Какие жанры включены в повесть временных лет – жанр, композиционное и стилевое своеобразие

Жанр и идея «Повести временных лет» 2 страница


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

11.Историческая повесть в летописи. «Повесть об ослеплении Василька Требовльского».

"Повесть временных лет" проникнута патриотической идеей объединения русской земли против внешних врагов и осуждением братоубийственных усобиц. Этим объясняется введение в летопись исторических свидетельств княжеских преступлений. Например, приводится рассказ об ослеплении Василька Теребовльского.

Повесть эта написана иереем Василием и помещена в летописи под 1097 годом. В борьбе за власть два брата, князья Святополк и Давыд, решили устранить политического конкурента — князя Василька. Накануне описываемых событий на съезде в Любече князья клялись друг другу не допускать междоусобиц и скрепляли этот договор клятвой-крестоцелованием. Летописец отмечает, что это событие с одобрением было встречено народом. Он замечает: "рады были люди". С горечью пишет летописец, что их договор был нарушен и князья продолжали кровавые распри. Отталкиваясь от известного представления древнерусского человека, что дьявол толкает на неправедные поступки, летописец отмечает, что дьявол нашептывает Давыду "лживые слова": Владимир Мономах сговорился с Васильком о совместных действиях против него и Святополка Киевского. Давыд сеет сомнение в душе Святополка и склоняет его расправиться с Васильком и ослепить его.

Трижды, как в русском народном эпосе, призывает Святополк Василька в Киев. И только после третьего приглашения Василько садится на коня. Один молодой отрок предупреждает князя о коварном замысле Давыда и Святополка. Но не верит Василько о нарушении князьями клятвы: "Как им меня схватить? Только что целовали крест, говоря: если кто на кого пойдет, то на того будет крест и все мы". И, подумав так, перекрестился и сказал: "Воля господня да будет"

1.

Встреча Василька со Святополком и Давыдом передается автором в трагических тонах. Сомневаясь в правильности решения, Святополк уходит из горницы. Давыд молчит. Летописец отмечает, что "не было у него ни слуха, ни голоса, ибо был объят ужасом и обман держал в сердце"2.

Василько понимает обман и ждет своей участи. Святополк колеблется. В изображении летописца он представлен слабым, нерешительным. Он призывает бояр решать судьбу Василько, те отказываются. Игумены умаляют его отпустить князя, а Давыд настаивает на ослеплении. Нерешительность Святополка приводит к трагедии — Василько ослеплен. Автор рисует, как торчин3 точит нож, как к Богу с великим плачем и стенанием обращается Василько, как конюхи расстилают ковер, валят и связывают князя, положив на грудь ему доску. Подошли двое других, сняли другую доску с печи и сели, и придавили так сильно, что грудь затрещала. Затем ударили его в глаз ножом, "исторгли" глаз, потом другой, и, как мертвого, повезли его во Владимир.

Автор повести резко осуждает нарушение князьями своих договорных обязательств, которое приводит к страшным, кровавым преступлениям, приносящим зло всей русской земле. Эти преступления отражаются на судьбах русского государства. И только великий князь, воплощающий идеал автора, Владимир Мономах, ужасается и плачет, узнав о преступлении. Он говорит: "Не бывало еще такого на Русской земле ни при дедах наших, ни при отцах наших... да поправим зло, случившееся в Русской земле и среди нас, братьев, ибо брошен в нас нож. И если этого не поправим, то еще большее зло встанет среди нас, и начнет брат брата закалывать, и погибнет земля Русская, и враги наши, половцы, придя, возьмут землю Русскую"

4. Автор утверждает патриотическую идею единства русской земли. Русский народ молит князей не погубить русскую землю. "Ибо если начнете войну между собой, то поганые станут радоваться и возьмут землю нашу, которую оборонили отцы ваши и деды ваши трудом великим и храбростью, борясь за Русскую землю и другие земли приискивая, а вы хотите погубить землю Русскую".

В "Повесть временных лет" включены и похвалы князьям и книгам. Так, например, в "Похвале князю Ярославу" прославляется начитанность князя, который к "книгам проявлял усердие, часто читал их ночью и днем. Собрал книгописцев множество, которые переводили с греческого на славянский язык. И написали они много книг..."

5. Книги, по мнению летописца, приносят великую пользу: "велика ведь бывает польза от учения книжного: книгами наставляемы и поучаемы на путь покаянья, ибо мудрость обретаем и воздержание в словах книжных. Это реки, напояющие вселенную, это источники мудрости, в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся; они — узда воздержания". Книги — источник мудрости, они учат и наставляют на "путь покаяния", заставляют размышлять, оценивать свое жизненное поведение.

В "Повесть" включены разные жанры. Помимо кратких погодных записей — древнейшей формы летописного повествования по годам, — тексты документов, пересказы фольклорных преданий, новеллы, выдержки из памятников переводной литературы, житийные рассказы, исторические повести, воинские повести, поучения, похвальные слова. Природа летописи весьма сложна, поскольку этот жанр, по мысли Д.С. Лихачева, относится к числу объединяющих жанров.

"История в “Повести временных лет” предстает в качестве поучения... в виде конкретных, ярких художественных сказаний, повестей, фрагментарных статей, положенных “по ряду” и “временных лет”. Летописец глубоко убежден в конечном торжестве добра и справедливости, отождествляя добро и красоту. Он выступает в роли страстного публициста, выражающего интересы всей Русской земли".

"Повесть" послужила источником поэтических сюжетов и образов в литературе XVIII–XIX веков. Образы Владимира, Святослава, Олега отразились в романтических "Думах" К.Ф. Рылеева. Поэзию летописных сказаний передал А.С. Пушкин ("Песнь о вещем Олеге", "Борис Годунов"). И в наши дни летопись не потеряла своего значения как литературно-художественный и патриотический памятник. Она учит глубокому уважению к историческому прошлому нашего народа.

 

12. «Поучение» Владимира Мономаха.

Владимир Мономах, великий князь Киевский, был сыном Владимира Ярославича и византийской царевны, дочери императора Константина Мономаха. Сочинения Владимира Мономаха написаны в XI–начале XII века и известны под названием "Поучение". Они входят в состав Лаврентьевской летописи. "Поучение" — это своеобразное собрание сочинений князя, включающее само Поучение, автобиографию и письмо Мономаха князю Олегу Святославичу. Поучение явилось политическим и нравственным завещанием князя, адресованным не только его сыновьям, но и широкому кругу читателей.

