Кто по национальности солженицын – Краткая биография Солженицына интересные факты творчества Александра Исаевича по датам

Содержание

Мифы и правда о Солженицыне: Фамилия и отчество

Фото: www.globallookpress.com

Обозреватель телеканала «Царьград» Егор Холмогоров по итогам программы «Исторический батл», посвященной личности писателя и мыслителя Александра Солженицына развенчивает один из многочисленных мифов его биографии.

Автор:
Холмогоров Егор



Исторический батл. Солженицын. Холмогоров vs Спицын

Автор очерков ответит на широко распространенные обвинения в адрес Солженицына, что он «сам сдал себя в НКВД, чтобы избежать фронта», «был лагерным стукачом», «литературной марионеткой Хрущева», «Архипелаг ГУЛАГ – лживая книга», а его автор «был агентом ЦРУ», «призывал американцев к ядерной бомбардировке СССР» и «развалил СССР». Ранее на нашем сайте был опубликован очерк посвященный ложности утверждения, что «Солженицын распространял неправду о 100 миллионах репрессированых советской властью». 

Начнем с самого простого – нечистоплотных манипуляций клеветников вокруг фамилии и отчества писателя. Сплошь и рядом можно встретить в антисолженицынских публикациях пассажи такого рода: 

У Солженицына была говорящая фамилия от слова «ложь» и отчество «Исаевич», неопровержимо свидетельствующее от том, что он принадлежал к прирожденным сионистам, а потому ненавидел русский народ». 

Дело даже не в том, что такого типа ономастические филиппики показывают интеллектуальное и нравственное ничтожество использующих их полемистов. Дело в том, что они безошибочно диагностируют поврежденность русской исторической традиции в советский период. Для человека старой русской культуры ни фамилия Солженицына, ни имя его отца — Исаакий, ни даже случайно возникшее отчество «Исаевич», никакой проблемы в истолковании не представляли и никак с иудейским происхождением не ассоццировались. Всё это оказалось тайной за семью печатями только для советских недообразованцев, от которых коммунисты спрятали и православные святцы, и словарь Даля.

Начнем с фамилии. Впервые в доступных нам на сегодня архивных документах предок Солженицына упоминается в поручной записи, то есть обязательстве платить известную дань в казну, взятой воеводой Тевяшовым с жителей Бобровской слободы на притоке Дона реке Битюг, составленной 5 октября 1698 года (1). Среди прочих жителей слободы упоминается Филипп Соложаницын.

В следующем 1699 году по приказу Петра Великого, не желавшего терпеть на Дворцовых землях самовольные поседения Бобровская слобода была сожжена и наново заселена дворцовыми крестьянами. Это событие отразилось в романе «Август четырнадцатого»: «Дед Ефим, когда жив был, рассказывал, что на его пращура Филиппа напустился царь Пётр – как смел поселиться инде без спросу, и выселил, и слободу их Бобровскую сжёг, так осерчал». Фамилия пращура Александра Исаевича — Соложаницын делает вполне прозрачной её этимологию: соложенье. «Соложение ср. ращение зерна в солод, или ослащение теста» — гласит словарь Даля в статье «Солодкий».

Таким образом, фамилия Солженицына имеет отношение к «солоду», намоченному и пророщенному зерну, используемому при изготовлении пива, кваса, а на Западе – виски. Она родственна таким фамилиям как Солод, Солодов, Солодовников, Солодуха, Солодарь, Солодкин и другими. Своими побасенками про «Солженицын» от слова «ложь» клеветники оскорбляют скопом носителей всех этих фамилий.

Как и у большинства русских фамилий до ХХ века норма написания этой фамилии была неустойчива. Так, отец Александра Исаевича – Исаакий Семёнович записан в свидетельстве о рождении как «Салжаницын», хотя фамилия его отца указана на современный манер – «Семён Евфимов Солженицын». Такие блуждания в орфографии фамилий, особенно в гласных, совершенно нормальное для той эпохи, когда многие сведения записывались со слуха, явление. Так среди предков автора этих строк царит постоянная путаница между «Никоноровыми» и «Никаноровыми», причем эта путаница наблюдается даже в относящихся к годам Второй мировой войны записях советских учреждений об одних и тех же людях,

Крестьяне. Фото: www.globallookpress.com

Имя Исаакия Солженицына не могло смутить в старой России никого, равно как и если бы он был бы Исайя (или, как тогда обычно говорили, «Исай»). По русским деревням, особенно на Севере и в Сибири, разгуливали Абрамы и Авраамии, Моисеи, не говоря уж об Исаях, Наумах, Захариях и Ионах. В базе данных героев Первой мировой войны, охватывающей более двух миллионов имен, мы находим 38 Исаакиев и 821 Исая, абсолютное большинство из них очевидные великороссы и малороссы.

Русский человек получал как правило имя святого, память которого приходилась на день его крещения. Иногда эти имена были довольно экзотичными, как, к примеру, имя бабки автора этих строк – Олимпиада (она, впрочем, была старообрядка-беспоповка). Вопреки широко распространенному мнению, никаких запретов на наречение мирянам ветхозаветных имен – Исаак, Исайя и т.д., — не существовало (2).

Как правило детей крестили на восьмой день, но нередки были и случаи крещения в тот же и на следующий день. Родившийся 29 мая 1891 года сын Семёна Солженицына был крещен 30 мая, на память преп. Исаакия Далматского,  с именем «Исаакий».

В метрической книге села Саблинского, Ставропольской губернии, Космодамиановской церкви за 1891 год в первой части о родившихся мужескаго пола ст. под № 44, буквально записано: тысяча восемьсот девяносто перваго года, родился двадцать девятого, крещенъ тридцатаго числа, мая месяца Исаакий у него родители: села Саблинскаго крестьянинъ Семен Евфимов Солженицын и законная жена его Пелагия Панкратова, оба православнаго исповедания» (3).

Преподобный Исаакий Далматский жил в IV веке, был борцом с ересью арианства, ревносным защитником никейского православия, претерпел гонение от нечестивого императора Валента и наставлял святого императора Феодосия Великого. Его память празднуется 30 мая по юлианскому календарю. На этот день пришлось рождение Петра Великого и тот всю жизнь почитал преп. Исаакия как своего святого, поэтому Исаакиевская церковь для Адмиралтейства была построена в Санкт-Питербурхе в числе первых, в 1710 году. Четвертым из преемствующих друг другу  Исаакиевских соборов стало великое творение Монферрана.

Бредовую версию о том, что отчество «Исаевич» Солженицын взял, чтобы скрыть еврейские корни отца распустил знаменитый клеветник Алекс Флегон, прохиндей, долгие годы издававший произведения Солженицына на Западе без авторского разрешения (4). Когда на Западе появился сам высланный КГБ Александр Исаевич и в суде потребовал соблюдения своих прав, Флегон в отместку разразился непристойно-клеветнической книгой «Вокруг Солженицына», где и снабдил  Солженицына отцом «Ицхаком», проявив феноменальное невежество или лживость в области русской истории и культуры.

«Как человек, не питающий особой любви к евреям (мягко выражаясь), Солженицын не может выдавать себя за Александра Ициковича. Для него это считалось бы, вероятно, большим позором. И поэтому он предпочел скрыть от мира настоящее имя своего отца. Имя его отца было, по утверждению Солженицына, Исаакий…

Согласно «Справочнику личных имен народов СССР», выпущенному издательством «Русский язык» в Москве в 1979 г. и рекомендуемому Министерством юстиции в качестве пособия для работников органов записи актов гражданского состояния, в разделе русских имен значится имя Исай, но отсутствует имя Исаакий или Исаак. В разделе еврейских имен (стр. 35-43) значатся имена Ицхак, Ицхок, Ице, Ицик, которым соответствует «традиционное русское написание» — Исаак, так же, как старому документальному написанию Мойше соответствует традиционное русское Моисей.

Из этого следует, что в действительности Солженицына нужно величать Александром Исааковичем или Александром Исаакиевичем или Ициковичем, но ни в коем случае не Александром Исаевичем. Такое величание просто не соответствует действительности и является обманом…

В общем списке имен (в справочнике) значится имя Исаак с вариантами Исакий и Исаакий. Русское сокращение этого имени (по упомянутому справочнику) — Изя или Иса (стр.419). Выходит, что отец Солженицына, согласно признанию сына, был какой-то Изя и, вероятно, арендовал землю у русских помещиков (насколько я помню, в «Августе четырнадцатого» он сам признается в этом)» (5).

Когда подобную ахинею пишет нечистоплотный книжный вор (по официальной версии – сын румынки и белоруса), в расчете на невежество английского читателя, то это хоть и не простительно, но понятно. Совсем иначе обстоит дело в случае, когда её повторяют люди воображающие себя патриотами России, пусть хоть советской. К тому же они противоречат друг другу. Одни считают «еврейским» отчество «Исаевич», другие «Исаакович», но одинаково чужды православному русскому народу и те и другие.

Отчеством Солженицына было «Исаакович» в честь преп. Исаакия Далматского. Отчество «Исаевич» появилось в результате ошибки паспортистки. Такие ошибки в те годы не были чем-то невероятным. В чем-то даже более феерическая история произошла с отцом автора этих строк, благодаря ошибке паспортистки-польки записанным в 1946 году «Станиславом» вместо «Вячеслава». Некоторые из клеветников на Солженицына связывают перемену им отчества не с ошибкой, а с «не тем происхождением», но не в национальном (тем более что первые 25 лет жизни Солженицына еврейское происхождение в СССР было как раз наиболее «тем»), а в социальном смысле. Мол, Солженицын пытался запутать советских анкетных работников, которые в противном случае непременно вышли бы на его покойного отца, установили его офицерское звание, то, что он был награжден Георгиевским крестом (а Солженицын в поэме «Дороженька» упоминает еще и «Анну с мечами», зарытую вместе с «Георгием»), и «сын царского офицера» стало бы пожизненным анкетным пятном, от которого было бы не отмыться. Не случайно в «Раковом корпусе» с такой ненавистью описан заведующий «анкетным хозяйством» доносчик Русанов.

Что тут можно сказать? Правда состоит в том, что Советское государство и в самом деле было государством жесточайшей социальной сегрегации и выбраковки, причем выбраковывались потомки аристократии и образованных слоев – священников, офицеров, буржуа, зажиточных крестьян (мнимых кулаков). Для них по «пятому пункту» (который тогда означал не национальность, а «соцпроисхождение») был закрыт доступ ко многим гражданским правам, начиная от бесполезного избирательного, заканчивая правом на высшее образование. «Сын офицера» в зазеркальном советском мире было чем-то вроде желтой звезды в гитлеровской Германии.

Разумеется основания скрывать своё «соцпроисхождение» и путать анкетных ищеек у Солженицына были, и весьма веские. Но это и доказывает, что если причиной смены отчества была не случайная ошибка паспортистки, а целенаправленная маскировка, то и в этом случае осуждать Александра Исаевича было бы абсолютно не за что.

А.И. Солженицин. Фото: www.globallookpress.com

Когда в 1970-80-е годы КГБ вел интенсивную травлю писателя, то ссылки на богатство семьи матери писателя, Таисии Захаровны Щербак, фото роскошного спортивного автомобиля, который до революции приобрел её брат Роман, мифическое «золото Щербака» якобы зарытое у его «экономии» активно использовались в этих нападках, чтобы стигматизировать Солженицына перед советскими людьми как человека «из бывших» (6). То, что это состояние было заработано трудом и предпринимательским талантом Захара Фёдоровича Щербака советских пропагандистов мало смущало, ведь именно эти качества их хозяева и постарались вытравить из русских, с тем, чтобы когда произойдет неизбежное восстановление капиталистической экономики, все русские богатства достались «предприимчивым» комсомольцам, ставшим олигархами на подхвате у транснациональных финансовых структур, против каковой угрозы Солженицын начал предостерегать русский народ уже с середины 1980-х (7).

