Игорь почему старый – Игорь Старый. Правление Игоря Рюриковича. Внутренняя и внешняя политика князя Игоря Старого

Содержание

Игорь Старый — это… Что такое Игорь Старый?

И́горь Рю́рикович (Игорь Ста́рый, возможно др.-исл. Ingvar, ок. 878—945 гг.) — великий князь Киевской Руси, по летописи — сын Рюрика. Первый русский князь, известный по синхронным византийским (как греч. ‘Ιγγωρ) и западноевропейским источникам.

В 879 году, согласно «Повести временных лет» (начало XII века), умирает основатель древнерусской княжеской династии Рюрик, передав власть своему родичу Олегу. Рюрик оставил на попечение Олега малолетнего сына, Игоря. Когда в 882 году Олег подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика.»

В русско-византийском договоре 912 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он не считался регентом при Игоре, но полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу, будущую княгиню киевскую. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году, дата женитьбы Игоря выглядит крайне сомнительной. Когда Олег в 907 году отправился на Византию, то оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега Игорь в 913 году стал правителем Киевской Руси. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны; подробнее см. в статье Вещий Олег.

В 914 году Игорь воевал с древлянами и возложил на них дань больше Олеговой.

В 915 году Игорь заключил мир с печенегами, которые впервые появились на Руси, проходя походом на Византию. Мир с печенегами долго не продержался, в 920 Игорь воевал с ними.

Следующее известие о деяниях Игоря летопись относит к 941 году, походу на Царьград. С этого года свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских источниках того времени (стал первым русским князем, названным по имени в не русских источниках).

Поход на Царьград 941—944 годов

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола[1], но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе: «11 июня четырнадцатого индикта [ 941 года ] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…».[2]Лиутпранд Кремонский, посол итальянского короля Беренгария в Византию в 949 году, замечает о более тысячи кораблей у «короля русов Ингере». [3] Поход сложился неудачно для Игоря, в морском бою русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре того же года вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская ее, пожгли нас; оттого и не одолели их.» О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт. Имя Игоря[4] стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известного как Суда.

В 942 году у Игоря рождается Святослав, ставший через 3 года великим князем под опекой матери.[5]

В 943 году (летописная дата 944 год, но историки считают доказанным 943) Игорь собрал новое войско из варягов (скандинавских наёмников), руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, словене, кривичи и тиверцы), печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большей частью войска по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, который успел достичь Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943 года, только противник византийцев, заключивший мир и повернувший назад без сражения, был назван как турки. Турками византийцы именовали обычно венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера (то есть под турками могли подразумеваться печенеги). Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов в Византию.

В следующем 944 году[6], Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит» […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»[7]

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.
В. Суриков, 1915

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.[8]

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»[9]

Историография по жизни Игоря

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Мать его была Ефанда, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению В.Н.Татищева имя «Ингорь», происходит от финнского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Её звали Прекраса, но Олег переименовал в Ольгу. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу чтил более других. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. [10] В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». В.Н. Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском.[11]

В начале (913/914) и конце (943/944) правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому независимым источникам, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его Хельгом. Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость.

Византийский император Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…» Буквально эта фраза подразумевает то, что к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси. По сведениям, изложенным Яном Стржедовским (в Sacra Moraviae Historia sive Vita SS. Cyrilli et Methudii.1710) в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления.

Примечания

  1. Продолжатель Амартола — хроника Симеона Логофета, включённая в Хронограф Амартола
  2. Продолжатель Феофана. к. VI. Царствование Романа
  3. Лиутпранд Кремонский, Книга воздаяния («Антаподосис»), кн.5, XV
  4. Ἴγγωρ (Iggor или Ihor) — Suda: iota, 86
  5. О дате рождения сообщает Ипатьевская летопись. В Лаврентьевском списке эта информация пропущена.
  6. Повесть временных лет относит заключение договора на 945 год, но известно, что император Роман, представляющий с сыновьями византийскую сторону по договору, был свергнут в декабре 944. Дата заключения договора в его тексте не указана.
  7. «Повесть временных лет» в переводе Д.С. Лихачева
  8. Лев Диакон, «История», кн. 6.10
  9. Игорь Рюрикович в энциклопедии «Слова о полку Игореве» — цитата приведена по наиболее раннему списку (ГПБ, Кирилло-Белозерск. собр., № 9/1086, л. 122 об.). Более поздние списки несколько корректируют содержание цитаты.
  10. В.Н. Татищев, История Российская, ч.1, гл.4
  11. В.Н. Татищев, История Российская, ч.2, прим. 60

Источники

Wikimedia Foundation.
2010.

dic.academic.ru

Происхождение, толкование, значение имени Игорь. Какова тайна имени Игорь?

Имя Игорь звучит для нас как «княжеское», «древнее», от него так и веет эпической стариной…

И действительно, многие русские князья носили его, и существовало оно у нас с глубокой древности – ещё в дохристианские времена… есть даже версия о славянском его происхождении – от слова «игрь» («веселье», «забава», «игра», но более вероятной представляется версия о его заимствовании… откуда?

Первым князем с таким именем на Руси был Игорь Рюрикович, известный также как Игорь Старый (обратите внимание на прозвище – мы к нему ещё вернёмся), сын Рюрика – варяжского вождя, с именем которого связано установление государственности на Руси. Варягов традиционно отождествляли с норманнами – что позволяло связывать имя Игорь с древнескандинавским Ингвар, происходящим от двух корней: «инг» – «господин» и «вар» – «война». Таким образом, Игорь/Ингвар может быть истолковано как «господин-воин», «великий воин».

Такое происхождение имени вполне вероятно – независимо от того, верна норманнская теория или не верна: контакты между Скандинавией и Русью были довольно тесными, есть у нас и другие имена, восходящие к скандинавским (Олег/Ольга от Хельги/Хельга).

Но примечательно, что имена Игорь и Ингвар (Ингварь) некоторое время существовали у нас «параллельно», и наши предки различали их – так, князь, правивший Рязанью в 1217-1235 гг., звался Ингварем Игоревичем… не говорит ли это о том, что имена воспринимались как различные (в то время как окончательное разделение имён Юрий и Георгий произошло относительно недавно) – следовательно, нужно поискать какие-то другие истоки имени Игорь?

Присмотримся повнимательней к прозвищу Игоря Рюриковича… почему Старый? Жизнь он действительно прожил долгую – но не он один… почему же именно этот князь заслужил такое прозвище? Тут надо учесть, что в древности слово «старый» значило не совсем то же самое, что для нас – оно ассоциировалось не с дряхлостью и бессилием, а со зрелостью, расцветом сил, крепостью (вспомните «старого казака Илью Муромца» в былинах!) – именно такой смысл вкладывался изначально в слово «старейшина» (лучший, самый сильный и уважаемый в роду, достойный быть «полномочным представителем» рода – прежде всего, перед богами). Но ведь именно такой смысловой комплекс («высший», «крепкий», «знатный») несёт имя Ингар, восходящее к кельтским корням!

Это так таинственно! Но есть ли тайна имени Игорь? Причём тут кельты?

Дело в том, что не все историки отождествляют летописных «варягов» с норманнами. В частности, есть гипотеза (правда, принимаемая не всеми исследователями), что это были славяне с южного берега Балтийского моря, испытавшие немалое влияние кельтской культуры… в этом случае сын Рюрика вполне мог носить имя кельтского происхождения – и иметь «соответствующее» ему прозвище, означающее в те времена «зрелый», «полный сил», «лучший».

А можно ли именем Игорь крестить, есть ли святой с таким именем?

Да, есть – святой благоверный князь Игорь Черниговский, в мрачное время междоусобных войн (XII в.) являвший собой образец христианского смирения. Будучи призван на Киевское княжение после смерти брата, он был у власти меньше двух недель: бояре нарушили клятву, князь был схвачен и заточён в темницу, где его держали в таких условиях, что он едва не умер. К счастью, он вовремя был освобождён и смог выздороветь – после чего стал монахом-схимником в Киевском Фёдоровском монастыре (поистине трудно было оставаться в миру, столь близко «познакомившись» с жестокостью, предательством и прочими «прелестями» большой политики).

Но даже в монастыре несчастного не оставляли в покое: киевское вече приняло решение расправиться с ним (эта была месть представителям рода Ольговичей, к которому принадлежал Игорь, за заговор против князя Киевского – разумеется, Игорь, находившийся в монастыре, не имел к этому заговору никакого отношения). Игорь был схвачен в храме во время литургии и зверски убит, и даже тело его было предано поруганию.

Но вечером того же дня тело князя было перенесено в церковь св.Михаила, и там произошло чудо: свечи зажглись сами собой, а во время отпевания раздался гром и земля содрогнулась… День памяти этого святого отмечается 2 октября/19 сентября (день мученической кончины) и 18/5 июня (перенесение мощей).

Кого из знаменитых людей с таким именем мы можем назвать? Прежде всего вспоминается, конечно, Игорь Святославич – князь Новгород-Северский, печально известный своим отнюдь не победоносным походом против половцев в 1185 году… прекрасный пример того, как далеко не самое значительное и славное историческое событие может быть вознесено до небес «волшебной силой искусства»… кто был автором знаменитого «Слова о полку Игореве», неизвестно до сих пор – но существует даже такая версия, что это был… сам князь Игорь! Означает ли это, что он вынес определённые уроки из своего поражения? Что ж, хотя бы за это его следует уважать – далеко не все политики способны признавать свои ошибки и тем более – учиться на них…

В позднейшие времена можно назвать советского физика, основателя Института атомной энергии Игоря Курчатова, поэта Игоря Северянина, композитора Игоря Стравинского.

www.ruavtor.ru

Игорь Старый

Игорь Старый

ИГОРЬ, по летописи сын Рюрика, основателя династии русских князей, князь Киевский (ум. 945?).

Происхождение Игоря от Рюрика вызывает у историков определенные сомнения, прежде всего, из-за хронологии их жизни. По мнению ряда исследователей, именно Игоря (вошедшего в русскую историю с прозвищем «Старый» — т. е. «старейший») с наибольшей вероятностью следует считать подлинным родоначальником династии киевских, а затем и московских великих князей. В этом отношении показательно, что в памятниках XI века, в частности в «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона, «Памяти и похвале князю Русскому Владимиру» Иакова мниха и Церковном уставе князя Владимира, именно Игорь, а не Рюрик, назван предком русских князей Владимира, Ярослава и их потомков. Показательно и то, что в знаменитой хронологической выкладке «Повести временных лет» под 852 годом, предваряющей летописное изложение событий по годам, также ничего не сообщается о Рюрике, а начало собственно русской истории отсчитывается от Олега и Игоря. Как полагают, эта хронологическая выкладка отражает тот этап формирования летописи, когда в ней еще отсутствовала собственно летописная, погодная «сетка», разбивка повествования по годам. Превращение Игоря в сына Рюрика, как можно думать, произошло позднее, уже на следующем этапе формирования летописного текста, и представляет собой не что иное, как искусственное построение позднейшего летописца, отвечающее основной идее русской летописи, как она выражена в «Повести временных лет», — идее единства всего княжеского рода и его исключительных прав на владение Русской землей.

Точная дата рождения Игоря неизвестна. Никоновская летопись (составлена в XVI веке) называет 865 год; в других поздних источниках приводятся иные датировки. По утверждению авторов т. н. Воскресенской летописи (также XVI век), ко времени смерти Рюрика (879) Игорю было два года; получается, что он родился в 877 году. Известно, однако, что после своей смерти Игорь оставил малолетнего сына Святослава, т. е. умер, во всяком случае, не совсем уж преклонным старцем. Перед нами очевидное противоречие, разрешить которое можно двояким способом: либо Святослав ко времени смерти отца не был столь мал, как рассказывает об этом летопись (именно так считают некоторые историки), либо «ранние» даты биографии Игоря выведены искусственно и имеют своей целью хронологическую «привязку» Игоря к биографии его предполагаемого отца Рюрика. Последнее, между прочим, находит некоторое подтверждение при внимательном анализе источников.

Согласно рассказу «Повести временных лет», перед самой своей смертью (879) княживший в Новгороде Рюрик отдал Игоря «на руки» своему родичу Олегу, которому и поручил «княжение», т. е. власть над всеми принадлежавшими ему землями. Политическая биография Игоря, еще ребенка, начинается, по летописи, с 882 года, когда Олегу удалось завоевать Киев, названный с того времени «матерью городам русским». Хитростью Олег сумел захватить правивших в Киеве Аскольда и Дира. «Вы неста князя, ни рода княжа, — заявил им Олег, — но аз есмь рода княжа»; и, подняв над собой Игоря, добавил: «А се есть сын Рюриков». С этого времени начинается правление Олега, продолжающееся долгие 33 года (заметим: вполне «эпическая» цифра). По летописи, всё это время Игорь номинально считался киевским князем, но во всем был послушен своему родственнику: «хожаше по Олзе и слушаша его». По версии Новгородской Первой летописи младшего извода, Олег, напротив, являлся лишь «воеводой» Игоря, однако этой версии явственно противоречит текст русско-византийского договора 911 года, в котором Олег именуется «великим князем русским», а имя Игоря, напротив, отсутствует. Отметим также, что настойчивое указание на «детскость» Игоря, пребывающего «при Олеге», многократно повторяется в летописи: в статьях 879, 882, 903 и 907 годов, то есть на протяжении почти тридцати лет!

Под 903 годом летопись сообщает о «возмужании» Игоря и о его женитьбе на Ольге, приведенной ему «от Пскова» (по некоторым летописям, тем же Олегом), однако этот брак — с учетом малолетнего возраста сына Ольги Святослава в 40-е годы X века — может быть отнесен к более позднему времени. Тем более что и после него по-настоящему действующим лицом во всех описываемых событиях русской истории остается Олег; участие же в них Игоря никак не прослеживается. В частности, его имени нет в тексте включенных в «Повесть временных лет» русско-византийских договоров 907 и 911 годов.

Править Русской землей Игорь начинает после смерти Олега. Согласно «Повести временных лет», это произошло в 912 году; согласно Новгородской Первой летописи младшего извода — в 922-м. Само наличие противоречивых показаний источников свидетельствует о том, что подлинная дата смерти Олега (и, соответственно, вокняжения Игоря) не была известна их авторам. Если же внимательнее приглядеться к летописному рассказу о первых десятилетиях самостоятельного княжения Игоря, то легко увидеть, что почти все описанные в нем события дублируются в дальнейшем повествовании и как бы искусственно «растянуты» во времени.

Так, под 913 годом киевский летописец, автор «Повести временных лет», сообщает об отпадении от власти Игоря древлян, а под следующим, 914 годом — о его походе на них и установлении дани, «больше Олеговой». Подробности древлянского похода он не приводит, зато они имеются в Новгородской Первой летописи младшего извода, где сам поход — в соответствии с принятой хронологической сеткой княжения Игоря — датирован 922 годом. Оказывается, победив древлян, Игорь передал «древлянскую дань» своему воеводе Свенельду, и это вызвало явное недовольство Игоревой дружины: «Се дал единому мужу много». Дальше в Новгородской летописи — зияющий провал: следующие 17 летописных статей (до 940 года) оставлены пустыми. А под 942 годом, как будто и не прошло стольких лет, вновь сообщается о передаче всё той же древлянской дани воеводе Свенельду!

Автор «Повести временных лет» о подоплеке древлянских событий не знает. Но под еще более поздним 945 годом он также говорит о возмущении Игоревой дружины Свенельдом, что и становится поводом для последнего похода Игоря на древлян.

Еще более удивительна хронология войны Игоря с уличами (угличами). В «Повести временных лет» о ней ничего не сообщается. Новгородский же летописец приводит сведения о двух походах Игоря на уличей. Первый датирован тем же 922 годом, что и поход на древлян, причем уличская дань, как и древлянская, также досталась Свенельду. Большая часть уличской земли была покорена, но война затянулась: войско Игоря в течение трех лет осаждало главный город уличей Пересечен и едва сумело взять его. Затем к событиям уличской войны новгородский летописец возвращается под 940 годом, спустя восемнадцать лет. И сообщает при этом опять-таки совершенно то же, о чем рассказывал раньше: как выясняется, именно в этом, 940 году «яшася (дались. — А. К.) уличи по дань Игорю, и Пересечен взят бысть. В се же лето дасть дань на них Свенельду». Дублирование обоих известий очевидно. Одно и то же событие — война с уличами — «растянуто» на восемнадцать лет, хотя, по прямому свидетельству летописца, война продолжалась три года. И если Пересечен, осаждавшийся в течение этих трех лет, был взят лишь в 940 году, то получается, что первый уличский поход на самом деле имел место в 938 году (согласно «включенному» счету лет, принятому в древней Руси). Это обстоятельство имеет немаловажное значение для определения примерного времени вокняжения Игоря — ведь, по относительной хронологии летописца, уличская война (равно как и древлянская) началась вскоре после того, как Игорь стал полноправным киевским князем. А значит, начало его самостоятельного княжения в Киеве может быть отнесено ко времени немногим более раннему, чем 938 год

Помимо этих известий, «Повесть временных лет» сообщает также о мире с печенегами (под 915 годом) и о войне с ними же (под 920 годом). Но и эти сюжеты находят продолжение в событиях 940-х годов, когда, по свидетельству византийских и русских источников, имел место союз Руси с печенегами. Больше того, повествуя о княжении в Киеве сына Игоря Святослава, летописец под 968 годом сообщает о том, что «придоша печенези на Русскую землю первое», — а эти слова прямо противоречат утверждению того же летописца о первом появлении половцев на Руси при Игоре в 915 году

Конкретная политическая деятельность Игоря как правителя Русского государства становится заметной с начала 40-х годов X века, причем не только для русского летописца, но и для современников-иностранцев, упоминающих его имя.

Летом 941 г. Игорь начал войну с Византийской империей. Не исключено, что его поход на Царьград объяснялся завершением срока действия предыдущего русско-греческого договора, заключенного Олегом.

По сведениям византийских (Хроника Продолжателя Феофана, Хроника Иоанна Скилицы, «История» Льва Диакона и др.) и повторяющих их русских источников («Повесть временных лет»), русский флот насчитывал 10 тысяч кораблей, или «скедий», однако эта цифра представляется явно завышенной. По-видимому, ближе к истине другой хронист — современник событий итальянский (лангобардский) писатель и дипломат Лиутпранд, епископ Кремонский, по словам которого флот «короля руссов» Игоря насчитывал более тысячи судов. 11 июня 941 года в морском сражении у маяка Фарос (вероятно, близ южного выхода из Босфора в Пропонтиду —Мраморное море) русский флот потерпел поражение, причем решающую роль в победе греков сыграл так называемый «жидкий огонь» — горючая смесь на основе нефти с использованием смолы, серы и селитры, которую выбрасывали в сторону вражеских кораблей с помощью специальных бронзовых сифонов; смесь эта могла гореть на воде, что приводило русских в панический ужас. В этом сражении лично участвовал Игорь. После поражения русские укрылись близ восточного, малоазийского берега Босфора и подвергли жестокому разорению Вифинию, а также так называемый Стенон — западный, европейский берег Босфора. О зверствах руссов подробно рассказывают византийские хроники (из древнерусского перевода одной из них — Хроники Георгия Амартола — эти подробности перекочевали и в русскую летопись): «Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена (Стенона. — А. К.), а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в головы железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов»; и т. д.

Военные действия продолжались до осени. Второе сражение, в котором византийским флотом командовал патрикий Феофан, закончилось для русских полным разгромом; решающую роль вновь сыграл «жидкий», или «греческий» огонь, с которым руссы ничего не могли поделать. По свидетельству византийского хрониста X в. Льва Диакона, едва ли с десятком кораблей Игорь вернулся к Киммерийскому Боспору (Керченскому проливу), а оттуда к Киеву.

Сразу же по возвращении домой Игорь стал готовиться к новому походу на Царьград — «хотя мстити себе», по выражению летописца. Поход состоялся в 944 году. (Отметим, что сведения о нем имеются только в русских летописях. Византийские источники ничего о нем не сообщают — и это обстоятельство дало основание историкам усомниться в том, что вторая война Игоря с греками вообще имела место, а не является домыслом летописца.) Игорь привлек к походу варягов, т. е. наемников-скандинавов; также в состав его войска вошли киевские поляне, новгородские словене, смоленские кривичи и тиверцы (жившие в Поднестровье). Кроме того, Игорь нанял печенегов. На этот раз войско князя двигалось сушей. Однако до военных действий дело не дошло. Византийцы предпочли откупиться, отправив навстречу войску посольство, которое встретило Игоря на Дунае, у границы Византийской империи. Дорогие подарки были посланы и печенегам, очевидно, с целью отвадить их от союза с Русью. После совета с дружиной Игорь согласился на мир. Он отправил печенегов воевать Болгарию (или, скорее, они сами ушли от него), а сам, приняв дары от греков («злато и паволоки, и на вся воя», то есть на все войско), вернулся в Киев.

Итогом войны стало заключение нового договора между Византией и Русью. Договор этот развивал положения прежнего русско-греческого договора 912 г., заключенного Олегом, но имел ряд менее выгодных для Руси положений. Список договора читается в «Повести временных лет» под 945 г., однако сам договор был заключен в 944 г., не позднее декабря (16 декабря 944 г. был свергнут император Роман I Лакапин, который и заключал договор вместе со своими сыновьями-соправителями Стефаном и Константином). Согласно договору, Русь входила в число союзников Византийской империи и обязывалась оказывать ей военную помощь в случае нападения врагов. Обеспечивались и торговые интересы Руси. Договор 944 г. знаменателен еще и тем, что в нем впервые упоминаются христиане, состоявшие в княжеской дружине и пользовавшиеся равными правами с язычниками, а также киевская «соборная» церковь Святого Ильи, в которой «хрестеяная Русь» (т. е. дружинники-христиане) приносили присягу. Это свидетельствует о значительном распространении христианства в древнем Киеве при князе Игоре, а возможно, и о сочувственном в целом отношении князя к христианской вере.

К концу княжения Игоря, а именно к 944/45 году, относится известный из восточных источников поход русов в Азербайджан, на город Бердаа, крупнейший в то время центр Восточного Закавказья. Действуя в союзе с аланами (предками нынешних осетин) и лезгинами, русы овладели городом и попытались утвердиться в нем, однако начавшаяся в их рядах эпидемия какой-то болезни (дизентерии?) заставила их вернуться восвояси. Русские источники, однако, ничего не знают об этом походе, что дает основание усомниться в причастности к нему киевского князя.

Последним событием в жизни Игоря стало его участие в традиционном «полюдье» — сборе ежегодной дани — у древлян. Князь отправился в Древлянскую землю осенью 945 года (менее вероятна дата 944 год). В «Повести временных лет» сохранился яркий рассказ о его смерти, к которой косвенным образом оказался причастен его воевода Свенельд. Дружина Игорева, рассказывает летописец, начала жаловаться князю: «Отроци Свеньлъжи изоделися суть оружьем и порты, а мы нази; поиди, княже, с нами в дань, да и ты добудеши и мы». Собрав обычную дань (ранее, как мы помним, порученную тому же Свенельду), Игорь не успокоился и, отпустив большую часть дружины, вновь вернулся к древлянам, «желая больша именья». Однако возле города Искоростень древляне со своим князем Малом истребили остаток дружины Игоря, а самого его убили как нарушившего обычай. «Аще ся въвадить волк в овце, — говорили они будто бы между собой, — то выносить все стадо, аще не убьють его: тако и се, аще не убьем его, то вся ны погубить». По свидетельству Льва Диакона, древляне (византиец ошибочно именовал их «германцами») привязали Игоря к стволам двух склоненных к земле деревьев и разорвали его тело надвое.

Из жен Игоря известна лишь одна — княгиня Ольга, игравшая особую роль в Киеве как при жизни Игоря (в договоре 944 г. имя ее посла упомянуто на третьем месте, после имен послов самого Игоря и его сына Святослава), так и, особенно, после его смерти, когда она становится правительницей Русского государства. Именно Ольге удалось отмстить древлянам за смерть мужа и покорить их землю. Из сыновей Игоря летописи известен лишь один — Святослав, хотя вполне возможно, что у князя имелись и другие сыновья, возможно, от других жен. (В «Истории Российской» В. Н. Татищева упомянут сын Игоря Глеб, казненный братом Святославом за покровительство христианам, но эти сведения признаются недостоверными.)

ИСТОЧНИКИ:

«Повесть временных лет»; Летописи: Лаврентьевская, Ипатьевская, Новгородская Первая младшего извода.

Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей / Изд. подг. Я. Н. Любарский. СПб., 1992; Константин Багрянородный. Об управлении империей: Текст, перевод, комментарий / Под ред. Г. Г. Литаврина и А. П. Новосельцева. М., 1989; Лев Диакон. История / Пер. М. М. Копыленко; коммент. М. Я. Сюзюмова, С. А. Иванова. М., 1988; Лиутпранд Кремонский. Антаподосис; Книга об Оттоне; Отчет о посольстве в Константинополь / Перев. и коммент. И. В. Дьяконова. М., 2006.

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

portal-slovo.ru

Игорь Рюрикович — Википедия

Игорь Рюрикович
Игорь берёт дань от древлян. Иллюстрация из Радзивилловской летописи.
Киевский князь
912 год — 945 год
ПредшественникВещий Олег
ПреемникОльга
НаследникСвятослав Игоревич

Вероисповедание Славянское язычество
Рождение около 878
Смерть 945(0945)
Искоростень
Место погребения около Коростени
Род Рюриковичи
Отец Рюрик
Супруга Ольга
Дети Святослав Игоревич
 Игорь Рюрикович на Викискладе

Эта статья — о киевском великом князе. О других князьях по имени Игорь см. Князь Игорь (значения).

И́горь (летописная хронология — ок. 878—945) — киевский князь (по летописи 912—945), согласно летописной традиции — сын Рюрика, муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича.

Первый древнерусский князь, известный по синх

ru.wikipedia.org

Игорь Старый. Правление Игоря Рюриковича. Внутренняя и внешняя политика князя Игоря Старого

Любой образованный человек в нашей стране знает, кто такой Игорь Старый. Так называли князя Древней Руси, сына Рюрика и родственника Олега Великого, прозванного Вещим.

Рассмотрим более подробно жизнь и деятельность этого правителя древнерусского государства.

Краткие биографические сведения о рождении и детстве

Согласно летописным источникам, Игорь Старый прожил относительно длинную для тех времен жизнь. Родился он приблизительно в 878 году, а умер (тоже примерно) в 945-м.

Годы правления Игоря Старого охватывают период с 912-го по 945-й.

Герой нашего повествования был сыном первого русского князя Рюрика, который, по преданию, пришел на Русь со своими братьями и начал княжить в Новгороде, а позже стал единоличным правителем всего тогдашнего русского государства. После смерти Рюрика Игорь был мал годами, поэтому функции князя выполнял его родственник Олег (по одной версии, он был племянником Рюрика, а по другой — братом его жены).

Вероятнее всего, юный Игорь сопровождал Олега в его военных походах, где приобрел навыки военачальника и политического деятеля. Известно, что он занял престол отца не по достижении своего совершеннолетия и женитьбы, а после смерти Вещего Олега (согласно легенде, он умер от укуса ядовитой змеи).

Краткие биографические сведения о семье князя

Согласно официальной версии, год, в которой умер Олег, прозванный Вещим, является началом правления Игоря Старого. Это, как уже упоминалось, 912 год. К тому времени у молодого князя уже была семья.

По летописным источникам, когда Игорю исполнилось 25 лет, его женили на девушке по имени Ольга (ей было всего 13). Однако их сын Святослав родился только в 942 году (получается, что на тот момент Ольге должно было быть 52 года, что невозможно). На это обстоятельство указывают многие историки, поэтому считается, что возраст Ольги – будущей великой княгини и основоположницы христианства на Руси – был меньшим. Также существует предположение, согласно которому у Ольги и Игоря были еще дети, в частности, некоторые историки упоминают о двух сыновьях — Владиславе и Глебе, которые, вероятно, умерли в младых летах.

Также византийские источники указывают, что у князя были и другие родственники (двоюродные братья, племянники и проч.). Однако в русских летописях упоминаний об этих людях нет. Вероятнее всего, они не владели никакими землями и полномочиями, а входили в дружину князя Игоря. Современные историки считают такую версию наиболее обоснованной, потому что, скорее всего, в Древней Руси существовала традиция, характерная для европейских государств, согласно которой в официальных документах упоминался только сам правитель, его жена (жены) и дети, о других же родственниках (а следовательно, и претендентах на престол) не говорилось ни слова.

Военные походы на Царьград

Игорь Старый прославил себя как опытный военачальник. Известно, что он совершил не один военный поход на Византию. Православные народы, населявшие Византийскую империю, тогда сильно страдали от набегов варваров, которых они называли росами.

Историки отмечают следующие военные походы Игоря Старого:

1. По преданию, Игорь в 941 году приплыл в Византию в сопровождении тысячи кораблей, называемых «ладьями». Однако греки применили самое передовое оружие того времени – так называемый «греческий огонь» (смесь нефти и других горючих веществ), который сжег большинство военных кораблей. Потерпев поражение, Игорь Старый вернулся домой на Русь, чтобы собрать новое войско для нового военного похода. И ему это удалось.

2. В его военное собрание входили представители всех племен тогдашнего древнерусского государства, как славяне, так и русы, печенеги, древляне и др. Этот поход оказался более удачным для князя, в результате он заключил с византийцами мирный договор, предусматривающий выплату определенных материальных средств. В данном договоре, текст которого греки сохранили, упоминается как сам Игорь, так и его жена Ольга и их общий сын Святослав.

Князь прославился в веках как человек строгий и требовательный. Удачный завоеватель, он присоединял к своему государству новые земли, а затем обкладывал данью покоренные им племена. Правление Игоря Старого запомнилось усмирением уличей и тиверцев, древлян и многих других народностей.

Самое сильное сопротивлению князю оказали древляне (покорение их произошло на заре правления Игоря, в 912 году). Они отказались платить дань, однако Игорь со своей дружиной разорил древлянские поселения и в наказание обязал местных жителей платить еще больше, чем прежде. Древляне скрепя сердце согласились, но сильную обиду на князя в своих сердцах затаили.

Внутренняя политика Игоря Старого отличалась и новым способам сбора дани, который он сам называл полюдьем. Заключалась эта процедура в следующем: князь ежегодно вместе со своей дружиной объезжал подвластные ему территории и собирал «налог» с тех племен, которые там жили. Дань он брал натуральным способом: как зерном, мукою и иными продуктами питания, так и шкурами диких животных, медом диких пчел и прочее. Зачастую воины князя вели себя как дерзкие завоеватели, чем наносили немало обид простым людям.

Внешнеполитические успехи Игоря

Чем еще запомнился современникам Игорь Старый? Внутренняя и внешняя политика князя имела завоевательный характер, что неудивительно, особенно если вспомнить, каким был и сам Игорь (историки отмечают, что князь отличался крутым и вспыльчивым нравом).

Успехи его в военном плане также нельзя назвать скромными. Он вел себя как настоящий варвар, огнем и мечом прорубая «окно» в Европу того времени – Византийскую империю.

Помимо уже упоминавшихся нами выше двух военных походов на Византию, Игорь совершил такой же поход на Каспийское море. О нем рассказывают арабские источники, а вот в русских летописях об этом даже не упоминается. О результатах сего похода мало что известно, однако хазарские авторы полагают, что он имел некоторые последствия: войско Игоря получило богатые трофеи и вернулось домой с награбленным.

Также некоторые историки, опираясь на венгерские источники, полагают, что и с венграми заключил союз Игорь Старый. Внешняя политика князя в отношении этих племен носила союзнический характер, возможно, имели место определенные связи руссов и венгров, позволяющие им организовывать совместные военные походы на Византию.

Загадки личности

Правление Игоря Старого хоть и длилось много лет, но до конца не изучено вследствие отсутствия информации о ближайшем окружении князя и его действиях.

Скудность сведений об этой исторической личности, а также некоторые расхождения (например, относительно дат его жизни, годах правления, семье и смерти), которые встречаются в различных источниках, приводят к тому, что в биографии этого человека немало белых пятен.

Так, существуют разные предположения относительно того, кем была мать Игоря. Например, В. Татищев – историк петровской эпохи – предполагал, что ею являлась норманнская княжна Ефанда. Тот же Татищев считал, что по-настоящему героя нашего повествования звали Ингером, и только позже его имя трансформировалось в Игоря. Прозвище же Старый князь получил не во время правления, а гораздо позже, благодаря русским летописям, именовавшим его «древним» или «старым». А все потому, что Игорь был одним из первых Рюриковичей.

Основная идея правления Игоря

Очень прочно вошел в русскую историю князь Игорь Старый. Итоги правления этого русского властителя связаны с укреплением молодого древнерусского государства. Фактически Игорь продолжил политику своего отца и родственника Олега: он расширял государство, совершал военные походы, приносившие немало богатств, заключил с византийцами мирный договор, ввел систему налогообложения своих подданных.

Также Игорь смог оставить после себя могущественного наследника Святослава, который продолжил его дело. Тема самым князь Игорь Старый не только укрепил свою династию, но и усилил свое государство.

Смерть князя

Одним из самых известных эпизодов жизни Игоря стала его трагическая насильственная смерть.

Русские летописи так описывают это событие: князь Игорь Старый, завоевав древлян, ежегодно являлся к ним для сбора дани. Так же он поступил и в 945 году. Его дружина относилась к древлянам с пренебрежением, чинила много жесткости, чем вызывала их явное недовольство. К тому же у древлян был своей правитель по имени Мал, который воспринимал Игоря как победившего соперника.

Собрав с древлян достаточно дани, князь отправился со своей дружиной дальше, однако на обратном пути задумался над тем, что не взял столько, сколько хотел. Именно в этот момент роковую для себя ошибку совершил Игорь Старый. События последующего дня доказали это.

Князь отпустил свою большую дружину и вернулся к древлянам за новой данью с малым войском. Те, увидев, что у Игоря мало силы, жестоко расправились и с ним, и с его людьми. По преданию, князя привязали к верхушкам могучих деревьев и отпустили их. Вот такую лютую смерть принял Игорь от якобы покоренных древлян.

Месть Ольги

Русские летописи рассказывают нам не только о смерти князя Игоря, но и о той изысканной и страшной мести, которую использовала его жена – овдовевшая княгиня Ольга Псковская, оставшаяся с трехлетним сыном Игоря Святославом без попечения мужа.

Так, Ольга предала посланников от древлян жестокой казни (сожгла живьем), а после совершила военный поход на Искоростень и, взяв его приступом, безжалостно расправилась с жителями. Согласно легенде, она потребовала с каждого двора по 3 голубя и по 3 воробья. Получив эдакую своеобразную «дань», Ольга распорядилась привязать к каждой пташке трут и серу, зажечь их ночью и отпустить. Расчет хитрой княгини оказался верен: птицы вернулись в свои гнезда, под крыши домов… Позже сын Игоря Святослав посадил княжить над древлянами своего сына Олега.

Значение правления Игоря

Историки сходятся во мнении, что политика Игоря Старого в целом носила положительный характер и несла пользу Руси. Он заложил основы государственности, которая опиралась на личность князя, мощь его военной дружины и дипломатические умения. Порою жестоко и бесцеремонно подчиняя себе соседние племена, Игорь, тем не менее, строил новую систему отношений, которая позволяла перейти на новую ступень развития – от родоплеменного сообщества к государственному устройству.

fb.ru

биография, семья, годы правления, походы. Киевский князь Игорь Рюрикович :: SYL.ru

В летописных сводах X-XI веков сын легендарного князя Рюрика, Игорь, упоминается с добавлением слова Старый. Происходит это потому, что именно к нему возводят они начало династии русских князей Рюриковичей. Подобное наименование вошло в обиход, и широко использовалось историками более поздних времён. Не будем и мы отступать от установившейся традиции.

Краткое предисловие

Прежде чем начать разговор, следует отметить крайне важную деталь – обо всех событиях, в которых, так или иначе, принимал участие Игорь Старый, сегодня известно из ряда письменных памятников, часто противоречащих друг другу. Поэтому, ведя разговор о тех давно ушедших временах, принято следовать наиболее распространённой и общепринятой версии, и не следует удивляться, если она не во всём соответствует данным из каких-либо второстепенных источников.

Регент и попечитель юного князя

Как свидетельствует составитель «Повести временных лет» – летописец Нестор, после смерти легендарного князя Рюрика, последовавшей в 879 году, остался его малолетний сын и наследник Игорь, родившийся годом ранее. Поскольку по малолетству он ещё не мог приступить к княжению, то до его возмужания правление осуществлял родственник почившего правителя – князь Олег – тот самый, который вошёл в нашу историю с титулом Вещий. Он же был и ближайшим попечителем отрока.

Вскоре после обретения власти Олег подчиняет себе вольный, до той поры, Смоленск, а затем подступает со своей дружиной к Киеву. Летописец рассказывает, что киевских князей Аскольда и Дира он хитростью выманивает из укреплённого города, и убивает. Захватив таким образом власть, и желая придать ей легитимность, Олег указывает киевлянам на малолетнего Игоря как на законного наследника власти, себе же отводит роль некоего регента. В действительности же это было лукавством, поскольку власть он не выпустил из рук до самой смерти.

Женитьба князя Игоря

О том, как прошла юность князя Игоря ничего не известно, и в следующем отрывке летописец являет его читателю уже возмужавшим, однако, всё ещё не вышедшим из-под опеки Олега. Именно он приводит молодому князю невесту – совсем юную тринадцатилетнюю (а по некоторым источникам, вообще, десятилетнюю) псковитянку с необычайно поэтическим старославянским именем Прекраса.

Далее, Игорь Старый (которому тогда едва исполнилось 23 года), воспылав любовью, женится на юной красавице, но почему-то даёт своей невесте новое имя – Ольга. Объяснений этому его поступку может быть два – или это следствие сиюминутного каприза, или причина более серьёзная.

Вероятная родственница Вещего Олега

Дело в том, что Ольга – это скандинавское имя, являющееся производной формой от мужского имени Олег. Поэтому бытует предположение, что попечитель и временщик попросту сосватал наследнику свою родственницу, желая укрепить влияние на повзрослевшего юношу.

Так или иначе, но в историю России эта женщина вошла под именем княгини Ольги – первой русской христианки, причисленной к лику святых. Она же является бабкой крестителя Руси святого равноапостольного князя Владимира. Плодом её брака с князем Игорем стал сын Святослав Игоревич, унаследовавший власть, и ставший в отличие от своей матери жестоким гонителем христиан. Кроме Ольги у князя было много и других жён, но она всегда оставалась самой любимой.

Под бременем власти

В 912 году после неожиданной смерти своего опекуна, которую так поэтично воспел А. С. Пушкин, Игорь Старый обрёл, наконец, всю полноту власти. До этого времени он являлся самостоятельным правителем Киева лишь в 907 году, когда Олег оставлял его своим наместником во время похода в Византию, в ходе которого он овладел Царьградом и прибил на его вратах свой знаменитый щит.

Власть, ставшая достоянием ещё неопытного в правлении Игоря, принесла с собой немало забот. В частности, узнав о смерти Олега, взбунтовались и отказались платить ранее установленную дань племена древлян – восточнославянских народов, населявших в те годы территорию нынешнего украинского Полесья.

В результате князь Игорь Старый был вынужден, собрав дружину, идти усмирять бунтовщиков, что он и сделал в 913 году, а чтобы впредь было неповадно вольничать, обложил их данью, вдвое превышающей прежнюю.

Азиатское коварство и честолюбивые мечты

Следующим по хронологии военный поход был совершён князем против печенегов, впервые появившихся на Руси в 915 году. Направляясь в Византию для помощи ей в отражении нападения болгар, эти степные жители не имели в отношении подвластных Игорю земель агрессивных намерений, и князь согласился пропустить их. Однако, исполненный коварства, он ударил с тыла по их арьергарду, и в результате одержал довольно лёгкую победу, овладев имуществом и провиантом.

Это был успех, но разве он мог сравниться с той славой, которой покрыл себя его предшественник и опекун – Вещий Олег? Мысли об этом не покидали сознание честолюбивого и завистливого Игоря. Чтобы обессмертить своё имя, ему требовалось нечто, способное затмить прежние победы. Мечты о собственном щите на вратах Царьграда наполняли его жизнь. И в 941 году начинаются походы Игоря Старого на Византию. Их было два, каждый из которых по-своему интересен.

Морской поход на Византию

Первый поход князь осуществил морским путём, посадив на ладьи всё своё многочисленное войско. Сколько потребовалось этих небольших и весьма примитивных кораблей, чтобы двигаясь вдоль морского побережья от устья Днепра до Константинополя, перевести весьма значительное количество людей, доподлинно неизвестно. Нестор Летописец сообщает о 10 тыс. судов, европейские же источники говорят лишь о тысяче.

В любом случае это была достаточно внушительная флотилия. На подходах к византийской столице ей удалось одержать ряд незначительных побед, но затем случилось непредвиденное. Защитниками города было применено против них совершенно неизвестное на Руси оружие, вошедшее в историю под названием греческого огня.

Молния, сошедшая с неба

Судя по оставшимся описаниям, это было некое подобие современного огнемёта. Суть его состояла в том, что при помощи специальных сифонов в направлении противника под давлением выбрасывалась струя горящей смеси, не гаснущей даже при попадании в воду. Из чего она состояла точно неизвестно, но ряд сохранившихся записей, а также лабораторные эксперименты дают основание полагать, что её компонентами были негашёная известь, сера и нефть.

Эффект от применения этого оружия был колоссальный. Мало того, что с его помощью отправилась на дно добрая половина княжеской флотилии, но и на оставшихся в живых вид летящего огня произвёл неизгладимое впечатление. Известно, что они в панике бежали, а вернувшись на родину, рассказывали о некоем чуде – молнии, сошедшей с неба и истребившей их воинство. Таким образом, первый византийский блин вышел у Игоря большим кровавым комом.

Армия мародёров

Значительно удачней сложился второй поход, который Игорь Старый предпринял в 944 году. Он принёс если не воинскую славу, то, во всяком случае, изрядную добычу. За год до этого у князя родился сын – Святослав Игоревич, и на время отсутствия отца он номинально считался правителем, хотя, разумеется, за него эти функции выполняла мать – княгиня Ольга.

В этот раз княжеское воинство было разделено на две части, одна из которых двигалась по суше, а другая, как и в прошлый раз, разместилась на ладьях. Чтобы достичь, наконец, желаемого триумфа, Игорь собрал под свои знамёна огромное количество ратников, в число которых входили представители всех племён, с которыми у него были налажены контакты. Желание безнаказанно пограбить и обогатиться за чужой счёт соединило в его рядах русичей, варягов, печенегов, кривичей, половцев и многих-многих других искателей лёгкой наживы.

Синица в клетке

Двигаясь вдоль побережья Чёрного моря по направлению к Византии, эта орда оставляла после себя мёртвую выжженную землю, и весть о творимых ею бесчинствах разносилась далеко по окрестным землям. Когда эти слухи достигли византийского императора Романа I Локапина, он пришёл в ужас, и счёл благоразумным попытаться как-то отвести беду от своего государства, тем более что иноземцы достигли уже к тому времени берегов Дуная.

С этой целью он выслал навстречу войску послов с дарами столь богатыми, что, посовещавшись, ратники решили не продолжать поход. В этом был свой резон – идти вперёд, и рисковать головой, чтобы умножить и без того богатую добычу, никто не хотел. В результате, вспомнив лишний раз, что лучше синица в клетке, чем журавль в небе, все повернули назад. К тому же синица им досталась хоть и не овеянная славой победы, но весьма тучная.

Поход к древлянам за данью

Возвратившись из похода, князь не подозревал, что жизни его уже подходит конец, и виной тому не старость, хотя ему минуло к тому времени 67 лет, а жадность, которая всегда составляла неотъемлемую часть его натуры. Однажды она его и погубила.

Дело в том, что правление Игоря Старого держалось исключительно на силе его дружины, служившей ему опорой в борьбе с иными претендентами на власть, которых, как всегда, было немало. Поэтому для него являлось крайне важно поддерживать должные отношения с ратниками. И вот однажды среди них поднялось недовольство тем, что в дружине князя Свенельда – игорева воеводы, воины богаче одеты и лучше вооружены, чем они.

Не желая самому нести расходы, и в то же время, стараясь успокоить недовольных, он решил нагрянуть вместе с ними к древлянам и путём грабежа, совершаемого под видом сбора дани, решить проблему. Дружинники его охотно поддержали, и многочисленный отряд во главе с князем отправился к инородцам.

Гибель Игоря Старого

Поначалу всё шло именно так, как и было задумано. Дань собрали превеликую, и в предвкушении дележа отправились домой. Но тут в сердце князя зашевелилась змея, да пострашнее той, что ужалила когда-то Вещего Олега. Зовётся она жадностью, и сгубили её укусы несметное количество людей. Вот и Игорю запало на душу, что если вернуться с малым числом людей, да ещё пограбить, то и куш выйдет пожирнее, и делить его придётся на меньшее число ртов.

Не учёл он лишь того, что обязан знать каждый правитель – нельзя даже самых покорных людей доводить до крайности, иначе беда. Так и произошло, увидев князя, возвращающегося с малыми силами, и поняв его намерения, древляне взбунтовались. Перебив охрану, они предали князя лютой смерти – привязав за ноги к двум склонённым друг к другу елям, разорвали пополам. Так бесславно окончил свою жизнь киевский князь Игорь Старый, биография которого, почерпнутая из древних летописных сводов, легла в основу нашего рассказа.

Заключение

В завершение отметим одну любопытную деталь – в «Повести временных лет» этот правитель дважды назван «князем-волком». Несомненно, что столь выразительный и очень меткий образ во многом передаёт его истинную сущность. Как внешняя, так и внутренняя политика Игоря Старого всегда преследовала цель собственного обогащения и прославления, и не была направлена на интересы государства. Характерно, что существительное волк, кроме своего прямого значения, в древности употреблялось для выражений таких понятий, как грабитель, вор и разбойник, каковым, по сути, и являлся Игорь Старый. Смерть стала достойным воздаянием за его дела.

www.syl.ru

Игорь Старый — биография

Правитель Древнерусского государства. Сын легендарного Рюрика. С 912 г. властвовал на территории Киевской Руси. Печальную известность ему принесли неудачный поход на греков в 941 г. и обстоятельства смерти в 945 г. от руки восставших древлян.

Игорь Старый – биография (жизнеописание)

Игорь Старый (?–945 г.) – второй после Вещего Олега исторически засвидетельствованный правитель Древнерусского государства. В отличие от Олега киевского князя Игоря знают не только русские, но и греческие и европейские латиноязычные источники.

Два важнейших для русской истории X–XI вв. письменных памятника – «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона и «Память и похвала князю русскому Володимеру», возводят начало династии русских князей именно к Игорю, называя его «Старым». Деятельность Игоря, как государственного правителя, нельзя признать удачной как во внешней, так и во внутренней политике. Главная интрига в научных исследованиях биографии Игоря связана с определением возраста, когда этот киевский князь начал самостоятельно править.

Самостоятельный князь или младенец при воеводе?

Согласно данным летописи Повесть временных лет, после смерти Рюрика в 879 г. к власти пришел его родич Олег, которому передали малолетнего сына Рюрика, Игоря, на попечение.

В 882 г. Олег вместе с Игорем покидают свою резиденцию в Новгороде (по другим данным – Ладогу) и отправляются на завоевание Смоленска и Киева. Олег хитростью выманивает из города киевских правителей Аскольда и Дира. Он указывает им на «младенца» Игоря, как единственного законного наследника Рюрика, имеющего права на власть в Киеве.

Однако по Новгородской первой летописи, которая отражает наиболее древний Начальный свод 1090-х гг., князь Игорь в момент завоевания Киева уже вполне взрослый и самостоятельный правитель. Еще под 862 г. в новгородских летописях и Эрмитажном списке (свод 1479 г.) говорится, что, когда Рюрик княжил в Новгороде, у него родился сын, которому дали имя Игорь. Вырос Игорь храбрым и мудрым, и был у него воевода по имени Олег. Причину, по которой автор Повести временных лет «сделал» Игоря малолетним, исследователи усматривают в том, что в русско-византийских договорах Олег именуется великим русским князем. Летописец таким способом объяснил одновременное законное существование двух князей.

В дальнейшем повествовании об Игоре Повесть временных лет и новгородское летописание еще больше между собой расходятся. Например, под 883 г. новгородские авторы указывают не на Олега, а на Игоря, как подчинившего Киеву древлян и обложившего их данью. Разный возраст Игоря в летописных версиях проявился и в таком важном деле его жизни как женитьба.

«…И мудра и смыслена»

В Повести временных лет под 903 г. скупо сообщается о том, что, когда Игорь вырос, привели ему жену из города Пскова по имени Ольга. В новгородской же летописи Игорь действует самостоятельно, там сказано: привел себе жену из Пскова по имени Ольга. И добавлено: «и мудра и смыслена», у нее родился сын Святослав».

Вокруг женитьбы Игоря на Ольге создалось много легенд, но они, по мнению Д. С. Лихачева, имеют мало исторических оснований. Например, в Типографской летописи сказано, что Ольга была дочерью Олега. В связи с этим любопытен и вариант Иоакимовской летописи, известной в изложении В. Н. Татищева. По ее данным Олег находит возмужавшему Игорю жену из Изборска, из рода Гостомысла. Правда, невеста первоначально звалась Прекраса, но Олег ее переименовал в Ольгу.

Вызывает вопросы исследователей и дата женитьбы Игоря на Ольге. Ведь в Архангелогородской летописи есть указание, что невесте было десять лет, а их сын Святослав появился на свет не ранее самого начала 940-х гг.

Небесная молния греков

Согласно Повести временных лет Игорь не принимал участие в знаменитом походе Руси на Царьград в 907 г. Его первые самостоятельные активные действия развернулись уже только после смерти Олега в 913 г. Игорю пришлось заново подчинять отказавшихся повиноваться Киеву древлян. В 914 г. он победил их и обложил данью, по размерам больше чем при Олеге. Новгородские летописи относят это событие к 922 г.

Есть сведения в восточных источниках о том, что после 912 г. (точная дата неизвестна) Русь совершила морской поход на мусульманские страны в Южном Прикаспии. Поначалу удачно складывающаяся экспедиция закончилась плачевно: русские отряды были полностью разгромлены противниками. Об этом походе нет сведений в русских летописях. Возглавлял ли его князь Игорь, неизвестно. Но зато известно о внешнеполитической активности киевского князя на дунайском направлении. В 915 г. к границам Руси впервые подошли печенеги. Дело тогда закончилось миром. Но в 920 г. Игорю уже пришлось с ними воевать. Но не в борьбе со степняками киевский князь видел главную реализацию своих политических амбиций.

В 941 г. согласно Повести временных лет Игорь совершил свой печально знаменитый поход на греков. Русский флот насчитывал, по сведениям европейских источников, около тысячи кораблей и 10 тысяч – по данным русских летописей. После первых успехов на подступах к Константинополю последовало главное сражение с основными силами греческого флота. Против русских кораблей византийцы применили так называемый «греческий огонь» – горючую смесь, выбрасываемую под давлением из специальных сифонов и которую нельзя было потушить водой. Большая часть русского флота была сожжена. Оставшиеся в живых воины, вернувшись на родину, рассказывали потом о «страшном чуде» – «ладейном огне» греков и сравнивали его с молнией небесной.

Об этом сражении есть сведения в византийских сочинениях Житии Василия Нового и Продолжателе Амартола. Но в них не упоминается имя Игоря, и исследователи полагают, что оно было включено в летописи из русских народных преданий.

Мир без войны?

В новгородском летописании неудачный поход Игоря был отнесен к 920 г. Там же поход Олега на греков, датированный 922 г. (907 г. – по Повести временных лет), изображен как отместка византийцам за поражение Игоря. Но в Повести Игорь сам готовится к отмщению.

В 944 г. Игорь совершает новый поход на греков. Его войско движется и по морю и по суше и выглядит еще более грозно. В него включены воины от разных народов Руси и даже нанятые для этого печенеги.

Византийский император был предупрежден корсунцами о нападении. То ли убоявшись противника, то ли подсчитав вероятные материальные и людские затраты, но расчетливые греки предложили Игорю мир и дань по размерам еще большую, чем в свое время брал Олег. Предложение о мире застало Игоря уже на Дунае. Князь посовещался со своей дружиной и, послушав ее совет, согласился на мир с греками. Под следующим 945 г. в летописях помещен русско-византийский договор. Его условия были менее выгодны Руси, чем условия договора 911 г., заключенного при Олеге.

А. А. Шахматов рассказ о втором победоносном походе Игоря считал придуманным летописцем для того, чтобы объяснить появление в 945 г. договора с греками. Другие исследователи полагают, что без нового и, главное, победоносного похода на греков не могло быть выгодного для Руси договора.

История не признает сослагательного наклонения, и мы не знаем, чем бы закончился для Игоря новый поход на греков. Возможно, послушавшись своей дружины, князь и жизнь себе сохранил, и не лишился воинской славы. Но точно известно, что другой совет дружины Игоря трагическим образом способствовал его гибели.

Смерть князя-волка

Смерть князя Игоря, как и гибель его предшественника на киевском троне – Вещего Олега, вызывает много вопросов у исследователей. Например, даты этих событий. Годы княжений и Олега, и Игоря в Повести временных лет совпадают – по 33 года, что не может не наводить мысль об искусственном происхождении их в летописи. На первый взгляд рассказ летописца об убийстве древлянами Игоря вполне реалистичен и лишен той мифоэпичности и фатальности, за завесой которой скрывается смерть Олега.

Под 945 г. в летописях помещена запись о том, что дружинники Игоря позавидовали воинам младшей дружины Свенельда – воеводы Игоря. Мол, они и одеждой, и оружием побогаче их будут. Провоцируемый подобными разговорами, Игорь отправился в земли к древлянам за данью и взял ее, прибавив к прежней дани новую. Уже по пути домой князь решил обратно вернуться к древлянам, но уже с малой частью дружины. На совещании у обеспокоенного древлянского князя Мала прозвучала в отношении Игоря, как считается, древнейшая русская пословица: «если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его».

Древляне спросили киевского князя, зачем он опять идет? Ведь уже всю дань собрал. Игорь не отказался от своих намерений, и древляне убили его и воинов. Погребен был Игорь возле древлянской столицы Искоростеня. Княгиня Ольга впоследствии жестоко отомстила древлянам за смерть мужа и восстановила власть Киева над ними.

Русские летописи не сообщают подробностей о том, как был умерщвлен Игорь. Но они есть в рассказе византийского автора Льва Диакона: Игорь был привязан к стволам согнутых деревьев и разорван надвое. Намек на мучительную смерть Игоря содержится и в русской летописи. Во время так называемой первой мести Ольги, когда древлян скинули в глубокую яму и приготовились засыпать землей живыми, княгиня спросила их: Хороша ли вам честь? Древляне ответили вдове: «Горше нам Игоревой смерти».

Параллельными сюжетами к рассказу Льва Диакона о способе убийства Игоря являются греческое народное предание о разбойнике Синисе и эпизод о «русском пирате» в Gesta Danorum Саксона Грамматика (XII в.). Как справедливо заметила Е. А. Рыдзевская, даже если Саксон Грамматик и списал свой персонаж с Синиса, то он изобразил его русским, так как был знаком с преданием о смерти киевского князя.

Ученые не сомневаются в достоверности летописного рассказа о смерти Игоря и главной причиной считают его вымогательства. Пожалуй, одну из самых нелицеприятных характеристик Игоря мы находим у выдающегося русского историка С М. Соловьева. Он называет его князем недеятельным и вождем не отважным. Игорь не покоряет подобно предшественникам новых племен, его дружина бедная и робкая, с большими силами возвращаются они без боя из византийского похода, так как они не уверены были в своем мужестве. И к этим чертам Игоря прибавляется корыстолюбие. Он даже дружину почти всю отпускает и возвращается к древлянам, чтобы с меньшим числом воинов потом добытым делиться.

С. М. Соловьев обратил внимание на указанный летописями факт: покорением древлян, равно как и других племен, взятием с них дани незадолго до смерти Игоря занимался Свенельд. Вот отсюда и источник богатства дружинников княжеского воеводы. Но этот факт указывает и на несправедливость действий Игоря. Ведь древляне свою дань Киеву уже заплатили.

Древляне в летописи дважды назвали князя Игоря волком. В историографии есть разные интерпретации этого факта, но в свете сказанного С. М. Соловьевым нельзя не обратить внимание на мнение В. Я. Петрухина: слово «волк» в древнем праве означало вора, грабителя, преступника. Но он же пишет и о том, что в летописи мы не видим сурового приговора Игорю, как и не видим прямого осуждения древлян. А история о другом известном «волке» русских летописей – полоцком князе Всеславе, былинном Волхе в «Слове о полку Игореве» подсказывает нам сегодня: в истории о смерти Игоря еще рано ставить точку, возможно, нас еще ждут интересные открытия.

Роман Рабинович, канд. ист. наук,
специально для портала BankGorodov.RU

Список источников и литературы: см. статью «Рюрик»

www.bankgorodov.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о