Глава 1 горе от ума – Александр Грибоедов — Горе от ума: Читать полностью онлайн комедию в стихах Грибоедова

Содержание

Грибоедов А. С., «Горе от ума»: краткое содержание по главам

Александр Сергеевич Грибоедов, к сожалению, написал всего лишь одно произведение – «Горе от ума», рифмованную пьесу, и… стал классиком. Произведение оригинально: оно сочетает в себе наряду с классическими элементами комедии и признаки драмы. Дипломат Грибоедов был не только образованным, но и действительно талантливым человеком. В частности, он знал в совершенстве 6 языков. Был лично знаком с Александром Сергеевичем Пушкиным и будущим декабристом Вильгельмом Карловичем Кюхельбекером. Если исходить из того, что судьба дипломата, как известно, трагически прервалась в Тегеране, то можно сказать о пророческом названии пьесы – «Горе от ума». Краткое содержание по главам этого произведения составляет суть данной статьи.

Действие 1. В доме у Фамусовых

Первое действие знакомит нас с Софьей Фамусовой, 17-летней романтичной девушкой на выданье. Накануне она провела всю ночь в любезных разговорах об искусствах с Алексеем Степановичем Молчалиным, переведенным барином из Твери в Москву. Молодой карьерист имеет чин коллежского асессора, но фактически прислуживает как личный секретарь. Здесь же мы видим хозяина дома, Павла Афанасьевича Фамусова, барина, вдовца, домоседа, по убеждениям – ярого консерватора. Сочинение Грибоедова «Горе от ума» сразу же акцентирует внимание на ханжестве этого персонажа. Расхваливая свою нравственность, он практически одновременно пристает к служанке Лизе.

К Фамусовым приезжает Александр Андреевич Чацкий, друг детства Софьи. Он влюблен в девушку, с которой его когда-то связывало взаимное первое чувство. Но Софья, начитавшаяся романов и дофантазировавшая бледный образ Молчалина до духовной красоты, более чем прохладна с ним.

Действие 2. Беседа Фамусова и Чацкого

Второе действие начинается с диалога Фамусова и грамотного слуги Петрушки. Барин рассуждает о московских столпах общества, планирует с ними встречи и обязывает слугу записывать свои мысли о том, к кому следует идти. Фактически с планированием безделья светского льва патриархальной Москвы знакомит нас «Горе от ума». Краткое содержание по главам опять нам показывает Чацкого. На этот раз он, нанеся визит, заводит разговор с Фамусовым с целью попросить руку и сердце его дочери. Отец не в восторге от брака с человеком, владеющим 400 душами (его идеал жениха – собственник 2000 душ, умственные способности – не в счет), поэтому он дипломатично отказывает Александру Андреевичу: «Поди-ка послужи!» Острый на язык Чацкий отражает этот явный выпад крылатой фразой, демонстрирующей разницу между глаголами «служить» и «прислуживаться».

Действие 3. Отказ Софьи, беседа с Молчалиным

Третье действие начинается с объяснения Александра Андреевича в любви Софье. Но та отказывает ему, признаваясь в своей любви к Молчалину. Недоумение Чацкого даже преобладает над разочарованием. Он хорошо знает лакейскую натуру и скудость ума последнего, что, собственно, последовательно и раскрывает нам «Горе от ума». Краткое содержание по главам далее сводит в красноречивом диалоге двух молодых людей, двух антагонистов. Коллежский асессор хронически бесталанен, но имеет вид на успешную карьеру, основанную на визитах к «нужным людям», а также – на «умеренности и аккуратности». Чацкий интеллектуален, остер на язык, отвечает оппоненту, как всегда, «не в бровь, а в глаз». Он считает главной саму службу, ведь чины вторичны, «чины людьми даются», он не склонен унижаться из-за карьеры перед власть имущими, ведь «люди могут ошибиться».

Действие 4. Бал у Фамусовых

По правилам жанра комедии, развязка наступает в четвертом действии. У Фамусовых бал. Иронично описывает гостей, московских аристократов, «Горе от ума». Краткое содержание по главам нас знакомит с вереницей блестящих персонажей. Скалозуб Сергей Сергеевич – также кандидат на руку и сердце Софьи, молодой полковник, командир Новоземлянского полка мушкетеров. Он из классической военной элиты: богат, туп и решителен. Он презирает «книжную премудрость», меркантилен и подл: старается сделать карьеру, не участвуя в боях. Бестолков и одновременно скандален Репетилов, его стихия – распалить и столкнуть между собой людей, а самому остаться в стороне. К Фамусовым спешит и другая знать: княгиня с шестью дочерями, князь Тугоуховский. Это глубоко бездуховные, безыдейные люди, замкнутые в своем круге общения, в своей касте. Их тупые выпады Чацкий играючи парирует не просто остроумно, но блестяще. В отместку аристократы за спиной объявляют его сумасшедшим «от ученья».

Софья сторонится Александра Андреевича, поэтому, увидев в темноте силуэт молодого человека, считая, что это Чацкий, прячется за колонну и подсылает к нему служанку Лизу. Но она ошиблась, то был Молчалин. Увидав Лизу, лакей изъясняется ей в любви. Отношения же с Софьей глупец объясняет своей «тактической хитростью». По иронии судьбы это слышат и Софья, и Чацкий. К Софье, наконец, приходит прозрение. Внезапно появляется отец со слугами. Молчалина выгоняют, а Софью отец обещает отослать в деревню под Саратовом, к тетке. Чацкий, окончательно разочаровавшись, оставляет аристократическую Москву.

Вывод

Почему свою пьесу поэт-дипломат назвал именно так? Основу ее сюжета составляет драматический конфликт главного героя – Чацкого, человека будущего, и московского аристократического общества, где правят бал Скалозубы и Фамусовы. Этот динамичный человек, жаждущий настоящей деятельности, чужд бездуховным и меркантильным дворянам до такой степени, что те объявляют его сумасшедшим. Кроме того, Чацкий терпит фиаско и в личном плане: он любит Софью Фамусову, которая предпочитает ему низкого обманщика Молчалина. Авторский язык произведения – динамичный, веселый, комедийный. Пьеса и сегодня является кладезем афоризмов.

fb.ru

Краткое содержание пьесы «Горе от ума» по действиям (А. С. Грибоедов)

Хороший краткий пересказ по действиям – это подробная и точная работа, где правильно и лаконично обозначены основные события. Именно такое краткое содержание предоставляет команда «Литерагуру». А для полномасштабного погружения в текст рекомендуем ознакомиться с анализом комедии Грибоедова.

Действие 1

Пьеса начинается с пробуждения служанки Лизаньки, которая всю ночь сторожила хозяйку Софью (вот ее характеристика), ведь к ней тайно пожаловал друг – Молчалин (вот сочинение о нем). Она стучится в дверь к девушке, сообщая, что пора расходиться, однако влюбленные не желают расставаться друг с другом. Поэтому Лизанька решает перевести часы; они бьют. В комнату заходит глава семьи и отец Софьи – Фамусов, который начинает сразу заигрывать со служанкой.

Он интересуется о своей дочери, спит ли она сейчас, а узнав, что она всю ночь читала романы, начинает сетовать на книги. Их разговор прерывает Софья, окликнувшая свою служанку, после чего Фамусов уходит. Выходит его наследница вместе с его же работником. Лиза начинает говорить, что пара не соблюдает осторожности, и их могут так поймать. Влюбленные прощаются, Молчалин уходит, но на пороге встречается с Фамусовым, который крайне удивлен, как его помощник оказался рядом с комнатой его дочери и в такое время. Секретарь пытается вывернуться из сложившегося положения, говоря, что просто попал по ошибке в другую комнату, прогуливаясь, но начальник ему не верит. Он начинает отчитывать дочь, что застал ее в такой ранний час наедине с мужчиной.

После их ухода Лиза сообщает Софье, что ей надо быть крайне осторожной, и еще следует понять, что ее отец никогда не позволит выйти ей замуж за бедного. Только такой, как Скалозуб с успешной карьерой и большими деньгами, годится ей в женихи. Но барышня категорически против него, считая его чересчур глупым человеком. Лиза вспоминает о Чацком, об их душевных отношениях в детстве, но Софья считает это просто забавой, ведь тогда они были детьми.

В этот же момент слуга сообщает о прибытии Чацкого (вот его характеристика), который пару лет назад отбыл за границу. Мужчина очень рад видеть свою детскую подругу, начинает вспоминать былые годы. Но сама девушка не разделяет восторга по поводу этого и называет их отношения ребячеством. Их беседу прерывает Фамусов, который рад видеть гостя и пытается выяснить у него, какого ему было за границей. Но юноша не отвечает на его вопросы, лишь вскользь упоминает, что Софья очень изменилась, и позже убегает. А Фамусов остается в своих мыслях, размышляя о том, как трудно быть отцом взрослой дочери.

Действие 2

Фамусов разговаривает со слугой, говоря ему, чтобы тот достал календарь отметить дела и встречи, на которых необходимо присутствовать. Позже приходит Чацкий, который интересуется состоянием Софьи и спрашивает ее отца, как бы он отреагировал, если бы Александр попросил руку и сердце его дочери. Мужчина же ему в ответ сказал, что должен тот служить и получить высокий чин. Но гость с этим не согласен, он рад служить, но не прислуживаться. Тогда Фамусов называет его гордецом, и рассказывает историю о своем дяде, достигшем большого чина из-за умения прислуживаться. Но, по мнению Чацкого, нужно хорошо выполнять свое дело, а не подлизываться к людям, которые выше по чину. Его оппонент считает, что с таким подходом молодой остряк ничего не достигнет.

В этот момент приезжает полковник Скалозуб, которого хозяин дома считает идеальным кандидатом для его дочери, и сам интересуется у него этим вопросом. Но в разговор встревает Чацкий, начиная говорить об окружении Фамусова, в котором чин играет более значимую роль, чем сам человек. Пожилой дворянин же обвиняет гостя в инакомыслии, а позже удаляется, оставляя двух кандидатов на руку своей дочери наедине.

Спустя пару минут, в комнату прибегает Софья в состояние испуга. Посмотрев в окно, она падает без сознания, думая, что Молчалин погиб, упав с лошади. Чацкий же позже отмечает, что с мужчиной все хорошо и он жив, но беспокоиться так можно только за «лучшего друга». Барышня обвиняет его в холодности, открывая перед проницательным собеседником свое истинное отношение к Молчалину.

Появляется секретарь, который извиняется за произведенную из-за него суматоху. Софья также говорит, что слишком бурно на все реагирует. Вскоре Чацкий, а за ним и Скалозуб покидают комнату. Героиня выказывает все свое беспокойство Молчалину, он же в ответ обвиняет ее в излишней откровенности, которая может их сгубить. Лиза же советует пообщаться с Чацким, дабы избежать ненужных обвинений в сторону Молчалина. Барышня уходит к отцу, оставляя наедине горничную и своего возлюбленного, который начинает заигрывать со служанкой и признаваться ей в любви. Софью же он любит только по должности, а так она его вообще не интересует. После его ухода заходит в комнату госпожа, которая просит Лизу передать, чтобы Молчалин зашел к ней.

Действие 3

Чацкий хочет выяснить у Софьи, кто является ее возлюбленным, но она не открывается перед ним. Однако мужчина и так понимает, что ее сердце принадлежит Молчалину.

В этот момент слуги подготавливают дом к предстоящему балу. Потихоньку съезжаются гости, среди которых: Наталья Дмитриевна и Платон Михайлович Горичи, князь Тугоуховский с женой и шестью дочерями, Графини Хрюмины (бабушка и внучка), Антон Антонович Загорецкий, Старуха Хлестова. Все начинают крутиться вокруг Чацкого, ведь он только что вернулся из заграницы, вдобавок холостяк. Сам же он наблюдает за гостями и посмеивается. Разговаривая с Софьей, он подмечает, как Молчалин искусно подлизывался к госпоже Хлестовой, нахваливая ее шпица. После его ухода девушка распускает слух о сумасшествии Александра. Гости с азартом подхватили эту новость, говоря, что сразу это поняли, ведь молодой человек осуждает крепостное право, блат, кумовство и карьеризм высших чинов. Как такое можно говорить в здравом уме?

Входит Чацкий, все гости сторонятся него. Сам же он говорит, что его разочаровала Москва. Он рассказывает о своей встрече с иностранцем в другой комнате, когда мужчина не хотел ехать в Россию из-за боязни чужого, но приехав, понял, что сильно ошибался, ведь жил он так, словно родной дом и не покидал. Чацкому не нравится мода на подражание иностранцам, он высмеивает «помесь французского с нижегородским», на которой общается высший свет. Пока он это говорил, все гости разбрелись по залу, начиная заниматься своими делами.

Действие 4

Бал закончился, и гости начинают покидать дом Фамусова. Главный герой в печальном настроении ждет свой экипаж. Вдруг навстречу ему выбегает Репетилов, который рад видеть его. Он начинает рассказывать про свою жизнь, о том, где сейчас он был. Уговаривает приятеля отправиться с ним, но Чацкий успевает сбежать, когда собеседник переключается на Скалозуба. Позже Загорецкий ему говорит о сумасшествии Чацкого, но тот не верит в это. Он начинает спрашивать у разных гостей, но ответ один и тот же. Это известие поражает Александра, который ненароком подслушивает беседу уезжающих.

Услышав голос Софьи, зовущей Молчалина, он решает спрятаться и посмотреть, чем закончится дело. В то же время Лиза зовет секретаря, а он же в свою очередь засыпает ее комплиментами, сообщая, что действует по принципу своего отца, угождая всем, но на дочери Фамусова жениться он не собирается. Все это слышит Софья, она понимает, кавалер обманул ее. Увидев ее, он умоляет о прощении, а барышня говорит ему уезжать отсюда, а то она сообщит обо всем отцу. Следом выходит Чацкий, который обвиняет ее в том, что она предала его ради подлеца. Она просит о снисхождении, говоря, что вина лежит только на ней.

Через пару минут спускается весь дом. Фамусов поражен тем, что застал свою дочь с безумцем, которого она сама и изобличила. До Чацкого доходит, что в ложном слухе виновата Софья. Хозяин дома продолжает негодовать: он решает отправить девушку в изоляцию от городского общества, а Александру он приказывает уйти. Чацкий же принимает решение навсегда покинуть Россию, поскольку эта страна не оправдала его надежд. В конце он обвиняет Софью, которая морочила ему голову, тогда как он был ослеплен воспоминаниями и надеждой. Но сейчас о разрыве он не сожалеет. Фамусов больше всего беспокоится о том, что подумает княгиня Марья Алексевна!

Автор: Евгения Седых

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

«Горе от ума» краткое содержание по действиям

«Горе от ума» Грибоедов краткое содержание по главам следует лишь в том случае, если у вас не хватает времени прочитать повесть полностью. «Горе от ума» в сокращении не сможет донести все мелкие подробности из жизни героев, не погрузит вас в атмосферу того времени. «Горе от ума» краткое содержание по главам или действиям представлено ниже.

«Горе от ума» краткое содержание по действиям

«Горе от ума» — это комедия Грибоедова в четырех действиях в стихах 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА «Горе от ума»:

Павел Афанасьевич Фамусов, управляющий в казенном месте.
София Павловна, его дочь. Лизанька, служанка.
Алексей Степанович Молчалин, секретарь Фамусова, живущий у него в доме.
Александр Андреевич Чацкий.
Полковник Скалозуб Сергей Сергеевич.
Наталья Дмитриевна, молодая дама, Платон Михайлович, муж ее — Горичи.
Князь Тугоуховский и Княгиня, жена его, с шестью дочерями.
Графиня бабушка, Графиня внучка — Хрюмины.
Антон Антонович Загорецкий.
Старуха Хлёстова, свояченица Фамусова.
Г. N.
Г. D.
Репетилов.
Петрушка и несколько говорящих слуг.
Множество гостей всякого разбора и их лакеев при разъезде.
Официанты Фамусова.

Действие происходит в Москве, в доме Фамусова.

«Горе от ума» краткое содержание 1 Действие

Утром в доме управляющего в казенном месте Павла Афанасьевича Фамусова служанка Лиза проснулась в кресле возле двери дочери хозяина, Софии. Вчера вечером София приказала ей не спать и следить за всем, так как к ней должен прийти ее возлюбленный, Молчалин, секретарь Фамусова. Из комнаты Софии слышатся звуки фортепиано и флейты. Служанка стучится в дверь и предупреждает влюбленных, что утро уже наступило, все в доме поднялись, но те не верят ей. Чтобы заставить Софию поторопиться, Лиза переводит часы, которые начинают бить и играть.

Вдруг появляется сам хозяин, Фамусов, пришедший на звук часов. Лиза говорит ему, что барышня только что легла спать, так как всю ночь читала французский роман. Фамусов недоволен, считая, что «в чтенье прокот не велик». Он заигрывает с Лизой, но когда слышит голос Софии, зовущей служанку, на цыпочках удаляется.

Из комнаты появляются София и Молчалин. Они видят, что уже и действительно рассвело и пора уходить. В дверях Молчалин сталкивается с Фамусовым. Павел Афанасьевич недоволен присутствием своего секретаря в такое время в комнате дочери. Он предлагает ему «для прогулок подальше выбрать закоулок», говорит, что ввел безродного в свое семейство, дал ему чин, перевел в Москву. Теперь же Молчалин пользуется этим. Бедняк не пара для его дочери. После этого Фамусов уходит, взяв секретаря с собой, разбирать бумаги.

София с Лизой остаются одни. Служанка говорит хозяйке, что все это добром не кончится, Фамусов не позволит Молчалину ухаживать за своей дочерью, ему нужен зять со звездами и с чинами. Например, полковник Скалозуб, «и золотой мешок, и метит в генералы». Но для Софии «что за него, что в воду». Тут Лиза вспоминает об Александре Андреевиче Чацком, замечательном человеке, который рос и воспитывался вместе с Софией,
любил ее, но три года назад уехал странствовать. Однако София говорит о Чацком без теплых чувств, считая, что он «прикинулся влюбленным, взыскательным и огорченным! Остер, умен, красноречив, в друзьях особенно счастлив, вот о себе задумал он высоко…» Она любит Молчалина, который, по ее словам, «за других себя забыть готов, враг дерзости». Он всегда несмел и застенчив.

Вдруг входит слуга и объявляет, что приехал Александр Андреевич Чацкий. И тут же сам Чацкий входит в комнату. Он только что с дороги и очень рад видеть Софию, однако видит, что его появление не вызвало у девушки особых чувств, она удивлена и только. Молодые люди разговаривают о Москве, в которой ничего не меняется, о родственниках. Чацкий восхищается красотой Софии, говоря ей, что она прелестно расцвела. Спрашивает у нее, не влюблена ли она? Девушка смущается. Не зная тайны Софии, Чацкий смеется над Молчалиным, говоря, что «нынче любят бессловесных», чем вызывает недовольство девушки. «Не человек, змея», — говорит она самой себе.

В эту минуту входит Фамусов, обнимает Чацкого, и они садятся разговаривать. Чацкий говорит Фамусову о красоте его дочери, но тот не хочет поднимать эту тему и спрашивает Чацкого: «Где был? скитался столько лет! Откудова теперь?» Чацкий отвечает, что хотел объехать целый свет и не объехал сотой доли. Потом он поспешно встает и откланивается, обещая через час вернуться.

Фамусов остается один и гадает, в кого из двух, в Чацкого или Молчалина, влюблена его дочь — «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом».

«Горе от ума» краткое содержание 2 Действие

Чацкий, как и обещал, возвращается через час. Он опять заговаривает о Софье Павловне. И Фамусов спрашивает, не хочет ли Чацкий жениться на ней, раз постоянно о ней говорит. Чацкий интересуется, что бы ответил ему Павел Афанасьевич, вздумай он посвататься, и Фамусов говорит: «Сказал бы я, во-первых, не блажи, именьем, брат, не управляй оплошно, а, главное, поди-ка послужи». «Служить бы рад, прислуживаться тошно», — отвечает Чацкий. Тогда Фамусов упрекает его в гордыне, в пример гордецу рассказывает историю своего дяди, который многого добился при дворе, потому что нарочно падал перед императрицей, чтобы развеселить ее. Но молодому человеку противно раболепство. Он горячо отстаивает то, что служить нужно делу, а не лицам, вольнее дышать и не торопиться вписаться в полк шутов, не стоит «у покровителей зевать на потолок, явиться помолчать, пошаркать, пообедать, поставить стул, подать платок». Фамусов про себя думает, что Чацкий опасный человек, хочет проповедовать вольность, не признает властей, таким господам надо было бы «строжайше запретить на выстрел подъезжать к столицам». Он говорит Чацкому, что знать его не хочет и не потерпит разврата и требует прекратить этот разговор.

К Фамусову входит полковник Скалозуб. Павел Афанасьевич услужливо обходится с ним, усаживает его поудобнее. Чацкий устраивается поодаль. Разговор Фамусова со Скалозубом, наполненный недостойными темами — сплетнями о родственниках, обсуждением чинов, полученных другими, и собственных перспектив, орденов, разнообразных светских условностей — неприятен Чацкому. Когда Скалозуб объявляет, что не прочь бы жениться, а Фамусов тут же вставляет, что «по отцу и сыну честь: будь плохенький, да если наберется душ тысячки две родовых, — тот и жених», окружающее становится для Чацкого невыносимым. Он говорит, что предрассудки в московском обществе неистребимы. Фамусов в раздражении просит молодого человека замолчать. Он представляет Чацкого Скалозубу и начинает рассуждать о том, что стоит только пожалеть о нежелании Чацкого служить, так как он «малый с головой», и мог бы добиться неплохого чина. Чацкий просит не сожалеть о нем не хвалить его, ведь это весьма неприятно, на что Павел Афанасьевич отвечает, что такое поведение молодого человека осуждается буквально всеми.

Тогда Чацкий гневно спрашивает: «А судьи кто?» Он обличает лицемерных чиновников и аристократов с их непримиримой враждой к свободной жизни, с постоянными пирами и мотовством. Он говорит о недостойных поступках тех, кого считают образцами для подражания, о стариках, обвиняющих любого юношу, решившего не тратить жизнь на завоевание очередного повышения по службе, а обратившегося к науке или искусству, а также о военных, чьи расшитые мундиры часто укрывают их слабодушие и нищету рассудка.

Фамусов, смущенный такой речью, быстро удаляется в кабинет, Скалозуб же просто ничего в ней не понимает.

Вбегают София и Лиза. София с криками бежит к окну. Она очень встревожена. Оказалось, что Молчалин садился на лошадь, уже вставил ногу в стремя, но лошадь встала на дыбы, он упал и ударился. Чацкий и Лиза ухаживают за Софией, приносят ей воды, обмахивают опахалом. Девушке становится лучше, к тому же оказывается, что с Молчалиным ничего серьезного не произошло. София, придя в себя, сразу же обвиняет Чацкого в холодности, в том, что он не бросился спасать Молчалина, говорит, что чужая беда для него лишь забава. Из всего этого Чацкий без труда делает вывод о том, что София влюблена в Молчалина.

Появляется сам виновник всех волнений, у него лишь перевязана рука. Скалозуб тут же рассказывает очередную светскую сплетню о неуклюжей княгине Ласовой, упавшей с коня, лишившейся ребра и теперь для поддержки ищущей мужа. Чацкий, еще не оправившийся от только что посетившей его догадки, не в силах говорить ни с Софией, ни с Молчалиным, быстро откланивается и уходит. Через мгновение, обещая зайти вечером на танцы, комнату покидает и Скалозуб, направляясь в кабинет Фамусова.

София, Лиза и Молчалин остаются и продолжают разговор. Лиза предвещает Молчалину, что его вскоре и Чацкий, и Скалозуб поднимут на смех. Софии все равно, пусть шутят, ведь она влюблена, но Молчалин в ужасе: «Ах! злые языки страшнее пистолета». Служанка советует хозяйке направиться сейчас в кабинет отца, где находится и Скалозуб, с веселым и беззаботным лицом, чтобы они ничего не заподозрили о ее влюбленности, с Чацким же тоже стоит быть поласковее, улыбка, пара рассказов о прежних проказах, и он будет готов на все. София, видя, что ее возлюбленный тоже этого хочет, соглашается, утирает слезы и удаляется.

Лишь только София удаляется, Молчалин тут же пытается обнять Лизу, говорит ей комплименты, признается, что по-настоящему только ее любит, а Софию так, по должности, он же служит у ее отца. Однако Лиза просит его держать руки подальше. Тогда Молчалин пытается соблазнить девушку духами, помадой и перламутровым прибором — игольничком и ножницами, но и это не прельщает ее. Поняв, что ничего не добьется, Молчалин удаляется, однако просит Лизу прийти к нему в обед, и тогда он откроет ей тайну.

Возвращается София и приказывает служанке позвать к ней сегодня Молчалина, так как она больна и не пойдет обедать.

«Горе от ума» краткое содержание 3 Действие

Чацкий вновь возвращается в дом Фамусова. Он непременно хочет узнать, кого любит София: его, Молчалина или Скалозуба, и когда София выходит к нему, напрямик задает мучающий его вопрос. Девушка уходит от прямого ответа, она говорит, что любит весь свет, родных. Чацкий все настойчивее требует ответа, девушка пытается уйти, но он удерживает ее. Пытаясь узнать тайну своей возлюбленной, он подшучивает над Молчалиным, и София тут же встает на его защиту, тем самым подтверждая догадку Чацкого. Девушка с восхищением описывает достоинства Молчалина: по ее мнению, он добр, скромен, не ищет излишних веселостей, уважает стариков. Она так описывает Молчалина, что Чацкий все-таки не в силах окончательно определить, любит ли София предмет своего рассказа или ни в грош не ставит. Приходит Лиза, незаметно сообщает хозяйке, что Алексей Степанович Молчалин сейчас придет к ней, София, быстро придумав поход к парикмахеру, убегает, оставляя Чацкого разгадывать ее загадку.

Чацкий все никак не может поверить, что девушка, которую он так любит, избрала Молчалина, ведь он так глуп и угодлив. Но его мрачные размышления прерывает сам Молчалин. Чацкий не упускает возможности вызвать своего предполагаемого соперника на откровенный разговор. Молчалин на вопрос о жизни отвечает, что живет по-прежнему, «день за день, нынче как вчера», числится в Архиве, и уже получил три награж-денья, ведь у него два таланта — умеренность и аккуратность. Далее Молчалин восхищается чиновниками только потому, что у них множество знакомых, и они могут оказать ему покровительство, чем окончательно убеждает Чацкого в том, что его мнение об уме Молчалина было правдивым. Окончательную картину своего ничтожества Молчалин дополняет, произнеся фразу: «В мои лета не должно сметь свое суждение иметь… Ведь надобно ж зависеть от других». После этого Чацкий почти уверен, что София просто посмеялась над ним, ведь она не может любить человека с такими чувствами и с такой душой.

Наступил вечер. У Фамусова большой праздник. Чацкий, оставшийся в комнате, встречает входящих гостей. Первыми приехали его давняя знакомая Наталья Дмитриевна и ее муж, близкий друг Александра, Платон Михайлович. Они разговорились, и Чацкий порядком разочарован. За пару лет его бывший друг превратился в праздного, мало чем интересующегося человека. «Теперь, брат, я не тот», и «славное тогда-то житье было», — это все, что Чацкий слышит от Платона Михайловича.

А гости все прибывали и прибывали. Сначала князь Тугоуховский с женой и шестью дочерьми, болтающими, не переставая, только о модах. Княгиня, узнав, что Чацкий холост, велела мужу звать его к себе на вечер, но когда ей сказали, что он небогат, передумала. Чуть позже явились графини Хрюмины, бабушка и внучка, которые также говорили с Чацким о замужестве. Потом уясе стало подъезжать великое множество гостей. София вышла из комнаты, и все подошли поприветствовать ее.
Антон Антонович Загорецкий, известный лгун, отъявленный мошенник, плут, шулер, был представлен Чацкому, который уже сумел составить представление о собравшихся на празднике людях.

Наконец к гостям вышел сам Фамусов. За ним — Скалозуб и Молчалин. Фамусов знакомит Скалозуба со всеми гостями. Молчалин же, все надеясь на протекцию, пытается подлизаться к свояченице Фамусова, старухе Хлестовой, то предлагая ей сыграть партию в карты, то хваля ее собачку — шпица.

Чацкий, вновь оказавшись рядом с Софией, указывает ей на подлое, недостойное поведение Молчалина, но та, не видя в любимом никаких недостатков, приписывает это лишь злости Чацкого, и тот в негодовании отходит.

А София, задетая за живое, делится с одним из гостей — Г.Н. — своими соображениями на счет Чацкого, говоря, что он сошел с ума, и на это указывает множество примет. Девушка делает это нарочно, чтобы Чацкий, по ее мнению, так жестоко «нарядивший в шута» Молчалина, примерил этот наряд на себя. И действительно, весть о сумасшествии Чацкого разносится мгновенно, и гости уже говорят только об этом. Загорецкий утверждает, что Чацкого держали на цепи в желтом доме и только что отпустили. Слухи разрастаются как снежный ком: уже говорят, что Чацкого хотят посадить в тюрьму, что он вольтерьянец. Фамусов тоже подтверждает известие о сумасшествии Чацкого, говоря, что он это и открыл. На молодого человека уже просто начинают наговаривать, что он пьет шампанское стаканами, бутылками, даже бочками. Все сходятся во мнении, что во всем виновато ученье. «Ученье — вот чума, ученость — вот причина, что нынче пуще, чем когда, безумных развелось людей, и дел, и мнений». И в институтах профессора «упражняются в расколе и в безверье». Фамусов при всеобщем одобрении предлагает собрать все книги и сжечь.

Но тут входит сам Чацкий. Все пятятся от него. Он подходит к Софье и начинает говорить ей о том, как ему не нравится Москва в ее нынешнем состоянии, во всем подражающая французским модам, говорящая только по-французски, забывшая свой родной язык, смеющаяся над ним, над своей историей, не понимающая собственной в таком положении убогости. Молодой человек увлекается рассуждением, но вдруг понимает, что его никто не слушает, все кружатся в вальсе с величайшим усердием и стараются не смотреть на него.

«Горе от ума» краткое содержание 4 Действие

Наступила ночь, и гости постепенно начали расходиться, ужасно недовольные вечером, который им пришлось провести рядом с «сумасшедшим» Чацким. Чацкий тоже выходит и говорит лакею, чтобы подали его карету, но нигде не могут найти кучера, и молодому человеку приходится на некоторое время вернуться в дом. Там к нему бросается некий Репетилов, опоздавший на бал, говоря, что он считает Чацкого своим другом, приглашает его к своим друзьям, умнейшим людям, в Английский клуб на тайные собрания секретнейшего союза. В это время выходит Скалозуб, и Репетилов с той же поспешностью бросается на шею уже ему, также называя другом и приглашая с собой. Воспользовавшись этим, молодой человек успевает удалиться от надоедливых людей в швейцарскую.

А к Репетилову, от которого сбегает даже Скалозуб, ныходит Загорецкий, и рассказывает ему о безумии Чацкого. Проходящие мимо князь и княгиня с дочерьми тоже уверяют его в этом.

Вскоре все гости покидают дом, гаснет последняя свеча, Чацкий выходит из швейцарской. Он поражен тем, что только что услышал, — все повторяют о нем нелепость, будто бы он сумасшедший. Поднимаясь по лестнице, Чацкий слышит, как София зовет Молчалина, и это развеивает последние его сомнения. Он отправляет лакея, пришедшего доложить, что карета подана, и прячется за колонну. В это время служанка Лиза еще раз приходит звать Молчалина к барышне. И Чацкий из-за колонны видит, как Молчалин заигрывает с Лизой, слышит, как его соперник признается, что к Софии не испытывает ровным счетом никаких чувств, а любит только Лизу. Но это же слышит и София, тихо спускающаяся сверху по лестнице. А Молчалин продолжает говорить. Отец ему завещал угождать всем без исключения, начальнику, его слуге, швейцару, дворнику. И вот он играет роль любовника, угождая дочери начальника. Тут выходит София. Она в гневе называет Молчалина ужасным человеком. Тот бросается перед ней на колени, но девушка отталкивает его. Молчалин ползает перед ней, унижается, говорит, что шутил, но, видя, что это ни к чему не приведет, поднимается. София говорит Молчалину, чтобы он немедленно, до зари, покинул дом. «Как вы прикажете», — отвечает униженный Молчалин.

Тогда Чацкий выходит из своего укрытия. Лиза от испуга роняет свечку, Молчалин спешит скрыться в своей комнате. София плачет и винит себя во всем. С толпой слуг, держащих свечи, на лестницу вбегает Фамусов. Он, походя раскрыв Чацкому, что именно его дочь пустила слух о мнимом безумстве, обвиняет Софию в том, что она по ночам принимает любовников, обещает сослать ее из Москвы «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов».

Чацкий между тем понимает, что был просто слепцом. Перед недостойными людьми он раскрывал свою душу. К кому он спешил, в ком искал счастья! Софья, пожалуй, еще и простит Молчалина, ведь муж-мальчик, муж-слуга — высокий идеал московских мужей. Чацкий проклинает все, он бежит из Москвы, чтобы искать по свету, «где оскорбленному есть чувству уголок».

Фамусов остается один, в полной уверенности, что Чацкий действительно сошел с ума. Однако больше его волнует, что о нем и его семье скажут после этих событий в свете.

ktoikak.com

Краткое содержание Горе от ума Грибоедов А.С. :: Litra.RU :: Лучшие краткие содержания

/ Краткие содержания / Грибоедов А.С. / Горе от ума / Вариант 3

    Действие 1.

    Явление 1.

    Гостиная с часами и двумя дверями. Из-за одних дверей слышно фортепьяно, Лизанька, служанка, спит в кресле. Музыка умолкает, Лизанька просыпается, тревожится, что уже настаёт утро и стучится к Софье, своей барышне. Софья, дочь Павла Афанасьевича Фамусова, хозяина дома, московского чиновника, проводит  время в своей комнате с молодым человеком – Алексеем Степановичем Молчалиным, секретарём отца.

    На стук Лизы не откликаются, и она переживает:

    Быть может батюшка войдёт!

    Прошу служить у барышни влюблённой!

    Для того чтобы заставить влюблённых разойтись, Лиза переводит часы, чтобы они пробили 9 часов, и в это время входит Фамусов.

              Явление 2.

    Фамусов интересуется, спит ли Софья, на что Лиза неосторожно отвечает: «Сейчас започивала».  «Сейчас! А ночь?» — удивляется Фамусов. «Ночь целую читала»,  — спохватывается Лиза.

    Фамусов:                            

    Скажи-ка, что глаза ей портить не годится,

    И в чтенье прок – от не велик:

    Ей сна нет от французских книг,

    А мне от русских больно спится.

    Лиза спроваживает барина под тем предлогом, что он разбудит Софью, и вздыхает с облегченьем.

           Явление 3.

    И комнаты выходит Софья, за ней Молчалин. Лиза упрекает их за неосторожность:

    Смотрите на часы, взгляните-ка в окно:

    Валит народ по улицам давно;

    А в доме стук, ходьба, метут и убирают.

    Софья:

    Счастливые часов не наблюдают.

       Явление 4.

    Входит Фамусов. Он очень удивлён, застав ранним утром Молчалина и Софью вместе. Следует нравоучение, в котором Фамусов недобрым словом поминает французов, «губителей карманов и сердец», с их модами, книжными и  бисквитными лавками, и выговаривает  Софье за то, что он заботился о ее воспитании с колыбели,  а она не следует положительному примеру отца. Распространяется он также о неблагодарности Молчалина, которого он «пригрел и взял в свое семейство, дал чин асессора и взял в секретари». Софья и Лизанька пытаются урезонить его, но Фамусов продолжает возмущаться, каким образом Молчалин мог попасть в эту комнату. Тогда Софья говорит, что она сама прибежала сюда, потому что из-за смутного сна испугалась отцовского голоса. Фамусов интересуется, о чем был сон.  Софья рассказывает: на цветущем лугу она встретила молодого человека, умного, но бедного, «один из тех, кого мы увидим  — будто век знакомы». С этим человеком они оказываются в темной комнате, где появляются ужасные чудовища и мучают его, а упирающуюся Софью уводит с собой отец. Выслушав, Фамусов велит дочери «повыкинуть вздор из головы», и уходит с Молчалиным разбирать бумаги, так охарактеризовав свое отношение к делам:

    А у меня что дело, что не дело,

    Обычай мой такой:

    Подписано, так с плеч долой.

    Явление 5.

    Лиза просит Софью быть осторожней, иначе барин, узнав обо всем, Софью может посадить под замок, а саму Лизу и Молчалина вовсе выгнать, да и слухи поползут. Софья беспечно отвечает: «Что мне молва?»  и «Бывает хуже, с рук сойдет». Лиза мудро замечает, что Фамусов желал бы зятя «с звездами да с чинами», такого, как, например, полковник Скалозуб – «и денежный мешок, и метит в генералы». Софья отвечает:

    Он слова умного не выговорил сроду, —

    Мне все равно, что за него, что в воду.

    Лиза вспоминает прежнего близкого друга Софьи:

    Кто так чувствителен, и весел, и остер,

    Как Александр Андреич Чацкий!

    Лиза описывает, как тяжело было ему расставаться с Софьей, уезжая заграницу для обучения. Софья смущена,  она говорит, что это была детская дружба, ведь «делить со всяким можно смех», что он только «прикинулся влюбленным», да и вообще:

    Ах! Если любит кто кого,

    Зачем ума искать и ездить так далёко?

    Затем она, как бы оправдываясь, расхваливает Молчалина за его застенчивость, и описывает, как проходят их встречи: «Рука с рукой, и глаз с меня не сводит».

    Явление 6.

     В этот момент слуга объявляет, что к Софье прибыл Александр Андреевич Чацкий. Тут появляется и сам герой, только что с дороги.

    Явление 7.

    Чацкий в восторге, что снова видит Софью, на его горячие расспросы, рада ли она ему, получает в ответ холодное «Рада»,  пытается напомнить ей их дружбу, игры, на что она отзывается «Ребячество!». Тогда Чацкий заводит разговор о Москве, о старых знакомых, причем речь его остра, насмешлива, он изобличает людские слабости и недостатки и смеется над  врагами книг, молодящимися тетушками, учителями-иностранцами. Софья остается равнодушной к его остроумию, к общим воспоминаниям, но когда он в своей оживленной речи задевает Молчалина, гневно спрашивает, сказал ли Чацкий хоть когда-нибудь о ком-нибудь  добро. Чацкий удивляется ее холодности, ведь он так спешил ее увидеть, но признается, что «без памяти любит» ее.

    Явление 8.

    Появляется Фамусов, и Софья, шепнув ему: «Батюшка, сон в руку», уходит, давая отцу понять, что Чацкий и есть тот самый молодой человек, которого она видела во сне.

    Явление 9.

    Фамусов приветствует Чацкого, как старого друга, спешит расспросить его о путешествии, но тот только рассеянно произносит: «Как Софья Павловна у вас похорошела!» — все его мысли заняты девушкой. Он говорит Фамусову, что ему нужно заехать домой с дороги, но через час он будет здесь и все расскажет. Фамусов задумывается, к кому же расположена Софья, ни один из кандидатов его не устраивает – «тот нищий (Молчалин), этот франт-приятель, отъявлен мотом, сорванцом (Чацкий)».

    Действие второе.

    Явление 1.

    Фамусов велит слуге  достать календарь и записать планы чиновника на будущую неделю – званый обед, похороны камергера, о котором Фамусов с почтением отзывается: «Что за тузы в Москве живут и умирают!» . Его восхищение вызывает то обстоятельство, что покойный «богат и на богатой был женат, переженил детей, внучат»(разумеется, выгодно).

    Явление 2.

    Как и обещал, возвращается Чацкий, и сразу начинает с расспросов, почему у Фамусова «в лице, в движеньях суета», не опечалена ли чем-нибудь Софья Павловна, не больна ли.  Фамусов прямо спрашивает его, не задумал ли он жениться, и на сей случай дает Чацкому советы:

    Сказал бы я , во-первых: не блажи,

    Именьем, брат, не управляй оплошно,

    А, главное, поди-тка послужи.

    Чацкий:

    Служить бы рад, прислуживаться тошно.

     

    Эта реплика возмущает Фамусова, он рассказывает красочную историю о том, как его дядя выслуживался при дворе Екатерины. На что Чацкий ему отвечает: «Свежо предание, а верится с трудом». Сейчас, говорит он, все по-другому – раньше «прямой был век покорности и страха, все под личиною усердия к царю», а теперь, «хоть есть охотники поподличать везде, да нынче смех страшит и держит стыд в узде», и что люди понимают – нужно «служить делу, а не лицам». Фамусов в ужасе от этих речей, сначала он восклицает про Чацкого «Опасный человек!», а затем и вовсе затыкает уши, чтобы не слышать прогрессивных суждений своего гостя.

        Явление 3.

    Только когда появляется слуга, чтобы объявить о прибытии полковника Скалозуба, Фамусов отнимает руки от ушей и приказывает встретить его, как дорогого гостя.  И предупреждает Чацкого, чтобы тот при полковнике вел себя поосторожней и крамольных мыслей не высказывал, ведь у Скалозуба «знаки отличья, чин завидный», да и на Москве поговаривают «вот будто женится на Сонюшке». Фамусов советует Чацкому:

    Пожало-ста при нем не спорь ты вкривь и вкось

    И завиральные идеи эти брось.

     

       Явление 4.

    Чацкий подозревает, «нет ли впрямь тут жениха какого», иначе почему его здесь принимают так холодно, а со Скалозубом так радушны. И жалуется, наполовину в шутку, наполовину всерьез:

    Ах! Тот скажи любви конец,

    Кто на три года вдаль уедет.

     

       Явление 5.

    Фамусов суетится вокруг Скалозуба, усаживает его и начинает разговор сначала с родственников, плавно переходя к вопросам карьеры, попутно характеризуя свои принципы:

    При мне служащие чужие очень редки;

    Все больше сестрины, свояченицы детки;

    Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку,

    Ну как не порадеть родному человечку!

    Скалозуб рассказывает про своего двоюродного брата, который «крепко набрался каких-то новых правил»:

    Чин следовал ему: он службу вдруг оставил,

    В деревне книги стал читать.

    И Скалозуб, и Фамусов осуждают такой неразумный поступок, и переходят к теме более приятной – Скалозуб в самом скором времени рассчитывает на генеральский чин. Тут Фамусов подкидывает мысль о генеральше, имея в виду, конечно, Софью. Затем он описывает нравы московского общества, где «только и дорожат еще дворянством». Описание выходит неприглядным – человека здесь ценят не за разум, а за богатство, преклоняются перед иностранцами, неважно «хоть честный человек, хоть нет». «Старички», представители старшего поколения дворян, проводят дни в пустых спорах о правительстве  — «придерутся к тому, к сему, а чаще ни к чему, поспорят, пошумят, и… разойдутся». Дамы – «судьи всему, везде». «Дома  и все на новый лад». На эту фразу Чацкий громко откликается: «Дома новы, но предрассудки стары».  Фамусов говорит, что все осуждают его, Чацкого, за то, что он «не служит» (в фамусовском смысле, конечно «не прислуживается»).  Чацкий произносит великолепный монолог «А судьи кто?». Он обличает тех, кто враждебен свободе, привержен старым порядкам:

    Где, укажите нам, отечества отцы,

    Которых мы должны принять за образцы?

    Не эти ли, грабительством  богаты?

    Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

    Великолепные соорудя палаты,

    Где разливаются в пирах и мотовстве…

    Вот те, которые дожили до седин!

    Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!

    Вот наши строгие ценители и судьи!

    Чацкий противопоставляет всей этой хищной клике молодого человека, не требующего чинов, а «жаждущего познаний» или устремленного «к искусствам творческим, высоким и прекрасным». Чацкий говорит о преклонении перед «мундиром», перед высокими должностями:

    Мундир! Один мундир! Он в прежнем их быту

    Когда-то укрывал, расшитый и красивый,

    Их слабодушие, рассудка нищету…

     Вся его речь полна искреннего гнева, обличительного пафоса. Фамусов испуган: «Уж втянет он меня в беду». Он удаляется в кабинет, сказав, что будет ждать Скалозуба там.

    Явление 6.

    Скалозуб, естественно, ничего не поняв в речи Чацкого, восхищается, как искусно тот говорил про всеобщее обожание военных, про то, как «их золоту, шитью дивятся, будто солнцам».

      Явление 7.

    Вбегает Софья, за ней Лиза. Софья восклицает: «Ах! Боже мой! Упал, убился!» и падает в обморок.  Лиза объясняет, что Софья видела, как Молчалин упал с лошади. Скалозуб уходит «взглянуть, как треснулся он – грудью или в бок».

     Явление 8.

     Чацкий проявляет большое беспокойство и заботу о Софье. Та же, придя в себя, первым делом спрашивает о Молчалине и ругает Чацкого, что он не бежит на помощь Молчалину:

    Убийственны холодностью своею!

    Смотреть на вас, вас слушать нету сил.

     Чацкий отвечает, что не мог оставить ее одну, а Софья отмахивается: «На что вы мне?» и спешит выглянуть в окошко, узнать, что с Молчалиным. Чацкий начинает подозревать ее чувства:

    Смятенье! Обморок! Поспешность! Гнев! Испуга!

    Так можно только ощущать,

    Когда лишаешься единственного друга.

     Явление 9.

     Входит Скалозуб, Молчалин с перевязанной рукой. Скалозуб громко удивляется, что столько шуму было поднято из-за безделицы. Софья оправдывается, что, хоть он и не труслива, но «все малейшее в других ее пугает», пусть даже несчастье произошло с незнакомым человеком.  Скалозуб рассказывает «весть» о том, что некая княгиня Ласова на днях сломала ребро, упав с лошади, «так для поддержки ищет мужа». Софья обращается к Чацкому, говоря, что это прекрасный случай проявить великодушие. Чацкий, у которого и в мыслях не было жениться ни на какой Ласовой, расстроенный неблагодарностью Софьи и ее язвительным замечанием, уходит.

     Явление 10.

     Софья приглашает Скалозуба на вечер в дом Фамусовых. Скалозуб уходит.

     Явление 11.

     Софья накидывается на Молчалина с упреками, зачем он играет жизнью, которая ей так дорога, тревожится, что с его рукой, спрашивает, не послать ли за доктором. Лиза философски замечает,  что рука вздор, но огласки не избежать, ведь Чацкий и Скалозуб непременно расскажут про обморок. Софья возражает, что при них она очень хорошо притворялась, Молчалин не соглашается: «Нет, Софья Павловна, вы слишком откровенны». Софья искренне выражает свои чувства:

    Откуда скрытность почерпнуть!

    Готова я была в окошко к вам прыгнуть.

    Да что мне до кого? До них? До всей вселенны?

     Молчалин опасается: «Ах, злые языки страшнее пистолета». Лиза советует быть со  Скалозубом  беспечнее, а с Чацким мягче. Софья сокрушается:

    Боюсь, что выдержать притворства не сумею.

    Зачем сюда бог Чацкого принес!

     Явление 12.

     После ухода Софьи Молчалин признается Лизе, что любит ее, а не барышню, и сулит ей подарки. Лиза удивляется, почему он «с барышней скромен,  а с горнишной повеса». Молчалин обещает ей рассказать, если она придет в обед к нему, и уходит.

     Явление 13.

     Возвращается Софья и велит Лизе передать Молчалину, что она не пойдет обедать и зовет его к себе.   

     Действие третье.

     Явление 1.

     Чацкий дожидается Софью в комнате, хочет узнать у нее, «кто наконец ей мил? Молчалин? Скалозуб?». И когда появляется Софья, он решительно ее спрашивает: «Кого вы любите?»  Она уклончиво признается, что ей милей него «иные». Чацкий произносит:

    И я чего хочу, когда все решено?

    Мне в петлю лезть, а ей смешно.

     Но сам он в это до конца не верит. Софья дает ему понять, что в Чацком ей не нравится «нескромная веселость, грозный взгляд, резкий тон», и лучше бы он смеялся над собой. Чацкий отвечает:

    Я странен, а не странен кто ж?

    Тот, кто на всех глупцов похож;

    Молчалин, например…

    Софья, обидевшись за своего ненаглядного Молчалина, хочет уйти, но Чацкий удерживает ее и открывает ей всю глубину своих чувств, сравнивая себя и Молчалина:

    Пускай в Молчалине ум бойкий, гений смелый,

    Но есть ли в нем та страсть? То чувство? Пылкость та?

    Чтоб, кроме вас, ему мир целый

    Казался прах и суета?

     Чацкий умоляет Софью убедит его, что Молчалин достоин такой прекрасной девушки, иначе он сойдет с ума.  Софья отвечает, что никаких особенных чувств у нее к Молчалину нет, она просто заступается за него перед Чацким, который вечно осыпает Молчалина колкостями и шутками. Чацкий говорит, что цель его жизни вовсе не смех, и с такими, как Молчалин, ему чаще скучно, чем весело. Софья возражает, что Молчалин едва ли наскучит, если узнать его короче, и описывает его достоинства: как Молчалин обезоруживает молчанием сердитого Фамусова, как играет целый вечер в карты со «старичками» — старыми чиновниками, гостями Фамусова. Софья считает, что для счастливого семейства не нужен ум, «который скор, блестящ и скоро опротивит».

    Чудеснейшего свойства

    Молчалин наконец: уступчив, скромен, тих,

    В лице ни тени беспокойства,

    И на душе проступков никаких…

     Чацкий в восторге: «Она не ставит в грош его!» — говорит он себе. И осведомляется о Скалозубе. Софья коротко отвечает, что он герой не ее романа.

     Явление 2.

     Появляется Лиза и шепотом передает барышне, что Алексей Степаныч (т.е. Молчалин) скоро придет к ней. Софья покидает Чацкого под предлогом, что ей нужно к парикмахеру, и отказывается даже пустить его на пару минуток в свою комнату.

     Явление 3.

     Чацкий остается со своими сомнениями. Входит Молчалин, и Чацкий начинает разговор. Молчалин рассказывает, что он с тех пор, как числится на службе, «три награжденья получил» за свои таланты – «умеренность и аккуратность». Говорит, что все здесь удивлялись и жалели Чацкого за его неуспех по службе. Чацкий отвечает афористично:

    Чины людьми даются,

    А люди могут обмануться.

     Молчалин разглагольствует про известнейшую женщину Татьяну Юрьевну, которой все чиновные и должностные лица – друзья или родственники, и советует Чацкому получить ее покровительство, начать служить в Москве, «и награжденья брать, и весело пожить». Чацкий снова горд и искренен:

    Когда в делах – я от веселий прячусь,

    Когда дурачиться  — дурачусь,

    А смешивать два эти ремесла

    Есть тьма искусников, я не из их числа.

     О расхваливаемом Молчалиным чиновнике Чацкий отзывается: «Пустейший человек, из самых бестолковых». Молчалин говорит, что не решается судить, потому что:

    В мои лета не должно сметь

    Свое суждение иметь.

     Молчалин полагает, что, пока человек «в небольших чинах», ему «надобно зависеть от других». Чацкий полностью уверен – Софья не могла полюбить такого ничтожного человека.

     Явление 4.

     Суетятся слуги, начинают прибывать гости на вечер к Фамусову.

     Явление 5.

     Наталья Дмитриевна, молодая дама, гостья, встречает по дороге в зал Чацкого. Они были знакомы до того, как Чацкий уехал заграницу. Н.Д. сообщает, что она замужем и знакомит Чацкого со своим мужем, Платоном Михайловичем, который оказывается старым другом нашего героя. Чацкий с живостью расспрашивает его, как он живет теперь – «забыт шум лагерный, товарищи и братья»? Платон Михайлович жалуется на скуку, Чацкий удивлен, но на все его дальнейшие реплики отвечает жена: на совет служить – тем , что муж «здоровьем очень слаб», на совет ехать в деревню Наталья Дмитриевна ссылается на любовь мужа к Москве и нежелание губить дни в глуши. Платон Михайлович только вздыхает: «Теперь я, брат, не тот…» Очевидно, эта светская дама за короткое время превратила лихого офицера – кавалериста в подкаблучника, которого мучают ревматизм, головная боль и ностальгия по прежнему вольному житью.

     Явление 7.

     Входит князь Тугоуховский (который в самом деле туг на ухо) и его жена, княгиня, с шестью дочерьми. Княжны и Наталья Дмитриевна щебечут о нарядах, а княгиня, высмотрев Чацкого и почитая его потенциальным женихом одной из своих дочек, посылает князя пригласить молодого человека в гости. Но как только Наталья Дмитриевна сообщает ей, что Чацкий не богат и не имеет высокой должности, княгиня тут же через все залу громогласно отзывает князя назад.

     Явление 8.

     Появляются две чопорные графини Хрюмины – бабушка и внучка. В разговоре с внучкой Чацкий дерзко называет московских модниц копиями парижских.

     Явление 9.

     Множество гостей, между ними Загорецкий. Софья выходит из своей комнаты и Загорецкий спешит услужливо поднести ей билет на завтрашний спектакль. Платон Михайлович иронически рекомендует Загорецкого Чацкому как настоящего светского человека – мошенника, плута, лицемера и доносчика.

     Явление 10.

     Появляется Хлестова, старая тетушка Софьи. Рассказывает, как Загорецкий плутовством добыл ей на ярмарке подарок – «арапку-девку для услуг».  Чацкий смеется над Загорецким, Хлестова принимает это на свой счет и обижается на него.

    Явление 11.

     Входит Фамусов, беспокоится, почему Скалозуб до сих пор не приехал.

     Явление 12.

     Тут, легок на помине, входит Скалозуб, Фамусов немедленно уводит его играть  в вист. Молчалин приглашает в вист Хлестову, хвалит ее собачку, в общем – выслуживается.

     Явление 13.

     Несимпатичные гости постепенно перетекают в другой зал, со столами для карточной игры. Софья и Чацкий остаются наедине. Чацкий хочет заговорить, Софья его обрывает. Тогда Чацкий язвительно напускается на Молчалина – говорит, что он как громоотвод при сердитой старушке:

    Молчалин! – Кто другой так мирно все уладит!

    Тут моську вовремя погладит!

    Тут в пору карточку вотрет!

    И уходит, не подозревая, какую месть он на себя навлечет своей несдержанностью.

     Явление 14.

     Наверное, Софья не была бы так разгневана, если бы не чувствовала где-то в глубине души, что все, что Чацкий говорит о Молчалине – правда. Когда к ней подходит некий гость N. и спрашивает, как она находит Чацкого после долгого отсутствия, она раздраженно бросает: «Он не в своем уме». Гость поражается: «Как можно, в эти леты!» Софья злорадно говорит в сторону:

    Готов он верить!

    А, Чацкий! Любите вы всех в шуты рядить,

    Угодно ль на себя примерить?

     Явление 15.

     Гость N. рассказывает гостю D. новую сплетню о Чацком.

    Явление 16.

     Гость D спрашивает у Загорецкого, правда ли, что Чацкий сошел с ума. А тот и рад подтвердить:

    Его в безумные упрятал дядя-плут…

    Схватили, в желтый дом, и на цепь посадили.

     Явление 17.

     Загорецкий рассказывает графине Хрюминой — внучке, что Чацкий сумасшедший. Та соглашается, что его поведение в самом деле странно.

     Явление 18.

     Графиня внучка пытается рассказать «милую новость» бабушке, но та глуха и не слышит ее. Тогда внучка отправляется к более благодарным слушателям.

     Явление 19.

    Загорецкий предпринимает еще одну попытку поведать, что Чацкий «в горах изранен в лоб, сошел с ума от раны», в общем, выдумывает от души, да только напрасно – старая Хрюмина не слышит.

    Явление 20.

    К графине Хрюминой подходит князь Тугоуховский. Происходит диалог глухих, несмотря на то, что она почти ничего не поняла, графиня тоже пытается посплетничать про Чацкого.

    Явление 21.

    Если в предыдущих нескольких явлениях было наглядно показано, как  быстро слухом земля полнится, то в этом явлении почти все гости собрались в одной комнате и живо обсуждают вопрос о сумасшествии Чацкого.  Один Платон Михайлович еще колеблется, а Фамусов прямо объявляет:

    Давно дивлюсь я, как его никто не свяжет!

    Попробуй о властях – и нивесть что наскажет!

    Затем обсуждаются причины сумасшествия – одни за то, что «пил не по летам», другие считают, что «ученье –вот чума, ученость – вот причина». Фамусов пропагандирует «зло пресечь: забрать все книги бы, да сжечь». Затем Хлестова и Фамусов начинают спорить про то, сколько душ крестьян у Чацкого. И тут появляется он.

     Явление 22.

    Все отшатываются от  Чацкого, как от прокаженного, в толпе гостей опасаются, не затеял бы сумасшедший драку. Чацкий подходит к Софье, как к единственному близкому человеку,и жалуется ей:

    Душа здесь у меня каким-то горем сжата,

    И в многолюдстве я потерян, сам не свой.

    Нет! Недоволен я Москвой.

    Софья, как ни в чем не бывало, спрашивает: «Скажите, что вас так гневит?» И Чацкий рассказывает про «незначащую встречу»: в соседней комнате «французик из Бордо» распространяется, как боялся ехать в Россию, к варварам, а нашел здесь словно французскую провинцию – «ни звука русского, ни русского лица».  Чацкого гневит «пустое, рабское, слепое подражанье» Европе, он клеймит «чужевластье мод» и сокрушается, что «умный, бодрый наш народ» считает русских дворян не русскими. Чацкий переводит дух, оглядывается – Софьи нет, никто его не слушает – танцуют вальс.

    Действие четвертое.

    Парадный подъезд в доме Фамусова. Большая лестница, по ней со второго этажа спускаются гости, внизу их ждут лакеи. Слева дверка в комнату Молчалина.

    Явление 1.

    Уезжают графини Хрюмины, внучка злобно ругает бал, гостей называет «уродами с того света».

    Явление 2.

    Уезжают Платон Михайлович Горич и его супруга Наталья Дмитриевна. Муж жалуется, что «до балов он смертельный неохотник» и ездит на них только из-за жены, а жена счастлива, говорит, что было весело, и торопит мужа сесть в карету.

    Явление 3.

    Чацкий спускается и отправляет лакея за каретой, сам грустно размышляет о том, что ни в ком он ни нашел ни живого участья, ни искренней радости встреч и сравнивает этот день с путешествием по занесенной снегом равнине.

    Явление 4.

    Новая нелепая фигура – Репетилов – вбегает с улицы, у лестницы спотыкается и падает. Замечает Чацкого и бросается к нему с криком: «Сердечный друг! Любезный друг!» , тут же клянется в вечной любви, дружбе и преданности, и, кажется, отчаянно рад видеть Чацкого. Репетилов разливается соловьем о том, какой он неправильный вел раньше образ жизни  — «Людьми пустыми дорожил! Обманывал жену! Играл! Проигрывал! Пил мертвую! Все отвергал: законы! Совесть! Веру!».  Теперь же он «не рыщет ночи напролет», а «знается с умнейшими людьми», состоит в «секретнейшем союзе», тут же посвящает Чацкого, где и когда проводятся собранья и приглашает его с собой немедленно ехать туда. Чацкий иронически осведомляется, чем в этом обществе занимаются. «Шумим, братец, шумим», — отвечает Репетилов.  И описывает, какие замечательные люди состоят в этом «союзе» — князь Григорий, помешанный на Англии и всем английском, бесцветные братья «Левон и Боринька, чудесные ребята», про которых даже «не знаешь, что сказать». Еще там есть гениальный писатель, который ничего не пишет и «ночной разбойник, дуэлист», который «крепко на руку нечист; но умный человек» и рассуждает о «честности высокой».  Репетилов рассказывает, как сам он, человек заурядный, в этом обществе славится тем, что умеет придумывать каламбуры для водевилей.  Чацкому очевидно, насколько это все жалкие люди.

    Явление 5.

    Скалозуб спускается с лестницы и Репетилов, забыв о Чацком, бросается душить полковника в дружеских объятиях. Чацкий прячется от них в швейцарскую. Пока Репетилов рассказывает о том, как он неудачно делал карьеру  и так же неудачно женился, Скалозуб уезжает.

    Явление 6.

    Перед Репетиловым оказывается Загорецкий. Болтун поминает Чацкого и плут Загорецкий спешит его уверить, что Чацкий сумасшедший, и об этом все знают. И обращается за подтверждением к Тугоуховским, которые как раз спускаются с лестницы вместе со своими дочерьми.

    Явление 7.

    Княжны осаждают Репетилова и наперебой уверяют его, что о безумии Чацкого «знает целый свет». Стыдят его: «Можно ль против всех!»  Княгиня высказывается: с Чацким «и говорить опасно, давно бы запереть пора». Княжеская семья и Загорецкий уезжают.

    Явление 8.

    Молчалин помогает старухе Хлестовой спуститься с лестницы и уходит к себе. Репетилов спрашивает ее мнение о Чацком и слышит в ответ: «Полечат, вылечат авось».

    Явление 9.

    Репетилов уезжает  — «куда – нибудь», как он сам выражается.

    Явление 10.

    Чацкий выходит из швейцарской. Он все слышал, он потрясен.

    О! если б кто в людей проник:

    Что хуже в них? Душа или язык?

    Чье это сочиненье!

    Поверили глупцы, другим передают,

    Старухи вмиг тревогу бьют –

    И вот общественное мнение!

    И вот та родина…

    Чацкий терзается, знает ли Софья об этом, и приходит к выводу, что, даже если знает, «ей все равно», «никем по совести она не дорожит». А сегодняшний обморок – не «признак живых страстей», а «нерв избалованность, причуда». В это время Софья со свечкой приоткрывает двери в темные сени и окликает Молчалина.  Лакей Чацкого хочет объявить, что карета подана, но Чацкий выталкивает его за дверь  и решает остаться здесь «хоть до утра», пока окончательно не удостоверится в выборе Софьи. Прячется за колонну.

    Явление 11.

    Лиза, робея, со свечкой спускается и стучится к Молчалину, зовет его к барышне.

    Явление 12.

    Молчалин выходит, начинает делать комплименты Лизе. Лиза упоминает о свадьбе, Молчалин говорит, что он отнюдь не собирается жениться на Софье Павловне, он в ней «не видит ничего завидного».  Он признается:

    Мне завещал отец:

    Во-первых, угождать всем людям без изъятья  —

    Хозяину, где доведется жить,

    Начальнику, с кем буду я служить,

    Слуге его, который чистит платья,

    Швейцару, дворнику, для избежанья зла

    Собаке дворника, чтоб ласкова была.

    И за Софьей он ухаживал только потому, что ее отец его «и кормит и поит, а иногда и чином подарит». Молчалин хочет подняться наверх, но натыкается на Софью, которая все слышала, стоя на лестнице. Софье плохо и стыдно: «Ужасный человек! Себя я, стен стыжусь». Молчалин падает перед ней на колени, говорит, что шутил. Софья велит ему убираться, иначе она все расскажет батюшке:

    Я с этих пор вас будто не знавала.

    Упреков, жалоб, слез моих

    Не смейте ожидать, не стоите вы их;

    Но чтобы в доме здесь заря вас не застала.

    Чтоб никогда об вас я больше не слыхала.

    Но когда Софья говорит, что довольна, что все узнала ночью, без свидетелей, и вспоминает, как она днем упала в обморок при Чацком, Чацкий не выдерживает и выходит из-за колонны. Софья с Лизой, испуганные, громко ахают. Молчалин проворно скрывается к себе в комнату.

    Явление 13.

    Чацкий обвиняет Софью, что она «забыла женский страх и стыд», он в ярости, что Софья предпочла Молчалина. Софья плачет.

    Явление 14.

    Фамусов, слышавший шум внизу, и толпа слуг со свечами выбегают в сени, рассчитывая найти здесь домовых или разбойников. Фамусов восклицает: «Ба! Знакомые все лица!» и ругательски ругает дочь за ее неприличное поведение:

    Побойся бога, как? Чем он тебя прельстил?

    Сама его безумным называла!

    Чацкий огорошен известием, что именно Софья распустила слух о его сумасшествии. Фамусов между тем неистовствует: устраивает разнос своим слугам за то, что недоглядели, угрожает сослать их в Сибирь, на каторгу;  Лизу грозится отправить «за птицами ходить», а собственную дочь – «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов». Перед Чацким, говорит он, теперь будут заперты все двери в Москве. Фамусов обещает предать огласке это дело: «В Сенат подам, министрам, государю».

    Здесь следует монолог Чацкого, последний, самый важный, как бы подводящий итог обоим сюжетным линиям: любовной и социальной. Чацкий произносит его с жаром и насмешкой:

    Слепец! Я в ком искал награду всех трудов!

    Спешил!…летел! дрожал! Вот счастье, думал, близко.

    Однако он несправедлив к Софье – утверждает, что она его «надеждой завлекла», что прямо не сказала ему, что все прошедшее она «обратила в смех», хотя было очевидно для всех, кроме несчастного влюбленного, что Софье «внезапный его приезд, его вид, его слова, его поступки  — все противно».  Чацкий говорит, что Софья еще помирится с Молчалиным, ведь из него получится «муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей – высокий идеал московских всех мужей».  Чацкий изливает свою досаду на московское общество – «мучителей толпу, в любви предателей, в вражде неутомимых, рассказчиков неукротимых, нескладных умников, лукавых простяков, старух зловещих, стариков». Он говорит, что невозможно в этой среде пробыть один день и сохранить здравый рассудок. И напоследок:

    Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок.

    Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

    Где оскорбленному есть чувству уголок!..

    Карету мне, карету!

     

     

     

     

Добавил: Ilyxa212

/ Краткие содержания / Грибоедов А.С. / Горе от ума / Вариант 3

www.litra.ru

Читать книгу Горе от ума Александра Грибоедова : онлайн чтение

Александр Грибоедов
Горе от ума

Мильон терзаний (Критический этюд)
И. А. Гончаров

«Горе от ума» Грибоедова. – Бенефис Монахова, ноябрь, 1871 г.

Комедия «Горе от ума» держится каким-то особняком в литературе и отличается моложавостью, свежестью и более крепкой живучестью от других произведений слова. Она как столетний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и колыбелями новых людей. И никому в голову не приходит, что настанет когда-нибудь и его черед.

Все знаменитости первой величины, конечно, недаром поступили в так называемый «храм бессмертия». У всех у них много, а у иных, как, например, у Пушкина, гораздо более прав на долговечность, нежели у Грибоедова. Их нельзя близко и ставить одного с другим. Пушкин громаден, плодотворен, силен, богат. Он для русского искусства то же, что Ломоносов для русского просвещения вообще. Пушкин занял собою всю свою эпоху, сам создал другую, породил школы художников, – взял себе в эпохе все, кроме того, что успел взять Грибоедов и до чего не договорился Пушкин.

Несмотря на гений Пушкина, передовые его герои, как герои его века, уже бледнеют и уходят в прошлое. Гениальные создания его, продолжая служить образцами и источником искусству, – сами становятся историей. Мы изучили Онегина, его время и его среду, взвесили, определили значение этого типа, но не находим уже живых следов этой личности в современном веке, хотя создание этого типа останется неизгладимым в литературе. Даже позднейшие герои века, например, лермонтовский Печорин, представляя, как и Онегин, свою эпоху, каменеют, однако, в неподвижности, как статуи на могилах. Не говорим о явившихся позднее их более или менее ярких типах, которые при жизни авторов успели сойти в могилу, оставив по себе некоторые права на литературную память.

Называли бессмертною комедиею «Недоросль» Фонвизина, – и основательно – ее живая, горячая пора продолжалась около полувека: это громадно для произведения слова. Но теперь нет ни одного намека в «Недоросле» на живую жизнь, и комедия, отслужив свою службу, обратилась в исторический памятник.

«Горе от ума» появилось раньше Онегина, Печорина, пережило их, прошло невредимо чрез гоголевский период, прожило эти полвека со времени своего появления и все живет своею нетленной жизнью, переживет и еще много эпох и все не утратит своей жизненности.

Отчего же это, и что такое вообще это «Горе от ума»?

Критика не трогала комедию с однажды занятого ею места, как будто затрудняясь, куда ее поместить. Изустная оценка опередила печатную, как сама пьеса задолго опередила печать. Но грамотная масса оценила ее фактически. Сразу поняв ее красоты и не найдя недостатков, она разнесла рукопись на клочья, на стихи, полустишья, развела всю соль и мудрость пьесы в разговорной речи, точно обратила мильон в гривенники, и до того испестрила грибоедовскими поговорками разговор, что буквально истаскала комедию до пресыщения.

Но пьеса выдержала и это испытание – и не только не опошлилась, но сделалась как будто дороже для читателей, нашла себе в каждом из них покровителя, критика и друга, как басни Крылова, не утратившие своей литературной силы, перейдя из книги в живую речь.

Печатная критика всегда относилась с большею или меньшею строгостью только к сценическому исполнению пьесы, мало касаясь самой комедии или высказываясь в отрывочных, неполных и разноречивых отзывах. Решено раз всеми навсегда, что комедия образцовое произведение, – и на том все помирились.

И мы здесь не претендуем произнести критический приговор, в качестве присяжного критика: решительно уклоняясь от этого – мы, в качестве любителя, только высказываем свои размышления, тоже по поводу одного из последних представлений «Горе от ума» на сцене. Мы хотим поделиться с читателем этими своими мнениями, или, лучше сказать, сомнениями о том, так ли играется пьеса, то есть с той ли точки зрения смотрят обыкновенно на ее исполнение и сами артисты и зрители? А заговорив об этом, нельзя не высказать мнений и сомнений и о том, так ли должно понимать самую пьесу, как ее понимают некоторые исполнители и, может быть, и зрители. Не хотим опять сказать, что мы считаем наш способ понимания непогрешимым, – мы предлагаем его только как один из способов понимания или как одну из точек зрения.

Что делать актеру, вдумывающемуся в свою роль в этой пьесе? Положиться на один собственный суд – не достанет никакого самолюбия, а прислушаться за сорок лет к говору общественного мнения – нет возможности, не затерявшись в мелком анализе. Остается, из бесчисленного хора высказанных и высказывающихся мнений, остановиться на некоторых общих выводах, наичаще повторяемых, – и на них уже строить собственный план оценки.

Одни ценят в комедии картину московских нравов известной эпохи, создание живых типов и их искусную группировку. Вся пьеса представляется каким-то кругом знакомых читателю лиц, и притом таким определенным и замкнутым, как колода карт. Лица Фамусова, Молчалина, Скалозуба и другие врезались в память так же твердо, как короли, валеты и дамы в картах, и у всех сложилось более или менее согласное понятие о всех лицах, кроме одного – Чацкого. Так все они начертаны верно и строго и так примелькались всем. Только о Чацком многие недоумевают: что он такое? Он как будто пятьдесят третья какая-то загадочная карта в колоде. Если было мало разногласия в понимании других лиц, то о Чацком, напротив, разноречия не кончились до сих пор и, может быть, не кончатся еще долго.

Другие, отдавая справедливость картине нравов, верности типов, дорожат более эпиграмматической солью языка, живой сатирой – моралью, которою пьеса до сих пор, как неистощимый колодезь, снабжает всякого на каждый обиходный шаг жизни.

Но и те и другие ценители почти обходят молчанием самую «комедию», действие, и многие даже отказывают ей в условном сценическом движении.

Несмотря на то, всякий раз, однако, когда меняется персонал в ролях, и те и другие судьи идут в театр, и снова поднимаются оживленные толки об исполнении той или другой роли и о самых ролях, как будто в новой пьесе.

Все эти разнообразные впечатления и на них основанная своя точка зрения у всех и у каждого служат лучшим определением пьесы, то есть что комедия «Горе от ума» есть и картина нравов, и галерея живых типов, и вечно острая, жгучая сатира, и вместе с тем и комедия и, скажем сами за себя, – больше всего комедия – какая едва ли найдется в других литературах, если принять совокупность всех прочих высказанных условий. Как картина, она, без сомнения, громадна. Полотно ее захватывает длинный период русской жизни – от Екатерины до императора Николая. В группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Москва, ее рисунок, тогдашний ее дух, исторический момент и нравы. И это с такою художественною, объективною законченностью и определенностью, какая далась у нас только Пушкину и Гоголю.

В картине, где нет ни одного бледного пятна, ни одного постороннего, лишнего штриха и звука, – зритель и читатель чувствуют себя и теперь, в нашу эпоху, среди живых людей. И общее и детали, все это не сочинено, а так целиком взято из московских гостиных и перенесено в книгу и на сцену, со всей теплотой и со всем «особым отпечатком» Москвы, – от Фамусова до мелких штрихов, до князя Тугоуховского и до лакея Петрушки, без которых картина была бы не полна.

Однако для нас она еще не вполне законченная историческая картина: мы не отодвинулись от эпохи на достаточное расстояние, чтоб между нею и нашим временем легла непроходимая бездна. Колорит не сгладился совсем; век не отделился от нашего, как отрезанный ломоть: мы кое-что оттуда унаследовали, хотя Фамусовы, Молчалины, Загорецкие и прочие видоизменились так, что не влезут уже в кожу грибоедовских типов. Резкие черты отжили, конечно: никакой Фамусов не станет теперь приглашать в шуты и ставить в пример Максима Петровича, по крайней мере так положительно и явно. Молчалин, даже перед горничной, втихомолку, не сознается теперь в тех заповедях, которые завещал ему отец; такой Скалозуб, такой Загорецкий невозможны даже в далеком захолустье. Но пока будет существовать стремление к почестям помимо заслуги, пока будут водиться мастера и охотники угодничать и «награжденья брать и весело пожить», пока сплетни, безделье, пустота будут господствовать не как пороки, а как стихии общественной жизни, – до тех пор, конечно, будут мелькать и в современном обществе черты Фамусовых, Молчалиных и других, нужды нет, что с самой Москвы стерся тот «особый отпечаток», которым гордился Фамусов.

Общечеловеческие образцы, конечно, остаются всегда, хотя и те превращаются в неузнаваемые от временных перемен типы, так что, на смену старому, художникам иногда приходится обновлять, по прошествии долгих периодов, являвшиеся уже когда-то в образах основные черты нравов и вообще людской натуры, облекая их в новую плоть и кровь в духе своего времени. Тартюф, конечно, – вечный тип, Фальстаф – вечный характер, – но и тот и другой, и многие еще знаменитые подобные им первообразы страстей, пороков и прочее, исчезая сами в тумане старины, почти утратили живой образ и обратились в идею, в условное понятие, в нарицательное имя порока, и для нас служат уже не живым уроком, а портретом исторической галереи.

Это особенно можно отнести к грибоедовской комедии. В ней местный колорит слишком ярок и обозначение самых характеров так строго очерчено и обставлено такой реальностью деталей, что общечеловеческие черты едва выделяются из-под общественных положений, рангов, костюмов и т. п.

Как картина современных нравов, комедия «Горе от ума» была отчасти анахронизмом и тогда, когда в тридцатых годах появилась на московской сцене. Уже Щепкин, Мочалов, Львова-Синецкая, Ленский, Орлов и Сабуров играли не с натуры, а по свежему преданию. И тогда стали исчезать резкие штрихи. Сам Чацкий гремит против «века минувшего», когда писалась комедия, а она писалась между 1815 и 1820 годами.

 
Как посравнить да посмотреть (говорит он)
Век нынешний и век минувший,
Свежо предание, а верится с трудом,
 

а про свое время выражается так:

 
Теперь вольнее всякий дышит,
 

или:

 
Бранил ваш век я беспощадно, —
 

говорит он Фамусову.

Следовательно, теперь остается только немногое от местного колорита: страсть к чинам, низкопоклонничество, пустота. Но с какими-нибудь реформами чины могут отойти, низкопоклонничество до степени лакейства молчалинского уже прячется и теперь в темноту, а поэзия фрунта уступила место строгому и рациональному направлению в военном деле.

Но все же еще кое-какие живые следы есть, и они пока мешают обратиться картине в законченный исторический барельеф. Эта будущность еще пока у ней далеко впереди.

Соль, эпиграмма, сатира, этот разговорный стих, кажется, никогда не умрут, как и сам рассыпанный в них острый и едкий, живой русский ум, который Грибоедов заключил, как волшебник духа какого-нибудь, в свой замок, и он рассыпается там злобным смехом. Нельзя представить себе, чтоб могла явиться когда-нибудь другая, более естественная, простая, более взятая из жизни речь. Проза и стих слились здесь во что-то нераздельное, затем, кажется, чтобы их легче было удержать в памяти и пустить опять в оборот весь собранный автором ум, юмор, шутку и злость русского ума и языка. Этот язык так же дался автору, как далась группа этих лиц, как дался главный смысл комедии, как далось все вместе, будто вылилось разом, и все образовало необыкновенную комедию – и в тесном смысле, как сценическую пьесу, – и в обширном, как комедию жизни. Другим ничем, как комедией, она и не могла бы быть.

Оставя две капитальные стороны пьесы, которые так явно говорят за себя и потому имеют большинство почитателей, – то есть картину эпохи, с группой живых портретов, и соль языка, – обратимся сначала к комедии как к сценической пьесе, потом как к комедии вообще, к ее общему смыслу, к главному разуму ее в общественном и литературном значении, наконец, скажем и об исполнении ее на сцене.

Давно привыкли говорить, что нет движения, то есть нет действия в пьесе. Как нет движения? Есть – живое, непрерывное, от первого появления Чацкого на сцене до последнего его слова: «Карету мне, карету!»

Это – тонкая, умная, изящная и страстная комедия, в тесном, техническом смысле, – верная в мелких психологических деталях, – но для зрителя почти неуловимая, потому что она замаскирована типичными лицами героев, гениальной рисовкой, колоритом места, эпохи, прелестью языка, всеми поэтическими силами, так обильно разлитыми в пьесе. Действие, то есть собственно интрига в ней, перед этими капитальными сторонами кажется бледным, лишним, почти ненужным.

Только при разъезде в сенях зритель точно пробуждается при неожиданной катастрофе, разразившейся между главными лицами, и вдруг припоминает комедию-интригу. Но и то ненадолго. Перед ним уже вырастает громадный, настоящий смысл комедии.

Главная роль, конечно, – роль Чацкого, без которой не было бы комедии, а была бы, пожалуй, картина нравов.

Сам Грибоедов приписал горе Чацкого его уму, а Пушкин отказал ему вовсе в уме.

Можно бы было подумать, что Грибоедов, из отеческой любви к своему герою, польстил ему в заглавии, как будто предупредив читателя, что герой его умен, а все прочие около него не умны.

Но Чацкий не только умнее всех прочих лиц, но и положительно умен. Речь его кипит умом, остроумием.

У него есть и сердце, и притом он безукоризненно честен. Словом – это человек не только умный, но и развитой, с чувством, или, как рекомендует его горничная Лиза, он «чувствителен, и весел, и остер». Только личное его горе произошло не от одного ума, а более от других причин, где ум его играл страдательную роль, и это подало Пушкину повод отказать ему в уме. Между тем Чацкий как личность несравненно выше и умнее Онегина и лермонтовского Печорина. Он искренний и горячий деятель, а те – паразиты, изумительно начертанные великими талантами, как болезненные порождения отжившего века. Ими заканчивается их время, а Чацкий начинает новый век – и в этом все его значение и весь «ум».

И Онегин и Печорин оказались неспособны к делу, к активной роли, хотя оба смутно понимали, что около них все истлело. Они были даже «озлоблены», носили в себе и «недовольство» и бродили, как тени, с «тоскующей ленью». Но, презирая пустоту жизни, праздное барство, они поддавались ему и не подумали ни бороться с ним, ни бежать окончательно. Недовольство и озлобление не мешали Онегину франтить, «блестеть» и в театре, и на бале, и в модном ресторане, кокетничать с девицами и серьезно ухаживать за ними в замужестве, а Печорину блестеть интересной скукой и мыкать свою лень и озлобление между княжной Мери и Бэлой, а потом рисоваться равнодушием к ним перед тупым Максимом Максимычем: это равнодушие считалось квинтэссенцией донжуанства. Оба томились, задыхались в своей среде и не знали, чего хотеть. Онегин пробовал читать, но зевнул и бросил, потому что ему и Печорину была знакома одна наука «страсти нежной», а прочему всему они учились «чему-нибудь и как-нибудь» – и им нечего было делать.

Чацкий, как видно, напротив, готовился серьезно к деятельности. «Он славно пишет, переводит», – говорит о нем Фамусов, и все твердят о его высоком уме. Он, конечно, путешествовал недаром, учился, читал, принимался, как видно, за труд, был в сношениях с министрами и разошелся – не трудно догадаться, почему:

 
Служить бы рад, – прислуживаться тошно, —
 

намекает он сам. О «тоскующей лени, о праздной скуке» и помину нет, а еще менее о «страсти нежной», как о науке и о занятии. Он любит серьезно, видя в Софье будущую жену.

Между тем Чацкому досталось выпить до дна горькую чашу – не найдя ни в ком «сочувствия живого», и уехать, увозя с собой только «мильон терзаний».

Ни Онегин, ни Печорин не поступили бы так неумно вообще, в деле любви и сватовства особенно. Но зато они уже побледнели и обратились для нас в каменные статуи, а Чацкий остается и останется всегда в живых за эту свою «глупость».

Читатель помнит, конечно, все, что проделал Чацкий. Проследим слегка ход пьесы и постараемся выделить из нее драматический интерес комедии, то движение, которое идет через всю пьесу, как невидимая, но живая нить, связывающая все части и лица комедии между собою.

Чацкий вбегает к Софье, прямо из дорожного экипажа, не заезжая к себе, горячо целует у нее руку, глядит ей в глаза, радуется свиданию, в надежде найти ответ прежнему чувству – и не находит. Его поразили две перемены: она необыкновенно похорошела и охладела к нему – тоже необыкновенно.

Это его и озадачило, и огорчило, и немного раздражило. Напрасно он старается посыпа́ть солью юмора свой разговор, частию играя этой своей силой, чем, конечно, прежде нравился Софье, когда она его любила, – частию под влиянием досады и разочарования. Всем достается, всех перебрал он – от отца Софьи до Молчалина – и какими меткими чертами рисует он Москву – и сколько из этих стихов ушло в живую речь! Но все напрасно: нежные воспоминания, остроты – ничто не помогает. Он терпит от нее одни холодности, пока, едко задев Молчалина, он не задел за живое и ее. Она уже с скрытой злостью спрашивает его, случилось ли ему хоть нечаянно «добро о ком-нибудь сказать», и исчезает при входе отца, выдав последнему почти головой Чацкого, то есть объявив его героем рассказанного перед тем отцу сна.

С этой минуты между ею и Чацким завязался горячий поединок, самое живое действие, комедия в тесном смысле, в которой принимают близкое участие два лица, Молчалин и Лиза.

Всякий шаг Чацкого, почти всякое слово в пьесе тесно связаны с игрой чувства его к Софье, раздраженного какою-то ложью в ее поступках, которую он и бьется разгадать до самого конца. Весь ум его и все силы уходят в эту борьбу: она и послужила мотивом, поводом к раздражениям, к тому «мильону терзаний», под влиянием которых он только и мог сыграть указанную ему Грибоедовым роль, роль гораздо большего, высшего значения, нежели неудачная любовь, словом, роль, для которой и родилась вся комедия.

Чацкий почти не замечает Фамусова, холодно и рассеянно отвечает на его вопрос, где был? «Теперь мне до того ли?» – говорит он и, обещая приехать опять, уходит, проговаривая из того, что его поглощает:

 
Как Софья Павловна у вас похорошела!
 

Во втором посещении он начинает разговор опять о Софье Павловне. «Не больна ли она? не приключилось ли ей печали?» – и до такой степени охвачен и подогретым ее расцветшей красотой чувством и ее холодностью к нему, что на вопрос отца, не хочет ли он на ней жениться, в рассеянности спрашивает: «А вам на что?» И потом равнодушно, только из приличия, дополняет:

 
Пусть я посватаюсь, вы что бы мне сказали?
 

И почти не слушая ответа, вяло замечает на совет «послужить»:

 
Служить бы рад, – прислуживаться тошно!
 

Он и в Москву и к Фамусову приехал, очевидно, для Софьи и к одной Софье. До других ему дела нет; ему и теперь досадно, что он, вместо нее, нашел одного Фамусова. «Как здесь бы ей не быть?» – задается он вопросом, припоминая прежнюю юношескую свою любовь, которую в нем «ни даль не охладила, ни развлечение, ни перемена мест», – и мучается ее холодностью.

Ему скучно и говорить с Фамусовым – и только положительный вызов Фамусова на спор выводит Чацкого из его сосредоточенности.

 
Вот то-то, все вы гордецы:
Смотрели бы, как делали отцы,
Учились бы, на старших глядя! —
 

говорит Фамусов и затем чертит такой грубый и уродливый рисунок раболепства, что Чацкий не вытерпел и в свою очередь сделал параллель века «минувшего» с веком «нынешним».

Но все еще раздражение его сдержанно: он как будто совестится за себя, что вздумал отрезвлять Фамусова от его понятий; он спешит вставить, что «не о дядюшке его говорит», которого привел в пример Фамусов, и даже предлагает последнему побранить и свой век, наконец, всячески старается замять разговор, видя, как Фамусов заткнул уши, – успокаивает его, почти извиняется.

 
Длить споры не мое желанье, —
 

говорит он. Он готов опять войти в себя. Но его будит неожиданный намек Фамусова на слух о сватовстве Скалозуба.

 
Вот будто женится на Софьюшке… и т. д.
 

Чацкий навострил уши.

 
Как суетится, что за прыть!
 

«А Софья? Нет ли впрямь тут жениха какого?» – говорит он, и хотя потом прибавляет:

 
Ах – тот скажи любви конец,
Кто на три года вдаль уедет! —
 

но сам еще не верит этому, по примеру всех влюбленных, пока эта любовная аксиома не разыгралась над ним до конца.

Фамусов подтверждает свой намек о женитьбе Скалозуба, навязывая последнему мысль «о генеральше», и почти явно вызывает на сватовство.

Эти намеки на женитьбу возбудили подозрения Чацкого о причинах перемены к нему Софьи. Он даже согласился было на просьбу Фамусова бросить «завиральные идеи» и помолчать при госте. Но раздражение уже шло crescendo1

  Нарастая (итал.).

[Закрыть], и он вмешался в разговор, пока небрежно, а потом, раздосадованный неловкой похвалой Фамусова его уму и прочее, возвышает тон и разрешается резким монологом:

«А судьи кто?» и т. д. Тут уже завязывается другая борьба, важная и серьезная, целая битва. Здесь в нескольких словах раздается, как в увертюре опер, главный мотив, намекается на истинный смысл и цель комедии. Оба, Фамусов и Чацкий, бросили друг другу перчатку:

 
Смотрели бы, как делали отцы,
Учились бы, на старших глядя! —
 

раздался военный клик Фамусова. А кто эти старшие и «судьи»?

 
…За дряхлостию лет
К свободной жизни их вражда непримирима, —
 

отвечает Чацкий и казнит —

 
Прошедшего житья подлейшие черты.
 

Образовались два лагеря, или, с одной стороны, целый лагерь Фамусовых и всей братии «отцов и старших», с другой – один пылкий и отважный боец, «враг исканий». Это борьба на жизнь и смерть, борьба за существование, как новейшие натуралисты определяют естественную смену поколений в животном мире. Фамусов хочет быть «тузом» – «есть на серебре и на золоте, ездить цугом, весь в орденах, быть богатым и видеть детей богатыми, в чинах, в орденах и с ключом» – и так без конца, и все это только за то, что он подписывает бумаги, не читая и боясь одного, «чтоб множество не накопилось их».

Чацкий рвется к «свободной жизни», «к занятиям» наукой и искусством и требует «службы делу, а не лицам» и т. д. На чьей стороне победа? Комедия дает Чацкому только «мильон терзаний» и оставляет, по-видимому, в том же положении Фамусова и его братию, в каком они были, ничего не говоря о последствиях борьбы.

Теперь нам известны эти последствия. Они обнаружились с появлением комедии, еще в рукописи, в свет – и как эпидемия охватила всю Россию.

Между тем интрига любви идет своим чередом, правильно, с тонкой психологической верностью, которая во всякой другой пьесе, лишенной прочих колоссальных грибоедовских красот, могла бы сделать автору имя.

Обморок Софьи при падении с лошади Молчалина, ее участие к нему, так неосторожно высказавшееся, новые сарказмы Чацкого на Молчалина – все это усложнило действие и образовало тут главный пункт, который назывался в пиитиках завязкою. Тут сосредоточился драматический интерес. Чацкий почти угадал истину.

 
Смятенье, обморок, поспешность, гнев, испуга!
 

(по случаю падения с лошади Молчалина) —

 
Все это можно ощущать,
Когда лишаешься единственного друга, —
 

говорит он и уезжает в сильном волнении, в муках подозрений на двух соперников.

В третьем акте он раньше всех забирается на бал, с целью «вынудить признанье» у Софьи – и с дрожью нетерпенья приступает к делу прямо с вопросом: «Кого она любит?»

После уклончивого ответа она признается, что ей милее его «иные». Кажется, ясно. Он и сам видит это и даже говорит:

 
И я чего хочу, когда все решено?
Мне в петлю лезть, а ей смешно!
 

Однако лезет, как все влюбленные, несмотря на свой «ум», и уже слабеет перед ее равнодушием. Он бросает никуда не годное против счастливого соперника оружие – прямое нападение на него, и снисходит до притворства.

 
Раз в жизни притворюсь, —
 

решает он, – чтоб «разгадать загадку», а собственно, чтоб удержать Софью, когда она рванулась прочь при новой стреле, пущенной в Молчалина. Это не притворство, а уступка, которой он хочет выпросить то, чего нельзя выпросить, – любви, когда ее нет. В его речи уже слышится молящий тон, нежные упреки, жалобы:

 
Но есть ли в нем та страсть, то чувство,
пылкость та…
Чтоб, кроме вас, ему мир целый
Казался прах и суета?
Чтоб сердца каждое биенье
Любовью ускорялось к вам… —
 

говорит он, – и наконец:

 
Чтоб равнодушнее мне понести утрату,
Как человеку – вы, который с вами взрос,
Как другу вашему, как брату,
Мне дайте убедиться в том…
 

Это уже слезы. Он трогает серьезные струны чувства —

 
От сумасшествия могу я остеречься,
Пущусь подалее простыть, охолодеть… —
 

заключает он. Затем оставалось только упасть на колени и зарыдать. Остатки ума спасают его от бесполезного унижения.

Такую мастерскую сцену, высказанную такими стихами, едва ли представляет какое-нибудь другое драматическое произведение. Нельзя благороднее и трезвее высказать чувство, как оно высказалось у Чацкого, нельзя тоньше и грациознее выпутаться из ловушки, как выпутывается Софья Павловна. Только пушкинские сцены Онегина с Татьяной напоминают эти тонкие черты умных натур.

Софье удалось было совершенно отделаться от новой подозрительности Чацкого, но она сама увлеклась своей любовью к Молчалину и чуть не испортила все дело, высказавшись почти открыто в любви. На вопрос Чацкого:

 
Зачем же вы его (Молчалина) так коротко узнали?
 

она отвечает:

 
Я не старалась! Бог нас свел.
 

Этого довольно, чтоб открыть глаза слепому. Но ее спас сам Молчалин, то есть его ничтожество. Она в увлечении поспешила нарисовать его портрет во весь рост, может быть в надежде примирить с этой любовью не только себя, но и других, даже Чацкого, не замечая, как портрет выходит пошл:

 
Смотрите, дружбу всех он в доме приобрел.
При батюшке три года служит;
Тот часто без толку сердит,
А он безмолвием его обезоружит,
От доброты души простит.
А, между прочим,
Веселостей искать бы мог, —
Ничуть, от старичков не ступит за порог!
Мы ре́звимся, хохочем;
Он с ними целый день засядет, рад не рад
Играет…
 

Далее:

 
Чудеснейшего свойства…
Он, наконец: уступчив, скромен, тих,
И на душе проступков никаких;
Чужих и вкривь и вкось не рубит.
Вот я за что его люблю!
 

У Чацкого рассеялись все сомнения:

 
Она его не уважает!
Шалит, она его не любит.
Она не ставит в грош его! —
 

утешает он себя при каждой ее похвале Молчалину и потом хватается за Скалозуба. Но ответ ее – что он «герой не ее романа» – уничтожил и эти сомнения. Он оставляет ее без ревности, но в раздумье, сказав:

 
Кто разгадает вас!
 

Он и сам не верил в возможность таких соперников, а теперь убедился в этом. Но и его надежды на взаимность, до сих пор горячо волновавшие его, совершенно поколебались, особенно когда она не согласилась остаться с ним под предлогом, что «щипцы остынут», и потом, на просьбу его позволить зайти к ней в комнату, при новой колкости на Молчалина, она ускользнула от него и заперлась.

Он почувствовал, что главная цель возвращения в Москву ему изменила, и он отходит от Софьи с грустью. Он, как потом сознается в сенях, с этой минуты подозревает в ней только холодность ко всему, – и после этой сцены самый обморок отнес не «к признакам живых страстей», как прежде, а к «причуде избалованных нерв».

Следующая сцена его с Молчалиным, вполне обрисовывающая характер последнего, утверждает Чацкого окончательно, что Софья не любит этого соперника.

 
Обманщица смеялась надо мною! —
 

замечает он и идет навстречу новым лицам.

Комедия между ним и Софьей оборвалась; жгучее раздражение ревности унялось, и холод безнадежности пахнул ему в душу.

Ему оставалось уехать; но на сцену вторгается другая, живая, бойкая комедия, открывается разом несколько новых перспектив московской жизни, которые не только вытесняют из памяти зрителя интригу Чацкого, но и сам Чацкий как будто забывает о ней и мешается в толпу. Около него группируются и играют, каждое свою роль, новые лица. Это бал, со всей московской обстановкой, с рядом живых сценических очерков, в которых каждая группа образует свою отдельную комедию, с полной обрисовкой характеров, успевших в нескольких словах разыграться в законченное действие.

Разве не полную комедию разыгрывают Горичевы? Этот муж, недавно еще бодрый и живой человек, теперь опустившийся, облекшийся, как в халат, в московскую жизнь, барин, «муж-мальчик, муж-слуга, идеал московских мужей», по меткому определению Чацкого, – под башмаком приторной, жеманной, светской супруги, московской дамы?

А эти шесть княжен и графиня-внучка – весь этот контингент невест, «умеющих, – по словам Фамусова, – принарядить себя тафтицей, бархатцем и дымкой», «поющих верхние нотки и льнущих к военным людям»?

Эта Хлестова, остаток екатерининского века, с моськой, с арапкой-девочкой, – эта княгиня и князь Петр Ильич – без слова, но такая говорящая руина прошлого; Загорецкий, явный мошенник, спасающийся от тюрьмы в лучших гостиных и откупающейся угодливостью, вроде собачьих поносок, – и эти NN, и все толки их, и все занимающее их содержание!

Наплыв этих лиц так обилен, портреты их так рельефны, что зритель хладеет к интриге, не успевая ловить эти быстрые очерки новых лиц и вслушиваться в их оригинальный говор.

Чацкого уже нет на сцене. Но он до ухода дал обильную пищу той главной комедии, которая началась у него с Фамусовым, в первом акте, потом с Молчалиным, – той битве со всей Москвой, куда он, по целям автора, за тем и приехал.

В кратких, даже мгновенных встречах с старыми знакомыми, успел он всех вооружить против себя едкими репликами и сарказмами. Его уже живо затрагивают всякие пустяки – и он дает волю языку. Рассердил старуху Хлестову, дал невпопад несколько советов Горичеву, резко оборвал графиню-внучку и опять задел Молчалина.

Но чаша переполнилась. Он выходит из задних комнат уже окончательно расстроенный и, по старой дружбе, в толпе опять идет к Софье, надеясь хоть на простое сочувствие. Он поверяет ей свое душевное состояние:

 
Мильон терзаний! —
 

говорит он:

 
Груди от дружеских тисков,
Ногам от шарканья, ушам от восклицаний,
А пуще голове от всяких пустяков!
Здесь у меня душа каким-то горем сжата! —
 

жалуется он ей, не подозревая, какой заговор созрел против него в неприятельском лагере.

«Мильон терзаний» и «горе!» – вот что он пожал за все, что успел посеять. До сих пор он был непобедим: ум его беспощадно поражал больные места врагов. Фамусов ничего не находит, как только зажать уши против его логики, и отстреливается общими местами старой морали. Молчалин смолкает, княжны, графини – пятятся прочь от него, обожженные крапивой его смеха, и прежний друг его, Софья, которую одну он щадит, лукавит, скользит и наносит ему главный удар втихомолку, объявив его под рукой, вскользь, сумасшедшим.

iknigi.net

«Горе от ума», краткое содержание по действиям комедии Грибоедова

Действие I

Действие пьесы происходит в доме Фамусова, чья дочь, семнадцатилетняя Софья, влюблена в секретаря своего отца Алексея Молчалина. Влюбленные могут встречаться только ночью, а служанка Лиза сторожит под дверью, чтобы предупредить. Задремав, Лиза просыпается и понимает, что в любую минуту может нагрянуть отец Павел Афанасьевич, управляющий в казенном месте. Она увещевает барышню скорее попрощаться с милым, но напрасно, ведь «счастливые часов не наблюдают». Тогда Лиза переводит стрелки часов вперед, чтобы они начали звонить, часы бьют, и появляется Фамусов собственной персоной.

Хозяин пытается заигрывать с хорошенькой служанкой, но та дает понять, что их может услышать Софья, которая уснула лишь под утро, так как всю ночь читала французские романы. Отец недоволен, что дочь портит глаза, ведь «проку нет от книг». Только он уходит на цыпочках, из комнаты выходят Софья и Молчалин. Возвращается Фамусов: он потрясен столь ранним присутствием секретаря возле комнаты дочери. Молчалин говорит, что он «с бумагами-с», и они уходят их разбирать.

Лиза обсуждает потенциальных женихов Софьи, говорит, что батюшка не позволит ей выйти замуж за Молчалина, ведь ему нужен зять «с звездами да с чинами», например, как полковник Скалозуб. Она с умилением вспоминает об Александре Андреиче Чацком, с которым Софья росла: «Чувствителен, и весел, и остер». Та с горечью замечает, что он три года назад уехал и не посылает о себе никаких известий. В это время слуга объявляет, что приехал Чацкий. Тот радостно вбегает, но смущен холодным приемом своей подруги детства. Он пытается напомнить их совместные детские забавы, но Софья серьезна.

Тогда Чацкий перебирает общих московских знакомых, предполагая, что они не изменились, ненароком задевает Молчалина, вызвав у Софьи взрыв негодования. Чацкий предполагает, что девушка влюблена, но не догадывается, в кого именно. Появившийся Фамусов рад возвращению сына своего близкого друга и предлагает ему через час явиться с рассказами о путешествии.

Действие II

Фамусов вместе со слугой Петрушкой отмечает в календаре значимые даты: когда и к кому он зван в ближайшее время в гости. Появляется Чацкий. Он много говорит о том, как изменилась Софья, как она похорошела, и это вызывает у отца подозрение: не влюбился ли бывший друг детства? Чацкий напрямик спрашивает: может ли он просить руки Софьи Павловны? Фамусов прямо не отвечает, но предлагает ему «имением не управлять оплошно», а главное — пойти служить. Молодой человек объясняет, что он бы рад именно служить, а вот прислуживаться ему претит.

Фамусов упрекает его в излишней гордости и вспоминает историю своего покойного дяди Максима Петровича, который выслуживался перед государыней, зато имел чины и награды и «не то на серебре, на золоте едал». Чацкий разражается гневным монологом о «веке покорности и страха», а отец Софьи обвиняет его в проповеди вольнодумства.

Приходит полковник Скалозуб, которого Фамусов хотел бы видеть женихом своей дочери. Поэтому он убедительно просит Чацкого молчать в присутствии важного гостя. Когда же Павел Афанасьевич начинает расхваливать московское дворянство с его консервативными старичками, великосветскими вельможами, властными женами, держащими под каблуком мужей, девицами, умеющими преподнести себя в выгодном свете, Чацкий вновь не выдерживает и произносит монолог о «строгих ценителях и судьях» с «времен Очаковских и покоренья Крыма», кто нашел защиту в родственниках и друзьях, а теперь «разливается в пирах и мотовстве».

Фамусов поскорее уходит к себе в кабинет, а Скалозуб, так ничего и не поняв, пытается поддержать молодого человека, но в это время Софья, увидев что-то за окном, падает в обморок. Оказывается, Молчалин упал с лошади, вызвав испуг влюбленной девушки. Чацкий, сам испытав беспокойство за здоровье Софьи Павловны, невольно восклицает, чтобы Молчалин лучше б «шею себе сломил», вызвав тем самым еще больше гнева у Софьи. Появившийся Алексей Степанович всех успокаивает, а Софью наедине предостерегает: «Злые языки страшнее пистолета».

Когда все расходятся, секретарь пристает к служанке Лизе, объясняя ей, что она «веселое создание, живое», поэтому она и нравится ему. На вопрос Лизы по поводу барышни, ничуть не смущаясь, Молчалин признается, что любит ее «по должности», и предлагает Лизе встретиться с ним в обед.

Действие III

Чацкий удивлен поведением Софьи. Он раздумывает: уж не в Молчалина ли она влюблена? Он не может поверить, чтобы умная девушка могла полюбить такое ничтожество. Он расспрашивает ее о достоинствах папиного секретаря, и она выделяет его скромность. Далее появляется Молчалин собственной персоной. Чацкий устраивает ему своеобразный допрос. Секретарь, «корпевший когда-то в Твери», за три года оброс знакомствами и связями, о которых с гордостью рассказывает своему сопернику. Он выделяет два самых главных своих качества — «умеренность и аккуратность», объясняя Чацкому, что в его лета «не должно сметь свое суждение иметь». Все эти разглагольствования зарвавшегося секретаря окончательно уверяют Чацкого, что Софья не могла бы полюбить человека с такими качествами, а значит, у него еще есть надежда на ответные чувства девушки.

Тем временем в доме Фамусова собираются гости на большой бал. Первыми появляются супруги Горичи. Наталья Дмитриевна рассказывает Чацкому о своем муже так, как будто это ее очередное приобретение, сродни новому наряду. В появившемся муже Платоне Михайловиче Чацкий с трудом узнает своего бывшего сослуживца. Жена сменила в нем все: военный костюм, движения, привычки, взгляды, придумала ему модные болезни («рювматизм и головные боли»). И бывший сослуживец со вздохом признает, что стал уже не тот, вызвав неудовольствие у жены, так настойчиво проявляющей заботу о его здоровье.

Появляются князья Тугоуховские с шестью дочерьми на выданье. После приезжает графиня Хрюмина с внучкой. Наталья Дмитриевна переключается на них, рассказывая о своем «тюрлюрлю» атласном, а сам Горич представляет Чацкому Загорецкого, рекомендуя его как «мошенника» и «плута».

Приходит властная старуха-крепостница Хлестова, свояченица Фамусова. Она хвастается своей «девкой-арапкой» и просит ее покормить на кухне вместе со своей же собакой. Молчалин восхищается ее прелестным шпицем, за что Хлестова проявляет к нему благосклонное отношение. Чацкий не без иронии замечает, что Молчалин всегда и во всем преуспеет, ведь очень хорошо угождает каждому: «Там моську вовремя погладит, тут в пору карточку вотрет!»

Этот саркастический тон окончательно выводит Софью из себя: когда среди гостей заходит разговор о Чацком, она сначала ненароком, а потом специально намекает, что якобы тот не в своем уме. Слух мгновенно разносится среди гостей Фамусова. Каждый норовит найти причину сумасшествия: кто-то вспоминает о матери-покойнице, будто бы помешанной, кто-то все списывает на пьянство. Фамусов, включившись в разговор, все объясняет излишней «ученостью» своего давнего знакомого.

Появившийся вновь в зале Чацкий вызывает испуг у гостей, страх, что он может в любой момент броситься в драку. А он жалуется Софье, что все вокруг поклоняются чужому, что какой-то «французик из Бордо» пленил всех барышень. Когда юноша заканчивает свой гневный монолог, видит, что все разошлись, оставив его в гордом одиночестве.

Действие IV

Появившийся позже всех на балу Репетилов пока не в курсе сплетни и оживленно беседует с Чацким, приглашая его в «секретнейший союз». Чацкий, устав от его болтовни, отходит, а Загорецкий рассказывает Репети

goldlit.ru

Краткое содержание комедии «Горе от ума» Грибоедова А.С. по главам (действиям)

Действующие лица:
Павел Афанасьевич Фамусов — управляющий в казенном месте
Софья — его дочь Лизанька — служанка
Алексей Степанович Молчалин — секретарь Фамусова, живет у него в доме
Александр Андреевич Чацкий
Сергей Сергеевич Скалозуб — полковник
Горичи — Наталья Дмитриевна и Платон Михайлович, ее муж 

Князь Тугоуховский

Княгиня, его жена, с 6-ю дочерьми

Хрюмины — Графиня-бабушка и Графиня-внучка

Антон Антонович Загорецкий

Старуха Хлестова — свояченица Фамусова
Г. N.
Г. D.
Репетилов
Петрушка и несколько говорящих слуг

Действие происходит в Москве, в доме Фамусова

Действие 1

Явл. 1

Утро, гостиная. Лиза просыпается в кресле. Софья накануне не отпустила ее спать, т. к. ждала Молчалина, и Лиза должна была следить, чтобы их не застали вдвоем. Софья спрашивает, сколько времени, и, чтобы убедить ее, что влюбленным пора расходиться, Лиза переводит стрелку часов. Часы бьют и играют.

Явл. 2

Появляется Фамусов. Он заигрывает с Лизой. Лиза пытается его образумить, говорит, что может войти Софья, которая заснула только под утро, а «ночь целую читала» по-французски. Фамусов: «И в чтенье прок-от невелик: ей сна нет от французских книг, а мне от русских больно спится». Софья зовет Лизу, и Фамусов на цыпочках выходит из комнаты. Лиза (одна): «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь».

Явл. 3

Лиза укоряет Софью и Молчалина, что задержались. Софья: «Счастливые часов не наблюдают». Уходя, Молчалин сталкивается в дверях с Фамусовым.

Явл. 4

Фамусов удивлен и советует Молчалину «для прогулок подальше выбрать закоулок». Стыдит Софью за неподобающее для молодой девицы поведение. «А все Кузнецкий мост и вечные французы, оттуда моды к нам, и авторы, и музы: губители карманов и сердец!» (во времена Грибоедова на Кузнецком мосту было множество магазинов, принадлежавших французским купцам — прим. сост.). Фамусов говорит, что после смерти матери Софьи все заботы о воспитании дочери легли на его плечи и он очень старался: «He надобно другого образца, когда в глазах пример отца… Свободен, вдов, себе я господин… Монашеским известен поведеньем!» Высказывает недовольство современными нравами («Ужасный век»), учителями, которые учат девиц только «танцам и пенью, и нежностям, и вздохам». Упрекает Молчалина, которого облагодетельствовал. Софья заступается: «Шел в комнату, попал в другую». Пытается успокоить отца и рассказывает сон, будто собирала на лугу травы, и «появился милый человек», «и вкрадчив, и умен, но робок… Знаете, кто в бедности рожден». Фамусов: «Ах, матушка, не довершай удара! Кто беден, тот тебе не пара». Софья продолжает рассказывать сон — они оказались в темной комнате, «раскрылся пол» — оттуда Фамусов, он тащит Софью с собой, а «милого человека», который для Софьи «дороже всех сокровищ», мучают чудовища. Фамусов отправляет дочь спать, а Молчалину предлагает заняться бумагами. «Боюсь, сударь, я одного смертельно, чтоб множество не накоплялось их… Обычай мой такой: подписано, так с плеч долой».

Явл. 5

Софья и Лиза вдвоем. Лиза: «В любви не будет этой прока… Ваш батюшка таков: желал бы зятя он с звездами да с чинами… Вот, например, полковник Скалозуб: и золотой мешок, и метит в генералы». Софья: «Мне все равно, что за него, что в воду». Лиза вспоминает о Чацком, с которым Софья вместе воспитывалась. Он уехал года три назад, обливаясь слезами, т. к. предчувствовал, что отношение к нему Софьи изменится. Лиза: «Кто так чувствителен, и весел, и остер, как Александр Андреич Чацкий?» Ho Софья возражает: «Охота странствовать напала на него, ах, если любит кто кого, зачем ума искать и ездить так далеко?» Молчалин же, по словам Софьи, напротив — «враг дерзости», ведет себя очень скромно. Лиза некстати вспоминает историю тетушки Софьи, от которой сбежал молодой француз-любовник. Софья (с огорчением): «Вот так же обо мне потом заговорят».

Явл. 6

Входит слуга и докладывает о приезде Чацкого.

Явл. 7

Появляется Чацкий. Он страстно уверяет Софью, что семьсот верст проскакал без отдыха, чтобы увидеться с ней, но, кажется, напрасно: она холодна. Софья уверяет Чацкого, что рада ему. Чацкий: «Положимте, что так. Блажен, кто верует, тепло ему на свете». Говорит Софье комплименты: «В семнадцать лет вы расцвели прелестно». Спрашивает, не влюблена ли Софья. Ta смущается. Чацкий уверяет, что больше его ничто не интересует: «Что нового покажет мне Москва?» Софья: «Гоненье на Москву. Что значит видеть свет! Где ж лучше?» Чацкий: «Где нас нет». Чацкий спрашивает про общих знакомых, чья жизнь за время его отсутствия, вероятно, ничуть не изменилась. «Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен? Когда ж постранствуешь, воротишься домой, и дым Отечества нам сладок и приятен!» Говоря о воспитании, Чацкий замечает, что в России «Хлопочут набирать учителей полки, числом поболее, ценою подешевле», и «с ранних пор привыкли верить мы, что нам без немцев нет спасенья»; Чацкий говорит, что на приемах, чтобы продемонстрировать свою образованность, знать объясняется на «смешенье языков: французского с нижегородским». Вспоминает о «бессловесном» Молчалине. Софья (в сторону): «He человек, змея!» Спрашивает Чацкого, может ли он хоть о ком-нибудь говорить без желчи. Чацкий: «Я вас без памяти люблю».

Явл. 8

Софья сообщает появившемуся Фамусову, что сон, который она видела, оказался «в руку», и уходит.

Явл. 9

Чацкий разговаривает с Фамусовым о Софье. Фамусов же просит рассказать о путешествии. Чацкий: «Хотел объехать целый свет и не объехал сотой доли».

Явл. 10

Фамусов один. Гадает, кто из двух — Молчалин или Чацкий — избранник сердца Софьи: «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!»

Действие 2

Явл. 1

Фамусов диктует Петрушке список своих дел на неделю вперед: вторник — обед («Ешь три часа, а в три дни не сварится»), в четверг — погребенье («Покойник был почтенный камергер, с ключом, и сыну ключ умел доставить; богат, и на богатой был женат; переженил детей, внучат; скончался; все о нем прискорбно поминают, Кузьма Петрович! Мир ему! — Что за тузы в Москве живут и умирают!»), пятница или суббота — крещение еще не родившегося ребенка.

Явл. 2

Появляется Чацкий, спрашивает Фамусова о Софье. Фамусов интересуется, не надумал ли Чацкий жениться на его дочери, т. к. надо спросить вначале его, а он бы посоветовал Чацкому: «не блажи, именьем, брат, не управляй оплошно, а, главное, поди-тка послужи». Чацкий: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Фамусов произносит монолог о своем дяде Максиме Петровиче, который сделал успешную карьеру, угождая начальству и заискивая при дворе. Максим Петрович служил при Екатерине и, когда надо было «подслужиться», Максим Петрович «сгибался в перегиб». Однажды старик поскользнулся и упал во время приема во дворце, чем вызвал у императрицы улыбку и одобрение. Тогда Максим Петрович упал во второй раз, уже нарочно, потом в третий раз. Все придворные смеялись. «А? Как по-вашему? По-нашему, смышлен. Упал он больно, встал здорово. Зато, бывало, в вист кто чаще приглашен? Кто слышит при дворе приветливое слово? Максим Петрович! Кто пред всеми знал почет? Максим Петрович! Шутка! В чины выводит кто и пенсии дает? Максим Петрович!» Чацкий: «Свежо предание, а верится с трудом», «тот и славился, чья чаще гнулась шея», «нынче смех страшит и держит стыд в узде», «прямой был век покорности и страха, все под личиною усердия царю». Фамусова пугают речи Чацкого, и вполголоса он отмечает: «Опасный человек», «Что говорит! И говорит, как пишет!», «Он вольность хочет проповедать», «Да он властей не признает!»

Явл. 3

В гости к Фамусову приходит Скалозуб. Фамусов очень рад. Он считает, что полковник «человек солидный, и знаков тьму отличья нахватал; не по летам и чин завидный, не нынче-завтра генерал». Впрочем, добавляет, что не спешит выдавать Софью замуж.

Явл. 4

По той предупредительности, с которой Фамусов заспешил навстречу Скалозубу, Чацкий заподозрил, что все же Фамусов был бы рад выдать дочь за полковника.

Явл. 5

Фамусов суетится вокруг Скалозуба. Скалозуб: «Мне совестно, как честный офицер» (речь Скалозуба груба и примитивна). Фамусов пытается поговорить со Скалозубом о родственниках, а также о брате Скалозуба, герое. Ho Скалозуб отвечает, что родственниками не интересуется, поскольку не служил с ними вместе, а брат изменился к худшему («крепко набрался каких-то новых правил. Чин следовал ему: он службу вдруг оставил, в деревне книги стал читать»). В остальном Скалозуб может говорить только о службе. Фамусов намекает, что карьера Скалозуба складывается очень удачно и «пора речь завести о генеральше». Скалозуб не прочь жениться. Фамусов рассуждает об обществе: «Вот, например, у нас уж исстари ведется, что но отцу и сыну честь: будь плохенький, да если наберется душ тысячки две родовых, — тот и жених», «Дверь отперта для званных и незванных, особенно из иностранных; хоть честный человек, хоть нет». Фамусов отмечает, что нынешние старички постоянно придираются «к тому, к сему, а чаще ни к чему, поспорят, пошумят и… разойдутся», дамы «судьи всему, везде, над ними нет судей», девицы «Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой; французские романсы вам поют и верхние выводят нотки, к военным людям так и льнут. А потому, что патриотки», «Дома и все на новый лад». Чацкий спорит с Фамусовым («Дома новы, но предрассудки стары»).

Чацкий произносит монолог:

А судьи кто? — За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма;
Всегда готовые к журьбе,
Поют все песнь одну и ту же,
He замечая об себе:
Что старее, то хуже.
Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
He эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве,
И где не воскресят клиенты-иностранцы

Прошедшего житья подлейшие черты.
Да и кому в Москве не зажимали рты
Обеды, ужины и танцы?
He тот ли, вы к кому меня еще с пелен,
Для замыслов каких-то непонятных,
Детей возили на поклон?
Тот Нестор негодяев знатных,
Толпою окруженный слуг;
Усердствуя, они в часы вина и драки

И честь и жизнь его не раз спасали: вдруг
На них он выменил борзые три собаки!
Или вон тот еще, который для затей
На крепостной балет согнал на многих фурах
От матерей, отцов отторженных детей?!
Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах,

Заставил всю Москву дивиться их красе!
Ho должников не согласил к отсрочке:
Амуры и Зефиры все Распроданы поодиночке!!!
Вот те, которые дожили до седин!
Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!
Вот наши строгие ценители и судьи!
Теперь пускай из нас один,
Из молодых людей, найдется — враг исканий,
He требуя ни мест, ни повышенья в чин,
В науки он вперит ум, алчущий познаний;
Или в душе его сам бог возбудит жар
К искусствам творческим, высоким и прекрасным, —

Они тот час: разбой! пожар!
И прослывет у них мечтателем! опасным! —

Мундир! один мундир! он в прежнем их быту
Когда-то укрывал, расшитый и красивый,
Их слабодушие, рассудка нищету;
И нам за ними в путь счастливый!
И в женах, дочерях — к мундиру та же страсть!
Я сам к нему давно ль от нежности отрекся?!

Теперь уж в это мне ребячество не впасть;
Ho кто б тогда за всеми не повлекся?
Когда из гвардии иные от двора
Сюда на время приезжали, —
Кричали женщины ура!
И в воздух чепчики бросали!

Явл. 6

Скалозуб услышал из страстного монолога Чацкого только то, что относилось к военным, но смысла не понял.

Явл. 7

Входят Софья и Лиза. Софья видит в окно, как Молчалин упал с лошади, и падает в обморок. Скалозуб называет Молчалина «жалким ездоком».

Явл. 8

Лиза и Чацкий приводят Софью в чувство. Ta обеспокоена состоянием Молчалина и не обращает внимания на Чацкого. Тот догадывается, что Софья влюблена в Молчалина.

Явл. 9

Появляются Скалозуб и Молчалин. Последний невредим. По реакции Софьи Чацкий понимает, что его догадки правильны, и уходит.

Явл. 10

Софья приглашает Скалозуба на бал вечером, и тот откланивается.

Явл. 11

Софья спрашивает Молчалина о здоровье. Молчалин упрекает ее за излишнюю откровенность при посторонних. Софья говорит, что чужое мнение ее не интересует. Молчалин: «Ах! злые языки страшнее пистолета». Лиза советует Софье для отвода глаз полюбезничать со Скалозубом и Чацким. Софья уходит.

Явл. 12

Молчалин заигрывает с Лизой, уверяет, что Софью любит только «по должности», сулит Лизе подарки, приглашает к себе.

Явл. 13

Софья велит Лизе передать Молчалину, чтоб тот зашел ее проведать.

Явл. 14

Лиза (одна): «Она к нему, а он ко мне».

Действие 3

Явл. 1

Чацкий решает добиться от Софьи признания и выяснить, в кого она все же влюблена — в Молчалина, «жалчайшее созданье», или ее избранник — Скалозуб, «хрипун, удавленник, фагот, созвездие маневров и мазурки». Софья отвечает, что Чацкий ей не нравится, т. к. он «желчно всех излить готов». Чацкий решает притвориться, сказать то, что Софья ожидает от него услышать, Чацкий признает, что ошибался на счет Молчалина, но высказывает сомнение «есть ли в нем та страсть, то чувство? Пылкость та? Чтоб кроме вас, ему мир целый казался прах и суета?» Софья уверяет, что Молчалин понравился бы Чацкому, сойдись они ближе — «дружбу всех он в доме приобрел», обезоруживая даже Фамусова покорностью и безмолвием. Чацкий делает вывод, что Софья не уважает Молчалина, и спрашивает, что она думает о Скалозубе. Софья отмахивается: «He моего романа».

Явл. 2

Софья уходит «к прихмахеру» и не пускает Чацкого к себе в комнату.

Явл. 3

Чацкий: «Неужли Молчалин избран ей! А чем не муж? Ума в нем только мало; но чтоб иметь детей, кому ума не доставало?» Появляется Молчалин. В откровенном разговоре с Чацким Молчалин утверждает, что у него есть два таланта — «умеренность и аккуратность», пересказывает сплетни о Чацком некоей Татьяны Юрьевны, вспоминает Фому Фомича, который «при трех министрах был начальник отделенья». Чацкий считает, что Фома Фомич — «пустейший человек, из самых бестолковых». Спрашивает, что думает сам Молчалин о сочинениях Фомы Фомича. Молчалин уклоняется от ответа: «В мои лета не должно сметь свое суждение иметь» и утверждает, что «надобно ж зависеть от других».

Явл. 4

Гости съезжаются на бал в дом Фамусова.

Явл. 5

Чацкий встречается с Натальей Дмитриевной, которая хочет познакомить его со своим мужем, Платоном Михайловичем, военным в отставке.

Явл. 6

Плафон Михайлович оказывается старым другом Чацкого. «Счастливая» женитьба изменила его живой характер, он не предпринимает ничего нового, все время проводит в Москве, жена держит его под каблуком. Платон Михайлович: «Теперь я, брат, не тот», каким был во времена знакомства с Чацким — «лишь утро — ногу в стремя».

Явл. 7

Входит князь и княгиня Тугоуховские с шестью дочерьми, Княгиня, узнав у Натальи Дмитриевны, что Чацкий «отставной и холостой», посылает мужа пригласить его в гости, но выяснив затем, что тот небогат, отзывает свое приглашение.

Явл. 8

Входят Графиня-бабушка и Графиня-внучка, «зла, в девках целый век». В разговоре с Чацким она неодобрительно отзывается о мужчинах, женившихся на иностранках незнатного происхождения. Чацкий удивляется, что ему приходится слышать подобные упреки из уст девиц, которые изо всех сил стараются подражать этим иностранкам.

Явл. 9

Множество гостей. Услужливый Загорецкий дает Софье билет на завтрашний спектакль, который, по его словам, он раздобыл с величайшим трудом. Платон Михайлович рекомендует Загорецкого Чацкому: «Отъявленный мошенник, плут: Антон Антоныч Загорецкий. При нем остерегись, переносить горазд, и в карты не садись: продаст». Загорецкого, впрочем, такая рекомендация ничуть не смущает.

Явл. 10

Приезжает Хлестова с арабкой-девкой, которую ей в свое время подарил Загорецкий, «мастер услужить», которого, впрочем, сама Хлестова считает «лгунишкой, картежником и вором».

Явл. 11

Входит Фамусов, который очень ждет Скалозуба.

Явл. 12

Появляются Скалозуб и Молчалин. Хлестовой не нравится неотесанный служака Скалозуб, но она в восторге от своевременной услужливости Молчалина.

Явл. 13

В разговоре с Софьей Чацкий отмечает, как умело Молчалин сглаживает напряженные ситуации — «Молчалин! — Кто другой так мирно все уладит! Там моську вовремя погладит, тут впору карточку вотрет!» Чацкий уходит.

Явл. 14

В разговоре с Г. N. Софья роняет, будто ей кажется, что Чацкий сошел с ума.

Явл. 15

Г. N. передает эту новость Г. D.

Явл. 16

Г. D. сообщает Загорецкому, что Чацкий не в своем уме.

Явл. 17 и 18

Загорецкий передает историю с новыми подробностями Графине-внучке.

Явл. 19

Загорецкий пересказывает новость наполовину глухой Графине-бабушке. Ta решает, что Чацкий преступник.

Явл. 20

Графиня-бабушка передает глухому Тугоуховскому новость — Чацкого забирают в солдаты.

Явл. 21

Все гости обсуждают сумасшедствие Чацкого. Каждый припоминает, что речи Чацкого и раньше казались им безумными. Фамусов: «Ученье — вот чума, ученость — вот причина, что нынче пуще, чем когда, безумных развелось людей, и дел, и мнений», «Уж коли зло пресечь: забрать все книги бы да сжечь». He верит только Платон Михайлович.

Явл. 22

Появляется Чацкий. В разговоре с Софьей описывает сцену в соседней комнате. «Французик из Бордо», полное ничтожество, приехал в «варварскую» Россию и обнаружил, что он здесь, как дома — «Ни звука русского, ни русского лица», и «чувствует себя здесь маленьким царьком». Чацкий добавляет: «Ах! Если рождены мы все перенимать, хоть у китайцев бы нам несколько занять премудрого у них незнанья иноземцев. Воскреснем ли когда от чужевластья мод? Чтоб умный, бодрый наш народ хотя по языку нас не считал за немцев».

Действие 4

Явл. 1

Разъезд гостей. Графиня-внучка недовольна приглашенными — «Какие-то уроды с того света, и не с кем говорить, и но с кем танцевать».

Явл. 2

Уезжают Платон Михайлович и Наталья Дмитриевна. Платон Михайлович терпеть не может балов и ездит на них только в угоду жене. Платон Михайлович: «Бал вещь хорошая, неволя-то горька; и кто жениться нас неволит!»

Явл. 3

Лакей никак не может найти карету Чацкого. Чацкий очень разочарован проведенным вечером.

Явл. 4

Прибегает Репетилов. Преувеличенно радуется встрече с Чацким. Громогласно кается в том, что раньше жил неправедно, чем очень раздражает Чацкого. Репетилов только что из Английского клуба, где знается с «умнейшими людьми», зовет Чацкого поехать с ним, говорит, что это «государственное дело», но оно «вот видишь, не созрело». Репетилов сообщает «по секрету» Чацкому про «общество и тайные собранья по четвергам. Секретнейший союз…» Чацкий пытается отвязаться, собирается домой, говорит, что ему неинтересно в клубе — «шумите вы? И только?» Репетилов рассказывает об «умнейших людях» — князе Григории, во всем подражающем англичанам, сочинителе Удушьеве, который помещает в журналах «отрывок, взгляд и нечто», и других членах клуба, о которых «не знаешь, что сказать». О себе Репетилов сообщает: «Способностями бог меня не наградил, дал сердце доброе, вот чем я людям мил. Совру — простят».

Явл. 5

Входит Скалозуб, и Репетилов тут же переключается на него, зовет в клуб. Скалозуб отвечает, что всех «умнейших людей» следовало бы «в три шеренги построить». Репетилов рассказывает, как он женился: заискивал перед родителями невесты, проигрывал им большие суммы в карты, но его ожиданья не оправдались: «Приданого взял — шиш, по службе — ничего».

Явл. 6

Место Скалозуба заступает Загорецкий, который сообщает Репетилову, что Чацкий повредился в уме.

Явл. 7

Все обсуждают сумасшедствие Чацкого. Репетилов поначалу не верит, но общество его убеждает.

Явл. 8

Хлестова надеется, что Чацкого вылечат.

Явл. 9

Репетилов остается один, затем уезжает в неизвестном направлении.

Явл. 10

Чацкий узнает, что о нем пущен нелепый слух — «Поверили глупцы, другим передают, старухи вмиг тревогу бьют — и вот общественное мненье». Чацкий обнаруживает, что Софья назначила свидание Молчалину, и решает проследить за ними.

Явл. 11

Лиза зовет Молчалина к Софье.

Явл. 12

Молчалин заигрывает с Лизой, говорит, что в Софье не видит «ничего завидного» и добавляет: «Мне завещал отец: во-первых, угождать всем людям без изъятья — хозяину, где доведется жить, начальнику, с кем буду я служить, слуге его, который чистит платья, швейцару, дворнику, для избежанья зла собаке дворника, чтоб ласкова была». Пытается обнять Лизу. Софья застает их и велит Молчалину убираться из дома. Из-за колонны появляется Чацкий. Молчалин прячется в своей комнате.

Явл. 13

Чацкий откровенно говорит Софье, что ее любовь к Молчалину недорого стоила. Чацкий: «Людей с душой гонительница, бич! Молчалины блаженствуют на свете».

Явл. 14

Появляется Фамусов со слугами, видит Софью и Чацкого наедине и решает, что у них тайное свидание. Бесстыдницу-дочь он решает отправить «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов». Чацкому запрещает появляться у себя в доме. Чацкий говорит, что жестоко обманулся в Софье, напрасно расточал нежные слова, советует ей помириться с Молчалиным, из которого получится отличный «муж-мальчик, муж-слуга». Уверяет Фамусова, что не собирается к ним свататься. Чацкий:

Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,
В любви предателей, в вражде неутомимых,

Рассказчиков неукротимых,
Нескладных умников, лукавых простяков,
Старух зловещих, стариков,
Дряхлеющих над выдумками, вздором, —

Безумным вы меня прославили всем хором.
Вы правы: из огня тот выйдет невредим,
Кто с вами день пробыть успеет,
Подышит воздухом одним,
И в нем рассудок уцелеет.
Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.
Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,
Где оскорбленному есть чувству уголок!..
Карету мне, карету!

Явл. 15

После отъезда Чацкого Фамусов беспокоится только об общественном мнении: «Ах! Боже мой! Что станет говорить Княгиня Марья Алексевна!»

lit-helper.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о