Генрих григорьевич ягода биография – Ягода, Генрих Григорьевич — Википедия

Содержание

Ягода Генрих Григорьевич, глава НКВД: биография

Генрих Ягода был наркомом внутренних дел СССР в 1934-1936 гг. Он стал одним из «отцов-основателей» сталинского ГУЛАГа и организатором массовых репрессий того периода. В годы Большого террора он сам оказался в числе жертв НКВД. Ягоду обвинили в шпионаже и подготовке государственного переворота и в конце концов расстреляли.

Ранние годы

Генрих Ягода происходил из польских евреев. Его настоящее имя – Енох Гершевич Иегуда. Революционер родился 19 ноября 1891 года в Рыбинске – городе, расположенном в Ярославской губернии. Уже через несколько месяцев после появления на свет ребенка семья перебралась в Нижний Новгород.

Ягода Генрих Григорьевич был родственником другого известного большевика – Якова Свердлова, приходясь ему троюродным братом. Их отцы работали типографщиками и мастерили печати и штампы, которые революционеры использовали при подделке документов. У Генриха было пять сестер и два брата. Его семья жила бедно. Тем не менее мальчик (после еще одного переезда) окончил Симбирскую гимназию.

В типографии Ягоды – Свердлова бывали большевики самого разного калибра. Например, туда заходил Николай Семашко – будущий ленинский нарком здравоохранения. Нижний Новгород также был родиной Максима Горького (они подружились с Генрихом накануне революции).

«Сыч»

Ключевым событием, после которого кардинально изменилась жизнь мальчика, стало убийство его старшего брата Михаила. В этом смысле Ягода Генрих Григорьевич был похож на Ленина. Михаила зарубили казаки во время революции 1905 года. Печальная участь ждала и другого брата, Льва. Он по призыву попал в армию Колчака, а в 1919 году был расстрелян за участие в восстании в своем полку. Но именно гибель Михаила, случайно оказавшегося на баррикадах, сделала из Генриха революционера.

Повзрослев, Ягода в качестве анархиста-коммуниста стал участвовать в нелегальной революционной деятельности. Царские жандармы прозвали его «Сычом» и «Одиноким» (за затравленный и нелюдимый вид).

В 1911 году революционер прибыл в Москву. По заданию товарищей он должен был наладить контакты с местными единомышленниками и помочь в организации ограбления банка. Неопытный в конспирации, будущий нарком внутренних дел СССР, попался в руки полиции. В определенном смысле ему повезло. У подозрительного молодого человека нашли только фальшивые документы. Как еврей, он, очутившись без разрешения в Москве, нарушил закон о черте оседлости. Ягоду судили и приговорили к двухлетней ссылке в Симбирск.

В Петербурге

В 1913 году в честь празднования 300-летия правления династии Романовых в России была объявлена широкая политическая амнистия. Благодаря ей Ягода чуть раньше положенного очутился на свободе. Ссылка в Симбирск закончилась, и революционер уже легально переехал в Санкт-Петербург. Для этого он формально отказался от иудаизма и перешел в православие (черта оседлости действовала по конфессиональному, а не национальному признаку).

Ягода Генрих Григорьевич и религия не имели ничего общего. Тем не менее по закону он не имел права считаться атеистом и только поэтому перешел в лоно православной церкви.

В Петербурге Ягода познакомился с Николаем Подвойским, после революции ставшим первым народным комиссаром вооруженных сил. Благодаря его помощи революционер стал работать в страховом отделе на Путиловском заводе. Подвойский также был шурином чекистов Арбузова и Кедрова: он открыл своему протеже целый новый мир возможностей.

В 1915 году Ягода Генрих Григорьевич был призван в царскую армию, после чего отправился на фронт Первой мировой войны. Он дослужился до звания ефрейтора, однако был ранен и вскоре демобилизован. В 1916 году Генрих вернулся в Петроград.

Революция и ВЧК

После Февральской революции Ягода работал в газетах «Деревенская беднота» и «Солдатская правда». Летом 1917 года он вступил в партию большевиков. Позже станет лгать, что присоединился к ним еще в 1907-м, однако эта выдумка была опровергнута исследованиями историков.

Во время октябрьских событий Ягода находился в гуще событий в Петрограде. В 1918 году он начал свою карьеру в ВЧК-ОГПУ. Сначала чекист работал в военной инспекции. Затем родственник Свердлов и Дзержинский перевели его в Москву.

Так Ягода Генрих Григорьевич попал в Особый отдел. Он был особенно близок с Вячеславом Менжинским. Когда умер Дзержинский, последний возглавил ВЧК-ОГПУ, а Ягода стал его заместителем. Более того, с началом болезни начальника удачливый карьерист приступил к фактическому управлению силовым ведомством.

Сомнительные заработки

Еще в 1919-1920 гг. Ягода успел поработать в наркомате внешней торговли. Там он наладил выгодное сотрудничество с сотрудником спецслужб Александром Лурье и стал зарабатывать на комиссионных от иностранных концессий. Эти двое забирали себе все, что плохо лежало. Дело было в том, что наркомат внешней торговли с самого своего основания оказался тесно связанным с ЧК. Органы государственной безопасности конфисковывали ценности, а ведомство Лурье продавало это добро за границу за валюту.

Ягода Генрих Григорьевич, биография которого говорит о нем как о глубоко алчном и жадном человеке, в этом смысле заметно отличался от принципиальных Дзержинского и Менжинского. Коррумпированность чекиста нравилась Сталину. Когда тот на рубеже 20-30-х гг. боролся за единоличную власть, он заручился поддержкой Ягоды. Ни тот ни другой не прогадали. Ягода поставил на человека, в итоге ставшего диктатором, а Сталин, зная о мошеннической репутации Ягоды, теперь мог шантажировать того, требуя лояльности.