Сегодня такие попытки стигматизации, конечно, лишены всякого смысла. Даже у людей левых убеждений советский социальный расизм ничего, кроме отвращения не вызывает, а тот, кто продолжит его придерживаться или попытается апологизировать как раз и вскроет ту антирусскую и античеловеческую сущность большевистского режима, подтвердив безусловную правоту Солженицына в его борьбе за освобождение России от той власти, которая вынуждала детей не то что скрывать имена отцов и менять фамилии – требовала и прямо отрекаться от родителей, как в годы Большого Террора.

Что же касается лицемерных упреков в «неуважении к памяти отца», делаемых сторонниками тех, кто заставлял людей отрекаться от своих отцов, то вряд ли кто-то из них может похвастаться тем, что воздал своему отцу такую честь, как сделать его центральным персонажем эпического цикла романов, как это сделал Солженицын, рассказав о своих отце и матери в «Августе четырнадцатого», «Октябре шестнадцатого», «Марте семнадцатого» и «Апреле семнадцатого».

———————————————————————————————————— 

  1. РГАДА, ф.210. Разрядный приказ, столбцы Белгородского стола, д.1692, л.135 Исследование экспедиции Тевяшова см.: Василенко Д.В. Экспедиция воеводы И.И. Тевяшова на реки Битюг и Осередь осенью 1698 года.// Межвузовские научно-методические чтения памяти К.Ф. Калайдовича: Выпуск 4.- Елец: ЕГУ, 2001.- с. 23-28 (есть в интернете).
  2. «Настольная книга священнослужителя» протоиерея С.В. Булгакова где подробнейшим образом обсуждается вопрос об именаречении не содержит абсолютно никаких оговорок касающихся ветхозаветных имен, хотя довольно строго запрещает использование даже имен православных святых, которые совпадают с католически-протестантскими. «Не должны быть нарекаемы православным не только имена исключительно католические (напр.: Адольф, Аделаида, Бронислав… но и такие даваемые католикам и протестантам имена из имеющихся и в памятниках православной агиалогии, которых нет в наших, издаваемых по благословению Св. Синода (см. об этом ниже), «Месяцесловах», напр.: Август, Аврелий, Бонифатий, Владислав…» (С.В. Булгаков. Настольная книга священнослужителя. Киев, Типография Киево-Печерской Успенской лавры, 1913 с. 956). При этом автор не только предостерегает от наречения неблагозвучных имен, таких как Псой или Голиндуха, но и высказывает порицание священнику, нарекшему младенцу имя Ярослав.
  3. Полностью текст свидетельства о рождении Исаакия Солженицына и его фотокопия приводятся в книге Людмилы Сараскиной «Солженицын». М.: «Молодая гвардия», 2009. с. 29.
  4. Перипетии растянувшейся на два десятилетия борьбы с Флегоном описаны А.И. Солженицыным в мемуарах «Угодило зернышко промеж двух жерновов». См. гл. 1; гл. 9,  часть третья
  5. Цитируется по переводу из книги Флегона, приведенному здесь 
  6. «Путешествуя за границей перед первой мировой войной, они посетили в Штутгарте завод Даймлера и купили сигарообразную спортивную автомашину, на которой Роман собирался принять участие в автогонках Москва-Санкт-Петербург. Что дом Щербаков был обставлен как дворец, но что она не любила семью мужа, вступив в брак по воле отца. По нормативам советской идеологии эти подробности минувшего звучали как обвинительный приговор. Этого и добивалась «Литературная газета», перепечатывая публикацию «Штерна» и помещая фотографию (украденную у Ирины Ивановны) с надписью: «В автомашине сидят Роман и Ирина Щербак и мать Солженицына Таисия». Корреспондент газеты, направленный в Саблю, обнаружил там ещё и больницу, которая разместилась в старом сельском доме другого деда, Семёна Солженицына» (Людмила Сараскина. «Солженицын». М.: «Молодая гвардия», 2009. с. 39.).
  7. Вспомним хотя бы ответ на призывы академика Сахарова передать экономику России в международное управление. «Управление экономикой страны извне до сих пор называлось колониализмом, — указывает Солженицын, — и невозможно признать его благом, даже если оно осуществляется несоциалистическими межнациональными корпорациями. И одобряемый Сахаровым приток иностранных капиталов (ищущих, конечно, только своей выгоды) я считаю спорным благом. ХХ век показывает нам, что силы национального самосохранения повсюду усилились» (Солженицын А.И. Письмо в «Вестник РХД» (Ответ Е. Янкелевичу) // Публицистика. Т. 3. Ярославль, «Верхняя Волга», 1997 с. 171). Абсолютно негативная позиция Солженицына касательно разрушительных «рыночных реформ», высказываемая после возвращения в Россию, хорошо известна и исчерпывающе выражена в его знаменитой речи перед Государственной Думой 28 октября 1994 г. Трудному пути отечественных предпринимателей 1990-х посвящен двухчастный рассказ «На изломах», в котором в чем-то сопрягаются, а в чем-то противопоставляются жизненные пути старого «красного директора» из оборонки – Емцова и молодого предпринимателя Толковянова. Любопытно, что в нем и присутствует такая совершенно, казалось бы, немыслимая прежде для Солженицына фигура, как умный кагебешник Косаргин, защищающий государственные интересы. И снова в рассказе 1996 года Солженицын на несколько лет опередил время.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

*

Подписаться


«Смерть Сталина», Мединский и двойные стандарты


Су-57 вооружён и очень опасен для США

Новости партнёров

tsargrad.tv

Александр Солженицын. Забавная биография

Статья скопирована с сайта Лукоморье —  http://lurkmore.to/ ,  оригинальный  взгляд на биографию и творчество известного человека.

Начало пути

Солженицын родился 11 декабря 1918 года в Кисловодске, на территории, контролировавшейся белогвардейцами, был крещен.

Отец — Исаакий Семёнович Солженицын, крестьянин с Северного Кавказа. Мать — украинка Таисия Захаровна Щербак. Отец получил смертельную рану на охоте, от чего вскоре и умер еще до рождения Александра. В результате чего он воспитывался матерью, и в 1924 году они переезжают в Ростов-на-Дону, с 1926 по 1936 год учился в школе, где примерный пионер Солженицын был назначен старостой класса. 

Глубоко ПГМный персонаж, в школе носил крестик, что, вроде как, противоречило идеологии в глазах учителей, но не в его собственных. До лагерей Исаич очень котировал Ленина, но как-то по своему, по-христиански, в 1936 году вступил в комсомол. Есть мнение, что этот ход был тончайшим троллингом, Анонимус, но оно в корне неверное. В университете изучал матан, историю и марксизм-ленинизм, за что получал сталинскую стипендию.

Всегда был приверженцем идеи глубокого влияния веры на русского человека и посконно-домотканных традиций, от чего и бородат. 

Участие в войне 

В октябре 1941-го был призван в стройные ряды РККА рядовым (в грузовой конный обоз). Чтобы научиться сильнее бить нацистскую гадину, в апреле 1942-го года добился направления в артиллерийское офицерское училище. Это позволило Солженицыну до февраля 1943-го припеваючи жить в тылу. Боевой путь политрука Солженицына — от Орла до Восточной Пруссии. Был награждён орденами ненавистного ему государства: Отечественной войны и Красной Звезды. Служил он в звуковой артиллерии (БЗР-2). Это такие ребята, которые занимаются тем, что слушают аппаратурой звуки боя и определяют что стреляет/летит/едет. Лулз в том, что от противника войска нашего героя находились даже дальше, чем артиллерия обычная. Звезду получил за то, что по информации, переданной от батареи БЗР-2, которой Исакич командовал, артиллерии обычной удалось подавить две вражеские артпозиции во время боя под Рогачевым. Хотел получить еще одну за выход из окружения в Восточной Пруссии, но ничего героического в этом деянии обнаружить не удалось. Немного повозбухал на эту тему и успокоился.

Арест

Находясь на фронте, писал друзьям письма, в которых невозбранно обличал существующий строй, Сталина называл «паханом», который исказил «Ленинское нормы». Весь юмор в том, что Исаич обвинял «пахана» Сталина в предательстве труЪ Ленинизма, а заодно и предлагал выпилить вместе с Германией и Францию с Англией. Тот факт, что во время войны все письма с фронта проходили обязательную перлюстрацию, и боевой офицер-разведчик не мог этого не знать, является одним из поводов для спора солженицынофобов и солженицынофилов. Ведь если Исаич знал, что все письма проходят премодерацию в НКВД, то самим фактом написания и отправки писем он не только подвергал риску себя (что, в общем-то, для борца с Системой является нормальным), но и адресатов своих писем. Времена на дворе стояли суровые — «большие чистки» не так давно отгремели, а тут еще война с реальным шпионажем и гитлеровскими бомбами с агитками. Потому нет ясности до сих пор, чем же являлся этот поступок Исаича — то ли желанием поднаср@ть адресатам, то ли образцом несусветной глупости, то ли он делал это для лулзов. Есть мнение некоторых экспертов, он хотел, чтобы его признали невменяемым, и списали на хрен из армии, в теплый тыл. Как бы там ни было, Система не стала долго терпеть происходящее и, протянув свои щупальца, быстренько схватила Исаича и адресатов, которые имели несчастье ответить. Один из арестованных, Виткевич позже писал: «Мы до того пересмотрели все устоявшиеся тогда оценки, что иначе как „бараном“ Верховного и не называли. Впрочем, это было не самой крепкой его характеристикой». Но самая мякота в том, что Виткевич позже писал, что следователь на допросах показал ему признания Солженицына, где тот писал, что по сговору с неким Власовым Солж, Витквич и Решетовская сколотили банду. По словам жены Солженицына, самой Решетовской, «Неким Власовым» был просто случайный попутчик в поезде. В итоге «власовца» Виткевича увезли в Воркуту, а сам Солженицын еще долго «сотрудничал со следствием».

В заключении

Самый гуманный в мире советский суд 27 июля 1945-го года приговорил Солженицына по статье 58, пункт 10, часть 2, и пункт 11 Уголовного Кодекса РСФСР к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Но Исаич все предусмотрел и получил отличные характеристики от всех окружающих, благодаря чему 1946—1950 годах отбывал наказание в так называемых «шарашках», где занимался матаном, чтением Даля и прогулками на природе: «Вставал в шесть, обливался холодной водой и проводил на воздухе час до работы. После смены до темноты читал», писал скучную муть о своих прогулках по лесам, но Даль направил на путь истинный, Исаич стал писать соборно, народно, посконно. В 1950 малость задолбался в своих хитрожопых расчетах и был этапирован в лагерь настоящий, в Степлаг в Экибастузе. Который правда к 1950 году сильно утратил свою суровость, потому свидетелем многих описываемых событий Исаич быть не мог. Зато мог видеть малость другое, примерно в это время в лагерях происходила большая война воров-приверженцев старых воровских традиций и новых воров, допускавших сотрудничество с властью. Для старых воров Исаич как бывший военный был врагом по определению. 

По его собственным словам, будучи в лагерях, Солженицын был завербован в стукачи, и даже получил от кровавой гебни погоняло «агент Ветров», но тянул резину и доносов не поставлял. Однако борцуны с Солженицыным упорно настаивают на том, что Исаич таки стучал! Впрочем, кого это волнует?

Отрывок из трилогии «Архипелага…» на эту тему. 

Зимой 1952 года у Солженицына обнаружили рак МПХ, он был прооперирован в лагере.

Освобождён 13 февраля 1953.

В заключении Солженицын полностью разочаровался в марксизме, со временем поверил в Бога и склонился к православно-поцреотическим идеям — полное отрицание коммунистической идеологии, роспуск СССР и создание расового славянского государства на территории России, Белоруссии и части Украины, установление в новом государстве авторитарного строя с постепенным переходом к демократии:   

Государству, если мы не жаждем революции, неизбежно быть плавно преемственным и устойчивым. И вот уже созданный статут потенциально сильной президентской власти нам еще на немалые годы окажется полезным. При нынешнем скоплении наших бед, еще так осложненном и неизбежным разделением с окраинными республиками, — невозможно нам сразу браться решать вместе с землей, питанием, жильем, собственностью, финансами, армией — еще и государственное устройство тут же. Что-то в нынешнем государственном строе приходится пока принять просто потому, что оно уже существует.

Конечно, постепенно мы будем пересоставлять государственный организм. Это надо начинать не все сразу, а с какого-то краю. И ясно, что: с_н_и_з_у, с м_е_с_т. При сильной центральной власти терпеливо и настойчиво расширять права МЕСТНОЙ жизни.

 А. Солженицын, Как нам обустроить Россию 

На воле 

После освобождения занимался пейсательской деятельностью, которая всё больше и больше скатывалась к ну очень толстому троллингу Советского режима. Одно время такой троллинг был даже выгоден власти в лице Хрущева для развенчания культа личности Сталина.

На заре своей литературной деятельности стал любимцем многих советских литераторов. К примеру, Твардовский сильно постарался для того, чтобы книги Солженицына увидели свет, но когда взял оные в руки, малость обалдел, сказал: «У вас нет ничего святого. Если бы зависело только от меня, я запретил бы ваш роман». Так реагировали на Исаича многие, с одной стороны все ждали «запретной правды», путь которой открыл Хрущев, с другой сам Исаич был личностью крайне спорной уже тогда.

Полюбился Исаич и власти, тусовался с Хрущевым, в 64 году официально выдвигался кандидатом на Ленинскую премию за свои труды, но что-то не сложилось. Но не бедствовал и без этого, был одарен машинками и домиками.

Солженицын как-то стразу просек, что место «лагерного пророка» хлебное, и делиться хлебом он не будет. А тут еще появился человек, который прошел лагеря по-настоящему и сел по действительно серьезному политическому делу и был в лагере не в 1950, когда от них осталось одно название, а в 1938, то есть во времена действительно суровые. Человеком этим был Шаламов, который участвовал в подпольной троцкисткой группе и, как действительно опасный политический деятель, сидел не по шарашкам, а в самых суровых местах. 

Солженицын не по лжи, а по совести сразу начал поливать опасного конкурента говнецом, мол «художественно не удовлетворили» его рассказы сего деятеля. Шаламов ответил на это, что Солженицын — хитрый делец, и дел с ним он иметь не хочет.

Кульминацией сей истории стал доставляющий ср@ч со стороны Шаламова на тему того, что Шаламов не желает работать на ЦРУ или КГБ, как Солженицын, чего Солженицын ему забыть не смог до самой смерти и время от времени плевался в Шаламова всю жизнь. И таки доля правды в словах Шаламова есть, романы Солженицына удивительно легко издавались на западе и весьма мощно пиарились. 

Исаич быстро смог собрать вокруг себя горстку фанатично преданных людей, которые иногда совершали странные вещи: вешались, например. Как-то раз Солженицын решил внести довольно много изменений в рукопись «Архипелага» для последующего издания в Париже, а все старые версии, коих по диссидентской тусовке ходило немало — сжечь. Одна из сподвижниц Исаича — Воронянская — отказалась это делать и вдруг внезапно повесилась. Вариантов смерти Воронянской существует огромное множество, кроме того, ходило множество историй о якобы повесившихся других людях вокруг Солженицына. Так, например, в старой версии этой статьи было написано, что отец Александра повесился, что совсем не так.

В начале 70-х бросает жену Решетовскую в пользу Светлоской, от чего Решетовская пытается самовыпилиться путем поедания таблеток, но выживает, Исакич тащит ее полуживую в ЗАГС разводиться, но ЗАГС в разводе отказывает. Этот момент как-то странно совпадает с началом бурной антиправительственной деятельности. Не по лжи, а по совести. 

13 февраля 1974 года был изгнан из страны, причина в том, что Солженицын был поставлен перед выбором: или Нобелевская премия, или ништяки и вообще жизнь в СССР, Исаич свой выбор сделал, кроме того, в США его уже ждал внушительный долларовый счет.

Возня с Нобелевской премией — вообще история отдельная, для Исаича полная баттхерта и неприкрытой зависти к Шолохову, который свободно получил ее и продолжил припеваючи жить в СССР.

На западе на пару с Сахаровым изображал из себя крупнейшего борца за права человека, хотя бороться за права отдельных людей отказывался, на предложение Сахарова заняться судьбами конкретных людей говорил: «Нет! Эти люди пошли на таран, они избрали свою судьбу сами, спасти их невозможно. Любая попытка может принести вред и им, и другим». Воспринимался на западе как «ветхозаветный пророк» и вообще забил за собой эту роль.

В начале 90-х срочно потребовался в России.

Россиянским властям образца 90-х годов, периода «большого хапка», занятым переделом собственности, доставшейся от экономики СССР, Солженицын, твердящий о как бэ «нравственности, культуре и КНОР», был очень нужен для отвлечения быдла от оного хапка. Уже в 1990 году Исаичу дали Государственную премию, как бы намекая. В 1992 Беня Ельцин во время визита в США лично упрашивал его приехать обратно, но как-то не сложилось, но уже в 1994 таки вышло. Приехал в Россию и с внушительной охраной объехал всю страну с собственно авторскими лекциями о «нравственности, культуре и КНОР», охранялся не хуже самого царя Бориса. Однако в ходе самой поездки настолько выпал в осадок от всего увиденного дерьма, что ближе к 1998 в «возрождение России», которое сам и провозгласил в 1991, веровать перестал.

Солженицын котировал Путина, а Путин Солженицына и оба котировали Колчака.

Сабж призывает американцев нанести упреждающий удар по этой стране

В 98-м году был награждён высшим орденом России, но отказался от него с формулировкой: «От верховной власти, довёдшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять награду не могу», чем люто доставил. Однако же, позднее из рук кровавого путенга Государственную премию России принял. И от дачи «Сосновка-2» не отказался. Впрочем, государство, которое уже раз выгнало Солженицына, этим самым как бы загладило свою вину. Что вполне справедливо. 

После очередной премии в 2007 году малость подобрел и даже начал рассказывать о заговоре кровавого НАТО против России, клеймил «оранжевую чуму», но не долго, уже через год почувствовал себя плохо. Что правда для 90 летнего старца не слишком удивительно. 

Принял Ислам 3 августа 2008 года на 90-м году жизни от острой сердечной недостаточности.

Алсо, надо отметить, что практически сразу после его смерти в г. Рязани на доме по ул. Урицкого, где некоторое время проживал сей пейсатель, чудесным образом появилась надпись «Наконец-то сдох, сука!!!». Что какбэ намекает нам на огромную народную любовь со стороны ностальгирующих по СССР. Впрочем, спустя некоторое время сия надпись была выпилена. 

Алсо, улица в Нерезиновске, Большая Коммунистическая, была перепилена в Александра Солженицына, что доставляет. Для этого Лужок изменил закон, запрещающий называть улицы ранее, чем через десять лет после смерти.

Творческая деятельность

Написал огромное количество различных произведений. Почти все произведения про вымышленных героев, истории которых в целом совпадают с жизнью автора. Завязка и развязка чаще с реальностью общих точек вообще не имеют, о доле вымысла в остальных частях произведений можно только гадать, что уже дает огромное поле для ср@чей. Наиболее известные: 

Архипелаг ГУЛАГ — эпичное трехтомное произведение, срывающее покровы с коммунистического строя. Им же приучил последующие поколения писать ГУЛАГ, а не ГУЛаг. При написании использованы воспоминания более 227 анонимусов. Что из написанного Солженицын встретил лично, а что ему рассказали — до сих пор неизвестно и известно не будет. Само произведение изначально позиционировалось как роман, так что… 

Один день Ивана Денисовича — рассказ про один день жизни ЗК.

В круге первом — описание «шарашкинских будней» с крутой детективной завязкой и с двумя главными героями, ср@ч которых отражает столкновение старых и новых взглядов самого Исаича. Если считать произведение автобиографичным, то Солженицын сам захотел попасть в суровые лагеря вместо уютной шарашки.

Матренин двор — про крестьян.

Раковый корпус — собственно про раковый корпус, наподобие того, в котором лежал сам Исаич. Лютый вин, так как книга не переполнена авторскими неологизмами, политики не так много, но зато раскрыта тема борьбы человека за жизнь.

Бодался телёнок с дубом — мемуары по горячим следам о писательской жизни. Дуб — Совковая власть времён Хрущёва и Брежнева, а Телёнок — это сам Солж. Что характерно, дуб таки упал, а Телёнок потом ещё долго бодался.

Как нам обустроить Россию — см. соответствующую статью.

Двести лет вместе — русских людей обижают!

В данных опусах Солженицын срывал покровы с чудовищных злодеяний Кровавой Гэбни и лично Сталина, при этом вольно, очень вольно оперируя цифрами, фактами и умолчаниями. К примеру, про один лагерь он говорит, что в такой-то месяц в нём числилось пятьдесят тысяч человек, а в следующий — десять тысяч, как бы намекая нам. Разгадка проста — в реальности эти зэки строили дорогу к другому лагерю и по окончании её были записаны туда. Другой прикол — что на Колыме дневная смертность была 1%. Что при промежутках между навигациями в девять месяцев оставляет в лагере 650 человек из 10000. 

На критику он, конечно, откликался, но вяло, чем-то напоминая Купцова. 

Менее известным является роман «Красное колесо» — о России 1914—1917 годов, первой мировой войне и Февральской революции. Язык ужасен, даже Достоевский в самых зубодробительных периодах лучше.

Довольно интересен труд «Двести лет вместе», рассказывающий про русско-еврейские отношения 1795—1995 годов. Данная книга доставила Исаичу сотни лютой еврейской ненависти, а также нелюбовь со стороны крайне толерантной и политкорректной демшизы.

Чуть менее, чем наполовину его тексты состоят из псевдорусских неологизмов вроде «с пережаху», «сбекрененная фуражка», «охуждатели», «натучнелый скот», «натопчивая печь», «на поджиде», «дремчивый», «расколыханный» — тысячи их. «Инда взопрели озимые. Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился…». Все эти слова он повставлял в свои книги уже в период эмиграции, когда сбрендил окончательно. Варианты, которые ходили в самиздате, были гораздо более читаемы. Также встречаются выражения «маслице да фуяслице», «фуимется», «фуемник» и т. д

Климов люто, бешено ненавидит сабжа. Но Мицгол творчество одобряет, посему Исаевичу даже поменяли раSSовое происхождение. 

Ранний солжеср@ч 

«Деятельность Солженицына — это деятельность дельца, направленная узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами подобной деятельности.»      Варлам Шаламов

Деление на «наших» и «ненаших» в интеллигентском слое эмиграции второй волны часто определялось отношением к Солженицыну. Сначала было как-то не принято резко критиковать «наше все», но в 80-ых обалдевшие от глыб аффтара интеллектуалы начали понемногу восставать против Исаевича. Своего рода кульминацией бунта против авторитета Солженицына и его взглядов стал высер «Москва 2042» Владимира Войновича, в котором выведена эпичная фигура Сим Симыча Карнавалова на белом коне Глаголе, въезжающем в анально поверженную коммунистическую Москву. Впоследствии сцена практически дословно произошла таки IRL, ну разве только без коня. В целом роман, определенный как «пародия на антиутопию», довольно уныл и вторичен, хотя и содержит пару-другую лулзов. Уже намного позже Войнович написал небольшую книгу «Портрет на фоне мифа», где, помимо объяснений, за что же он так обоср@л Солженицына, были предоставлены еще причины его не любить.

Сам Солженицын Войновича и прочих критиков и клеветников описал в автобиографической повести средней степени унылости «Угодило зернышко промеж двух жерновов», где, несмотря на декларируемый пофигизм и склероз к каким-либо выпадам в свой адрес, не забыл никого.

Оценка творчества

     «Солженицын писал о совсем другом!!!» — Егор Летов

Личность и творчество Солженицына породили массу лютейших ср@чей, особенно в этих ваших интернетах. Для одних он — пророк и почти святой, донесший до советских обывателей Правду. Для других — паскуда и лжец, предатель Родины. Для кого-то — герой, прошедший чудовищные тяготы сталинских лагерей, для кого-то — стукач Ветров, потому что есть обоснованные сомнения, как зэка, по книге отказавшегося сотрудничать, перевели из лагерей в шарашку, и «придурок лагерный». 

