Как первоначально назывались марафоны начало и спарта – Миф о битве при Марафоне: как «мирные» афиняне научили спартанцев бить персов | История | ИноСМИ

Содержание

История Древней Спарты

Статуя Леонидаса была возведена в 1968 году в Спарте, Греция.

Древняя Спарта — это город в Лаконии, на Пелопоннесе в Греции. В древности это был мощный город-государство со знаменитой военной традицией. Древние писатели иногда называли его как Лакедемон и его людей как лакедемоняне.

Спарта достигла высоты своей мощности в 404 г. до н.э. после победы над Афинами во второй Пелопоннесской войне. Когда это было в расцвете, у Спарты не было городских стен; его обитатели, похоже, предпочитали защищать его вручную, а не с миномётом. Однако в течение нескольких десятилетий после поражения против Thebans в битве при Leuctra, город оказался сокращен до «второсортного», статус, из которого он так и не восстановился.

Доблесть и бесстрашие воинов Спарты вдохновили западный мир на протяжении тысячелетий, и даже в 21 веке он был включен в голливудские фильмы типа «300 спартанцев» и футуристическую серию видеоигр «Halo» (где группа супер-солдат называемых «спартанцами»).

Но реальная история города сложнее, чем делает популярная мифология. Задача разобраться в том, что реально относится к спартанцам из того, что является мифом, усложнилось, потому что многие древние рассказы были написаны не спартанцами. Как таковые, они должны быть приняты с соответствующим недоверием.

Руины древнего театра сидят недалеко от современного города Спарты, Греция

Ранняя Спарта

Хотя Спарта не был построен до первого тысячелетия до н.э., недавние археологические открытия показывают, что ранняя Спарта была важным местом, по крайней мере, еще 3500 лет назад. В 2015 году 10-комнатный дворцовый комплекс, содержащий древние записи, написанные по сценарию, который археологи называют «линейным B», были обнаружены всего в 7,5 километрах (12 километров) от того места, где была построена ранняя Спарта. Во дворце также были обнаружены фрески, кубок с бычьей головой и бронзовые мечи.

Дворец сгорел в 14 веке. Предположительно, был более старый спартанский город, расположенный где-то около 3500-летнего дворца. Позднее была построена Спарта. Будущие раскопки могут показать, где находится этот более старый город.

Неясно, сколько людей продолжало жить в этом районе после сжигания дворца. Недавние исследования показывают, что засуха, которая длилась три столетия, согревала Грецию примерно в то время, когда спартанский дворец сгорел.

Археологи знают, что когда-то в ранний железный век, после 1000 г. до н.э., четыре деревни — Лимна, Питана, Мезоа и Чиносура, которые расположены вблизи того, что будет спартанским акрополем, собрались вместе, чтобы сформировать новую Спарту.

Историк Найджел Кеннелл пишет в своей книге «Спартанцы: новая история» (John Wiley & Sons, 2010), что расположение города в плодородной долине Евротаса дало своим жителям доступ к изобилию пищи, чего не испытывали ее местные соперники. Даже имя Спарта — это глагол, означающий «Я сеял» или «сеять».

Культура ранней Спарты

Хотя ранняя Спарта предприняла усилия по укреплению своей территории в Лаконии, мы также знаем, что на этом раннем этапе жители города, похоже, гордились своими художественными способностями. Спарта была известна своей поэзией, культурой и это была керамика, ее изделия были найдены в местах, которые так далеко от Кирины (в Ливии) и острова Самос, недалеко от побережья современной Турции. Исследователь Константинос Копаниас отмечает в своей статье в журнале 2009 года, что до шестого столетия до н.э. Спарта, похоже, провела семинар по слоновой кости. Выжившие слоны из святилища Артемиды Ортии в Спарте изображают птиц, мужских и женских фигур и даже «древа жизни» или «священного дерева».

Поэзия была еще одним ключевым ранним спартанским достижением. «В действительности у нас есть больше свидетельств поэтической деятельности в Спарте в седьмом веке, чем для любого другого греческого государства, включая Афины», — пишет историк Честер Старр в главе книги «Спарта» (Edinburgh University Press, 2002).

В то время как большая часть этой поэзии выживает в фрагментарной форме, а часть ее, например, от Тиртая, отражает развитие боевых ценностей, которые прославилась Спарта, есть также работа, которая, как представляется, отражает общество, занимающееся искусством, а не просто войной.

Этот фрагмент от поэта Алкмана, который он сочинил для спартанского фестиваля, выделяется. Это относится к девушке-хористу по имени «Агидо». Алькман был спартанским поэтом, который жил в седьмом веке до н.э.

Существует такая вещь, как воздаяние от богов.
Счастлив тот, кто, звук ума,
ткет в течение дня
невыплаканный. Я пою
свет Агидо. Вижу
как солнце, которому
Агидо призывает выступить и
свидетелем для нас. Но славная хормейстерница
запрещает мне хвалить
или обвинять ее. Ибо она, кажется,
выдающийся, как будто
один помещен в пастбище
идеальная лошадь, призер с громкими копытами,
одна из снов, которые живут ниже скалы …

Война Спарты с Мессенией

Ключевым событием на пути Спарты к становлению более милитаристского общества стало завоевание земли Мессения, расположенной к западу от Спарты, и превращение ее в рабство.

Кеннелл указывает, что это завоевание, по-видимому, началось в восьмом веке до н.э., с археологическими данными из города Мессене, показывающими, что последние свидетельства обитания были в течение восьмого и седьмого веков до н.э. до начала дезертирства.

Включение людей из Мессении в рабское население Спарты было важно, поскольку оно предоставляло Спарте «средства для поддержания ближайшего к постоянной армии в Греции», пишет Кеннелл, освободив всех своих взрослых мужских граждан от необходимости ручного труда.

История Древней Спарты

Сохранение этой группы рабов под контролем было проблемой, которую спартанцы могли бы веками использовать с использованием некоторых жестоких методов. Писатель Плутарх утверждал, что спартанцы использовали то, что мы могли бы считать эскадронами смерти.

«Магистраты время от времени отправляли в страну по большей части самых сдержанных молодых воинов, оснащенных только кинжалами и такими принадлежностями, которые были необходимы. В дневное время они разбрелись в неясные и ухоженные места , где они прятались и молчали, но ночью они спустились по шоссе и убили каждого Илота, которого они поймали ».

Спартанская система обучения

Наличие большого количества рабов облегчило спартанцев из ручного труда и позволило Спарте построить систему обучения граждан, которая готовила детей города к жестокости войны.

«В семь лет спартанский мальчик был взят от матери и вырос в казармах под глазами старших мальчиков», — пишет профессор Университета Вирджинии Дж. Э. Лендон в своей книге «Солдаты и призраки: история битвы в классической древности» (Йельский университет Press, 2005). «Мальчиков взбунтовали, чтобы внушить уважение и послушание, они плохо одеты, чтобы сделать их жесткими, и они были голодны, чтобы сделать их устойчивыми к голоду …»

Если они были слишком голодны, мальчикам было предложено попытаться воровать (как способ улучшить их скрытность), но были наказаны, если их поймали.

Спартанцы тренировались строго и развивались через эту систему обучения до 20 лет, тогда им разрешалось вступать в общинный порядок и, следовательно, становиться полноценным гражданином сообщества. Ожидается, что каждый член предоставит определенное количество продуктов питания и будет строго тренироваться.

Спартанцы издевались над теми, кто не мог бороться из-за инвалидности. «Из-за их крайних норм маскулинности спартанцы проявляли жестокость к тем, кто не был способен, вознаграждая тех, кто был способен, несмотря на их нарушения», — писал Вальтер Пенроуз-младший, профессор истории в Университете Сан-Диего, в газете опубликованной в 2015 году в журнале «Классический мир».

Женщины Спарты

Ожидается, что девочки, не обученные в военном отношении, будут физически тренироваться. Физическая пригодность считалась столь же важной для женщин, как и для мужчин, и девочки принимали участие в гонках и испытаниях силы», — пишет Сью Бланделл в своей книге «Женщины в древней Греции. Это включало в себя бег, борьбу, метание диска и копья. Они также знали как управлять лошадьми, мчались в двухколесных колесницах».

По словам древних писателей, спартанская женщина даже участвовала в Олимпийских играх, по крайней мере, на соревнованиях на колеснице. В пятом веке до н.э., спартанская принцесса по имени Циница (также написана Киниска) стала первой женщиной, выигравшей в Олимпийских играх.

«Она была чрезвычайно амбициозна, чтобы преуспеть в Олимпийских играх, и была первой женщиной, которая разводила лошадей и первой, кто выиграл олимпийскую победу. После Синиска другие женщины, особенно женщины из Лакедемон, одержали олимпийские победы, но ни одна из них не была более отличающийся своими победами, чем она», — писал древний писатель Паусаниас, который жил во втором веке нашей эры.

Цари Спарты

Спарта вовремя разработала систему двойного царства (сразу два царя). Их власть была уравновешена избранным советом эфов (который может выполнять только один годичный срок). Был также Совет старейшин (Gerousia), каждый из которых был старше 60 лет и мог служить на всю жизнь. Общее собрание, состоящее из каждого гражданина, также имело возможность голосовать по законодательству.

Легендарный законодатель Ликург часто упоминается в древних источниках, обеспечивая основу для спартанского права. Однако Кеннелл отмечает, что он, вероятно, никогда не существовал и был на самом деле мифическим персонажем.

Война Спарты с Персией

Первоначально Спарта не решалась заниматься Персией. Когда персы угрожали греческим городам в Ионии, на западном побережье того, что сейчас является Турцией, греки, которые жили в этих районах, послали в Спарту эмиссара, чтобы обратиться за помощью. Спартанцы отказались, но угрожали царю Киру, сказав ему оставить греческие города в покое. «Он не должен был нанести вред ни одному городу на греческой территории, иначе лакедемоняне на него не напали», — писал Геродот в пятом веке до н.э.

Персы не слушали. Первое вторжение Дария I произошло в 492 г. до н.э. и был отбит главным образом афинской силой в битве при Марафоне в 490 г. до н.э. Второе вторжение было начато Ксерксами в 480 г. до н.э., персы, пересекающие Хеллеспонт (узкий пролив между Эгейским и Черным морями) и двинулись на юг, набрав союзников на этом пути.

Спарта и один из их царей Леонидас стали главой антиперсидской коалиции, которая в конечном итоге сделала злополучную позицию в «Термопилах». Расположенный у побережья, Термопилы содержали узкий проход, который греки блокировали и использовали, чтобы остановить продвижение Ксеркса. Древние источники указывают, что Леонидас начал битву с нескольких тысяч солдат (в том числе 300 спартанцев). Он столкнулся с персидской силой, во много раз превышающей их.

История Древней Спарты

Лакедемоняне

Лакедемоняне сражались таким образом, что заслуживают внимания, и проявили себя гораздо более искусными в бою, чем их противники, часто поворачиваясь спиной и делая так, как будто все они улетают, на которых варвары спешат за ними с большим шумом и крича, когда спартанцы при их приближении обойдутся и предстанут перед преследователями, тем самым уничтожив огромное количество врагов.