В начале "Поучения" Мономах дает ряд моральных наставлений: не забывайте Бога, гордости не имейте в сердце и уме, старых людей уважайте, "на войну выйдя, не ленитесь, лжи остерегайтесь, напоите и накормите просящего... Убогих не забывайте, подавайте сироте и вдовицу рассудите сами, а не давайте сильным губить человека. Старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. Более всего чтите гостя. Не пропустите человека, не приветив его, и доброе слово ему молвите"1. человека, в котором воплотился идеал князя, пекущегося о славе и чести родной земли.

Перед нами моральные наставления, высокие нравственные заветы, которые имеют непреходящее значение и ценны по сей день. Они заставляют нас задумываться о взаимоотношениях между людьми, совершенствовать свои нравственные принципы. Но "Поучение" – это не только свод бытовых нравственных советов, но и политическое завещание князя. Оно выходит за узкие рамки семейного документа и приобретает большое общественное значение.

Владимир Мономах выдвигает задачи общегосударственного порядка, считая обязанностью князя заботу о благе государства, о его единстве. Междоусобные распри подрывают экономическое и политическое могущество государства, только мир приводит к процветанию страны. Поэтому в обязанность правителя входит сохранение мира.

Автор "Поучения" выступает перед нами как высокообразованный книжный человек, эрудированный, прекрасно разбирающийся в литературе своего времени, что видно по многочисленным цитатам, которые он приводит.

Постепенно "Поучение" перерастает в автобиографию, в которой князь рассказывает, что был участником 82 больших воинских походов. Свою жизнь он старался строить по тем же правилам, о которых пишет сыновьям. Мономах предстает в своем сочинении человеком необычайно деятельным, ревностным поборником просвещения. Он считает, что в быту князь должен быть образцом для окружающих, семейные отношения нужно строить на уважении. В "Поучении" Мономах охватывает широкий круг жизненных явлений, дает ответы на многие социальные и нравственные вопросы своего времени.

Третье произведение Владимира Мономаха — письмо к двоюродному брату Олегу Святославичу, написанное по поводу гибели своего родного сына Изяслава, убитого Олегом в бою. Письмо мудро и спокойно. Горько сожалея о смерти сына, князь тем не менее готов все понять и все простить. Война есть война. Сын его погиб, как погибают многие в бою. Беда не в том, что на поле брани погиб еще один князь. Беда в том, что княжеские распри и усобицы губят Русскую землю. Мономах считает, что пора прекратить эти братоубийственные войны. Князь предлагает Олегу мир: "Я тебе не враг, не мститель... И мир я тебе предлагаю потому, что не хочу я лиха, но добра хочу всей братии нашей и земли русской"

2.

Д.С. Лихачев отмечал, что "письмо Мономаха поразительно. Я не знаю в мировой истории ничего похожего на это письмо Мономаха. Мономах прощает убийцу своего сына. Более того, он утешает его. Он предлагает ему вернуться в русскую землю и получить полагающиеся по наследству княжества, просит забыть обиды"3.

В целом "Поучение" окрашено личным чувством, написано в исповедальном, элегическом тоне4, а также отражает видение житейского быта и эпохи. Вопреки литературным канонам изображения князя, Владимир наделен индивидуальными человеческими чертами. Это не только воин, государственный деятель, но и чувствующий, страдающий, остро переживающий жизненные события человек. Для него важно, чтобы дети и другие люди, к которым обращены его слова, приняли наставление "в сердце свое". Его волнует проблема этической ответственности человека, сохранение таких чувств и качеств, как сострадание, справедливость, честь, трудолюбие.

Сам же Мономах эмоционально поглощен религиозными чувствами, воспевая божественную гармонию всего сущего, провозглашая человеколюбие, милосердие Бога, сотворившего своей милостью множество великих чудес и благ, подарившего людям землю и весь окружающий мир.

Восторженно говорит Мономах о "божьей мудрости" ради человека. Возвышенные слова следуют одно за другим: "Разум человеческий не может постигнуть чудеса твои. Велик ты, и чудны дела твои и благословенно и славно имя твое во веки по всей земле"5.

Идея покаяния, победы добра над злом не оставляет Мономаха. Она выражена в письме к Олегу Святославичу. Покаяться должен, по мысли князя, допустивший гибель его сына Олег, покаяться должен и сам Владимир, не предупредивший ее: "Следовало бы тебе, увидя кровь и тело его, увянувшее подобно цветку, впервые распустившемуся, подобно агнцу заколотому, сказать стоя над ним, вдумавшись в помыслы души своей: “увы мне, что я сделал! И, воспользовавшись его неразумием, ради неправды света сего суетного нажил я грех себе, а отцу и матери — слезы”"

6.

Сам же Мономах готов к страшному суду: "На страшном суде, — пишет он, — без обвинителей сам себя обличу..."7.

Лирическое начало в послании приближает его к народной поэзии, к песенной лирике, придает эмоциональность повествованию. Так, уподобление тела сына цветку, впервые распустившемуся, или сравнение снохи, захваченной в плен Олегом Святославичем, с горюющей горлицей на сухом дереве, предвосхищающее плач Ярославны в "Слове о полку Игореве", соотносятся с элементами народной поэзии. А молитва Мономаха, включенная в "Поучение", по своей художественной сути близка к песенной лирике, к народным плачам. "Премудрости наставник и смысла податель, неразумным учитель и нищим заступник! Утверди в разуме сердце мое, владыка! Дай мне дар слова, отче, устам моим не запрещай взывать к тебе. Милостивый, помилуй падшего!.."8.

Высокие представления об этических ценностях автор "Поучения" старается внушить читателям. В произведении также находят отражение детали реального быта: с этнографической точностью передаются исторические события — борьба с половцами, походы князей. Географическое пространство обширно и отражает события русской истории в движении. Перечисляются битвы, города, земли, реки, имена русских князей и половецких ханов. Описывает Мономах и отдельные ситуации, моменты битв: "билась дружина моя с ними восемь дней за малый вал и не дала им войти в острог"

9, или, например, драматическую картину похода дружины численностью около ста человек, с детьми и женами, из Чернигова в Переяславль. Автор отмечает, как "облизывались на них, точно волки, половцы, стоя у перевоза и на горах. Бог и святой Борис не выдали меня им на поживу, невредимы дошли мы до Переяславля"10.

Социальная практика и трудовая деятельность князя раскрывается в следующем его замечании: что надлежало делать отроку его, то сам делал — на войне и на охотах, ночью и днем, в жару и стужу, не давая себе покоя. Сам делал, что было надо.

В целом "Поучение" раскрывает облик незаурядного государственного деятеля русского средневековья,

 

13. «Житие Феодосия Печерского» Нестора как образец древнерусской агиографии.

Феодосий Печерский был известным церковно-политическим деятелем и писателем XI века. В 1108 году он был официально причислен к лику святых, что и побудило Нестора взяться за описание его жития. Точная дата завершения этого труда не известна. В своей работе Нестор использовал легенды, устные рассказы и предания, бытовавшие в Киево-Печерском монастыре, основателем которого был Феодосий.

В литературном отношении это житие — образец жанра. Феодосий с первого своего появления предстает в образе "типичного святого", идеального положительного героя. Сын благочестивых родителей, он уже в раннем детстве поражал всех своим поведением: прилежно посещал церковь, сторонился сверстников, был нетребователен к своей одежде, рано выучил грамоту, и вскоре все были поражены его премудростью.

Так, в духе житийной литературы Нестор излагает обязательную биографию героя. Дальнейшее повествование разбито на ряд небольших рассказов-новелл1, связанных с центральным персонажем: 1) о вознице, который вез Феодосия из Киева в монастырь; 2) об ангеле, который дал Феодосию золотую гривну; 3) о разбойниках, напавших на монастырь Печерский; 4) о бочке, наполнившейся медом во славу Феодосия.

Каждая новелла, по замыслу Нестора, должна была явиться иллюстрацией святости и духовного совершенства Феодосия. Такой способ повествования позволил Нестору показать Феодосия во весь рост как праведника. Портрет святого дан в духе житийной литературы, но за ним просвечивают и реальные черты Феодосия: одетого в ветхую одежду, крайне нетребовательного в пище.

Нестор находит выразительные детали, создающие иллюзию достоверности изображаемого. Монастырская братия — это живые, земные люди с их делами, нравами, характерами. Автор характеризует их быт, общественный труд на строительстве монастыря, хозяйственные заботы, взаимоотношения с мирянами.

Сам Феодосий, с самого начала рассказа о нем, дан в окружении реальных бытовых деталей, создающих в итоге образ сурового и деятельного игумена. Он все дни трудился: "на работу он выходил прежде всех, и в церковь являлся раньше других и последним из нее выходил", с радостью помогал пекарям месить тесто или выпекать хлебы, носил из колодца воду, сам рубил дрова. На слова келаря Федора: "Прикажи, чтобы кто-либо из свободных монахов пошел и приготовил бы дров сколько нужно" – блаженный ответил: "Я свободен, я и пойду", "взял топор и начал колоть дрова".

Нестор создает образ подвижника-аскета. Как аскет, Феодосий носит на теле власяницу, спит "на ребрах своих", облекается в "свиту худу". Автор отмечает, что "одеждой ему служила власяница из колючей шерсти, а сверху носил другую свиту. Да и та была ветха".

Нестор подробно описывает духовные качества игумена, воссоздавая его психологический портрет. Он был прост, отличался святостью души, смирением и необыкновенной кротостью, с радостью выслушивал слова укоризны. "Был он заступник вдов и помощник сирот".

Психологический портрет Феодосия дополняет и описание его смерти, раскрывающее могучий дух игумена. Его трясет в ознобе, он пылает в жару, уже совсем обессилел, лишился дара речи, но собирается с силами и трижды призывает к себе братию, находя для нее слова утешения. Смерть Феодосия психологически мотивирована. Почти умирающий, "...он встал и склонился ниц, моля со слезами милостивого Бога о спасении души своей, всех святых призывая на помощь". Нестор пишет: "И снова, помолившись, лег на постель свою, и немного полежав, вдруг взглянул на небо и воскликнул громко с радостным лицом: “Благословен Бог, что так свершилось: вот уж не страшно мне, но радуюсь я, что отхожу от света сего!”"2. Автор заключает: "и можно думать, что сказал он так, увидев явление некое, потому что потом выпрямился, вытянул ноги, и руки крест накрест сложил на груди, и передал святую душу свою в руки божьи, и приобщился к святым отцам". "А благоверный князь Святослав, — пишет Нестор, — который находился недалеко от монастыря блаженного, вдруг увидел, что огненный столп поднялся до неба над тем монастырем"3.

Нестор заостряет внимание и на духовной эволюции героя, проводя его через череду жизненных перипетий (изнурительный труд и аскетизм, деспотизм матери, побег из дома и скитания), начиная с божественного предназначения Феодосия-ребенка до становления идеального положительного героя, "избранника Божия".

При этом особая роль отводится драматической коллизии: столкновению матери с сыном.

Согласно правилам литературного этикета, регламентировавшего изображение героев в литературе Древней Руси, образ святого требовал обязательного присутствия противоположного ему персонажа. Нестор противопоставил Феодосию его мать — воплощение материального, земного начала. Эта сильная мужеподобная женщина буквально одержима любовью к сыну, и чрезмерная любовь являлась источником постоянных столкновений между ними. Стремление сына посвятить себя служению Богу наталкивается на жестокое сопротивление матери. Она, как подчеркивает автор, уговаривает Феодосия отказаться от своих стремлений "то ласково, то угрозами, а иногда и побоями". В гневе мать хватает его, вцепляется в волосы, щиплет, швыряет на землю, топчет ногами, привязывает, запирает, сковывает ноги и бьёт его, пока не изнемогает сама.

Автор описывает ярость, охватившую женщину, и это не просто абстрактное чувство носительницы зла, жестокости. Нестор подчеркивает, что это выражение человеческих чувств матери, воплощение земного, материального начала. Мать "бьет себя в грудь", "горько плачет", для нее невозможно расставание с сыном. "Не могу жить, не видя тебя", — говорит она сыну, призывая его вернуться домой. Однако признание матери не может поколебать стремление Феодосия служить Господу, он молится за нее, призывая к покаянию, смирению и служению Богу. Психологический конфликт оттеняет характеры героев, углубляет нравственно-психологическую ситуацию, высвечивает их этические идеалы, например, неизменность чувств и поступков Феодосия как "избранника Божия". В итоге мать и сын обретают согласие в служении Богу.

Образ матери, запечатленный Нестором, свидетельствует о пробуждении интереса к человеку, его чувствам, миру душевной жизни в древней литературе.

"Житие Феодосия Печерского" содержит богатый материал, повествующий о жизни Руси XI века, о монастырском быте, хозяйстве, о взаимоотношениях игумена и князя. Перед нами житийная повесть, состоящая из отдельных эпизодов, объединенных образами главного героя и автора-повествователя в одно целое. Она характеризуется патриотическим пафосом. Этот памятник древнерусской письменности послужил образцом для создания житийных произведений в последующие эпохи.

 

14. Хождение как жанр в древнерусской литературе. Патриотизм «Хождения» игумена Даниила.

Хождения"- путешествия, описания паломничества к "святым местам"

Хождение-жанр, повествующий о реально существующем путешествии.