Но ни для кого он не стал «своим». Коммуняки, кроме всего прочего, припоминают ему пропагандистскую деятельность в Америке, где он призывал нанести ненавистному коммунистическому строю первый удар. Либералы и правозащитники всех мастей, а также представители западной общественности не могут простить Исаичу его шовинизм, антисемитизм и любовь к Родине (таки да). Поцреоты и Ымперцы всех мастей — ненависть Исаича к горячо любимому ими СССР.

При Путине физию Солженицына использовали в рекламе Единой России, самого Исаевича, конечно же, забыли спросить. После его смерти Единая Россия сделала вид, что взяла на вооружение его методики КНОР. 

В целом можно сказать, что Солженицын вполне читабелен как писатель в тех своих трудах, где задействовано минимум политики и максимум литературы. К примеру, «Один День Ивана Денисовича» и «Матрёнин двор» признаются винрарными произведениями, в том числе и солженицефобами, и одновременно такую вещь, как «Красное колесо» сами солженицефилы стараются особо не упоминать, ибо читать невозможно. 

Меметичность 

Самый известный в новейшей истории этой страны тролль, лжец и бородач. Является объектом поклонения интеллектуалов, либерастов, некоторых поцреотов и просто борцов с Системой. Его творчество породило тысячи лютейших ср@чей. Несколько раз был провозглашен «совестью нации», а также «хлеборезкой». 

Резюме

Солженицын — неоднозначная фигура в истории этой страны. Скорее всего, он хотел, чтобы его любили, а вышло так, что никому он в итоге оказался не нужен.

Вообще, надо заметить, что это судьба практически всех совестей и диссидентов — после, гкхм, победы, быть на положении дряхлых, давно выживших из экрана кинозвёзд.

Нам намекают 

В обсуждении статьи нам, коллективу Луркоморья, неоднократно намекали, что вместо нас статью пишет гоблота. Ответственно заявляем, что все это правда! Cтатья сильно похожа на гоблозаметки по теме. То ли хайвмайнд, то ли безэмоциональная оценка творчества Солженицына, вместе со всем послезнанием, действительно где-то около, то ли ср@ное гобломорье катится в ср@ное гобло… 

Такова судьба и трагедия русского интеллигента.

 

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь
(на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

sovsojuz.mirtesen.ru

Аркадий Красильщиков: КЕМ БЫЛ СОЛЖЕНИЦЫН

В 2003 году однолагерник А. И. Солженицына Семён Бадаш написал ему «Открытое письмо», в котором он обвинял Солженицына в обмане, стукачестве и антисемитизме.

«Открытое письмо» Семёна Бадаша опубликованное в американском эмигрантском журнале «Вестник», №15, 2003.

«Есть несколько причин, побудивших меня к написанию этого письма. Первая — та, что мы оба разменяли девятый десяток жизни, оба нездоровы и все ближе подходим к ее концу. Вторая — вытекает из первой: все меньше и меньше остается живых свидетелей нашего совместного в молодости пребывания в Особлаге в Экибастузе. К примеру, из четырех экибастузцев в эмиграции трое уже ушли в мир иной: Дмитрий Панин, Александр Гуревич, Андрей Шимкевич. Остался я один. Ушли из жизни и три четверти экибастузцев на родине. А поскольку в «Архипелаге Гулаг» ваше пребывание в Особом лагере в Экибастузе отражено не совсем точно, то я считаю нужным рассказать то, что известно мне. По ходу пришлось коснуться и некоторых других аспектов освещения вами вашего восьмилетнего пребывания в заключении.

Наконец, я хочу напомнить о вашем отношении к некоторым людям, в своё время оказавшим вам большую помощь.

Наша единственная после освобождения встреча состоялась в Москве, в квартире киносценариста Льва Гросмана. У него, на улице Ульбрихта (близ метро Сокол), часто собирались бывшие друзья-экибастузцы: Семен Немировский, Александр Гуревич, Леонид Талалаев и я. Один раз там я видел и вас. Вы уже были знаменитым писателем. В Экибастузе Лев Гросман был вашим близким другом — в «Иване Денисовиче» вы изобразили его Цезарем Марковичем. А много лет спустя на моё упоминание о ваших посещениях Льва Гросмана в Москве, как и о нашей у него встрече, вы ответили: «Я такого не помню». Этот ответ меня тогда удивил, но я не посмел усомниться в его правдивости. Но в 1986 году, путешествуя по Израилю, я встретился с эмигрировавшей туда вдовой Гросмана. Она мне рассказывала о ваших многократных посещениях, о том, как Гросман однажды даже отвозил вас на своих «Жигулях» в Рязань.

К сожалению, это не единственный случай вашего, мягко говоря, неадекватного отношения к своим бывшим друзьям, в том числе и к людям, которым вы многим обязаны. Вот передо мной лежит книга Ильи Зильберберга «Необходимый разговор с Солженицыным» (Ilyа Zilberberg. 14 Colchster Vale. Fоrest Row. Sussex. Great Britain. 1976). Её автор был дружен с семьей Теушей, у которых тайно хранился ваш архив. После того, как квартира Теушей стала ненадёжной, они, уезжая в отпуск, передали его Илье Иосифовичу Зильбербергу. Но к тому времени гебисты уже поставили на прослушивание телефон Теушей и заранее обо всём знали. 11-го сентября 1965 года они нагрянули с обыском к Зильбербергу, забрали папку с вашими материалами, после чего и Теуша, и Зильберберга много недель таскали на допросы.

Вы же не только не приняли участия в их судьбе, но несколько месяцев не появлялись у Теушей, а Зильберберга даже обвинили в сотрудничестве с ГБ. Вам, конечно, поверили в диссидентских кругах, после чего этот кристально чистый человек много лет жил с клеймом, которое оставалось на нём и после эмиграции из СССР. Все его попытки объясниться с вами или с вашими доверенными людьми ни к чему не привели. В «Телёнке» вы пренебрежительно и оскорбительно назвали В.Теуша «антропософом, передавшим архив своему прозелиту-антропософу, молодому И.Зильбербергу».

Или вот лежит передо мной посланное вам в Кавендиш из Кёльна письмо покойного Льва Копелева, с которым вы дружили в «шарашке» и вывели его под именем Рубина в «В круге первом». Ваша тесная дружба с Копелевым продолжалась много лет и на воле. Именно благодаря Льву Копелеву и его жене Раисе Орловой рукопись «Ивана Денисовича» попала в руки Твардовского, что и определило вашу писательскую судьбу.

Письмо Копелева от 30.11.1986 года не предназначалось для публикации. Его копия хранилась у известного литератора Е.Эткинда, который в 1990 году передал его в редакцию журнала «Синтаксис» с запретом его публикации. И лишь в 1993 году Эткинд снял это табу. М.Копелева и П.Литвинов настояли на его публикации, а потому оно было опубликовано с большим опозданием лишь в 2001 году В этом письме ваш близкий друг, в частности, пишет вам: «Ты и твои единомышленники утверждаете, что исповедуете религию добра, любви, смирения и справедливости. Однако в том, что ты пишешь в последние годы, преобладают ненависть, высокомерие и несправедливость. Ты ненавидишь всех мыслящих не по-твоему, живых и мертвых. Ты постоянно говоришь и пишешь о своей любви к России и честишь всех, кто не по-твоему рассуждает о русской истории. Но неужели ты не чувствуешь, какое глубочайшее презрение к русскому народу и к русской интеллигенции заключено в той черносотенной сказке о жидо-масонском завоевании России силами мадьярских, латышских и др. «инородческих» штыков? Именно эта сказка теперь стала основой твоего «метафизического» национализма, осью твоего «Красного колеса». Увы, гнилая ось».

В 1979 году, ещё живя в Москве, я впервые получил возможность бегло ознакомиться с трехтомником «Архипелаг ГУЛАГ», который мне дали только на два дня. Прежде всего, я обратил внимание на неверное изложение вами нашей забастовки-голодовки в Экибастузе зимой 1952 года, как и на практически полное отсутствие информации о Норильском восстании в 1953 году, и потому засел за его описание. А затем решил описать весь свой гулаговский путь от Лубянки с апреля 1949 года — через Особлаги в Экибастузе, Норильске и на Колыме, шестимесячное сидение в Лефортовской тюрьме, пока длился пересмотр моего дела — и до освобождения в октябре 1955 года по реабилитации. Рукопись моих воспоминаний под первоначальным названием «Между жизнью и смертью» была переправлена на Запад, где и дождалась моей эмиграции в начале 1982 года. В моей книге я упоминал о том, как в Экибастузе с папкой нормативных справочников ходил в колонне зэков нормировщик Саша Солженицын. При описании вами забастовки-голодовки в Экибастузе зимой 1952 года верно рассказано лишь об уничтожении стукачей, названном вами «рубиловкой».

Вы, Александр Исаевич, только догадывались о существовании нелегального многонационального лагерного Совета зэков. Вы писали: «Очевидно, появился и объединенный консультативный орган — так сказать Совет национальностей». А Совет был, и действительно многонациональный. От евреев в него был приглашен я, а инициаторами и руководителями были авторитетные у бандеровцев братья Ткачуки. Вы, Александр Исаевич, выражали удивление, как точно узнавались стукачи. А ларчик открывался просто. Когда «куму», то бишь оперу, потребовался дневальный, чтобы мыть в его кабинете полы, топить печь и т.п., нашим Советом был подослан молодой паренек из бандеровцев, который и сообщал, кто ходит к «куму» стучать. Но стукачей убивали не сразу. Сначала каждый стукач вызывался на Совет, и если раскаивался, то за ним устанавливалось наблюдение. И если оказывалось, что он продолжает ходить к «куму», то тогда Совет принимал решение о его ликвидации. (Решение считалась принятым только при единогласном утверждении всеми членами Совета). Ненависть к стукачам была такой сильной, что в исполнителях приговоров недостатка не было — особенно среди западноукраинского молодняка.

В «АГ» вы, Александр Исаевич, ничего не сказали о национальной принадлежности этих стукачей. В большинстве они были русскими или прибалтами. Ни одного стукача из бандеровцев не было.

Подозреваемых в этих убийствах сажали во внутрилагерную тюрьму (БУР) — в одну общую камеру, а в другой камере содержали стукачей, сбежавших из зоны из боязни расправы. 21 января 1952 года начальник режима Мачаховский открыл в БУРе эти две камеры, и стукачи начали избивать предполагаемых убийц, требуя назвать вдохновителей и организаторов убийств. Возвращавшиеся с работы колонны зэков, услышав крики о помощи, чтобы помочь избиваемым, по команде руководителей-бандеровцев начали осаду БУРа. Стали ломать забор, окружавший БУР. В этом участвовали в основном бандеровцы, и к ним присоединилось небольшое число зэков других национальностей. В «АГ» это опущено, ибо вы постоянно принижаете роль бандеровцев (вы также неверно именуете их «бендеровцами»), хотя их в лагере было около 70%, и именно они, а не русские, как вам бы хотелось, были основной силой. Вы осаду БУРа и открытие перекрестного огня по зоне с четырех угловых вышек перенесли на 22-е января, чтобы совместить эту дату с Кровавым Воскресеньем. Но все зэки Экибастуза помнят дату 21-го января, ибо это был день смерти Ленина. Кстати, не вы ли писали, что при открытии по зоне огня сидели в столовой и доедали свой ужин, а когда стрельба прекратилась, побежали прятаться в барак?

(Русских по пункту 10 было мало, большинство были по пункту 1б — власовцы или советские военопленные, пошедшие на службу в СС с соответствующей татуировкой группы крови под мышкой. В Экибастузе были два отдельных барака, в которых содержались каторжане с отличительными от нас всех буквами «КТР» на одежде — осужденные по Указу Верховного Совета от 1943 года за пособничество немецким оккупантам. В их числе были бывшие бургомистры, полицаи, работники передвижных немецких душегубок, расстрельщики евреев или вешатели пойманных партизан. Почти все они были русскими, и так как от остальных зэков их отделили, то и бригадиры назначались из их же среды. Вы это знаете не хуже меня, но об этом молчите. Вот мне и приходится напоминать).

Как реально проходил ваш «детский срок» заключения — в 8 лет. (Вы сами сроки в 5 и в 8 лет, когда у большинства были по 25, у меньшей части — по 10 лет, называли «детскими»). После кратковременного пребывания в промежуточном лагере под Новым Иерусалимом, вы попали на строительство дома у Калужской заставы в Москве, и сразу стали зав.производством, а затем нормировщиком. Вы описываете подробно своё привилегированное положение: жили в большой комнате на 5 зэков, с нормальными кроватями, с нестрогим режимом.

Вас для вербовки в стукачи вызвал «кум», то бишь опер МГБ. Об этом вы подробно пишете. Вот лишь одна цитата: «Страшно-то как: зима, вьюги, да ехать в Заполярье. А тут я устроен, спать сухо, тепло и бельё даже. В Москве ко мне жена приходит на свидания, носит передачи. Куда ехать! Зачем ехать, если можно остаться?» И вы даете подписку о сотрудничестве с МГБ под кличкой «Ветров». Не является ли это еще одним вашим противоречием: то вы гордитесь своей фронтовой храбростью (бесстрашно ходили или ездили по минным полям), то поддаетесь на вербовку МГБ, что сами характеризуете как непростительную слабость. Кроме того, вы сами о себе писали: «Или вот сам я полсрока проработал на шарашке, на одном из этих Райских островов. Мы были отторгнуты от остального Архипелага, мы не видели его рабского существования, но разве не такие придурки?» А когда вас всё-таки шуганули в Экибастуз, вы и там пристроились сперва нормировщиком, о чём вы умалчиваете, а затем — бригадиром, о чём упоминаете вскользь. Из 8 лет заключения, 7 лет вы ни разу не брали в руки ни пилы, ни лопаты, ни молотка, ни кайла.

Я хорошо помню, как в одной из бригад, на морозе со степным ветром таскал шпалы и рельсы для железнодорожного пути в первый угольный карьер — такое не забывается! А вы всё рабочее время грелись в тёплом помещении конторки. Наконец, когда после нашей 5-дневной, с 22 по 27 января, забастовки-голодовки (голодовка была снята по распоряжению лагерного Совета, в виду опасного ухудшения состояния многих участников) объявили о планируемом расформировании лагеря, вы, чтобы снова избежать этапа, легли в лагерную больницу, якобы, со «злокачественной опухолью». То была настоящая «темниловка». Причём, вы пишите, что вас должен был оперировать врач Янченко, тогда как единственным хирургом в Экибастузе был врач из Минска Макс Григорьевич Петцольд.

То, что вы «темнили» в лагере, стремясь избежать этапа, можно понять. Но вы и в «АГ» продолжали «темнить» относительно вашего ракового заболевания, о котором набрались поверхностных знаний на уровне популярных брошюрок. Так, вы писали: «Мне пришлось носить в себе опухоль с крупный мужской кулак. Эта опухоль выпятила и искривила мой живот, мешала мне есть и спать, я всегда знал о ней. Но тем была ужасна, что давила и смещала смежные органы, страшнее всего было, что она испускала яды и отравляла тело».

А потом, в «Телёнке», о 1953 годе: «Тут началась ссылка, и тот час же в начале ссылки — рак». Но «темниловка» с «раком» на этом не закончилась. Желая вырваться из Тьмутаракани, т.е. из поселка Кок-Терек, вы начали «косить и темнить» на «раковые метастазы». Вы писали: «Второй год растут во мне метастазы после лагерной незаконченной операции». Но если была операция в лагере, то кто её делал, и что значат слова «осталась незаконченной»? Под конец, уже в «Телёнке», вы описываете, как перед высылкой из страны, после суток пребывания в Лефортовской тюрьме, осматривавший вас тюремный врач «проводит руками по животу и идет по краям петрификата». Значит «раковая опухоль» петрифицировалась, а куда же делись «метастазы»? Думаю, что ни один грамотный читатель, не говорю уже о людях с медицинским образованием, не поверит в возможность самоизлечения от рака, да ещё и с метастазами.

В Экибастузе этой «темниловкой» вам удалось спастись от этапа, а из ссылки — вырваться в областную онкобольницу, давшую вам материал для романа «Раковый корпус». Но что побуждало вас продолжать эту «темниловку» потом, в ваших книгах, когда вы уже стали всемирно известным писателем с репутацией бескомпромиссного правдолюбца? Неужели мировая общественность заслуживает от вас, бывшего советского зэка, такого же отношения, как лагерные кумы и оперы, с которыми приходилось «темнить» для того, чтобы выжить.

В «Телёнке» вы писали: «Писать надо только для того, чтоб об этом обо всем не забылось, когда-нибудь известно стало потомкам». Следуя этому совету, я и написал это Открытое письмо».

a.kras.cc

Краткая биография Солженицына Александра. Интересные факты и фото

К творчеству Александра Исаевича Солженицына, биография которого будет представлена вашему вниманию в статье, можно относиться совершенно по-разному, но стоит однозначно признать его весомый вклад в русскую литературу. Помимо этого, Солженицын также был довольно популярным общественным деятелем. За свой рукописный труд «Архипелаг Гулаг» писатель стал Нобелевским лауреатом, что является прямым подтверждением того, насколько фундаментальной стала данная его работа. Кратко, самое главное из биографии Солженицына читайте далее.

Интересные факты из детства и юности

Родился Солженицын в Кисловодске в относительно небогатой семье. Произошло это знаменательное событие 11 декабря 1918 года. Его отец был крестьянином, а мать – казачкой. Из-за крайне непростого материального положения будущий писатель вместе со своими родителями в 1924 году был вынужден переехать в Ростов-на-Дону. А с 1926 года он поступает обучаться в одну из местных школ.

Успешно окончив учебу в средней школе, Солженицын в 1936 году поступает в Ростовский университет. Здесь он проходит обучение на физико-металлургическом факультете, но при этом не забывает параллельно заниматься активно литературой — главным призванием всей его жизни.

Университет Солженицын окончил в 1941 году и получил диплом о высшем образовании с отличием. Но перед этим, в 1939 году, он поступает еще и на факультет литературы в Московский институт философии. Учиться здесь Солженицын должен был на заочной форме, но его планам помешала Великая Отечественная война, в которую Советский Союз вступил в 1941 году.

И в личной жизни Солженицына в этот период происходят перемены: в 1940 году писатель женится на Н. А. Решетовской.

Тяжелые военные годы

Даже с учетом своего слабого здоровья Солженицын всеми силами стремился на фронт, чтобы защитить свою страну от фашистского захвата. Попав на фронт, он служит в 74-м транспортно-гужевом батальоне. В 1942 году был направлен на обучение в военное училище, пройдя которое получил лейтенантское звание.

Уже в 1943 году благодаря своему военному чину Солженицын был назначен командиром специализированной батареи, занимавшейся звуковой разведкой. Ведя добросовестно свою службу, писатель заслужил почетные для него награды – это орден Красной Звезды и орден Отечественной войны 2-й степени. В этот же период ему присваивают очередное воинское звание – старший лейтенант.

Политическая позиция и трудности, связанные с ней

Солженицын не боялся открыто критиковать деятельность Сталина, совершенно не скрывая собственной политической позиции. И это даже несмотря на то, что тоталитаризм в это время так яро процветал на территории всего СССР. Это можно было прочитать, например, в письмах, которые писатель адресовал на имя Виткевича – его друга. В них он рьяно осуждал всю идеологию ленинизма, которую считал искаженной. И за данные действия он поплатился собственной свободой, попав в лагеря на 8 лет. Но времени в местах лишения свободы вовсе не терял. Здесь он написал такие известные литературные произведения, как «Знают истину танки», «В круге первом», «Один день Ивана Денисовича», «Люби революцию».

Ситуация со здоровьем

В 1952 году, незадолго до своего освобождения из лагерей, у Солженицына возникают трудности со здоровьем – у него обнаруживают рак желудка. В связи с этим встал вопрос об операции, которую медики успешно провели 12 февраля 1952 года.

Жизнь после заключения

Краткая биография Александра Солженицына содержит информацию о том, что 13 февраля 1953 года он вышел из лагеря, отбыв тюремное наказание за критику властей. Именно тогда он был отправлен в Казахстан, в Джамбульскую область. Село, где поселился писатель, называлось Берлик. Здесь же он устроился на работу учителем и преподавал математику и физику в средней школе.

В январе 1954 года приезжает в Ташкент на лечение в специальный раковый корпус. Здесь же медиками была проведена лучевая терапия, которая дала веру писателю в успех борьбы со страшным смертельным недугом. И действительно, произошло чудо – в марте 1954 года Солженицын почувствовал себя значительно лучше и был выписан из клиники.

Но ситуация с болезнью осталась в его памяти на всю оставшуюся жизнь. В повести «Раковый корпус» писатель детально описывает ситуацию со своим необычным исцелением. Здесь он дает понять читателю, что ему помогла в непростой жизненной ситуации вера в Бога, самоотверженность врачей, а также неиссякаемое желание до самого конца отчаянно бороться за собственную жизнь.

Окончательная реабилитация

Солженицын был окончательно реабилитирован коммунистическим государственным режимом лишь в 1957 году. В июле этого же года он становится полностью свободным человеком и больше не опасается различных преследований и угнетений. За свою критику он получил от власти СССР сполна лишений, но это окончательно не сломало его дух и никаким образом не сказалось на его последующем творчестве.

Именно в этот период писатель переезжает в Рязань. Там же он успешно устраивается на работу в школу и преподает детям астрономию. Школьный учитель – это та профессия для Солженицына, которая не ограничивала его возможности заниматься любимым делом – литературой.

Новый конфликт с властями

Работая в Рязанской школе, Солженицын активно излагает свои мысли и взгляды на жизнь в многочисленных литературных произведениях. Однако в 1965 году его ожидают новые испытания – КГБ захватывает весь архив рукописей писателя. Теперь для него уже действует запрет творить очередные литературные шедевры, что для любого писателя является губительным наказанием.

Но Солженицын не опускает рук и старается в этот период всеми силами исправить сложившуюся ситуацию. Например, в 1967 году он излагает в открытом письме, которое адресуется для Съезда советских писателей, собственную позицию о том, что изложено в произведениях.

Но это действие произвело негативный эффект, который обернулся против известного литератора и историка. Дело в том, что в 1969 году Солженицына исключают из Союза писателей СССР. Годом ранее, в 1968 году, он заканчивает написание книги «Архипелаг ГУЛАГ», которая сделала его популярным во всем мире. Опубликована она была массовым тиражом только в 1974 году. Именно тогда с произведением смогла ознакомиться общественность, так как для широкого круга читателей до данного времени оно оставалось недоступным. И то этот факт свершился лишь тогда, когда писатель жил за пределами своей страны. Книга была впервые опубликована не на родине автора, а в столице Франции — Париже.

Основные этапы и особенности жизни за границей

Солженицын довольно длительный период не возвращался жить на родину, так как, наверное, в глубине души был на нее сильно обижен за все те репрессии и лишения, которые ему пришлось испытать в СССР. В период с 1975 по 1994 год писатель сумел побывать во многих странах мира. В частности он успешно посетил Испанию, Францию, Великобританию, Швейцарию, Германию, Канаду и США. Весьма широкая география его путешествий немалым образом способствовала популяризации литератора среди широких читательских масс указанных государств.

Даже в самой краткой биографии Солженицына есть информация о том, что в России «Архипелаг ГУЛАГ» был издан лишь в 1989 году, незадолго до окончательного распада империи СССР. Произошло это в журнале «Новый мир». Там же публикуется и его известный рассказ «Матренин двор».

Возвращение на родину и новый творческий порыв

Лишь после того как СССР распался, Солженицын все же решается вернуться на Родину. Произошло это в 1994 году. В России писатель трудится над своими новыми работами, сполна посвящая себя всего любимому творчеству. А в 2006 и 2007 годах выходят целые тома всех собраний Солженицына в современном переплете. Всего данная литературная коллекция насчитывает 30 томов.

Смерть литератора

Умер Солженицын уже в преклонном возрасте, прожив весьма непростую жизнь, наполненную множеством различных трудностей и лишений. Произошло это печально событие 3 мая 2008 года. Причиной, повлекшей летальный исход, стала сердечная недостаточность.

Буквально до последнего своего дыхания Солженицын оставался верен себе и постоянно создавал очередные литературные шедевры, которые весьма высоко оцениваются во многих странах мира. Наверное, и наши потомки оценят все то светлое и праведное, что хотел передать им писатель.

Малоизвестные факты

Теперь вам известна краткая биография Солженицына. Пришло время осветить некоторые малоизвестные, но не менее интересные факты. Конечно, вся жизнь такого популярного во всем мире писателя вряд ли может остаться не замеченной его почитателями. Ведь судьба Солженицына весьма многообразна и необычна по своей сути, возможно, даже где-то и трагична. А во время болезни раком он и вовсе на протяжении определенного времени всего на волосок оставался от преждевременной гибели.

Но есть ряд фактов, о которых можно прочитать далеко не во всех источниках, повествующих о литераторе. Среди основных можно выделить следующие:

  1. По ошибке в мировую литературу вошел с ошибочным отчеством «Исаевич». Настоящее же отчество звучит несколько иначе – Исаакиевич. Ошибка произошла при заполнении паспортной страницы Солженицына.
  2. В младших классах Солженицын подвергался высмеиванию со стороны ровесников только за то, что носил на шее крестик и посещал церковные служения.
  3. В лагере писатель разработал уникальный метод запоминания текстов при помощи четок. Благодаря тому что он перебирал в руках данный предмет, Солженицын сумел сохранить в собственной памяти наиболее важные моменты, которые он затем сполна отразил в собственных литературных произведениях.
  4. В 1998 году был награжден орденом Святого апостола Андрея Первозванного, но неожиданно для всех благородно отказался от данного знака признания, мотивируя свое действие тем, что не может принять орден от власти России, которая привела страну к нынешнему ее печальному состоянию развития.
  5. Сталина писатель назвал «паханом» при искажении «ленинских норм». Такой термин пришелся явно не по душе Иосифу Виссарионовичу, что способствовало неотвратимому дальнейшему аресту Солженицына.
  6. В университете литератором было написано множество стихов. Их вобрал в себя специальный «Поэтический сборник», который вышел в 1974 году. Выпуск данной книги взяла на себя издательская организация «Имка-пресс», активно работавшая в эмиграции.
  7. Любимой литературной формой Александра Исаевича следует считать рассказ «Полифонический роман».
  8. В Таганском районе Москвы есть улица, которую переименовали в честь Солженицына.

fb.ru

Интересные подробности о Солженицыне — Славянская культура



«Англия, Франция, США — державы победительницы во Второй мировой войне» (Речь в Нью-Йорке 9 июля 1975 г. Солженицын А.И. Американские речи. — Париж:YMKA-PRESS, 1975.YMCA PRESS, с.27), и устами своих героев говорит нашему народу «Подождите, гады! Будет на вас Трумен! Бросит вам атомную бомбу на голову!» (Архипелаг Гулаг. т.3.с.52.)

 

Хорошо известно, что А. Солженицын — лагерный стукач, сексот, осведомитель, завербованный без всякого нажима с кличкой «Ветров», он и сам этого никогда не отрицал, ибо вещь очевидная. Отбыв свой срок без единого дисциплинарного наказания, Исаевич соглашался, что писал письменный донос из заключения на своего друга Кирилла Симоняна («… утопая, я обрызгал тебя на берегу…» — так художественно он обрисовал своё предательство другу в письме). В 1952г. Симоняна вызвал следователь и дал прочитать толстую тетрадку в 52 стр., заполненную хорошо знакомым Кириллу убористым почерком его друга Сани Солженицина. «Силы небесные! — вскричал Симонян — на каждой странице описывается, как я настроен против советской власти и его самого склонял к этому». Николай Виткович тоже читал доносы на себя своего наперстного дружка. «Я не верил своим глазам!» — так он описывал впечатление от чтения.Всё это хорошо известно, только совсем ослеплённые рисуют нам благостный портрет нобелевского лауриата.

В его книгах столько лжи и неправды. и вымысла, что у непредвзятого читателя вызывает просто чувство омерзения.

Когда самому Исаевичу указывали на это, ну, например, ужастик, что после разгрома Врангеля в Сочи зверям в зоопарке скармливали белогвардейских офицеров и прочую чушь, писатель просто заявлял, что исследовал действительность методом художественного творчества и ни от чего не откажется.

А. Твардовский в глаза сказал Солженицину: «У вас нет ничего святого.» М. Шолохов указал: «Какое-то болезненное бесстыдство». Почти то же самое говорили Л. Леонов, К. Симонов и другие.

Лично для меня, человек, который заявлял о нашей Великой Победе над фашизмом примерно следующее: какая разница, кто победил: сняли бы портрет с усами и повесили портрет с усиками, всего и делов-то — неприемлем.

Очевидно, что Солженицын активно участвовал в исполнении плана Даллеса в СССР, помог уничтожить великую индустриальную супердержаву, и теперь те, кто был с ним в одной обойме, поют ему сейчас осанну, ставят памятники, награждают, заносят в учебники.

В США 30 июня 1975 г. «русский патриот» заявил: «Я друг Америки… США давно проявили себя как самая великодушная и самая щедрая страна в мире… Ход истории сам привел вас — сделал мировыми руководителями… Пожалуйста, побольше вмешивайтесь в наши внутренние дела».

 

Лжец СоЛЖЕницын

Мертвого льва может лягать и осел.

Прекрасные слова сказаны А.И. Солженицыным: «Жить не по лжи». Вот мы и перескажем содержание книги «Не сотвори кумира» (ВИЖ № 9-12, 1990 год), чтобы увидеть, как же сам Александр Исаевич придерживался этого принципа. Ее автор, бывший редактор власовской газеты Л.А. Самутин, честно отсидевший свой срок в воркутинском лагере, по сути, был соавтором некоторых страниц книги «Архипелаг Гулаг». В семидесятых годах по просьбе Солженицына прятал у себя эту рукопись. Самутин хранил верность Солженицыну лишь до того момента, когда работники КГБ у него эту рукопись изъяли. За три недели до этого в органы госбезопасности была вызвана их общая знакомая Елизавета Денисовна Воронянская она все печатала Солженицыну и была с ним, как говорится, в отношениях «особо тесных». Перепугавшись, женщина повесилась, и Самутин, проанализировав обстоятельства ее гибели и своего ареста, делает однозначный вывод: донес на них не кто иной, как… сам Солженицын! Это позволяло ему поднять на Западе шум вокруг «Архипа» и в предисловии заявить: «Но теперь, когда госбезопасность все равно взяла эту книгу, мне ничего не остается, как немедленно опубликовать ее».

Показания Ветрова (он же Солженицын). Фотокопия.

“…информант Иван (Мегель) был убит прицельным выстрелом в голову. Это был применявшийся в лагерях метод устранения людей, которые могли быть опасными для секретных осведомителей лагерного руководства”. (Военно-исторический журнал, №12, 1990 год, стр. 77)

В школьный учебник включены рекомендации Солженицына для человека, пожелавшего «жить не по лжи».

«С этого дня он: — впредь не напишет, не подпишет, не напечатает никаким способом ни одной фразы, искривляющей, по его мнению, правду…»

Как раз во время написания этого Исаич наперегонки с Роем Медведевым за премию в 5 тысяч «баксов» бросился доказывать, что автор «Тихого Дона» не Шолохов.

«… живописно, скульптурно, фотографически… не изобразит ни одного искажения истины, которое различает…»

ИО, 11 класс, стр. 220

Выяснилось, что многие «жалостливые зековские» фотографии Исаич фабриковал уже после отсидки.

Еще один факт бесстыдства. Тут уже не выдержали работники Госархива:

«Если подсчитать количество арестованных по статье 58ж, то получишь, что в исправительно-трудовых лагерях побывало около двух миллионов человек. Два миллиона — много это или мало? Конечно же, много, но кому-то это кажется мало, и они доводят цифру до 110 миллионов».

(Для справки: Геббельс, утверждающий, что, чем невероятнее ложь, тем быстрее в нее поверят, смог «осилить» лишь 14 миллионов репрессированных.)

Работники Госархива высмеяли фразу Исаича: «Я не дерзну писать исто-рию Архипелага. Мне не довелось читать документов».

«Приезжайте в Москву. Эти документы ждут вас», — с сарказмом пригласили они «живущего не по лжи». Архивы Гулага открыты! (Знание — народу, № 6, 1990 год).

Но недосуг ему теперь этим заниматься. Еще недавно он писал:

«Нет на свете нации более презренной, более покинутой, более чуждой и ненужной, чем русская». Еще недавно он вымаливал у ЦРУ Нобелевскую премию: «Мне эту премию надо. Как ступень в позиции, в битве! И чем быстрее получу, тем тверже стану, тем крепче ударю!»

Время ударов по «чуждой и ненужной» нации прошло: Союз лежит в развалинах, по рекомендации Исаича «отпущены» Прибалтика и Средняя Азия, по всей стране кровь, беженцы… Теперь Россию надо обустраивать для новых хозяев. А те знают, что лучший наркоз, чтобы «презренная нация» при этом не взбунтовалась, — антикоммунизм.

Солженицын хорошо выполняет эту работу. Бывшему сексоту не привыкать работать на «хозяина».

Источник: http://greatstalin.ru/vs.aspx

А вот тоже интересный документ под названием «Спектр советских диссидентов». Здесь описаны все существующие группы с СССР, в том числе и неосталинисты, недовольство которых теми или иными действиями власти (что постоянно происходит в тех же капиталистических странах) можно использовать с пользой для себя. На последней странице доклада — картад потенциальных диссидентов по СССР.

 

 ИТОГ: Поражение СССР в холодной войне, инспирированный опосредованно августовский путч, криминальные 90-е гг.

 

 Москва, 1991 год, путч.

«Правдоборец» с американским клеймом. На кого работал Солженицын

Эта книга сейчас — библиографическая редкость. Солженицыну удалось уничтожить не весь тираж

 

 Если учесть, что И. А. Альберти никак не отреагировала на брошенное ей обвинение, а такие возможности у нее были, то можно с полным основанием утверждать, что она действительно была связана с американскими спецслужбами и что именно они рекомендовали ее А. И. Солженицыну в качестве секретаря. Но в таком случае заслуживает внимания мнение В. Е. Максимова и относительно Ленарда Ди Лисио Получается, что с появлением И. А. Альберти в вермонтском доме А. И. Солженицына он был поставлен под полный и тотальный контроль ЦРУ…

Американские спецслужбы через третьих лиц не жалели денег на финансирование издательств, печатавших книги Солженицына.

 Агент влияния США, ЦРУ — это не значит, что у них будет в документе так сказано, а тот факт, что ПОСЛЕ этой аналитической записки Солженицына начали финансировать и поддерживать США.

 

 2. Корреспондент ИТАР ТАСС, и многие исследователи сомневаются, что рассекречены все абсолютно документы по А.И.Солженицыну!

 

 Цитата работника ЦРУ:

 «мы просто взяли на зарплату диссидентов и таким образом развалили СССР!»

 

 Откровения ЦРУ о развале СССР

 
 3. Почему Cолженицину не приходило в голову написать правду об американской политике, о негритянских гетто, индейских резервациях (ГЕНОЦИДЕ ИНДЕЙЦЕВ), о претензиях США на мировое господство и о планах нападения на СССР? Да потому, что он и не был писателем в русском понимании этого слова. Его мир был ограничен ГУЛАГом и наполнен ненавистью к стране, его якобы не заметившей!?
 
 Ответ прост: Cолженицин он писал о том, что НУЖНО было анти-российской политики США
 
 Цитата из прессы:
 «У человека всегда есть выбор: вредить своей стране и злобствовать, как поступали иуды-диссиденты, или, признавая ее недостатки и искренне желая ей добра, стремиться к тому, чтобы страна твоя процветала и развивалась…»

Никто из писателей советской эпохи не нанес столь огромного ущерба репутации СССР, как Солженицын. Вся Европа читала книги, где Советский Союз представлялся как одна большая тюрьма. Именно книги Солженицына внесли немалую лепту в развал страны, за что он получи свою Нобелевскую премию.

 

 Однако в капиталистической Америке находились люди, которые умели смотреть сквозь призму лжи и видеть саму суть. Дин Рин — американский певец, киноактёр, кинорежиссёр и общественный деятель, в далеком 71-м году опубликовал открытое письмо А. Солженицыну, в котором актер назвал все обвинения Солженицына в отношении Советского Союза ложными.

Интервью с сотрудниками американской спецслужбы ЦРУ (М.Ледин, аналитик)

 в т.ч. «О развале СССР» и роли советских диссидентов которых они про-финансировали.

В США вышла книга специалиста по внешней политике Майкла Ледина, в которой опубликованы рассекреченные документы ЦРУ времен «холодной войны».

 В ней описано, как на развале СССР обкатывались технологии, по которым ведется и сегодняшня

 я политика Соединённых Штатов.

— Мы просто взяли на зарплату диссидентов, и все. Случилась демократическая революция, и страна разрушилась, — рассказывает Ледин. — Если мы таким способом смогли сломить Советскую империю, поддерживая какую-то горстку людей, выступавших за реформы, кто может сомневаться, что мы обрушим иранское правительство с таким же успехом! Конечно, мы должны поддерживать революцию. Очень трудно найти революцию, которая была бы возможна без поддержки извне. «Бархатные революции» прошли удачно только потому, что мы поддерживали их морально, политически, финансово.

 

 Аналитик уверен, что механизм «холодной войны» с Россией запущен вторично. Многочисленные марши несогласных с лидерами-полуиудушками — лучшее тому подтверждение.

 Ледин цитирует откровения бывшего советника Барака Обамы по экономике Уильяма Энгдала:

 

 «Что бы ни утверждал госдепартамент США, Россия сегодня — это цель номер один для американской политики. Ракеты в Европе нужны только для одного: получить стратегическое превосходство, возможность нанесения первого удара по России, по единственной стране в мире, которая может стереть США с лица Земли».

 

Похожие статьи:

Политика → Дин Рид: Открытое письмо Солженицу

Политика → Против увековечивания памяти Солженицына

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Александр Солженицын — биография, личная жизнь, смерть, книги, фото и последние новости

Александр Солженицын: биография

Александр Исаевич Солженицын — выдающийся русский писатель и общественный деятель, который в Советском Союзе был признан диссидентом, опасным для коммунистического строя, и отсидевший много лет в заключении. Широко известны книги Александра Солженицына «Архипелаг Гулаг», «Матренин двор», «Один день Ивана Денисовича», «Раковый корпус» и многие другие. Он стал лауреатом Нобелевской премии по литературе, причем был удостоен этой награды всего лишь после восьми лет с момента первой публикации, что считается рекордом.

Фото Александра Солженицына | Без Формата

Родился будущий писатель в конце 1918 года в городе Кисловодск. Его отец Исаакий Семёнович прошел всю Первую мировую войну, но погиб еще до рождения сына на охоте. Дальнейшим воспитанием мальчика занималась одна мама, Таисия Захаровна. Из-за последствий октябрьской революции семья была полностью разорена и жила в крайней бедности, хотя и переехала в более стабильный по тем временам Ростов-на-Дону. Проблемы с новой властью начались у Солженицына еще в младших классах, так как он воспитывался в традициях религиозной культуры, носил крестик и отказывался вступать в пионеры.

Детские фото Александра Солженицына

Но позднее, под влиянием школьной идеологии, Александр изменил точку зрения и даже стал комсомольцем. В старших классах его поглотила литература: юноша зачитывается произведениями русской классики и даже вынашивает планы написать собственный революционный роман. Но когда пришло время выбирать специальность, Солженицын почему-то поступает на физико-математический факультет Ростовского государственного университета. По его признанию, он был уверен, что на математиков учатся только самые умные люди, и хотел быть в их числе. Вуз студент окончил с красным дипломом, и имя Александра Солженицына было названо среди лучших выпускников года.

Фото Солженицына в молодости

Еще в студенчестве молодой человек увлекся театром, даже пробовал поступить в театральное училище, но безуспешно. Зато он продолжил образование на литературном факультете в Московском университете, однако окончить его не успел из-за разразившейся Великой Отечественной войны. Но учеба в биографии Александра Солженицына на этом не окончилась: его не могли призвать как рядового из-за проблем со здоровьем, но Солженицын-патриот добился права учиться на офицерских курсах при Военном училище и в звании лейтенанта попал в артиллерийский полк. За подвиги на войне будущий диссидент был награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны.

Арест и заключение

Уже в чине капитана Солженицын продолжал доблестно служить родине, но все больше разочаровывался в ее лидере – Иосифе Сталине. Подобными мыслями он делился в письмах к другу Николаю Виткевичу. И однажды такое письменное недовольство Сталиным, а, следовательно, по советским понятиям – и коммунистическим строем в целом, попало на стол к начальнику военной цензуры. Александра Исаевича арестовывают, лишают звания и отправляют в Москву, на «Лубянку». После многомесячных допросов с пристрастием бывшего героя войны приговаривают к семи годам исправительно-трудовых лагерей и вечной ссылке по окончании срока заключения.

Солженицын в лагере | Союз

Солженицын сначала работал на стройке и, кстати, участвовал в создании домов в районе нынешней московской площади Гагарина. Затем государство решило использовать математическое образование заключенного и ввело его в систему специальных тюрем, подчинявшуюся закрытому конструкторскому бюро. Но из-за размолвки с начальством Александра Исаевича переводят в жесткие условия общего лагеря в Казахстане. Там он провел более трети своего заключения. После освобождения Солженицыну запрещено приближаться к столице. Ему дают работу в Южном Казахстане, где он преподает математику в школе.

Диссидент Солженицын

В 1956 году дело Солженицына пересмотрели и объявили, что в нем нет состава преступления. Теперь мужчина мог вернуться в Россию. Он начал учительствовать в Рязани, а после первых публикаций рассказов сосредоточился на писательстве. Творчество Солженицына поддерживал сам генсек Никита Хрущев, так как антисталинские мотивы были ему весьма на руку. Но позднее писатель утратил расположение главы государства, а с приходом к власти Леонида Брежнева и вовсе попал под запрет.

Александр Исаевич Солженицын | Россия — ноев ковчег

Усугубила дело невероятная популярность книг Александра Солженицына, которые без его разрешения издали в США и во Франции. Власти видели явную угрозу в общественной деятельности писателя. Ему была предложена эмиграция, а так как Александр Исаевич отказался, на него совершается покушение: сотрудник КГБ сделал Солженицыну укол яда, но писатель выжил, хотя и сильно болел после этого. В итоге в 1974 году его обвиняют в измене родине, лишают советского гражданства и высылают из СССР.

Фото Солженицына в молодости

Александр Исаевич жил в Германии, Швейцарии, США. На литературные гонорары он основал «Русский общественный Фонд помощи преследуемым и их семьям», выступал в западной Европе и Северной Америке с лекциями на тему несостоятельности коммунистического строя, но постепенно разочаровался и в американском режиме, поэтому стал критиковать также и демократию. Когда Михаил Горбачев начал Перестройку, в СССР изменилось и отношение к творчеству Солженицына. А уже президент Борис Ельцин уговорил писателя вернуться на родину и передал в пожизненное пользование государственную дачу «Сосновка-2» в Троице-Лыкове.

Творчество Солженицына

Книги Александра Солженицына – романы, повести, рассказы, поэзию — можно условно разделить на исторические и автобиографические. С самого начала литературной деятельности его интересовала история Октябрьской революции и Первой мировой войны. Этой теме писатель посвятил исследование «Двести лет вместе», эссе «Размышления о Февральской революции», роман-эпопею «Красное колесо», в который входит прославивший его на западе «Август Четырнадцатого».

Писатель Александр Исаевич Солженицын | Русское зарубежье

К автобиографичным произведениям относится поэма «Дороженька», в которой рисуется его довоенная жизнь, рассказ «Захар-Калита» о велосипедном путешествии, роман о больнице «Раковый корпус». Война показана Солженицыным в неоконченной повести «Люби революцию», рассказе «Случай на станции Кочетовка». Но основное внимание публики приковано к произведению «Архипелаг Гулаг» Александра Солженицына и другим работам о репрессиях, а также к тюремному заключению в СССР – «В круге первом» и «Один день Ивана Денисовича».

Роман Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» | Магазин «Указка»

Творчество Солженицына характеризуется масштабными эпическими сценами. Он обычно знакомит читателя с персонажами, имеющими разные точки зрения на одну проблему, благодаря чему можно самостоятельно делать выводы из того материала, который дает Александр Исаевич. В большинстве книг Александра Солженицына присутствуют реально жившие люди, правда, чаще всего скрытые под выдуманными именами. Еще одной характеристикой работ писателя является его аллюзии на библейский эпос или произведения Гёте и Данте.

Встреча с президентом Владимиром Путиным | Etoday

Очень высоко оценивали произведения Солженицына такие деятели искусства, как сказочник Корней Чуковский и писатель Валентин Распутин. Поэтесса  Анна Ахматова выделяла рассказ «Матренин двор», а режиссер Андрей Тарковский отмечал роман «Раковый корпус» Александра Солженицына и даже лично рекомендовал его Никите Хрущеву. А президент России Владимир Путин, несколько раз общавшийся с Александром Исаевичем, с уважением отмечал, что как бы Солженицын не относился и не критиковал действующую власть, государство для него всегда оставалось нерушимой константой.

Личная жизнь

Первой женой Александра Солженицына была Наталья Решетовская, с которой он познакомился в 1936 году во время учебы в университете. Они заключили официальный брак весной 1940 года, но вместе пробыли недолго: сначала война, а затем и арест писателя не дали супругам возможности на счастье. В 1948 году после многократных убеждений органов НКВД Наталья Решетовская развелась с мужем. Однако когда его реабилитировали, они вместе стали жить в Рязани и снова расписались.

С первой женой Натальей Решетовской | Медиа Рязань

В августе 1968 года Солженицын познакомился с Натальей Светловой, сотрудницей лаборатории математической статистики, и у них завязался роман. Когда первая жена Солженицына об этом узнала, она попыталась покончить жизнь самоубийством, но скорая помощь успела ее спасти. Через несколько лет Александр Исаевич сумел добиться официального развода, а Решетовская впоследствии еще несколько раз выходила замуж и написала несколько книг-воспоминаний о бывшем муже.

Со второй женой Натальей Светловой | Аргументы и Факты

А вот Наталья Светлова стала не только женой Александра Солженицына, но и его ближайшим другом и верной помощницей по общественным делам. Они вместе познали все тягости эмиграции, вместе воспитали троих сыновей — Ермолая, Игната и Степана. Также в семье рос Дмитрий Тюрин, сын Натальи от первого брака. Кстати, средний сын Солженицына, Игнат, стал очень знаменитым человеком. Он выдающийся пианист, главный дирижер Камерного оркестра Филадельфии и главный приглашённый дирижёр Московского симфонического оркестра.

Смерть

Последние годы жизни Солженицын провел на подмосковной даче, подаренной ему Борисом Ельциным. Он очень тяжело болел – сказались последствия тюремных лагерей и отравления ядом при покушении. К тому же Александр Исаевич перенес тяжёлый гипертонический криз и сложную операцию. В результате работоспособной у него осталась только одна рука.