В конце концов, греческий человек показал Ксерксу проход, который позволил части персидской армии перехитрить греков и напасть на них на обоих флангах. Леонидас был обречен. Многие из войск, которые были с Леонидасом, ушли. Согласно Геродоту, Thespians решили остаться с 300 спартанцами по собственной воле. Леонидас сделал свою роковую позицию и «храбро сражался вместе со многими другими знаменитыми спартанцами», пишет Геродот.

В конечном итоге персы убили почти всех спартанцев. Илоты, снесенные вместе с спартанцами, также были убиты. Персидская армия отправилась на юг, уволив Афины и угрожая проникнуть в Пелопоннес. Греческая военно-морская победа в битве при Саламине остановила этот подход, персидский царь Ксеркс отправился домой и оставил армию позади, которая позже будет уничтожена. Греки во главе с ныне мертвым Леонидом победили.

Пелопоннесская война

Когда угроза от персов отступила, греки возобновили свое межгородское соперничество. Двумя из самых могущественных городских государств были Афины и Спарта, и напряженность между ними обострилась за десятилетия после победы над Персией.

В 465/464 г. до н.э. мощные землетрясения поразили Спарту, и илоты воспользовались ситуацией для восстания. Ситуация была достаточно серьезной, что Спарта призвала союзные города помочь в ее прекращении. Однако, когда афиняне прибыли, спартанцы отказались от их помощи. Это было воспринято как оскорбление в Афинах и укрепило антиспартанские взгляды.

Битва при Танагре, сражавшаяся в 457 г. до н.э., объявила период конфликта между двумя городами, которые продолжались и продолжались более 50 лет. Время от времени, Афины, как оказалось, имели преимущество, такое как битва при Сфактерии в 425 г. до н.э. когда, отвратительно, 120 спартанцев сдались.

Ничто из того, что произошло на войне, не удивило эллинов так сильно, как это. Было мнение, что никакая сила или голод не могут заставить лакедемонян отказаться от оружия, но они будут сражаться, как могли, и умереть вместе с ними в своих руках , — писал Фукидид (460-395 до н.э.).

Были периоды, когда Афины были в беде, например, в 430 году до н.э., когда афиняне, которые были упакованы за городскими стенами во время спартанского нападения, пострадали от чумы, в которой погибло много людей, включая их лидера Перикла. Были предположения, что чума была фактически древней формой вируса Эбола.

Конфликт между Спартой и Афинами

В конечном счете конфликт между Спартой и Афинами разрешился на море. В то время как афиняне пользовались военно-морским преимуществом на протяжении большей части войны, ситуация изменилась, когда человека по имени Лизандер назвали командиром флота Спарты. Он искал персидскую финансовую поддержку, чтобы помочь спартанцам создать свой флот.

Он убедил персидского царя Кира предоставить ему деньги. Царь привез с собой, сказал он, пятьсот талантов, если эта сумма окажется недостаточной, он будет использовать свои собственные деньги, которые дал ему его отец, и если это тоже окажется неадекватным, он зайдет так далеко, как чтобы разбить трон, на котором он сидел, на серебро и золото, — писал Ксенофонт (430-355 до н.э.).

С финансовой поддержкой Персианс Лисандр построил свой флот и обучил своих моряков. В 405 г. до н.э. он занимался афинским флотом в Эгоспопати, на Геллеспоне. Он сумел поймать их врасплох, выиграв решительную победу и отрезав Афины от запасов зерна из Крыма.

Теперь Афины были вынуждены заключить мир по условиям Спарты.

«Пелопоннезийцы с большим энтузиазмом начали срывать стены [Афины] с музыкой флейт-девочек, думая, что этот день стал началом свободы для Греции», — писал Ксенофонт.

Падение Спарты

Падение Спарты началось с ряда событий и ошибок.

Вскоре после победы спартанцы повернулись против своих персидских сторонников и начали неубедительную кампанию в Турции. Затем в следующие десятилетия спартанцы были вынуждены проводить кампанию на нескольких фронтах.

В 385 г. до н.э. спартанцы столкнулись с мантиейцами и использовали наводнения, чтобы разорвать свой город. «Нижние кирпичи стали пропитаны и не смогли поддержать тех, кто над ними, стена начала сначала трескаться, а затем уступить», — писал Ксенофонт. Город был вынужден отказаться от этого неортодоксального натиска.

Больше проблем затронуло спартанскую гегемонию. В 378 г. до н.э. Афины образовали вторую морскую конфедерацию, группу, которая бросила вызов спартанскому контролю над морями. В конечном счете, однако падение Спарты пришло не из Афин, а из города по имени Фивы.

Фивы и Спарта

Под влиянием спартанского царя Агесилауса II отношения между двумя городами Фивы и Спарта стали все более враждебными, и в 371 г. до н.э. в Леуктре произошла ключевая битва.

Сила Лакедемонян была разгромлена Фивами на поле Леуктры. Хотя союзник Спарты во время долгой Пелопоннесской войны Фивы стали проводником сопротивления, когда победоносная Спарта стала злым тираном, в свою очередь, — пишет Лендон. Он отмечает, что после того, как мир был согласован с Афинами в 371 г. до н.э., Спарта обратила внимание на Фивы.

В Леуктре по причинам, неясным, спартанцы отправили свою кавалерию перед своей фалангой. Лакедемонянская кавалерия была бедной, потому что хорошие спартанские воины все еще настаивали на том, чтобы служить гоплитами [пехотинцами]. Фиванцы, напротив, имели старую кавалерийскую традицию, и их прекрасные лошади, много упражнявшиеся в последних войнах, быстро разгромили спартанскую конницу и вернули их в фалангу, сбив с толку ее порядок.

С путаницей в спартанских линиях бойня продолжалась.

Клембрутус, сражаясь в фаланге, как спартанские цари, был поражен и был вырван из битвы, — пишет Лендон. Другие ведущие спартанцы вскоре были убиты и в битве. Говорят, что фиванский генерал Эпаминондаз сказал: Дайте мне один шаг, и у нас будет победа!

Из семисот полных спартанских граждан в битве погибло четыреста …

Поздняя история Спарты

В следующие столетия Спарта в ее сокращенном состоянии находилась под влиянием разных держав, включая Македонию (в конечном счете возглавляемую Александром Македонским), ахейскую лигу (конфедерацию греческих городов) и позднее Рим. В этот период спада спартанцы были вынуждены строить городскую стену впервые.

Были попытки восстановить Спарту в ее бывшей военной мощи. Спартанские цари Агис IV (244-241 г. до н.э.) и позднее Клеоменес III (235-221 г. до н.э.) провели реформы, которые отменили задолженность, перераспределили землю, позволили иностранцам и не гражданам стать спартанцами и в конечном итоге расширили гражданский корпус до 4000 человек. Хотя реформы привели к некоторому обновлению, Клеомен III был вынужден уступить город контролю ахейцев. Агеевская лига, в свою очередь, вместе со всей Грецией в конечном итоге упала в Рим.

Но, хотя Рим контролировал регион, народ Спарты никогда не забывал свою историю. Во втором веке н.э., греческий писатель Паусания посетил Спарту и отметил наличие большого рынка.

«Самая яркая особенность на рынке — портик, который они называют персидским, потому что он был сделан из трофеев, взятых в персидских войнах. Со временем они изменили его, пока он не станет таким же большим и прекрасным, как сейчас. столбы — белые мраморные фигуры персов … », — писал он.

Он также описывает гробницу, посвященную Леонидасу, который к этому моменту умер 600 лет назад в Термопилах.

«Напротив театра находятся две гробницы, первая — Паусаниас, генерал в Платее, второй — Леонидас. Каждый год они выступают с речами над ними и проводят конкурс, в котором никто не может конкурировать, кроме спартанцев», — писал он , «Создана плита с именами и именами их отцов, из тех, кто выдержал борьбу с Фермопилами против персов».

Руины Спарты

Спарта продолжалась в средние века и, действительно, никогда не терялась. Сегодня современный город Спарта стоит около древних руин, население которых составляет более 35 000 человек.

Историк Кэннелл пишет о том, что сегодня с уверенностью можно идентифицировать только три объекта: святилище Артемиды Орфия рядом с Евротами [рекой], храмом Афины Халсиокус (Бронзового дома) на акрополем и ранним римским театром чуть ниже.

Действительно, даже древний писатель Фукидид предсказал, что руины Спарты не выделяются.

Предположим, например, что город Спарта должен был стать безлюдным и что остались только храмы и фундаменты зданий, я думаю, что будущим поколениям со временем было бы очень трудно поверить, что это место действительно было столь же могущественным, каким он был представлен.

Но Фукидид был только наполовину прав. Хотя руины Спарты могут быть не такими впечатляющими, как Афины, Олимпия или ряд других греческих городов, рассказы и легенды о спартанцах живут. И современные люди, смотря фильмы, играя в видеоигры или изучая древнюю историю, знают что-то о том, что означает эта легенда.

tagweb.ru

Спартанцы: рожденные для войны | Русская семерка

Причины могущества Спарты

Спартанцы считали себя Гераклидами – потомками героя Геракла. Их воинственность стала нарицательной, и совершенно обоснованно: боевой строй спартанцев был прямым предшественником фаланги Александра Македонского.

Спартанцы очень чутко относились к знамениям и пророчествам, и внимательно прислушивались к мнению дельфийского оракула. Культурное наследие Спарты не оценено так же подробно, как афинское, во многом из-за настороженности воинственного народа к письму: к примеру, их законы передавались устно, а на не-воинских надгробиях было запрещено писать имена умерших.

Однако если бы не Спарта, культура Греции могла бы быть ассимилирована чужеземцами, беспрестанно вторгавшимися на территории Эллады. Дело в том, что Спарта была фактически единственным полисом, в котором не просто была боеспособная армия, но вся жизнь которого подчинялась строжайшему распорядку дня, призванному дисциплинировать воинов. Возникновением такого милитаризированного общества спартанцы были обязаны уникальным историческим обстоятельствам.

Начало X века до н. э. принято считать временем первого масштабного заселения территории Лаконии – то есть, будущей Спарты и прилегающих к ней земель. В VIII веке спартанцы предприняли колоссальную экспансию близлежащих земель Мессении.

В ходе оккупации они не подвергли местное население смерти, но решили подчинить его себе и сделать рабами, которые известны как илоты – буквально «пленные». Создание колоссального рабовладельческого комплекса повлекло за собой неизбежные восстания – уже в VII веке илоты в течение нескольких лет боролись с поработителями, и это стало уроком Спарте.

Их законы, созданные по легенде царем-законодателем по имени Ликург (в переводе – «волк-труженик») еще в IX веке, послужили укреплению дальнейшей внутриполитической обстановки после завоевания Мессении. Земли илотов спартанцы распределяли между всеми гражданами, а все полноправные граждане имели гоплитское вооружение и составляли костяк армии (порядка 9000 человек в VII веке – в 10 раз больше, чем в любом другом греческом полисе). Укреплении армии, спровоцированное, возможно, опаской перед последующими восстаниями рабов, способствовали чрезвычайному подъему влияния спартанцев в регионе и формированию особенного строя жизни, характерного только для Спарты.

Для оптимальной тренировки воинов-мальчиков с семи лет отправляли в централизованные государственные структуры для воспитания, и до восемнадцати лет те проводили время в интенсивных тренировках. Это было и своеобразной ступенью инициации: чтобы стать полноправным гражданином, нужно было не только успешно пройти все годы тренировок, но и в качестве доказательства своего бесстрашия в одиночку убить кинжалом илота. Неудивительно, что у илотов постоянно возникали поводы для очередных восстаний. Широко распространенная легенда о казни неполноценных спартанских мальчиков или даже младенцев, скорее всего, не имеет под собой реальной исторической основы: в полисе даже была определенный общественная прослойка «гипомейонов», то есть, физически или умственно неполноценных «граждан».

russian7.ru

Битва при Марафоне. История — Путеводитель по Греции

В битве при Марафоне персидская армия потерпела сокрушительное поражение. Под руководством Мильтиада союзным войском афинян и платейцев была уничтожена бо́льшая часть армии противника. Для эллинов сражение стало первой победой над войском империи Ахеменидов.

Для персов поражение их армии не имело больших последствий: их государство находилось на пике могущества и обладало огромными ресурсами.

Дарий I, как это представляли греческие художники в IV векr до н.э. ytbpdtcnty^ ajnj% August Baumeister, Public Domain

После этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать огромное войско для покорения всей Греции. Его планам помешало восстание в Египте в 486 году до н. э. После смерти Дария его трон занял Ксеркс. Подавив египетское восстание, Ксеркс продолжил подготовку к походу на Грецию.

Источники

Основным дошедшим до сегодняшнего времени источником, описывающим битву при Марафоне, является VI книга «Истории» Геродота. Подход «отца истории» к написанию своего труда — «мой долг передавать всё, что рассказывают, но, конечно, верить всему я не обязан. И этому правилу я буду следовать во всём моём историческом труде» — вызывает определённую критику.

Современная статуя Геродота у Венского парламента Pe-Jo, Public Domain

Достоверность сведений в его «Истории» различна. Отдельные рассказы можно отнести к новеллам и легендам. В то же время специальные исследования подтверждают данные Геродота. При написании своих исторических произведений он использовал труды логогра́фов, записи изречений оракулов, памятники официального характера (списки магистратов, жрецов и жриц и пр.), рассказы очевидцев и устные предания. Также Геродоту не была чужда политическая тенденциозность. Проживая в Афинах, он очень высоко оценивает их вклад в окончательную победу над персами. О Спарте он пишет сдержанно, не отрицая при этом её заслуги в войне. Особенно отрицательно относится он к предавшим общеэллинское дело Фивам.

Ктесий в определённой мере дополняет и в то же время противопоставляет себя Геродоту. Будучи потомственным врачом, он попал в плен к персам и в конечном итоге стал придворным у царя Артаксеркса II. Являясь лечащим врачом персидского владыки, Ктесий якобы получил доступ к архивным материалам. По возвращении на родину он написал «Персидскую историю» (др. -греч. Περσικά).

Ктесия критикуют как античные, так и современные исследователи. Недостоверность и баснословность приводимых им данных отмечали Аристотель, Феопомп, Страбон, Лукиан и Плутарх. Современные историки ставят под сомнение сам факт использования Ктесием официальных персидских летописей. Полемизируя с историками-предшественниками, он многое переписывал у них, изменяя лишь детали. Ктесий обвиняет Геродота во лжи и сочинительстве. При этом современные историки отмечают наличие в его «Персидской истории» выдуманных персонажей. Также Ктесий совершает грубые ошибки в датировке происходивших событий и оценке численности войск.

Событиям греко-персидских войн также уделяли внимание жившие намного позже античные историки-биографы Плутарх и Корнелий Непот. Данные о битве при Марафоне приведены в жизнеописаниях Аристида Плутархом и Мильтиада Корнелием Непотом.

Живший семь столетий спустя Павсаний описывает на месте сражения сохранившиеся 4 могильных холма со стелами — один для афинян, другой для платейцев, третий для участвовавших в бою рабов. Также, согласно древнегреческому географу, в Марафонской долине впоследствии похоронили и Мильтиада. Захоронения на поле боя упоминает в своей «Истории» Фукидид. Археологические раскопки подтверждают информацию из античных источников. При раскопках знаменитого археолога-любителя Г. Шлимана и В. Стаиса были обнаружены описанные Павсанием и Фукидидом захоронения.

Предыстория

Ситуация в Афинах

После смерти тирана Писистрата в 527 г. до н. э. власть перешла к его сыновьям Гиппарху и Гиппию. После убийства Гиппарха в 514 г. до н. э. оставшийся в живых Гиппий окружил себя наёмниками, с помощью которых надеялся сохранить власть. В 510 г. до н. э. спартанский царь Клеомен предпринял военный поход против Афин, в результате которого тиран был свергнут. В Афины вернулся представитель рода Алкмеонидов Клисфен. Ему была поручена подготовка новых законов. Осуществлённые им нововведения сделали Афины демократией (др. -греч. δημοκρατία). Также им был введён остракизм — изгнание из города путём голосования выдающихся граждан, которые угрожали демократии. Нововведения Клисфена не нравились представителям афинской аристократии — эвпатридам. Сумев избрать архонтом своего представителя Исагора, они изгнали Клисфена и отменили его реформы. Исагора и его сторонников поддерживали спартанцы. Демос воспротивился этой перемене, поднял восстание и сумел выдворить из Афин как Исагора, так и спартанцев.

После их изгнания могущество города стало возрастать. Однако жители опасались мести со стороны спартанцев. Страх перед их армией был настолько велик, что Клисфен отправил в 508/507 г. до н. э. посольство в Сарды к персидскому сатрапу и брату царя Артаферну. Целью посланников было обеспечение оборонительного союза против спартанцев. Персы потребовали от афинян «земли и воды». Послы согласились. Этот символический акт означал формальное признание своего подчинения. Хотя по возвращении домой послы подверглись «суровому осуждению», персы стали считать афинян своими подданными, подобно ионийским грекам. Дальнейшее неповиновение рассматривалось ими как мятеж. Одной из основных целей последующих военных кампаний империи Ахеменидов в Грецию (поход Мардония 492 г. до н. э., экспедиция Датиса и Артаферна в 490 г. до н. э., а также вторжение армии Ксеркса) стало завоевание Афин.

Начало греко-персидских войн

В 499 году до н. э. греческие полисы на территории Малой Азии, находящиеся под властью персидского царя, подняли восстание. Представители повстанцев отправились к родственным им грекам западного побережья Эгейского моря. Спартанцы не захотели вступать в военный конфликт с персами, в то время как афиняне приняли решение отправить на помощь 20 кораблей. Повстанцам, совместно с афинянами, удалось захватить и сжечь важный город империи и столицу сатрапии Сарды. Дарий желал отомстить участвовавшим в восстании и неподвластным его власти грекам.

Карта Империи Ахеменидов, конец VI века до н.э. Anton Gutsunaev, CC BY-SA 3.0

Также Дарий видел возможность покорить разрозненные древнегреческие города. В 492 году до н. э. во время военной экспедиции персидского военачальника Мардония была завоёвана Фракия, Македония признала верховную власть персидского царя. Таким образом, персы обеспечили своему сухопутному войску проход к территории Древней Греции.

В 491 году до н. э. Дарий отправил послов во все независимые греческие города с требованием «земли и воды», что соответствовало покорности и признанию власти персов. Осознавая силу и военную мощь государства Ахеменидов, все города древней Эллады, кроме Спарты и Афин, приняли унизительные требования. В Афинах послы были преданы суду и казнены. В Спарте их сбросили в колодец, предложив взять оттуда земли и воды.

Экспедиция Датиса и Артаферна

Дарий отстранил Мардония от командования и назначил на его место своего племянника Артаферна, придав ему опытного полководца мидийца Датиса. Основными целями военной экспедиции были завоевание или подчинение Афин и Эретрии на острове Эвбея, которая также оказывала помощь повстанцам, а также Кикладские острова и Наксос. Согласно Геродоту, Дарий приказал Датису и Артаферну «обратить в рабство жителей Афин и Эретрии и привести пред его царские очи». При экспедиции находился и бывший тиран Афин Гиппий.

Во время экспедиции персидское войско завоевало Наксос и в середине лета 490 г. до н. э. высадилось на острове Эвбея. Когда это произошло, жители Эретрии приняли решение не покидать город и постараться выдержать осаду. Войско персов не ограничилось осадой, а пыталось взять город штурмом. Геродот писал о том, что борьба была ожесточённой, и обе стороны понесли тяжёлые потери. Тем не менее после шести дней боёв два знатных эретрийца, Евфорб и Филагр, открыли ворота врагу. Персы вошли в город, разграбили его, сожгли храмы и святилища в отместку за сожжение Сард. Захваченные в плен граждане были обращены в рабство.

Перед битвой

После завоевания Эретрии персы отплыли по направлению к Аттике. По совету находившегося в составе их армии бывшего афинского тирана Гиппия они высадились на равнине неподалёку от города Марафон. Для завоевателей она имела ряд преимуществ. Во-первых, равнина находилась ближе всего к Эретрии. Гавань была удобна и безопасна. В долине персы могли найти богатые и нетронутые пажити, на которых можно было бы пасти коней. Также Датис и Артаферн даже не думали о сражении в открытом поле, а предполагали, что афиняне ограничатся обороной стен своего города. По уверениям Гиппия, из долины можно было выйти по удобным дорогам прямо к Афинам.

Военачальник греческого войска Мильтиад Kingturtle, Public Domain

Узнав об этом, афиняне также направили своё войско к Марафону. Во главе армии по древней традиции находилось десять стратегов. На помощь также прибыло ополчение из Платей. Мнения стратегов относительно дальнейших действий кардинально разошлись. Одни высказывались против битвы в связи с малочисленностью войска, другие же, напротив, советовали вступить в битву. Тогда стратег Мильтиад обратился к полемарху Каллимаху, от решения которого зависело окончательное решение, со словами:

В твоих руках, Каллимах, сделать афинян рабами или же освободить их Ведь с тех пор как существуют Афины, никогда им ещё не грозила столь страшная опасность, как теперь. Мы — десять стратегов — разошлись во мнениях: одни советуют дать битву, а другие — нет. Если мы теперь же не решимся на битву, то я опасаюсь, что нахлынет великий раздор и так потрясёт души афинян, что они подчинятся мидянам. Если же мы сразимся с врагом, прежде чем у кого-либо возникнет гнусный замысел, то мы одолеем, так как ведь существует же божественная справедливость. Всё это теперь в твоей власти и зависит от тебя. Присоединись к моему совету, и твой родной город будет свободен и станет самым могущественным городом в Элладе. А если ты станешь на сторону противников битвы, тогда, конечно, мы погибли.

Своими словами Мильтиад убедил Каллимаха в необходимости немедленного сражения. После принятия принципиального решения дать битву, а не придерживаться оборонительной тактики, все стратеги вслед за Аристидом уступили своё командование Мильтиаду.

Войско из афинян и платейцев прибыло к месту, где высадились персы. Равнина представляла обширную территорию, которая тянулась с юга на северо-восток вдоль моря и делилась ниспадавшим с Пентельского хребта водопадом на две половины. Южная её часть была ограничена горой Пентеликон, которая доходила непосредственно до морского побережья. Северная, отдалённая от Афин половина равнины также была окружена горными цепями. При этом ширина плоского пространства была кажущейся. На северо-востоке простирались обширные болотистые места, зелёная поверхность которых обманывала глаз.

Мильтиад распорядился стать лагерем на вершинах Пентельского хребта, перекрыв таким образом единственную дорогу к Афинам. Именно по ней Гиппий намеревался провести персов. Несколько дней оба войска стояли напротив друг друга и не предпринимали никаких военных действий.

Силы сторон

Греческие силы

У Геродота не приведены данные о численности армии греков, участвовавшей в битве при Марафоне. Корнелий Непот и Павсаний говорят о 9 тысячах афинян и тысяче платейцев. Римский историк III века н. э. Юстин пишет о 10 тысячах афинян и тысяче платейцев. Эти цифры сопоставимы с количеством воинов, которые, согласно Геродоту, участвовали в битве при Платеях через 11 лет после описываемых событий.

Греческая фаланга, реконструкция Tungsten, Public Domain

В своём сочинении «Описание Эллады» Павсаний при рассказе о марафонской долине указывает на наличие на ней братских могил — афинян, платейцев и рабов, которых во время битвы впервые привлекли к военным сражениям. Современные историки в целом соглашаются с приведённой в античных источниках численностью участвовавших в битве эллинов.

Армия персов

Согласно Геродоту, изначально флот персов составлял 600 кораблей. При этом он не указывает численности непосредственно войска, говоря лишь о том, что оно было «многочисленным и прекрасно снаряжённым». Для античных источников характерно завышение численности армии своего побеждённого противника. Это делало победы эллинов ещё более героическими. В диалоге Платона «Менексен» и «Надгробном слове» Лисия указывается 500 тысяч. Живший намного позже римский историк Корнелий Непот оценивает численность армии Датиса и Артаферна в 200 тысяч пехотинцев и 10 тысяч всадников. Наибольшая цифра в 600 тысяч встречается у Юстина.

Персидские воины из гвардии «бессмертных». Фрагмент изразцового рельефа из царского дворца в Сузах mshamma, CC BY 2.0

Современные историки оценивают вторгшуюся на территорию Эллады армию в среднем в 25 тысяч пеших воинов и одну тысячу всадников (хотя встречаются и цифры в 100 тысяч).

Сравнительная характеристика греческого и персидского войск

Войско персов состояло из представителей множества народов и племён, подвластных империи Ахеменидов. Воины каждой народности имели собственное оружие и доспехи. Подробное описание Геродота утверждает, что персы и мидяне носили мягкие войлочные шапки, штаны и пёстрые хитоны. Доспехи их были собраны из железных чешуек наподобие рыбьей чешуи, щиты сплетены из прутьев. На вооружении они имели короткие копья и большие луки с камышовыми стрелами. На правом бедре находился меч-кинжал (акинак). Воины других племён были вооружены значительно хуже, в основном луками, а зачастую просто дубинками и обожжёнными кольями. Из защитного снаряжения, кроме щитов, Геродот упоминает у них медные, кожаные и даже деревянные шлемы.

Греческая фаланга представляла собой плотное боевое построение тяжеловооружённых воинов в несколько шеренг. Во время боя главной задачей являлось сохранение её целостности: место павшего воина занимал другой, стоявший за ним. Главным фактором, оказавшим влияние на развитие фаланги, стало применение большого круглого щита (гоплона) и закрытого шлема коринфского типа. На внутренней поверхности гоплона крепились кожаные ремни, через которые просовывалась рука. Таким образом, щит держался на левом предплечье. Воин управлял щитом, держась за ремень ближе к его краю.

Защищая гоплита слева, такой щит оставлял открытой правую половину туловища. Из-за этого в греческой фаланге воины должны были держаться плотной линией так, чтобы каждый гоплит прикрывал своего соседа слева, будучи прикрытым соседом справа. Для грека потерять щит в бою считалось бесчестьем, так как он использовался не только для собственной безопасности, но и для защиты всей шеренги. Голову гоплита в VI—V вв. до н. э. предохранял бронзовый шлем коринфского (или «дорийского») типа, который носился на войлочной подкладке-шапочке. Глухой коринфский шлем обеспечивал полную защиту головы, но стеснял боковое зрение и слух. Воин видел только врага перед собой, что не представляло особой опасности в плотном боевом построении.

Во времена греко-персидских войн ещё были распространены так называемые «анатомические» бронзовые панцири, состоявшие из нагрудной и спинной пластин. Пластины рельефно со скульптурной точностью воспроизводили мышечные контуры мужского торса. Под панцирем гоплиты носили льняные туники, а спартанцы традиционно укрывались поверх доспехов красными плащами. Недостатком бронзовых кирас были незащищённые бедра. В эту эпоху уже появились так называемые линотораксы, панцири на основе многих слоёв пропитанного клеем льна, которые через несколько десятилетий вытеснили в Греции «анатомические» бронзовые панцири. Линотораксы позволяли прикрыть бёдра, не стесняя движений воина.

В состав защитного снаряжения также входили бронзовые поножи. Они повторяли рельеф передней части голени, чтобы плотно облегать ноги и не мешать ходьбе.

Битва

Немецкий историк-антиковед Эрнст Курциус на основании анализа и сопоставления описаний битвы при Марафоне и предшествующих ей событий объясняет, почему Мильтиад атаковал вражеское войско утром 12 сентября 490 г. до н. э., не дождавшись идущего на помощь спартанского войска. Он обращает внимание на то, что во всех дошедших до нас источниках отсутствует описание действий конницы, на которую персы возлагали большие надежды. На определённых этапах сражения она могла бы сыграть решающую роль. Также у Курциуса вызывает удивление быстрота, с которой якобы была произведена посадка персидского войска на корабли.

Схема битвы при Марафоне Kaidor, CC BY-SA 3.0

В условиях полного разгрома это является маловероятным. Исходя из этого, немецкий историк приходит к выводу, что персы, видя укреплённые позиции афинян и платейцев на горных склонах, отказались от мысли идти на Афины через Марафонский проход. Они предпочли предпринять высадку в более удобном для манёвров месте, где не было бы горных проходов и единственной хорошо укреплённой дороги. Курциус делает вывод, что Мильтиад предпринял своё нападение только тогда, когда персидское войско разделилось и конные отряды уже находились на судах. Таким образом, он напал на войска, оставленные позади и прикрывавшие отъезд армии. При данных предпосылках становится понятным, почему афиняне не дождались выступивших в поход профессиональных воинов спартанцев.

Схема действий греческих и персидских войск во время битвы при Марафоне LiYan, CC0 1.0

Расстояние между греками и персами составляло не менее 8 стадий (около 1,5 километра). Мильтиад выстроил своё войско в боевом порядке — на правом фланге расположились афиняне под командованием Каллимаха, на левом — платейцы, в центре находились граждане из фил Леонтиды и Антиохиды под командованием Фемистокла и Аристида. Боевая линия эллинов оказалась равной по ширине персидской, однако её центр составлял всего несколько рядов в глубину. Именно в центре войско греков было слабее всего. На флангах боевая линия была выстроена значительно плотнее.

После построения греки начали наступление. Согласно Геродоту, все 8 стадиев они пробежали. Современные исследователи подчёркивают невозможность такого наступления для тяжеловооружённых воинов без нарушения боевого порядка. Делается предположение, что первую часть пути афиняне и платейцы прошли маршем и лишь после достижения расстояния, когда до них стали долетать вражеские стрелы (около 200 м), устремились бегом. Для персов нападение стало неожиданным. Как подчёркивает Геродот:

они первыми из всех эллинов напали на врагов бегом и не устрашились вида мидийского одеяния и воинов, одетых по-мидийски. До сих пор даже ведь одно имя мидян приводило в страх эллинов.

Битва длилась долго. В центре боевой линии, где стояли отборные отряды армии Датиса и Артаферна — персы и саки, а греческая линия была слабой, эллины начали отступать. Персы прорвали ряды афинян и стали их преследовать. Однако на обоих флангах победу одержали греки. Вместо преследования отступающих врагов они повернули и атаковали прорвавшие центр войска. В результате среди персов началась паника, и они стали беспорядочно отступать к кораблям. Грекам удалось захватить семь вражеских судов.

реконструкция персидских кораблей перед битвой Dorieo, Public Domain

Согласно Геродоту, потери греков составили всего 192 афинянина, среди которых были полемарх Каллимах и брат Эсхила Кинегир. Потери персов «отец истории» оценивает в 6400 человек. Судьба одного из главных военачальников империи Ахеменидов Датиса разнится в различных античных источниках. Так, согласно Геродоту, Датис возвратился обратно в Азию. Согласно использовавшему персидские летописи Ктесию, Датис погиб во время сражения. Более того, греки отказались выдать персам тело их военачальника.

После битвы

В Афинах существовала влиятельная «проперсидская» партия. Согласно Геродоту, врагу был дан условный сигнал щитом с вершины горы Пентеликон. Впоследствии распространилась молва, что это сделали Алкмеониды, предав таким образом общегреческое дело. Отчалив от Марафона, персидские суда направились к Суниону, чтобы, обогнув его, захватить Афины. Город оставался беззащитным, так как всё ополчение находилось на поле боя на расстоянии в 42 км.

Планы врагов были вовремя разгаданы Мильтиадом. Победителям при Марафоне не суждено было отдохнуть после боя. Оставив отряд во главе с Аристидом для охраны пленных и военных трофеев, греческая армия в полном вооружении совершила форсированный марш к Афинам.

Когда персы достигли Фалерской бухты, то обнаружили, что вся греческая армия снова стоит перед ними. Увидев, что город надёжно охраняется, персы не решились на сражение и отплыли домой.

Коринфский шлем и череп, найденные на месте битвы при Марафоне Keith Schengili-Roberts, GNU 1.2

На следующий день к Афинам прибыла спартанская армия, пройдя расстояние от Спарты (220 км) за 3 дня. Опоздав к сражению, они осмотрели поле боя, воздали хвалу афинянам и возвратились домой. Погибшие были удостоены величайших по меркам древних афинян почестей — их похоронили на поле боя.

Курган, в котором похоронили афинских воинов, павших в битве при Марафоне Tomisti, CC BY-SA 4.0

Победителям при Марафоне Симонид посвятил одну из своих эпиграмм:

В первых рядах на полях Марафона с врагами сражаясь,
Силу блестящих мидян дети Афин разнесли.

Развеяв миф о непобедимости персов, битва при Марафоне значительно подняла боевой дух афинян и впоследствии осталась в их памяти как символ величия Афин. О том значении, которое придавали греки данной победе, свидетельствует большое количество памятников и цитат, посвящённых Марафону. Участвовавший в бою Эсхил пишет в своей эпитафии:

В заливе воют трубы Марафона,
И челюстями брат, уже безрукий,
За скользкую хватается корму.
Нам суждена победа в дивной сече…

Значение битвы для дальнейшего хода греко-персидских войн

Значение битвы по-разному оценивалось воюющими сторонами. Для эллинов она стала первой победой над войском империи Ахеменидов. Для персов поражение их армии не имело больших последствий. Их государство находилось на пике могущества и обладало огромными ресурсами. После этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать огромное войско для покорения всей Греции. Его планам помешало восстание в Египте в 486 году до н. э. В том же году Дарий умер. Его трон занял Ксеркс. Подавив египетское восстание, молодой царь продолжил подготовку к походу на Грецию.

За 10 лет, которые прошли от сражения при Марафоне до нового вторжения персов в Элладу, одним из участников битвы Фемистоклом был проведён ряд реформ по созданию в Афинах мощного флота. Именно его действия впоследствии привели к полному поражению армии Ксеркса.

greece-ru.touristgems.com

Афинский Марафон: история и современность

Ежегодный забег, который проходит недалеко от Афин в местечке Марафон, собирает тысячи спортсменов и любителей бега. Мероприятие проводят в ноябре. Посвящено оно событиям античности, когда в этих местах было грандиозное сражение, в ходе которого афинянами было разбито полчище персов.

Маленький городок Марафон расположен примерно в 35 км от Афин. В 490 году до новой эры то самое сражение стало началом целой серии войн, проходивших между персами и греками. Несколько десятилетий подряд в этих местах устраивают Афинский классический забег. Он идет по маршруту, по которому передвигался гонец из Афин, от места сражения до центра столицы. Сейчас там находится стадион «Панатинаикос».
Протяженность этого маршрута была оценена в конце века 19. Фактически она составила 34 с половиной километра. Измерения проводили от самого поля битвы в Марафоне – до Афин.
Организатором забега считают француза Мишеля Бреаля. Он предложил ввести 35-километровый марафон в программу Олимпийских игр. Основателю современных игр Пьеру де Кубертену очень понравилась эта затея, и был организован пробный забег. В отборочных соревнованиях победу одержал Харилаос Василакос. Дистанцию в почти 35 км он преодолел более чем за 3 часа. На Олимпийских же играх этот же маршрут грек Спиридон Луис преодолел за 2 часа и почти 59 минут, что сильно превзошло результат предшественника. Кстати Луис в пути умудрился остановиться на несколько секунд, чтобы выпить стакан вина.
Ежегодно в ноябре в Марафон съезжаются тысячи спортсменов-профессионалов, а также любителей участия в забегах. Марафон становится финальным событием закрытия программы по легкой атлетике на летних Олимпийских играх. Кстати, такой бег проводится не только в одноименном городке. По всему миру в более чем 1500 городах проходят старты в честь состоявшейся здесь битвы. Считается, что именно это сражение в корне изменило историю.

 Марафон в древности — в веках и в современности

Ученые долго спорили, кто стал первым марафонцем, который преодолел дистанцию от Марафона до Афин. Даже в документах Геродота нет информации об этом. Впрочем, у Плутарха можно кое-что найти. Он упоминает о Фидиппиде. О нем говорят, как о человеке со сверхспособностями. Фидиппид был бравым воином. Как гласит исторический источник, он побывал на Пелопоннесе, а вернувшись, стал участником знаменитой битвы в марафоне. Именно он принес благую весть жителям Афин, преодолев 35-километровый участок. После того, как он прибыл в центр Афин и рассказал всем о победе, тут же умер, говорится в документальных источниках.
Именно в память об этом гонце практически в центре Афин установлен памятник. Фидиппида чтят спортсмены, пробегающие финальный отрезок марафона. Для участников забега, никаких ограничений нет.
Что же до величины дистанции? Ее протяженность была установлена на уровне 34,5 км. В течение долгих лет представители Олимпийского комитета проводили ряд споров. Кто-то предлагал проводить 40-километроые забеги, другие придерживали мнения о том, что нужно оставить 35 км. Никто, в сущности, не знает, какова была первоначальная дистанция, по которой пробежал тот самый гонец. И вот в 1921 г. представители Международной федерации легкой атлетики установили, что бежать спортсмены будут ровно 42 км 195 метров.
До 80-х гг. прошлого века в этом марафоне принимали участие лишь мужчины, но современные веяния привнесли изменения. Теперь вслед за сильной половиной стартуют дамы. Кстати, в 1990 году по этому же маршруту провели даже автогонки. И это еще не все. В рамках мероприятия в честь гонца, принесшего благую весть, много лет подряд здесь проводят благотворительные забеги на дистанции от 5 до 10 км. Есть и специальная дорожка для детей. Они преодолевают расстояние в 760 м.
Как организуют забеги и можно ли туда беспрепятственно попасть?
Точную дату забега необходимо уточнять на официальном сайте организаторов марафона или в мэрии Афин. По традиции марафонцы начинают собираться на старты во второе воскресенье ноября.
Основной забег стартует от места битвы в Марафоне до стадиона в Афинах. Он находится в самом сердце столицы Греции. Чтобы стать участником данного события, следует заблаговременно заявить об этом местным властям. Для этого нужно официально зарегистрироваться на сайте http://www.athensclassicmarathon.org. Потребуется заплатить взнос за участие. Он составляет порядка 90 евро. Греки подают одиночные заявки, а от граждан иных государств принимают только коллективные заявления об участии в марафоне. Следует сформировать группу не менее 10 человек и только после этого пытаться поучаствовать в забеге.
На коротких дистанциях допускается индивидуальное участие. Для этого необходим лишь документ об уплате пошлины. Если заявку отклонили, практически вся сумма взноса возвращается. Греки оставляют себе лишь 10 евро, мотивируя это организационными расходами.

Популярность во всем мире

Этот вид забега – давно стал известным и популярным в разных странах мира. И это благодаря не только древнейшей истории города Марафон, но и самим Олимпийским играм. Считается, что легенда о Фидиппиде была выдумана, а на самом деле гонец пробежал еще большее расстояние за несколько дней, дабы поднять подкрепление, но было это безуспешно.
В день проведения марафона в Афины съезжаются не только его участники, но и большое число зрителей. Просмотр данного события весьма утомителен, поскольку дистанция протяженная, да и преодолевают ее бегуны за довольно длительный промежуток времени. Гораздо проще смотреть данный вид бега по местному телеканалу. Трансляция ведется с расчётом на самые интересные моменты.
На старте все бегут огромной массой. В процессе марафона спортсменам предлагают выпить воды. Конечно, уже с середины дистанции большинство атлетов отсеивается. Остаются лишь самые выносливые бегуны.
Занимательные факты
Самым несчастливым марафонцем стал итальянец Дорандо Пиетри. Это случилось в 1908 г. Несмотря на свое отважное рвение к победе, простой кондитер из Италии четырежды терял сознание на марафонской дистанции. Финишную линию ему пересечь помогли. За это его и дисквалифицировали, несмотря на то, что он пришел быстрее всех. Судьи не одобрили ту помощь, которая ему была оказана в финале.
Современные марафонцы довольно помногу тренируются прежде, чем участвовать в мало-мальски значимых забегах. Ключевое слово – выносливость. Чтобы постоянно поддерживать себя в форме, опытные спортсмены бегают по 60 км в неделю. Новичкам рекомендовано тоже усиленно готовиться в течение нескольких недель. Рацион насыщают углеводами, чтобы не сокращался уровень гликогена.
Если проанализировать забег Фиддипида, по историческим данным ему потребовалось примерно 2 часа на преодоление марафонской дистанции. Для сравнения, современные спортсмены преодолевают это расстояние практически за то же время, с небольшим отрывом. На данный момент рекорд принадлежит кенийцу Раймонду Бетту. В 2010 году из Марафона в Афины он пробежал за 2 часа, 12 минут, 40 секунд. Среди женщин в лидерах литовская бегунья Раса Драздаускайте. Ее результат равен 2 часам, 31 минуте, 6 секундам.
Кстати, это наиболее тяжелый маршрут. Дорога из Марафона в Афины далеко не прямая, да и высота над уровнем моря дает о себе знать. Гораздо проще преодолевать такую же по протяженности дистанцию где-нибудь на равнине, а не в гористой местности.
Итак, дистанция из местечка Марафон в Афины сейчас имеет протяжённость чуть более 40 км, в то время как раньше она составляла 34,5 км. Каждый год эти забеги греки посвящают историческим событиям многовековой давности, когда афиняне победили персов в одном из значимых боев.

gidvgreece.com

Спарта — это… История Спарты. Воины Спарты. Спарта

На юго-востоке самого крупного греческого полуострова — Пелопоннеса — некогда располагалась могущественная Спарта. Это государство находилось в области Лакония, в живописной долине реки Эврот. Его официальное название, которое чаще всего упоминалось в международных договорах, — Лакедемон. Именно от этого государства пошли такие понятия, как «спартанец» и «спартанский». Все слышали также и о жестоком обычае, сложившемся в этом древнем полисе: убивать слабых новорожденных, чтобы поддерживать генофонд своей нации.

История возникновения

Официально Спарту, которая называлась Лакедемоном (от этого слова произошло также название нома — Лакония), возникла в одиннадцатом веке до нашей эры. Спустя некоторое время вся местность, на которой располагался этот город-государство, была захвачена дорийскими племенами. Те же, ассимилировавшись с местными ахейцами, стали спартакиатами в известном сегодня смысле, а прежние жители были превращены в рабов, именуемых илотами.

Самое дорическое из всех государств, которые когда-то знала Древняя Греция, Спарта, находилось на западном берегу Эврота, на месте современного одноименного города. Ее название можно перевести как «разбросанная». Она состояла из поместий и усадеб, которые были разбросаны по Лаконии. А центром являлся невысокий холм, который позднее стал именоваться акрополем. Первоначально Спарта не имела стен и оставалась верна этому принципу вплоть до второго века до нашей эры.

Государственный строй Спарты

В его основе был принцип единства всех полноправных граждан полиса. Для этого государство и право Спарты строго регламентировало жизнь и быт своих подданных, сдерживая их имущественное расслоение. Основы подобного общественного строя были заложены договором легендарного Ликурга. Согласно ему, обязанностями спартанцев были только занятия спортом или военным искусством, а ремесла, земледелие и торговля были делом илотов и периэков.

В результате строй, установленный Ликургом, трансформировал спартиатскую военную демократию в олигархическо-рабовладельческую республику, которая при этом еще сохранила некоторые признаки родоплеменного строя. Здесь не разрешалась частная собственность на землю, которая была разделена на равные участки, считающиеся собственностью общины и не подлежащие продаже. Рабы-илоты также, как предполагают историки, принадлежали государству, а не богатым гражданам.

Спарта — это одно из немногих государств, во главе которого одновременно находилось сразу два царя, которые именовались архагетами. Их власть передавалась по наследству. Полномочия, которыми обладал каждый царь Спарты, сводились не только к военной власти, но и к организации жертвоприношений, а также к участию в совете старейшин.

Последний назывался герусией и состоял из двух архагетов и двадцати восьми геронтов. Старейшин избирали народным собранием пожизненно только из спартанской знати, достигшей шестидесяти лет. Герусия в Спарте исполняла функции некоего правительственного органа. Она подготавливала вопросы, которые необходимо было обсуждать на народных собраниях, а также руководила внешней политикой. Кроме того, совет старейшин рассматривал уголовные дела, а также государственные преступления, направленные, в том числе, и против архагетов.

Суд

Судопроизводство и право древней Спарты регулировала коллегия эфоров. Впервые этот орган появился в восьмом веке до нашей эры. Он состоял из пяти самых достойных граждан государства, которых народным собранием избирали всего на один год. Поначалу полномочия эфоров были ограничены только судопроизводством имущественных споров. Но уже в шестом веке до нашей эры их власть и полномочия растут. Постепенно они начинают вытеснять герусию. Эфорам было дано право созывать народное собрание и герусии, регулировать внешнюю политику, осуществлять внутреннее управление Спартой и ее судопроизводством. Этот орган был настолько важен в общественном строе государства, что в его полномочия входило контролирование должностных лиц, в том числе и архагета.

Народное собрание

Спарта — это образец аристократического государства. В целях подавления подневольного населения, представителей которого именовали илотами, искусственно сдерживалось развитие частной собственности, чтобы сохранялось равенство среди самих спартиатов.

Апеллу, или народное собрание, в Спарте отличала пассивность. Право участвовать в этом органе имели только полноправные граждане мужского пола, достигшие тридцатилетнего возраста. Вначале народное собрание созывал архагет, но впоследствии и руководство им тоже перешло к коллегии эфоров. Апелла не могла обсуждать выдвигаемые вопросы, она лишь отвергала или принимала предложенное ею решение. Голосовали члены народного собрания весьма примитивно: выкрикиванием или разделением участников по разным сторонам, после чего на глаз и определялось большинство.

Население

Жители лакедемонского государства всегда было классово неравноправными. Такую ситуацию создавал общественный строй Спарты, который предусматривал три сословия: элиту, периэков — вольных жителей из близлежащих городов, не имеющих права голоса, а также государственных рабов – илотов.

Спартанцы, которые находились в привилегированных условиях, занимались исключительно войной. Они были далеки от торговли, ремесел и сельского хозяйства, все это было как право отдано на откуп периэкам. В то же время имения элитных спартанцев обрабатывали илоты, которых последние арендовали у государства. Во времена расцвета государства знати было в пять раз меньше, чем периэков, и в десять — илотов.

История Спарты

Все периоды существования этого одного из самых древних государств можно разделить на доисторическую, античную, классическую, римскую и эллинистическую эпохи. Каждая из них оставила свой отпечаток не только в формировании древнего государства Спарта. Греция очень много позаимствовала из этой истории в процессе своего становления.

Доисторическая эпоха

На лаконских землях первоначально жили лелеги, но после захвата Пелопоннеса дорийцами эта область, которая всегда считалась самой неплодородной и вообще незначительной, в результате обмана досталась двум несовершеннолетним сыновьям легендарного царя Аристодема – Еврисфену и Проклу.

Вскоре главным городом Лакедемона стала Спарта, строй которой долгое время ничем не выделялся среди остальных дорических государств. Она вела постоянные внешние войны с соседними аргосскими или аркадскими городами. Самый значимый подъем приходится на время правления Ликурга – древнеспартанского законодателя, которому древние историки в один голос приписывают политическое устройство, впоследствии господствовавшее в Спарте в течение нескольких столетий.

Античная эпоха

После победы в войнах, длящихся с 743 до 723 и с 685 до 668 гг. до нашей эры, Спарта смогла окончательно победить и захватить Мессению. В результате ее древние жители были лишены своих земель и превращены в илотов. Спустя шесть лет Спарта ценой невероятных усилий победила и аркадян, и в 660 году до н. э. принудила Тегею признать ее гегемонию. Согласно договору, хранящемуся на поставленной поблизости с Алфеей колонне, она заставила ее заключить военный союз. Именно с этого времени Спарта в глазах народов стала считаться первым государством Греции.

История Спарты на этом этапе сводится к тому, что ее жители начали предпринимать попытки свергнуть тиранов, появляющихся с седьмого тысячелетия до н. э. практически во всех греческих государствах. Именно спартанцы помогли изгнать Кипселидов из Коринфа, Писистратов из Афин, они способствовали освобождению Сикиона и Фокиды, а также нескольких островов в Эгейском море, тем самым приобретя в разных государствах благодарных сторонников.

История Спарты в классическую эпоху

Заключив союз с Тегеей и Элидой, спартанцы стали привлекать на свою сторону и остальные города Лаконии и соседних областей. В результате образовался Пелопоннесский союз, гегемонию в котором взяла на себя Спарта. Это были для нее прекрасные времена: она осуществляла руководство на войнах, являлась центром собраний и всех совещаний Союза, не посягая при этом на независимость отдельных государств, сохранявших автономию.

Спарта никогда не пыталась распространять собственную власть на Пелопоннес, однако угроза опасности подтолкнула все остальные государства, за исключением Аргоса, во время греко-персидских войн перейти под ее покровительство. Устранив непосредственно опасность, спартанцы, осознавая, что не в силах вести войну с персами далеко от собственных рубежей, не стали возражать, когда Афины взяли на себя дальнейшее руководящее первенство на войне, ограничившись лишь полуостровом.

С этого времени начали проявляться признаки соперничества между этими двумя государствами, впоследствии вылившееся в Первую Пелопоннесскую войну, закончившуюся Тридцатилетним миром. Боевые действия не только сломили могущество Афин и установили гегемонию Спарты, но и привели к постепенному нарушению ее устоев — законодательства Ликурга.

В результате в 397 году до нашего летоисчисления случилось восстание Кинадона, которое, правда, не увенчалось успехом. Однако после определенных неудач, особенно поражения в сражении при Книде в 394-м до н. э, Спарта уступила Малую Азию, но зато стала судьей и посредником в греческих делах, таким образом мотивируя свою политику свободой всех государств, и смогла обеспечить за собой первенство в союзе с Персией. И только Фивы не подчинились поставленным условиям, тем самым лишив Спарту преимуществ столь позорного для нее мира.

Эллинистическая и римская эпоха

Начиная с этих лет, государство стало достаточно быстро приходить в упадок. Обедненная и обремененная долгами своих граждан, Спарта, строй которой был основан на законодательстве Ликурга, превратилась в пустую форму правления. Был заключен союз с фокеянами. И хотя спартанцы и послали им помощь, однако не предоставили настоящей поддержки. В отсутствие Александра Македонского царем Агисом с помощью полученных от Дария денег была предпринята попытка избавиться от македонского ига. Но он, потерпев неудачу в боях при Мегаполисе, был убит. Постепенно стал исчезать и ставший нарицательным дух, которым так славилась Спарта.

Расцвет империи

Спарта – это государство, которое на протяжении трех столетий было предметом зависти всей Древней Греции. В период между восьмым и пятым веками до нашей эры оно было скоплением сотен городов, часто воюющих друг с другом. Одной из ключевых фигур для становления Спарты как мощного и сильного государства стал Ликург. До его появления она мало чем отличалась от остальных древнегреческих полисов-государств. Но с приходом Ликурга ситуация поменялась, а приоритеты в развитии были даны военному искусству. С этого момента Лакедемон и стал преображаться. И именно на этот период приходится его расцвет.

Начиная с восьмого века до н. э. Спарта стала вести захватнические войны, покоряя один за другим своих соседей на Пелопоннесе. После череды удачных военных операций Спарта перешла к установлению дипломатических связей с самыми сильными своими противниками. Заключив несколько договоров, Лакедемон встал во главе союза Пелопонесских государств, считавшегося одним из могущественных образований Древней Греции. Создание Спартой этого альянса должно было послужить для отражения персидского вторжения.

Государство Спарта было загадкой для историков. Греки не только восхищались его гражданами, но побаивались их. Один вид бронзовых щитов и алых плащей, которые носили воины Спарты, обращал противников в бегство, вынуждая их капитулировать.

Не только врагам, но и самим грекам не очень нравилось, когда армия, даже небольшая, располагалась рядом с ними. Объяснялось все очень просто: воины Спарты имели репутацию непобедимых. Вид их фаланг приводил в состояние паники даже видавших виды. И хотя в сражениях в те времена участвовало только небольшое количество бойцов, тем не менее, они никогда не длились долго.

Начало спада империи

Но в начале пятого века до н. э. массивное вторжение, предпринятое с Востока, послужило началом упадка могущества Спарты. Огромная персидская империя, всегда мечтавшая о расширении своих территорий, направила в Грецию многочисленную армию. Двести тысяч человек встали у границ Эллады. Но греки, во главе которых стояли спартанцы, приняли вызов.

Царь Леонид

Будучи сыном Анаксандрида, этот царь относился к династии Агиадов. После смерти своих старших братьев, Дориэя и Клемена Первого, правление принял на себя именно Леонид. Спарта в 480 годы до нашего летоисчисления находилась в состоянии войны с Персией. И имя Леонида связывают с бессмертным подвигом спартанцев, когда в Фермопильском ущелье произошло сражение, оставшееся в истории на века.

Произошло это в 480 году до н. э., когда полчища персидского царя Ксеркса пытались захватить узкий проход, соединяющий Среднюю Грецию с Фессалией. Во главе войск, в том числе и союзных, стоял царь Леонид. Спарта в то время занимала первенствующую позицию среди дружественных государств. Но Ксеркс, воспользовавшись предательством недовольных, обошел Фермопильское ущелье и зашел в тыл греков.

Воины Спарты

Узнав об этом, Леонид, который сражался наравне со своими воинами, распустил союзнические отряды, отправив их по домам. А сам с горсткой воинов, численность которых составляла всего триста человек, встал на пути двадцатитысячной персидской армии. Фермопильское ущелье являлось стратегическим для греков. В случае поражения они были бы отрезаны от Средней Греции, и их участь была бы предрешена.

В течение четырех дней персы так и не смогли сломить несравнимо меньшие силы противника. Герои Спарты сражались как львы. Но силы были неравны.

Бесстрашные воины Спарты погибли все до одного. Вместе с ними до конца сражался и их царь Леонид, который не захотел бросить боевых товарищей.

Имя Леонида навсегда вошло в историю. Летописцы, в том числе и Геродот, писали: «Многие цари умерли и уже давно забыты. Но Леонида знают и чтят все. Его имя всегда будет помнить Спарта, Греция. И не потому, что он был царем, а потому, что он до конца исполнил свой долг перед родиной и погиб как герой. Об этом эпизоде в жизни героических эллинов сняты фильмы, написаны книги.

Подвиг спартанцев

Персидский царь Ксеркс, которого не покидала мечта захватить Элладу, вторгся в Грецию в 480-м году до Рождества Христова. В это время эллины проводили Олимпийские игры. Спартанцы же готовились праздновать Карнеи.

Оба эти праздника обязывали греков соблюдать священное перемирие. Именно это и было одной из основных причин того, почему в Фермопильском ущелье персам противостоял лишь небольшой отряд.

Навстречу многотысячной армии Ксеркса направился отряд в триста спартанцев во главе с царем Леонидом. Воины отбирались по принципу наличия у них детей. По пути к ополченцам Леонида присоединилось по тысяче человек тегейцев, аркадцев и мантинейцев, а также сто двадцать — из Орхомен. Из Коринфа было направлено четыреста воинов, из Флиунта и Микен — триста.

Когда это немногочисленное войско подошло к Фермопильскому проходу и увидело количество персов, многие воины испугались и стали вести разговоры об отступлении. Часть союзников предлагала отойти на полуостров, чтобы охранять Истм. Однако другие пришли в негодование от подобного решения. Леонид, приказал войску оставаться на месте, послал во все города вестников с просьбой о подмоге, поскольку у них было слишком мало воинов, чтобы успешно отразить нападение персов.

Целых четыре дня царь Ксеркс, надеясь, что греки обратятся в бегство, не начинал боевых действий. Но увидев, что этого не происходит, он послал против них кассиев и мидян с приказом взять Леонида живым и привести к нему. Те стремительно набросились на эллинов. Каждый натиск мидян заканчивался огромными потерями, но на место павших приходили другие. Именно тогда и спартанцам, и персам стало ясно, что людей у Ксеркса много, но воинов среди них мало. Бой длился целый день.

Получив решительный отпор, мидяне вынужденно отступили. Но на смену им пришли персы, которыми руководил Гидарн. Ксеркс называл их «бессмертным» отрядом и надеялся, что они легко покончат со спартанцами. Но в рукопашной борьбе и им не удалось, так же, как и мидянам, добиться большого успеха.

Персам приходилось драться в тесноте, причем с более короткими копьями, тогда как у эллинов они были длиннее, что в данном поединке давало определенное преимущество.

Ночью спартанцы снова напали на персидский лагерь. Им удалось перебить множество врагов, но их главной целью было поражение в общей суматохе самого Ксеркса. И только когда рассвело, персы увидели немногочисленность отряда царя Леонида. Они забросали спартанцев копьями и добили стрелами.

Дорога к Средней Греции для персов была открыта. Ксеркс лично осматривал поле битвы. Найдя погибшего спартанского царя, он приказал тому отрубить голову и посадить ее на кол.

Существует легенда о том, что царь Леонид, отправляясь в Фермопилы, отчетливо понимал, что погибнет, поэтому на вопрос жены во время прощания о том, какие будут распоряжения, он наказал найти себе хорошего мужа и родить сыновей. В этом и была жизненная позиция спартанцев, готовых умереть за Родину на поле боя, чтобы получить венец славы.

Начало Пелопонесской войны

Спустя некоторые время враждующие между собой греческие полисы объединились и смогли дать отпор Ксерксу. Но, невзирая на совместную победу над персами, союз между Спартой и Афинами долго не продержался. В 431 году до н. э. разразилась Пелопонесская война. И только спустя несколько десятков лет победу смогло одержало Спартанское государство.

Но не всем в Древней Греции нравилось верховенство Лакедемона. Поэтому полвека спустя разразились новые боевые действия. На этот раз его соперниками стали Фивы, которым с союзниками удалось нанести Спарте серьезное поражение. В результате могущество государства было утрачено.

Заключение

Именно такой была древняя Спарта. Она была одним из основных претендентов на первенство и главенство в древнегреческой картине мира. Некоторые вехи спартанской истории воспеты в произведениях великого Гомера. Особое место среди них занимает выдающаяся «Илиада».

А ныне от этого славного полиса ныне остались лишь развалины некоторых ее сооружений и неувядаемая слава. До современников дошли легенды о героизме ее воинов, а также небольшой городок с одноименным наименованием на юге полуострова Пелопоннес.

fb.ru

Спарты и спартанцы: savliy

Происхождение названия «Спарта» достоверно не установленно. Между тем древнегреческое значение слова Σπάρτᾱ (Спарта) очень близко к понятию «род человеческий» — σπαρτῶν γένος. Как и у многих древних племен самоназвание означало просто «люди». Другое близкое понятие οἱ σπαρτοί — сыны земли, казалось бы, говорит о сельском характере труда спартанцев. Смущает исследователей значение σπαρτός — посеянный, выросший из земли. Данное значение дало название фиванским родам Σπαρτός — «посеянным», выросшим из зубов дракона, а вовсе не из зерен, которые рассеивают сельские труженики.

Некоторые современные историки предлагают не путать спартов со спартанцами. Действительно, фиванские мифы возводят родословные своих героев к спартам, а о спартанцах как потомках спартов мы не знаем ничего. Из рода спартов происходили и реальные исторические персонажи – полководец фиванцев Эпаминонд. Плутарх также упоминает Пифона Фисбийского из рода спартов. Эта скудная информация, мало чего доказывает. Необходимо признать, что мы вообще мало знаем о греческой архаике, а тем более – о предшествовавших «темных веках».

Мифология дает нам расшифровку исторического сюжета – возможность создать приемлемую версию истории, которая в достоверных свидетельствах нам не известна.

Сын финикийского царя Агенора, внук Посейдона Кадм победил некоего чудовище, созданное Аресом – богом войны. Посеянные зубы дракона взошли в виде людей, которые сразу были облачены в панцири и вооружены. Но эти «сеянные» затеяли меж собой схватку, и выжили из них всего пять человек. На «земляное» происхождение указывают имена оставшихся — Хтоний (земляной человек), Удей (подземный человек),  Пелор (великан), Гиперион (сверхмощный), Эхион (человек-змея). Последний явно связан с чудовищем-драконом, с которым когда-то пришлось разделаться Кадму. Не случайно, чтобы закрепить свою победу Кадм выдал за него свою дочь Агаву. Выжившие «спарты» стали охраной Кадма.

Характерно испытание Кадма. После похищения Зевсом его сестры Европы, Кадм и его браться были отправлены отцом на поиски, но рассеялись по свету, так и не найдя ее. Они «рассеялись» — то есть, тоже были «спартами». Скорее всего, название «спарты» для «выросших из земли» было связано не с этим фантастическим сюжетом, а со службой у Кадма, который был «сеянным» — командированным своим отцом.

В своих поисках Кадм набрел на Оракул Аполлона (может быть, Дельфы – спартанскую святыню), где получил указание «ходить за коровой» (то есть, за Герой, богиней-коровой, супругой-сестрой Зевса) пока она не ляжет (это продолжение мотива поиска сестры-Европы, украденной Зевсом, обернувшимся быком). Там Кадм, победив дракона Ареса (дракон – земное, хтоническое существо), в наказание был 8 лет в услужении у бога войны, а потом основал город Фивы. Получив от Зевса дочь Ареса Гармонию, Кадм стал царем. Затем, то ли по нуждам войны, то ли в результате изгнания переселился в Иллирию, где и царствовал. Но горевал оттого, что его дочери и сын погибли —  Ино не угодила Гере за то, что вскормила Диониса, а Актеон не поладил с Артемидой, убив ее священную лань. Кадм с женой были изгнаны из Фив, а по мифу -превращены богами сначала в змеев (то есть, обращены в землю), а потом в горы Иллирии.

Иногда миф о «спартах» трактуют, предполагая, что побежденные были «рассеяны» Кадмом по окрестностям – попросту разбежались. И их потомки, якобы, приобрели постыдное прозвище «рассеянные» — «спарты». Другая трактовка, напротив, гласит, что Кадм собрал рассеянных людей, которые постоянно воевали меж собой. И остались только пять племен во главе со своими вождями. Вторая версия выглядит более правдоподобно. Так или иначе, Кадм был пришлым царем местных земледельцев с их хтоническими культами. Был он «спартом», его союзники звались «спартами» — то есть, проще говоря, колонистами. И насаждал иные культы, убив дракона. Но без особого успеха – его самого «обратили в дракона», древние культы оказались сильнее «спартов».

Скорее всего, Кадм – реальный персонаж. Имя Кадма упоминается в письме микенского правителя хеттскому владыке (ок. 1250 года до н.э.) по поводу владения группой островов, завоеванных в прошлом Кадмом. Этимология имени относится к финикийскому «древний» или «восточный».

Если отбросить мифологический пафос, то получится, что сыновья-воеводы финикийского царя отправились в разные страны воевать и служить. Кадм оказался в Фивах, в стране земледельцев. Там он долгое время служил, а потом унаследовал власть, женившись на дочери царя. Другие его братья-«спарты» стали царями в Малой Азии и Африке. Может быть, кому-то из не известных нам завоевателей достался Пелопоннес, и там образовалась Спарта. Другой вариант: воеводы Кадма отправились на Пелопоннес, но возвращаться им было некуда – Кадм был свергнут и бежал в Иллирик. Также можно трактовать «спартов» как «выросших как из-под земли», то есть, объявившихся внезапно. Завоеватели нахлынули внезапно и стали правителями. Их стремительность была сопоставлена с древней легендой о выросших из земли богатырях – из посеянных зубов дракона. Собственно, финикийские колонисты были не менее проворны и вездесущи, чем впоследствии колонисты Афин и других греческих городов.

 «Рассеянным» в ареале экспансии отрядов царя Агенора мы встречаем и сакральное пространство. Светлые олимпийские боги создали резиденцию на Олимпе – трехгорбой вершине на севере Греции, подавив при этом порождение Земли – титанов — и уничтожив хтонических драконов, божеств древнейшей догреческой и даже домикенской цивилизации. При этом гора Олимп находится вовсе не в центре греческой цивилизации, а на границе Фессалии и Македонии. Были также свои Олимпы и в Малой Азии (Ликия и Мизия), на Крите (два Олимпа, одна из гор выше Фессалийской), на юге Греции — в Лаконике и Аркадии, на западе — в Элиде близ святилища Олимпия, где проводились Олимпийские игры. Олимп – название догреческое, но получившее священный статус только в греческие времена, когда фессалийский Олимп стал обиталищем богов пришлых народов. Скорее всего, «олимп» означает «небеса» и «поднебесные горы». Греки, образовав на месте древней цивилизации свою собственную, заселили эти горы своими светлыми антропоморфными богами.

Аполлон, руководивший действиями Кадма и предопределивший его судьбу, в крито-микенских текстах не встречается. Если считать датировку упоминания Кадма как реального исторического персонажа, то речь идет о южноарийской миграции, и тогда культ Аполлона, да и всех олимпийских богов – арийский и скотоводческий. Родина матери Аполлона – Гиперборея, куда он, согласно мифу, улетает осенью. Вероятно, через это родство мы имеем указание на участие в заселении Пелопоннеса также и северо-арийскими мигрантами. И в то же время культ Аполлона многосложен, мифологические сюжеты уже античных авторов понуждали говорить, что «аполлонов» в мифах то ли четыре, то ли шесть.

Аполлон, сын Зевса и Лето, гипербореец и совсем не земледелец. Он в греческой мифологии – хранитель стад и победитель Пифона (Дельфина) – хтонического чудовища. За убийство Пифона он был отправлен Зевсом пасти стада фессалийского царя те же восемь лет (божественный год), что и Кадм. Кадм по мифу аналогичен Аполлону – он представитель не земледельческой, а скотоводческой цивилизации. Побежденные им земледельцы Фив не были ему родственниками, и его изгнание было логичным. Иное дело, что после него и его соплеменников остались «спарты» — отдельные родовые ветви, восходящие к пришлому, а потом изгнанному правителю.

Греческая мифология отчетливо указывает на две большие общины – земледельческую и скотоводческую, которые имели разных богов, лишь отчасти умиротворенных в мифологических сюжетах классического периода, где побежденным хтоническим богам оставлена достаточно веская роль. «Спарты», очевидно, — носители аполлонического культа. Сестра-близнец Аполлона – Артемида – становится одной из самых почитаемых богинь Спарты.



savliy.livejournal.com

Миф о битве при Марафоне: как «мирные» афиняне научили спартанцев бить персов | История | ИноСМИ

Филиппид бежал без остановки все 42 километра. Он бежал буквально до последнего вздоха. По легенде (не содержащейся, впрочем, в текстах Геродота) этот греческий солдат был послан в Афины с сообщением о том, что персы разбиты при Марафоне, чтобы афиняне не сдали город. Едва выкрикнув эту весть и тем самым предотвратив готовящееся восстание персидских союзников, Филлипид упал замертво, где стоял. Эта история, записанная 600 лет спустя, возможно, не соответствующая действительности (зачем бежать, когда можно ехать верхом?), тем не менее говорит нам о том, насколько морфологизованы подобные эпизоды в Античности. Последующее прославление героических «марафонцев» в афинской литературе скрывает тот факт, что победа была весьма ограниченной и отсрочила поражение греков всего на несколько лет.

 

Война Запада против Востока

За десятилетие до спартанского самопожертвования в Фермопильском ущелье соперничество между Персидской империей и греческими полисами впервые выразилось в военном столкновении, Царь персов Дарий I, отец Ксеркса, в 492 году до н.э. совершил попытку вторжения на территорию материковой Греции, желая наказать Афины и Эритрею за то, что они поддержали восстание в персидских городах Малой Азии и Кипра. Персидские власти вели себя достаточно толерантно в этих ионийских полисах, хотя автократическая природа господства Дария и изменения в системе налогообложения рано или поздно грозили привести к мятежу.

Первый этап греко-персидских войн стал благоприятным для интересов персидского войска, которое вновь подчинило себе Фракию и принудило Македонию стать вассальным государством Персии. Но потом буря разметала близ горы Афон флот персидского полководца, отсрочив дальнейшие военные действия на год. Все области Греции выразили согласие подчиниться персам, сообщив о нем посланникам Дария, кроме Афин и Спарты, которые казнили послов в кинематографическом стиле «This is Sparta!».

Именно по причине этих казней Дарий объявил о начале второй военной кампании под командованием Датиса и Артаферна, целью которой было разрушить Афины и Спарту. Согласно легенде, персидский царь спросил: «Кто эти люди, зовущиеся афинянами?» И не удовлетворившись ответом, воскликнул «Великий бог! Дай мне возможность отомстить афинянам!» Флот, состоящий почти из двадцати тысяч пеших воинов и всадников, был собран в Киликии (на южном побережье Анатолийского полуострова) и двинулся, сея на своем пути ужас и разрушения, от острова к острову, пока не достиг Эритреи, которая была стерта с лица земли, а ее жители взяты в плен. Затем армия персов двинулась в Аттику и высадилась в Марафоне по совету бывшего афинского тирана Гиппия. Диктатор, свергнутый после недолгого правления спартанцами, укрылся при дворе Дария I. Когда персы пригрозили нападением на Афины, чтобы снова сделать правителем Гиппия, они прекрасно знали, что у старого тирана оставалось еще много сторонников в городе.

Узнав, что войско Дария высадились недалеко от столицы, молодая афинская демократия попросила помощи у Спарты (правильное название лакедемоняне, поскольку полиса Спарта не существовало), которая не сразу откликнулась, так как известие о нападении пришло в разгар карнавала. Старинный знакомый персов, Мильтиад, встал во главе афинской армии, имевшей всего 10 тысяч гоплитов, и предложил выйти на встречу врагу, несмотря на его колоссальное численное превосходство — 20 тысяч воинов, согласно Геродоту. Мильтиад рассудил, что выбранное Гиппием место в северо-западном районе Аттики не слишком подходит для крупномасштабной битвы, потому что долина разделена поперек ручьем, но зато идеально для того, чтобы фаланги гоплитов продемонстрировали свой потенциал.

Клич афинян

Гоплиты набирались из горожан, владевших небольшими сельскохозяйственными наделами земли, в случае необходимости защищать город, сами приобретали снаряжение (бронзовые поножи, шлем, выпуклый щит, кирасу, копье с двумя наконечниками и меч) и являлись на фронт. Их построение в форме фаланги делало их практически неуязвимыми: плотные ряды, защищенные высокими щитами, ощетинивались тремя рядами копий навстречу вражеской кавалерии. Правила гоплитов не поощряли индивидуальных подвигов вне строя, отряды лучников тоже были редким явлением. Недаром как раз накануне битвы при Марафоне были освобождены афинские рабы, из которых сформировали подразделения легкой пехоты, пращников и метателей копий. Кроме того, тысяча платеян (город Платея был верным союзником Афин) поддержали афинян в этом сражении.

Силы персов в Марафоне под командованием Артаферна, племянника Дария, состояли из солдат разного происхождения, которые говорили на разных языках и не имели опыта совместной войны. Несмотря на количественное превосходство, недостаточная координация и более слабое вооружение являлись их слабым местом по сравнению с гоплитами. Плетеные ивовые щиты и короткие копья не спасали в рукопашном бою, а конница пасовала перед грозными рядами афинской фаланги.

Несколько дней обе армии держались оборонительной тактики. Расстояние между ними составляло полтора километра, что позволяло персам отчетливо слышать воинственные кличи афинян: «Ελελεσ! Ελελεσ!» (Элелеу, Элелеу). Захватчики не отваживались напасть на греков, которые укрепились за оградой священной рощи, посвященной Гераклу. А афиняне побаивались спускаться в долину, где они могли стать легкой добычей для иранских стрел. И снова мифологизированная версия указывает на Мильтиада как на сторонника скорейшей атаки, которой противостояли другие военачальники. Вероятнее всего, греки все же выждали по максимуму не из-за излишней осмотрительности, а в надежде на прибытие спартанцев.

11 сентября 490 года до н.э. (по греческому календарю) план Мильтиада восторжествовал, и он приказал гоплитам атаковать бегом, чтобы как можно быстрее преодолеть расстояние, отделяющее их от врага, и, таким образом, избежать его стрел. Маневренность была еще одним из преимуществ греческой пехоты. Современные авторы, правда, подвергают сомнению способность гоплитов быстро перемещаться на такое расстояние с таким тяжелым вооружением, не спутав ряды.

 

Что правда, а что миф

Основной силой персов были их лучники, которым не удалось блеснуть в силу внезапности нападения афинян, а также конница, которая отсутствовала в Марафоне, потому что Датис, второй иранский военачальник, отплыл со всеми всадниками в долину Фалиро.

В пехотном столкновении греки поначалу сдали в центре, но на флангах подавили всякое сопротивление противника. Тактика Мильтиада состояла в атаке с флангов, так, чтобы окружающий маневр гоплитов отрезал атакующее ядро персов. Это был успех. Афиняне весь день били врага, загнав его к вечеру в болото. Геродот оценивает потери персов в 6 тысяч 400 человек в сравнении со 192 погибшими греками. Однако Датис имел достаточно людей, чтобы на кораблях отправиться в Афины. Он прекрасно понимал, что в отсутствие защитников города персидского флота будет достаточно, что сторонники тирана Гиппия подняли восстание и сдали столицу.

И тогда гемеродром (так назывались профессиональные афинские скороходы) побежал из Марафона в Афины — 42 километра без остановки — чтобы сообщить афинянам о победе греков и возможном прибытии персов. Он успел крикнуть: «Радуйтесь, афиняне, мы победили!» и упал замертво. Это скорее легенда, чем действительность. Геродот не упоминает об этом обстоятельстве (у него Филлипид пробежал 200 км, чтобы просить помощи у спартанцев). Более того, другие авторы не сходятся даже в имени гонца: Лукиан Самосатский называет его Филлипидом, Плутарх — Терсиппом. Филолог Мишель Бреаль (Michel Bréal), вдохновленный этой историей, предложил Пьеру де Кубертену (Pierre de Coubertin) организовать забег под названием «марафон» в рамках современных Олимпийских игр.

В конечном итоге Датис укрылся в Фалиро с 10 тысячью воинов прежде чем вернуться домой, а сторонники Гиппия так и не подняли восстания. Был ли марафонский бегун причиной того, что Афины не пали? Почему Датис не решился атаковать город, когда его противники находились аж в сорока километрах? Известно лишь то, что мифы почему-то умалчивают о том, что в день сражения армия из 2 тысяч спартанцев прибыла в Афины, проделав более 200 км за два дня. Афинянам больше нравилась невероятная история про героического гонца, чем заслуги соседей, которые некогда были противниками.

Для персов поражение при Марафоне было всего лишь прологом к вторжению библейского масштаба, которое произойдет во времена Ксеркса и Леонида. Убежденные в том, что они могут завоевать континентальную Грецию, иранцы, зализав раны, предприняли новую попытку. После восстания в Египте (486 год до н.э.) и смерти Дария (486 год до н.э.), Ксеркс I собрал беспрецедентные в истории флот и армию «бессмертных». В то время как афиняне воспевали свою ставшую легендарной победу, умалчивая о том, что Персия по-прежнему была незыблемой державой, и что битва при Марафоне не была столкновение между кучкой греков с полчищами варваров, а победой за счет тактической ошибки завоевателей.

Почив на лаврах, Мильтиад попытался атаковать остров Парос в 489 году до н.э., воспользовавшись предположительной слабостью персов. Он вернулся без обещанной победы, но с раной, от которой вскоре умер. Одно дело было обороняться, и совсем другое — воевать на чужой территории. К такой войне Греция еще не была готова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о