Различают: паломнические, купеческие, посольские и землепроходческие хождения. Признаки жанра хождения:

-события - реально исторические;

-по композиции - цепь путевых очерков, соединённых по хронологическому или топографическому признаку;

- повествователь - не обязательно образованный, но обладающий обязательными личностными качествами - смелостью, энергичностью, дипломатичностью, веротерпимостью, он не стремится приукрасить, идеализировать события;

-язык-простой, разговорный древнерусский, использование иностранных слов для номинативной функции, чаще всего используются сравнения. Первый образец этого жанра - «Паломническое хождение игумена Даниила в Палестину». «Хождение игумена Даниила» ценно как обстоятельный путеводитель для русских паломников и источник археологических сведений об Иерусалиме. В его произведении, первом в своём жанре, формировались основные каноны написания хождений, которые впоследствии стали отличительными признаками для этого жанра.

^ Особенности «Хождения игумена Даниила»: описания святых мест; множество реальных пейзажных зарисовок, он стремится к предельной конкретности изображаемого; пересказ или упоминание житийных, библейских или апокрифических легенд; повествование о самом путешествии и рассуждения о повествователе. Также поразительна разносторонность интересов игумена: помимо святых мест его интересуют практические вопросы - оросительная система Иерихона, добыча фимиама на острове Кипр, особая планировка Иерусалима, построенного в форме 4-х конечного креста. Для стиля произведения характерен лаконизм и скупость языковых средств. Даниил избегает абстрактных слов, предпочитая простую лексику конкретно-бытового характера. Эпитеты обычно носят описательный или оценочный характер. Простой язык объясняется тем, что игумен с самого начала дал себе установку писать просто и понятно для обычных людей. Хождение игумена Даниила» ценно как обстоятельный путеводитель для русских паломников и источник археологических сведений об Иерусалиме. В его произведении, первом в своём жанре, формировались основные каноны написания хождений, которые впоследствии стали отличительными признаками для этого жанра

«Хождение » Даниила – образец паломнических записок, ценный источник исторических сведений о Палестине и Иерусалиме. По форме и содержанию оно напоминает многочисленные средневековые описание путешествия западноевропейских пилигримов. Он подробно описал маршрут, увиденные достопримечательности, пересказал предания и легенды о святынях Палестины и Иерусалима, порой не отличая церковно-канонических рассказов от апокрифических. Даниил – крупнейший представитель паломнической литературы не только Древней Руси, но и всей средневековой Европы. Даниил выступает как патриот родной земли, не забывающий в дальних странах о ее интересах, заботящийся о ее престиже.

15. «Слово о полку Игореве». История создания, открытия и опубликования памятника.

16. Историческая основа «Слова…»

17. Основная идея «Слова…».

18. Сюжетно-композиционное своеобразие «Слова…»

19. Изображение князей в «Слове…»

20. Изображение природы в «Слове…»

21. Образ Русской земли в «Слове…»

22. Значение «Слова о полку Игореве».

23. Общая характеристика повестей о монголо-татарском нашествии.

В середине XIII столетия Русская земля подверглась нашествию монголов. Страшные полчища степных кочевников, объединенные Темучином — Чингиз-ханом, двинулись с Востока на Запад. В течение трех лет, с 1237 по 1240 г., русский народ вел мужественную борьбу с неисчислимыми силами врагов. Феодальная раздробленность Руси способствовала успеху завоевателей. «России,— писал А. С. Пуш­кин,— определено было высокое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощен­ную Русь и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией».

События, связанные с монголо-татарским нашествием, получили широкое отражение в литературе той поры.

«Повесть о битве на реке Калке».Первое столкновение русских войск с кочевниками произошло в 1223 г. на реке Калке (Кальмиус). Лето­писная повесть об этой битве дошла до нас в двух редакциях.

Повесть обстоятельно излагает ход событий. Весть о появлении «языка незнаемого» (неизвестного народа) принесли в Киев половцы, с которыми первыми столкнулись отряды степных кочевников, шедшие с Кавказа под руководством нойонов (воевод) Чингиза Джебе и Сабутэ. В битве приняли участие только южнорусские князья, но между ними не было согласия и единства, что и явилось причиной разгрома на Калке, указывает повесть.

Она хорошо передает настроение русского общества при известии о появлении монголо-татарских полчищ. Весть эта была встречена с крайним недоумением: «Явились народы, которых как следует никто не знает, кто они, откуда пришли, каков язык их, какого они племени, какой веры, и зовут их — татары, а иные говорят — таумены, а другие называют их печенегами...» Автор повести ссылается на философско-исторический труд Мефодия Патарского «Откровение», созданный в Византии, по-видимому, во второй половине VII в. (в «Откровении» обозревались судьбы человечества от Адама до «второго пришествия»). На его основе и дается религиозно-моралистическая трактовка собы­тия: приход «языка незнаемого» — следствие попустительства божия «грех ради наших», предзнаменование конца мира.

Народное сознание связывало с битвой на Калке сказание о гибели русских богатырей. Отзвук былины о том, как перевелись богатыри на Русской земле, мы находим в списках повести XV—XVI вв. Эти списки сообщают, что на Калке погибли не только шесть Мстиславичей, но и Александр Попович, его слуга Торопец, Добрыня Рязанич Златой Пояс, а также 70 «храбрых» (богатырей).

 

«Повесть о приходе Батыя на Рязань». В1237 г. основные силы Золотой Орды во главе с преемником Чингиз-хана Бату-ханом (Батыем) подо­шли к границам северо-восточной Руси. Первый удар степные кочев­ники нанесли Рязани, а затем был разгромлен Владимир.

События, связанные с героической защитой русским народом своей земли, получили яркое художественное отражение в «Повести и при­ходе Батыя на Рязань». Повесть дошла в составе летописных сводов XVI в. в тесной связи с циклом повестей о Николе Заразском. Она прославляет мужество и героизм защитников Рязани: князя Юрия Ингоревича, его братьев Давыда и Глеба и рязанской дружины — «удальцов-резвецов — достояния рязанского», славного богатыря Евпатия Коловрата. Причину поражения рязанцев автор усматривает в феодальной обособленности русских княжеств, в эгоистической поли­тике князей. Тщетно Юрий Ингоревич взывает к владимирскому князю Юрию Всеволодовичу — последний отказывает в помощи рязанцам, он решает самостоятельно бороться с Батыем.

Органически не связанными со всем содержанием повести явля­ются религиозно-мора­листические рассуждения о причинах гибели Рязани: попустительство божие, наказание за грехи. Эти рассуждения автора не могут заслонить главной причины — забвение владимирским великим князем интересов всей Русской земли.

«Повесть о приходе Батыя на Рязань» состоит из четырех частей: 1. Появление Батыя на границах Рязанской земли, посольство рязанцев к Батыю во главе с князем Федором, гибель Федора и его жены Евпраксии. 2. Героическая зашита Рязани Юрием Ингоревичем, гибель защитников и разорение Батыем Рязани. 3. Подвиг Евпатия Коловрата. 4. Обновление Рязани Ингварем Ингоревичем.