Вождь и нарком

Несмотря на преданность подчиненного советскому вождю, их отношения сложно назвать идеальными. В конце 1920-х Сталин вообще был достаточно холоден к Ягоде, так как протекцию тому оказывал Яков Свердлов, а между Свердловым и Сталиным даже посторонним еще со времен турукханской ссылки чувствовалась заметная напряженность. Бумаги чекиста к шефу составлялись с осторожностью, если не со страхом.

Серьезной проблемой для Ягоды после установления сталинской диктатуры стала его старая дружба с Бухариным. Тот даже упомянул главу ОГПУ как единственного чекиста, на которого можно рассчитывать в борьбе против Сталина. В то же время Ягоду отличала неудержимость в исполнении приказов, трудолюбие и поведение согласного на любое преступление палача. Сталин нашел другого столь же энергичного и исполнительного человека в НКВД только через несколько лет. Им оказался Николай Ежов. Но в начале тридцатых годов Сталин по необходимости терпел Ягоду и выстраивал работу именно с ним.

Нарком внутренних дел

Ягоде не хватало эрудиции Менжинского и фанатизма Дзержинского. Сам он однажды скромно назвал себя «сторожевым псом на цепи». В дружеской компании во время обильных возлияний он любил неумело декламировать стихи, но в работе ему не хватало творческого таланта. Частные письма Ягоды были пропитаны невыразительностью и сухостью. В столице он оказался неловким провинциалом и всегда завидовал партийным деятелям, отличавшимся большей лощеностью и раскрепощенностью. Но именно такого человека Сталин на некоторое время поставил руководить чекистами всей страны.

В 1934 году был создан новый народный комиссариат НКВД, а нарком внутренних дел СССР Ягода также получил контроль над Главным управлением государственной безопасности. Он возглавил еще более разросшуюся репрессивную государственную машину, которую Сталин готовил к новым кампаниям по борьбе с противниками его режима.

В новом качестве Ягода занялся созданием и организацией работы ГУЛАГа. Советский Союз в течение непродолжительного срока покрыла сеть лагерей, ставших важнейшей частью сталинской экономической системы и одним из двигателей форсированной индустриализации. Под непосредственным руководством наркома велась главная гулаговская стройка того времени – возведение Беломор-Балтийского канала. Для правильного с идеологической точки зрения освещения событий Ягода организовал поездку туда Максима Горького. Кстати, именно народный комиссар поспособствовал возвращению писателя в СССР (до того он несколько лет жил на итальянском острове Капри).

На этом отношения Ягоды с писательским цехом не заканчивались. Как глава политической полиции, он, безусловно, следил за лояльностью творческой интеллигенции к власти. Кроме того, женой Ягоды была Ида Леонидовна Авербах. Ее брат Леопольд являлся одним из самых растиражированных критиков и литераторов своего времени. У Иды и Генриха был один сын – также Генрих (или Гарик, как его называли в семье). Мальчик родился в 1929 году. Нарком любил компанию писателей, музыкантов и артистов. Они пили хороший алкоголь, общались с красивыми женщинами, то есть вели тот образ жизни, о котором мечтал сам чекист.

Бывали у Ягоды и профессиональные неудачи. К примеру, именно он разрешил бывшему главе царской полиции Лопухину отправиться во Францию. Тот стал невозвращенцем. В 20-30-е количество перебежчиков стабильно росло. Сталина буквально каждый случай приводил в бешенство. Он упрекал Ягоду в невнимательности, даже если беглец не обладал никакими особенными знаниями и был рядовым интеллигентом.

Приближение опасности

В 1935 году Ягода получил новое звание, которое до того еще никому не присваивалось. Теперь он был известен как «генеральный комиссар государственной безопасности». Такая исключительная привилегия стала признаком особенной сталинской милости.

Советский вождь как раз как никогда нуждался в услугах преданного главы НКВД. В 1936 году прошел первый московский процесс. На этом показательном суде судили давних соратников Сталина по партии большевиков Зиновьева и Каменева.

Под пресс репрессий попали и другие революционеры, которые в свое время работали непосредственно вместе с Лениным и не относились к их гонителю как к непререкаемому авторитету. Одним из этих людей был Михаил Томский. Он не стал дожидаться суда и покончил с собой. В записке, направленной Сталину, он упомянул Ягоду в том смысле, что тот также принадлежал к партийной оппозиции, над которой тогда и учинялась расправа. Нарком оказался в смертельной опасности.

Арест

Осенью 1936 года Ягода получил новое назначение и стал главой наркомата связи. Последний удар по нему был отложен. Опала превратилась в долгое мучительное ожидание. Хотя внешне снятие с поста наркома внутренних дел и назначение на другую должность выглядело вроде бы и как эпизод успешной карьеры, едва ли Ягода не мог не понимать, к чему все идет. Тем не менее он не смел отказать Сталину и согласился на новое место работы.

В наркомате связи опальный чекист пробыл немного. Уже в начале 1937 года он лишился и этого поста. Более того, незадачливого наркома исключила из своих рядов ВКП(б). На февральском пленуме ЦК он был подвергнут жесткой критике за несостоятельность своего ведомства.

28 марта Ягода был арестован своими же недавними подчиненными. Атакой на лишенного власти вчерашнего небожителя руководил новый нарком НКВД Николай Ежов. Эти двое, несмотря на собственный антагонизм, стали для истории фигурами одного ряда. Именно Ежов и Ягода были непосредственными исполнителями широкомасштабных сталинских репрессий 1930-х гг.

Во время обыска у уволенного наркома связи обнаружили запрещенную троцкистскую литературу. Вскоре последовало обвинение в шпионаже, подготовке покушения на Сталина, планировании государственного переворота. Следствие связало Ягоду с Троцким, Рыковым и Бухариным – теми самими людьми, преследованиям которых он недавно активно способствовал. Заговор был охарактеризован как «троцкистско-фашистский». К обвинениям присоединились многолетние коллеги Ягоды – Яков Агранов, Семен Фирин, Леонид Заковский, Станислав Реденс, Федор Эйхманс и т. д. Все они характеризовали подследственного как человека недостойного и ограниченного, противопоставляли его образованному и принципиальному Менжинскому.

Супруга Ягоды также подверглась репрессиям. Первым делом ее уволили с работы в прокуратуре, а затем арестовали в качества члена семьи врага народа. Иду Авербах вместе с сыном и матерью сослали в Оренбург. Вскоре женщину расстреляли.

Помимо всего прочего, Ягоду обвинили в убийстве Максима Пешкова – сына Максима Горького (на самом деле тот умер от воспаления легких). Якобы расправа произошла по личным причинам. Ягода действительно был влюблен в Надежду Пешкову – вдову Максима. В убийстве также обвинили секретаря главного советского писателя Петра Крючкова.

Расстрел

Дело Ягоды стало частью одного общего третьего московского процесса (официально он назывался Процессом антисоветского «право-троцкистского блока»). Публичный суд прошел весной 1938 года. Он сопровождался крупной государственной пропагандистской кампанией в прессе. В газетах печатались открытые письма самых разных публичных и обычных людей, в которых те клеймили предателей Родины, предлагая расстрелять «как бешеных собак» и т. д.

Ягода попросил (и просьба была удовлетворена), чтобы вопрос о его отношениях с Надеждой Пешковой и убийстве Максима Пешкова рассматривался в отдельном порядке на закрытом заседании. Ключевые же эпизоды о шпионаже и измене рассматривались открыто. Ягоду допрашивал прокурор и гособвинитель Андрей Вышинский – главное действующее лицо московских процессов.

13 марта 1938 года подсудимого признали виновным и приговорили его к расстрелу. Цепляясь за жизнь, Ягода написал прошение о помиловании. Оно было отклонено. 15 марта бывшего наркома внутренних дел расстреляли. В отличие от остальных фигурантов процесса, Ягода так и не был реабилитирован.

fb.ru

Генрих Ягода - фото, глава НКВД, биография, личная жизнь, причина смерти

Генрих Ягода: биография

Генрих Ягода – человек, одного имени которого в середине 30-х годов XX века боялись как сопартийцы в верхушке власти, так и обычные люди. Он основал ГУЛАГ, ставший символом репрессивной системы, и заложил фундамент для грядущих массовых расправ над неугодными. Однако ни заслуги перед Партией, ни высокий чин не спасли наркома от порожденного им же самим молоха тоталитаризма.

Детство и юность

Енох Гершенович Ягода – таково настоящее имя наркома – родился 7 ноября 1891 года в российском городе Рыбинске. За год до рождения мальчика семья переехала туда из Симбирска (сегодня город называется Ульяновском), чтобы в 1896 году вернуться обратно. Семья Ягоды была еврейской и, по традиции тех времен, многодетной – кроме Генриха у родителей было еще 2 сына и 5 дочерей.

Генрих Ягода в молодости

В Симбирске Ягоды прожили недолго и не позднее 1902 года перебрались в Нижний Новгород. Гершен Ягода работал ювелиром (по другим сведениям – печатником-гравером), мать семейства, обремененная 8 детьми, была домохозяйкой. Генрих, окончив школу, устроился на работу статистиком.

Когда началась Первая мировая война, Ягоду призвали на фронт, где он прослужил сначала рядовым, а затем ефрейтором до конца 1916 года. Получив ранение, демобилизовался и вновь устроился работать в рабочую кассу, позднее – в отдел статистики Союза городов.

Революция и политическая деятельность

Революционные идеи были свойственны всей семье Генриха, так что к ним он приобщился еще в молодости. Отец еще в 1904 году дал согласие на размещение в квартире Ягод подпольной типографии, а будущий глава НКВД активно участвовал в ее работе.

Нарком Генрих Ягода

Вовлеченность сыновей в дело революции в 1905 году принесла в семью горе – во время восстания в Сормове был убит 15-летний Михаил Ягода, старший брат Генриха. В 1907-м в серьезные игры ввязался и сам юноша: по сведениям Московского охранного отделения, он входил в состав анархо-коммунистов Нижнего Новгорода. Причем задачу Генриху дали серьезную – выйти на московских товарищей по убеждениям для дальнейшего планирования ограбления банка.

В 1912 году Ягода был задержан в Москве из-за проблемной национальности. Юноша жил в городе по поддельному паспорту, тогда как евреям жить в бывшей столице воспрещалось – лица иудейского вероисповедания за редкими исключениями имели право селиться только в чертах оседлости. Неизвестно, что именно насторожило жандармов, но, возможно, это была внешность Генриха – с фото того периода на потомков смотрит классический еврейский юноша.

Генрих Ягода в кабинете

В процессе разбирательств была получена информация о революционных связях Ягоды, и его на 2 года отправили в ссылку в Симбирск, но позже ввиду амнистии срок сократили до года. Вернувшись домой, Ягода перешел в православие и благодаря этому получил возможность жить в столице дореволюционной России, Петрограде.

Когда в 1917 году в городе началась революция, Генрих стал ее активным участником, а также в течение года работал редактором газеты «Деревенская беднота». Когда именно Ягода вступил в Партию, доподлинно не известно. Сам он в автобиографии указал 1907 год, но по сведениям его зама, Меера Трилиссера, это произошло только в 1917-м.

Генрих Ягода с сослуживцами

Политическая карьера революционера быстро пошла в гору. Начав с работы в ЧК Петрограда, уже в 1919-м он служил в Высшей военной инспекции РККА. Там Ягода был замечен Феликсом Дзержинским и переведен в Москву, в Народный комиссариат внешней торговли.

Следующим в биографии местом службы стал особый отдел ВЧК, с 1920 года Генрих Григорьевич являлся членом коллегии Государственного политического управления. Через 3 года дослужился до 2-го зампреда ОГПУ, а после смерти Дзержинского занял пост сменившего его Вячеслава Менжинского и стал начальником Секретно-оперативного управления.

Генрих Ягода, Вячеслав Менжинский и Феликс Дзержинский

В период борьбы внутри партии Ягода выступал на стороне Иосифа Сталина и в октябре 1927 года был руководителем разгона антисталинских демонстраций. В начале 1930-х Генрих Григорьевич начал курировать строительство Беломорканала, которое преимущественно велось силами заключенных ГУЛАГа, также созданного благодаря стараниям Ягоды. Заключенные сложили о нем песню (неизвестно, по доброй воле или во избежание очередных репрессий) со словами:

«Сам Ягода ведет нас и учит, зорок глаз его, крепка рука!».

Тем временем соратники по партии оценивали труды коллеги иначе, пустив в ход частушку

«Ты не больно хорохорься,
Коммунист без года.
Скоро спесь с тебя собьет
Геничка Ягода»

В 1933 году Генрих Григорьевич вплотную занялся вопросами арестов и поисков вредителей в наркоматах СССР. По делам, в разработке которых он участвовал, было арестовано порядка 100 аграриев, 40 из них расстреляли. По вопросам шпионажа из 23 арестованных к высшей мере был приговорен 21 человек.

Генрих Ягода на трибуне

Уже тогда осужденные замы наркома земледелия писали Сталину из лагерей, что Ягода вел следствие с применением незаконных методов. О том же упоминал в письмах уцелевший в охоте за шпионами Александр Ревис. Дело могло пойти в ход – Комиссия Политбюро признала претензии соответствующими реальности. Однако после убийства Сергея Кирова этим вопросом более никто не занимался, а Генрих Григорьевич в 1934 году стал членом ЦК ВКП(б).

Когда в 1934 году создали НКВД, наркомом внутренних дел СССР назначили Ягоду, который в то время неожиданно начал придерживаться гуманистического мировоззрения и заявлял, что пришло время прекратить расстрелы. Впрочем, это не помешало Генриху стать одним из организаторов процессов по убийству Кирова – выбора у наркома не было, на этом настаивал лично товарищ Сталин.

Генрих Ягода и Никита Хрущев

В 1935 году Ягода получил звание генерального комиссара госбезопасности, а позже руководил процессом против Льва Каменева и Григория Зиновьева. Однако нарком в вопросах внутрипартийной борьбы стоял на позициях, близких к мнениям Николая Бухарина и Алексея Рыкова. Это было неосторожно – Сталин считал этих двоих опасными для себя, мужчина потерял доверие великого Вождя.

Сначала Генриха Григорьевича в 1936 году сняли с должности и сделали наркомом связи, затем лишили и этого поста, а также исключили из ВКП(б). Конец Ягоды стал вопросом времени.

Арест и судебное разбирательство

4 апреля 1937 года Генриха Ягоду арестовали по обвинению в антигосударственной деятельности и уголовных преступлениях. Затем вменили в вину связи со Львом Троцким, Николаем Бухариным и Алексеем Рыковым, также арестованным по делу о троцкистско-фашистском заговоре в наркомате внутренних дел.

Нарком Генрих Ягода

В ходе Третьего Московского процесса Ягода категорически отрицал еще одного вменяемое преступление – шпионаж, однако сознался, что прикрывал участников заговора и признал себя изменником Родине.

Расстрел

13 марта 1937 года Генриху Ягоде вынесли приговор: смертная казнь через расстрел. В тщетной попытке спасти жизнь осужденный молил Сталина о помиловании, но прошение было отклонено. 15 марта 1938 года Генрих Григорьевич Ягода был казнен в Лубянской тюрьме. Причиной смерти, очевидно, стало пулевое ранение.

Документальный фильм о Генрихе Ягоде

В посмертной реабилитации Ягоде было отказано – Верховный Суд Российской Федерации окончательно постановил это 2 апреля 2015 года. Правозащитники решение поддержали – было бы странно реабилитировать человека, на чьей совести инициация процесса репрессий.

Личная жизнь

Генрих Ягода был женат на троюродной племяннице Иде Авербах, в 1929 году родился сын Генрих (Гаррик). Жена первого наркома НКВД была юристом и, пока супруг был в милости у Сталина, работала в прокуратуре.

Генрих Ягода и его жена Ида Авербах

После ареста и расстрела Ягоды женщина разделила судьбу многих родственников репрессированных: сначала была на 5 лет сослана в Оренбург, затем, после пересмотра дела, отправлена в Темниковский концлагерь, а в июне 1938-го расстреляна. В отличие от мужа Иду Авербах посмертно реабилитировали.

Сын Гаррик взял фамилию матери, чтобы избежать преследований. После смерти родителей воспитывался в детдоме, в 1949 году попал в лагерь, откуда освободился уже после смерти Сталина. В целом после расстрела наркома от репрессий пострадали 15 его родственников.

Генрих (Гарик) Ягода, сын Генриха Ягоды

Имеются сведения, что в личной жизни Ягода себя не ограничивал и имел множество любовниц. В их число входила и Надежда Пешкова, невестка Максима Горького, с которым Генрих Григорьевич дружил еще с дореволюционных времен.

Помимо этого, у наркома были специфические коллекционные интересы – при обыске у Ягоды было изъято солидное количество порнографических материалов.

Генрих Ягода и Максим Горький

Что касается внешности наркома, то в Интернете есть сведения о необычайно малом росте Генриха – 146 см. Однако с фактами эта информация расходится. На фото со стройки канала Москва–Волга Ягода стоит рядом с Никитой Хрущевым, а его рост составлял порядка 160 см. Видно, что Генрих Григорьевич выше Хрущева, и это позволяет сделать вывод, что настоящий рост Ягоды скорее ближе к 170 см.

Подробнее узнать о первом наркоме НКВД можно из документальных фильмов «Особая папка. Хозяин Лубянки: Генрих Ягода», «Тайны века. Генрих Ягода: Падение маршала Лубянки» и посвященной ему 34-й серии «Исторических хроник с Николаем Сванидзе».

Награды

  • 1922 - Знак "Почетный работник ВЧК-ГПУ (V)"
  • 1927 - "Орден Красного Знамени"
  • 1930 - "Орден Красного Знамени"
  • 1932 - "Орден Трудового Красного Знамини РСФСР"
  • 1932 - Знак "Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)"
  • 1933 - Знак "Почетный работник РКМ"
  • 1933 - "Орден Ленина"

Фото

24smi.org

Ягода Генрих Григорьевич

Биография Генриха Григорьевича Ягоды

Содержание статьи:

Ягода Генрих Григорьевич (при рождении: Енох Гершонович Иегуда) (рожд. 7 (19) ноября 1891 г. – смерть 15 марта 1938 г.) — нарком внутренних дел СССР ( 1934—1936 гг.), советский государственный и политический деятель, один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД) и организатор сталинских репрессий.

Происхождение. Ранние годы

Генрих Ягода родился 20 ноября 1891 г. в Рыбинске в еврейской ремесленной семье. Его отец, Гершон Фишелевич Ягода, был печатник-гравер. Кроме Еноха, в семействе было 2 сыновей и 5 дочерей. Отец Ягоды приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, проживавшему в Нижнем Новгороде. В скором времени после рождения Еноха семья перебралась в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников.

Семья была связана с социал-демократами. 1904 год — Гершон Ягода дал согласие на то, чтобы у него в квартире разместили подпольную типографию Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Енох принимал участие в работе подпольной типографии. 1905 год, декабрь — во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове, рабочей слободе под Нижним Новгородом, погиб старший брат Михаил.

По агентурным сведениям Московского охранного отделения, в 1907—1908 гг. принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов. 1911 год — Генриху Ягоде поручили: связаться с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

1912 год, лето — Ягода был задержан в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некоего Галушкина у своей сестры Розы – члена партии анархистов. Суд вынес приговор, два года ссылки в Симбирске, где у деда был свой дом. Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это дало возможность Генриху уже летом 1913 г. не только возвратиться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему довелось принять православие и формально отказаться от иудаизма.

1915 год — Генрих Ягода был призван в армию и отправлен на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора. Осенью 1916 г. был ранен.

Учетная карточка Г. Ягоды, 1912 год

Революционная деятельность

Принимал участие в Октябрьской революции в Петрограде.

С ноября 1917 г. по апрель 1918 г. – был ответственным редактором газеты «Крестьянская беднота».

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. 1918–1919 гг. — сотрудник Высшей Военной инспекции РККА. 1919 год — по протекции Свердлова и Дзержинского был переведен в Москву.

1919–1920 гг. — член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. 1920 год — член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года – второй заместитель председателя ОГПУ, с июля 1926 г. – первый. Председателем был Менжинский, который часто болел, и Ягода фактически возглавил ОГПУ.

Во внутрипартийной борьбе поддержал Сталина. Генрих Григорьевич уверенно делал блестящую карьеру. Но вот данные бывшего сотрудника личной охраны «вождя народов», бывшего военного коменданта ГАБТа, в те времена основного места проведения всех партийных съездов и ответственных мероприятий советской власти, старого чекиста А. Рыбина — по мнению Рыбина, властолюбивый Ягода отравил председателя ОГПУ Менжинского, чтобы самому занять его место. Менжинский скончался в 1934 г. В июле того же года по постановлению ЦИК СССР органы государственной безопасности вошли в состав НКВД СССР, руководить которым было поручено Ягоде.

Ягода с женой Идой Авербах, 30 сентября 1922 год

Под руководством Ягоды был учрежден ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей), началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключенных. В честь его заслуг по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде 30-ти метровой пятиконечной звезды, внутри которой был гигантский бронзовый бюст Ягоды. В начале 1930-х годов в ГУЛАГе содержалось приблизительно 200 тыс. человек. Всего за годы существования системы ГУЛАГ через него прошли 15–18 миллионов человек. Из них умерло в лагерях около 1,5 миллиона.

Генрих Григорьевич официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». 1935 год — Ягоде первому присвоили звание «Генеральный комиссар госбезопасности».

Принимал активное участие в организации судебных процессов над «убийцами» Кирова, «Кремлевского дела». 1936 год, август — состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.

Максим Горький и Г. Ягода

Арест

1936 год, сентябрь — начинается понижение Ягоды. Его снимают с поста наркома внутренних дел,  который занял вместо него главный «герой» Большого Террора Н. Ежов, а Ягоду назначают наркомом связи. 1937 год, апрель — снят и с этого поста, исключен из ВКП(б). 4 апреля — в центральных газетах Советского Союза было опубликовано официальное сообщение за подписью председателя Президиума ЦИК СССР Калинина, в котором говорилось: «Ввиду обнаруженных преступлений уголовного характера народного комиссара связи Г.Г. Ягоды Президиум ЦИК СССР постановляет <…> передать дело следственным органам». 1937 год, 5 апреля — был арестован. При обыске в доме Ягоды нашли множество порнографических предметов, женской одежды и даже резиновый фаллос.

Первоначально Ягода был обвинен в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», потом еще обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Генриха Григорьевича обвинили в том, что Менжинский был умерщвлен в результате неправильного лечения по его приказу по заданию правотроцкистского блока.

Его жену Иду Авербах (племянницу Свердлова) уволили из прокуратуры и 9 июня 1937 г. арестовали «как член семьи осужденного НКВД СССР». Вместе с матерью и 7-и летним сыном ее отпрвили в ссылку в Оренбург сроком на 5 лет, позже расстреляли.

1938 год, февраль — Ягода предстал на Третьем московском процессе как один из основных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил: «Нет, в этом я не признаю себя виноватым. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки».

На вопрос государственного обвинителя Вышинского, о чем он сожалеет, Ягода ответил: «Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял».

Г.Ягода, А.Егоров, К.Ворошилов, М.Тухачевский и Я.Гамарник

Расстрел

В последнем слове Ягода свою вину признал, но вместе с этим заявил, что никогда не входил в состав руководства „правотроцкистского блока“. По словам подсудимого, его только ставили в известность о решениях центра и требовали неукоснительного их исполнения.

Завершая свое последнее в жизни выступление, он произнес знаменательную фразу:

„Граждане судьи! Я был руководителем величайших строек — каналов. Сейчас эти каналы являются украшением нашего времени. Я не смею просить пойти работать туда хотя бы в качестве исполняющего самые тяжелые работы…“ Но даже и там места ему не нашлось. На рассвете 13 марта 1938 г. суд вынес приговор. Подсудимый Генрих Ягода был признан виновным, и приговорен к высшей мере наказания, подлежал расстрелу.

Последней попыткой ухватиться за соломинку было прошение о помиловании, в котором Ягода написал: „Вина моя перед родиной велика. Не искупить ее в какой-либо мере. Тяжело умереть. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь“.

Президиумом Верховного Совета СССР прошение было отклонено. Приговор был приведен в исполнение в подвале того же большого дома на Лубянке, где осужденный когда-то чувствовал себя полновластным хозяином…

2015 год, апрель — Верховный суд России отказался реабилитировать его, сославшись на совершенные им многочисленные преступления.

 

 


 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Генрих Григорьевич Ягода - биография и семья

Биография

Ранние годы

Родился 7 (20) ноября 1891 года в Рыбинске, в еврейской ремесленной семье. Его отец, Гершон Фишелевич Ягода, был печатником-гравёром. Кроме Еноха, в семье было двое сыновей: Михаил и Лев и пять дочерей.

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды, Гирш Филиппович, приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившему в Нижнем Новгороде. Впоследствии Ягода женился на Иде Леонидовне Авербах (дочери родной сестры Якова Свердлова Софьи Михайловны), своей троюродной племяннице. У них был сын Гарик (род. 1929). Братом Иды Авербах был советский литератор Леопольд Авербах.

Вскоре после рождения Еноха семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников. Живя в Нижнем Новгороде, познакомился с Яковом Свердловым.

Семья была связана с социал-демократами. В 1904 году Гершон Ягода согласился, чтобы у него в квартире находилась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Енох участвовал в работе подпольной типографии.

В декабре 1905 году во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове погиб старший брат Михаил (1890—1905).

В 1907 году пятнадцатилетним подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. По агентурным сведениям Московского охранного отделения в 1907—1908 годах принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов. В 1911 году на Генриха Ягоду было возложено поручение: завязать сношения с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

Москва, арест. Ссылка в Симбирск (1912—1913)

Летом 1912 года 20-летнего Генриха Ягоду задержали в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некого Галушкина у своей сестры Розы — члена партии анархистов. Он был изобличён «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям». Жандармы отметили, что молодой человек имел намерение перейти в православие и устроиться на работу в старой столице. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у деда был свой дом.

Вскоре после приезда в Симбирск, ссыльный Ягода подал прошение на имя симбирского губернатора Ключарева, прося перевода к родителям в Нижний Новгород. Мотивируя просьбу, Ягода писал: «В г. Симбирске не имею личного заработка и нуждаюсь в семейной обстановке вследствие моего крайне болезненного состояния…». Губернатор оставил просьбу без внимания.

Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 года не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма.

Санкт-Петербург (1913—1917)

С 1913 года работал на Путиловском заводе.

В 1915 году Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. Осенью 1916 года получил ранение и вскоре был демобилизован. Вернулся в Санкт-Петербург.

В 1917 году сотрудничал в газете «Солдатская правда» (газета издавалась с 15 (28) апреля 1917 года по 6 марта 1918. В июле закрыта Временным правительством). К предреволюционным годам относится знакомство Ягоды с Максимом Горьким, с которым они позже поддерживали дружеские отношения.

Революция и деятельность в ВЧК-ОГПУ

Был участником Октябрьской революции в Петрограде.

С ноября 1917 года по апрель 1918 года — ответственный редактор газеты «Крестьянская беднота».

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. В 1918—1919 годы — сотрудник Высшей военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву. В 1919—1920 годы — член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года — второй заместитель председателя ОГПУ.

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. В. Сталина. Руководил разгромом антисталинских демонстраций в октябре 1927 года.

С начала 1930-х годов — заместитель председателя ОГПУ. Ягода фактически возглавлял это учреждение из-за болезни В. Р. Менжинского. 4 августа 1933 года награжден орденом Ленина (за строительство Беломорканала).

Глава НКВД

В июле 1934 г. был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К освещению этой стройки было привлечено 36 видных писателей во главе с Максимом Горьким.

Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды.

Активно участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и др.

В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева. В сентябре 1936 года снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. В апреле 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП(б).

Арест

5 апреля 1937 г. арестован НКВД «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений».

При обыске у Ягоды, согласно протоколу, были найдены фильмы, открытки, фотографии порнографического характера, резиновый искусственный половой член, троцкистская литература и др. Также две расплющенные пули, которыми были убиты Зиновьев и Каменев, с надписями. Всё это забрал к себе новый нарком НКВД Н. И. Ежов, оно было изъято при его аресте. Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем ещё обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др.

Его жена Ида Авербах была уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована «как член семьи осуждённого НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет, позже расстреляна.

Со слов драматурга Владимира Киршона, который был целенаправленно подсажен чекистами в тюремную камеру к Ягоде незадолго до вынесения приговора суда, тот вспоминал и пытался расспрашивать Киршона как о своей любовнице, невестке покойного Горького Надежде Пешковой («Тимоше»), так и о жене и сыне. Он говорил:

Ягода знал, что его обманывают, обещая устроить свидание с супругой.

«Тимоша» Пешкова была вдовой сына Максима Горького — Максима Пешкова. Обвинение в убийстве сына Горького (как и самого Горького) было предъявлено Ягоде и секретарю Горького П. П. Крючкову. Когда Ягода признал себя в этом виновным, он утверждал, что сделал это из «личных соображений» — влюблённости в Тимошу.

Судебный процесс

В феврале 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил:

На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ. На процессе произошел следующий диалог между прокурором А. Я. Вышинским и Ягодой:

На рассвете 13 марта суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу. Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал:

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта в Лубянской тюрьме НКВД.

Награды

  • Орден Ленина
  • Орден Красного Знамени (1927, 1930)
  • Орден Трудового Красного Знамени РСФСР (1932)

Память

  • Пик Ягоды — пик Кубертена (ранее пик Берии, НКВД), Памир, Таджикская ССР.

people-archive.ru

Ягода, Генрих Григорьевич — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Ягода.

Ге́нрих Григо́рьевич Яго́да (имя при рождении — Енох Гершенович Ягода[1], 7 [19] ноября 1891 года, Рыбинск, Ярославская губерния — 15 марта 1938 года, Москва) — российский революционер, советский государственный и политический деятель, один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД), нарком внутренних дел СССР (1934—1936), первый в истории «генеральный комиссар государственной безопасности» (учреждение спецзвания и присвоение его Ягоде произошли одним и тем же указом).

Биография

Ранние годы

Родился 7 (19) ноября 1891 года в Рыбинске в еврейской семье, годом ранее перебравшейся в Рыбинск из Симбирска. Его отец, Гершен Фишелевич (Григорий Филиппович) Ягода (1859—1939), уроженец Рыбинска, был мастером-ювелиром. Мать — Мария (Маса-Хася) Гавриловна Ягода (урождённая Масин-Зон, 1863—1940), уроженка Симбирска, была домохозяйкой. Кроме Генриха в семье было ещё двое сыновей — Михаил и Лев — и пять дочерей. Не позднее 1896 года семья вновь вернулась в Симбирск, а к 1902 году жила в Нижнем Новгороде.

Получив среднее образование, работал статистиком.

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды, Гершен Филиппович, приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившему в Нижнем Новгороде. Впоследствии Ягода женился на Иде Леонидовне Авербах (дочери родной сестры Якова Свердлова Софьи Михайловны), своей троюродной племяннице. У них был сын Гарик (1929—2003).

Вскоре после рождения Генриха семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников. Живя в Нижнем Новгороде, Ягода познакомился с Яковом Свердловым.

Семья была также связана с социал-демократами. В 1904 году Гершен Ягода согласился на то, чтобы у него в квартире находилась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Генрих участвовал в работе этой подпольной типографии.

В декабре 1905 году во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове погиб старший брат Михаил (1890—1905).

В 1907 году пятнадцатилетним подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. По агентурным сведениям Московского охранного отделения, в 1907—1908 годах принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов. В 1911 году на Генриха Ягоду было возложено поручение: завязать сношения с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.[2]

Москва, арест. Ссылка в Симбирск (1912—1913)

Учётная карточка, 1912 г.

Летом 1912 года 20-летнего Генриха Ягоду задержали в Москве: как еврей, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некоего Галушкина, у своей сестры Розы — члена партии анархистов. Он был изобличён «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям». Жандармы отметили, что молодой человек имел намерение перейти в православие и устроиться на работу в старой столице. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у его деда, часовых дел мастера Гавриила Львовича Масин-Зона, был свой дом.

Вскоре после приезда в Симбирск ссыльный Ягода подал прошение на имя симбирского губернатора Ключарева, прося перевода к родителям в Нижний Новгород. Мотивируя просьбу, Ягода писал: «В г. Симбирске не имею личного заработка и нуждаюсь в семейной обстановке вследствие моего крайне болезненного состояния…». Губернатор оставил просьбу без внимания[3].

Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 года не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма.[4].

Санкт-Петербург (1913—1917)

Ягода в 1915 году

С 1913 года работал на Путиловском заводе.

В 1930 году один из заместителей Ягоды — Трилиссер, старый член партии, отбывший десять лет на царской каторге, по собственной инициативе предпринял исследование биографии своего начальника. Автобиография Ягоды, написанная по требованию Оргбюро ЦК, оказалась лживой. Ягода писал, что он вступил в партию большевиков в 1907 году, в 1911 году был отправлен царским правительством в ссылку и в дальнейшем принимал активное участие в Октябрьской революции. Почти всё это было неправдой. На самом деле Ягода примкнул к партии только летом 1917 года, а до того не имел с большевиками ничего общего[5].

В 1915 году Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. Осенью 1916 года получил ранение и вскоре был демобилизован. Вернулся в Петроград.

В 1917 году сотрудничал в газете «Солдатская правда» (газета издавалась с 15 (28) апреля 1917 года по 6 марта 1918. В июле закрыта Временным правительством[6]). К предреволюционным годам относится знакомство Ягоды с Максимом Горьким, с которым они позже поддерживали дружеские отношения.

Революция и деятельность в ВЧК-ОГПУ

Был участником Октябрьской революции в Петрограде.

С 22 ноября (5 декабря) 1917 года по апрель 1918 года — ответственный редактор газеты «Деревенская беднота»[7].

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. В 1918—1919 годы — сотрудник Высшей военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву. В 1919—1920 годы — член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. C конца 1919 года по конец 1920 года управляющий делами Особого отдела ВЧК, приказ о назначении подписан И. П. Павлуновским[8]. С 1920 года член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года — второй заместитель председателя ОГПУ. Со смертью Дзержинского в июле 1926 года ОГПУ возглавил Менжинский, занимавший до того момента пост первого зампреда и будучи начальником Секретно-оперативного управления — в последней должности его сменил в июле 1927 года Ягода[9]. Из-за болезни председателя ОГПУ В. Р. Менжинского Ягода фактически возглавлял это учреждение. По утверждению А. Колпакиди, с уходом И. А. Акулова с поста первого зампреда ОГПУ эта должность оставалась вакантной и ведущую роль стал играть зампред Г. Г. Ягода.

В 1930—1934 годах являлся кандидатом в члены ЦК, с 1934 года — член ЦК ВКП(б).

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. В. Сталина. Руководил разгромом антисталинских[10] демонстраций в октябре 1927 года.

4 августа 1933 года Ягода был награждён орденом Ленина (за руководство строительством Беломорканала).

В начале 1933 году принял участие в разработке дела о вредительстве в системе Наркомата земледелия и Наркомата совхозов СССР, и о шпионско-диверсионной организации, работавшей на Японию (по делу вредителей было арестовано около 100 специалистов-аграрников во главе с заместителями наркома земледелия Ф. М. Конаром и А. М. Маркевичем, а также заместителем наркома совхозов СССР М. М. Вольфом. На суде 14 обвиняемых отказались от своих показаний. Однако 40 человек были приговорены к расстрелу, остальные осуждены на различные сроки заключения. Из 23 обвиняемых по делу шпионажа к расстрелу были приговорены 21 человек). Некоторое время спустя А. М. Маркевич написал из лагеря заявление на имя Сталина, Молотова и прокурора СССР И. А. Акулова, где указывал на незаконные методы ведения следствия:

Ягода резко оборвал меня: «Не забывайте, что вы на допросе. Вы здесь не зам. наркома. Не думаете ли вы, что мы через месяц перед вами извинимся и скажем, что ошиблись. Раз ЦК дал согласие на ваш арест, значит, мы дали вполне исчерпывающие и убедительные доказательства вашей виновности». Все следователи по моему делу добивались только признания виновности, а все объективные свидетельства моей невиновности отметали.[11]

В это же время заявление на имя заведующей бюро жалоб Комиссии советского контроля М. И. Ульяновой прислал А. Г. Ревис, один из двух нерасстрелянных фигурантов по делу о шпионаже в пользу Японии. Он также сообщил о незаконных методах ведения следствия. Комиссия Политбюро, образованная 15 сентября 1934 года для изучения обоих заявлений (и состоявшая из Кагановича, Куйбышева и Акулова), пришла к выводу о том, что заявления соответствуют истине. Ею, кроме того, были выявлены и другие случаи нарушения законности органами ОГПУ и НКВД: пыток арестованных и фабрикации дел. Комиссия подготовила проект постановления, в котором предусматривалось искоренение незаконных методов следствия; наказание виновных и пересмотр дел о Ревисе и Маркевиче. Убийство Кирова предотвратило принятие этого проекта[12].

Глава НКВД

Максим Горький и Генрих Ягода. Не ранее ноября 1935 г. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1656. Л. 9.

В июле 1934 г. был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и его важнейшую составную часть — Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

О настроениях Ягоды в тот момент свидетельствовал позднее начальник Секретно-политического отдела НКВД Г. А. Молчанов:

В 1934 г. Ягода неоднократно указывал мне на необходимость проведения более либерального курса в нашей карательной политике. Мне, например, запомнился разговор, который мы вели летом 1934 г. на водной станции «Динамо». В этом разговоре Ягода прямо мне сказал, что пора, пожалуй, прекратить расстреливать людей.[13]

Подобные заявления Ягоды являлись отражением общего курса правящей элиты на введение репрессий в рамки закона. Аналогичным образом высказывались тогда Ворошилов и Каганович[14].

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К освещению этой стройки было привлечено 36 видных писателей во главе с Максимом Горьким[15].

Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды́, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды[16].

Под давлением Сталина участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и др., однако противился фабрикации дел о подпольных антисоветских организациях. По мнению историка О. В. Хлевнюка, фактически сталинскую линию в следствиях по этим делам проводил Ежов, который вступил в заговор против наркома внутренних дел… и его сторонников с одним из заместителей Ягоды Я. С. