок не впечатлило героя. Зато старые ружья вызвали у тульского жителя необоснованный интерес. После тщательного изучения пистолетов Левша попросился домой.

Так как мужчина не знал иностранных языков, решено было отправить ремесленника морем. Довольно быстро Левша нашел себе приятеля – английского полушкипера, который говорил по-русски. Всю дорогу до России героя съедало нетерпение. Что-то увиденное в Англии так заинтересовало Левшу, что мужчина считал минуты до аудиенции у государя.

Чтобы скоротать время, полушкипер и ремесленник решили провести состязание. Мужчины захотели проверить, кто кого перепьет. И к моменту схода на берег оба действующих лица были так пьяны, что не могли говорить.

Левша

Уже в России англичанина немедленно доставили в посольство, а Левшу, который забыл документы еще в Туле, выбросили на улице. Долго страдал смертельно пьяный ремесленник на холодной дороге, пока не подобрали несчастного и не доставили в больницу.

Героя обокрали и много раз роняли, пока везли в госпиталь, принимающий больных без документов. К моменту, когда о приключениях Левши стало известно высокопоставленным лицам, тульский ремесленник умер. Единственное, что успел сказать герой перед смертью врачевателю:

«Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся».

Но никто не послушал совета опытного мастера.

Экранизации и постановки

Актер Дмитрий Журавлев

На территории СССР повесть Лескова воспринималась как произведение для детей. Неудивительно, что первая экранизация произведения представляет собой мультипликационный фильм. В 1964 году состоялась премьера мультфильма «Левша». Текст повести читает актер Дмитрий Журавлев.

В 1986 году по мотивам повести Лескова снят фильм «Левша». Съемочный процесс занял много времени, и самые масштабные сцены снимались в Большом дворце Гатчины. Роль ремесленника исполнил Николай Стоцкий.

Актер Андрей Попов

В 2013 году повесть об искусном мастере послужила основой для оперного произведения. Автором музыки для «Левши» выступил Родион Щедрин. Партию главного героя писали специально для тенора Андрея Попова.

Цитаты

«Горите себе, а нам некогда».

«Если государю угодно меня видеть, я должен идти; а если при мне тугамента нет, так я тому не причинен и скажу, отчего так дело было».

«Только так нашу работу и заметить можно: тогда все и удивление окажется».

«Мы люди бедные и по бедности своей мелкоскопа не имеем, а у нас так глаз пристрелявши».

Фото

24smi.org

Как Левша аглицкую блоху подковал? Рассказы с ладошку | Культура

В Тулу как-то приехал Петр I. Появилась у него мысль основать здесь оружейный завод. Остановился царь у воеводы, но отдыхать не стал, а попросил привести к нему лучшего «ружейного» мастера. Воевода почесал затылок. Мастеров в кузнечной слободе уйма, а вот кто из них лучший… Привели первого попавшегося. Царь, конечно, именем его поинтересовался. Парень назвал себя Тычкой.

Петр I попросил починить его пистолет, сделанный в Англии. Тычка взял его да и пропал на три дня. Воевода с ног сбился в поисках мастера, что отвечать царю? Но Тычка сам явился и отдал пистолет Петру I. Тот пощелкал — работает. А потом и говорит: «Вот если бы у вас все мастера были такие. Хорошая работа. А сделать смогли бы?» Тычка в ответ: «А чего их делать?» Петр I не удержался и гневно замахнулся на парня. Не любил царь, когда зря чужую работу ругали. Тут Тычка, недолго думая, достает пистолет, который брал у царя и подает ему.

Тычка-то за три дня не только починил царский пистолет, но и новый сделал, похожий на него, как две капли воды. С того времени Петр I поверил в тульских мастеров и велел строить здесь завод…

Рано осиротев, Иван Панькин перепробовал много профессий, прежде чем «прибился» к писательскому труду. Как-то, вспоминает Виктор Астафьев в книге «Зрячий посох», попросило начальство Ивана Панькина написать историю оружейного завода, а он создал легенды о мастере Тычке. Панькин любил книги Лескова. И всегда в разговоре о своем любимом герое подчеркивал, что «его» Тычка — учитель Левши. 10 лет назад не стало Ивана Панькина, а его книгу по-прежнему зачитывают до дыр.

А мы продолжим наш рассказ о мастеровых людях.

В своем сказе «Левша» писатель Николай Лесков поведал о мастерстве тульских умельцев, которые смогли металлическую блоху подковать. О своей изобретательности мастер Левша говорил: «Я мельче этих подковок работал… гвоздики выковывал, их никакой мелкостоп взять не может. У нас глаз уже пристрелявши».

Но прежде писатель рассказал читателям о том, что англичане, узнав о приезде к ним императора Александра I, преподнесли ему танцующую блоху, чем очень удивили государя. А записал Лесков эту легенду в Сестрорецке со слов старого оружейника, который переехал из тульских мест на Сестру-реку во время царствования государя Александра I.

Давно уже стало хорошей традицией для тульских оружейников изготавливать миниатюрные модели оружия. Всегда считалось, что тем ценнее искусство мастера, чем меньше его изделие. В Тульском музее оружия есть экспонаты в разделе «боевые малютки», некоторые образцы из них экспонировались на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. Здесь можно увидеть винтовку 1870 года, калибр 3,5 мм, вес 185 граммов, револьверы системы Лефоше, охотничьи ружья и т. д.

Многие образцы действующие. Однако работникам музея не удалось установить фамилий мастеров этих изделий. Но известно, что 82-летний мастер Алексей Медведев в 1845 году преподнес русскому царю саблю, которая весила 6 граммов, и два миниатюрных пистолета.

Среди признанных мастеров современности Б. Попов, С. Архипов, К. Сушкин, А. Баташов и другие. Борис Попов создал целую коллекцию русских пушек маленького размера. Квартира мастера Константина Сушкина, нашего современника, — и музей, и мастерская. Сушкин создал свыше 130 моделей. Все их умелец мастерит на глаз. Интерес к этому делу появился у Константина в детстве. В его «арсенале» револьверы, пистолеты и пушки. Калибр стволов оружия мастера не больше 2 миллиметров. Каждая вещь Сушкина уникальна. Долгие годы мастерит миниатюрное оружие туляк Вячеслав Корнаухов. Он создал винтовку 1891 года конструктора С. Мосина, пистолеты «Парабеллум», «Маузер», «ТТ».

Давно мечтал повторить достижения Левши тульский токарь завода «Тяжпромарматура» Николай Алдунин. Чтобы воплотить идею в жизнь, Николай перерыл массу литературы, подготовил необходимые инструменты. Алдунин подковал блоху размером в 2 миллиметра. Золотые гвоздики сделал толщиной в 1,5 микрона, диаметр шляпки — 5 микрон. Над этой работой мастер трудился три месяца.

«Порой, — признался Алдунин, — во время работы ощущал удары своего сердца. Для такого дела особый настрой нужен, спокойствие и терпение».

За последние 8 лет его коллекция пополнилась новыми изделиями. Николай изготовил крошечный танк Т-34, который установил на семечке от яблока. Танк состоит из 257 деталей, а его длина — 2 миллиметра. Есть в коллекции мастера миниатюрный автомат Калашникова, винтовка Мосина. Многие экспонаты можно рассмотреть с помощью микроскопа. Так, Алдунин разместил в игольном ушке караван верблюдов, каждый из них высотой в 28 микрон…

Исследователи сделали вывод, что надписи на зернах и микроакварели были известны еще в Древней Греции. Занятие миниатюрами было свойственно также мастерам Китая и Японии. Акварели создавали на дощечках, рисовом зерне и шелке, которые не превышали современной монеты.

Н. Лесков сумел доказать, что наши мастера не хуже заморских. А уж «глаз» Левши достоин особого восхищения. Однако и сейчас от умельцев, как и прежде, требуется хорошая чувствительность пальцев, художественный вкус и терпение.

Если Н. Алдунин стал заниматься микроминиатюрой в зрелом возрасте, то москвич Эдуард Казарян — в 18 лет. За 25 лет он создал свыше 300 маленьких шедевров. Он привык использовать в работе разные материалы. В ход идут маковое зерно, рыбья чешуя, слоновая кость, швейная игла. Эдуард не только мастер миниатюрных изделий, но еще и поэт, музыкант и композитор. Казарян играет на многих музыкальных инструментах, им написано более ста песен.

40 лет трудится над микроминиатюрами житель Украины Николай Сядристый. Создавая крошечные экспонаты, мастер перепробовал множество материалов. У него есть изделия из золота и платины, он работает с рисовыми зернами, иголками, фруктовыми косточками, гвоздями и т. д. Кажется, что такому художнику подвластно все. Николай всегда работает руками, используя лишь крохотный инструмент, который в несколько раз тоньше человеческого волоса.

Николаю удалось создать чайный сервиз из золота и поместить его на сахарной крупинке. Выставки микроминиатюр мастера видели практически во всех странах мира.

Среди продолжателей Левши достойное место занимает мастер из Казахстана Николай Савидов. Его имя внесено в Книгу рекордов планеты — 2000 года. Николай установил на обычном курином яйце 122 подковы, причем каждая из них закреплена на скорлупе тремя гвоздиками. Сам художник считает, что это дело под силу каждому. Когда Николая спрашивают, что необходимо для такой работы, он скромно отвечает: «Руки, глаза и микроскоп».

Крошечными резцами на человеческом волосе Савидов «вырезает» пословицы. На специальных стеклах, куда запаяны микроминиатюры, с помощью микроскопа можно прочитать: «И золото в грязи блестит», «Не зная броду — не лезь в воду» и другие. Савидов всегда проявляет изобретательность. В его коллекции (300 микроминиатюр) есть настоящая домбра, которая помещена в половинку макового зернышка диаметром около миллиметра.

Продолжение в следующей части..


shkolazhizni.ru

Краткое содержание Лесков Левша кратко и по главам для читательского дневника

Содержание

  1. Очень кратко
  2. Краткое содержание
  3. По главам

Левша очень кратко

1881 год. Россия. Выходит сборник «Праведники», в который входит сказ «Левша». А сборник печатается в журнале «Русь». Сюжет незатейлив: Александр 1 едет в Англию, где его вниманию представляют танцующую блоху. Он эту забаву покупает и привозит на Родину. Александра на троне сменяет Николай 1.

Он находит блоху, и чтобы убедиться в превосходстве русской нации, объявляет поиск того, кто бы подковал блоху. В Туле находят Левшу. Он исполняет волю государя, едет в Англию, где демонстрирует свою работу. Но, к сожалению, возвращаясь домой, Левшу убивает «зеленый змий»…

Главная мысль сказа «Левша» в том, что Николай Лесков старается пробудить в читателе доброту к людям, ко всему окружающему. Идею можно выразить пословицей: «У него шуба овечкина, а душа человечкина» или «Встречают по одежке, а провожают по уму».

Читать краткое содержание рассказа Левша Лескова

Веский совет окончен, и Александр 1 принимает решение «по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть». Его сопровождает верный слуга, донской казак, Платов. Платов не удивляется чужеземным диковинам и считает, что свое не хуже.

В Англии Александру 1 демонстрируют механическую блоху, он ее покупает и привозит в Россию. По возвращении император умирает и на престол восходит Николай 1. Ему тоже блоха нравится, но чтобы утвердить превосходство русских умельцев, отправляет Платова в Тулу сыскать мастера, чтобы тот подковал блоху. Трое умельцев вызываются сделать дело. Они благословляются походом к иконе святого Николая, а после закрываются в домике Левши и подковывают блоху. Платову секрета своего мастерства они не открывают. Поэтому Левшу привозят к императору в столицу.

Николай хочет посмотреть блоху в деле, но она не танцует. Император рассержен. Тогда он пытается обвинить Левшу в порче диковины, но тот советует посмотреть механизм в микроскоп. Эта затея заканчивается неудачей. После долгих попыток, наконец, рассматривают, что блоха подкована и мало того, Левша говорит, что на каждой подкове имя мастера выгравировано.

Левша реабилитирован. Его моют в бане и командируют в Англию свезти подарок. Левша едет. Ему предлагают остаться в Англии, но Левша не остается. Его возят по заводам. Он смотрит на то, что работники там сытые. Но больше всего ему удивительно, что старые ружья кирпичом не чистят.

Скоро Левше становится грустно, и он отправляется в обратный путь. Пока он плывет. Он заключает со шкипером пари, кто кого перепьет. Они стараются выполнить условия и допиваются до состояния «белой горячки».

В конце концов, они добираются до Петербурга, где шкипера увозят в посольство, а Левшу в больницу для неизвестных людей без документов и денег, при этом у него отбирают подарки.

Левша хочет государю доложить о результате поездки, а особенно про ружья, но не успевает сделать этого – умирает…

Хотя его английский «компаньон» пытается Левшу разыскать. Но бюрократизм дает о себе знать. Его отправляют к графу Клейнмихелю, потом к казаку Платову. Но Платов уже не на службе и отсылает английского шкипера к коменданту Скобелеву. Последний входит в положение и посылает к Левше доктора Мартын-Сольского. Но…, уже поздно.

Если бы слова о ружьях, а точнее о способах их чистки, передали государю, то, возможно, что у Крымской войны был бы другой исход…

Сегодня история эта почти позабыта. Имя Левши не помнят, но, как пишет Лесков: «хотя машины не потворствуют «аристократической удали, сами работники вспоминают о старине и своём эпосе с «человеческой душой», с гордостью и любовью».

Краткое содержание Левша по главам Лесков

Эта выдающаяся повесть Николая Лескова, была опубликована в одна тысяча восемьсот восемьдесят первом году, и состоит она из двадцати глав.

Глава 1

Окончив свои дела государь Александр Павлович решает посетить Европу, побывать в разных странах, повидать талантов да чудес. Он был человеком дружелюбным, околесил много мест и все пытались его чем-то удивить и завлечь. В поездках всегда сопровождал его донской казак Платов. Он ни на долю не разделял восторга государя, скучал по дому и был в полной уверенности, что русские мастера ничем не хуже чужеземных творцов.

Глава 2

Царя приглашают посетить кунсткамеры. И он не долго думая берет с собой своего неизменного спутника и отправляются смотреть всякие диковины. Заходят они в огромное здание с множеством бесконечных коридоров. Англичане стали удивлять государя разными диковинами для военных обстоятельств. Он радуется всему, все ему хорошо, а Платов ни в какую, мол его казаки и без того хорошо воевали. Подают ему англичане ружьё и говорят, что оно неизвестного неподражаемого мастера. Государь охает да ахает. А донской казак достал из кармана отвертку и стал замок ковырять, отворил его, а там надпись выведена русскими буквами с именем и фамилией мастера из Тулы.

Неловко англичанам стало, а царь пожалел их. Платов был рад, что оконфузил англичан, однако не понимал жалости государя.

Глава 3

Далее они снова отправляются кунсткамеры смотреть. Англичане расхваливали сахар свой высшего сорта. А Платов и рад, видит, что не приносит это удивления государю.

Повели тогда их в следующую комнату, поднесли подарок царю, как на первый взгляд, так на пустом подносе. Видит государь соринку одну лишь. Берет в руки ее, пытается рассмотреть, что там да как. А англичане и говорят, в мелкоскоп нужно смотреть, это металлическая блоха. К диковине этой прилагался еще маленький ключик, если ключик провернуть и им завести блоху, она тут же пустится в пляс.

Государь воспрял, возрадовался и отблагодарил англичан крупной суммой денег. Платов был возмущен, что Александр за дар еще и денег дает. А царь ему все повторял, чтобы он не влезал и не портил ему политические отношения с англичанами. Взял себе мелкоскоп в тайне от царя казак донской и поехали они домой. По дороге разговоров они практически не вели, так как каждый при своих мыслях остался. Царь был уверен, что англичанам нет равных в мастерстве и искусстве, а Платов думал про себя, что и свои мастера, что не попроси, все сумеют.

Глава 4

В России Александр умирает и подарок попадает к его жене, а та передает ее новому царю — брату покойного. Новый государь не понимает, что это такое, однако выбрасывать запрещает. Пытается поднять записи и найти хоть что-то, что подскажет о назначении этого подарка, однако поиски не дают результатов. Платов был еще жив, он узнает, что во дворце поднялась шумиха из-за металлической блохи, пришел к царю и рассказал что да и как. Платов признал, что это очень удивительная и тончайшая работа, но намекнул, что надо бы русским мастерам взглянуть на нее, может они смогут сделать еще более диковинную вещь. Государь Николай Павлович всегда был уверен в русских мастерах и поручил Платову это заняться этим делом.

Глава 5

Платов отвозит тульским мастерам блоху. Они рассматривают ее и просят время подумать, что можно сделать эдакое для государя. Платов недоволен, не любит он ждать, все ему нужно тут же и сразу. Однако все таки уезжает и обещает через две недели вернуться. Туляки клянутся, что успеют в срок и представят что-нибудь великолепное.

Глава 6

Платов покинул город. Также, вслед за ним, из него выехали и три тульских мастера, один из них был косой левша с родимым пятном на лице. Пошли они в Киевскую сторону. Возможно, людям бы показалось, что перехвалили они себя и решили сбежать от немилости царя, да еще и с его подарком. Но такие сомнения не имели оснований и были недостойны людей на которых теперь возлагалась честь нации.

Глава 7

Туляки разумные и являются очень набожным народом. Направились мастера к Мценску, где хранится древняя икона святого Николая. Отслужили они там молебен возле иконы и отправились восвояси.

Заперлись они в доме у косого Левши на все замки, закрыли все ставни на окнах и стали работать не покладая рук.
Третий день носу из дома не кажут, слышно только молотков стук.

Глава 8

Приехал Платов в Тулу с двумя казаками. Послал он их за работой. Сидит ждет и не терпится ему глянуть, что же вышло у мастеров.

Глава 9

Прибежали казаки к дому, стали двери ломить, кричат, чтоб выходили мастера. Они как раз доделывали работу и сказали, что сами принесут Платову. Вышли они из дома, идут, и один из них несет царскую шкатулку с английской блохой.

Глава 10

Подали туляки шкатулку Платову. Отворил он ее и видит, что лежит там в том же виде блоха и больше нет ничего. Мастера не захотели говорить в чем их работа заключалась, мол пусть государь сам посмотрит. Платов рассердился такому поведению и взял одного из мастеров, а именно Левшу с собой в Петербург. Подъехали они к дворцу, Платов к царю направился, а Левшу велел казакам стеречь.

Глава 11

Государь тотчас же стал блохой интересоваться. Платов ему объясняет, мол отдали ему блоху и ничего не сделали нового. Но царь не верит и просит быстрее принести ему шкатулку.

Глава 12

Смотрит царь и глазам поверить не может, лежит невидоизмененная блоха. Позвал он свою дочь любимую, чтобы она своими аккуратными тоненькими пальчиками блоху ключиком завела. Стала она ключиком крутить, а блоха не хочет в пляс пускаться.

Платов разъярился, быстрее пули выскочил на двор и стал Левшу за одежду, да за волосы трепать. Когда отпустил он мастера, тот сказал чтобы мелкоскоп взяли и через него посмотрели.

Глава 13

Государь обрадовался, он верил, что русские мастера не осрамят его. Глянул он в мелкоскоп, но так ничего не увидел. Тогда привели Левшу к нему. А Левша и говорит что, мол пяточку блохи смотреть надо. Царь глянул, засиял весь, и принялся Левшу целовать.

Царь знал, что руки отечественных мастеров и талантов не посмеют подвести его. Ведь оказывается они блоху, подаренную англичанами, подковали.

Глава 14

Все начали интересоваться и смотреть на это диво дивное. Левша промолвил, что если бы царь в мелкоскоп еще мощнее этого глянул, то увидел бы на каждой подкове имя мастера увидел. Велел царь блоху англичанам на подарок отвезти, чтоб подивились, на что русские мастера способны. И Левшу вымыли, постригли и отправили в Лондон, чтоб показал, да рассказал им русское мастерство

Глава 15

Привезли мастера Левшу, в гостиницу поселили, а шкатулку отдали куда надо. Посмотрели англичане блоху и захотели с мастером увидеться.

Четыре дня кормили, поили Левшу, да нахваливали. Убеждали у них жить остаться. Однако Левша отказался, согласился лишь погостить некоторое время.

Глава 16

Погостил Левша у англичан, на их производства посмотрел. Понравилось ему как к работникам у них относятся, все сытые, в хороших одеждах. Поблагодарил он их за гостеприимство, но захотелось ему домой на землю русскую. Дали денег ему, все как полагается и повезли в Россию. Посадили на корабль его, там Левша от скуки знакомится с полшкипером и начинают выпивать они.

Глава 17

Поддали они так, что заспорили и полшкипер от досады захотел даже Левшу с борта скинуть. Однако матросы, завидев эту картину, доложили капитану об этом действии. Затем, по его приказу, заперли их порознь и так и довезли до Петербурга.

Глава 18

Полшкипера привезли в посольский дом и сразу лечить его принялись. Ванну теплую ему сделали, пилюль надавали, положили и укутали шубами, чтоб пропотел как полагается. А Левшу бросили на пол в квартале, начали документы спрашивать, кто он и откуда. Он был слишком слаб от пьянства и от дороги тяжелой и сказать не мог ничего, плохо чувствовал себя, только постанывал. Обыскали его, деньги отобрали и в больницу отправили. Повезли по больницам, не нужен он нигде, не берут его без документов. Один подлекарь подсказал, чтоб везли его в простонародную лечебницу, где всех неизвестных умирать принимают.

В это время англичанин пришел в себя и тут же кинулся искать своего новоиспеченного русского товарища.

Глава 19

Отыскал он Левшу, практически в умирающем состоянии. Левша попросил с государем двумя словами перемолвиться. Обратился англичанин к Платову, чтоб тот помог. Однако тот уже от дел отошел и помочь не смог, посоветовал к коменданту Скобелеву обратиться. Тот в свою очередь послал к Левше русского доктора. Когда лекарь приехал, Левша был уже при смерти. Успел вымолвить только, чтоб государю русскому передали, что англичане ружья не чистят кирпичом. Сказал, чтоб и свои не чистили, а то вдруг война, а ружья будут непригодны к стрельбе. Вымолвил он это, да скончался.

Пошел лекарь к графу с этой информацией. А тот отослал его, мол не надо лезть в чужое дело. А если бы вовремя слова Левши государю передали, возможно в Крыму на войне все по-другому сложилось.

Глава 20

Сейчас это все дела уже давно прошедших лет. Таких талантов, как Левша, конечно же уже не сыщешь в Туле. Работники ценят выгоды современных механических машин, но по прежнем не забывают и частенько предаются радостным воспоминаниям.

Своим рассказом автор доносит до читателя, что нужно ценить таланты своих мастеров и относиться к людям по-человечески. Ведь обычный простой трудяга, даже умирая, беспокоится за будущее своей страны, а вышестоящие представители относятся к народу и к своей стране равнодушно и безразлично.

«Левша» или «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе».

Оцените произведение: Голосов: 79

Читать краткое содержание Левша кратко и по главам. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Лесков. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Левша кратко и по главам

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Остров пингвинов Франс

    Произведение повествует о стране Пингвинии, пережившей в своем развитии несколько эпох, начиная от древних времен и заканчивая новейшей историей.

  • Краткое содержание Выпрямила Глеб Успенский

    Рассказчиком в произведении является сельский учитель Тяпушкин, достаток которого был так низок, что у него была возможность проживать лишь в небольшой избе с сырыми дровами в печке и укрываться рваным полушубком

  • Краткое содержание Шиллер Вильгельм Телль

    В пьесе описывается сложившаяся непростая жизнь простого люда, в трёх лесных кантонах, которыми управляют наместники императора. Так однажды жену крестьянина Баумгартена, не обесчестил комендант

  • Краткое содержание Ремарк Триумфальная арка

    Действие романа происходит во времена Второй мировой войны, во Франции. Главным героем выступает бежавший немецкий хирург Равик, который прошёл Первую мировую войну и тайно, без всяких документов и разрешения проживает во Франции

  • Краткое содержание Астафьев Яшка лось

    Жизнь часто бывает не справедливой. Яшка – это маленький жеребенок, который был очень упертым, и даже в какой-то степени свободолюбивым. У него была мать – кобыла по имени Марианна

chitatelskij-dnevnik.ru

Полное содержание Левша Лесков Н.С. [1/3] :: Litra.RU

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Лесков Н.С. / Левша

    (Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе)

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

     Когда император Александр Павлович окончил венский совет, то он захотел по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть. Объездил он все страны и везде через свою ласковость всегда имел самые междоусобные разговоры со всякими людьми, и все его чем-нибудь удивляли и на свою сторону преклонять хотели, но при нем был донской казак Платов, который этого склонения не любил и, скучая по своему хозяйству, все государя домой манил. И чуть если Платов заметит, что государь чем-нибудь иностранным очень интересуется, то все провожатые молчат, а Платов сейчас скажет: «так и так, и у нас дома свое не хуже есть,— и чем-нибудь отведет.

     Англичане это знали и к приезду государеву выдумали разные хитрости, чтобы его чужестранностью пленить и от русских отвлечь, и во многих случаях они этого достигали, особенно в больших собраниях, где Платов не мог по-французски вполне говорить; но он этим мало и интересовался, потому что был человек женатый и все французские разговоры считал за пустяки, которые не стоят воображения. А когда англичане стали звать государя во всякие свои цейгаузы, оружейные и мыльно-пильные заводы, чтобы показать свое над нами во всех вещах преимущество и тем славиться,— Платов сказал себе:

     — Ну уж тут шабаш. До этих пор еще я терпел, а дальше нельзя. Сумею я или не сумею говорить, а своих людей не выдам.

     И только он сказал себе такое слово, как государь ему говорит:

     — Так и так, завтра мы с тобою едем их оружейную кунсткамеру смотреть. Там,— говорит,— такие природы совершенства, что как посмотришь, то уже больше не будешь спорить, что мы, русские, со своим значением никуда не годимся.

     Платов ничего государю не ответил, только свой грабоватый нос в лохматую бурку спустил, а пришел в свою квартиру, велел денщику подать из погребца фляжку кавказской водки-кислярки[1], дерябнул хороший стакан, на дорожний складень богу помолился, буркой укрылся и захрапел так, что во всем доме англичанам никому спать нельзя было.

     Думал: утро ночи мудренее.

    

    ГЛАВА ВТОРАЯ

     На другой день поехали государь с Платовым в кунсткамеры. Больше государь никого из русских с собою не взял, потому что карету им подали двухсестную.

     Приезжают в пребольшое здание — подъезд неописанный, коридоры до бесконечности, а комнаты одна в одну, и, наконец, в самом главном зале разные огромадные бюстры, и посредине под Балдахином стоит Аболон полведерский.

     Государь оглядывается на Платова: очень ли он удивлен и на что смотрит; а тот идет глаза опустивши, как будто ничего не видит,— только из усов кольца вьет.

     Англичане сразу стали показывать разные удивления и пояснять, что к чему у них приноровлено для военных обстоятельств: буреметры морские, мерблюзьи мантоны пеших полков, а для конницы смолевые непромокабли. Государь на все это радуется, все кажется ему очень хорошо, а Платов держит свою ажидацию, что для него все ничего не значит.

     Государь говорит:

     — Как это возможно — отчего в тебе такое бесчувствие? Неужто тебе здесь ничто не удивительно? А Платов отвечает:

     — Мне здесь то одно удивительно, что мои донцы-молодцы без всего этого воевали и дванадесять язык прогнали.

     Государь говорит:

     — Это безрассудок.

     Платов отвечает:

     — Не знаю, к чему отнести, но спорить не смею и должен молчать.

     А англичане, видя между государя такую перемолвку, сейчас подвели его к самому Аболону полведерскому и берут у того из одной руки Мортимерово ружье, а из другой пистолю.

     — Вот,— говорят,— какая у нас производительность,— и подают ружье.

     Государь на Мортимерово ружье посмотрел спокойно, потому что у него такие в Царском Селе есть, а они потом дают ему пистолю и говорят:

     — Это пистоля неизвестного, неподражаемого мастерства — ее наш адмирал у разбойничьего атамана в Канделабрии из-за пояса выдернул.

     Государь взглянул на пистолю и наглядеться не может.

     Взахался ужасно.

     — Ах, ах, ах,— говорит,— как это так… как это даже можно так тонко сделать! — И к Платову по-русски оборачивается и говорит: — Вот если бы у меня был хотя один такой мастер в России, так я бы этим весьма счастливый был и гордился, а того мастера сейчас же благородным бы сделал.

     А Платов на эти слова в ту же минуту опустил правую руку в свои большие шаровары и тащит оттуда ружейную отвертку. Англичане говорят: «Это не отворяется», а он, внимания не обращая, ну замок ковырять. Повернул раз, повернул два — замок и вынулся. Платов показывает государю собачку, а там на самом сугибе сделана русская надпись: «Иван Москвин во граде Туле».

     Англичане удивляются и друг дружку поталкивают:

     — Ох-де, мы маху дали!

     А государь Платову грустно говорит:

     — Зачем ты их очень сконфузил, мне их теперь очень жалко. Поедем.

     Сели опять в ту же двухсестную карету и поехали, и государь в этот день на бале был, а Платов еще 6ольший стакан кислярки выдушил и спал крепким казачьим сном.

     Было ему и радостно, что он англичан оконфузил, а тульского мастера на точку вида поставил, но было и досадно: зачем государь под такой случай англичан сожалел!

     «Через что это государь огорчился? — думал Платов, — совсем того не понимаю»,— и в таком рассуждении он два раза вставал, крестился и водку пил, пока насильно на себя крепкий сон навел.

     А англичане же в это самое время тоже не спали, потому что и им завертело. Пока государь на бале веселился, они ему такое новое удивление подстроили, что у Платова всю фантазию отняли. ГЛАВА ТРЕТЬЯ

     На другой день, как Платов к государю с добрым утром явился, тот ему и говорит:

     — Пусть сейчас заложат двухсестную карету, и поедем в новые кунсткамеры смотреть.

     Платов даже осмелился доложить, что не довольно ли, мол, чужеземные продукты смотреть и не лучше ли к себе в Россию собираться, но государь говорит:

     — Нет, я еще желаю другие новости видеть: мне хвалили, как у них первый сорт сахар делают.

     Поехали.

     Англичане всє государю показывают: какие у них разные первые сорта, а Платов смотрел, смотрел да вдруг говорит:

     — А покажите-ка нам ваших заводов сахар молво?

     А англичане и не знают, что это такое молво. Перешептываются, перемигиваются, твердят друг дружке: «Молво, молво», а понять не могут, что это у нас такой сахар делается, и должны сознаться, что у них все сахара есть, а «молва» нет.

     Платов говорит:

     — Ну, так и нечем хвастаться. Приезжайте к нам, мы вас напоим чаем с настоящим молво Бобринского завода.

     А государь его за рукав дернул и тихо сказал:

     — Пожалуйста, не порть мне политики.

     Тогда англичане позвали государя в самую последнюю кунсткамеру, где у них со всего света собраны минеральные камни и нимфозории, начиная с самой огромнейшей египетской керамиды до закожной блохи, которую глазам видеть невозможно, а угрызение ее между кожей и телом.

     Государь поехал.

     Осмотрели керамиды и всякие чучелы и выходят вон, а Платов думает себе:

     «Вот, слава богу, все благополучно: государь ничему не удивляется».

     Но только пришли в самую последнюю, комнату, а тут стоят их рабочие в тужурных жилетках и в фартуках и держат поднос, на котором ничего нет.

     Государь вдруг и удивился, что ему подают пустой поднос.

     — Что это такое значит? — спрашивает; а аглицкие мастера отвечают:

     — Это вашему величеству наше покорное поднесение.

     — Что же это?

     — А вот, — говорят, — изволите видеть сориночку?

     Государь посмотрел и видит: точно, лежит на серебряном подносе самая крошечная соринка.

     Работники говорят:

     — Извольте пальчик послюнить и ее на ладошку взять.

     — На что же мне эта соринка?

     — Это, — отвечают, — не соринка, а нимфозория.

     — Живая она?

     — Никак нет,— отвечают,— не живая, а из чистой из аглицкой стали в изображении блохи нами выкована, и в середине в ней завод и пружина. Извольте ключиком повернуть: она сейчас начнет дансе танцевать.

     Государь залюбопытствовал и спрашивает:

     — А где же ключик?

     А англичане говорят:

     — Здесь и ключ перед вашими очами.

     — Отчего же,— государь говорит,— я его не вижу?

     — Потому,— отвечают,— что это надо в мелкоскоп.

     Подали мелкоскоп, и государь увидел, что возле блохи действительно на подносе ключик лежит.

     — Извольте,— говорят,— взять ее на ладошечку — у нее в пузичке заводная дырка, а ключ семь поворотов имеет, и тогда она пойдет дансе…

     Насилу государь этот ключик ухватил и насилу его в щепотке мог удержать, а в другую щепотку блошку взял и только ключик вставил, как почувствовал, что она начинает усиками водить, потом ножками стала перебирать, а наконец вдруг прыгнула и на одном лету прямое дансе и две верояции в сторону, потом в другую, и так в три верояции всю кавриль станцевала.

     Государь сразу же велел англичанам миллион дать, какими сами захотят деньгами,— хотят серебряными пятачками, хотят мелкими ассигнациями.

     Англичане попросили, чтобы им серебром отпустили, потому что в бумажках они толку не знают; а потом сейчас и другую свою хитрость показали: блоху в дар подали, а футляра на нее не принесли: без футляра же ни ее, ни ключика держать нельзя, потому что затеряются и в сору их так и выбросят. А футляр на нее у них сделан из цельного бриллиантового орех а— и ей местечко в середине выдавлено. Этого они не подали, потому что футляры, говорят, будто казенный, а у них насчет казенного строго, хоть и для государя — нельзя жертвовать.

     Платов было очень рассердился, потому что, говорит:

     — Для чего такое мошенничество! Дар сделали и миллион за то получили, и все еще недостаточно! Футляр,— говорит,— всегда при всякой вещи принадлежит.

     Но государь говорит:

     — Оставь, пожалуйста, это не твое дело — не порть мне политики. У них свой обычай.— И спрашивает: — Сколько тот орех стоит, в котором блоха местится?

     Англичане положили за это еще пять тысяч.

     Государь Александр Павлович сказал: «Выплатить», а сам опустил блошку в этот орешек, а с нею вместе и ключик, а чтобы не потерять самый орех, опустил его в свою золотую табакерку, а табакерку велел положить в свою дорожную шкатулку, которая вся выстлана преламутом и, рыбьей костью. Аглицких же мастеров государь с честью отпустил и сказал им: «Вы есть первые мастера на всем свете, и мои люди супротив вас сделать ничего не могут».

     Те остались этим очень довольны, а Платов ничего против слов государя произнести не мог. Только взял мелкоскоп да, ничего не говоря, себе в карман спустил, потому что «он сюда же,— говорит,— принадлежит, а денег вы и без того у нас много взяли».

     Государь, этого не знал до самого приезда в Россию, а уехали они скоро, потому что у государя от военных дел сделалась меланхолия и он захотел духовную исповедь иметь в Таганроге у попа Федота[2]. Дорогой у них с Платовым очень мало приятного разговора было, потому они совсем разных мыслей сделались: государь так соображал, что англичанам нет равных в искусстве, а Платов доводил, что и наши на что взглянут — всє могут сделать, но только им полезного ученья нет. И представлял государю, что у аглицких мастеров совсем на все другие правила жизни, науки и продовольствия, и каждый человек у них себе все абсолютные обстоятельства перед собою имеет, и через то в нем совсем другой смысл.

     Государь этого не хотел долго слушать, а Платов, видя это, не стал усиливаться. Так они и ехали молча, только Платов на каждой станции выйдет и с досады квасной стакан водки выпьет, соленым бараночком закусит, закурит свою корешковую трубку, в которую сразу целый фунт Жукова табаку входило, а потом сядет и сидит рядом с царем в карете молча. Государь в одну сторону глядит, а Платов в другое окно чубук высунет и дымит на ветер. Так они и доехали до Петербурга, а к попу Федоту государь Платова уже совсем не взял.

     — Ты,— говорит,— к духовной беседе невоздержен и так очень много куришь, что у меня от твоего дыму в голове копоть стоит.