Памятник Солженицыну на Корабельной набережной Владивостока | Владивосток

Умер Александр Солженицын от острой сердечной недостаточности 3 августа 2008 года, не дожив нескольких месяцев до своего 90-летия. Похоронили этого человека, которому выпала неординарная, но невероятно тяжелая судьба, на Донском кладбище в Москве – самом крупном дворянском некрополе столицы.

Книги Александра Солженицына

  • Архипелаг ГУЛАГ
  • Один день Ивана Денисовича
  • Матрёнин двор
  • Раковый корпус
  • В круге первом
  • Красное колесо
  • Захар-Калита
  • Случай на станции Кочетовка
  • Крохотки
  • Двести лет вместе

Фото

24smi.org

за какое произведение и когда была присуждена?

Александр Исаевич Солженицын – лауреат Нобелевской премии, великий русский писатель и общественный деятель. Его имя ассоциируется с патриархатом мировой классической литературы, ему присуща беспощадность и категоричность суждений обо всем, что происходило в стране при его жизни. Солженицын умел говорить доступными и патриотичными словами от имени миллионов, продвигал национальные идеи, выступал за справедливость и добро.

Солженицын: история происхождения

«Что высоко у людей, то мерзко перед Богом!» — возразить старейшине русской словесности невозможно и в наши дни. Выстраданный жизненный путь Александра Исаевича служит прямым подтверждением осознания им простых истин человеческого бытия. Родился публицист в 1918 году на Северном Кавказе, в семье выходцев из кубанских крестьян. Родители Солженицына были интеллигентными людьми, обученными грамоте и основным наукам. Отец Александра Исаевича погиб на фронте в годы Первой мировой войны, так и не увидев своего потомка. Матери писателя, Таисии Захаровне, устроившейся на работу машинисткой после смерти мужа, пришлось переехать с маленьким Сашей в Ростов-на-Дону. Здесь и прошли детские годы великого литератора.

Любовь к литературе родом из детства

Казалось бы, будущее Александра Исаевича было предрешено со школьной скамьи. Конечно, учителя, восхищавшиеся невероятными способностями ребенка, и представить себе не могли, что Солженицын получит Нобелевскую премию за «нравственную силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы» — именно так звучит официальное название номинации. Но тем не менее, склонность мальчика к сочинительству контрастно выделяла его из ряда учеников еще в школьные годы.

Успешно отучившись в Ростовском университете на физмате, великий в будущем писатель был принят на работу школьным учителем. Жизнь драматурга текла в размеренном русле: совмещая работу и продолжая учиться на заочной форме (факультет философии в Москве), он посвящал свободное время созданию рассказов, очерков и стихов. Перемены произошли и в личной жизни: Александр Исаевич женился на студентке Наталье Решетовской, увлекавшейся литературой и музыкой. Осенью 1941 года писателя призвали на службу. Спустя пару лет обучения в военном училище, Солженицын попал на фронт, где по-прежнему ухитрялся выкраивать свободные минуты для литературной работы.

Начало борьбы с политическим режимом

Получение Солженицыным Нобелевской премии – не столько следствие таланта драматурга или его умения грамотно складывать строки, сколько результат настойчивой и упорной борьбы за антисоветскую агитацию. Опубликовать первые опусы в военное время Александру Исаевичу так и не удалось: в 1945 Солженицын, находясь в чине капитана, был арестован за переписку с другом, содержащую критику товарища Сталина.
Попытка автора подорвать диктаторский авторитет стоила ему восьми лет лагерей. Удивительной воли и стремления человек: находясь в тюремном заключении, он не оставил мысль поведать всему миру о страстях сталинского режима.

Творческий подъем Солженицына: период с 1957 по 1964 года

Лишь в 1957 году политзаключенный был реабилитирован. Вероятно, о Нобелевской премии Солженицын тогда и не задумывался, но молчать о репрессиях прошлых лет не собирался. Период «хрущевской оттепели» стал одним из благоприятнейших для творчества писателя. Тогдашнее руководство СССР не только не препятствовало разоблачению преступной политике предшественника, но и позволило опубликовать повесть «Один день Ивана Денисовича». Произведение, написанное легким доступным для широких масс населения, произвело настоящий взрыв: в нем шла речь об одном дне лагерного заключенного. Издавать рассказ начали в Европе, все критики высоко оценили произведение, что позволило ему не останавливаться и отправить на публикацию очередные рассказы.

Смена руководящей государственной верхушки середины 70-х годов снова сыграла не на руку Солженицыну. До Нобелевской премии писателя пытались выдвинуть к получению отечественной награды – Ленинской премии. Однако его кандидатура в ходе тайного комитетского голосования была исключена. К слову, это нисколько не могло отразиться на популярности писателя: читал Солженицына весь класс советской интеллигенции. Купить романы в книжной лавке было невозможно, но произведения в буквальном смысле ходили по рукам, оставаясь у каждого читателя на срок не более трех дней. Некоторые рассказы были изданы без обложек, в качестве брошюры – это было удобно и позволяло легко спрятать очерки запрещенного драматурга в случае необходимости.

В 1965 году власть начала радикально вмешиваться в творчество писателя. Конфискация рукописей, литературного писательского архива, запрет на проведение читательских вечеров с участием драматурга и публикацию нового романа «Раковый корпус», который якобы «искажал действительность» и был признан антисоветским и, наконец, исключение из Союза писателей СССР – подобные меры препятствовали литературной работе, но не смогли остановить зарубежное издание романов. Все, что не напечатали на родине, вышло в тираж за границей. Правда, сам автор не давал своего согласия на такой шаг, осознавая масштаб ответственности.

Получение Нобелевской премии: награждение без лауреата

Когда Александр Исаевич Солженицын получил Нобелевскую премию, советское телевидение попыталось скрыть от общественности новость о присуждении «буржуазной» награды своему гражданину. Мужество автора произведений, в которых правда жизни вышла за рамки «социалистического реализма», заслуживает истинного уважения. По сути, смелость и незыблемость в отстаивании общенародной справедливости – это именно то, за что Солженицын и получил Нобелевскую премию. Но, вместо торжественной церемонии награждения в Стокгольме, на которую Александр Исаевич был приглашен, событие отпраздновали в тесном кругу самых близких для него людей, трансляцию из Швеции слушали по радио на даче друга и композитора Мстислава Ростроповича. Стоит отметить один интересный момент, касающийся Нобелевской премии за произведения Солженицына: писатель стал рекордсменом в своем роде, ведь со дня издания первого рассказа до присуждения награды прошло всего 8 лет – в истории награждения это самое быстрое завоевание мирового признания.

Опасаясь, что в случае поездки за рубеж власти откажут ему в обратном въезде, остался дома. Прямое вручение Солженицыну Нобелевской премии состоялось лишь в 1974, спустя четыре года после церемонии награждения.

Трудности писателя после Нобелевской премии

Сразу же после оглашения драматурга лауреатом престижной мировой награды предварительно развернутая против него кампания начала стремительно набирать обороты. За последующие пару лет на родине были уничтожены все издания автора, а парижская публикация «Архипелага ГУЛАГа» только обозлила представителей коммунистических верхов.

Вдова автора, Наталья Дмитриевна, уверена, что от ссылки и тюремного срока спасла Солженицына Нобелевская премия по литературе. Премия сохранила писателю не только свободу и жизнь, но и дала возможность творить вопреки советской цензуре. Когда Александр Солженицын получил Нобелевскую премию, негативно настроенные правители Советского Союза теперь не имели сомнений: дальнейшее проживание «агитатора» и «пропагандиста антисоветских идей» в стране лишь укрепит его позиции.

Выдворение взамен на правду: 16 лет в изгнании

Вскоре Андроповым, тогдашним председателем КГБ, и генеральным прокурором Руденко был подготовлен проект о выдворении писателя из страны. Окончательное решение властей не заставило себя долго ждать: В 1974 году Указом Президиума Верховного Совета СССР «за систематическое совершение действий, не совместимых с принадлежностью к гражданству СССР и наносящих ущерб СССР», Солженицын был лишен гражданства и депортирован в ФРГ.

Президентским указом 1990 года гражданство драматургу и его семье было возвращено. Кроме того, осенью того же года о Нобелевской премии Солженицына снова вспомнила вся страна. Опубликованная в «Комсомольской правде» его программная статья по капиталистическому обустройству России была положительно встречена общественностью. Несколькими месяцами позже Солженицыну присудили Государственную премию за напечатанный во Франции в 1973 году «Архипелаг ГУЛАГ». Вскоре все произведения, изданные за пределами России, были опубликованы на родине писателя, а в середине 90-х вместе с женой и сыновьями вернулся домой, тут же активно включившись в общественную деятельность.

Возвращение Солженицына к общественной деятельности в 90-х

Обладатель Нобелевской премии, Александр Исаевич Солженицын, стал для российских кругов олицетворением демократической силы, сторонником построения нового, антикоммунистического государства. Удивительно, но писатель получал самые разные предложения, вплоть до баллотирования на президентский пост.

Между тем, публичные выступления Солженицына продемонстрировали невостребованность его прошлых идей в обществе. Будучи живым представителем иной эпохи, классиком национальной литературы и одновременно обличителем антигуманного сталинского режима, Александр Исаевич выдвигал идеи, которые безвозвратно отдалялись от реалий современности, оставаясь трагической страницей отечественной истории в прошлом.

Критика последнего произведения нобелевского лауреата

Ярким примером несоответствия творчества Солженицына настоящему времени, по мнению критиков, стала книга «Двести лет вместе». Произведение было опубликовано в 2001 году. Но результат десятилетней кропотливой работы автора просто поверг в шок представителей научно-исторической сферы. Оцепенение вызвал сам писательский замысел – история еврейского народа в России. Произведение вызвало шквал недоумения и негодования критиков – зачем Солженицын снова поднял и без того проблемную тему отношений между двумя народами?

Мнения о творчестве Солженицына разделились, а потому одни посчитали произведение шедевром, настоящим манифестом русской национальной идеи, другие же выставили неоднозначные оценки к работе автора, заявив, что писатель чуть ли не восхваляет евреев, а надо бы иначе писать о них, жестче. Кто-то и вовсе посчитал произведение из ряда откровенно антисемитских новелл. Сам же Солженицын не однократно подчеркивал максимальную объективность и непредвзятость освещенной темы.

Подводя итоги: значение творчества Солженицына в мировой литературе

Судить о творческом подходе автора, искать положительные и отрицательные стороны его книги пока рано – издание не завершено. Но, судя по всему, актуальность темы данного произведения вызовет еще не одну волну обсуждений и дискуссий.

Для Александра Солженицына Нобелевская премия не стала заслугой всей жизни. Писатель занял достойное место в истории русской и мировой литературы, продвигая в массы мысли об истинном положении дел в стране, занимаясь публицистикой и общественной работой. Большинство произведений автора выпускались многомиллионными тиражами как на территории России, так и за ее пределами. «Архипелаг ГУЛАГ», «В круге первом», «Раковый корпус» и многие другие сочинения стали воплощением мировоззрения драматурга, на долю которого выпало немало сложнейших жизненных испытаний.

Помнить, нельзя забыть!

Великий писатель ушел из жизни в августе 2008 года. Причиной смерти 89-летнего Солженицына послужила острая сердечная недостаточность. В день прощания с драматургом Д. Медведев издал указ, подразумевающий увековечивание памяти общественного деятеля и литератора. В соответствии с президентским решением для лучших студентов российских ВУЗов были учреждены именные стипендии Солженицына, одна из столичных улиц теперь также носит название в честь Александра Исаевича, а в Ростове-на-Дону и Кисловодске установлены памятники, открыты мемориальные доски.

Сегодня некоторые произведения Солженицына входят в обязательный минимум общеобразовательной программы по русской литературе. Школьники читают повесть «Один день Ивана Денисовича», рассказ «Матренин двор», биографию писателя изучают на уроках истории, а с 2009 года перечень художественных произведений, рекомендуемых к прочтению, дополнен «Архипелагом ГУЛАГом». Правда, школьники читают неполную версию романа – сократив произведение в несколько раз, вдова Солженицына сохранила его структуру и лично подготовила к печати.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о