Корабли васко да гама – Корабли Васко да Гамы и их оснащение. Путешествие в Индию

Содержание

Корабли Васко да Гамы и их оснащение. Путешествие в Индию

Корабли Васко да Гамы и их оснащение

Все источники согласуются между собой в том, что флот, или армада, снаряженный для Васко да Гамы, составляли четыре корабля, но в названиях этих судов возникают разночтения. Однако мы не дадим сбить себя с толку, если примем за верные сведения, почерпнутые у безымянного автора нашего «Дневника», у Жуана де Барруша, Лопеша де Каштаньеды, Педру Барретту де Резенде и Мануэла Фарии-и-Сусы. Согласно этим источникам, названия кораблей и имена их командиров были следующими:

«Сан-Габриэл» (флагман) – Васко да Гама, капитан-командор; Перу д’Аленкер, лоцман; Гонсалу Алвареш, капитан; Диогу Диаш, секретарь.

«Сан-Рафаэл» – Паулу да Гама, капитан; Жуан де Коимбра, лоцман; Жуан де Са, секретарь.

«Берриу» – Николау Куэлью, капитан; Перу Эшкулар, лоцман; Алвару де Брага, секретарь.

Грузовой корабль – Гонсалу Нуньеш, капитан.

Корреа и неизвестный автор дневника «Jornal das Viagens» называют «Берриу» «Сан-Мигелом», а «Сан-Рафаэл» производят во флагманы. В то же время, Л. Фигейреду де Фалсан (стр. 147) ставит «Сан-Мигел» вместо «Сан-Рафаэла». Быть может, корабль, который все прежде знали как «Берриу», перед путешествием был перекрещен в «Сан-Мигел».

«Берриу» был одним из тех юрких кораблей с латинским парусным вооружением, которыми славилась Португалия с XIII по начало XVI века и которые, после отказа от вельботов, стали активно использоваться при исследовании побережий Африки. Их грузоподъемность не превышала 200 тонн, на них ставили по две или три, а иногда даже четыре мачты[285]. Утверждается, что грузоподъемность «Берриу» была всего 50 тонн. Свое название он получил по имени предыдущего владельца и лоцмана,[286] у которого был куплен специально для этого путешествия.

Грузовой корабль имел более внушительные размеры. Серниджи говорит, что его грузоподъемность составляла 110 тонн, Каштаньеда уверяет, что 200. Возможно, это была так называемая каравелла редонда, «округлая каравелла». Этот тип оснащали квадратными парусами на фоке и гроте и треугольными на бизани и бушприте. Этот корабль приобрел Айреш Корреа, лиссабонский судовладелец.

Конструкция кораблей

«Сан-Габриэл» и «Сан-Рафаэл» строились специально для этого путешествия. Бартоломеу Диаш, который присматривал за строительством, отказался от каравеллы, на которой он сам совершил свои достижения, в пользу судов с квадратной парусной оснасткой и большей грузоподъемностью. Хотя они медленнее шли и были не так маневренны, зато более безопасны и удобны для команды. В то же время он заботился о том, чтобы осадка судов позволяла им ходить по мелкой воде, что предполагалось в ходе путешествия.

Дерево для кораблей было заготовлено за год в королевских лесах Лейрии и Алкасера. Когда постройка судов завершилась, король поручил оснастить их Фернану Лоуренсу, управляющему имением Минеш и одному из самых могущественных людей того времени[287].

До нас не дошло ни описания кораблей, сделанного в те дни, ни их рисунков, но сомнений при определении их типа не возникает[288]. Такие корабли красочно представлены на картине, написанной по приказу дона Жорже Кабрала, который был губернатором Индии в 1549–1550 годах. Впоследствии эта картина попала в собственность дона Жуана де Каштру. Ее копия впервые была опубликована Вишконде де Журоменья, который обнаружил ее в рукописи, датированной 1558 годом. Тонко выполненная гравюра в «Истории торгового мореплавания» Линдси (W. S. Lindsay,

History of Merchant Shipping (II, стр. 5)), деланная со старинной картины, тоже принадлежавшей дону Жуану де Каштру, как будто имеет тот же первоисточник, но там на грот-мачте корабля развевается флаг ордена Христа, а не королевский штандарт, чего не могло быть на флагмане. Но, по всем признакам, корабль на рисунке ближе к настоящему, чем все изображения, которые впервые опубликовал Журоменья.

Источники очень сильно расходятся в оценке грузоподъемности кораблей. Серниджи пишет, что у каждого из кораблей она была по 90 тонн. Отчасти это подтверждает Корреа, говоря, что все три корабля (включая «Берриу») были построены по одному образцу и имели одинаковые размеры[289]. Дон Пашеку Перейра[290] утверждает, что самый большой из них не превышал грузоподъемностью 100 тонн. Ж. де Барруш указывает значение от 100 до 120 тонн, а Каштаньеда указывает 120 тонн для флагмана и 100 тонн для «Сан-Рафаэла».

Но все источники единодушно говорят о малом размере кораблей, которые впервые достигли Индии, отчалив из европейского порта, и даже называют причину такого ограничения размеров[291]. Несмотря на это есть основания полагать, что тоннаж (выражаясь современным языком) кораблей Васко да Гамы был значительно больше, чем принято считать. Педру Барретту де Резенде вносит поправку, говоря, что суда вмещали от 100 до 320 тонн. Линдси идет еще дальше. Согласно его утверждениям, «Сан-Габриэл» был построен в расчете на 400 пайпов, что равно 400 тоннам измеренным или 250–300 тоннам номинальным. Линдси добавляет, что Пинту Баштуш с ним согласен[292].

Рассматривая вопрос грузоподъемности, не следует забывать, что «тонна» в XV веке отличалась от современной. У Д’Альбертиса[293] мы читаем, что тонелада в Севилье приравнивалась к двум бочкам, по 27,5 арробас (98 галлонов) каждая и составляла 1,405 кубических метров, или около 50 кубических футов. Бискайский тунел был на 20 % больше. Согласно записям капитана Лопеша де Мендосы, лиссабонский тунел имел 6 палмуш де гоа [294] в длину (талья) и по 4 таких же палмуш (ладоней) в ширину и высоту (пареа), что составляет 85 кубических футов.

Мне, правда, кажется, что это слишком много, потому что мой виноторговец рассказывал мне, что в две бочки шерри, по 108 галлонов каждая, набирается только 75 кубических футов. Во всяком случае, эти сведения говорят о том, что тонна в XV веке была значительно больше, чем в XIX.

Были сделаны две попытки реконструировать флагман Васко да Гамы или, вернее сказать, построить корабль такого типа, на каких ходили в XV веке, и сделать это как можно ближе к тем описаниям, которые сохранились на страницах исторических документов. Эти попытки предприняли заслуженные офицеры португальского флота, капитаны Жуан Браш д’Оливейра и А. А. Балдаке да Силва. Важную роль в процессе реконструкции сыграл старинный манускрипт по кораблестроению, написанный Фернанду Оливейрой ( «O livro da fabrica das Nгos»), который представил к печати капитан Лопеш де Мендонса.

Корабли, которые в результате получились у двух офицеров, очень сильно между собой различались во многих отношениях, особенно длиной корпуса и бимсов. У корабля капитана да Силвы длина бимса составляла одну треть от длины корабля, а у Оливейры они находились в отношении один к пяти. В первом случае корабль получился широким, как подобало в то время, а во втором – стройным, почти как современный клипер. Нужно заметить, что до недавнего времени считалось, что длина парусного судна не должна превышать четырех его бимсов. Несомненно, этого правила придерживались судостроители XV века.

Размеры этого корабля следующие:

Общая длина – 84,1 фут

Ватерлиния (с грузом) – 64,0

Киль – 56,7

Бимс – 27,9

Высота борта – 17,1

Осадка, кормой – 7,5

Осадка, носом – 5,6

Метацентрическая высота над ватерлинией (с грузом) – 7,4

Водоизмещение – 178 тонн

Грузоподъемность – 4130 куб. футов или 103 тонны

Это я узнал из частного письма капитана да Силвы. Я полагал, что это трюмовый брутто-тоннаж, но посчитав тоннаж по старым правилам, я получил его значение в 230 тонн по 40 кубических футов каждая. А «экспедитивный» метод, принятый в XV веке в Венеции, дал результат в 896 ботте по 28 галлонов, то есть, примерно 250 тонеладас.

Корабль был плоскодонным, с квадратной кормой и тупым носом, украшенным фигурой святого покровителя. Вдоль бортов устанавливали руслени, чтобы уменьшить качку, когда судно идет под ветром. С носа и кормы возвышались «башни», между ними располагалась средняя часть. Однако эти «башни» не поднимались на такую безумную высоту, как на кораблях последующего периода, когда из-за них возникали трудности с управлением, а при сильном ветре нередко приходилось рубить фок-мачту и разбирать баковую надстройку.

Эти «башни» были настоящими цитаделями и порой позволяли долго защищаться команде взятого на абордаж корабля. Известным примером может послужить сопротивление арабского судна «Мери» в 1502 году.

Капитан располагался в башне над кватердеком, офицеры занимали помещения под капитанским и в баковой надстройке. Простые моряки квартировались под площадками, идущими вдоль бортов, от башни к башне. У каждого был свой шкафчик для товаров, которые предстояло выменять у туземцев. Лестницы вели с главной палубы вверх, на боевые палубы (chapitйo de rй и de vante) обеих башен, их защищали плетеные ограждения. Румпель выводился к кормовой батарее, за капитанскими апартаментами, там же находился нактоуз. Батарея состояла из двадцати пушек. Нижняя батарея «башни» располагалась над кватердеком и состояла из восьми пушек, заряжавшихся с казенной части.

Пушки делались из кованых железных полос, скрепленных обручами, и устанавливались на вилообразные подставки. Верхнюю батарею составляли шесть бомбард, столько же было на передней «башне»[295]. Мы, наверное уже упоминали, что люди не носили огнестрельного оружия. Они вооружались арбалетами, копьями, топорами, клинковым оружием, дротиками и абордажными пиками. Некоторые офицеры носили стальные доспехи, у простых людей были камзолы и кожаные нагрудники.

Посередине корабля стояла шлюпка. К ней вдобавок обычно имелся ялик на 4–6 весел.

На корабле было три мачты и бушприт. Главная мачта поднималась над килем на 110 футов на ней развевался королевский штандарт, а алый флаг капитана вывешивался с «вороньего гнезда», в 70-ти футах над палубой. Такое же «воронье гнездо» крепилось и на фок-мачте. Во время боя на них поднимались солдаты, которые метали оттуда дротики, гранаты и горшки с порохом. Паруса использовались прямоугольные, и только на бизани парус был треугольным. Площадь парусов составляла 4000 кв. футов – и это исключительно благодаря «чепчикам», которые подвязывались к основному парусу, служа для тех же целей, для каких служат современные лиселя[296]. На каждом парусе был нарисован крест ордена Христа.

Якоря, числом два, были выполнены из железа, с деревянным штоком и кольцом для привязывания каната.

Хозяйство делилось на три части. Средняя часть корабля загружалась бочками с водой. Сверху на них складывались бухты каната, что было очень неудобно. На корме находился пороховой склад, большая часть оружия и боеприпасов, в том числе каменные и железные ядра. Передняя часть предназначалась для хранения снаряжения. Здесь лежали запасные паруса и запасной якорь.

Нижнюю палубу переборки делили на три части. Две из них предназначались для провизии, подарков и товаров для меновой торговли. Эта «провизия», как пишет Каштаньеда, была рассчитана на три года пути, исходя из вполне солидного дневного рациона, который составляли 1,5 фунта сухарей, фунт говядины или полфунта свинины, 2,5 пинты воды, 1,25 пинты вина, 1/12 питы уксуса или 1/8 пинты масла. В постные дни полагалось по полфунта риса, мясо заменялось треской или сыром. Еще была мука, чечевица, сардины, сливы, миндаль, лук, чеснок, горчица, соль, сахар и мед. Кладовые корабля пополнялись рыбой, выловленной, когда появлялась возможность, и продуктами, приобретенные в портах (среди них апельсины, в которых нуждались пострадавшие от цинги).

Товаров было не просто мало, они оказались совершенно не подходящими для индийских рынков. Среди них: ламбель (полосатая хлопчатая ткань), сахар, оливковое масло, мед и коралловые бусы. Среди товаров, приготовленных для подарков, были рукомойники, алые шапероны, шелковые куртки, шоссы, шляпы, мавританские шапки, а кроме того всякие безделушки, вроде стеклянных бус, бубенчики, оловянные колечки и браслеты. Все это годилось для обмена на гвинейских берегах, но совершенно не ценилось богатыми торговцами Каликута. Наличных же денег, которые можно тратить, на кораблях было, по всей видимости, немного. Все эти сведения почерпнуты из писем дона Мануэла и синьора Серниджи.

После проверки временем оказалось, что самым ценным был научный результат экспедиции, если можно так выразиться. Ученый дон Диогу Ортиш де Вильегаш снабдил да Гаму картами и книгами по нужной теме, почти всеми, что существовали в то время, в том числе сочинением Птолемея и сведениями о Востоке, собранными в Лиссабоне за последние годы. Среди этих трудов, несомненно, нашли свое место и доклады, отправленные домой Перу де Ковильяном, и сведения, собранные Лукашем Маркушем[297], и абиссинским священником, приезжавшим в Лиссабон в 1490 году.

Астрономическими инструментами экспедицию обеспечил астроном Закуто. Считается даже, что Гама был очень доволен, что его наставлял этот просвещенный еврей. Среди этих инструментов была большая деревянная астролябия, металлические астролябии меньшего размера, а также, по всей видимости, квадранты. Ко всему этому прилагался труд Закуто «Almanach perpetuum Celestium motuum cujus radix est 1473», который Жузе Визинью перевел и издал в Лейрии в 1496 году. Эти таблицы позволяли мореплавателям, наблюдая за высотой солнца над горизонтом, рассчитывать широту.

Еще, конечно был значительный запас компасов, лотов и склянок, а также, возможно, catena a poppa, то есть веревка, которую спускали с кормы, чтобы определить дрейф корабля, а также toleta de marteloia – графическая замена наших современных таблиц разностей широт и отшествий. Эти приспособления уже давно использовались итальянцами. Возможно также, что у Васко уже был экваториальный компас (для определения времени приливов в тех портах, куда он заходил) и компас для измерения магнитного склонения. Этот инструмент представляет собой сочетание солнечных часов с магнитной иглой. Его изобрел Пурбах в 1460 году, а усовершенствовали Фелипе Гильен в 1528 и Педру Нуньеш в 1537. Известно, что его использовал Жуан де Каштру в своем путешествии в Индию и Красное море (1538–1541). Мы склонны считать, что у Васко да Гамы могла быть разновидность такого компаса, поскольку название мыса Игольный, предположительно, появилось из-за того, что игла показала путь на север, хотя такое наблюдение точным считать нельзя.

И наконец, нужно упомянуть падраны, каменные колонны, погруженные на корабли. Три из них, по воле короля, были посвящены св. Рафаилу, св. Гавриилу и Деве Марии. Барруш и Каштаньеда пишут, что колонны были такими же, какие устанавливали Сан и Диаш во времена Жуана II. На ряде картин, написанных по приказу дона Мануэла по случаю открытия Индии, падран с мыса Доброй Надежды ( «Prasum promontorium») увенчан крестом, несет на себе королевский герб, изображение пеликана и дату.

Корреа же утверждает, что колонна, установленная на реке Милосердия (в «Дневнике» – река Добрых Знаков), была мраморной, с двумя геральдическими щитами. На одном был изображен герб Португалии, на другом (с обратной стороны) – сфера и надпись «Do senhorio de Portugal reino de Christ?os» («Повелителя Португалии, короля христиан»). Колонна в Малинди имела такие же щиты, но надпись ограничивалась словами «Rey Manoel». Поскольку Корреа имел возможность видеть эти колонны, содержание надписей, скорее всего, передано верно, хотя он известный выдумщик.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Список личного состава кораблей Васко да Гамы. Путешествие в Индию

Список личного состава кораблей Васко да Гамы

Офицеры и матросы для «армады» Васко да Гамы тщательно отбирались. Некоторые из них ходили вокруг мыса Доброй Надежды с Бартоломеу Диашем. Все они, как показывает этот «Дневник», пользовались особым доверием, когда положение становилось трудным.

Источники сильно расходятся в оценки числа людей. Серниджи пишет, что их было всего 118, из которых во время пути умерло 55, а вернулось 63. Галван считает, что их было 120, не считая людей с грузового корабля. Каштаньеда и Гоиш насчитали 148, из которых вернулось только 55, и те подорвали здоровье. Фариа-и-Суса и Сан Рамон говорят о 160, а последний добавляет, что 93 из них умерло в пути. Таким образом он подтверждает слова дона Мануэла, который в своем письме 20 февраля 1504 года пишет, что вернулось меньше половины[298]. Согласно Баррушу, было 170 человек, считая солдат и матросов.

Корреа увеличивает их число до 260, говоря, что на каждом из трех кораблей было по 80 офицеров и простолюдины, в том числе слуги, не считая шестерых управляющих и двух священников[299]. Он ничего не говорит о грузовом корабле. Зато говорит, что к тому времени, как Васко да Гама добрался до реки Милосердия, из числа его спутников в живых оставалось только 150 человек.

Корреа, конечно же, преувеличивает. С другой стороны, Серниджи тоже ошибается в оценке, только в другую сторону. Верно, что средиземноморское торговое стотонное судно в XVI веке было рассчитано на 12 квалифицированных моряков и 8 помощников.[300] Но в этом случае готовилась экспедиция на несколько лет, навстречу невиданным опасностям, и число это, конечно, было увеличено.

Мы считаем, что ближе всего к истине число, названное де Баррушем, а именно: 70 человек на флагмане, 50 на «Сан-Рафаэле», 30 на каравелле и 20 на грузовом корабле. Команда на флагмане включала 1 капитана, 1 штурмана, 1 лоцмана, 1 помощника лоцмана, 1 помощника капитана, 1 боцмана (guardiгo), 20 квалифицированных матросов (marinheiros), 10 простых матросов (grumetes), 2 юнг (pagens), одного главного канонира, 8 бомбардиров, 4 горнистов, 1 секретаря или эконома (escrivгo), 1 баталера (dispenseiro), 1 судебного исполнителя (meirinho), 1 цирюльника, 2 переводчиков, 1 капеллана, 6 ремесленников (канатных дел мастера, столяра, конопатчика, бондаря, оружейника и кока), а также 10 слуг.

Часть этих слуг могли быть чернокожими рабами. Среди прочих на борту были и «разжалованные», осужденные на суше. Позволялось ли частным лицам принять участие в экспедиции по доброй воле, история умалчивает.

Этот список личного состава содержит короткие записи о тех, кто, как известно, отплыл вместе с флотом Васко да Гамы из Лиссабона или присоединился к нему позже, по своей воле или силой.

Не считая туземцев, упомянута 31 персона. 26 шесть человек из этого списка, несомненно, являлись членами экипажей.

Имена, упомянутые в «Дневнике», отмечены звездочкой[301].

Капитаны

*Васко да Гама, капитан-командор на «Сан-Габриэле».

*Паулу да Гама, его брат, командовал «Сан-Рафаэлом».

*Николау Куэлью, капитан «Берриу» или «Сан-Мигела». Впоследствии ходил в Индию с Кабралом (1500) и в третий раз, с Франсишку д’Альбукерком (1503).

24 февраля 1500 года король пожаловал ему пенсион в 70 000 рейшов. Он также получил герб: вздыбленный лев на червленом поле между двух колонн (падранов), серебряных, стоящих на холмах в изумрудном море. Два малых щита с пятью безантами (Severim da Faria, Noticias de Portugal, Disc. 3, § 15). Умер он, скорее всего, в 1522 году, потому что 19 декабря этого года его сын Франсишку просил короля перевести пенсион с отцовского имени на его. (Cunha Rivara, Arch. Port. Oriental, fasc. v., стр. 254; и Texeira de Arag?o, Boletim, 1886, стр. 573.)

Гонсалу Нуньеш, капитан грузового корабля (Barros, I, часть 1, стр. 279; и Castanheda, I, стр. 7). Каштаньеда в первом издании ошибочно называет его Гонсалу Гомешом. Он был помощником Васко да Гамы.

Штурманы и лоцманы

*Перу д’Аленкер, лоцман на «Сан-Габриэле» (Barros, I, часть 1, стр. 279; Castanheda, I, стр. 7; Goes, I, 69; Faria y Sousa, стр. 29). Он был с Диашем при открытии мыса Доброй Надежды и в Конго в 1490 году.

*Жуан де Коимбра, лоцман на «Сан-Рафаэле» (Barros, I, часть 1, стр. 279). В Мозамбике от него сбежал черный раб.

Перу Эшкулар, лоцман на «Берриу» (Барруш, там же; Faria y Sousa, стр. 29). 18 февраля 1500 года король пожаловал ему пенсион в 4000 рейшов. Ходил с Кабралом в качестве лоцмана.

Гонсалу Алвареш, штурман на «Сан-Габриэле» (Барруш, там же). Впоследствии получил пост штурман-майора Индии (Correa, Lendas, I, стр. 570). 26 января 1504 года король пожаловал ему пенсион в 6000 рейшов (Texeira de Arag?o, Boletim, 1886, стр. 674).

Андрэ Гонсалвеш. Согласно Корреа (Lendas, I, стр. 148), он был с Васко да Гамой и по его протекции был назначен в флот Кабрала. Тот же ненадежный автор утверждает, что Кабрал отправил его из Бразилии домой с новостями о своих открытиях, а король сразу же по его прибытии снарядил флот, чтобы продолжать исследование Нового Света. Барруш (часть I, стр. 384) и Каштаньеда (I, стр. 97) пишут, что Кабрал отправил Гашпара де Лемуша. Ни они, ни другие авторы, насколько я могу судить, не упоминают Андрэ Гонсалвеша в связи с экспедициями да Гамы или Кабрала.

Экономы, или секретари

*Диогу Диаш, секретарь на «Сан-Габриэле» (Barros, I, часть 1, стр. 279; Castanheda, I, стр. 54, 80; Goes, I, 90; Faria y Sousa, I, стр. 29). Он был братом Бартоломеу Диаша, первооткрывателя мыса Доброй Надежды.

Жуан де Са, секретарь на «Сан-Рафаэле» (Barros, I, часть 1, стр. 370; Castanheda; Goes; Faria y Sousa). Вновь отправился в Индию с Кабралом (Barros, I, часть 1, стр. 403), впоследствии стал казначеем Индийской палаты (Castanheda, I, стр. 54).

Алвару де Брага, секретарь на «Берриу» (Barros, Castanheda, Goes). Васко назначил его начальником фактории в Каликуте. Корреа (Lendas, I, стр. 89–91) ошибочно называет его Педру де Брага. Был награжден королем 1 февраля 1501 года (Boletim, 1886, стр. 675).

Переводчики

*Мартин Аффонсу (Barros, I, часть 1, стр. 289; Castanheda, I, стр. 15; Goes, I, 74; Faria y Sousa, I, стр. 29). Жил в Конго.

Фернан Мартинш (Barros, I, часть 1, стр. 290; Castanheda, I, стр. 51, 54; Goes, I, 89). Васко отправил его к царю Каликута, и он присутствовал на аудиенции царя вместе с Васко (Goes, I, 95). Впоследствии занимал в Индии важные посты. Он тот самый «африканский раб», говоривший по-арабски, о котором упоминает Корреа (Stanley, Vasco da Gama, стр. 76, 203).

Жуан Мартинш, см. ниже «Жуан Нуньеш».

Священнослужители

Педру де Ковильян, которого Фариа-и-Суса называет Перу де Кобильонеш (I, 29). Он ссылается на старые документы и на заверения Ф. Кришувала Усориу из ордена тринитариев, ссылавшегося на свои источники. Ковильян был настоятелем монастыря ордена Пресвятой Троицы в Лиссабоне, а в плавание отправился как капеллан флота и духовник.

Согласно Франсишку да Суса (Oriente Conquistado, I, стр. 447), он умер 7 июля 1498 года как мученик (это утверждает падре Франсишку де Сан-Мария (Anno historico, II, Lisbon, 1794, стр. 323)). Брат Жерониму де Сан-Жузе (Historia chronologica da Ordem da S. Trindade, Lisbon, 1789—94) добавляет к этому роль Ковильяна как первомученика Индии, поскольку тот был пронзен копьем, когда проповедовал ученье о Троице. В день его предполагаемой смерти Васко да Гама еще находился в Каликуте. Возможно, Ковильян умер от болезни. Ни Барруш, ни Каштаньеда, ни Корреа не упоминают имени священника.

Жуан Фигейру. Корреа утверждает, что брал сведения из дневника этого священника, фрагменты которого попали к нему в руки. В других источниках это имя не фигурирует (см. Stanley, Vasco da Gama, стр. ii, vi, 260).

Матросы и солдаты

Жуан д’Амейшуэйра, или Дамейруэйру. Согласно Корреа (I, стр. 136), это был один из мятежников, вернувшихся в Португалию. Больше никто о нем не упоминает.

Федру де Фариа-э-Фигейреду. Умер у Кабу-даш-Куррентеш (Faria y Sousa, стр. 29).

Франсишку де Фариа-э-Фигейреду. Его брат. Писал стихи на латыни. Тоже умер у Кабу-даш-Куррентеш (Faria y Sousa, стр. 29).

*Санчо Мешиа. Упоминается в «Дневнике».

Жуан Палья. Один из тринадцати отправленных Васко да Гамой в Каликут (Correa, I, 96).

Гонсалу Пиреш. Матрос и маркитант Васко да Гамы (Castanheda, I, стр. 54). 31 мая 1497 года был назначен штурманом каравеллы, построенной в Упорту (Texeira de Arag?o, Boletim, 1886, стр. 563).

Леонарду Рибейру. Согласно комментарию Леонарду Корреа к «Obras do grande Cam?es», Лиссабон, 1720 г., это полное имя Леонарду, которого поэт упоминает в песне VI, стихе 40. Фариа-и-Суса (Asia Portuguesa, I, стр. 29) считает, что этот «Леонарду» – Франсишку де Фариа э Фигейреду, но затем отказывается от этого варианта.

Жуан де Сетубал. Согласно Корреа (I, стр. 96, 104, 107), был одним из тринадцати сопровождавших Васко да Гаму в Каликут (Stanley, Vasco da Gama, стр. 119, 213).

Алвару Велью, солдат (Castanheda, I, стр. 54; Goes, I, 89; Faria y Sousa). Возможно, это Алвару Велью де Баррейру, упомянутый Валентином Фердинандом (Валентином Моравским) в его «Описании Африки» (1507 г.) как проживший в Сьерра-Леоне 8 лет.

*Фернан Велозу, солдат (Barros, I, часть 1, стр. 283—6; Castanheda, I, стр. 9; Faria y Sousa; Cam?es, песнь VI, стих 41).

Осужденные и разжалованные (degradados)

Педру Диаш (по прозвищу Дрейф Норд-Ост). Корреа (Lendas, I, стр. 46) говорит, что Васко да Гама оставил его в Мозамбике, и тот впоследствии добрался до Индии (ср. Stanley, Vasco da Gama, стр. 106).

Перу Эштевеш. Корреа (Lendas, I, стр. 41, 106) говорит, что Васко да Гама оставил его на Килве и что когда Ж. Да Нова прибыл в этот порт, он встретился с ним. Барруш (Barros, I, часть 1, стр. 467) пишет, что осужденный, которого встретил Ж. Де Нова, был высажен Кабралом, а звали его Антониу Фернандеш.

Жуан Машаду. Согласно Корреа (Lendas, I, стр. 41, 160), был высажен Васко да Гамой в Мозамбике, но согласно Баррушу (I, часть 1, стр. 406), это Кабрал высадил его в Малинди с заданием навести справки о пресвитере Иоанне. Возможно, Кабрал перевез его из Мозамбика в более северный порт. Впоследствии отличился по службе, и Афонсу д’Альбукерк назначил его алькальдом Гоа. Был убит в бою в 1515 году (Stanley, Vasco da Gama, стр. 93—5).

Дамиан Родригеш. Был другом Жуана Машаду, служил матросом на «Сан-Габриэле». Бежал с этого корабля на мелях Св. Рафаила. Когда Кабрал прибыл в Мозамбик, ему показали могилу Дамиана. Все это известно только от Корреа (Lendas, I, стр. 160). Ср. Stanley, Vasco da Gama, стр. 94.

Жуан Нуньеш. Новообращенный христианин (то есть, бывший иудей), который знал арабский и еврейский языки. Был высажен в Каликуте. В португальском издании Корреа (I, стр. 78) он ошибочно назван Жуаном Мартиншем (Ср. Stanley, Vasco da Gama, стр. 159, 180, 206).

Туземцы и другие попавшие на корабли на Востоке

*Гашпар да Гама. Это «мавр», или сменивший веру христианин, который присоединился к экспедиции Васко да Гамы на Анджедивских островах. Наш безымянный автор описывает его как мужчину сорока лет, хорошо говорившего на венецианском наречии. Он заявил, что отправился в Индию в ранней юности и служил одно время правителю Гоа. Васко да Гама увез его в Португалию, где тот был крещен и получил имя Гашпар да Гама. В «Комментариях Афонсу д’Альбукерке» (Hakluyt Society, 1884) о нем часто говорится как о Гашпаре из Индии. Корреа (Lendas da India) обычно пишет о нем как о Гашпаре да Гама, но иногда называет Гашпаром из Индий, или Гашпаром д’Алмейдой. Король Мануэл в своем письме кардиналу-протектору называет Гашпара «евреем, ставшим христианином, тороватым и деловым». Серниджи говорил с ним в Лиссабоне. Он пишет о нем как о славянском еврее, рожденном в Александрии.

Согласно сведениям, приведенным Баррушем и Гоишем, родители Гашпара бежали из польской Познани во времена, когда король Казимир жестоко преследовал евреев (около 1456 года). После недолгого пребывания в Палестине они переселились в Александрию, где родился Гашпар (Barros, I, часть 1, стр. 364—5; Goes, I, стр. 44).

Сопровождал Кабрала как переводчик. Веспуччи встретился с ним по дороге домой, у Зеленого Мыса. В своем письме от 4 июня 1501 года, опубликованном Балделли (Il Milione, 1827), он очень высоко отзывается о лингвистических заслугах Гашпара и говорит, что тот много путешествовал по Азии.

Гашпар постоянно сопровождал португальские экспедиции в Индию. Последние сведения о нем датируются 1510 годом. Гоиш говорит, что король Мануэл его любил и посвятил в рыцарское достоинство.

Корреа (Stanley, Vasco da Gama, стр. 247) описывает этого Гашпара как еврея, который «был увезен из Гранады совсем юным, и который, будучи увезен из своей страны, повидал много краев, до самой Индии». Но это абсурд, поскольку Гранада была взята только в 1492 году.

Люнардо де Ка Массер, который прибыл в Лиссабон в 1504 году как посол Синьории, в своем письме, датированном приблизительно 1506 годом (впервые опубликовано Archivio Storico Italiano, Флоренция, 1846), пишет, что Гашпар женился на португальской даме[302] и получил пенсион в 170 дукатов ежегодно за добытые им сведения относительно торговли на Востоке.

*Монсаид. Попал на корабль Васко да Гамы в Каликуте, как утверждают Барруш (I, часть I, стр. 330 и далее) и Гоиш (I, стр. 98), был уроженцем Туниса, во время правления Жуана II торговал с португальцами в Оране и говорил по-кастильски. Приехал с Васко да Гамой в Португалию и был крещен. В письме короля Мануэла кардиналу-протектору назван тунисским мавром, которого каликутские мавры заподозрили в том, что он христианин и лазутчик португальского короля.

Корреа (Stanley, Vasco da Gama, стр. 162—5, 221) пишет, что Монсаид был родом из Севильи. Когда ему было пять лет, его захватили, обратили в ислам, хотя «в душе он оставался христианином». Обычно он называл его Кастильцем и писал, что настоящее его имя было Алонсо Перес.

Каштаньеда (I, стр. 50) рассказывает нам, что португальцы исказили имя Монсаида до «Бонтаибу» как комбинацию из португальского «бон» («хороший») и арабского «тайиб» с тем же значением. Вероятно, «Монсаид» – искаженное «Эль-Масуд» («счастливый») (Burton, Camoens, iv, стр. 432).

Малему Канакуа (Кана). Лоцман, который вел Васко да Гаму из Малинди в Каликут. Родом из Гуджарата (Barros, I, часть 1, стр. 319, 328, 330; Goes, I, стр. 38; Castanheda, I, стр. 41). «Малему» – искажение от «муаллим» или «маллим» («мастер, учитель»). Так туземцы называли капитана корабля. Канака – имя, говорящее о принадлежности к касте мореплавателей. Сегодня установлено, что это был Ахмад ибн Маджид (ок. 1421 – ок. 1500), арабский моряк, лоцман, географ и писатель XV в., родом из Омана. Среди его трудов известны: большой свод теории и практики морского дела, а так же современные ему лоции Западной части Индийского океана.

Даване Камбейский. Снят с доу к югу от Мозамбика, согласился сопровождать Васко да Гаму в Каликут как торговый посредник. В ноябре 1498 года в Кананнуре был освобожден от обязанностей с наилучшими рекомендациями. О нем пишет только Корреа (Stanley, Vasco da Gama, стр. 79, 84, 113, 128, 235). Больше ни один историк не упоминает об этом мифическом персонаже.

Балтазар и еще четыре мавра, силой увезенных из Каликута. Их отвез обратно Кабрал. Также был послом царя Малинди (Alguns Documentos do Archivo nacional, 1892, стр. 97).

Сначала Васко да Гама захватил 18 «мавров». В «Дневнике» зафиксировано, что шестерых он отпустил а одного послал с письмом к Заморину. Остается 11, а не 5. Следовательно, освободил он 12 человек, а не 6.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Васко да Гама. Путешественники

Васко да Гама (1469–1524), португальский мореплаватель, первым проложивший маршрут из Лиссабона в Индию и обратно. Как и большинство его коллег, занимался пиратским промыслом.

Португальцы и испанцы – народы, родственные по языку и культуре. Португалия постоянно соперничала с Испанией во всём, что касалось открытия и освоения новых земель и морских путей. Когда в своё время король Жуан II отказал Колумбу, предлагавшему организовать экспедицию для поиска западного пути в Азию, он, видимо, не предполагал, что этот настойчивый генуэзец добьётся своей цели под флагом испанских королей. Но вот «Западная Индия» открыта, к её берегам проложены маршруты, и между Европой и новыми землями систематически курсируют испанские каравеллы. Наследники Жуана II поняли, что надо спешить с закреплением своих прав на Индию Восточную. И уже в 1497 году была снаряжена экспедиция для разведки морского пути из Португалии в Индию – вокруг Африки.

Начальником экспедиции по выбору короля Мануэла I был назначен Васко да Гама (португальцы произносят «Вашку») – молодой придворный знатного происхождения, пока не зарекомендовавший себя ничем, кроме лихого захвата каравана французских торговых кораблей. И хотя королю предлагалась кандидатура такого известного мореплавателя, как Бартоломеу Диаш, который в 1488 году первым обогнул Африку с юга, миновав открытый им мыс Доброй Надежды, предпочтение было отдано молодому аристократу с пиратскими наклонностями. На предложение Мануэла I возглавить экспедицию Васко да Гама ответил: «Я, государь, слуга ваш и исполню любое поручение, хотя бы оно стоило мне жизни». Подобные заверения в те времена давались отнюдь не для «красного словца»…

Флотилия Васко да Гамы состояла из четырёх кораблей. Это были два стопятидесятитонных корабля – флагманский «Сан-Габриэл» (капитан Гонсалу Алеариш, опытный моряк) и «Сан-Рафаэл» (капитан Паулу да Гама, брат адмирала), а также легкая семидесятитонная каравелла «Берриу» (капитан Николау Куэлью) и транспортное судно с припасами. Всего под командованием адмирала да Гамы было 168 человек, в том числе дюжина уголовников, специально освобождённых из тюрем – они предназначались для выполнения наиболее опасных поручений. Главным штурманом был назначен бывалый моряк Педру Аленкер, десятью годами ранее плававший с Бартоломеу Диашем.

Флотилия вышла из гавани Лиссабона 8 июля 1497 года. Пройдя без приключений до Сьерра-Леоне, адмирал да Гама, обоснованно избегая противных ветров и течений у берегов Экваториальной и Южной Африки, двинулся на юго-запад, а за экватором повернул на юго-восток. Эти маневры заняли около четырёх месяцев, и только 1 ноября португальцы увидели на востоке землю, а через три дня вошли в широкую бухту, которой дали имя Святая Елена.

Высадившись на берег, португальские моряки впервые увидели бушменов. Это – группа народов, представляющая собой древнейшее население Южной и Восточной Африки. Бушмены существенно отличаются от большинства негритянских племён Африканского континента – они низкорослы, цвет их кожи скорее смуглый, чем чёрный, а в лицах имеется некоторое сходство с монголоидами. Эти жители кустарниковых зарослей бушей (отсюда и европейское название «бушмены» – «люди кустарника») обладают удивительными способностями. Они могут длительное время находиться в пустыне без запасов воды, так как добывают её способами, неизвестными другим народам.

Моряки да Гамы пытались наладить с бушменами «культурный обмен», предлагая им бусы, бубенцы и прочие безделушки, но «кустарниковые люди» оказались «неплатёжеспособными» – у них не было даже самой примитивной одежды, а их первобытные луки и стрелы не были нужны португальцам, вооружённым арбалетами и огнестрельными бомбардами. Кроме того, из-за оскорбления, нанесённого бушмену каким-то хамоватым моряком, возникла конфликтная ситуация, в результате которой несколько моряков были ранены камнями и стрелами. Сколько бушменов европейцы поразили из арбалетов, осталось неизвестным. А поскольку никаких признаков золота и жемчуга у бушменов замечено не было, флотилия подняла якоря и двинулась дальше на юг.

Обогнув южную оконечность Африки, португальские суда, двигаясь на северо-восток, в конце декабря 1497 года подошли к высокому берегу, которому да Гама дал название Натал («Рождество»). 11 января 1498 года моряки высадились на берег, где увидели множество людей, резко отличавшихся от известных им африканских дикарей. Среди моряков нашёлся переводчик с языка банту, и контакт двух разных цивилизаций установился. Негры встретили португальцев очень дружелюбно. Земля, которую Васко да Гама назвал «страной добрых людей», была населена крестьянами и ремесленниками. Люди здесь обрабатывали землю и добывали руду, из которой выплавляли железо и цветные металлы, делали железные ножи и кинжалы, наконечники для стрел и копий, медные браслеты, ожерелья и другие украшения.

Двигаясь далее на север, 25 января суда вошли в широкий залив, куда впадало несколько рек. Общаясь с местными жителями, которые хорошо приняли португальцев, и заметив присутствие предметов явно индийского происхождения, адмирал сделал вывод, что флотилия приближается к Индии. Здесь пришлось задержаться – корабли нуждались в ремонте, а люди, многие из которых болели цингой, в лечении и отдыхе. Португальцы целый месяц стояли в устье реки Кваквы, которая оказалась северным рукавом дельты Замбези.

24 февраля флотилия подняла якоря и через пять дней достигла порта Мозамбик. Здесь к этому времени прочно обосновались арабы. Их одномачтовые суда регулярно вывозили отсюда рабов, золото, слоновую кость и амбру. Новая встреча двух разных цивилизаций осложнилась тем, что арабские торговцы увидели в португальцах (вполне обоснованно) опасных конкурентов, и дружелюбные отношения вскоре сменились враждебными. Арабы стали настраивать против европейских гостей местное негритянское население. Доходило до того, что для пополнения запасов пресной воды морякам да Гамы приходилось высаживаться на берег под прикрытием корабельной артиллерии.

Экспедиция вышла из Мозамбика 1 апреля и взяла курс на север. На борту флагманского корабля адмирал да Гама удерживал двух арабских лоцманов, но, не доверяя им, захватил у берега небольшое парусное судно и под пытками заставил его хозяина сообщить нужные сведения о ветрах, течениях и мелях. При вхождении в гавань портового города Момбаса на Занзибаре арабские лоцманы бежали с корабля к местному правителю, богатому шейху-работорговцу.

Не ожидая от встречи с хозяевами Момбасы ничего хорошего, Васко да Гама вышел в море. Используя свой пиратский опыт, португальский адмирал, встретив на пути арабское судно, разграбил его и захватил в плен весь экипаж. Команда во всём поддерживала своего адмирала. Ничего удивительного – моряками в те времена часто становились люди, не отличавшиеся высокими моральными качествами, во всяком случае по отношению к представителям других цивилизаций. Поэтому и все другие встречные суда, принадлежавшие арабам, были захвачены. С новой добычей флотилия вошла 14 апреля в гавань Малинди и бросила якоря.

Здесь португальцам был оказан самый любезный и дружественный приём. Оказалось, что местный шейх уже в курсе дел португальских путешественников. Агентура сообщила ему о морских подвигах и бортовой артиллерии пришельцев. Враждуя с Момбасой и находясь под впечатлением от полученных сведений о гостях, он предложил адмиралу союз и в знак доверия дал ему превосходного лоцмана, старого моряка Ахмеда Ибн Маджида. Флотилия двинулась в путь 24 апреля, а уже 17 мая Ибн Маджид указал адмиралу на выплывающий из тумана индийский берег. Под вечер 20 мая 1498 года португальские корабли стали на рейде у входа в порт Каликут (Южная Индия).

Как проходил очередной «контакт цивилизаций», подробно описано в книге доктора географических наук Д.Я. Фащука «Загадки морской одиссеи». Когда Васко да Гама и его капитаны прибыли к местному правителю, носившему титул «самудрин раджа» (для португальцев «саморин»), тот «… встретил гостей голым в одной набедренной повязке. Но его руки украшали массивные золотые браслеты и кольца с огромными алмазами, шею обвивали жемчужное ожерелье и золотая цепь, а в ушах были тяжелые золотые серьги с драгоценными камнями. В качестве подарков перед этим «ходячим Алмазным Фондом» были выставлены предназначенные для дикарей двенадцать кусков довольно грубой ткани, четыре красных капюшона, шесть шляп, четыре нитки кораллов, шесть банных тазиков, ящик сахара, две бочки оливкового масла и два бочонка меда. Реакцию саморина угадать нетрудно. Только пиратский опыт Васко да Гамы помог португальцам благополучно покинуть индийские берега, захватив несколько заложников, парочку торговых кораблей с ценным грузом и обстреливая «для острастки» из бомбард встречные суда и города побережья».

Путешествие Васко да Гамы (1497–1499 гг.)

Каликут остался за кормой португальской флотилии в конце августа 1498 года. Медленно продвигаясь на север вдоль индийского побережья, 20 сентября моряки вынужденно бросили якоря у острова Анджидив, чтобы заняться ремонтом кораблей. После ремонта и нескольких пушечных дуэлей с местными пиратскими судами моряки покинули остров, но штиль не давал возможности двигаться в нужном направлении. Дождавшись попутного ветра, только в январе 1499 года португальцы достигли Малинди. Шейх-союзник снабдил флотилию свежими припасами и по дружескому настоянию да Гамы послал в дар королю Мануэлу I слоновий бивень.

За время плавания команда сильно сократилась – много людей умерло от цинги и других болезней. Пришлось даже сжечь корабль «Сан-Рафаэл» и двигаться дальше на оставшихся двух судах. На переход от Мозамбика до мыса Доброй Надежды понадобилось семь недель, а на переход до островов Зеленого Мыса – ещё четыре. Здесь Васко да Гама приказал капитану «Берриу» Н.Куэлью вести свой корабль в Лиссабон, а сам остался с умирающим братом Паулу да Гама. Похоронив брата на одном из Азорских островов, Васко прибыл в Лиссабон к концу августа. Из четырёх его судов вернулось только два, от команды осталось менее половины.

Однако, несмотря на большие потери, экспедиция не стала убыточной для королевской казны. Всё-таки в Каликуте удалось приобрести немало пряностей и драгоценностей, а пиратские набеги да Гамы в Аравийском море в значительной мере пополнили корабельные сундуки. Но, конечно, не это вызвало ликование властей в Лиссабоне. «Экспедиция выяснила, какие огромные выгоды может принести для них непосредственная морская торговля с Индией при надлежащей экономической, политической и военной организации дела. Открытие для европейцев морского пути в Индию было одним из величайших событий в истории мировой торговли. С этого момента и до прорытия Суэцкого канала (1869 г.) основная коммерция Европы со странами Индийского океана и с Китаем шла не через Средиземное море, а через Атлантический океан – мимо мыса Доброй Надежды. Португалия же, державшая в своих руках «ключ к восточному мореходству», стала в XVI в. сильнейшей морской державой, захватила монополию торговли с Южной и Восточной Азией и удерживала ее 90 лет – до разгрома «Непобедимой армады» (1588 г.)» (И.П. Магидович, В.И. Магидович, «Очерки по истории географических открытий»).

Но успех португальских мореплавателей имел значение не только для самой Португалии. Он произвёл ошеломляющее впечатление на послов, купцов и правительства европейских стран. «Как только новость о возвращении Гамы достигла Венеции, народ был поражен как громом, и наиболее мудрые из людей считали это худшим известием, какое только могло быть получено», – так отмечено в дневнике одного современника этих событий. В феврале 1502 года уже двадцать боевых кораблей, возглавляемых Васко да Гамой, наделённым за первый поход титулом «адмирал Индийского моря», отправились в Индию и навели здесь порядок в лучших традициях крестоносцев. Разграбив и разорив Малабарский берег, они «поставили на место» индийских саморинов и провозгласили эту территорию собственностью португальской короны. После такого сюрприза индийцы прокляли и чуть не убили кормчего Наджди (Ибн Маджиди), показавшего коварным европейцам путь в их страну. Но было поздно. В 1505 году очередная португальская эскадра из двадцати кораблей и, полуторатысячным войском сожгла Момбасу и занялась пиратством в Аравийском море, сделав всё побережье Индостана и Молуккские острова своей вотчиной. Описывая эти события, Жюль Верн в свое время заключил: «Нет такой жестокости, которою не запятнали бы себя португальцы в Индии» (Д.Я. Фащук, «Загадки морской одиссеи»).

Власти Португалии высоко оценили деяния адмирала Васко да Гамы. В 1524 году он был назначен вице-королем Индии. К этому времени ему исполнилось уже 55 лет. 24 декабря этого же года великий путешественник умер в славе и почете. Для Португалии и всей Западной Европы и Америки он остался первым европейцем, приведшим корабли в Индию. И, скорее всего, ни ему самому, ни его современникам не было известно, что почти за четверть века до появления португальцев на земле Индии побывал другой европеец, русский человек – тверской купец Афанасий Никитин.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Гама, Васко да - ВЕСЕЛЫЙ РОДЖЕР

Страница 1 из 2

Васко да Гама Корабли экспедиции Васко да Гама Васко да Гама Маршруты экспедиций Васко да Гама

Васко да Гама (Vasco da Gamma) родился в небольшом городке Синиш, расположенном на западном побережье Португалии. Дом, где он жил, сохранился и поныне.

Еще в молодые годы да Гама славился как «осторожный и искусный» мореплаватель, умеющий управлять кораблями и людьми. Кроме того, он был опытный царедворец и хорошо умел ладить с королем и его окружением.

После возвращения Колумба из первого плавания все чаще стали возникать споры между Испанией и Португалией о дележе вновь открытых земель. Поэтому в Португалии для похода в Индию стала срочно готовиться экспедиция. Флотилия состояла из четырех кораблей, из которых два были построены под наблюдением известного португальского мореплавателя Бартоломью Диаша, предложившего заменить косые паруса на прямоугольные и для удобства маневрирования в мелких водах придать корпусам меньшую осадку. Из расчета трехгодичного плавания было обращено особое внимание на прочность кораблей и оснастки, был взят тройной комплект парусов и канатов. Вооружение каждого корабля состояло из 12 бомбард.

Было взято большое количество продовольствия и боевых припасов, а также дешевые вещи для обмена с туземцами. Экипаж флотилии состоял из 168 человек, включая 10 преступников, взятых для выполнения самых опасных поручений.

8 июня 1497 года флотилия в составе трех каравелл водоизмещением 100-120 тонн — «Сан-Габриэл» под командованием Васко да Гама, «Сан-Рафаэл» — капитан Паула да Гама, «Беррид» — капитан Николау Коэлью и одного грузового судна «Сан-Михаэл» — капитан Гонсалу Нунаша — вышла из Лиссабона и взяла курс на острова Зеленого Мыса. Затем пошли на юго-восток, а через несколько дней да Гама приказал повернуть на юго-запад в неизвестные дотоле моря. Через несколько суток он приказал изменить курс на восток. Так гением адмирала был открыт самый удобный для парусных кораблей морской путь в Индию.

Обогнув мыс Доброй Надежды, флотилия вошла в Индийский океан, и продолжала путь на север вдоль берегов. Вскоре грузовое судно из-за непригодности к плаванию пришлось сжечь. Дойдя до Мозамбика, встали на якорь, но вспыхнувшая ссора между португальцами и арабами заставила поторопиться с отходом. Через месяц подошли к Момбасе. Однако и оттуда пришлось вскоре бежать.

Когда достигли Малинды, то на рейде увидели четыре корабля из Индии. Это означало, что тяжелое плавание вокруг Африки кончилось, и прямой путь в желанную и таинственную страну превратился из мечты в реальность. Здесь экспедиции повезло — Васко да Гама нанял прекрасного лоцмана — Сихаб-аддин Ахмед ибн Маджид ибн Мухамед бин Амр ибн Фадл бин Дувик ибн Али ар Ракаиб ан Наджи, или, как его сокращенно называли, Ахмед ибн Маджид, который и повел экспедицию дальше к берегам Индии.

ПерваяПредыдущая стр. 1 2 Следующая стр. > Последняя >>

www.privateers.ru

Васко да Гама, Кабрал и другие » Военное обозрение

9 марта 1500 года из устья реки Тахо вышла флотилия из 13 кораблей и взяла курс на юго-запад. За кормой остался торжественный Лиссабон с толпой горожан. Очередную экспедицию в Индию отправляли с помпезностью на самом высоком, государственном, уровне – среди провожающих корабли были первые лица Португалии во главе с самим королем Мануэлом I, прозванным Счастливым. Стремление закрепить успех вернувшегося из Индии Васко да Гамы вдохновило монарха и его окружение на организацию гораздо более масштабного предприятия, чем предыдущая, фактически разведывательная, миссия. Личный состав уходящей в далекий и едва знакомый путь эскадры насчитывал около 1500 человек – с целью заключения прочных торговых отношений с Индией. Более тысячи человек из них были хорошо вооруженными и опытными воинами.

Отплытие Васко да Гама в Индию. Картина художника Альфредо Роке Гамейро

В тени могущественного соседа

Португальцы долго отвоевывали себе место под жарким пиренейским солнцем – как и у их ближайших соседей-христиан, испанцев, главным препятствием в этом кропотливом занятии являлись мавританские государства. Ко второй половине XIII века португальцам удалось закрепить за собой юго-запад полуострова и осмотреться. Источников благосостояния у небольшого королевства было немного, а соседей, с которыми надо было держать себя настороже, – хоть отбавляй. И это были не только мавры – расположенные по соседству христианские королевства превращались из союзников во врагов с легкостью клинка, выхватываемого из ножен.

Довольно скромные собственные доходы едва позволяли поддерживать чулки, кои из-за далеко не миролюбивого и спокойного окружения приходилось носить в виде кольчужных шосс. Оставалась торговля, ремесло хоть и не такое благородное, как война с неверными, но зато весьма прибыльное. Однако путей для успешного осуществления торговой экспансии в средиземноморском регионе было не так уж много, особенно для не очень большого, не очень сильного и могущественного государства. Торговый бизнес с восточными странами прочно держали в своих цепких руках морские республики-корпорации – Венеция и Генуя, а конкуренты им были не нужны. Их коллега по цеху, Ганзейский союз, контролировал морские пути на Балтике и в значительной акватории Северной Европы.

Оставался вакантным путь на юг – вдоль малоисследованного африканского континента, и, разумеется, простиравшийся на запад беспредельный пугающий океан, благоговейно именуемый Морем мрака. Его час еще не настал. Португальцы начали активно развивать всё, что каким-то образом было связано с морем. Среди сведущих в просоленном ремесле итальянцев, в первую очередь выходцев из Генуи и Венеции, набирались опытные капитаны, матросы и кораблестроители. В Португалии приступили к постройке собственных верфей и судов.


Предполагаемый портрет Энрике Мореплавателя

Вскоре вложенные силы и средства стали понемногу, постепенно, давать видимые результаты. В 1341 году португальский мореплаватель Мануэл Пезаньо достиг Канарских островов. В августе 1415 года армия и флот короля Жуана I захватила Сеуту, создав тем самым первый опорный пункт на Африканском континенте, имевший важнейшее стратегическое значение. В военной экспедиции приняли участие, в числе прочих, и пятеро сыновей монарха. Наиболее ярко и отважно себя проявил третий сын короля Энрике.

По прошествии многих лет он получит уважительное прозвище Мореплаватель. Вклад этого человека в становление Португалии как великой морской державы сложно переоценить. В 1420 году принц Энрике стал гроссмейстером ордена Христа и, используя ресурсы и возможности этой организации, построил на мысе Сагриш первую португальскую обсерваторию. Тут же была расположена и морская школа, готовившая кадры для крепнувшего флота. Ознакомившись с путевыми заметками итальянца Марко Поло, принц Энрике повелел собирать всю доступную информацию о далекой и богатой Индии, достижение которой он ставил наиболее приоритетной задачей Португалии.

Нуну Гонсалвеш, художник XV века. Полиптих святого Винсента. На третьей части, так называемой «Панели князя», предположительно изображен Энрике Мореплаватель

Кроме того, принц предполагал завоевать Марокко, чтобы упрочить положение в Африке. Как человек разносторонних знаний и интересов, Энрике имел хорошее представление о системе Транссахарских торговых караванов, широко распространенной еще во времена Рима и Карфагена. В политических реалиях XV века доступ к богатствам Западной и Экваториальной Африки был закрыт наличием крайне враждебных мусульманских государств Леванта. Обладание Марокко или Мавританией позволило бы Португалии прорубить своеобразное окно в Африку.


Инфант Фернандо, причислен католической церковью к лику блаженных


Однако подобные стратегические затеи, требовавшие огромных ресурсов, которых у небольшого королевства было в обрез, начали пробуксовывать. Одна за другой военные экспедиции терпели неудачу – в 1438 году в плен к маврам угодил даже младший сын короля, Фернандо, который там и скончался, не дождавшись освобождения.

Вектор внешнеполитических усилий окончательно направился в сторону достижения богатых источников дохода от торговли морским путем. В 1419 г. португальцами открыт остовов Мадейра, в 1427 г. под контроль Лиссабона переходят вновь открытые Азорские острова. Шаг за шагом португальцы продвигались к югу – по давно забытым в Европе маршрутам и водам. В 30–40-е гг. XV века каравеллы, оснащенные косым латинским парусом, чье широкое внедрение также приписывается принцу Энрике, форсируют мыс Бохадор, а позже достигают Сенегала и Гамбии, крайне удаленных земель по меркам того времени.


Современная реплика португальской каравеллы с косым парусом

Предприимчивые португальцы сноровисто налаживают торговлю с местным населением – в метрополию устремился становящийся всё более полноводным поток слоновой кости, золота, благовоний и чернокожих невольников. Торговля последними вскоре стала такой выгодной, что для концентрации прибыли на нее была объявлена государственная монополия. На вновь открытых территориях основываются укрепленные поселения, являвшиеся опорными пунктами.

Пока соседи по полуострову, Арагон и Кастилия, готовились к окончательному решению мавританского вопроса, победоносному завершению Реконкисты и ликвидации вконец деградировавшего Гранадского эмирата, Португалия постепенно богатела. Принц Энрике Мореплаватель скончался в 1460 году, оставив после себя крепнущую морскую державу, готовую бросить вызов доселе внушающему почти мистический ужас Морю мрака. И хотя при жизни этого незаурядного государственного деятеля Португалия не достигла берегов загадочной Индии, приданный им геополитический импульс позволил осуществить эту задачу до конца столетия.

Первый из многих. Васко да Гама

Смерть принца Энрике ни в коем случае не остановила португальскую экспансию. В 1460–1470-х годах удалось закрепиться в Сьерра-Леоне и на Берегу Слоновой Кости. В 1471 г. пал Танжер, значительно усилив позиции Лиссабона в Северной Африке. Португалия больше не является европейским захолустьем – успехи в мореплавании и торговле делают эту небольшую страну широко известной. Баснословная прибыль и выгода привлекают к снаряжению экспедиций в Африку средства богатых венецианских и генуэзских купцов, соседи испанцы, будучи связаны еще не оконченной Реконкистой, недовольно завидуют и мечтают о собственных колониях. Однако далекая Индия и другие экзотические восточные страны остаются по-прежнему далекими и мало отличимыми от мифов и побасенок, которые вовсю рассказывают в припортовых кабачках Европы.

В конце 70-х – начале 80-х годов XV столетия королевский двор поначалу Его Величества Афонсу V Африканского, а потом и Жуана II энергично осаждал всеми доступными средствами молодой настойчивый генуэзец по имени Кристобаль Колон. Его неотступной мыслью, которую он пытался донести до сознания португальских монархов, было достижение Индии путем плавания в западном направлении. Убежденность Колона базировалась на мнении ученого картографа Паоло Тосканелли и набиравшей обороты идеи о шарообразности Земли.

Однако правители Португалии не без основания считали себя специалистами в морском деле и с пока еще благодушным высокомерием советовали генуэзцу немного поостыть и заняться чем-нибудь более полезным. Например, испытать на прочность терпение соседей – короля Фердинанда и королевы Изабеллы. В конце концов, не добившись понимания в Португалии, Колон отправился в соседнюю Испанию, где полным ходом шла подготовка к овладению Гранадой.

В конце 80-хх гг. XV века Португалия сделала еще один большой шаг к достижению цели, поставленной перед ней Энрике Мореплавателем. В 1488 году экспедиция Бартоломеу Диаша открывает далеко на юге мыс, получивший с легкой руки короля Жуана II название мыса Доброй Надежды. Диаш обнаружил, что африканский берег поворачивает к северу – тем самым он достиг южной точки Африки.

Однако еще до успешного возвращения Диаша в Португалию у короля Жуана II появились дополнительная уверенность в правильности выбранной им стратегии поиска Индии. В 1484 году в Лиссабон был доставлен вождь одного из племен, обитавших на берегу Гвинейского залива. Он сообщил, что в 12 месяцах сухопутного пути на восток лежит большое и могущественное государство – очевидно, речь шла об Эфиопии. Не ограничиваясь сведениями, полученными от туземца, который мог и привирать для солидности, король принял решение провести настоящую разведывательную экспедицию.

В Иерусалим были направлены два монаха – Педро Антонио и Педро де Монтаройо – с целью сбора ценной информации в этом городе, являвшемся перекрестком, на котором можно было встретить паломников разного вероисповедания. Прибыв в Иерусалим, монахи смогли вступить в контакт со своими коллегами – монахами из Эфиопии и получить некоторые сведения о странах Востока. Проникнуть далее вглубь Ближнего Востока португальские разведчики не решились, поскольку не владели арабским языком.

Удовлетворенный успешной миссией монахов, прагматичный Жуан II отправил по тому же пути новых разведчиков. В отличие от своих предшественников, Педру де Кавильян и Гонсало ла Павиа бегло говорили по-арабски. Их непосредственным заданием было проникнуть в Эфиопию и достичь Индии. Под видом паломников, что в изобилии направлялись на Восток, обоим королевским разведчикам удалось беспрепятственно достичь Синайского полуострова. Здесь их пути разошлись: де Кавильян через Аден, используя регулярное морское сообщение арабских купцов с Индостаном, смог достичь вожделенной Индии. Он посетил несколько городов, среди которых были Каликут и Гоа.

Вполне возможно, что он был первым португальцем, которому удалось проникнуть в эту часть света. Обратно де Кавильян также вернулся через Аден и прибыл в Каир. В этом городе его уже ждали посланники короля Жуана II – два неприметных еврея, которым путешественник вручил подробнейший отчет обо всём увиденном и услышанном. Де Кавильян настоятельно просил передать королю, что Индии можно достигнуть, двигаясь вдоль побережья Африки. Его товарищу по разведывательной миссии Гонсало ла Павиа повезло меньше – он скончался вдали от родины в Египте.

Не останавливаясь на достигнутом, Педру де Кавильян решил проникнуть и в Эфиопию. Он успешно справился с заданием и настолько пришелся ко двору местного правителя, что, будучи одаренным поместьями, должностями и почестями, женился и там и остался. В 1520 году посланник португальского короля в Эфиопии встретил де Кавильяна в свите негуса. По другим сведениям, португальца умышленно удержали от возвращения в Португалию с целью предотвращения утечки информации.

Направление, в котором следовало искать путь к Индии, в Лиссабоне в принципе уже не подвергалось сомнениям. А вскоре определились и с кандидатом, который возглавит это предприятие. Компетентность такого опытного мореплавателя, как Бартоломеу Диаш, была общеизвестна, однако, возможно, его способности руководителя вызывали некоторые сомнения. При достижении южной оконечности Африки на его кораблях экипажи вышли из повиновения, требуя возвращения в Португалию. И Диаш не смог переубедить своих подчиненных. Нужен был руководитель, менее склонный к компромиссам и уговорам.


Васко да Гама. Грегорио Лопеш, португальский художник конца XV – первой половины XVI века

В 1492 году французские корсары захватили груженную ценным грузом португальскую каравеллу. Провести ответные мероприятия, которые должны были подтолкнуть французского короля к некоторым раздумьям о поведении его подданных, было поручено 32-летнему малоизвестному дворянину по имени Васко да Гама. На быстроходном корабле он побывал в портах Португалии и от имени Жуана II захватил все французские корабли, находящиеся в водах королевства. Тем самым Жуан II мог спокойно угрожать своему французскому коллеге конфискацией товаров, если тот не накажет корсаров. Васко да Гама блестяще справился со сложным поручением.

Успешный взлет карьеры инициативного и умевшего в критических ситуациях вести себя очень жестко португальца пришелся на момент, когда Пиренейский полуостров был взбудоражен известием о возвращении «фантазера» Кристобаля Колона на корабле, груженном всякими экзотическими диковинками. Генуэзцу удалось заручиться поддержкой королевы Изабеллы и отправиться, наконец, в свое легендарное плавание на Запад. Перед своим триумфальным возвращением в Испанию Колон был удостоен торжественной аудиенции и у португальского короля.

Первооткрыватель красочно описывал обнаруженные им земли, многочисленных туземцев, нескольких из которых он вез показать своим покровителям. Он утверждал, что новые территории весьма богаты, правда, количество привезенного из-за океана золота было не очень велико. Колон со свойственной ему настойчивостью утверждал, что достиг если не Индии, то близлежащих территорий, от которых до страны золота и пряностей рукой подать. Прагматичный португальский монарх Жуан II и его многочисленные приближенные, среди которых находился и Васко да Гама, имели все основания усомниться в правильности сделанных генуэзцем выводов.

Всё, что он рассказывал, мало походило на ту информацию об Индии, которая была накоплена при португальском дворе. Не было сомнений, что Колон достиг каких-то неизвестных земель, но с большой долей вероятности к Индии они не имели никакого отношения. Покуда генуэзец заслуженно вкушал плоды своего триумфа и готовился к новой, куда более многочисленной экспедиции за океан, в Лиссабоне решили действовать без промедления. Активность Испании, которая стала теперь не только опасным соседом, изгнавшим мавров за Гибралтар, но и конкурентом в морских и торговых делах, весьма тревожила высшие политически круги Португалии.

Чтобы сгладить острые углы в отношениях двух католических монархий, при посредничестве Папы Римского в июне 1494 года был заключен Тордесильясский мирный договор, разделявший существующие и будущие владения соседей по Пиренейскому полуострову. Согласно заключенному соглашению, все земли и моря, находившиеся в трехстах семидесяти лигах к западу от Островов Зеленого Мыса принадлежат Испании, а к востоку – Португалии.

В 1495 году Жуан II скончался, уступив трон Мануэлу I. Смена власти не повлекла за собой смены внешнеполитического курса. Требовалось достичь Индии в самые кратчайшие сроки. 8 июля 1497 года португальская эскадра из четырех кораблей под командованием Васко да Гамы отправилась в долгий путь вокруг Африки. Сам он держал свой флаг на «Сан-Габриэле». Оставив за кормой хорошо уже известный Гвинейский залив, 23 ноября эскадра обогнула мыс Доброй Надежды и двинулась водами Индийского океана.

Теперь у Васко да Гамы было три корабля – четвертый, который являлся транспортным, пришлось бросить (причина этого неизвестна). В апреле 1498 г. португальцы достигли гавани Малинди. Это было довольно оживленное место, регулярно посещаемое арабскими и индийскими купцами. До цели путешествия, по меркам уже пройденного расстояния, было почти рукой подать.

Однако Васко да Гама не спешил. Будучи не только храбрым человеком, но и способным руководителем, он старался завязать больше контактов с местным населением, добавить больше информации к уже имеющейся в его распоряжении. В Малинди проживала колония индийских купцов, с которыми удалось наладить вполне приемлемые отношения. Они поведали португальцам о близлежащем большом христианском государстве – речь опять шла об Эфиопии. И они же предоставили в распоряжение экспедиции арабского кормчего.

24 апреля эскадра покинула Малинди и двинулась на восток. Благодаря полосе муссонов, 20 мая 1498 года португальские корабли впервые в официальной истории вошли в гавань Каликута. Индия была достигнута, а заветы Энрике Мореплавателя выполнены. С местным раджей был вскоре налажен двухсторонний контакт – в целом индийцы спокойно восприняли вновь прибывших.

Гораздо менее сентиментальными были многочисленные арабские купцы, давно уже облюбовавшие себе место в Каликуте, успешно проводя тут коммерческие операции. Арабы хорошо знали, кто такие на самом деле португальцы, и что им в действительности надо: не поиски «христианских стран», а золото и пряности. Торговля шла довольно бойко, хоть и не без помех. Местное население было куда более цивилизованным, чем африканские туземцы. Тут были невозможны сделки при помощи бус и дешевых зеркалец. Арабы, чуя торговым нутром конкурентов, постоянно интриговали, рассказывая индусам о пришельцах всякие истории разной степени правдивости и свирепости.

Обстановка постепенно накалялась, и осенью 1498 г. экспедиция была вынуждена покинуть индийский берег. Путь в Малинди был не столь благоприятным – этого пункта на африканском побережье корабли Васко да Гамы из-за частых штилей и противных ветров достигли только в начале января следующего, 1499 года. Дав отдых изнуренным, настрадавшимся от голода и болезней командам, неутомимый глава экспедиции двинулся дальше.

Измученные лишениями, голодом и цингой, но чувствующие себя победителями, мореплаватели вернулись в Лиссабон в сентябре 1499 года. Из-за сильного сокращения экипажей один из кораблей, «Сан-Рафаэл», пришлось сжечь. Из более чем 170 человек, покинувших Португалию летом 1497 года, вернулось только 55. Однако, несмотря на потери, экспедиция была признана успешной и вполне окупившейся. Дело даже не в изрядном количестве привезенных экзотических товаров – в распоряжении португальцев теперь был изведанный и однажды уже пройденный в оба конца морской путь в Индию, страну великих богатств и таких же возможностей. Особенно для коммерческих представителей, в чьем распоряжении было огнестрельное оружие и решимость его применять по поводу и без.

Закрепление успеха

Пока Васко да Гама находился в краях, сильно отдаленных от Португалии на восток, весной 1498 года в свою третью экспедицию отправился Христофор Колумб. Его звезда к этому времени несколько потускнела, слава померкла, а улыбки, посылаемые ему королем Фердинандом и его приближенными, утратили былую ширину. Несмотря на казавшиеся убедительными рассказы, настойчивость и упорство, адмирал и вице-король всех Индий выглядел уже не так полновесно. Количество золота и других драгоценностей, которые привозили из вновь открытых земель за океаном, было пока очень скромным, а расходы на экспансию – по-прежнему велики.

Фердинанд вынашивал многочисленные внешнеполитические планы, и ему просто необходимо было золото. Но альтернативы делу, затеянному Колумбом, у Испании не было, и Фердинанд в очередной раз поверил генуэзцу и дал добро на снаряжение третьей экспедиции. В разгар испанских томительных ожиданий полных трюмов золота и пряностей, которые Колумб теперь уж точно привезет из «Индии», на родину вернулся Васко да Гама с убедительными доказательствами того, где на самом деле находится искомая Индия.

Португалия в очередной раз обошла свою соседку в политико-географической гонке. Пока над головой находившегося за океаном Колумба с быстротой тропического шторма собирались тучи, португальцы справедливо решили поторопиться. Началась интенсивная подготовка к большой экспедиции, которая должна была не только упрочить первоначальные успехи Васко да Гамы, но и по возможности позволить закрепиться на берегах далекой и подлинной, в отличие от колумбовой, Индии. Уже в январе 1500 года был назначен руководитель этого масштабного предприятия – им стал прежде нигде особо не замеченный Педру Алвариш Кабрал. Отплытие было назначено на весну.

Продолжение следует...

topwar.ru

Корабли Васко да Гамы и их оснащение - Путешествие в Индию (великие путешествия) - Васко Да Гама - rutlib5.com

Toggle navigation rutlib5.com
  • По категориям
    • Научная и техническая литература (2046)
      • Бизнес (589)
      • Военно-историческая литература (457)
      • Гуманитарные науки и искусство (258)
      • Иностранные языки (27)
      • Медицина (64)
      • Научно-популярная литература (457)
      • Нормативная документация (22)
      • Техническая литература (21)
      • Точные и естественные науки (44)
      • Учебники (75)
      • Энциклопедии и словари (32)
    • Компьютерная литература (56)
      • Веб-дизайн (1)
      • Программирование (55)
    • Разное (3375)
      • Историография (607)
      • Кулинария (217)
      • На досуге (144)
      • Настольные игры и Поделки (5)
      • Нетрадиционная медицина (292)
      • Образование, воспитание и развитие детей (29)
      • Популярная психология (794)
      • Публицистика (442)
      • Религиозная литература (310)
      • Сад, огород, животноводство (148)
      • Спорт и Боевые искусства (63)
      • Строительство и ремонт (81)
      • Эзотерика (243)
    • Художественная литература (25896)
      • 1001 обязательная книга (597)
      • Библиотеки (314)
      • Боевики (188)
      • Детективы (1102)
      • Детская, подростковая литература (750)
      • Исторические книги (161)
      • Классика, современная проза и поэзия (1332)
      • Любовный роман (192)
      • Мистика, ужасы (226)
      • Многоавторские сборники (11997)
      • Приключенческая литература (203)
      • Сатира, юмор (121)
      • Собрания книг иностранных авторов (1155)
      • Собрания книг русскоязычных авторов (3742)
      • Фантастика, фэнтези (3816)
  • По популярности
  • По рейтингу
  • Избранные

Войти

Поиск

rutlib5.com

Васко да Гама


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Васко да Гама

Адмирал

Гама (da Gama), Васко да Гама (1469, Синиш, Португалия, — 24.12.1524, Кочин, Индия), португальский мореплаватель, адмирал (1502), завершивший поиски морского пути из Европы в Индию. Первая экспедиция была предпринята в июле 1497 на 3 кораблях («Сан-Габриел», «Сан-Рафаэл», «Берриу») и небольшом трансп. судне. Экипаж — 168 человек. Обогнув в ноябре мыс Доброй Надежды, корабли достигли гавани Малинди на вост. берегу Африки, где Гама взял опытного кормчего араба Ахмеда ибн Маджида, который помог португальским кораблям пересечь Индийский океан. 20 мая 1498 года они прибыли к индиским берегам близ города Каликут. Гама установил торговые и дипломами, связи с правителем города и в конце августа 1498 года с грузом пряностей отплыл на родину. Обратное плавание проходило в тяжёлых условиях и длилось более года. В сентябре 1499 года Гама только с 55 человеками вернулся в Лиссабон. В результате этого плавания был проложен морской путь из Европы в Южную Азию. В 1502—1503 годы Гама предпринял вторую экспедицию на 20 кораблях с отрядом пехоты и пушками с целью захвата торговых и стратегических пунктов в Индии. С большой жестокостью Гама подавил сопротивление местных властителей, подверг варварской бомбардировке город Каликут, основал ряд факторий и построил крепость Кочин. Последняя, третья, экспедиция была организована Гамой в 1524 году, после того как он был назначен вице-королём Индии. В этом же году Гама умер в своей резиденции в Кочине. Его останки перевезены в Португалию. Открытие морского пути в Индию — одно из важнейших географических открытий. Экспедиции Гамы в Индию послужили началом колонизаторской политики европейцев в Африке и Азии.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 2: Вавилон – Гражданская война в Северной Америке. 640 с., 1976.


Первопроходец морского пути в Индию

Гама (gama) Васко да (1469–1524), португальский мореплаватель, первопроходец морского пути в Индию, один из первооткрывателей Африки и Атлантического океана. В 1497–1499 годы возглавил экспедицию для разведки индийской морской трассы. Открытие этой трассы стало одним из величайших событий в истории мировой торговли. Португалия, получившая ключ к восточному мореходству, превратилась в 16 веке в сильнейшую морскую державу, монополизировала торговлю с Южной и Восточной Азией и удерживала её до разгрома Непобедимой армады (1588). Географические результаты первого плавания оказались также весьма существенными: первое в истории пересечение по меридиану Центральной и Южной Атлантики между 10° с. ш. и 30° ю. ш., доказавшее, что по линии маршрута дл. 4200 км нет ни значительных земель, ни крупных островов; открытие 2000 км восточного берега Африки с устьем Лимпопо и эстуарием Замбези. В результате второго плавания (1502–03) Гама доставил на родину груз пряностей огромной ценности, получил титул графа Видигуэйры, но из-за коварства и жестокости, проявленных во время своего путешествия, на много лет был отстранён от всякой деятельности. В 1524 году монарх назначил Гаму вице-королём Индии, где тот вскоре умер.

Современная иллюстрированная энциклопедия. География. Росмэн-Пресс, М., 2006.


Мореплаватель

Гама Васко де (1460/69-1524) — португальский мореплаватель эпохи Великих географических открытий. В 1497 году возглавил первую экспедицию из трех кораблей для открытия морского пути из Европы в Индию. Эта экспедиция имела мировое значение. Во второй экспедиции в 1502 году он открыл острова Вознесения и Святой Елены. Гумилёв рассматривает Васку да Гаму как определенный идеал эпохи, когда герой не забывает себя. Этот идеал, будучи храбрецом, откровенно корыстен, и никто не ставит это ему в вину; даже наоборот, это вызывает восхищение и одобрение. Таким образом, ученый делает заключение, что варьирующий в определенном направлении идеал является индикатором настроений коллектива. А эти настроения отражают более глубокую сущность — изменение стереотипа поведения, который и является реальной основой этнической природы человеческого коллективного бытия («Этногенез и биосфера земли», 132).

Цитируется по изд.: Лев Гумилев. Энциклопедия. / Гл. ред. Е.Б. Садыков,  сост. Т.К. Шанбай, — М., 2013, с. 167.


Карта плавания Васко да Гамы.

Васко да Гама (Vasco da Gama) (1469 - 24.XII.1524) - португальский мореплаватель, завершивший поиски морского пути из Европы в Индию. В 15 веке португальцами было открыто все западное побережье Африки, в 1487-1488 годы Бартоломеу Диаш обогнул мыс Доброй Надежды и вступил в Индийский океан. Таким образом, к концу 15 века окончательно наметилась трасса сквозного морского пути в Индию. В 1496 году португальский король Мануэл приступил к организации экспедиции, которой надлежало освоить последний, еще неведомый португальцам, отрезок этой трассы - от мыса Доброй Надежды до Каликута. Во главе этой экспедиции был поставлен Васко да Гама, уроженец южно-португальского приморского городка Синиш, опытный моряк, зарекомендовавший себя решительными действиями в боевой кампании против французских пиратов. Экспедиция в составе 3 кораблей ("Сан-Габриел", "Сан-Рафаэл", "Берриу") и небольшого транспортного судна 8 июля 1497 года покинула Лисабон, 22 ноября 1497 года обогнула мыс Доброй Надежды и в середине апреля 1498 года прибыла в сомалийскую гавань Малинди. Здесь на борт был взят арабский кормчий Ахмед ибн Маджид, которому были известны пути в южно-азиатских морях. Он, пользуясь попутным муссоном, 20 мая 1498 года привел корабли флотилии к Каликуту. Васко да Гама установил торговые и дипломатические связи с правителем Каликута (чему препятствовали арабские купцы) и с грузом пряностей в конце августа 1498 года отправился в обратный путь. В сентябре 1499 года экспедиция возвратилась в Лисабон; из 168 ее участников вернулось только 55. Это плавание Васко да Гама имело всемирно-историческое значение. Впервые был проложен морской путь в страны Южной Азии, которые оказались в сфере колониальной экспансии Португалии. В 1502 году Васко да Гама во главе армады из 20 кораблей совершил 2-е плавание к берегам Малабара. Васко да Гама разорил Каликут, основал ряд опорных баз в Малабаре, жестоко подавил сопротивление местных властителей и с огромной добычей в 1503 году возвратился в Лисабон. В 1524 году Васко да Гама был назначен вице-королем Индии.

Я. М. Свет. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 2. БААЛ - ВАШИНГТОН. 1962.

Литература: Кунин К., Васко да Гама, (М.), 1947; Харт G., Морской путь в Индию, пер. с англ., М, 1954; Шумовский Т. A., Три неизвестных лоции Ахмада ибн Маджида, арабского лоцмана Васко да Гамы, M.-Л., 1957.


Из дореволюционной энциклопедии:

Васко да Гама (Vasco da Gama), (1469-1524) впоследствии граф Видигейра, знаменитый португ. мореплаватель, род. ок. 1469 г. в приморском городке Синесе, был потомок старинного дворянского рода и смолоду пользовался репутацией отважного морехода. Уже в 1486 г. экспедиция, под начальством Бартоломео Диаса, открыла южную оконечность Африки, получившую от Диаса название мыса Бурь. Король Иоанн II велел называть мыс Бурь мысом Доброй Надежды, так как полагал, что открытие его может повести за собой отыскание морского пути в Индию, о которой уже были слухи от пилигримов, посещавших Святую землю, от купцов и от людей, которые были посылаемы королем на разведки. Мало помалу созревал план завести непосредственные торговые сношения с Индией: индийские товары до тех пор проникали в Европу из Каира и Александрии через Венецию. Король Эммануил Великий снарядил эскадру и поручил командование ею Васко да Гаме, с полномочием заключать союзы и договоры и покупать товары. Флотилия состояла из 3-х кораблей; экипажа и солдат было всего 170 человек; люди, выбранные для этой экспедиции, были предварительно обучены разным необходимым ремеслам.

Шкипера были назначены те самые, которые сопровождали Бартоломео Диаса. Для меновой торговли с дикарями был взять большой запас бус, зеркалец, цветного стекла и т. д., для старшин - более ценные подарки. 7-го июля 1497 г.; при огромном стечении народа, флотилия В. отплыла из Лиссабона. До Зеленого мыса все шло благополучно, но затем неблагоприятные ветры стали замедлять движение к югу, в судах открылась течь; экипаж стал роптать и требовал возвращения в Португалию. В. настоял на продолжении плавания. 21 ноября 1497 г. экспедиция обогнула мыс Доброй Надежды и повернула на север. Вторично разразился сильный шторм; люди страдали от страха, голода и болезней и сговорились заковать В., вернуться на родину и явиться к королю с повинною. В. узнал об этом и велел заковать зачинщиков заговора (в том числе и шкиперов), побросал квадранты в море и объявил, что впредь шкипером их будет один Бог. При виде таких энергических распоряжений устрашенная команда смирилась. Когда шторм стих, сделали остановку для починки кораблей, причем оказалось, что один из них пришел в совершенную негодность, так что пришлось его сжечь. Попутный ветер понес остальные суда на Север. На берегу Наталь португальцы впервые увидели туземцев и обменялись с ними подарками. На службу к В. поступил мавр, знавший дорогу в Индию; он принес много пользы своими советами и указаниями. 1-го марта 1498 г. В. прибыл в Мозамбик, где завязал с жителями сношения, сначала очень дружественные; шейх местного племени согласился вести меновую торговлю и дал лоцманов; но мавры скоро узнали в португальцах тот самый народ, который в продолжение многих лет, на противоположной стороне Африки, вел беспощадную войну с магометанами. К религиозному фанатизму присоединился страх потерять монополию торговли с Индией; мавры постарались восстановить против португальцев шейха, который и приказал своим лоцманам посадить суда на рифы. Когда это не удалось, стали препятствовать В. запасаться пресной водой, Эти обстоятельства принудили В. покинуть негостеприимные берега. В Момбасе (на Занзибарском берегу), вследствие предупреждения шейха, португальцам оказан был прием, подобный мозамбикскому; только в Мелинде (3ё южной широты) мореплаватели встречены были радушно. После обмена подарков, уверений в дружбе, взаимных посещений (сам В. да Гама отважился съехать на берег, чего в других местах не делал), португальцы, получив надежного лоцмана, отправились далее. 20-го мая увидели они Каликуту (11ё15' сев. широты, на Малабарском берегу), средоточие торговли всего восточного берега Африки; Аравии, Персидского залива и Индостана. В течение нескольких веков мавры были настоящими властителями Индостана; гуманным обращением он сумел внушить к себе любовь туземцев и их царьков. Каликутский король считал выгодным союз с европейцами, которые послали ему великолепные подарки и начали закупать пряности, не торгуясь и не разбирая качества; но мавры, наговорами и подкупом приближенных короля, всячески старались очернить европейцев в его глазах. Когда это не удалось им, они многократными оскорблениями и даже двухдневным арестом В. хотели раздражить его и заставить взяться за оружие; но В., чувствуя себя слишком слабым для борьбы, все перенес и поспешил уехать из Каликуты. Властитель же Кананара счел за лучшее не ссориться с будущими владыками Индии (древнее пророчество говорило о завоевателях с Запада) и заключил с ними союз. После этого флотилия пустилась в обратный путь, тщательно исследуя и занося на карту очертания африканских берегов; мыс Доброй Надежды обогнули благополучно, но около Гвинеи опять начались разные трудности, которых не вынес брат В., Паоло да Гама, командовавший одним из кораблей; он. был всеобщий любимец, настоящий рыцарь без страха и упрека. В сентябре 1499 г. В. вернулся в Лиссабон с 50 человеками команды и 2-мя полуразвалившимися кораблями, нагруженными перцем и пряностями, доход с которых с избытком покрыл все расходы на экспедицию.

Король Эммануил немедленно (1500 г.), послал в Индию, под предводительством Педро Альвареса Кабраля, вторую флотилию, состоявшую уже из 13-ти парусных судов, с 1500 челов. экипажа, чтобы основать португальские колонии. Но португальцы своей чрезмерной жадностью, неумелым и бесчеловечным обращением с туземцами вызвали всеобщую ненависть; им отказывались повиноваться; в Каликуте человек 40 португальцев было убито, и фактория их разрушена. Кабраль возвратился в 1501 году. Монополия морской торговли с Индией в короткое время сделала Лиссабон важным городом; надо было удержать ее в своих руках - поэтому поспешно (в 1502 г.) снарядили флотилию из 20-ти судов и подчинили ее Гаме. Благополучно достиг он восточного берега Африки, заключил торговые договоры с Мозамбиком и Софалой, оставил там факторов; в Килоа заманил короля на корабль, угрозами взять его в плен и сжечь город заставил признать протекторат Португалии, заплатить контрибуцию и построить крепость. Приближаясь к Индостану, В. разделил флот на несколько частей; несколько мелких судов были настигнуты и разграблены, несколько местечек бомбардировано и разорено; один большой корабль, шедший из Каликуты, взят на абордаж, разграблен и потоплен, а люди перерезаны. Страх охватил все побережье, все смирились перед сильным врагом; даже властитель Каликуты несколько раз присылал просить мира. Но В., мягкий с покорными царьками, с беспощадной жестокостью преследовал врагов Португалии и решил отмстить за смерть своих соотечественников: блокировал город, бомбардировкой почти разрушил его, сжег все суда, находившиеся в гавани и уничтожил флот, снаряженный для сопротивления португальцам. Построив факторию-крепость в Кананаре и оставив там людей и часть флота с предписанием крейсировать около берега и как можно больше вредить Каликуте, В. вернулся на родину 20-го декабря 1503 г. с 13-ю богато нагруженными кораблями. Пока В. пользовался на родине заслуженным покоем (хотя есть указания, что он руководил индийскими делами), над португальскими владениями в Индии властвовали один за другим пять вице-королей; управление последнего из них, Эдуарда да Менезеса, было так несчастливо, что король Иоанн III решился снова послать В. на арену его прежних подвигов. Новый вице-король отплыл (1524 г.) с 14-ю кораблями, с блестящей свитой, 200-ми человек гвардии и прочими атрибутами власти. В Индии он с твердостью и настойчивостью принялся искоренять лихоимство, казнокрадство, распущенность нравов и небрежное отношение к интересам государства. Для успешной борьбы с легкими арабскими судами он построил несколько такого же типа судов, запретил частным лицам вести торговлю без королевского разрешения и льготами старался привлечь как можно больше людей на морскую службу. Посреди этой кипучей деятельности он заболел и 24-го декабря 1524 г. скончался в Кохиме. В 1538 году останки его были перевезены в Португалию торжественно преданы земле в городке Видигейре. Два сына его тоже были известными мореплавателями. В. был человек честный и неподкупный, соединявший решимость с осторожностью, но в то же время высокомерный; иногда жестокий до зверства. Чисто практические цели, а не жажда знания, руководили его открытиями. История его экспедиций рассказана Барросом, Каспаром Koppea, Oзopиo (историк Эммануила Великого) и Кастанледа. В городе Гоа в ХУII веке была ему воздвигнута статуя; но самый прочный памятник воздвигнул ему Камоэнс, в эпопее "Луизида". См. О. Пешель, "История эпохи открытий" (Штутгардт, 1877, русский перевод): "Дневник второго путешествия В. да Гама" (изд., перев. и объясн. Штиром, Брауншвейг, 1880). 

Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон Энциклопедический словарь. 


Очерк жизни и плаваний:

Васко да Гама. Пять столетий тому назад Лиссабон был центром морских исследований. Португальские мореходы осваивали путь вдоль берегов Африки на юг. Они же проложили для европейцев морской путь в Индию и Юго-Восточную Азию. Руководил этой экспедицией, а затем и покорением Индии Васко да Гама.

Васко да Гама родился примерно в 1460-1469 году в приморском португальском городке Синиш и происходил из старинного дворянского рода. Его отец, Иштеван да Гама, был главным управителем и судьей городов Синиша и Сильвиша. Его сыновья мечтали о приключениях. Васко с молодых лет участвовал в боевых действиях и морских походах. Очевидно, он имел военный опыт, ибо, когда в 1492 году французские корсары захватили португальскую каравеллу с золотом, шедшую из Гвинеи в Португалию, именно ему король поручил ответственное задание. Моряк на быстроходной каравелле прошел вдоль французского побережья, захватив все французские суда на рейдах. После этого королю Франции пришлось вернуть захваченное судно, а Васко да Гама стал известной в Португалии личностью. Понятно, что именно опытному мореходу, находившемуся в чести, король Мануэль I поручил необычное дело.

8 июля 1497 года эскадра Васко да Гамы из четырех судов водоизмещением по 100-120 тонн выступила из Лиссабона. Экспедиция была тщательно подготовлена усилиями опытного морехода Бартоломеу Диаша, снабжена всем необходимым на три года плавания. Экипажи набирали из лучших моряков. Всего 168 человек должны были по повелению короля Португалии открыть путь в Индию и Восточный океан.

Маршрут вдоль берегов Африки к Индийскому океану еще раньше начали прокладывать португальские мореплаватели. Благодаря усилиям принца Энрики, увлекавшегося идеей покорения новых земель и потому названного “Генрихом Мореплавателем”, все новые и новые экспедиции уходили вдоль африканских берегов, преодолевая суеверные опасения, что далеко к югу море непроходимо из-за жары и бурь. В 1419 году португальцы обогнули мыс Ном и открыли остров Мадейра. В 1434 году капитан Жиль Эаниш шагнул за мыс Бохадор, ранее считавшийся непреодолимой границей. Через десятилетие Нуньо Тристан достиг Сенегала, привез десятерых местных жителей и выгодно продал. С этого началась торговля африканскими рабами, которая оправдывала расходы на мореплавание. В последующие годы были открыты Азорские острова и острова Зеленого мыса, присоединены к португальской короне Гвинея и Конго, поставлявшие рабов и золото. В 1486 году экспедиция Диого Кана достигла мыса Кросс. Мореходы приблизились к южной оконечности Африканского континента. Однако королей Португалии манил путь к островам пряностей. Монополию на торговлю пряностями сохраняли арабы, которые доставляли через Персидский залив и по суше перец, корицу и другие высоко ценившиеся в Европе приправы. 3 февраля 1488 года суда Бартоломеу Диаша, вышедшего из Лиссабона в августе 1487 года и направлявшегося к Индии, обогнули мыс Доброй Надежды, и только отказ страдавшей от голода команды продолжить плавание заставил его вернуться, не достигнув цели. Через десять лет Васко да Гаме предстояло сделать то, что не удалось его предшественнику.

Плавание началось благополучно. Суда прошли мимо Канарских островов, расстались в тумане и собрались у островов Зеленого мыса. Дальнейший путь затруднили встречные ветры, но Васко да Гама повернул к юго-западу и, немного не дойдя до тогда еще неизвестной Бразилии, благодаря попутному ветру, сумел наиболее удобным путем (позднее ставшим традиционным для парусников) дойти до мыса Доброй Надежды. Правда, моряки 93 дня провели в океане и лишь 4 ноября достигли земли. Моряки встретили на берегу бушменов. Из-за конфликта с ними пришлось поторопиться сняться с якоря. Холодная погода вызвала ропот команды, но “капитан-командир” был тверд, и 22 ноября 1497 года эскадра обогнула мыс Доброй Надежды. После стоянки, во время которой португальцы добыли провизию и договорились с бушменами, эскадра из трех судов (ветхий транспорт пришлось затопить) продолжила путь вдоль берегов, устанавливая связи с местными племенами. 16 декабря путешественники увидели на берегу последний столб-падран, оставленный Диашем. Далее открывался неизведанный путь.

Путь этот оказался нелегким. Из-за однообразной и недостаточной пищи среди членов экипажа распространялась цинга. Снабжение провизией и водой стало затруднительным, ибо начиналась зона мусульманского влияния. 2 марта 1498 года португальцы прибыли к порту Мозамбик, где их чуть не уничтожил шейх-араб. 7 апреля эскадра приблизилась к портовому городу Момбаса, и местный шейх также пытался овладеть судами “неверных”, из предосторожности остановившимися на рейде. Португальцы, в свою очередь, захватывали арабские суда.

14 апреля, идя с попутным ветром, экспедиция достигла богатого города Малинди. Местный шейх был противником шейха Момбасы, он хотел приобрести новых союзников, тем более вооруженных огнестрельным оружием, которого арабы не имели. Кроме провизии он предоставил лоцманов, знавших путь к Индии. 24 апреля эскадра оставила Малинди и 20 мая прибыла к Каликуту. В городе встречались купцы, знавшие о существовании Португалии и других европейских стран.

28 мая Васко да Гаму торжественно принял как посла замудрин раджа (заморин) - правитель Каликуты. Но скромные подарки мореплавателей разочаровали властителя, а достигшие вскоре Каликута сведения о пиратстве португальцев еще более обострили отношения. Купцы-арабы старались вызвать вражду к христианам-конкурентам. Васко да Гама не получил разрешения основать факторию в Каликуте. Заморин разрешил лишь выгрузить на берег и продать товары, после чего отправиться обратно. Он даже взял на время Васко да Гаму под стражу на берегу. Португальские товары не находили сбыта в течение почти двух месяцев, и капитан-командир решил отправиться в обратный путь. Перед отъездом он 9 августа обратился к заморину с письмом, в котором напоминал об обещании направить посольство в Португалию и просил послать в дар королю несколько мешков пряностей. Однако правитель Каликута в ответ потребовал выплаты таможенных пошлин. Он приказал задержать португальские товары и людей, обвинив их в шпионаже. В свою очередь, Васко да Гама взял заложниками нескольких посетивших суда знатных каликутцев. Когда заморин вернул португальцев и часть товаров, капитан-командир отправил на берег половину заложников, а остальных взял с собой посмотреть на могущество Португалии. Товары он оставил в дар каликутскому властителю. 30 августа эскадра отправилась в обратный путь, легко оторвавшись от индийских лодок, пытавшихся напасть на португальские суда.

На обратном пути португальцы захватили несколько торговых судов. В свою очередь, правитель Гоа хотел заманить и захватить эскадру, чтобы использовать суда в борьбе с соседями. Приходилось отбиваться от пиратов. Трехмесячный путь к берегам Африки сопровождали жара и болезни экипажей. Лишь 2 января 1499 года моряки увидели богатый город Могадишо. Не решаясь высадиться с немногочисленной измученной лишениями командой, да Гама приказал “для острастки” обстрелять город из бомбард. 7 января мореплаватели прибыли в Малинди, где за пять дней благодаря хорошей пище и фруктам, предоставленным шейхом, моряки окрепли. Но все равно экипажи так уменьшились, что 13 января на стоянке южнее Момбасы пришлось сжечь одно из судов. 28 января миновали остров Занзибар, а 1 февраля сделали остановку у острова Сан-Жоржи, у Мозамбика, 20 марта обогнули мыс Доброй Надежды. 16 апреля попутный ветер донес суда до островов Зеленого мыса. Оттуда Васко да Гама послал вперед корабль, который 10 июля доставил в Португалию весть об успехе экспедиции. Сам капитан-командир задержался из-за болезни брата. Только 18 сентября 1499 года Васко да Гама торжественно вернулся в Лиссабон.

Возвратились лишь два судна и 55 человек. Ценой гибели остальных был открыт путь в Южную Азию вокруг Африки. Уже в 1500-1501 годах португальцы начали торговлю с Индией, затем, пользуясь вооруженной силой, основали свои опорные пункты на территории полуострова, а в 1511 году овладели Малаккой - истинной страной пряностей.

Король по возвращении присвоил Васко да Гаме титул “дон”, как представителю знати, и пенсию в 1000 крузаду. Однако тот добивался, чтобы его сделали сеньором города Синиша. Так как дело затянулось, король задобрил честолюбивого путешественника увеличением пенсии, а в 1502 году, перед вторым плаванием, присвоил титул - “Адмирала Индийского океана” - со всеми почестями и привилегиями.

Тем временем экспедиции Кабрала и Жуана да Нова, ходившие к берегам Индии, столкнулись с сопротивлением местных правителей. Чтобы основать в Индии укрепления и подчинить страну, король Мануэль послал эскадру во главе с Васко да Гамой. Экспедиция включала двадцать судов, из которых адмирал Индийского океана располагал десятью; пять должны были препятствовать арабской морской торговле в Индийском океане, а еще пять, под командой племянника адмирала, Иштвана да Гама, предназначались для охраны факторий.

Экспедиция выступила 10 февраля 1502 года. По пути моряки заходили на Канарские острова. Недалеко от Зеленого мыса адмирал показал индийским послам, возвращавшимся на родину, направлявшуюся в Лиссабон груженную золотом каравеллу. Послы были поражены, впервые увидев столько золота. Попутно Васко да Гама основал форты и фактории в Софале и Мозамбике, покорил арабского эмира Килвы и наложил на него дань. Начиная жестокими мерами борьбу с арабским судоходством, он приказал сжечь арабское судно со всеми пассажирами-паломниками у Малабарского берега.

3 октября флот прибыл в Каннанур. Местный раджа торжественно встретил португальцев и разрешил построить большую факторию. Загрузив суда пряностями, адмирал направился к Каликуту. Здесь он действовал решительно и жестоко. Несмотря на обещания заморина возместить убытки и сообщение об аресте виновников нападений на португальцев, адмирал захватил стоявшие в порту суда и обстрелял город, превратив его в развалины. Он приказал повесить на мачтах захваченных индийцев, отправил на берег заморину отрубленные у несчастных руки, ноги и головы, а тела выбросил за борт, чтобы их вынесло на берег. Через два дня Васко да Гама вновь обстрелял Каликут и принес морю новые жертвы. Заморин бежал из разрушенного города. Оставив для блокады Каликута семь кораблей под командованием Висенти Судре, да Гама отправился в Кочин. Здесь он догрузил корабли и оставил в новой крепости гарнизон.

Заморин с помощью арабских купцов собрал большую флотилию, которая 12 февраля 1503 года выступила навстречу португальцам, снова приближавшимся к Каликуту. Однако артиллерией кораблей легкие суда были обращены в бегство. 11 октября Васко да Гама вернулся с успехом в Лиссабон. Король, довольный добычей, повысил пенсию адмиралу, однако серьезного назначения честолюбивому моряку не дал. Только в 1519 году да Гама получил земельные владения и графский титул.

После возвращения из второго похода Васко да Гама продолжал разрабатывать планы дальнейшей колонизации Индии, советовал королю создать там морскую полицию. Король учел его предложения в двенадцати документах (указах) по Индии.

В 1505 году король Мануэль I, по совету Васко да Гамы, учредил должность вице-короля Индии. Сменявшие друг друга Франсишку д’Алмейда и Аффонсу д’Албукерки жестокими мерами укрепляли власть Португалии на земле Индии и в Индийском океане. Однако после смерти д’Альбукерки в 1515 году его приемники оказались алчными и неспособными. Получавший все меньше прибыли новый король Португалии Жуан III решил назначить пятым вице-королем 64-летнего сурового и неподкупного Васко да Гаму. 9 апреля 1524 года адмирал отплыл из Португалии и сразу же по прибытии в Индию принял твердые меры против злоупотреблений колониальной администрации. Однако он не успел навести порядок, ибо скончался от болезни 24 декабря 1524 года в Кочине.

Некоторое время Португалия оставалась хозяйкой Индийского океана, пока ее не сменили другие колониальные державы. Выступления местного населения против отличавшихся бесчинствами, жестокостью и высокомерием колонизаторов способствовали потере португальцами того, что открыл и завоевывал адмирал Индийского океана Васко да Гама.


Литература:

Кунин К. Васко да Гама. Изд. 2-е. М., 1947;

Шумовский Т. А. Три неизвестные лоции Ахмада ибн Маджида, арабского лоцмана Васко да Гамы... М.—Л., 1957;

Магидович И. П. Очерки по истории географических открытий. М., 1967;

Харт Г. Морской путь в Индию. Пер. с англ. М., 1959.

 

 

www.hrono.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о