     Платов остался с обидою и лег дома на досадную укушетку, да так все и лежал да покуривал Жуков табак без перестачи. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

     Удивительная блоха из аглицкой вороненой стали оставалась у Александра Павловича в шкатулке под рыбьей костью, пока он скончался в Таганроге, отдав ее попу Федоту, чтобы сдал после, государыне, когда она успокоится. Императрица Елисавета Алексеевна посмотрела блохины верояции и усмехнулась, но заниматься ею не стала.

     — Мое,— говорит,— теперь дело вдовье, и мне никакие забавы не обольстительны,— а вернувшись в Петербург, передала эту диковину со всеми иными драгоценностями в наследство новому государю.

     Император Николай Павлович поначалу тоже никакого внимания на блоху не обратил, потому что при восходе его было смятение, но потом один раз стал пересматривать доставшуюся ему от брата шкатулку и достал из нее табакерку, а из табакерки бриллиантовый орех, и в нем нашел стальную блоху, которая уже давно не была заведена и потому не действовала, а лежала смирно, как коченелая.

     Государь посмотрел и удивился.

     — Что это еще за пустяковина и к чему она тут у моего брата в таком сохранении!

     Придворные хотели выбросить, но государь говорит:

     — Нет, это что-нибудь значит.

     Позвали от Аничкина моста из противной аптеки химика, который на самых мелких весах яды взвешивал, и ему показали, а тот сейчас взял блоху, положил на язык и говорит: «Чувствую хлад, как от крепкого металла». А потом зубом ее слегка помял и объявил:

     — Как вам угодно, а это не настоящая блоха, а нимфозория, и она сотворена из металла, и работа эта не наша, не русская.

     Государь велел сейчас разузнать: откуда это и что такое означает?

     Бросились смотреть в дела и в списки,— но в делах ничего не записано. Стали того, другого спрашивать,— никто ничего не знает. Но, по счастью, донской казак Платов был еще жив и даже все еще на своей досадной укушетке лежал и трубку курил. Он как услыхал, что во дворце такое беспокойство, сейчас с укушетки поднялся, трубку бросил и явился к государю во всех орденах. Государь говорит:

     — Что тебе, мужественный старик, от меня надобно?

     А Платов отвечает:

     — Мне, ваше величество, ничего для себя не надо, так как я пью-ем что хочу и всем доволен, а я,— говорит,— пришел доложить насчет этой нимфозории, которую отыскали: это,— говорит,— так и так было, и вот как происходило при моих глазах в Англии,— и тут при ней есть ключик, а у меня есть их же мелкоскоп, в который можно его видеть, и сим ключом через пузичко эту нимфозориюы можно завести, и она будет скакать в каком угодно пространстве и в стороны верояции делать.

     Завели, она и пошла прыгать, а Платов говорит:

     — Это,— говорит,— ваше величество, точно, что работа очень тонкая и интересная, но только нам этому удивляться с одним восторгом чувств не следует, а надо бы подвергнуть ее русским пересмотрам в Туле или в Сестербеке,— тогда еще Сестрорецк Сестербеком звали,— не могут ли наши мастера сего превзойти, чтобы англичане над русскими не предвозвышались.

     Государь Николай Павлович в своих русских людях был очень уверенный и никакому иностранцу уступать не любил, он и ответил Платову:

     — Это ты, мужественный старик, хорошо говоришь, и я тебе это дело поручаю поверить. Мне эта коробочка все равно теперь при моих хлопотах не нужна, а ты возьми ее с собою и на свою досадную укушетку больше не ложись, а поезжай на тихий Дон и поведи там с моими донцами междоусобные разговоры насчет их жизни и преданности и что им нравится. А когда будешь ехать через Тулу, покажи моим тульским мастерам эту нимфозорию, и пусть они о ней подумают. Скажи им от меня, что брат мой этой вещи удивлялся и чужих людей, которые делали нимфозорию, больше всех хвалил, а я на своих надеюсь, что они никого не хуже. Они моего слова не проронят и что-нибудь сделают. ГЛАВА ПЯТАЯ

     Платов взял стальную блоху, и как поехал через Тулу на Дон, показал ее тульским оружейникам и слова государевы им передал, а потом спрашивает:

     — Как нам теперь быть, православные?

     Оружейники отвечают:

     — Мы, батюшка, милостивое слово государево чувствуем и никогда его забыть не можем за то, что он на своих людей надеется, а как нам в настоящем случае быть, того мы в одну минуту сказать не можем, потому что аглицкая нацыя тоже не глупая, а довольно даже хитрая, и искусство в ней с большим смыслом. Против нее,— говорят,— надо взяться подумавши и с божьим благословением. А ты, если твоя милость, как и государь наш, имеешь к нам доверие, поезжай к себе на тихий Дон, а нам эту блошку оставь, как она есть, в футляре и в золотой царской табакерочке. Гуляй себе по Дону и заживляй раны, которые принял за отечество, а когда назад будешь через Тулу ехать,— остановись и спосылай за нами: мы к той поре, бог даст, что-нибудь придумаем.

     Платов не совсем доволен был тем, что туляки так много времени требуют и притом не говорят ясно: что такое именно они надеются устроить. Спрашивал он их так и иначе и на все манеры с ними хитро по-донски заговаривал; но туляки ему в хитрости нимало не уступили, потому что имели они сразу же такой замысел, по которому не надеялись даже, чтобы и Платов им поверил, а хотели прямо свое смелое воображение исполнить, да тогда и отдать.

     Говорят:

     — Мы еще и сами не знаем, что учиним, а только будем на бога надеяться, и авось слово царское ради нас в постыждении не будет.

     Так и Платов умом виляет, и туляки тоже.

     Платов вилял, вилял, да увидал, что туляка ему не перевилять, подал им табакерку с нимфозорией и говорит:

     — Ну, нечего делать, пусть,— говорит,— будет по-вашему; я вас знаю, какие вы, ну, одначе, делать нечего,— я вам верю, но только смотрите, бриллиант чтобы не подменить и аглицкой тонкой работы не испортьте, да недолго возитесь, потому что я шибко езжу: двух недель не пройдет, как я с тихого Дона опять в Петербург поворочу,— тогда мне чтоб непременно было что государю показать.

     Оружейники его вполне успокоили:

     — Тонкой работы,— говорят,— мы не, повредим и бриллианта не обменим, а две недели нам времени довольно, а к тому случаю, когда назад возвратишься, будет тебе что-нибудь государеву великолепию достойное представить.

     А что именно, этого так-таки и не сказали.

    

    ГЛАВА ШЕСТАЯ

     Платов из Тулы уехал, а оружейники три человека, самые искусные из них, один косой левша, на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны, попрощались с товарищами и с своими домашними да, ничего никому не сказывая, взяли сумочки, положили туда что нужно съестного и скрылись из города.ы

     Заметили за ними только то, что они пошли не в Московскую заставу, а в противоположную, киевскую сторону, и думали, что они пошли в Киев почивающим угодникам поклониться или посоветовать там с кем-нибудь из живых святых мужей, всегда пребывающих в Киеве в изобилии.

     Но это было только близко к истине, а не самая истина. Ни время, ни расстояние не дозволяли тульским мастерам сходить в три недели пешком в Киев да еще потом успеть сделать посрамительную для аглицкой нации работу. Лучше бы они могли сходить помолиться в Москву, до которой всего «два девяносто верст», а святых угодников и там почивает немало. А в другую сторону, до Орла, такие же «два девяносто», да за Орел до Киева снова еще добрых пять сот верст. Этакого пути скоро не сделаешь, да и сделавши его, не скоро отдохнешь — долго еще будут ноги остекливши и руки трястись.

     Иным даже думалось, что мастера набахвалили перед Платовым, а потом как пообдумались, то и струсили и теперь совсем сбежали, унеся с собою и царскую золотую табакерку, и бриллиант, и наделавшую им хлопот аглицкую стальную блоху в футляре.

     Однако такое предположение было тоже совершенно неосновательно и недостойно искусных людей, на которых теперь почивала надежда нации. ГЛАВА СЕДЬМАЯ

     Туляки, люди умные и сведущие в металлическом деле, известны также как первые знатоки в религии. Их славою в этом отношении полна и родная земля, и даже святой Афон: они не только мастера петь с вавилонами, но они знают, как пишется картина «вечерний звон», а если кто из них посвятит себя большему служению и пойдет в монашество, то таковые слывут лучшими монастырскими экономами, и из них выходят самые способные сборщики. На святом Афоне знают, что туляки — народ самый выгодный, и если бы не они, то темные уголки России, наверно, не видали бы очень многих святостей отдаленного Востока, а Афон лишился бы многих полезных приношений от русских щедрот и благочестия. Теперь «афонские туляки» обвозят святости по всей нашей родине и мастерски собирают сборы даже там, где взять нечего. Туляк полон церковного благочестия и великий практик этого дела, а потому и те три мастера, которые взялись поддержать Платова и с ним всю Россию, не делали ошибки, направясь не к Москве, а на юг. Они шли вовсе не в Киев, а к Мценску, к уездному городу Орловской губернии, в котором стоит древняя «камнесеченная» икона св. Николая; приплывшая сюда в самые древние времена на большом каменном же кресте по реке Зуше. Икона эта вида «грозного и престрашного» — святитель Мир-Ликийских изображен на ней «в рост», весь одеян сребропозлащенной одеждой, а лицом темен и на одной руке держит храм, а в другой меч — «военное одоление». Вот в этом «одолении» и заключался смысл вещи: св. Николай вообще покровитель торгового и военного дела, а «мценский Никола» в особенности, и ему-то туляки и пошли поклониться. Отслужили они молебен у самой иконы, потом у каменного креста и, наконец, возвратились домой «нощию» и, ничего никому не рассказывая, принялись за дело в ужасном секрете. Сошлись они все трое в один домик к левше, двери заперли, ставни в окнах закрыли, перед Николиным образом лампадку затеплили и начали работать.

     День, два, три сидят и никуда не выходят, все молоточками потюкивают. Куют что-то такое, а что куют — ничего неизвестно.

     Всем любопытно, а никто ничего не может узнать, потому что работающие ничего не сказывают и наружу не показываются. Ходили к домику разные люди, стучались в двери под разными видами, чтобы огня или соли попросить, но три искусника ни на какой спрос не отпираются, и даже чем питаются — неизвестно. Пробовали их пугать, будто по соседству дом горит,— не выскочут ли в перепуге и не объявится ли тогда, что ими выковано, но ничто не брало этих хитрых мастеров; один раз только левша высунулся по плечи и крикнул:

     — Горите себе, а нам некогда,— и опять свою щипаную голову спрятал, ставню захлопнул, и за свое дело принялися.

     Только сквозь малые щелочки было видно, как внутри дома огонек блестит, да слышно, что тонкие молоточки по звонким наковальням вытюкивают.

     Словом, все дело велось в таком страшном секрете, что ничего нельзя было узнать, и притом продолжалось оно до самого возвращения казака Платова с тихого Дона к государю, и во все это время мастера ни с кем не видались и не разговаривали. ГЛАВА ВОСЬМАЯ

     Платов ехал очень спешно и с церемонией: сам он сидел в коляске, а на козлах два свистовые казака с нагайками по обе стороны ямщика садились и так его и поливали без милосердия, чтобы скакал. А если какой казак задремлет, Платов его сам из коляски ногою ткнет, и еще злее понесутся. Эти меры побуждения действовали до того успешно, что нигде лошадей ни у одной станции нельзя было удержать, а всегда сто скачков мимо остановочного места перескакивали. Тогда опять казак над ямщиком обратно сдействует, и к подъезду возворотятся.

     Так они и в Тулу прикатили,— тоже пролетели сначала сто скачков дальше Московской заставы, а потом казак сдействовал над ямщиком нагайкою в обратную сторону, и стали у крыльца новых коней запрягать. Платов же из коляски не вышел, а только велел свистовому как можно скорее привести к себе мастеровых, которым блоху оставил.

     Побежал один свистовой, чтобы шли как можно скорее и несли ему работу, которою должны были англичан посрамить, и еще мало этот свистовой отбежал, как Платов вдогонку за ним раз за разом новых шлет, чтобы как можно скорее.

     Всех свистовых разогнал и стал уже простых людей из любопытной публики посылать, да даже и сам от нетерпения ноги из коляски выставляет и сам от нетерпеливости бежать хочет, а зубами так и скрипит — все ему еще нескоро показывается.

     Так в тогдашнее время все требовалось очень в аккурате и в скорости, чтобы ни одна минута для русской полезности не пропадала. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

     Тульские мастера, которые удивительное дело делали, в это время как раз только свою работу оканчивали. Свистовые прибежали к ним запыхавшись, а простые люди из любопытной публики — те и вовсе не добежали, потому что с непривычки по дороге ноги рассыпали и повалилися, а потом от страха, чтобы не глядеть на Платова, ударились домой да где попало спрятались.

     Свистовые же как прискочили, сейчас вскрикнули и как видят, что те не отпирают, сейчас без церемонии рванули болты у ставень, но болты были такие крепкие, что нимало не подались, дернули двери, а двери изнутри заложены на дубовый засов. Тогда свистовые взяли с улицы бревно, поддели им на пожарный манер под кровельную застреху да всю крышу с маленького домика сразу и своротили. Но крышу сняли, да и сами сейчас повалилися, потому что у мастеров в их тесной хороминке от безотдышной работы в воздухе такая потная спираль сделалась, что непривычному человеку с свежего поветрия и одного раза нельзя было продохнуть.

     Послы закричали:

     — Что же вы, такие-сякие, сволочи, делаете, да еще этакою спиралью ошибать смеете! Или в вас после этого бога нет!

     А те отвечают:

     — Мы сейчас, последний гвоздик заколачиваем и, как забьем, тогда нашу работу вынесем.

     А послы говорят:

     — Он нас до того часу живьем съест и на помин души не оставит.

     Но мастера отвечают:

     — Не успеет он вас поглотить, потому вот пока вы тут говорили, у нас уже и этот последний гвоздь заколочен. Бегите и скажите, что сейчас несем.

     Свистовые побежали, но не с уверкою: думали, что мастера их обманут; а потому бежат, бежат да оглянутся; но мастера за ними шли и так очень скоро поспешали, что даже не вполне как следует для явления важному лицу оделись, а на ходу крючки в кафтанах застегивают. У двух у них в руках ничего не содержалось, а у третьего, у левши, в зеленом чехле царская шкатулка с аглицкой стальной блохой. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

     Свистовые подбежали к Платову и говорят:

     — Вот они сами здесь!

     Платов сейчас к мастерам:

     — Готово ли?

     — Все,— отвечают, — готово.

     — Подавай сюда.

     Подали.

     А экипаж уже запряжен, и ямщик и форейтор на месте. Казаки сейчас же рядом с ямщиком уселись и нагайки над ним подняли и так замахнувши и держат.

     Платов сорвал зеленый чехол, открыл шкатулку, вынул из ваты золотую табакерку, а из табакерки бриллиантовый орех,— видит: аглицкая блоха лежит там какая была, а кроме ее ничего больше нет.

     Платов говорит:

     — Это что же такое? А где же ваша работа, которою вы хотели государя утешить?

     Оружейники отвечали:

     — Тут и наша работа.

     Платов спрашивает:

     — В чем же она себя заключает?

     А оружейники отвечают:

     — Зачем это объяснять? Всє здесь в вашем виду,— и предусматривайте.

     Платов плечами вздвигнул и закричал:

     — Где ключ от блохи?

     — А тут же,— отвечают,— Где блоха, тут и ключ, в одном орехе.

     Хотел Платов взять ключ, но пальцы у него были куцапые: ловил, ловил,— никак не мог ухватить ни блохи, ни ключика от ее брюшного завода и вдруг рассердился и начал ругаться словами на казацкий манер.

     Кричал:

     — Что вы, подлецы, ничего не сделали, да еще, пожалуй, всю вещь испортили! Я вам голову сниму!

     А туляки ему в ответ:

     — Напрасно так нас обижаете,— мы от вас, как от государева посла, все обиды должны стерпеть, но только за то, что вы в нас усумнились и подумали, будто мы даже государево имя обмануть сходственны,— мы вам секрета нашей работы теперь не скажем, а извольте к государю отвезти — он увидит, каковы мы у него люди и есть ли ему за нас постыждение.

     А Платов крикнул:

     — Ну, так врете же вы, подлецы, я с вами так не расстануся, а один из вас со мною в Петербург поедет, и я его там допытаюся, какие есть ваши хитрости.

     И с этим протянул руку, схватил своими куцапыми пальцами за шивороток босого левшу, так что у того все крючочки от казакина отлетели, и кинул его к себе в коляску в ноги.

     — Сиди,— говорит,— здесь до самого Петербурга вроде пубеля,— ты мне за всех ответишь. А вы,— говорит свистовым,— теперь гайда! Не зевайте, чтобы послезавтра я в Петербурге у государя был.

     Мастера ему только осмелились сказать за товарища, что как же, мол, вы его от нас так без тугамента увозите? ему нельзя будет назад следовать! А Платов им вместо ответа показал кулак — такой страшный, бугровый и весь изрубленный, кое-как сросся — и, погрозивши, говорит: «Вот вам тугамент!» А казакам говорит:

     — Гайда, ребята!

     Казаки, ямщики и кони — все враз заработало и умчали левшу без тугамента, а через день, как приказал Платов, так его и подкатили к государеву дворцу и даже, расскакавшись как следует, мимо колонн проехали.

[ 1 ]
[ 2 ]
[ 3 ]

/ Полные произведения / Лесков Н.С. / Левша

Смотрите также по
произведению «Левша»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Н.С. Лесков «Левша»: описание, герои, анализ произведения

Тема патриотизма часто поднималась в произведениях русской литературы конца XIX века. Но только в рассказе «Левша» она связана с мыслью о необходимости бережного отношения к талантам, облагораживающим лицо России в глазах других стран.

История создания 

Рассказ «Левша» впервые начал публиковаться в журнале «Русь» №№ 49, 50 и 51 с октября 1881 года под названием «Сказ о тульском Левше и о стальной блохе (Цеховая легенда)». Идеей для создания Лесковым произведения послужила известная в народе прибаутка о том, что англичане блоху сделали, а русские ее «подковали, да назад отослали». По свидетельствам сына писателя, его отец  проводил лето 1878 года в Сестрорецке, в гостях у оружейного мастера. Там он в разговоре с полковником Н. Е. Болониным, одним из служащих местного оружейного завода, выяснял происхождение прибаутки.

В предисловии автор написал, что он только пересказывает известную среди оружейников легенду. Этот известный прием, использованный когда-то Гоголем и Пушкиным для придания особой достоверности повествованию, в данном случае сослужил Лескову плохую службу. Критики и читающая публика буквально приняли слова писателя, и впоследствии ему пришлось особо объяснять, что он все-таки является автором, а не пересказчиком произведения.

Описание произведения 

Рассказ Лескова жанрово наиболее точно было бы назвать повестью: в нем представлен большой временной пласт повествования, есть развитие сюжета, его завязка и завершение. Рассказом писатель назвал свое произведение видимо для того, чтобы подчеркнуть особую «сказительную» форму повествования, использованную в нем.

(Император с трудом и интересом рассматривает подкованную блоху)

Действие рассказа начинается в 1815 году с поездки императора Александра I с генералом Платовым в Англию. Там русскому царю  вручают подарок от местных мастеров – миниатюрной работы стальную блоху, которая умеет «усиками водить» и «ножками перебирать». Подарок предназначен был показать превосходство английских мастеров над русскими. После смерти Александра I подарком заинтересовался его преемник Николай I и потребовал найти мастеров, которые бы были «никого не хуже», Так в Туле Платовым были призваны три мастера, среди них Левша, которые сумели подковать блоху и на каждой подкове имя мастера выставить. Левша же свое имя не оставил, потому что гвоздики выковывал, а «там уже никакой мелкоскоп взять не может».

(А вот ружья при дворе чистили всё по-старинке)

Левша был отправлен в Англию с «подкованной нимфозорией», чтобы там поняли, что «нам это не удивительно». Англичане были поражены ювелирной работой и пригласили мастера остаться, показали ему все, чему научены. Все Левша и сам умел делать. Поразило его только состояние ружейных стволов – их не чистили толченым кирпичем, поэтому точность стрельбы из таких ружей была высокой. Левша стал собираться домой, ему надо было срочно рассказать о ружьях Государю, а то «храни бог войны, они стрелять не годятся». От тоски Левша всю дорогу пил с английским другом «полшкипером», заболел и по приезде в Россию оказался при смерти. Но до последней минуты жизни пытался донести до генералов секрет чистки ружей. А если бы довели слова Левши до Государя, то, как пишет автор: «в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был».

Главные герои 

Среди героев рассказа есть вымышленные и есть реально существовавшие в истории личности, среди которых: два российских императора, Александр I и Николай I, атаман Войска Донского М. И. Платов, князь, агент русской разведки А.И. Чернышев, доктор медицины М. Д. Сольский (в рассказе – Мартын-Сольский), граф К. В. Нессельроде (в рассказе – Кисельвроде).

(Левша «безымянный» мастер за работой)

Главный герой — оружейных дел мастер, левша. Имени у него нет, только мастеровая особенность – работал он левой рукой. У лесковского Левши был прототип – Алексей Михайлович Сурнин, работавший оружейником, бывший на учебе в Англии и передавший после возвращения секреты дела русским мастерам. Не случайно автор не дал герою собственное имя, оставив нарицательное- Левша один из изображенных в разных произведениях тип праведника, с их самоотреченностью и жертвенностью. Личность героя имеет ярко выраженные национальные черты, но типаж выведен общечеловеческим, интернациональным.

Недаром единственный друг героя, о котором рассказано – представитель другой национальности. Это моряк с английского судна Полшкипер, сослуживший своему «камраду» Левше плохую службу. Чтобы рассеять тоску русского друга по родине Полшкипер заключил с ним пари, что перепьет Левшу. Большое количество выпитой водки и стало причиной болезни, а затем и смерти тоскующего героя.

Патриотизм Левши противопоставлен ложной приверженности интересам Отечества других героев рассказа. Император Александр I конфузится перед англичанами, когда Платов указывает ему, что и русские мастера могут делать вещи не хуже. У Николая I чувство патриотизма замешано на личном тщеславии. Да и самый яркий «патриот» в рассказе Платов таковым является только за границей, а приехав на родину, становится жестоким и грубым крепостником. Русским мастерам он не доверяет и боится, как бы они работу английскую не испортили и бриллиант не подменили.

Анализ произведения 

(Блоха, подкованная Левшой)

Произведение отличается жанровым и повествовательным своеобразием. Оно напоминает по жанру русский сказ, основанный на легенде. В нем много фантазии и сказочности. К сюжетам русских сказкок есть и прямые отсылки. Так, император прячет подарок сначала в орешек, который кладет затем в золотую табакерку, а последнюю, в свою очередь, прячет в дорожную шкатулку, почти так же, как прячет сказочный Кащей иглу. В русских сказках цари традиционно описаны с иронией, как и в рассказе Лескова представлены оба императора.

Идеей рассказа становится судьба и место в государстве талантливого мастера. Все произведение пронизано мыслью, что талант в России беззащитен и не востребован. В интересах государства поддерживать его, оно же грубо губит талант, как будто это никому не нужный, повсеместно распространенный сорняк.

Другой идейной темой произведения стало противопоставление настоящего патриотизма народного героя тщеславию персонажей из высших слоев общества и самих правителей страны. Левша любит свое отечество самоотверженно и горячо. Представители знати ищут повод гордиться, но не дают себе труда сделать жизнь страны лучше. Это потребительское отношение и приводит к тому, что в конце произведения государство теряет еще один талант, который был брошен в жертву тщеславию сначала генерала, потом императора.

Рассказ «Левша» дал литературе образ еще одного праведника, теперь уже на мученическом пути служения русскому государству. Своеобразие языка произведения, его афористичность, яркость и точность формулировок позволили разобрать рассказ на цитаты, которые разошлись в народе.  

xn—-8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Краткое содержание повести «Левша» Лескова по главам: краткий пересказ «Сказа о тульском косом Левше» |LITERATURUS: Мир русской литературы

Тульские мастера и Платов.
Художник А. Константиновский 

Повесть «Левша» Лескова («Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе») — это выдающееся произведение русской литературы XIX века. 

В этой статье представлено краткое содержание повести «Левша» по главам: краткий пересказ «Сказа о тульском косом Левше и о стальной блохе».

Краткое содержание повести «Левша» Лескова по главам: краткий пересказ

Глава 1  (Путешествие по Европе)
В 1814 году император Александр I путешествует по Европе, изучая достижения науки и искусства других стран. Царя сопровождает донской казак Платов. Александр I восхищается изобретениями и достижениями иностранцев. Но Платов не разделяет восторга царя и считает, что русские мастера не хуже иностранных.

Глава 2  (Визит в Англию)
Александр I и Платов приезжают в Англию, где им также показывают лучшие изобретения. Император снова восхищается увиденным. Платов по-прежнему повторяет, что русские мастера не хуже англичан.

Глава 3  (Англичане показывают блоху)
Чтобы впечатлить гостей, англичане показывают им свой шедевр – стальную блоху, которую видно только в микроскоп и которая танцует, если ее завести ключом. Александр I дает англичанам миллион за гениальное изобретение и получает от них блоху. Платов крадет у англичан микроскоп, чтобы блоху можно было разглядеть. Затем царь с Платовым возвращаются в Россию.

Глава 4  (Император Николай I узнает о блохе)
В 1825 году умирает Александр I. Шкатулка с блохой переходит к его брату – императору Николаю I. От Платова Николай узнает историю о блохе. Увидев чудо-блоху в микроскоп, император поручает Платову отвезти ее в Тулу. Царь надеется, что тульские мастера смогут превзойти англичан.

Глава 5  (Платов привозит блоху в Тулу)
Платов приезжает в Тулу и просит мастеров придумать, как превзойти английских мастеров. Платов дает мастерам 2 недели.

Глава 6  (Мастера уходят из дома)
Получив задание от Платова, три лучших тульских мастера-оружейника уходят из дома в неизвестном направлении. Среди оружейников – косой мастер Левша.

Глава 7  (Поход в Мценск и работа над блохой)
Мастера приходят в город Мценск Орловской губернии, чтобы поклониться иконе Святого Николая, покровителя торгового и военного дела. Отслужив молебен, они уходят домой. Мастера запираются в доме и две недели сидят, не выходя на улицу. 

Глава 8  (Платов возвращается за блохой)
Спустя примерно 2 недели Платов возвращается в Тулу за блохой. Он просит позвать к себе трех мастеров, которым доверил работу.

Глава 9  (Мастера идут к Платову)
Помощники Платова («свистовые») приходят к дому, где заперлись мастера. Три мастера никого к себе не пускают, поэтому помощники Платова срывают с дома крышу. Как раз в это время мастера завершают работу и идут к Платову.

Глава 10  (Платов увозит Левшу в Петербург)
Мастера вручают Платову стальную блоху. Платов не видит никаких изменений и ругается на мастеров. Обидевшись, оружейники отказываются объяснять Платову, в чем суть их изделия, и просят передать блоху прямо императору. Не доверяя мастерам, Платов везет с собой в Петербург одного из них, Левшу.

Глава 11  (Платов сообщает царю о «неудаче»)
Приехав в Петербург, Платов сообщает императору, что тульские мастера не смогли ничего сделать лучше англичан. Император решает сам это проверить.


Глава 12  (Император проверяет блоху)
Император просит свою дочь завести блоху ключом, но блоха больше не танцует, как раньше. Платов бьет и ругает Левшу за обман. В ответ Левша советует найти самый сильный микроскоп и посмотреть на блоху. 

Глава 13  (Подкованная блоха)
Император смотрит в самый сильный микроскоп, но также ничего не видит. Тогда Левша объясняет царю, что нужно смотреть на пятки блохи. Император наконец видит, что блоха подкована: мастера прибили к ее пяткам подковы. Император благодарит Левшу за его работу.

Глава 14  (Левша с блохой едет в Англию)
Левша объясняет царю, что в самый мощный микроскоп также можно разглядеть на подковах имена мастеров. Имя самого Левши можно увидеть на гвоздиках, которыми прибиты подковы. Правда, таких микроскопов еще нет. Император велит отправить блоху в Англию, чтобы похвастаться русскими мастерами. Блоху в Англию везет сам Левша.

Глава 15  (Левша в Англии)
Левша привозит блоху в Лондон. Англичане видят, что русские мастера подковали блоху. Об этом тут же сообщают в газетах. Англичане просят Левшу остаться в Англии, чтобы учиться и работать, но Левша против, потому что он любит свою родину. Однако он соглашается погостить, чтобы осмотреть их заводы. 


Глава 16  (Левша возвращается в Россию) 
Англичане показывают Левше свои заводы. Левше нравится порядок и забота о рабочих в Англии. Левша замечает, что ружья у англичан сохраняются лучше, чем у русских. Наконец он отплывает в Россию, и в дороге очень скучает по родине. На корабле он знакомится с английским моряком («полшкипером»).

Глава 17  (Левша и англичанин)
В пути Левша и англичанин выпивают так много, что у них начинается белая горячка: они видят чертов и морских чудовищ. Однажды Левша чуть не оказывается за бортом. Буйных приятелей запирают в каюте до конца пути. В Петербурге они расстаются.

Глава 18  (Левша в Петербурге)
С корабля Левшу отвозят в квартал (полицейский участок). От плавания и пьянства он так слабеет, что не может говорить. Полицейские везут его в больницу, но его не принимают без документов. Его помещают в больницу для нищих, где кладут на пол.

Глава 19  (Смерть Левши)
Приятель Левши, англичанин «полшкипер», находит Левшу в больнице, лежащим на полу. Англичанин через Платова находит Левше доктора, но уже слишком поздно: больной находится при смерти. Перед смертью Левша просит передать императору, что англичане не чистят ружья кирпичами и что русским тоже не стоит так делать. Левша умирает, но его совет так и не передают царю. Ружья продолжают чистить кирпичами и тем самым портить их. 

Глава 20  (Память о Левше)
Проходит много лет. В Туле больше нет гениальных мастеров, потому что технический прогресс заменил людей машинами. Но такие гении, как Левша, навсегда останутся гордостью народа.

Конец повести.

Это было краткое содержание повести «Левша» Лескова по главам: краткий пересказ «Сказа о тульском косом Левше и о стальной блохе».

www.literaturus.ru

Подкованная блоха — русское чудо

Вряд ли найдутся такие, кто не знаком с историей Левши, подковавшим блоху. Повесть гениального Н.С. Лескова, изданная в 1881 году (отдельным изданием – 1882), входит в обязательную школьную программу.Это произведение положено в основу чудесного мультипликационного фильма «Левша». Само выражение «подковать блоху» вошло в лексикон и стало означать высокое мастерство русских умельцев.

Гениальный вымысел

«Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе» написан прекрасным остроумным языком, читается легко, а щемящая история о гениальном умельце не оставляет равнодушным абсолютно никого. Повесть настолько вошла в реальную жизнь, что большинство людей не ставит под сомнение, существовал ли в реальной жизни легендарный Левша и осталась ли после него подкованная блоха. И очень разочаровывает тот факт, что народный мастер на все руки и результат его труда – это плод гениальной фантазии Николая Семеновича Лескова. Левши не существовало, документов, подтверждающих факт подковки стальной английской миниатюры и ее дальнейшей передачи Англии, тоже в реальности нет.

Высокоразвитая западная инженерная мысль

Однако подкованная блоха, ставшая символом непревзойденного мастерства русских умельцев, в наличии имеется (и не одна), но созданы все экземпляры были гораздо позже событий, описываемых в рассказе. Собственно, сказ – это продолжение утверждения, высказанного М. В. Ломоносовым: «и может собственных Ньютонов российская земля рождать». Миниатюрная металлическая блоха, чудо механики, была куплена у англичан русским царем, победителем Наполеона. Безусловно, в демонстрации уникального изделия Александру I были и намек, и укор: «а мы все равно умнее и лучше вас».

Замечательный ответный дар

Подкованная блоха — ответ «надменному соседу». Крохотное танцующее насекомое было подковано. Правда, блоха перестала танцевать из-за тяжести лапок – русские умельцы «университетов не заканчивали». Чтобы понять достойность ответного подарка, надо представить, как выглядят блохи. Собственно, из всей этой мало привлекательной картинки интересен только один факт — у нее шесть лапок. Все шесть Левша и два его товарища и подковали. В микроскопические подковки были вбиты соответствующей величины гвоздики. По рассказу, все операции с металлическим насекомым русские умельцы делали без «мелкоскопа», так как глаз у них был, по словам самого Левши, «пристрелявши».

Гениальный прототип

Потрясенные инженеры туманного Альбиона пригласили умельцев на обучение к себе. И этот факт имел место в реальной действительности. Русского оружейного дела мастера из Тулы А. М. Сурнина пригласили в Англию на обучение, где он быстро достиг признания и стал помощником владельца на одном из лучших заводов Генри Нока. Сурнина, который ездил на обучение в Англию за сто лет до написания гениального сказа, почти все специалисты считают прототипом Левши, хотя судьба его была куда счастливее участи героя произведения. А. М. Сурнин, умерший в 1811 году, вернувшись в родную Тулу, занял хороший пост на местном оружейном заводе. Этот мастер сделал невероятно много для внедрения передовых английских разработок в оружейное производство России, сыгравшего большую роль в победе русского оружия в Отечественной войне 1812 года. О его мастерстве ходили легенды, которые и подали Лескову идею описать интереснейшую жизнь тульских оружейников, способных своим мастерством удивить иностранцев и действительно создать нечто такое, что подойдет под определение русское чудо.

«Нет пророка в своем отечестве»

Недаром слово умелец имеет такие синонимы, как искусник, мастер на все руки и творец. Изделий русских умельцев во всех ремеслах существует много, однако фамилий известно мало. Это потому что у представителей высших слоев общества отечественные изделия и местные мастера никогда не были в почете, а все зарубежное превозносилось до небес. А разве первый отечественный паровоз братьев Черепановых — не русское чудо?

Реальный гениальный умелец, подковавший блоху

Но вернемся к подкованной блохе. Это изделие стало мерилом мастерства. И само собой, что русскому умельцу на роду было написано достичь этого эталона и подковать блоху. Впервые это осуществил замечательный художник Николай Сергеевич Алдунин, умерший в 2009 году. Этот виртуозный мастер подковки набил на настоящую усыпленную блоху. Рассказывая об этом шедевре, который сам Алдунин таковым не считал (лучшим своим достижением он считал микрокопию настоящего танка Т-34, водруженную на яблочное семечко), опять необходимо вспомнить, как выглядят блохи. Лапки у них волосатые, природой для подков непредусмотренные. Удивительный мастер обрезал волоски, удалил коготки и сделал легчайшие подковки из золота 999 пробы. Как они малы, можно представить, ознакомившись с такими данными: из одного грамма золота можно изготовить 22 миллиона таких подковок. Разве это не гениально?

Сказка, ставшая реальностью

Умелец, подковавший блоху, жил с нами в одно время. У него есть удивительные шедевры, о которых не так много и часто рассказывалось в средствах массовой информации. Все его работы отличаются не только не укладывающимися в голове размерами, но и тем, что они являются точными копиями настоящих образцов, а также, безусловно, красотой и изяществом. Это был настоящий творец и русский гениальный умелец, на деле осуществивший выдумку Лескова.

Музей микроминиатюр

У первопроходца, как правило, находятся и продолжатели. И теперь подкованная блоха, как и караван верблюдов в игольном ушке, являются обязательными показателями мастерства микроминиатюриста. Сейчас в Санкт-Петербурге открыт музей «Русский Левша», в постоянной коллекции которого находятся 60 экспонатов, среди них, разумеется, есть и вышеназванные гениальные образцы совершенства мастерства микроминиатюристов. Представлена и роза в волоске, и книги на срезе макового зернышка. Подкованная блоха в музее занимает центральное место, ведь это легенда-символ, воспетая Лесковым.

Современные творцы

К самым известным ныне здравствующим российским микроминиатюристам относятся А. Рыкованов (Петербург), А. Коненко (Казань), Вл. Анискин (Омск). Их гениальные работы удостоены наград многих международных конкурсов. Замечательный мастер Анатолий Коненко свою первую подкованную блоху подарил Владимиру Владимировичу Путину.

Законное место хранения

А как же родина Левши? Здесь в оружейном музее хранилась знаменитая алдунинская подкованная блоха. Тула очень гордится этим экспонатом, ведь это первое в России бескрылое насекомое с подковами. Совсем недавно эта легенда переехала из музея оружия в «Старую тульскую аптеку», расположенную на пр. Ленина – главной артерии города.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о