Карта отступление наполеона из москвы – Карты отступления французских войск 1812 года

Отступление армии Наполеона из Москвы (октябрь — декабрь 1812 года): my_journal_omsk


Главная армия Наполеона глубоко врезалась в Россию подобно клину. В то время, когда Наполеон входил в Москву, над его левым флангом на севере в районе Полоцкависела армия генерала Витгенштейна, удерживаемая французскими корпусами маршалов Сен-Сира и Удино. Правый фланг Наполеона топтался близ границ Российской империи в Белоруссии. Армия генерала Тормасова связала своим присутствием австрийский корпус генерала Шварценберга и 7-й корпус генерала Ренье. Французские гарнизоны вдоль Смоленской дороги охраняли коммуникационную линию и тыл Наполеона.

Стратегические планы сторон после отступления из Москвы

Наполеон

Не сохранилось документов с точными планами Наполеона на продолжение кампании. Все планы ограничиваются туманным фразами о том, что армия будет зимовать где-то между «Смоленском, Могилевом, Минском и Витебском. … Москва не представляет больше военной позиции. Иду искать другой позиции, откуда выгодней будет начать новый поход, действие которого направлю на Петербург или Киев»

Кутузов

Кутузов предполагал, что Наполеон станет отступать скорее всего на юг или по Смоленской дороге. Юго-западное направление все чаще фигурировало в показаниях пленных и дезертиров. Кутузов поставил под наблюдение все возможные пути отхода наполеоновской армии из Москвы. Одновременно укреплялась оборона северных границ Волынской, Киевской, Черниговской и Калужской губерний.

В декабре 1812 года Кутузов представил Александру I рапорт, в котором дал стратегический обзор кампании со дня отступления армии в Тарутинский лагерь и до изгнания вражеских войск из России. Касаясь замыслов Наполеона после выступления из Москвы, Кутузов писал, что тот собирался «Боровскою дорогою пройти в Калугу, и есть ли бы удалось ему разбить нас при Малом Ярославце, опрокинув нас за Оку, расположиться в богатейших губерниях наших на зимовые квартиры». Дальновидность Кутузова проявилась в том, что по движению французских войск к Малому Ярославцу он понял замысел Наполеона.

От Москвы до Малоярославца

19 октября французская армия (110 тысяч) с огромным обозом стала покидать Москву по Старой Калужской дороге. Наполеон планировал добраться до ближайшей крупной продовольственной базы в Смоленске по не разоренной войной местности — через Калугу.
Дорогу на Калугу Наполеону заслонила армия Кутузова, расположившись под селом Тарутино на Старой Калужской дороге. Из-за недостатка лошадей артиллерийский парк французов сократился, крупные кавалерийские соединения практически исчезли. Не желая прорываться с ослабленной армией через укреплённую позицию, Наполеон свернул в районе села Троицкого (современный Троицк) на Новую Калужскую дорогу (современное Киевское шоссе), чтобы обойти Тарутино. Однако Кутузов перебросил армию под Малоярославец, перерезав французам пути отступления по Новой Калужской дороге.

24 октября состоялось сражение под Малоярославцем. Город восемь раз переходил из рук в руки. В конце концов французам удалось захватить Малоярославец, но Кутузов занял укреплённую позицию за городом, которую Наполеон не рискнул штурмовать. Армия Кутузова к 22 октября насчитывала 97 тысяч регулярных войск, 20 тысяч казаков, 622 орудия и более 10 тысяч ратников ополчения. Наполеон имел под рукой до 70 тысяч боеспособных солдат, кавалерия практически исчезла, артиллерия была значительно слабее русской. Ход войны теперь диктовала русская армия.

26 октября Наполеон приказал отступать на север на Боровск—Верею—Можайск. В боях за Малоярославец русская армия решила крупную стратегическую задачу — сорвала план прорыва французских войск на Украину и заставила врага отступать по разоренной им Старой Смоленской дороге. Из Можайска французская армия возобновила движение кСмоленску той дорогой, по которой наступала на Москву.

От Малоярославца до Березины


Ровно 202 года назад Наполеон переправился через реку Березина

От Малоярославца до села Красного (в 45 км к западу от Смоленска) Наполеона преследовал авангард русской армии под командованием генерала Милорадовича. Со всех сторон отступающих французов атаковали казаки генерала Платова и партизаны, сильно затрудняя снабжение армии. Основная армия главнокомандующего Кутузова двигалась южнее параллельно Наполеону, совершая фланговый марш.

1 ноября Наполеон прошёл Вязьму, 8 ноября вступил в Смоленск, где провёл 5 дней, поджидая отставших. 3 ноября русский авангард сильно потрепал замыкающие корпуса французов в сражении под Вязьмой. В распоряжении Наполеона в Смоленске оставалось до 50 тысяч солдат под ружьём (5 тысяч кавалерии), и примерно столько же небоеспособных солдат, раненых и потерявших оружие.

Части французской армии, поредевшие на марше из Москвы, входили в Смоленск целую неделю с надеждой на отдых и питание. Больших запасов провианта в городе не оказалось, а то, что было, разграбили толпы неуправляемых солдат. Наполеон приказал расстрелять французского интенданта Сиоффа, который столкнулся с сопротивлением крестьян и не сумел организовать сбор продовольствия.

Стратегическое положение Наполеона сильно ухудшилось: с юга приближалась Дунайская армия адмирала Чичагова, с севера наступал генерал Витгенштейн, авангард которого 7 ноября захватил Витебск, лишив французов накопленных там продовольственных запасов.

14 ноября Наполеон с гвардией двинулся из Смоленска вслед за авангардными корпусами. Корпус маршала Нея, находившийся в арьергарде, покинул Смоленск лишь 17 ноября. Колонна французских войск сильно растянулась в силу трудностей марша компактных масс людей в условиях надвигающейся зимы и недостатка снабжения. Этим обстоятельством воспользовался Кутузов, перерезавший французам путь отступления в районе села Красного. 15—18 ноября в результате боёв под Красным Наполеону удалось прорваться, потеряв много солдат и большую часть артиллерии.

Дунайская армия адмирала Чичагова (24 тысячи) захватила 16 ноября Минск, лишив Наполеона крупнейшего тылового центра. Более того, 21 ноября авангард Чичагова захватил город Борисов, где Наполеон планировал переправиться через реку Березину. Авангардный корпус маршала Удино выбил Чичагова из Борисова на западный берег Березины, однако русский адмирал с сильной армией стерёг возможные места переправы.

24 ноября Наполеон подошёл к Березине, оторвавшись от преследовавших его армий Витгенштейна и Кутузова.

От Березины до Немана

25 ноября рядом искусных манёвров Наполеону удалось отвлечь внимание адмирала Чичагова к городу Борисову и к югу от Борисова. Чичагов полагал, что Наполеон намерен переправиться в этих местах, чтобы выйти коротким путём на дорогу к Минску и затем направиться на соединение с австрийскими союзниками. Тем временем французы навели 2 моста севернее Борисова, по которым 26—27 ноября Наполеон переправился на правый (западный) берег реки Березины, отбросив слабое сторожевое охранение русских.

Осознав заблуждение, адмирал Чичагов безуспешно атаковал Наполеона основными силами 28 ноября на правом берегу. На левом берегу французский арьергард, оборонявший переправу, был атакован подошедшим корпусом генерала Витгенштейна. Основная армия главнокомандующего Кутузова отстала позади.

Не дождавшись переправы всей огромной толпы отставших французов, состоявшей из раненых, обмороженных, потерявших оружие и гражданских, Наполеон приказал сжечь мосты утром 29 ноября. Основным итогом сражения на Березине явилось то, что Наполеон избежал полного разгрома в условиях значительного превосходства русских сил. В воспоминаниях французов переправа через Березину занимает не меньшее место, чем крупнейшее Бородинское сражение.

Потеряв на переправе до 30 тысяч человек, Наполеон с 9 тысячами оставшихся под ружьём солдат двинулся к Вильно, присоединяя по пути французские дивизии, действовавшие на других направлениях. Армию сопровождала большая толпа небоеспособных людей, главным образом потерявшие оружие солдаты из союзных государств. Ход войны на заключительном этапе, 2-х недельное преследование русской армией остатков наполеоновских войск до границы Российской империи, изложен в статье «От Березины до Немана». Сильные морозы, ударившие ещё во время переправы, окончательно истребили и без того ослабленных голодом французов. Преследование русских войск не дало возможности Наполеону собраться хоть немного с силами в Вильно, бегство французов продолжилось к реке Неману, разделявшей Россию от Пруссии и буферного государства Варшавское герцогство.

6 декабря Наполеон покинул армию, отправившись в Париж набирать новых солдат взамен погибших в России. Из 47 тысяч гвардии, вошедшей в Россию с императором, через полгода осталось несколько сотен солдат.

14 декабря в Ковно жалкие остатки Великой Армии в количестве 1600 человек переправились через реку Неман в Варшавское герцогство, а затем в Пруссию. Позднее к ним присоединились остатки войск с других направлений. Отечественная война 1812 года завершилась практически полным уничтожением вторгнувшейся Великой Армии.

Последний этап войны прокомментировал беспристрастный наблюдатель Клаузевиц:
«Русские редко опережали французов, хотя и имели для этого много удобных случаев; когда же им и удавалось опередить противника, они всякий раз его выпускали; во всех боях французы оставались победителями; русские дали им возможность осуществить невозможное; но если мы подведём итог, то окажется, что французская армия перестала существовать, а вся кампания завершилась полным успехом русских за исключением того, что им не удалось взять в плен самого Наполеона и его ближайших сотрудников…»

Северное направление

После 2-го сражения за Полоцк (18-20 октября), произошедшего спустя 2 месяца после 1-го, маршал Сен-Сир отступил на юг к Чашникам, опасно приблизив наступающую армию генерала Витгенштейна к тыловой линии Наполеона. В эти дни Наполеон начал отступление из Москвы. На помощь был немедленно послан из Смоленска 9-й корпус маршала Виктора, прибывший в сентябре как резерв Наполеона из Европы. Соединённые силы французов достигли 36 тысяч солдат, что примерно соответствовало силам Витгенштейна. Встречное сражение произошло 31 октября под Чашниками, в результате которого французы потерпели поражение и откатились ещё дальше на юг.

Витебск остался неприкрытым, отряд из армии генерала Витгенштейна 7 ноября взял город штурмом, захватив в плен 300 солдат гарнизона и запасы продовольствия, подготовленные для отступающей армии Наполеона. 14 ноября маршал Виктор в районе деревни Смоляны попытался отбросить Витгенштейна обратно за реку Двину, однако безуспешно, и стороны сохраняли свои позиции до подхода Наполеона к реке Березине. Затем маршал Виктор, соединившись с основной армией, отступал к Березине в качестве арьергарда Наполеона, сдерживая давление Витгенштейна.

В Прибалтике под Ригой велась позиционная война с редкими вылазками русских против корпуса маршала Макдональда. Финляндский корпус генерала Штейнгеля (12 тысяч) подошёл 20 сентября на помощь гарнизону Риги, однако после удачной вылазки 29 сентября против французской осадной артиллерии Штейнгель был переброшен к Витгенштейну в Полоцк на театр основных боевых действий. 15 ноября маршал Макдональд в свою очередь удачно атаковал русские позиции, едва не уничтожив крупный русский отряд.

10-й корпус маршала Макдональда стал отходить из-под Риги в сторону Пруссии только 19 декабря, уже после того, как жалкие остатки главной армии Наполеонапокинули пределы России. 26 декабря отрядам Макдональда пришлось вступить в бой с авангардом генерала Витгенштейна. 30 декабря российский генерал Дибичзаключил с командующим прусского корпуса генералом Йорком соглашение о перемирии, известную по месту подписания как Таурогенская конвенция. Таким образом, Макдональд лишился своих основных сил, ему пришлось спешно отступать через Восточную Пруссию.

Южное направление

18 сентября 38 тысячная армия адмирала Чичагова подошла с Дуная к южному фронту возле Луцка. Соединённые силы адмирала Чичагова и генерала Тормасова (65 тысяч) атаковали австрийского генерала Шварценберга (40 тысяч), заставив его в середине октября отступить в Варшавское герцогство. Адмирал Чичагов, принявший главное командование, дал войскам 2-х недельный отдых, после чего 27 октября из Брест-Литовска двинулся на Минск с 24 тысячами солдат, оставив против австрийцев генерала Сакена с 27-тысячным корпусом.