Героями первой части повести выступают сын Юрия Ингоревича рязанского князь Федор и его молодая супруга Евпраксия. Федор отправляется к царю Батыю во главе посольства. Он бесстрашно вступается за честь не только своей супруги, но и всех рязанских жен. Дерзко и со смехом бросает Федор вызов «нечестивому царю»: «Не полезно бо есть нам, христианам, тобе, нечестивому царю, водити жены своя на блуд. Аще нас приодолееши, то и женами нашими владети начнеши».

Гордый ответ русского князя вызывает ярость Батыя. По приказа­нию хана Федор и все посольство перебиты.

Горестная весть поражает молодую жену Федора княгиню Евпраксию. Она, стоя в превысоком своем тереме с малолетним сыном Иваном на руках, «...услыша таковыя смертоносный глаголы, и горести исполнены, и абие ринуся из превысокаго храма своего с сыном своим со князем Иваном на среду земли, и заразися (разбилась.— В. К.) до смерти». Так лаконично прославляется подвиг верности, мужества, силы суп­ружеской любви русской женщины.

studopedya.ru

7. Жанр летописи. «Повесть временных лет».

«Повесть временных лет», как и большинство летописей, --свод, произведение, основанное на предшествующих летописных сочинениях, включившее в свой состав фрагменты из различных источников, литературных, публицистических, фольклорных и т. д. «Повесть временных лет», как памятник историографии, пронизана единой патриотической идеей: летописцы стремятся представить свой народ как равный среди других христианских народов, с гордостью вспоминают о славном прошлом своей страны -- о доблести князей-язычников, благочестии и мудрости князей-христиан. Летописцы говорят от лица всей Руси, поднимаясь над мелочными феодальными спорами, решительно осуждая распри и «которы», с болью и тревогой описывая бедствия, приносимые набегами кочевников. Словом, «Повесть временных лет» -- это не просто описание первых веков существования Руси, это рассказ о великих началах: начале русской государственности, начале русской культуры, о началах, которые, по убеждению летописцев, сулят в грядущем могущество и славу их родине.
Но «Повесть временных лет» не только памятник историографии, она и выдающийся памятник литературы. Композиционное своеобразие "Повести временных лет" проявляется в соединении множества жанров в этом произведении. В летописном тексте можно различить как бы два типа повествования, существеннейшим образом отличающихся друг от друга. Один тип -- это погодные записи, то есть краткие информации о происшедших событиях. Так, статью 1020 г. составляет одно сообщение: «Родися у Ярослава сын, и нарече имя ему Володимер». Это фиксация исторического факта, не более того. Иногда в летописную статью входит ряд таких фиксаций, перечень различных фактов, иногда даже достаточно подробно сообщается о сложном по своей структуре событии: например, сообщается, кто принимал участие в какой-либо военной акции, где собрались войска, куда они двинулись, чем закончилась та или иная битва, какими посланиями обменялись князья-враги или князья-союзники. Особенно много таких подробных (порой многостраничных) погодных записей в Киевской летописи XII в. Но дело не в краткости или подробности повествования, а в самом его принципе: информирует ли летописец о происшедших событиях и ли рассказывает о них, создавая сюжетное повествование. Для «Повести временных лет» характерно наличие именно таких сюжетных рассказов.

«Повести временных лет» сложна по своему составу и разнообразию ее компонентов как по происхождению,так и по жанровой принадлежности. В «Повесть», помимо кратких погодных записей, вошли и тексты документов, и пересказы фольклорных преданий, и сюжетные рассказы, и выдержки из памятников переводной литературы. Мы встретим в ней и богословский трактат -- «речь философа», и житийный по своему характеру рассказ о Борисе и Глебе, и патериковые легенды о киево-печерских монахах, и церковное похвальное слово Феодосию Печерскому, и непринужденную историю о новгородце, отправившемся погадать к кудеснику.
Природа летописного жанра весьма сложна;летопись относится к числу «объединяющих жанров»,подчиняющих себе жанры своих компонентов -- исторической повести, жития, поучения,похвального слова и т. д.И тем не менее летопись остается цельным произведением,которое может быть исследовано и как памятник одного жанра, как памятник литературы.
Из текста «Повести временных лет» мы видим,как нелегко давалось летописцам создание стройной историографической концепции, которая бы сочетала сведения о древнейшей истории восточнославянских племен и предания о первых киевских князьях с судьбой династии Рюриковичей. Надуманной оказывается версия,согласно которой Игорь -- родоначальник укрепившейся с Х в. династии киевских князей -- объявлен сыном Рюрика.С трудом объясняет летописец происхождение и значение этнонима «русь», упорно стремясь связать его все с той же варяжской концепцией. И тем не менее созданная Нестором история призвания варягов и укрепления их династии в Киеве выглядит настолько убедительной, что в ней черпали свои аргументы все «норманисты» вплоть до наших дней.

otvet.mail.ru

Какие черты жанра летописи присутствуют в фрагменте "повесть временных лет"

А почему бы Вам не загрузить сюда: <a rel="nofollow" href="http://s3s.so/Uk769" target="_blank" >Решебник задач</a>

1. Летопись — жанр древнерусской литературы. 2. «Повесть временных лет»: о чем она? 3. Произведение, пронизанное патриотизмом и любовью. Прежде чем говорить о «Повести временных лет» необходимо сказать, что же представляет собой летопись. Летописи — это памятники исторической письменности и литературы Древней Руси. Особенность летописи состоит в том, что все записи в ней велись в хронологической последовательности по годам. Летописи не создавались одним человеком, над ними трудились многие летописцы. Новая летопись непременно опиралась на предыдущие, составители включали в свои тексты материалы других летописцев. Отличительная особенность летописи состояла в том, что она не была сухой и беспристрастной. Летописцы давали событиям свои субъективные оценки, сопровождали различными дополнениями, комментариями. Итак, летопись можно назвать сводом разнородных жанров. В летопись входили тексты погодных записей, воинские повести, материалы из княжеских архивов. По определению Дмитрия Сергеевича Лихачева, летопись относится к числу «объединяющих жанров». <a rel="nofollow" href="http://sochineny.ru/index.php/7-klass/23-povest-vremennykh-let-letopis-kak-zhanr-istoricheskogo-povestvovaniya" target="_blank">http://sochineny.ru/index.php/7-klass/23-povest-vremennykh-let-letopis-kak-zhanr-istoricheskogo-povestvovaniya</a>

touch.otvet.mail.ru

Жанры, вошедшие в состав летописи

Хронологический принцип изложения позволял летописцам включать в летопись разнородный по своему характеру и жанровым особенностям материал. Простейшей повествовательной единицей летописи является лаконичная погодная запись, ограничивающаяся лишь констатацией факта. Однако само внесение в летопись той или иной информации свидетельствует о ее значительности, с точки зрения средневекового писателя. В летописи представлен также тип развернутой записи, фиксирующей не только «деяния» князя, но и их результаты. И краткая погодная запись, и более развернутая – документальны. В них нет никаких украшающих речь тропов. Запись проста, ясна и лаконична, что придает ей особую значимость, выразительность и даже величавость. В центре внимания летописца – событие. За ними следуют известия о смерти князей. Реже фиксируется рождение детей, их вступление в брак. Потом информация о строительной деятельности князей. Наконец, сообщения о церковных делах, занимающие весьма скромное место. Важную группу летописных известий составляют сведения о небесных знамениях – затмениях солнца, луны, землетрясениях, эпидемиях и т.п. Летописец усматривает связь между необычными явлениями природы и жизнью людей, историческими событиями. Связь летописи с фольклором. О событиях далекого прошлого летописец черпает материал в сокровищнице народной памяти. Обращение к топонимической легенде продиктовано стремлением летописца выяснить происхождение названий славянских племен, отдельных городов и самого слова «Русь». Составители летописных сводов XVI в. обратили внимание на несоответствие первой части рассказа о посещении апостолом Андреем Киева со второй, они заменили бытовой рассказ благочестивым преданием, согласно которому Андрей в Новгородской земле оставляет свой крест. Таким образом, большая часть летописных сказаний, посвященных событиям IX – концаX столетий, связана с устным народным творчеством, его эпическими жанрами.

+ ЛЕКЦИЯ и Конспект.

ПВЛ

Повесть временных лет. Источники и редакция.

«Повесть временных лет» создавалась в течение 80 лет с 1037 - 1118 год разными летописцами. Они не были простыми наблюдателями событий, а добавляли каждый свои комментарии. В повести описывается история Руси с времени её появления, рассказывается вся историко-политическая жизнь Древней Руси. Ей характерны сюжетность, многообразие жанров и стилей.

Начало издания «ПВЛ» - 1841 год.

Источники:

В основе этого произведения лежат устные рассказы и предания древней Руси, некоторые греческие хроники, записи летописей и летописные своды, не дошедшие до нас. Начало летописания относится к созданию Киевской метрополии, ко времени правления Ярослава Мудрого (1037 год).

Первая редакция составлена летописцем Нестором в 1113 году. Он ссылался на жития святых. Эта редакция была создана в Киево-Печерском монастыре. И хоть первая редакция до нас и не дошла, зато дошла вторая (1116), созданная в Выдубицком монастыре (Сильвестр). III редакция дошла до нас в списке Лаврентьевской летописи в 1118 году.

Состав:

1. Древнейший Киевский Свод (1039) - принятие христианства, о Борисе и Глебе, хвала Ярославу.

2. I Киево-Печерский Свод (1073) - составлен Никоном. Характерны широта, историзм, поэтичность. Соединение церковной и светской историй.

3. Новгородский летописный Свод (1050)

4. II Киево-Печерский Свод (1095) - на основе первого, дополненный новгородскими устными рассказами.

Истоки жанров в ПВЛ.

Для « Повести временных лет» характерно многообразие жанров и стилей. Хронологический принцип изложения позволял летописцам включать в летопись разнородный по своему характеру и жанровым особенностям материал.

Основными жанрами можно назвать:

1. Сказание (народно-поэтическое произведение, получившее обработку, часто политическую. Народные воззрения на события далёкого прошлого)

2. Историческая повесть

3. Поэтический рассказ

4. Воинская повесть (овеянная героикой дружинной поэзии)

5. Житийные произведения

6. Религиозные и светские поучения (отразившие воззрения верхов феодального общества).

Надо заметить, что каждому жанру характерна своя манера изложения. Это так называемый «литературный этикет» по мнению Лихачёва.

Принципы средневекового историзма получают яркое воплощение в исторических повестях и сказаниях, входящих в состав «ПВЛ». Это и историческое сказание 1015 года об убийстве Святополком братьев-мучеников Бориса и Глеба, это и сказание о киевском городском восстании 1068 года и повесть об ослеплении Василька Теребовльского 1097 года.

Фольклорность в ПВЛ.

Большое место в летописи занимает жанр исторических народных преданий.

1) К фольклорности можно отнести различные встречающиеся символические упоминания цифр в легендах.

Например, в легенде о призвании князей: по приглашению новгородцев из-за моря «княжить и володеть» Русской землёй приходят три брата-варяга. На фольклорность легенды указывает наличие эпического числа ТРИ - три брата. Сказание имеет чисто новгородское, местное происхождение.

Легенде о призвании князей служила важным аргументом для доказательства суверенности Киевского государства. (Три брата - основатели Киева).

2) Отзвуками обрядовой поэзии времён родового строя наполненылетописные известия о славянских племенах, их обычаях, свадебных и похоронных обрядах.

3) Приёмы устного народного творчества в описании князей:

1. Олег - храбрый, мужественный и мудрый воин, умён, хитёр. Назван «вещим» - волшебник. В нём ярко выражена мысль о силе судьбы, избежать которой никто из смертных и даже он, «вещий» не может.

2. Игорь - заботлив и внимателен к нуждам своей дружины, храбр и умён, но жаден. Жадность и становится причиной его гибели.

3. Ольга (жена Игоря) - мудрая женщина, властная, мудрая, верная памяти своего мужа, отвергающая сватовство даже греческого императора.

4. Святослав (образ овеян героикой дружинного эпоса).- простой, сильный, прямодушный, мужественный воин. Ему чуждо коварство, лесть, хитрость. Он презирает богатство, ценит только оружие и дружину. Живёт интересами своей дружины. Гибнет в неравном бою с печенегами у днепровских порогов.

4) Рассказы о Кожемяке (пропитанные духом народного героического эпоса). Кожемяка победил печенежского исполина.

5) Рассказы о Белгородском киселе: здесь прославляется ум, находчивость, смекалка русского человека.

6) Церковная легенда о посещении русской земли апостолом Андреем. Легенда утверждала, что христианство было привнесено на Русь самим апостолом Андреем, а не греками.

Таким образом, большая часть летописных сказаний, посвящённых событиям 9 - 10 веков, связана с устным народным творчеством, его эпическими жанрами, следовательно, непосредственно относится к фольклору.

 

9.

Ораторское красноречие

В связи с принятием христианства на Руси распространяется жанр поучений. Он служит важным средством пропаганды нового религиозного вероучения. Дидактическая церковная проповедь не имеет художественного значения, она лежит за пределами литературы. Таковы, например, поучения Феодосия Печерского, Луки Жидяты. Наряду с церковным поучением создаются торжественные, эмоционально-образные проповеди с четко выраженной политической направленностью. Выдающееся произведение ораторской прозы XI в. – «Слово о законе и благодати». Оно было написано между 1037-1050 гг. священником княжеской церкви в Берестове Иларионом, обладавшим незаурядным умом, широкой образованностью и писательским талантом.

Немного в лекции есть

10. «Слово о Законе и Благодати». «Слово о Законе и Благодати»,, написанное киевским священником Иларионом (будущим митрополитом), как полагает Н. Н. Розов, было впервые произнесено им в 1049 г. в честь завершения строительства киевских оборонительных сооружений [2].

Однако значение «Слова» далеко выходит за рамки жанра торжественных праздничных слов, произносимых в церкви перед верующими. «Слово» Илариона — своего рода церковно-политический трактат, в котором прославляется Русская земля и ее князья.

«Слово» начинается пространным богословским рассуждением. Противопоставляя Ветхий и Новый завет, Иларион проводит мысль, что Ветхий завет — это закон, установленный для одного лишь иудейского народа, тогда как Новый завет — это благодать, распространяющаяся на все без исключения народы, принявшие христианство. Это первая, догматическая часть «Слова» подводит к центральной идее произведения: князь Владимир по собственномупобуждению (а не по совету или настоянию греческого духовенства) совершил «великое и дивное» дело — крестил Русь. Владимир «равноумен» Великому, императору «двух Римов . Равные дела и равные достоинства дают право и на одинаковое почитание. Так Иларион приводит слушателей к мысли о необходимости признать Владимира святым. При этом Иларион стремится прославить могущество Русской земли и подчеркнуть ее авторитет. Владимир не только благоверный христианин, но могучий «единодержец земли своей», сумевший покорить соседние страны. Третья, заключительная часть «Слова» посвящена Ярославу Мудрому. Иларион изображает его не только как продолжателя духовных заветов Владимира, не только как усердного строителя новых церквей, но и как достойного «наместника... владычества» своего отца. Даже в молитве Иларион не забывает о мирских, политических нуждах Руси: он молит бога «прогнать» врагов, утвердить мир, «укротить» соседние страны, «умудрить бояр», укрепить города.



infopedia.su

Какие черты жанра летописи присутствуют в этом фрагменте "Повести временных лет"?

"как ныне взбирается вещий Олег щиты прибивать на ворота, как вдруг подбегает к нему человек и ну шепелявит чего-то, и говорит ни с того ни сего, что примет он смерть от коня своего "(Высоцкий)

Академик Дмитрий Лихачев писал об анфиладном (или "ансамблевом") характере построения древнерусских памятников письменности. Это отличительное свойство практически всех произведений, написанных в эпоху Киевской Руси, – отдельно взятый текст мыслится как потенциально открытый для включений из других источников. "Составленная из разновременых кусков, из произведений разных жанров, летопись внешне кажется пёстрой, сложной, неоднородной". И когда задание требует «укажите жанр "Повести временных лет"», нужно учесть, что летопись - это единый свод, и он включает в себя: * русско-византийские договоры 907, 912, 945 и 971 годов; * жития святых – Бориса и Глеба, Феодосия Печерского; * «речь философа» и другие тексты, не выдуманные летописцем. Истории, имеющие ярко выраженное ФОЛЬКЛОРНОЕ происхождение (например, повествование о смерти Олега, рассказ, как юноша-кожемяка одержал победу над печенежским богатырем), также присущи Нестеровой летописи «Повесть временных лет». Какой жанр этих произведений? Они схожи с ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКОЙ или ПРЕДАНИЕМ, или ЛЕГЕНДОЙ. Кроме того, летопись отличают так называемые повести о княжеских преступлениях – наподобие ослепления Василька Теребовльского. Можно отметить, что такая «ансамблевость», пестрота не делает жанр «Повести временных лет» чем-то неопределенным, а сам памятник – простым собранием случайных текстов. PS. ВЫВОД о смерти Олега: Предсказание волхвов оказалось не такой уж простой загадкой, Олег не смог проникнуть в его затаенный смысл. Несмотря на свой «вещий» ум, он усомнился в предсказании и был наказан смертью. О многом заставляет задуматься эта легенда. О том, что высокое мнение человека о себе самом делает его менее умным. О том, что перехитрить судьбу не удается даже Вещему Олегу. <img src="https://otvet.imgsmail.ru/download/12776864_5eefb6823a13db53dacbb40a6545b6af_800.jpg" alt="" data-big="1" data-lsrc="//otvet.imgsmail.ru/download/12776864_5eefb6823a13db53dacbb40a6545b6af_120x120.jpg">

touch.otvet.mail.ru

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ ЛЕТОПИСЬ | Энциклопедия Кругосвет

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ ЛЕТОПИСЬ – древнерусская летопись, созданная в 1110-х. Летописи – исторические сочинения, в которых события излагаются по так называемому погодичному принципу, объединены по годовым, или «погодичным», статьям (их также называют погодными записями). «Погодичные статьи», в которых объединялись сведения о событиях, произошедших в течение одного года, начинаются словами «В лето такое-то…» («лето» в древнерусском языке означает «год»). В этом отношении летописи, в том числе и Повесть временных лет, принципиально отличаются от известных в Древней Руси византийских хроник, из которых русские составители заимствовали многочисленные сведения из всемирной истории. В переводных византийских хрониках события были распределены не по годам, а по царствованиям императоров.

Самый ранний дошедший до нашего времени список Повести временных лет относится к 14 в. Он получил название Лаврентьевская летопись по имени переписчика, монаха Лаврентия, и был составлен в 1377. Другой древнейший список Повести временных лет сохранился в составе так называемой Ипатьевской летописи (сер. 15 в.).

Повесть временных лет – первая летопись, текст которой дошел до нас почти в первоначальном виде. Благодаря тщательному текстологическому анализу Повести временных лет исследователи обнаружили следы более ранних сочинений, вошедших в ее состав. Вероятно, древнейшие летописи были созданы в 11 в. Наибольшая признание получила гипотеза А.А.Шахматова (1864–1920), объясняющая возникновение и описывающая историю русского летописания 11– начала 12 в. Он прибегнул к сравнительному методу, сопоставив сохранившиеся летописи и выяснив их взаимосвязи. Согласно А.А.Шахматову, ок. 1037, но не позже 1044, был составлен Древнейший Киевский летописный свод, повествовавший о начале истории и о крещении Руси. Около 1073 в Киево-Печерском монастыре, вероятно, монахом Никоном был закончен первый Киево-Печерский летописный свод. В нем новые известия и сказания соединялись с текстом Древнейшего свода и с заимствованиями из Новгородской летописи середины 11 в. В 1093–1095 здесь же на основе свода Никона был составлен второй Киево-Печерский свод; его также принято называть Начальным. (Название объясняется тем, что первоначально именно этот летописный свод А.А.Шахматов счел самым ранним.) В нем осуждались неразумие и слабость нынешних князей, которым противопоставлялись прежние мудрые и могущественные правители Руси.

В 1110–1113 была завершена первая редакция (версия) Повести временных лет – пространного летописного свода, вобравшего многочисленные сведения по истории Руси: о войнах русских с Византийской империей, о призвании на Русь на княжение скандинавов Рюрика, Трувора и Синеуса, об истории Киево-Печерского монастыря, о княжеских преступлениях. Вероятный автор этой летописи – монах Киево-Печерского монастыря Нестор. В первоначальном виде эта редакция не сохранилась.

В первой редакции Повести временных лет были отражены политические интересы тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича. В 1113 Святополк умер, и на киевский престол вступил князь Владимир Всеволодович Мономах. В 1116 монахом Сильвестром (в промономаховском духе) и в 1117–1118 неизвестным книжником из окружения князя Мстислава Владимировича (сына Владимира Мономаха) текст Повести временных лет был переработан. Так возникли вторая и третья редакции Повести временных лет; древнейший список второй редакции дошел до нас в составе Лаврентьевской, а самый ранний список третьей – в составе Ипатьевской летописи.

Почти все русские летописи представляют собой своды – соединение нескольких текстов или известий из других источников более раннего времени. Древнерусские летописи 14–16 вв. открываются текстом Повести временных лет.

Название Повесть временных лет (точнее, Повести временных лет – в древнерусском тексте слово «повести» употреблено во множественном числе) обыкновенно переводится как Повесть минувших лет, но существуют и другие толкования: Повесть, в которой повествование распределено по годам или Повествование в отмеренных сроках, Повествование о последних временах – рассказывающее о событиях накануне конца света и Страшного суда.

Повествование в Повести временных лет начинается с рассказа о расселении на земле сыновей Ноя – Сима, Хама и Иафета – вместе со своими родами (в византийских хрониках начальной точкой отсчета было сотворение мира). Этот рассказ заимствован из Библии. Русские считали себя потомками Иафета. Таким образом русская история включалась в состав истории всемирной. Целями Повести временных лет было объяснение происхождения русских (восточных славян), происхождения княжеской власти (что для летописца тождественно происхождению княжеской династии) и описание крещения и распространения христианства на Руси. Повествование о русских событиях в Повести временных лет открывается описанием жизни восточнославянских (древнерусских) племен и двумя преданиями. Это рассказ о княжении в Киеве князя Кия, его братьев Щека, Хорива и сестры Лыбеди; о призвании враждующими северно-русскими племенами трех скандинавов (варягов) Рюрика, Трувора и Синеуса, – чтобы они стали князьями и установили в Русской земле порядок. Рассказ о братьях-варягах имеет точную дату – 862. Таким образом в историософской концепции Повести временных лет устанавливаются два источника власти на Руси – местный (Кий и его братья) и иноземный (варяги). Возведение правящих династий к иностранным родам традиционно для средневекового исторического сознания; подобные рассказы встречаются и в западноевропейских хрониках. Так правящей династии придавалась бóльшие знатность и достоинство.

Основные события в Повести временных лет – войны (внешние и междоусобные), основание храмов и монастырей, кончина князей и митрополитов – глав Русской церкви.

Летописи, в том числе и Повесть…, – не художественные произведения в строгом смысле слова и не труд ученого-историка. В состав Повести временных лет включены договоры русских князей Олега Вещего, Игоря Рюриковича и Святослава Игоревича с Византией. Сами летописи имели, по-видимому, значение юридического документа. Некоторые ученые (например, И.Н.Данилевский) полагают, что летописи и, в частности, Повесть временных лет, составлялись не для людей, но для Страшного Суда, на котором Бог будет решать судьбы людей в конце мира: поэтому в летописях перечислялись грехи и заслуги правителей и народа.

Летописец обычно не истолковывает события, не ищет их отдаленные причины, а просто описывает их. В отношении к объяснению происходящего летописцы руководствуются провиденциализмом – все происходящее объясняется волей Божьей и рассматривается в свете грядущего конца света и Страшного Суда. Внимание к причинно-следственным связям событий и их прагматическая, а не провиденциальная интерпретация несущественны.

Для летописцев важен принцип аналогии, переклички между событиями прошлого и настоящего: настоящее мыслится как «эхо» событий и деяний прошлого, прежде всего деяний и поступков, описанных в Библии. Убийство Святополком Бориса и Глеба летописец представляет как повторение и обновление первоубийства, совершенного Каином (сказание Повести временных лет под 1015). Владимир Святославич – креститель Руси – сравнивается со святым Константином Великим, сделавшим христианство официальной религией в Римской империи (сказание о крещении Руси под 988).

Повести временных лет чуждо единство стиля, это «открытый» жанр. Самый простой элемент в летописном тексте – краткая погодная запись, лишь сообщающая о событии, но не описывающая ее.

В состав Повести временных лет также включаются предания. Например – рассказ о происхождении названия города Киева от имени князя Кия; сказания о Вещем Олеге, победившем греков и умершем от укуса змеи, спрятавшейся в черепе умершего княжеского коня; о княгине Ольге, хитроумно и жестоко мстящей племени древлян за убийство своего мужа. Летописца неизменно интересуют известия о прошлом Русской земли, об основании городов, холмов, рек и о причинах, по которым они получили эти имена. Об этом также сообщают предания. В Повести временных лет доля преданий очень велика, так как описываемые в ней начальные события древнерусской истории отделены от времени работы первых летописцев многими десятилетиями и даже веками. В позднейших летописных сводах, рассказывающих о современных событиях, число преданий невелико, и они также находятся обыкновенно в части летописи, посвященной далекому прошлому.

В состав Повести временных лет включаются и повествования о святых, написанные особенным житийным стилем. Таков рассказ о братьях-князьях Борисе и Глебе под 1015, которые, подражая смирению и непротивлению Христа, безропотно приняли смерть от руки сводного брата Святополка, и повествование о святых печерских монахах под 1074.

Значительную часть текста в Повести временных лет занимают повествования о сражениях, написанные так называемым воинским стилем, и княжеские некрологи.

Издания: Памятники литературы Древней Руси. XI – первая половина XII века. М., 1978; Повесть временных лет. 2-е изд., доп. и испр. СПб., 1996, серия «Литературные памятники»; Библиотека литературы Древней Руси, т. 1. XI – начало XII в. СПб., 1997.

Андрей Ранчин

www.krugosvet.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *