История создания лермонтова смерть поэта – «Дело о стихах». Как «Смерть поэта» принесла Лермонтову славу и ссылку | История | Общество

Содержание

Лермонтов «Смерть Поэта» – анализ и история создания

Гибель Пушкина вызвала в Петербурге огромное негодование по адресу Дантеса и его приемного отца Геккерена и небывалое выражение любви к поэту. Десятки тысяч людей перебывали возле дома на Мойке, где умирал Пушкин, нескончаемая вереница шла через квартиру мимо гроба убитого. В эти дни столичное общество резко разделилось на два лагеря: высшая аристократия во всем обвиняла Пушкина и оправдывала Дантеса, люди менее высокопоставленные восприняли гибель поэта как национальное бедствие.

Выражения недовольства заставили правительство Николая I принять чрезвычайные меры: дом поэта в час выноса тела был оцеплен жандармами, панихида в Исаакиевской церкви отменена и отслужена в церкви придворной, куда пускали по специальным билетам. Гроб с телом Пушкина отправили в псковскую деревню ночью, тайно и под конвоем. Друзей Пушкина обвиняли в намерении устроить из погребения поэта политическую манифестацию.

В таких условиях стихотворение Лермонтова (см. его полный текст на нашем сайте) было воспринято в русском обществе как смелое выражение протеста.

 

Сергей Безруков читает стихотворение М. Ю. Лермонтова «Смерть поэта»

 

Излагая впоследствии обстоятельства, при которых стихотворение было написано, арестованный Лермонтов показал, что по болезни не выходил из дому в эти дни. Однако имеются основания считать, что показание сделано было с тем, чтобы отклонить нежелательные вопросы о том, где он бывал и с кем в это время встречался. П. П. Семенов-Тянь-Шанский, знаменитый впоследствии географ и путешественник, а в ту пору десятилетний мальчик, приезжал к дому Пушкина вместе со своим дядей, цензором В. Н. Семеновым, чтобы справиться о состоянии здоровья поэта, и там, на Мойке, возле дома, где умирал Пушкин, они видели Лермонтова.

Есть сведения, что стихотворение распространялось в списках уже 30 января – на другой день после смерти поэта. К «Делу о непозволительных стихах…» приложена копия, под которой выставлена дата: «28 Генваря 1837 года» – хотя Пушкин умер только 29-го. Однако следует иметь в виду, что слух о смерти Пушкина распространялся несколько раз в продолжение двух с половиной дней, в частности, вечером 28-го. Видимо, в этот вечер Лермонтов и написал первую часть «элегии» после горячего спора с приятелями, навестившими его на квартире, где он жил вместе со своим другом Святославом Раевским. Раевский писал потом, что «элегия» (то есть первоначальный текст стихотворения, кончая словами: «И на устах его печать») была отражением мнений не одного Лермонтова, «но весьма многих». По словам другого очевидца – родственника поэта А. Шан-Гирея, – она была написана в продолжение «нескольких минут». С помощью друзей и сослуживцев Раевского – чиновников департамента государственных имуществ и департамента военных поселений этот текст был размножен и распространился по городу во множестве списков.

Через несколько дней (7 февраля) к Лермонтову приехал его родственник – камер-юнкер Николай Столыпин, один из ближайших сотрудников министра иностранных дел Нессельроде. Возник спор о Пушкине и о Дантесе, в котором Столыпин принял сторону убийцы поэта. Выражая враждебное отношение к Пушкину великосветских кругов и суждения, исходившие из салона злейшего врага Пушкина графини Нессельроде, он стал утверждать, что Дантес не мог поступить иначе, чем поступил, что иностранцы не подлежат русскому суду и русским законам. Как бы в ответ на эти слова Лермонтов тут же приписал к стихотворению шестнадцать новых – заключительных – строк, начинающихся словами: «А вы, надменные потомки // Известной подлостью прославленных отцов».

До нас дошел список стихотворения, на котором неизвестный современник Лермонтова, чтобы пояснить, кого имел в виду автор, говоря о «потомках известной подлостью прославленных отцов», выставил фамилии графов Орловых, Бобринских, Воронцовых, Завадовских, князей Барятинских и Васильчиковых, баронов Энгельгардтов и Фредериксов, отцы и деды которых добились положения при дворе путем искательства, любовных связей, закулисных интриг, «поправ» при этом «обломки… обиженных родов» – то есть тех, чьи предки издревле отличались на полях брани или на государственном поприще, а затем – в 1762 году – при воцарении Екатерины II, подобно Пушкиным, впали в немилость.

Копии с текстом заключительных строк «Смерти Поэта» стали распространяться в тот же вечер, и стихотворение ходило по рукам с «прибавлением» и без «прибавления». Текст с прибавлением, в свою очередь, раздавался в двух вариантах – одном без эпиграфа, другом с эпиграфом, заимствованным из трагедии французского драматурга XVII столетия Жана Ротру «Венцеслав» (в переводе А. Жандра):

 

Отмщенья, государь, отмщенья!
Паду к ногам твоим:
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видели злодеи в ней пример.

 

Во многих «полных» копиях эпиграф отсутствует. Из этого вытекает, что он предназначался отнюдь не для всех, а для определенного круга читателей, связанных с «двором». В копии, снятой родственниками поэта для А. М. Верещагиной и, следовательно, достаточно авторитетной, эпиграфа нет. Но снабженная эпиграфом копия фигурирует в следственном деле. Есть основания думать, что довести до III Отделения полный текст с эпиграфом стремился сам Лермонтов. Эпиграф должен был смягчить смысл последней строфы: ведь если поэт обращается к императору с просьбой о наказании убийцы, следовательно, Николаю незачем воспринимать стихи как обвинение по своему адресу. В то же время среди широкой публики стихотворение ходило без эпиграфа.

Эпиграф был понят как способ ввести правительство в заблуждение, и это усугубило вину Лермонтова.

После того как Николай I получил по городской почте список стихотворения с надписью «Воззвание к революции» и заключительные строки были квалифицированы как «вольнодумство, более чем преступное», Лермонтов, а затем и Раевский подверглись аресту. Семидневное расследование дела о «непозволительных стихах» закончилось ссылкой – Лермонтова на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк, Раевского, виновного в распространении стихов, – в Олонецкую губернию.

Впервые (без эпиграфа) стихотворение было напечатано в 1856 году за границей: Герцен поместил его в своей «Полярной звезде».

 

По материалам статей Ираклия Андронникова.

rushist.com

История написания элегии «Смерть Поэта» М. Ю. Лермонтова. Переводная литература

29 января (по новому стилю 10 февраля) в 2 часа 45 минут пополудни Пушкин скончался. Много лет спустя маститый ученый — академик Семенов-Тян-Шанский вспоминал, как его, в те дни десятилетнего мальчика, дядя его, цензор Семенов, лицейский приятель Пушкина, взял с собою на Мойку и там, возле дома поэта, в толпе, они видели Лермонтова. В эти часы, когда Пушкин прощался с друзьями, зарождалось одно из величайших творений поэзии. Написано оно было дома, у бабушки, на Садовой. К Лермонтову и Раевскому сошлись приятели, знакомые. Разговор идет только о Пушкине. А Лермонтов, не обращая внимания на споры и шум, пишет взволнованную элегию:

  • Погиб Поэт! — невольник чести —
  • Пал, оклеветанный молвой,
  • С свинцом в груди и жаждой мести,
  • Поникнув гордой головой!..
  • Не вынесла душа Поэта
  • Позора мелочных обид,
  • Восстал он против мнений света
  • Один, как прежде… и убит!
  • Убит!., к чему теперь рыданья,
  • Пустых похвал ненужный хор
  • И жалкий лепет оправданья?
  • Судьбы свершился приговор!
  • Не вы ль сперва так злобно гнали
  • Его свободный, смелый дар
  • И для потехи раздували
  • Чуть затаившийся пожар?
  • Что ж? веселитесь… он мучений
  • Последних вынести не мог:
  • Угас, как светоч, дивный гений,
  • Увял торжественный венок.
  • Его убийца хладнокровно
  • Навел удар… спасенья нет:
  • Пустое сердце бьется ровно,
  • В руке не дрогнул пистолет.
  • И что за диво? издалека,
  • Подобный сотням беглецов,
  • На ловлю счастья и чинов
  • Заброшен к нам по воле рока;
  • Смеясь, он дерзко презирал
  • Земли чужой язык и нравы;
  • Не мог щадить он нашей славы;
  • Не мог понять в сей миг кровавый,
  • На что он руку поднимал!..
  • И он убит — и взят могилой,
  • Как тот певец неведомый, но милый,
  • Добыча ревности глухой,
  • Воспетый им с такою чудной силой,
  • Сраженный, как и он, безжалостной рукой.
  • Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
  • Вступил он в этот свет завистливый и душный
  • Для сердца вольного и пламенных страстей?
  • Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
  • Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
  • Он, с юных лет постигнувший людей?..
  • И прежний сняв венок — они венец терновый,
  • Увитый лаврами, надели на него:
  • Но иглы тайные сурово
  • Язвили славное чело;
  • Отравлены его последние мгновенья
  • Коварным шепотом насмешливых невежд,
  • И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
  • С досадой тайною обманутых надежд.
  • Замолкли звуки чудных песен,
  • Не раздаваться им опять:
  • Приют певца угрюм и тесен,
  • И на устах его — печать.

Он писал, и образы «Евгения Онегина» неотступно следовали за его мыслями. И прежде всего — сцена дуэли:

  • «Ну, что ж? убит», решил сосед. Убит!..
  • И Лермонтов пишет:
  • Восстал он против мнений света Один, как прежде… и убит! Убит!..
  • Убит, как Ленский — «поэт неведомый, но милый», воспетый Пушкиным и точно так же сраженный на поединке.

Сердце Пушкина Лермонтов назвал вольным, страсти — пламенными, дар — свободным и смелым. Он сказал, что Пушкин всегда восставал против света и потому убит. Он назвал его невольником чести, дивным гением, нашей славой. И, подумав о тех, кто травил и преследовал Пушкина, безотчетно нарисовал на полях профиль жандармского генерала Дубельта. Потом переписал стихотворение набело. И назвал его «Смерть Поэта».

Присутствующие приняли стихи так горячо, что Лермонтов, по существу еще не выступавший в печати, решается начать свой поэтический путь этим стихотворением, распространить его, ибо чувствует неодолимое желание громко, на всю страну сказать о Пушкине правду: великий поэт казнен рукою Дантеса по приговору аристократии. Стихи должны быть прочитаны тотчас, пока вереница людей проходит через квартиру, чтобы проститься с Пушкиным. Город ждет слова правды.

С помощью своих сослуживцев Раевский берется размножить стихи. И в тот же вечер они переписываются в несколько рук и уже на следующий день прокатываются по Петербургу, как эхо речей, которые раздавались в толпе, осаждавшей пушкинскую квартиру.

По словам современников, на Мойке в те дни перебывало около пятидесяти тысяч человек. Принимая во внимание численность тогдашнего населения Петербурга — около 300 тысяч — нетрудно представить себе впечатление, какое произвели на царя и на шефа жандармов эти десятки тысяч — шестая часть населения столицы. До Бенкендорфа доходят слухи, что во время перевоза тела в Исаакиевскую церковь почитатели Пушкина отпрягут лошадей в колеснице и повезут ее на себе. Что в церковь явятся депутации от мещан и студентов и будут сказаны речи. Шеф жандармов видит в этом манифестацию, проявление скрытых общественных сил. Вот почему гроб с телом Пушкина ночью тайно, под конвоем жандармов перенесен и поставлен не в Исаакиевской церкви, а в придворной, Конюшенной, куда будут впускать по билетам. Вот почему мертвого Пушкина отправляют из Петербурга в Михайловское тоже ночью и тоже в сопровождении жандарма.

В те дни на друзей Пушкина возведено опасное обвинение. Бенкендорф объявляет им, что Пушкин был главой тайного общества, «либеральной» или «демагогической» партии. А они — его друзья — заговорщиками, членами этой пушкинской партии. Это они ответственны за скопление публики. Это они хотели устроить Пушкину народные похороны, подобные тем, какие устроили республиканцы в Париже генералу Ламарку. Друзья Пушкина — Жуковский, Вяземский, Александр Тургенев — встревожены. Они стараются доказать, что никогда не замышляли против правительства, что Пушкин не был ни либералом, ни демагогом, а в зрелые годы стал человеком благонамеренным и умер, как подобает христианину и верноподданному. «Он был глубоко предан государю»,- стремится уверить царскую семью Вяземский. Ему вторит Жуковский. В своем известном письме о последних минутах Пушкина он изобразил благостную кончину поэта, примирившегося с престолом и с богом.

Цель Бенкендорфа достигнута. Друзья поэта, лучше других угадывающие тайных виновников его гибели, напуганы и, стремясь отвести от себя обвинения, создают ложный образ поэта — поэта, который на самом деле до конца оставался независимым и вольнолюбивым. Так под пером друзей возник образ официозного Пушкина. В своей переписке друзья поэта соблюдают предельную осторожность. И хотя Вяземский пишет, что Пушкина положили в гроб «городские сплетни, людская злоба, праздность и клевета петербургских салонов, безыменные письма», он вынужден тут же добавить, что это «неполная истина». Полную истину во всеуслышание объявил Лермонтов.

 

www.school-essays.info

Анализ стихотворения Лермонтова «Смерть поэта»

Смерть великого поэта Александра Сергеевича Пушкина для многих оказалась настоящей трагедией. Поклонники поэта искренне выражали свое соболезнование, и, конечно, М. Ю. Лермонтов не остался в стороне. Отношение к такому печальному событию Михаил Юрьевич решил воплотить в собственном стихотворении «Смерть поэта», за что потом ему пришлось серьезно поплатиться.

История создания

Легко догадаться, когда было написано стихотворение, если знать, кому оно посвящено. Лермонтов создал свое творение в 1837 году, именно тогда, когда великий поэт Пушкин был смертельно ранен на дуэли с Дантесом. Слухи о кончине Пушкина разносились с неимоверной скоростью, и Михаил Юрьевич был так же в курсе происходящего. Литератор Святослав Раевский, служивший с Лермонтовым в одном полку Иван Гончаров, Екатерина Долгорукая – все они могли послужить информаторами бунтующему Лермонтову о событиях, происходящих в квартире Пушкина. Как и положено стоящему поэту, свои глубокие переживания он выражает в творчестве. Знакомясь со «Смертью поэта», читатель может оценить всю горечь автора.

Известно, что первоначальная редакция стихотворения заканчивалась строками «И на устах его печать», однако позже Лермонтов дописал продолжение. Заключительным шестнадцати строчкам, вероятно, послужили подробности дуэли Пушкина, рассказанные врачом, который пытался спасти поэта.

Стихотворение о смерти Пушкина стало очень крутым поворотом в судьбе Лермонтова: с одной стороны, за «Смерть поэта» автора отправили в ссылку на Кавказ. Известно, что произведение долгое время было запрещено, и распространялось оно в списках по всему Петербургу. Стихи дошли до Жуковского, Вяземского, семейства Карамзина, но было опубликовано лишь после смерти Лермонтова. С другой стороны, с помощью скандального произведения, написанного в честь погибшего поэта, имя автора прогремело в русской поэзии.

Жанр, направление, размер

Лермонтов не просто делится своими впечатлениями с читателями и выступает в роли еще одного рассказчика о том, как погиб Пушкин. Вся драматичность произведения ясно наводит на мысль о том, что жанром «Смерти поэта» является элегия. Однако, помимо трагичности, мы можем заметить сарказм и сатиру, казалось бы, абсолютно неуместные в данном тексте. Вникая в строки Лермонтова, можно разглядеть его отношение не только к жертве злой молвы, но и к общественности, и все становится на свои места: в «Смерти поэта» автор сочетает несочетаемое – скорбь и злую иронию, иными словами, элегию и сатиру.

В основном, Лермонтов – представитель романтизма. Возможно, некоторых читателей вопрос о направлении стихотворения поставит в ступор, мол, это же написано о реальном событии, и автор выражает свое реальное отношение к данной ситуации, стало быть, реализм? Несмотря на это, все-таки «Смерть поэта» так же написано в рамках романтизма. Это нам ясно подсказывает бунт автора, его выражение эмоций и попытка встать против всех, так же, как и в его стихотворении вставал против всех Пушкин. Кроме того, основные черты данного направления – это стремление к свободе творчества и расхождение между мечтой и действительностью. Как Пушкин, великий поэт, вечно порывающийся к Свободе, «пал оклеветанной молвой», так и Лермонтов был сослан на Кавказ за свой творческий энтузиазм, а мечты стать великими литераторами, хоть и исполняются, но все же ударяются об жестокую реальность: непонимание со стороны окружающих.

Раз мы говорим о форме произведения, нельзя не затронуть вопрос о размере стихотворения. Свой талант не только литературный, но и ораторский, Лермонтов выразил в четырехстопном ямбе.

Композиция

Условно стихотворение «Смерть поэта» разделено на две части:

  1. Поначалу автор высказывает свое сожаление по большой утрате – гибели великого поэта. Автор действительно искренне огорчен кончиной творца, и это заметно в строках. Он описывает трагедию, случившуюся с Дантесом, параллельно называя виновным не совсем его. Конечно, Лермонтов не отказывается от того факта, что смертельно Пушкин был ранен именно Дантесом, но так как мы говорим о произведении бунтующего автора, который не обошелся без сатиры, — виновными тут оказываются окружающие люди.
  2. Так, во второй части, Лермонтов высмеивает общество, от которого слышит лишь «пустых похвал ненужных хор и жалкий лепет оправданья». Если сначала мы видим тоску, боль и скорбь по безвременно ушедшему поэту, то впоследствии натыкаемся на обвинения общества, непонимающего, клеветавшего света. В своих заявлениях Лермонтов вполне серьезен, говоря даже о том, что людям не избежать своей вины перед грозным судом, ведь отношение окружения к великому Творцу – так же значительная причина смерти Пушкина, и этого не скрыть перед Богом. Автор уверен: ответственность понесут убивавшие поэта морально предатели, внешне кажущиеся невиновными и непричастными к этой печальной истории.

Особого внимания заслуживает эпиграф к произведению, взятый из трагедии Ротру. С самого начала мы настораживаемся строками: «Будь справедлив и накажи убийцу», — и после этого можно догадаться, что название и год создания стихотворения – лишь половина намеков, говорящих о том, что представляет собой данное произведение Лермонтова.

Образы и символы

Разобравшись, о чем произведение, стоит обратить внимание на главные символы стихотворения: основной образ — это, конечно же, образ Поэта. Конкретно Лермонтов пишет о Пушкине, но за Поэтом может прятаться и сам автор. В стихотворении он говорит о смерти Пушкина не от руки реального убийцы, а от рук общества, которое губит творца. Нетрудно догадаться, что лирический герой этими строками пытается защитить и себя, как такого же поэта.

Другой символ произведения – образ убийственной толпы, посодействовавшей гибели Солнца русской поэзии. Автор подмечает, что кровь Поэта омывает руки каждого, кто клеветал на него и его семью, кто разносил и обсуждал позорные слухи.

Сам автор выступает защитником Пушкина, защитником творчества и свободы пера. Образ Лермонтова – это роль прокурора, совести, прорвавшейся сквозь лицемерные речи. Он пытается образумить общество, дав ему пощечину и зачитав приговор, чтобы оно само наказало себя.

Темы

Каждое стихотворение может спровоцировать на определенные мысли, и «Смерть поэта» — точно не исключение, а скорее, яркое правило. Одна из главных тем в произведении — тема поэта и поэзии. Главное оружие творца – его литературный талант, именно им пользуется Лермонтов, чтобы защитить честь ушедшего Пушкина. С помощью творчества человек способен сделать мир лучше – это пытаются донести многие литераторы. Однако они так часто сталкиваются с непониманием.

Еще одна тема – это свобода творчества. Автор усиленно намекает, что смерть Пушкина была выгодна многим людям, которым его правда покалывала глаза. Например, доподлинно известно, что Дантес согласился на дуэль после письма, где Александр Сергеевич высмеял его гомосексуальные отношения с приемным отцом. Данный факт он тщетно пытался скрыть, женившись на старшей сестре Натальи Гончаровой.

Итак, поэт и толпа – следующая, и, видимо, самая актуальная тема стихотворения. Ведь если автор не так много уделяет внимания Дантесу, чья рука действительно выстрелила в Пушкина, то это о чем-то говорит. Лермонтов находит новых подозреваемых, а главное алиби окружающей толпы – непонимание. Поэт встает против всех, «против мнений света», но не находит поддержки. Пушкин, как и Лермонтов, одинок среди людей – именно эта невозможность донести свою мысль убивает.

Проблемы

Одна из главных проблем, поднятая Лермонтовым в стихотворении «Смерть поэта», это — непонимание. Когда человек чувствует себя одиноким в окружении людей, как правило, это еще хуже, чем когда он просто одинок. Толпа символизирует надежду встретить поддержку, и когда шансы обрести понимание медленно движутся к нулю, это способно ранить, тем более, творческую натуру. Что делать с этим недопониманием и как с ним бороться? Лермонтов просто ставит этот вопрос, но не отвечает на него, он лишь старается выразить свой ярый протест против общества, погубившего Пушкина. Именно злая молва вынудила его бросить роковой вызов. Сам он верил своей жене, но не мог больше терпеть анонимных писем и насмешек за спиной.

Стихотворение «Смерть поэта» — отклик на гибель Пушкина, поэтому Лермонтов ставит немаловажную проблему несправедливости в мире. Поэт погиб на дуэли еще молодым, не успевшим воплотить еще столько романов, повестей и стихов. Он сгорел, словно факел во тьме, а бессовестные разносчики сплетен остались в живых с лицемерной скорбью на лицах.

Возможно, какому-то читателю хочется помочь поэту и подсказать ему, но он теряется в догадках, что делать. Подстраиваться под толпу или противостоять ей? Лермонтов противостоит, но за это он был сослан в ссылку. Пушкин противостоял, но в строках Лермонтова, «пал оклеветанный молвой». Может, лучше подстроиться под общество, и жить будет легче? Великие творцы, вошедшие в историю своей библиографией, не хотят рассматривать этот вариант, но читатель невольно задается еще одним вопросом: стоит ли идти против всех, если порой это слишком дорогого стоит? Впрочем, на этот вопрос в строках автора отчетливо читается ответ: стоит.

Смысл

Главная мысль стихотворения – это, помимо соболезнований по поводу кончины Пушкина, своеобразное предупреждение и толпе, которая мешает поэту творить, и поэту, любому, способному так же столкнуться с непониманием, как и главный герой стихотворения, и сам автор. Александра Сергеевича не раз критиковали, и, как считает Лермонтов, это послужило веской причиной его смертельного исхода. Именно поэтому автор осуждает толпу, осуждает Дантеса, который «не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку поднимал!..».

Главная идея стихотворения «Смерть поэта» — это скорбь по Пушкину, выраженная не только в печали, но и в явном несогласии автора с обществом, которое он обвиняет. Однако Лермонтов уверен, что каждый виновный поплатится в Божьем Суде, неподвластном деньгам и статусу.

Отдельно стоит заметить отношение Лермонтова к Пушкину: автор восхищен творчеством своего героя. Казалось бы, двое талантливых творца должны являться друг другу конкурентами, но Михаил Юрьевич настолько уважает поэта, что готов понести наказание от непонимающей толпы за честь погибшего собрата. Он горой стоит за творчество и за свободу, которая должна быть неподвластна злой молве.

Средства художественной выразительности

В своем произведении Лермонтов позаботился не только о содержании, но и о форме собственного стихотворения. Автор прибегал к многочисленным эпитетам, которые заметно украсили его порыв: «миг кровавый», «пустое сердце», «безжалостной рукой».

Особенно красиво автор сравнивает судьбу Пушкина с поэтом, которого он сам создал – «добыча ревности глухой…». Мы понимаем, что речь идет о Владимире Ленском, который так же, как и его творец, был сражен абсолютно безжалостной рукой. Интересно будет заметить, что совпадение не только в призвании Ленского и Пушкина, но и в причине возникновения дуэли – ревность. Однако Лермонтов не обвиняет любовь, и даже не столько обвиняет Дантеса, заброшенного «на ловлю счастья и чинов», сколько винит толпу, которая довела талантливого человека до крайности своим ропотом, напоминая всем клеветникам и сплетникам о том наказании, которого нельзя избежать.

Автор применяет и метафоры, например, «жалкий лепет оправданья», активно выражающие, насколько люди склонны прибегать к злословью.

Ну и, разумеется, противопоставление жестокой, бессердечной, ничтожной толпы с честным, простодушным, «смелым даром» великого творца ярко выделяет нам еще одно средство художественной выразительности – антитезу.

Автор: Мария Воробьева

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

«Дело о стихах». Как «Смерть поэта» принесла Лермонтову славу и ссылку | История | Общество

Дальние родственники


История трагической дуэли и смерти Александра Пушкина изменила жизнь еще одного светила русской поэзии — Михаила Лермонтова.


Лермонтов, который был на 15 лет младше Александра Сергеевича, вырос на его стихах и преклонялся перед его талантом.

Несмотря на многочисленные легенды, Пушкин и Лермонтов не были знакомы. «Солнце русской поэзии» о существовании «коллеги» даже не подозревал — так уж получилось, что известность к Лермонтову пришла вместе со смертью Пушкина.


Два поэта, к слову, приходились друг другу дальними родственниками, о чем понятия не имели — этот факт специалисты по генеалогии установили лишь много десятилетий спустя.


В последний год жизни Пушкина его имя было окружено массой сплетен, что раздражало не только самого поэта, но и его поклонников, включая Лермонтова.



Михаил Юрьевич полагал, что немалая часть вины за происходящее лежит на жене Пушкина Наталье Гончаровой.


Вечером 27 января (8 февраля по новому стилю) 1837 года по Петербургу распространился слух — Пушкин стрелялся с Дантесом на дуэли и получил опасное ранение.


Поскольку дуэли в России были запрещены, то о поединке в официальных источниках упоминания не было, хотя все прекрасно знали, что произошло.


Сам Лермонтов был в этот момент простужен и находился дома. Новость о тяжелом состоянии Пушкина и вовсе привела к тому, что он слег.




Первые 56 строк


В обществе царили противоречивые настроения. Сочувствовавших Дантесу было едва ли не больше. Даже родная бабушка Лермонтова полагала, что «Пушкин сам виноват» и его подтолкнула к поединку «африканская ревность».


Лермонтова такие настроения угнетали. Ответить на них он решил в стихотворной форме, озаглавив произведение «Смерть поэта». По одной из версий, строки были написаны еще до того, как Пушкин умер — реальную кончину опередили слухи.


Погиб поэт! — невольник чести —  

Пал, оклеветанный молвой, 

С свинцом в груди и жаждой мести, 

Поникнув гордой головой!.. 

Не вынесла душа поэта 

Позора мелочных обид, 

Восстал он против мнений света 

Один как прежде… и убит! 

Убит!.. к чему теперь рыданья, 

Пустых похвал ненужный хор, 

И жалкий лепет оправданья? 

Судьбы свершился приговор!..


Первый вариант стихотворения содержал 56 строк и завершался словами «И на устах его печать».


Друг Лермонтова, Святослав Раевский, нашел стихи чрезвычайно удачными и начал тут же писать копии. Всего через несколько часов «Смерть поэта» разошлась по Петербургу.


Дошли стихи и до друзей Пушкина. Историк Александр Тургенев написал в дневнике: « Стихи Лермонтова прекрасные».


«Некий господин Лермонтов, гусарский офицер» всего за несколько дней обрел поэтическую известность. Дошла первая версия стихотворения и до императорского двора. Там к стихам отнеслись прохладно, но ничего опасного в них не увидели.




Два визита


Тем временем стало известно, что Дантес, скорее всего, строгого наказания не понесет. Это вызвало у Лермонтова новый приступ гнева.


Заботливая бабушка, опасаясь за внука, пригласила к нему лейб-медика императора Николая Федоровича Арендта. За пару дней до этого Арендт лечил раненого Пушкина, облегчая его страдания в последние часы жизни.



Доктор Арендт, и в мыслях не имея дурного, рассказал пациенту подробности дуэли и смерти Пушкина. При этом доктор признавался, что до Пушкина «никогда не видал ничего подобного, такого терпения при таких страданиях».


Возможно, Лермонтов после рассказа Арендта и не стал бы дописывать стихотворение, но тут его решил навестить родственник, Николай Столыпин. Он как раз относился к тем, что считал Дантеса приятным человеком и в данном конфликте был на стороне убийцы Пушкина.


Столыпин начал разглагольствовать на тему того, что стихи Лермонтова хорошие, однако «набрасываться на Дантеса не стоило, так как это был вопрос чести». Кроме того, Столыпин заметил, что вдова Пушкина недолго будет вдовою, так как «траур ей не к лицу».


Лермонтов сказал на это, что русский человек, конечно чистый русский, а не офранцуженный и испорченный, какую бы обиду Пушкин ему ни сделал, снес бы ее, во имя любви своей к славе России, и никогда не поднял бы на этого великого представителя всей интеллектуальности России своей руки.




«Но есть и божий суд, наперсники разврата!»



Столыпин, почувствовав, что перегнул палку, постарался перевести разговор на другую тему, но Лермонтов его уже не слушал, начав писать что-то на бумаге.


Столыпин попробовал пошутить, но Лермонтов ответил резко: «Я ни за что не отвечаю, ежели вы сию секунду не выйдете отсюда». Родственник ретировался, бросив на прощанье: «Но он просто бешеный».


Тем временем Лермонтов закончил вторую часть «Смерти поэта» — последние 16 строк.


А вы, надменные потомки 

Известной подлостью прославленных отцов, 

Пятою рабскою поправшие обломки 

Игрою счастия обиженных родов! 

Вы, жадною толпой стоящие у трона, 

Свободы, Гения и Славы палачи! 

        Таитесь вы под сению закона, 

        Пред вами суд и правда — всё молчи!.. 

Но есть и божий суд, наперсники разврата! 

                      Есть грозный суд: он ждет; 

                      Он не доступен звону злата, 

И мысли и дела он знает наперед. 

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью: 

                      Оно вам не поможет вновь, 

И вы не смоете всей вашей черной кровью 

                      Поэта праведную кровь!


Это был уже прямой вызов власти и высшему обществу. Кроме того, у стихотворения появился эпиграф, взятый из трагедии Ротру «Венцеслав»:


Отмщенье, государь, отмщенье! 

Паду к ногам твоим: 

Будь справедлив и накажи убийцу, 

Чтоб казнь его в позднейшие века 

Твой правый суд потомству возвестила, 

Чтоб видели злодеи в ней пример.


Раевский размножил и распространил и этот вариант. Крамола пошла гулять сначала Петербургу, а затем и по всей России.




«Приятные стихи, нечего сказать»


Александр Христофорович Бенкедорф, шеф жандармов, глава политического сыска империи, судя по всему, не слишком горел желанием заводить дело на Лермонтова.


Но тут светская сплетница Анна Хитрово на одном из приемов, сделав наивное выражение лица, поинтересовалась у Бенкедорфа: отчего это он не принимает мер по отношению к автору стихов, оскорбляющих весь высший свет и несправедливо обвиняющих знать в гибели Пушкина?


Деваться Бенкендорфу было некуда. Так появилось «Дело о непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермонтовым и о распространении оных губернским секретарем Раевским».



В записке Николаю I Бенкендорф писал: «Я уже имел честь сообщить вашему императорскому величеству, что я послал стихотворение гусарского офицера Лермонтова генералу Веймарну, дабы он допросил этого молодого человека и содержал его при Главном штабе без права сноситься с кем-либо извне, покуда власти не решат вопрос о его дальнейшей участи, и о взятии его бумаг как здесь, так и на квартире его в Царском Селе. Вступление к этому сочинению дерзко, а конец — бесстыдное вольнодумство, более чем преступное. По словам Лермонтова, эти стихи распространяются в городе одним из его товарищей, которого он не захотел назвать».


Император наложил резолюцию: «Приятные стихи, нечего сказать; я послал Веймарна в Царское Село осмотреть бумаги Лермонтова и, буде обнаружатся ещё другие подозрительные, наложить на них арест. Пока что я велел старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он; а затем мы поступим с ним согласно закону».


Надо сказать, что Николаю I стихи попали не под заголовком «Смерть поэта», а с кем-то поставленным заглавием «Воззвание к революции». Император, хорошо помнивший 1825 год, понятно, восторга по этому поводу не испытал.


Лермонтова действительно освидетельствовали на предмет психического заболевания, но отклонений у него не нашли. Он поначалу наотрез отказывался называть имя человека, который распространял стихи. Затем Лермонтова разговорили, убеждая, что приятель не пострадает, а сам поэт, в случае запирательства, будет отдан в солдаты. Михаил Юрьевич сдался, решив, что бабушка, души не чаявшая во внуке, этого просто не переживет.




Объяснительные записки


Раевский дал следующие объяснения: Лермонтов, мол, писал произведение исключительно из желания прославиться, а сам Раевский хотел другу помочь в этом. «Обязанный дружбою и одолжениями Лермонтову и видя, что радость его очень велика от соображения, что он в 22 года от роду сделался всем известным, я с удовольствием слушал все приветствия, которыми осыпали его за экземпляры. Политических мыслей, а тем более противных порядку, установленному вековыми законами, у нас не было и быть не могло. Лермонтову, по его состоянию, образованию и общей любви, ничего не остается желать, разве кроме славы», — писал в объяснительной записке Раевский.


Лермонтов в своём объяснении говорил, что писал стихи, будучи больным, возмущенный слухами о Пушкине, которые считал неверными, и видя перед собой необходимость защитить честь человека, который сам за нее постоять уже не может.


«Когда я написал стихи мои на смерть Пушкина (что, к несчастию, я сделал слишком скоро), то один мой хороший приятель, Раевский, слышавший, как и я, многие неправильные обвинения и, по необдуманности, не видя в стихах моих противного законам, просил у меня их списать; вероятно, он показал их, как новость, другому, — и таким образом они разошлись. Я ещё не выезжал, и потому не мог вскоре узнать впечатления, произведенного ими, не мог во-время их возвратить назад и сжечь. Сам я их никому больше не давал, но отрекаться от них, хотя постиг свою необдуманность, я не мог: правда всегда была моей святыней и теперь, принося на суд свою повинную голову, я с твердостью прибегаю к ней, как единственной защитнице благородного человека перед лицом царя и лицом божиим», — писал Лермонтов.




Приговор: одного на Кавказ, второго в Петрозаводск


Святослав Раевский действия Лермонтова предательством не считал: «Я всегда был убежден, что Мишель напрасно исключительно себе приписывает маленькую мою катастрофу в Петербурге в 1837 г. Объяснения, которые Михаил Юрьевич был вынужден дать своим судьям, допрашивавшим о мнимых соучастниках в появлении стихов на смерть Пушкина, составлены им вовсе не в том тоне, чтобы сложить на меня какую-нибудь ответственность…».


Лермонтова и Раевского держали под арестом до вынесения окончательного решения по их делу.





Святослав Раевский. Фото: Public Domain

Высочайшее повеление гласило: «Л-гв. гусарского полка корнета Лермонтова, за сочинение известных … стихов, перевесть тем же чином в Нижегородский драгунский полк; а губернского секретаря Раевского, за распространение сих стихов и в особенности за намерение тайно доставить сведения корнету Лермонтову о сделанном им показании, выдержать под арестом в течение одного месяца, а потом отправить в Олонецкую губернию для употребления на службу, по усмотрению тамошнего гражданского губернатора».


Раевский был отправлен в Петрозаводск, где стал чиновником особых поручений при губернаторе, участвовал в создании и редактировании первой губернской газеты «Олонецкие губернские ведомости». Лермонтов писал другу: «Не позабудь меня и верь все-таки, что самой моей большой печалью было то, что ты через меня пострадал. Вечно тебе преданный М. Лермонтов».


В конце 1838 года Святослав Раевский ходатайствовал о разрешении продолжать государственную службу на общих основаниях и был освобожден из ссылки. Правда, карьеру он продолжил далеко от Петербурга, служа чиновником по особым поручениям при ставропольском губернаторе. В 1840 году он вышел в отставку, поселился в своём имении в Пензенской губернии, обзавелся семьей и пережил своего друга на 35 лет.


Лермонтов же отправился на Кавказ, где воевал Нижегородский драгунский полк. Правда, пробыл он там всего несколько месяцев. Заботливая бабушка добилась сначала его перевода в полк, расквартированный в Новгородской губернии, а затем и возвращения в столицу.


Вернулся Лермонтов уже известным поэтом, которого считали «наследником Пушкина». И такие щедрые авансы Михаил Юрьевич действительно оправдал. Хотя до его собственной роковой дуэли оставалось всего три года.

www.aif.ru

Анализ стихотворения «Смерть поэта» Лермонтова

«Смерть поэта» (1837). Стихотворение было написано сразу после смерти А.С. Пушкина, ознаменовав открытие основного периода творчества Лермонтова. Благодаря этому стихотворе­нию поэт становится известен всей России. Таким образом была продекламирована преемственность между двумя величайшими поэтами России: А.С. Пушкиным и М.Ю. Лермонтовым. В про­изведении сконцентрированы основные темы всего позднего пе­риода творчества Лермонтова: отношение к власти, назначение поэзии, любовь к родине, размышления о современном поколе­нии. Истинный поэт — это борец, который противостоит всему тому, что ограничивает свободу, «невольник чести». Использо­вание приема умолчания позволяет Лермонтову объяснить осо­бую роль Пушкина как выразителя духа своего народа:

Не мог щадить он нашей славы,

Не мог понять в сей миг кровавый,

На что он руку поднимал.

Лирический герой Лермонтова не приемлет всего того, что составляет жизнь официальной России: светскую суету, стрем­ление к богатству, мечту о блистательной карьере:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда -— все молчи!..

В свете лирический герой одинок, окружающий мир чужд ему. Не находит себе единомышленников и среди своего поко­ления, не видит гражданского идеала в мертвом мире. Последние шестнадцать строчек написаны Лермонтовым позже, после того как поэт узнал, как правительственные круги отнеслись к похо­ронам А.С. Пушкина.

Анализ стихотворения «Смерть поэта» Лермонтова

Оцените пожалуйста этот пост


На этой странице искали :
  • история создания Смерть поэта
  • история создания стихотворения СМЕРТЬ ПОЭТА
  • смерть поэта история создания
  • характеристика стихотворения смерть поэта
  • история создания стихотворения Лермонтова смерть поэта

Сохрани к себе на стену!

vsesochineniya.ru

Об истории создания стихотворения Лермонтова “Смерть поэта” Готовые сочинения

Получившее широкое распространение в списках, оно противостояло официальной версии и способствовало оформлению противоположной трактовки образа Пушкина.

Несколько слов об истории создания стихотворения. Лермонтов был болен, когда по городу разнеслась весть о дуэли и ее итоге. Лечил Лермонтова доктор Н. Ф. Арендт – от него, навещавшего умиравшего поэта, и от других приходивших в дом людей двадцатитрехлетний поэт узнал подробности. Чувство неизмеримой потери, острейшая душевная боль соединились с ненавистью к свету, ко всем, кто распространял клевету О причинах гибели Пушкина. В некоторых кругах, в великосветских салонах защищали Дантеса, обвиняли Пушкина. Об этом упоминала в воспоминаниях С. Н. Карамзина. Е. Н. Мещерская писала о контрасте между “плебейскими почестями” поэту и равнодушии “раззолоченных салонов”

“Невольное, но сильное негодование вспыхнуло во мне против этих людей, которые нападали на человека, уже сраженного рукою божьей, не сделавшего им никакого зла и некогда ими восхваляемого”,- вспоминал Лермонтов.

Первые пятьдесят стихов “Смерти поэта” были написаны 28 января (по старому стилю). Они быстро разошлись в списках, читались наизусть, декламировались и передавались из рук в руки. Вскоре Лермонтов узнал, что Дантес и Геккерн, как иностранцы, не подлежат российскому суду. После того как 6-8 февраля раненный в руку Дантес предстал перед судом и действительно отделался легким наказанием, разгневанный поэт пишет дополнение, а также прибавляет стихотворный эпиграф.

Появились мнения, что эпиграф, обращенный к государю (“Отмщенья, государь, Отмщенья! Паду к ногам твоим. Будь справедлив и накажи убийцу” и т. д.), смягчает общий тон негодования, отводит обвинение от венценосного государя и обращает гнев на толпу царедворцев у трона. Герцен в статье “О развитии революционных идей в России”, высоко оценив отклик Лермонтова, видел в прибавлении эпиграфа непоследовательность автора. О том, что наличие эпиграфа “смягчало смысл последней строфы”, пишет и И. Л. Андроников. Он замечает, что в ряде копий стихи переписаны без эпиграфа, потому, видимо, что он предназначался не для всех, что сам Лермонтов, именно желая смягчить общий тон стихотворения, стремился довести до III отделения полный текст с эпиграфом. Однако нам кажется более верным и убедительным толкование смысла эпиграфа, при котором его прибавлением общая взрывчатость и сила стихотворения в целом усиливается. См., к примеру: Иванова Т. Об эпиграфе в стихотворении Лермонтова “Смерть поэта”.

В середине февраля Бенкендорфу был передан полный текст стихотворения, аттестованного как “бесстыдное вольнодумство, более чем преступное”. Было заведено “Дело по секретной части Военного министра о непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермонтовым”.

Что же возмутило и испугало николаевских жандармов? Почему стихи на смерть Пушкина признаны непозволительными и очень опасными? Поэтическая эпитафия была вызвана гневом и скорбью, жаждой справедливости, отмщенья, благоговением перед светлым гением Пушкина, перед героической его личностью. Стихи, по-пушкински совершенные, поразительно глубоко и точно отразили суть трагедии, понятой как катастрофа национальной культуры.

Взволнованно и смело опровергались… поэтом домыслы и легенды, кривотолки о причинах дуэли, обвинения Пушкина и его жены. Заглушая ропот клеветников, Лермонтов утверждал, что поэт “восстал… против мнений света”, против палачей “свободы, гения и славы”. Не один Дантес, а “жадная толпа” у трона виновна в гибели благородного певца. Его долго губили лицемерием, клеветой, раздували “чуть затаившийся пожар”.

Лермонтовские оценки Пушкина, характеристика поэта отвергали вымыслы о просветленной христианским смирением его кончине: нет, умер он непреклонным, “с свинцом в груди и жаждой мести, поникнув гордой головой…” В дописанных стихах поднята на новую высоту идея мщения.

Эти крамольные по тем временам мысли прочитывались современниками. В короткое время стихи стали известны в широких кругах. Они были высоко оценены истинными друзьями Пушкина. Бывший в 1837 году учеником Училища правоведения В. В. Стасов вспоминал, как “подымала сила лермонтовских стихов”, как “заразителен был жар, пламеневший в этих стихах. Навряд ли когда-нибудь еще в России стихи производили такое громадное и повсеместное впечатление”. Идеи лермонтовского стихотворения отозвались в других, позже созданных поэтических откликах на кончину Пушкина. Прямым виновником трагедии назвал царя Н. Огарев в стихах “На смерть поэта”:

…зло и низостно и больно Поэта душу уязвил. Когда коварными устами Ему он милость подарил, И замешал между рабами Поэта с вольными мечтами.

Независимый образ Пушкина утверждал А. Креницын, обращаясь к поэту:

О, сколько сладостных надежд И дум заветных, и видений, На радость сильных и невежд, Ты в гроб унес, могучий гений. Во мраке ссылки был он тверд, На ложе счастья – благороден, С временщиком и смел, и горд…

Э. Губер вторил в поэтическом отзыве Лермонтову, продолжая мотив “суда веков” над убийцей, “с клеймом проклятья на челе”. Юнкер П. А. Гвоздев обратился к Лермонтову, написав “Ответ” на его стихи о смерти Пушкина. Разделяя гнев, благородный порыв “младого поэта”, вставшего на защиту гения, Гвоздев отмечает, что тем, в кого метил Лермонтов, недоступны чувства печали и сожаления. У этих душ презренных сердца, “покрытые зимней вьюгой”. Им песнь “На смерть Пушкина” страшна “как суд кровавый, Для них она, как грозный меч…” Автор обращения предвидит тяжкую участь дерзнувшего встать на защиту погибшего и призывает его к твердости духа:

…Твой стих свободного пера Обидел гордое тщеславье, И стая враг у ног царя, Как милость, ждет твое бесславье… Не ты ль сказал: “Есть грозный суд!” И этот суд – есть суд потомства, Сей суд прочтет их приговор, И на листе, как вероломство, Он впишет имя их в позор.

Так завершалась перекличка с лермонтовскими стихами, предоставляя будущему оценить подвиг Пушкина и его младшего собрата по перу. Стихи датированы 22 февраля 1837 года. Они не могли попасть в печать, впервые опубликованы в “Русской старине” в октябре 1896 г. Непредназначенные для обнародования, они отражают идеи некоторых представителей молодежи лермонтовского поколения.

Loading…
Об истории создания стихотворения Лермонтова “Смерть поэта”

ege-russian.ru

Реферат: Смерть поэта — стихотворение Лермонтова

Михаил Лермонтов

СМЕРТЬ ПОЭТА

Отмщенье, государь, отмщенье!

Паду к ногам твоим:
[pic] Будь справедлив и накажи убийцу,

Чтоб казнь его в позднейшие века

Твой правый суд потомству возвестила,

Чтоб видел злодеи в ней пример.
|Зачем от мирных нег и дружбы |
|простодушной |
|Вступил он в этот свет завистливый и |
|душный |
|Для сердца вольного и пламенных |
|страстей? |
|Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,|
| |
|Зачем поверил он словам и ласкам ложным,|
| |
|Он, с юных лет постигнувший людей?.. |
| |
|Язвили славное чело; |
|Отравлены его последние мгновенья |
|Коварным шепотом насмешливых невежд, |
|И умер он — с напрасной жаждой мщенья, |
|С досадой тайною обманутых надежд. |
|И прежний сняв венок — они венец |
|терновый, |
|Увитый лаврами, надели на него: |
|Но иглы тайные сурово |
|Замолкли звуки чудных песен, |
|Не раздаваться им опять: |
|Приют певца угрюм и тесен, |
|И на устах его печать. |
|_____________________ |
| |
|А вы, надменные потомки |
|Известной подлостью прославленных отцов,|
| |
|Пятою рабскою поправшие обломки |
|Игрою счастия обиженных родов! |
|Вы, жадною толпой стоящие у трона, |
|Свободы, Гения и Славы палачи! |
|Таитесь вы под сению закона, |
|Пред вами суд и правда — всё молчи!.. |
|Но есть и божий суд, наперсники |
|разврата! |
|Есть грозный суд: он ждет; |
|Он не доступен звону злата, |
|И мысли, и дела он знает наперед. |
|Тогда напрасно вы прибегнете к |
|злословью: |
|Оно вам не поможет вновь, |
|И вы не смоете всей вашей черной кровью |
|Поэта праведную кровь! |
|1831 |

Погиб поэт!- невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!
Убит!.. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь… Он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навел удар… спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?… издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!..

И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Лермонтов — первый, ибо он, конечно же, выше и лучше ограниченной внешними красивыми формами, светскими правилами и казарменными условностями гвардейско-офицерской среды, в которой ему пришлось жить и умереть.
Напомним, что и здесь положение Лермонтова было достаточно шатко и двусмысленно: его родство, состояние и связи делали его завидным женихом для московской небогатой дворянки Е.А.Сушковой, но немного значили в мнении новой николаевской знати и петербургского «большого света», царства лицемерия, лжи, предательств, мелочных условностей, всяческой посредственности и фарисейства. Дворянин и гвардеец А.В.Дружинин это хорошо понимал: «Лермонтов принадлежал к тому кругу петербургского общества, который составляет какой-то промежуточный слой между кругом высшим и кругом средним, и потому и не имеет прочных корней в обоих». Людей большого света раздражали независимая манера Лермонтова держаться, дерзкие насмешки и вмешательство в их важные тайные дела. Даже об умных и просвещенных
Карамзиных и их великосветской компании родственница поэта говорила: «Миша для них беден». Здесь поэта любили и понимали, но считали, что он слишком рано стал знаменитым. А граф и светский литератор-дилетант В.А.Соллогуб, муж известной красавицы, приписавшей себе одно из лучших стихотворений поэта, позволил себе утверждать, что Лермонтов вовремя умер. Потому и было сказано об увлекавшемся всеми этими светскими красавицами, девицами и дамами поэте: «Как его не понимали эти барыни и барышни, которые только и думали, что об амуре и женихах!» В 1837 году после гибели Пушкина
Лермонтовым написано знаменитое стихотворение «Смерть Поэта», автор сразу стал всем известен, был арестован, по высочайшему повелению переведен тем же чином в армейский полк на Кавказ. Во время визита императора в Тифлис
Лермонтов был прощен и возвращен в гвардию.
Главной чертой лермонтовского творчества является именно борьба, Там, где есть такая внутренняя сила, такая молодость творческого духа, вера, надежда и любовь, такой деятельный гений,- там демоны отчаяния и одиночества отступают и начинает звучать слабый голос внутреннего человека, добившегося наконец своей красоты и правды. Белинский вспоминал, что Лермонтов «затевал в уме, утомленном суетою жизни, создания зрелые». Но уже то, что мы читаем сегодня, сделало автора «Демона» нашим вечным спутником и замечательным лириком, высказавшимся вполне. При первом же его явлении с красноречивой и страстной «Смертью Поэта» все поняли: вот несомненный и достойный наследник
Пушкина. Именно таковы смысл и назначение поэзии и прозы великого русского поэта М.Ю.Лермонтова.

«Смерть поэта»

28 января 1837 года. По городу разнеслась страшная весть о смерти Пушкина.
Неслыханное число людей захотело проститься с поэтом. Стену в его квартире на Мойке выломали для посетителей. Жуковский в письме к Бенкендорфу назвал десять тысяч, С. Н. Карамзина (дочь историка) — двадцать тысяч, прусский посол в Петербурге Либерман — пятьдесят тысяч.Когда смертельно раненный
Пушкин еще дышал и по городу ходили слухи о его гибели, Лермонтов написал первые пятьдесят шесть строк стихотворения «Смерть поэта». Стихи тогда еще неведомого поэта распространялись в десятках и сотнях списков, потрясли современников, сейчас они известны почти каждому наизусть.Обратимся к первой редакции стихотворения (56 строк), написанного 28 января. Беловой автограф этого текста сохранился в Публичной библиотеке в архиве
В. Ф. Одоевского с надписью его почерком: «Стихотворение Лермонтова, которое не могло быть напечатано».

Надпись свидетельствует, что Лермонтов хотел его опубликовать в газете
«Литературные прибавления к „Русскому инвалиду“»; газету редактировали
А. А. Краевский и В. Ф. Одоевский. Очевидно, «Смерть поэта» передал редакторам хорошо знавший их друг Лермонтова Святослав Раевский. Напечатать стихотворение оказалось невозможно. Даже за краткий некролог, написанный
В. Ф. Одоевским и опубликованный в газете 30 января 1837 года, Краевский получил строжайший выговор.Скорбный пафос некролога, некоторые обороты перекликаются со «Смертью поэта». Приведем его полностью: «Солнце русской поэзии закатилось! Пушкин скончался во цвете своих лет, в средине своего великого поприща! Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно; всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! наш поэт! Наша радость, наша народная слава! Неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина! К этой мысли нельзя привыкнуть.29 января 2 ч. 45 м. пополудни».

Гибель Пушкина в первой редакции стихотворения объясняется столкновением поэта со светским обществом («Восстал он против мнений света…»).
Лермонтов находит уничтожающие слова; поражает меткость каждого эпитета, каждой оценки. Удивителен своей конкретностью, беспощадностью обрисовки портрет убийцы Пушкина — Дантеса. Он списан с натуры. Удалось найти документы (письмо художника Г. Г. Гагарина), где он сообщает, что Дантес участвовал в собраниях кавалергардов на квартире князя Трубецкого. Здесь часто бывал и Лермонтов.

Последние шестнадцать строк (начиная со слов «А вы, надменные потомки…») написаны 7 или 8 февраля. Ранние рукописные копии заканчивались словами: «И на устах его печать».В более поздних списках содержится и дополнение, некоторые из них начинаются с эпиграфа, обращенного к Николаю I. Очевидно, это последний, третий этап, завершающий работу над «Смертью поэта».Как же объяснить столь редкий случай — создание сравнительно небольшого стихотворения в три этапа, отраженных в трех видах списков.«Прибавление» связано с посещением Лермонтова его родственником
Н. А. Столыпиным, чиновником министерства иностранных дел, завсегдатаем враждебного Пушкину салона К. В. Нессельроде, руководившего этим министерством. В «Объяснении» С. А. Раевский на суде (он был арестован за распространение «Смерти поэта») сообщал, что Н. А. Столыпин «отзывался о
Пушкине невыгодно, говорил, что он себя неприлично вел среди большого света, что Дантес обязан был так поступить» (Воспоминания. С. 484).
Свидетельство С. А. Раевского полностью совпадает с рассказом об этом эпизоде в воспоминаниях друга и родственника Лермонтова А. П. Шан-Гирея
(Воспоминания. С. 222—224).

Ираклий Андроников резонно заметил, что споры о Пушкине и Дантесе ожесточенно велись не только в тот день (7 февраля), но и в конце января, когда был написан первоначальный вариант.Поэтому гневный финал «Смерти поэта» нельзя связывать лишь с посещением Н. А. Столыпина. Очевидно, это лишь один из импульсов. Что же произошло между 28 января и 7 или 8 февраля, когда был написан эпилог? Лермонтов получил новую информацию, обнаружил нарастающий размах и ожесточенность споров вокруг Пушкина. Позиция высшей знати стала выглядеть еще более кощунственной. Выяснилась и подлая роль правительства и государя, отстранивших народ от церковного отпевания
Пушкина. «Народ обманули: сказали, что Пушкина будут отпевать в
Исаакиевском соборе… а между тем тело было из квартиры вынесено почти тайком и поставлено в Конюшенной церкви. В университете получили строгое предписание, чтобы профессора не отлучались от своих кафедр и студенты присутствовали бы на лекциях» (из дневника профессора и цензора
А. В. Никитенко; запись 1 февр.). По приказу императора так же тайно тело поэта было увезено из Петербурга и захоронено в Святогорском монастыре вблизи родового имения Пушкина.Очевидно, Лермонтов, находившийся в связи с простудным заболеванием в Петербурге, узнав 29 января о смерти Пушкина, имел возможность приехать на Мойку, чтобы проститься с Пушкиным (как могло быть иначе!). Близкие друзья Лермонтова, например К. А. Булгаков, присутствовали и на отпевании поэта.Друзья Пушкина П. А. Вяземский,
А. И. Тургенев и др. прошли две стадии в отношении к дуэли. Сначала, горько оплакивая друга, они, как это ни странно, в известной мере оправдывали
Дантеса, прикинувшегося страстно влюбленным в жену Пушкина. Они видели в дуэли столкновение поэта со светским обществом и все же говорили о горячем характере Пушкина, о его африканском нраве! Семейная тайна Пушкина, факты, рисующие образ действий Дантеса и Геккерена в самом низком и отвратительном виде, оставались даже им неизвестными (в частности, устройство свидания
Дантеса и Н. Н. Пушкиной на квартире Идалии Полетики). Пушкин оберегал репутацию жены, не желал какого бы то ни было вмешательства в свою личную жизнь. Грязный и беспардонный характер этих врагов Пушкина четко зафиксирован в классической книге П. Е. Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина», в хронике С. А. Абрамович «Пушкин. Последний год» (М., 1991).

Теперь стало известно, что лишь 10—11 февраля друзья Пушкина узнали всю правду, круто изменили позицию и даже заявили о своей вине перед памятью
Пушкина.Очевидно, и Лермонтов через девять или десять дней после дуэли получил эту информацию. Подобно друзьям Пушкина, он понимал, что к дуэли привело столкновение поэта со светским обществом, что смерть носила фатальный характер («Судьбы свершился приговор…»; в письмах
П. А. Вяземского «злой рок», «фаталитет»).Однако Лермонтов оказался прозорливее. Уже в первой части «Смерти поэта» он нарисовал отталкивающий облик Дантеса, не дал никаких поводов, чтобы объяснить дуэль горячим характером Пушкина. 10—11 февраля П. А. Вяземский уже писал, что Геккерены плели «адские козни», расставляли гнусную западню Пушкину и Наталье
Николаевне.

Все эти факты и впечатления позволили Лермонтову по-новому взглянуть на причины гибели Пушкина, изменить тональность и концепцию стихотворения в последних шестнадцати строках. Не отменяя предшествующий текст, Лермонтов перенес внимание на преследование поэта высшей знатью, на правительство.
Они несут главную ответственность за участие в травле, за гибель поэта. Они названы «наперсниками разврата» — то есть порока в самом широком, в том числе политическом отношении. Такое изменение пафоса, более глубокое понимание конфликта, переход на гневный поэтический регистр объясняется и тем, что Лермонтов сумел взглянуть на происшедшее как бы с большой временной дистанции, верно оценить общественно-историческое значение утраты.Через сто пятьдесят лет после гибели Пушкина мы стали яснее осознавать, что это важнейшее трагическое событие не только в русской литературе, но и во всей русской истории. Лермонтову удалось это сделать быстрее.Эпилог стихотворения не был вспышкой гнева, вызванной словами
Н. А. Столыпина, он был, как это следует из чернового текста «Объяснения»
Святослава Раевского, сочинен назавтра после спора и, несмотря на эмоциональность, вполне обдуман и взвешен.Эпиграф к «Смерти поэта», взятый из трагедии Жана Ротру «Венцеслав» (1648. Пер. А. Жандра) придает «Смерти поэта» еще больший драматизм и масштабность.Слова, восходящие к французскому оригиналу, приобрели новое значение. Николай I, к которому обращен эпиграф, становится действующим лицом стихотворения. Лермонтов знал, что император был причастен к судьбе Пушкина, официальные круги превозносили и добродетель Николая I, «осыпавшего милостями» семейство
Пушкина после убийства поэта.В момент, когда высшая знать оправдывала
Дантеса, Лермонтов обратился к царю:

Отмщенья, государь, отмщенья!

Паду к ногам твоим:

Будь справедлив и накажи убийцу…

Эпиграф (это долго не отмечалось лермонтоведами) был воспринят как величайшая дерзость. Корнет лейб-гусарского полка вмешивается в дела царя!
Это было вопиющим нарушением установленного порядка. В докладной записке
Бенкендорфа к Николаю I читаем: «Вступление к этому сочинению (т. е. эпиграф) дерзко, а конец — бесстыдное вольнодумство, более чем преступное»
(Воспоминания. С. 486).Позднее Е. П. Ростопчина писала, что крамола заключалась и в том, что поэт «обращался прямо к императору, требуя мщения»
(Воспоминания. С. 360).В сборнике «Литературное наследство» (1948. № 45—46) литературовед И. Боричевский высказал предположение, поддержанное затем И.
Андрониковым: эпиграф появился лишь в списке «Смерти поэта», находящемся в судебном деле. Лермонтов этим эпиграфом якобы хотел снять остроту заключительной части стихотворения. И вот более четверти века в изданиях сочинений Лермонтова (включая академическое)
«Смерть поэта» стала печататься без эпиграфа. Лишь в 1978 году в Собрании сочинений (издательство «Наука») эпиграф был восстановлен. Эпиграф должен был раздражить царя, потому что он вовсе не собирался казнить Дантеса, а просто отправить его на родину во Францию.

Эпиграф содержит не только призыв наказать убийцу, но говорит читателю об огромном историческом масштабе преступления:

Чтоб казнь его в позднейшие века

Твой правый суд потомству возвестила,

Чтоб видели злодеи в ней пример.

Читатель сразу же получает представление о значимости события, о нравственной необходимости «правого суда». Этот суд, по мнению Лермонтова, должен совершить император. Неубедительны доводы тех историков литературы, которые пытаются найти противоречия между эпиграфом и эпилогом. Речь идет о наказании совершенно разных лиц. В эпиграфе — о суде над Дантесом, в заключительных строках — о наказании палачей «свободы, гения и славы»,
«жадною толпой стоящих у трона». Здесь говорится о неотвратимом божьем суде.

Эпиграф и эпилог вполне согласуются. Первая строка: «Погиб поэт! — невольник чести», — содержит цитату из пушкинской поэмы «Кавказский пленник» («Невольник чести»), затрагивает основные особенности характера
Пушкина. Самоуважение, уверенность в том, что «первая наука чтить самого себя» — об этом качестве Лермонтов отчетливо сказал сразу. Клеветники, враги Пушкина посягали на его человеческое достоинство, допустили грубое вмешательство в личную жизнь («Пал, оклеветанный молвой»).

И снова цитата из Пушкина: «Поникнув гордой головой». Это сказано о поэте, который «не клонит гордой головы» (стихотворение Пушкина «Поэт»).
Повторена и пушкинская рифма: молва — голова.

Заметим, что и в стихотворении «Андрей Шенье» Пушкин сказал о своем герое: «Ты не поник главой послушной». Обращение к пушкинским строкам проходит через все стихотворение «Смерть поэта», но их повторение включено в иной контекст, приобретает самостоятельное значение. Ряд строк восходит к политической лирике Пушкина, прежде всего к стихотворению, посвященному гибели поэта, — «Андрею Шенье». И эта связь не только в отдельных интонациях и строках («Зачем от мирных нег и дружбы простодушной Вступил он в этот свет завистливый и душный»), но и в отборе слов, в лексике:
«светоч», «свобода», «гений», «слава», «палачи» — все эти слова вы найдете в пушкинском «Андрее Шенье».

Что касается заключительной части стихотворения, то здесь, помимо указанной в учебниках связи с «Моей родословной» Пушкина (тема новой знати, поправшей «обломки игрою счастия обиженных родов»), снова звучит строка, возвращающая к политической лирике Пушкина: «Таитесь вы под сению закона» — это переосмысление строк из оды «Вольность»: «Склонитесь первые главой под сень надежную закона». Если в «Вольности» «сень закона» — часть общественного договора, гарант свободы и покоя народа, то в «Смерти поэта» под «сенью закона» лицемерно таятся антинародные силы — «свободы, гения и славы палачи».

Органично и сравнение погибшего поэта с Ленским: «Как тот певец, неведомый, но милый…» Но это сравнение не заходит так далеко, как об этом пишет в книге «Биография писателя» (1982) Ю. М. Лотман: «Уже в знаменитом стихотворении Лермонтова поставлен знак равенства между Пушкиным и Ленским, чем была заложена основа романтической легенды о гибели поэта». Лермонтов сравнивает горькую участь пушкинского героя и самого Пушкина — раннюю гибель на дуэли — не более. Лермонтов пишет, «как тот певец, неведомый, но милый». Между «неведомым поэтом» и славой нации Пушкиным нет знака равенства. Тем более нельзя считать, что Лермонтов «заложил основу романтической легенды о смерти поэта». Поэт раскрывает глубину конфликта, приведшего к гибели. Он основывается на верном понимании характера Пушкина, на знании ситуации, приведшей к трагедии. Строка «добыча ревности глухой» отражает лишь одну из черт этой драмы.

«Смерть поэта» как раз подтверждает отнюдь не романтический замысел
Лермонтова. Общий вывод, сделанный Ю. М. Лотманом, совпадает с концепцией
Лермонтова: «Пушкин умирал не побежденным, а победителем… началась новая жизнь — жизнь в бессмертии русской культуры». Современный биограф развивает мысль, высказанную в «Смерти поэта».

Лермонтов «благоговел перед Пушкиным и особенно любил „Евгения Онегина“»
(свидетельство Белинского), он знал, конечно, многое о жизни Пушкина последних лет.В лейб-гвардии гусарском полку было множество знакомых
Пушкина, начиная с командира полка генерала М. Г. Хомутова. Пушкин называл его своим наставником, а самый полк «колыбелью». С лицейских лет Пушкин дружил с офицерами этого полка П. Я. Чаадаевым, П. П. Кавериным,
П. Д. Соломирским, позднее с Иосифом Ламбертом. Последние два — близкие знакомые. Отношения Лермонтова и Хомутова были столь хорошими, что при расставании поэт подарил Хомутову свой портрет работы Клюндера. Информацию о Пушкине могло передавать одно из самых осведомленных лиц — знакомый
Пушкина Константин Булгаков, сын московского почтового директора, товарищ
Лермонтова по юнкерской школе. Его сестра Е. А. Булгакова была замужем за
П. Д. Соломирским и хорошо знала Пушкина. Жена ротмистра лейб-гвардии гусарского полка Екатерина Алексеевна Долгорукова, подруга юности
Н. Н. Гончаровой, встречалась с Пушкиным в Москве и в Петербурге. По свидетельству редактора журнала «Русский архив» П. И. Бартенева, она
«высоко ценила ум и образованность Лермонтова».

Недавно стало известно, что брат Н. Н. Гончаровой — Иван Гончаров, сослуживец Лермонтова по лейб-гвардии гусарскому полку, находился в приятельских отношениях с Лермонтовым. Как установлено в 1986 году
А. Н. Марковым, Лермонтов сделал две дружеские портретные зарисовки Ивана
Гончарова (1836—1837), а 11 июня 1838 года Гончаров послал брату письмо с просьбою помочь Лермонтову вступить в наследственные права (Лермонтов получил небольшое имение в Калужской губернии), при этом заметив: «включи в это дело всю доброту, столь свойственную тебе». Разумеется, Лермонтов узнал многое о жизни Пушкина от Ивана Гончарова.

Марков обратил внимание, что в поле зрения лермонтоведов не попал еще один факт. Знакомый Лермонтова с 1839 года член кружка шестнадцати Григорий
Гагарин находился в Петербурге в декабре 1836 — феврале 1837 года и часто встречался в эти месяцы с Пушкиным и близкими его друзьями П. А. Вяземским, В. А. Жуковским, А. И. Тургеневым; эти сведения приведены в дневнике А. И. Тургенева (опубликован
П. А. Щеголевым в его работе «Дуэль и смерть Пушкина). Дневник свидетельствует, что в эти же дни Григорий Гагарин поддерживает дружеские связи с офицерами — приятелями Лермонтова Н. И. Поливановым,
К. А. Булгаковым, Н. А. Жерве, С. В. Трубецким, А. И. Барятинским. Так что
Григорий Гагарин мог передавать информацию о Пушкине Лермонтову и кругу его товарищей.

«Смерть поэта» сразу же обратила внимание друзей Пушкина и сблизила многих из них с Лермонтовым. Уже 2 февраля 1837 года А. И. Тургенев записал в дневнике: «Стихи Лермонтова — прекрасные». Текст стихотворения он послал своему брату декабристу Н. И. Тургеневу за границу, а также П. А. Осиповой в имение Тригорское. Вскоре, как это теперь установлено А. Н. Марковым, он познакомился с Лермонтовым. К 1837 году относятся портретные зарисовки
А. И. Тургенева, сделанные поэтом.

С 1837 года устанавливается и знакомство Лермонтова с деятелями пушкинского круга А. А. Краевским и В. Ф. Одоевским, а с 1838 года он посетитель салонов Карамзиных и А. О. Смирновой.

С этого же времени враги Пушкина становятся врагами Лермонтова. И первый среди них — император, начертавший резолюцию на письме шефа жандармов
Бенкендорфа по поводу «Смерти поэта»: «Я велел старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он».

www.neuch.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о