Генерал Шварценберг попытался преследовать Чичагова, обойдя позиции Сакена и прикрываясь от его войск Саксонским корпусом генерала Ренье. Ренье не сумел удержать превосходящие силы Сакена, и Шварценберг был вынужден ему помочь. Совместными силами Ренье и Шварценберг вынудили отступить Сакена южнее Брест-Литовска, тем не менее, в результате армия Чичагова прорвалась в тылы Наполеона и 16 ноября заняла Минск, а 21 ноября подошла к городу Борисову на Березине, где отступающий Наполеон планировал переправляться.

27 ноября Шварценберг по приказу Наполеона двинулся на Минск, но остановился в Слониме, откуда 14 декабря отступил через Белосток в Варшавское герцогство.

Блог про Омск и не только... в других социальных сетях:  


my-journal-omsk.livejournal.com

Стало известно место, где Наполеон, отступая из Москвы, зарыл 80 тонн золота

А ВДОЛЬ СМОЛЕНСКОЙ ДОРОГИ СУНДУКИ С СОКРОВИЩАМИ ЛЕЖАТ

Осенью 1812 года более 600 000 французских солдат грабили Москву почти месяц. И были приятно удивлены, что у каждого тогдашнего зажиточного москвича в доме находился целый сундук с драгоценностями. Французы основательно почистили Кремль, церкви, собрав золотую и серебряную утварь, подсвечники, оклады икон, ювелирные изделия. Они сняли даже позолоченный крест с колокольни «Иван Великий».

Когда в октябре Наполеон покидал Москву, все его солдаты представляли собой ходячие кубышки. В сундуке у каждого лежало не менее 10 килограммов награбленных ценностей. А для отправки «общественного» золота было снаряжено 200 телег.

Старая Смоленская дорога, по которой отступали французы, была ими же разорена. А тут еще и морозы ударили. Солдаты голодали, мерзли. И постепенно избавлялись от «личных сбережений», тяжесть которых мешала быстро убегать. С тех пор вдоль дороги - в обе стороны от 1 до 2 км - клады находят регулярно. По оценкам экспертов, здесь их зарыто не менее тысячи - скромных, весом от 10 килограммов.

Но кладом Наполеона называют те самые 200 телег, которые, как известно, до Франции не доехали. И вроде бы были зарыты где-то в России. «Комсомольская правда», кстати, одной из первых озаботилась судьбой украденного национального достояния. Выступила с кличем «Найдем клад Наполеона!» еще в конце 1960-х годов. Тогда под серьезное подозрение попало Семлевское озеро, которое находится в Вяземском районе Смоленской области. Но более чем 20-летние поиски в нем не дали никаких результатов.

И вот новость: французы спрятали телеги с золотом совсем не там.

- Мы знаем точное место, - заявил историк, директор Центра поиска клада Наполеона Александр Серегин.

- Подключайтесь, - предложил «Комсомолке» соратник Серегина и руководитель кладоискательной конторы, бывший сотрудник Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ (ФАПСИ) Владимир Порываев.

ТАЙНЫ СТАРИННОЙ ГРАВЮРЫ

- Мы официально обратились к губернаторам Смоленской и Калужской областей с просьбой о содействии, - говорит Александр Серегин. - Помимо разрешения на раскопки, нужны как минимум охрана, оцепление. Ведь речь идет о 80 тоннах золота.

По вполне понятной причине энтузиасты не называют точные координаты. Но предысторию открытия охотно рассказывают.

Однажды к кладоискателям пришел некто Роман Александрович - математик по образованию, наш бывший соотечественник, долгое время живший во Франции.

- Наш гость много лет провел в архивах, пытаясь напасть на следы клада Наполеона среди исторических документов, - вспоминает Серегин. - В итоге он нашел странную гравюру. На ней изображен вельможа из ближайшего окружения императора. Тот, который отвечал за транспортировку российских драгоценностей. Автор гравюры - придворный художник того времени - изобразил его с вопиющими неточностями. Будто бы специально. И столь же намеренно «бросил» на землю треуголку, которая должна быть на голове.

Роман Александрович тщательно изучил пейзаж на заднем плане, расположение звезд на небе. И, ориентируясь по ним, вычислил, где находится это место, на фоне которого стоит вельможа.

- Звезды на картине были изображены не для красоты, а для опознания этой местности, - объясняет Александр. - А треуголка - это своего рода ключ. Если ее копию, выполненную в определенном масштабе, наложить на карту, то кокарда треуголки точно укажет место клада. Но его можно и расcчитать с помощью других деталей гравюры, которая, по сути, тоже оказалась картой.

- Так где это заветное место? - интересуюсь я.

- У нас, в России. Примерно 300 километров от Москвы, в сторону от Смоленской дороги, в треугольнике между Ельней, Калугой и Смоленском, - отвечает Владимир Порываев.

- А можно взглянуть на гравюру?

- Пока нет. Место, изображенное на ней, весьма узнаваемое.

- И, согласитесь, - добавляет Серегин, - в любом случае странно, что художник поставил вельможу именно на его фоне. Тем более, как принято считать, французов в этом месте и не было.

ЛЕГЕНДЫ МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ

- Действительно, маршрут отступления французов проходил вдали от Калужской дороги, перекрытой русской армией, - продолжает Серегин. - Но обоз мог и свернуть тайком. Мы выехали в тот район. Опросили всех жителей близлежащих деревень. И старожилы вспомнили, как им рассказывали их бабушки-прабабушки (легенда передавалась из уст в уста), как осенью 1812 года рядом, в поле, стоял лагерь французов! Всю ночь они жгли костры, а утром ушли, оставив после себя большой свеженасыпанный курган.

- Неужели там закопали все 200 телег? - удивляюсь я.

- Не исключено, - полагают кладоискатели. - Они вырыли ров, куда заезжали телеги. Разгружались, а потом сжигались. Мы там нашли конские сбруи и детали от телег.

Более того, исследователи нашли еще убедительные следы французов: шрапнель, бляшки от ремней, стяжки от ружей, мундштук. Несколько предметов, в том числе и офицерскую пуговицу с гербом Наполеона, уже передали в Исторический музей.

- Судя по всему, клад закапывал специальный экспедиционный отряд под командованием ближайшего окружения Наполеона, - заключает Серегин. - По приблизительным подсчетам - это 80 тонн золота.

- Когда предполагаете начать раскопки?

- 12 июня - в день, когда французы напали на Россию.

ВНИМАНИЕ!

«Центр поиска клада Наполеона» и газета «Комсомольская правда» объявляют набор волонтеров - историков, археологов, краеведов, кладоискателей. Очень честных! Пишите по адресу [email protected] и на сайт.

Поделиться видео </>

"Комсомолка" ищет клад Наполеона.«Комсомолка» набирает добровольцев. Их ждет тяжелая работа - предстоит выкопать около 80 тонн золота.

www.kp.ru

Стало известно место, где Наполеон, отступая из Москвы, зарыл 80 тонн золота

Стало известно место, где Наполеон, отступая из Москвы, зарыл 80 тонн золота

«Комсомолка» набирает добровольцев. Их ждет тяжелая работа - предстоит выкопать около 80 тонн золота.

А ВДОЛЬ СМОЛЕНСКОЙ ДОРОГИ СУНДУКИ С СОКРОВИЩАМИ ЛЕЖАТ

Осенью 1812 года более 600 000 французских солдат грабили Москву почти месяц. И были приятно удивлены, что у каждого тогдашнего зажиточного москвича в доме находился целый сундук с драгоценностями. Французы основательно почистили Кремль, церкви, собрав золотую и серебряную утварь, подсвечники, оклады икон, ювелирные изделия. Они сняли даже позолоченный крест с колокольни «Иван Великий».

 

Когда в октябре Наполеон покидал Москву, все его солдаты представляли собой ходячие кубышки. В сундуке у каждого лежало не менее 10 килограммов награбленных ценностей. А для отправки «общественного» золота было снаряжено 200 телег.

 

Вы тут французов с награбленным не видели?
Фото: Виктор ХАБАРОВ

   Старая Смоленская дорога, по которой отступали французы, была ими же разорена. А тут еще и морозы ударили. Солдаты голодали, мерзли. И постепенно избавлялись от «личных сбережений», тяжесть которых мешала быстро убегать. С тех пор вдоль дороги - в обе стороны от 1 до 2 км - клады находят регулярно. По оценкам экспертов, здесь их зарыто не менее тысячи - скромных, весом от 10 килограммов.  Но кладом Наполеона называют те самые 200 телег, которые, как известно, до Франции не доехали. И вроде бы были зарыты где-то в России. «Комсомольская правда», кстати, одной из первых озаботилась судьбой украденного национального достояния. Выступила с кличем «Найдем клад Наполеона!» еще в конце 1960-х годов. Тогда под серьезное подозрение попало Семлевское озеро, которое находится в Вяземском районе Смоленской области. Но более чем 20-летние поиски в нем не дали никаких результатов. И вот новость: французы спрятали телеги с золотом совсем не там. - Мы знаем точное место, - заявил историк, директор Центра поиска клада Наполеона Александр Серегин. - Подключайтесь, - предложил «Комсомолке» соратник Серегина и руководитель кладоискательной конторы, бывший сотрудник Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ (ФАПСИ) Владимир Порываев.

 

ТАЙНЫ СТАРИННОЙ ГРАВЮРЫ

  Мы официально обратились к губернаторам Смоленской и Калужской областей с просьбой о содействии, говорит Александр Серегин. Помимо разрешения на раскопки, нужны как минимум охрана, оцепление. Ведь речь идет о 80 тоннах золота.  

  

 

Пуговицу офицера наполеоновской армии нашли на месте будущих раскопок. Фото: автор.

   По вполне понятной причине энтузиасты  не называют точные координаты. Но предысторию открытия охотно рассказывают. Однажды к кладоискателям пришел некто Роман Александрович - математик по образованию, наш бывший соотечественник, долгое время живший во Франции. Наш гость  много лет провел в архивах, пытаясь напасть на  следы клада Наполеона среди исторических документов,  вспоминает Серегин.   В итоге он  нашел странную гравюру. На ней изображен вельможа из ближайшего окружения императора. Тот, который отвечал за транспортировку российских драгоценностей. Автор гравюры - придворный художник того времени - изобразил его с вопиющими неточностями. Будто бы специально. И столь же намеренно «бросил» на землю треуголку, которая должна быть на голове. Роман Александрович тщательно изучил пейзаж на заднем плане, расположение звезд на небе. И, ориентируясь по ним, вычислил, где находится это место, на фоне которого стоит вельможа. Звезды на картине были изображены не для красоты, а для опознания этой местности,  объясняет Александр. А треуголка - это своего рода ключ. Если ее копию, выполненную в определенном масштабе, наложить на карту, то кокарда треуголки точно укажет место клада. Но его можно и расcчитать с помощью других деталей гравюры, которая, по сути, тоже оказалась картой.  Так где это заветное место? - интересуюсь я. У нас, в России. Примерно 300 километров от Москвы, в сторону от Смоленской дороги, в треугольнике между Ельней, Калугой и Смоленском, отвечает Владимир Порываев.
А можно взглянуть на гравюру? Пока нет. Место, изображенное на ней, весьма узнаваемое. И, согласитесь,  добавляет Серегин,  в любом случае странно, что художник поставил вельможу именно на его фоне. Тем более, как принято считать, французов в этом месте и не было.  

Карта отступления наполеоновских войск из Москвы. Крестиком указано приблизительное местонахождение зарытых сокровищ - в треугольнике между Смоленском, Ельней и Калугой.Фото: авто.

  

ЛЕГЕНДЫ МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ

  Действительно, маршрут отступления французов проходил вдали от Калужской дороги, перекрытой русской армией, продолжает Серегин. Но обоз мог и свернуть тайком. Мы выехали в тот район. Опросили всех  жителей близлежащих деревень. И старожилы вспомнили, как им рассказывали их бабушки-прабабушки (легенда передавалась из уст в уста), как осенью 1812 года рядом, в поле, стоял лагерь французов! Всю ночь они жгли костры, а утром ушли, оставив после себя большой свеженасыпанный курган. Неужели там закопали все 200 телег? - удивляюсь я. Не исключено, - полагают кладоискатели. Они вырыли ров, куда заезжали телеги. Разгружались, а потом сжигались. Мы там нашли конские сбруи и детали от телег.  

Владимир Порываев и Александр Серегин на телеге, стилизованной под те, на которых французы вывозили золото. Фото: авто.


    Более того, исследователи нашли еще убедительные следы французов: шрапнель, бляшки от ремней, стяжки от ружей, мундштук. Несколько предметов, в том числе и офицерскую пуговицу с гербом Наполеона, уже  передали в Исторический музей. Судя по всему, клад закапывал специальный экспедиционный отряд под командованием ближайшего окружения Наполеона, - заключает Серегин. По приблизительным подсчетам - это 80 тонн золота. Когда предполагаете начать раскопки? 12 июня - в день, когда французы напали на Россию.

ВНИМАНИЕ!

«Центр поиска клада Наполеона» и газета «Комсомольская правда» объявляют набор волонтеров - историков, археологов, краеведов, кладоискателей. Очень честных! Пишите по адресу [email protected] и на сайт.

zaicevagora.ru

1812 год. Отступление Великой армии.

В ход шло не только мясо павших и специально забитых лошадей, но и птиц, медведей, всего, что попадалось на пути голодных людей:


Бегство французов с семьями из России.
Богдан ВИЛЛЕВАЛЬДЕ


В задумчивости. 1812 год
Войцек KOССAК

Кроме этого, загодя нужно было позаботиться о наступавшей зиме, тем более, что ещё по пути в Москву некоторые солдаты, изнемогая от сильной жары, избавились от тёплого обмундирования. А из Москвы они не взяли с собой тёплых зимних вещей и это стало одной из роковых ошибок. Как писал Доминик Пьер де ла Флиз, помощник главного хирурга французской армии и императорской гвардии Жана-Доминика Ларрея: ...наши французы как будто не предвидели ее. Поляки, более догадливые, да и знакомые с краем, заранее, еще в Москве, запаслись шубами, набранными ими в магазинах и рядах, так как никто не помешал им в этом, и фургоны их были полны этого добра. Он же утверждал, и имел, видимо, на это основания, так как жил и во Франции, и в России (после русского плена не захотел возвращаться на родину, остался в Российской империи, женился), что слишком заблуждаются те, кто считает, что, бывшие в армии французы, итальянцы, испанцы и португальцы погибли от холода, как непривычные к нему жители юга. Напротив, доктор полагал, что это русский мужик, выросший в теплой, душной избе, был более чувствителен к холоду, чем французы и итальянцы, приученные к нему в своих нетопленых комнатах; они достаточно хорошо переносят 5-6° морозы в лёгкой одежде.


Отход французов из Москвы
Януарий СУХОДОЛЬСКИЙ

Хорошая погода стояла и под Малоярославцем, и под Вязьмой, но это не помогло французской армии выиграть сражения. Участник похода Анри Бёйль (будущий писатель Стендаль) писал: Было бы ошибкой думать, что зима в 1812 году наступила рано; напротив, в Москве стояла прекраснейшая погода. Когда мы выступили оттуда 19 октября, было всего три градуса мороза, и солнце ярко светило. Хотя нужно отметить, что ночёвки на открытом воздухе даже при низких положительных температурах, высокой влажности, вызывающие ознобления, иногда более опасны сильных морозов.


Отступление из России
Теодор ЖЕРИКО

Говорят, что покидая Москву, император Наполеон намеревался отправить всех раненых, во избежание мести русских, сказав:
Я отдам все сокровища России за жизнь одного раненого...


Голландский полк во время отступления из России
Кейт РОККО

На деле же вышло иначе. Кареты, полные ранеными, зачастую вязли на русских дорогах, оставались без помощи, невзирая на крики о спасении и стоны умирающих. Все проходили мимо. Сначала исполнялся приказ Наполеона, по которому каждый, у которого была карета, обязывался усадить к себе одного раненого, у каждой маркитантки в тележке находился больной или раненый, но это продолжалось недолго. Позже их стали попросту выбрасывать на дорогу.


Возвращение из России
Теодор ЖЕРИКО

...множество больных и раненых, которые не в состоянии были идти, принуждены были оставить на дороге; между ними были женщины и дети, истощённые голодом и продолжительною ходьбою. Тщетно они уговаривали нас помочь им, но на это у нам не было средств... ...раненые плелись, как умели, кто на костылях, кто с перевязанной рукой или головой; сделав несколько шагов, они садились на край дороги. (Поход Наполеона в Россию в 1812 году, де ла Флиз)

Момент, когда мы покидали поле сражения, был ужасен и печален; наши бедные раненые, видя, что мы их покидаем на поле смерти окружённых неприятелем – в особенности солдаты 1-го волтижорского полка, у большинства которых ноги были раздроблены картечью – с трудом тащились за нами на коленях, обагряя снег своей кровью; они подымали руки к небу, испуская раздирающие душу крики и умоляя о помощи, но что могли мы сделать? Ведь та же участь ежеминутно ожидала нас самих; отступая, мы принуждены были оставлять на произвол судьбы всех, кто падал в наших рядах. (из Воспоминаний сержанта Бургоня)


Возвращение французской армии из России
Ж. РУССО


Возвращение Наполеона из России в 1812 году
Мари Гастон Онфре де БРЕВИЛЛЬ


Отступающий француз
Казимир ПУЛАЦКИЙ


Гусар на снегу
Войцек KOССAК

Русские морозы начались в начале ноября, весьма суровые после Смоленска, они чередовались с оттепелями, но в поражении французов не сыграли решающей роли, так как армия была деморализована ещё до их наступления. Не способствовали укреплению боеспособности и ежедневные бесконечные переходы. Люди так ослабели, даже закалённые, что, свалившись, не могли подняться и замерзали; вся дорога была устлана трупами. Отчаяние, беспросветность и страх, охватившие многих, способствовали увеличению потерь, особенно после Смоленска, когда рухнули надежды на тёплый кров и мало-мальски приличное питание.

Главная причина гибели французов в наступившие морозы заключалась в отсутствии теплой одежды, в недостатке питательного кушанья и водки, без которой нельзя обойтись, находясь постоянно на морозе. (Поход Наполеона в Россию в 1812 году, де ла Флиз)


Отсталые
Владимир ЗВОРЫКИН


Отсталые
Александр АПСИТ

Вскоре хронический голод и истощение привели к тому, что многие солдаты, повинуясь инстинкту самосохранения, начали разбредаться поодиночке или группами в поисках пищи и убежища, отставать от своих колонн. Но тщетно, всё в округе было ими же опустошено ещё в период нашествия. Отставших встречали казаки, партизаны или местные крестьяне, которые с ними не церемонились, раздевали, сгоняли на Смоленскую дорогу, а то и вовсе убивали.


В 1812 году. Пленные французы
Илларион ПРЯНИШНИКОВ

Как метко заметил Лев Толстой, Партизаны уничтожали Великую армию по частям. Они подбирали те отпадавшие листья, которые сами собою сыпались с иссохшего дерева – французского войска, и иногда трясли это дерево...


Партизаны в засаде
Александр АПСИТ


Партизаны
Александр АПСИТ


Александр АПСИТ


Не замай – дай пройти!
Василий ВЕРЕЩАГИН

Картина посвящена крестьянской борьбе с неприятелем в 1812 г. В центре её обобщенный образ героя партизанского движения в 1812 г. о котором художник узнал из устных преданий. В своих поисках я собирал что только мог из устных народных преданий стариков, как, например, предание о партизане, старосте одной из деревень Можайского уезда Семене Архиповиче, которого я изобразил на картине Не замай — дай подойти!


Партизаны ведут пленных французов. Иллюстрации к роману Льва Толстого Война и мир
Дементий ШМАРИНОВ

Случалось, что и сами крестьяне попадали в руки французов, которых те тоже не щадили.


С оружием в руках – расстрелять
Василий ВЕРЕЩАГИН


Наполеон приговаривает к расстрелу партизан
Александр АПСИТ


Военная казнь. Расстрел подполковника П.И. Энгельгардта в октябре 1812 г.
Гравюра ЖАЗЕ по оригиналу Пьера Роша ВИНЬЕРОНА

В начале Отечественной войны 1812 года Павел Иванович Энгельгардт, подполковник в отставке, жил в своем поместье Дягилево Смоленской губернии. Когда враг занял Смоленск, он вместе с несколькими другими помещиками вооружил своих крестьян, организовав народный отряд. Отряд Энгельгардта наносил довольно серьёзный ущерб неприятелю, грабя французские обозы и нападая на отдельные группы французов, которые мародерствовали по всему уезду.


Расстрел подполковника П.И. Энгельгардта в октябре 1812 года
Семён КОЖИН


Расстрел Энгельгарта
Гравюра Неизвестного автора


Подвиг Энгельгардта
Александр АПСИТ

Позднее Павел Иванович попал в плен, говорят, его сдали собственные крестьяне. Французы пытались склонить его к измене Отечеству, перейти к ним на службу, но безуспешно. От был приговорён к расстрелу. В Смоленске, за Молоховскими воротами, свершилась казнь. Мужественно, не позволив завязать себе глаза, от принял смерть.


Прибытие в Омск партии пленных поляков великой армии Наполеона.
Зачисление в казаки и распределение по полкам есаулом Набоковым.
Николай КАРАЗИН

Кстати, о пленных в войне 1812 года и их судьбах можно послушать или прочесть в передаче блестящего рассказчика, историка
Алексея Кузнецова ЗДЕСЬ


Отступление Великой Армии
Л. КРАТКЕ

Армия шла, окутанная холодным туманом... Казалось, небо опустилось и слилось с этой землей и с этим враждебным народом, чтобы закончить нашу гибель!

Пока наши солдаты с трудом пролагали себе путь при бушующем снежном вихре, ветер наметал сугробы. Эти сугробы скрывали от нас овраги и рытвины на незнакомой нам дороге; солдаты проваливались в них, а наиболее слабые из них находили там себе могилу.

...снежный вихрь и сверху, и снизу хлестал им в лицо; он, казалось, яростно восставал против их похода. Русская зима, в новом своем виде, нападала на них со всех сторон: она пробивалась сквозь их легкие одежды и разорванную обувь. Промокшее платье замерзало на них; эта ледяная оболочка сковывала и скрючивала тело; резкий и свирепый ветер не давал дышать; бороды и усы покрывались ледяными сосульками. Несчастные, дрожа от холода, еще тащились до тех пор, пока какой-нибудь обломок, ветка или труп одного из товарищей не заставлял их поскользнуться и упасть. Тогда они принимались стонать. Напрасно: их тотчас же заносило снегом; небольшие холмики давали знать о них: здесь была их могила! Вся дорога была покрыта этими возвышениями, словно кладбище. Природа, словно саваном окутывала армию! Единственными предметами, выделявшимися из мглы, были ели, эти могильные деревья с их мрачной зеленью, а величавая неподвижность их темных стволов, их печальный вид дополняли зрелище общего траура, дикой природы и армии, умирающей посреди мертвой природы! (из Записок адъютанта императора Наполеона I Филиппа Поля де Сегюра)

pro100-mica.livejournal.com

Большая карта Российской Империи 1812 года для Наполеона

Оригинальное название на французском: "Carte de la Russie Europeenne en LXXVII feuilles executee au Depot general de la Guerre". Масштаб 1:500000.

При подготовке к войне с Россией Наполеоном Бонапартом была поставлена задача создать несколько топографических карт нашей страны. Для быстрого выполнения работы французским шпионам нужно было добыть подробную карту Российской Империи и перерисовать её на свой лад.

В качестве первоисточника была выбрана так называемая "столистовая карта" территории России, опубликованная в 1801-1804 годах. Существует несколько предположений, как такая карта могла попасть во Францию. По более конспирологической - медные оттиски карты были тайно куплены французским послов Ж.А. Лористоном у одного из служащих государственного архива в Санкт-Петербурге, о чем есть свидетельства полковника Ж.Б Марбо. Согласно более прозаической версии, карту в уже отпечатанном виде приобрели в декабре 1810 года у французского букиниста. Карта не была секретной.

После получения исходной карты французы её перевели методом транслитерации, добавили свои разведданные, выгравировали все листы карты заново и уже в феврале 1812 года были отпечатаны методом эстампа первые 40 экземпляров Большой карты Российской Империи.

Карта состояла из 104 листов 79x50 см. и делилась на Европейскую и Азиатскую части. Европейская состояла из 77 листов. На ней были обозначены населенный пункты: губернские города шестиугольниками, уездные - пятиугольниками, а также основные дороги вглубь России с указанием расстояний между городами. На листе вкладке помещен русско-французский словарь топографических терминов.

Сама карта весьма условна, топографы того времени еще не имели должных навыков и инструментов для составления точных карт, но с топонимической точки зрения она представляет большую ценность. Не смотря на низкую точность, объективно заслуживающую на нашем сайте оценку в одну звездочку: "Плохо", мы все-таки поставили оценку "Удовлетворительно", чтобы для данной карты включилась возможность использования калибровки функцией поправки.

На нашем сайте приведена сборка из 29 основных листов карты от Балтийского моря до Кавказа. Также на сайте представлены несколько листов из северной части карты.

www.etomesto.ru

Географические загадки похода Наполеона на Москву

Задавать вопросы на историческую тему - дело неблагодарное. Хотя бы потому, что те, к кому обращаешься с вопросами,  самым правильным ответом считают фразы: "А ты кто такой?" и "С какой целью интересуетесь?"
Но вопросы задавать надо. Потому что только понимание того, что делали наши предки, даёт опору в дне сегодняшнем. Правильно сказал один из комментаторов: Вопросы задавать всегда уместно. Потому что гордость основанная на знании непоколебима, основная на вере без вопросов может быть опрокинута двумя фактами. А знание без вопросов невозможно. Поэтому задавайте вопросы.

Начало тут: Бородино. Уместно ли задавать вопросы?

Война 1812 года, про которую столько сказано, снято и написано, так и не избавилась от прилагательных «странная» и «удивительная», потому что именно такие впечатления и ассоциации начинают преобладать при попытке детальнее ознакомиться с ее событиями.

Недоуменные вопросы начинаются с самого начала военной кампании Наполеона в России.

Почему Наполеон отказался от захвата столицы противника – г. Санкт-Петербурга – как быстрого и убедительного способа победы, а предпочел двигаться на Москву, которая была не столицей и на 200 верст дальше? Первый и единственный раз за всю свою карьеру императора. Хотя российские войска как будто приглашали сделать именно это — направить Наполеона на северо-восток.

Оцените диспозицию армий на момент объявления войны:

и после первых передислокаций:

Кстати, и после захвата Наполеоном Москвы путь на Санкт-Петербург был практически открытым:

Синим цветом помечена дислокация российских войск. И чем, спрашивается, можно было держать Наполеона в сентябре 1812-го, если бы он решил перезимовать в Петербурге?

Что охранял Кутузов в Калуге? Доступ на юг России? Источники пополнения продовольствия? Зимние квартиры для армии?

Ниже – схема не охраняемых российскими войсками дорог, которыми мог воспользоваться Наполеон, чтобы получить и то, и другое. Тверь, Ярославль, Владимир, Рязань, Тула, Ржев, Великие Луки, Псков — бери не хочу.

Ну ладно, Наполеон по непонятной причине категорически не хотел захватывать Санкт-Петербург. Не хотел — и всё. Без объяснений. Решил не оставаться на зимовку в России. Решил отступать. Но почему тогда только на Смоленск? Кратчайший путь на Запад – через Ржев и Великие Луки – по абсолютно не разоренной и свободной от российских войск дороге.

Это — только малая часть вопросов, которая возникает при изучении событий 200-летней давности. У кого-нибудь есть на них ответы?

seva-riga.livejournal.com

Отечественная война 1812 года. Отступление Великой армии

16 (28) октября 1812 года

Отступление французской армии к Смоленску изначально приняло вид бегства. Сразу после Малоярославецкого сражения Наполеон отдал приказ двигаться вперед ускоренным маршем, сжигая позади армии все уцелевшие поселки и города.

 

Отступление Наполеона из Москвы. Худ. А. Нортен

Один из участников отступления, генерал Лабом, так описывал самое начало движения армии от Малоярославца: «…Кругом попадались только покинутые амуниционные повозки, так как не было лошадей, чтобы их везти. Виднелись остатки телег и фургонов, сожженных по той же самой причине. Такие потери с самого начала нашего отступления невольно заставляли нас представлять себе будущее в самых темных красках. Тот, кто вез с собой добычу из Москвы, дрожал за свои богатства. Мы все беспокоились, видя плачевное состояние остатков нашей кавалерии, слыша громовые удары взрывов, которыми каждый корпус уничтожал свои повозки.

В ночь на 26 октября мы подошли к Уваровскому и были удивлены, увидев село все в огне. Мы захотели узнать причину этого. Нам сказали, что был отдан приказ сжигать все находившееся на нашей дороге. В этом селе был деревянный дом, напоминавший по своей величине и великолепию самые красивые дворцы Италии. Богатство его отделки и меблировка соответствовали красоте его архитектуры. Там можно было найти картины лучших художников, очень дорогие канделябры и массу хрустальных люстр, благодаря которым дом во время полного освещения получал волшебный вид. Но все эти богатства не пощадили, и мы узнали на следующий день, что наши солдаты не захотели просто поджечь дом, находя этот способ чересчур медленным, а предпочли подложить в нижний этаж бомбы с порохом, и взорвали его. Теперь мы видели горящими все села, в домах которых мы несколько дней тому назад отдыхали. Их теплый еще пепел, разносимый ветром, прикрывал трупы солдат и крестьян, повсюду валялись трупы детей с перерезанными горлами, лежали трупы девушек, убитых на том же самом месте, где их изнасиловали».

«Конец товариществу, конец доверию!»

Естественно, практически сразу после приказа об отступлении в армии стали заканчиваться все те запасы, которые были вывезены из Москвы. Ввиду этого участились случаи воровства, тайных убийств, неподчинения старшим по званию.

Вот что пишет, например, полковник Комб: «Мы принуждены были питаться отвратительным лошадиным мясом без соли и для питья греть снег: вот, что должно было нас поддерживать во время ежедневных сражений и при ужасном морозе, от 18 до 20 градусов. Проезжая около Москвы, один из моих разведчиков захватил откуда-то голову сахару и привез ее мне. Я привесил ее к шишке моего седла, и это составляло мое единственное питание в продолжение четырех или пяти дней. Водка, которую мы находили в небольшом количестве в разбитых бочках, была полна остатками соломы и пахла дымом от всего горящего вокруг; но и ее найти считалось большою удачею, а она поддерживала мои силы, несмотря на жестокие боли в желудке, которые приходилось мне испытывать, вследствие постоянных примесей, находившихся в ней; вынуть же их не было у меня ни времени, ни средств. Эгоизм начинал охватывать все сердца. Каждый старательно охранял то, что смог достать себе. Конец товариществу, конец доверию! Одно уныние на всех лицах… Кавалеристы, лишившиеся лошадей, всякого рода войска шли толпами, смешавшись с пехотой всех полков. Всякая субординация, всякая дисциплина становились невозможны. Только один арьергард держался твердо и сдерживал врага».

На полный беспорядок, распущенность и усиливавшееся день ото дня воровство жалуется и Кастеллан. В своем дневнике за 30 октября он пишет: «На время ужина я положил мой маленький чемодан в передней, его у меня украли. В нем были вещи, необходимые для туалета, я его никогда не оставлял, так как я знаю пристрастие собратьев по оружию к чужим вещам. Я положил в него и мои московские сувениры, предназначенные для подарков во Франции. Этот чемоданчик, уже пустой, нашли в соседнем лесу. В течение двух суток я не видал никого из моих людей. Я остался без шубы и не могу заснуть — четыре градуса морозу; а к нему становишься чувствительнее, если плохо выспишься, и к тому же остаешься почти все время на воздухе».

Страшные враги – холод и голод

Холод и голод начали свое злое дело, и итак сильно пострадавшая французская кавалерия была вынуждена практически полностью спешиться, артиллерийские и прочие обозы оставлялись и взрывались ввиду отсутствия лошадей, даже повозки с раненными иногда просто бросались посреди дороги, несмотря на крики умирающих. Чтобы как-то решить проблему с ранеными, Наполеон приказал переложить их в кареты офицеров и телеги маркитантов. Однако последние были этим чрезвычайно недовольны, поскольку их фуры «были перегружены добром, награбленным в Москве». В итоге, как пишет граф Сегюр, «маркитанты стали отставать, пропустили свою колонну мимо себя, а затем, воспользовавшись недолговременным одиночеством, побросали в овраги всех несчастных, которых доверили их заботам. Лишь один из этих раненых остался в живых и его подобрали на ехавшую следом повозку: это был генерал… Вся колонна содрогнулась от ужаса, который охватил также и императора, ибо в то время страдания не были еще настолько сильными и настолько повсеместными, чтобы заглушить жалость и сосредоточить лишь на самом себе все сочувствие».

Остальной же обоз, набитый захваченным в Москве добром и ранеными был вынужден тащиться, постоянно спутываясь и теряя порядок. Некоторые генералы иногда просто не могли найти свои кареты в этой чехарде. Под Гжатском по французскому обозу открыла огонь русская артиллерия, нанеся ему ощутимый урон. Среди женщин, французских купцов и раненых за обозом ехала и труппа печально известного московского французского театра.

В довершение всех бед от плохого питания, холода и водки в армии открылась, как пишет Вагевир, «злокачественная болезнь, род диареи». Однако большинству приходилось переносить эту болезнь на ногах, поскольку госпитали был переполнены настолько, что каждый день умирали десятки, а потому трупы зарывали не сразу, а только по прошествии времени, когда число их достигнет 50-60. Вагевир пишет, что «…перед госпиталями лежали целые груды трупов, между которыми – страшное зрелище! – виднелись кисти рук, ступни, и целые руки и ноги, выкинутые за окно из госпиталя».

«Так вот она — пресловутая цивилизация, которую мы несли в Россию!»

Еще одной проблемой французской армии стали русские пленные, которых наполеоновские войска вынуждены были вести с собой от самой Москвы. В условиях всеобщего голода и нехватки самого необходимого даже у солдат и раненых условия содержания пленных были просто бесчеловечны. Вот, что, например, вспоминает Лабом о 3 тысячах пленников, шедших вместе с Великой армией: «Во время всего пути их огораживали, как скотину, и ни под каким видом они не смели выступить из узкого пространства, отведенного им. Без огня, умирая от холода, они ложились прямо на снег; чтобы утолить ужасный голод, они с жадностью накидывались на конину, которую им раздавали, и, не имея ни времени, ни возможности варить ее, съедали сырую. Меня уверяют, но я не хочу даже этому верить, что когда раздача конины прекратилась, то многие из этих пленников ели мясо своих товарищей, которые не выдержали всех этих лишений».

Ввиду общей нехватки продовольствия от пленных, которые не могли дальше двигаться, было приказано избавляться: и если некоторые конвоиры просто оставляли их умирать среди снегов, то другие находили более «эффективный» способ: «…мы были изумлены, - пишет граф Сегюр, - встретив на своем пути, видимо, только что убитых русских. Удивительно было то, что у каждого из них была совершенно одинаково разбита голова и окровавленный мозг разбрызган тут же. Нам было известно, что перед нами шло около двух тысяч русских пленных и что вели их испанцы, португальцы и поляки. Каждый из нас, смотря по характеру, выражал кто свое негодование, кто одобрение; иные — оставались равнодушными. В кругу императора никто не обнаруживал своих впечатлений. Но Коленкур вышел из себя и воскликнул: «Это какая-то бесчеловечная жестокость! Так вот она — пресловутая цивилизация, которую мы несли в Россию! Какое впечатление произведет на неприятеля это варварство! Разве мы не оставляем у русских своих раненых и множество пленников? У нашего неприятеля — все возможности самого жестокого отмщения!» Наполеон отвечал лишь мрачным безмолвием; но на следующий день эти убийства прекратились. Наши ограничились тем, что обрекали этих несчастных умирать с голоду за оградами, куда их загоняли, словно скот. Без сомнения, это было тоже жестоко, но что нам было делать? Произвести обмен пленных? Неприятель не соглашался на это. Выпустить их на свободу? Они пошли бы всюду рассказывать о нашем бедственном положении и, присоединившись к своим, они яростно бросились бы в погоню за нами. Пощадить их жизни в этой беспощадной войне было бы равносильно тому, что и принести в жертву самих себя. Мы были жестокими по необходимости. Все зло было в том, что мы не предвидели всех ужасных стечений обстоятельств! Впрочем, с нашими пленными солдатами, которых неприятель гнал внутрь страны, русские обходились нисколько не человечнее, а они-то уже не могли сослаться на крайнюю необходимость».

Не лучше французы обращались и с местным населением. Они экспроприировали все те малые запасы, которые еще оставались в некоторых местных нетронутых деревнях, в случае оказания сопротивления французы просто уничтожали поселение вместе с жителями. Иногда же наказание настигало и тех, кто просто видел армию и был потому захвачен в плен. Один из очевидцев такой расправы над ни в чем неповинными крестьянами, французский офицер Гриуа, пишет, что крестьяне даже не понимали, что был отдан приказ об их убийстве и смерть настигала их внезапно и жестоко.

Код для размещения ссылки на данный материал:

1812.nsad.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *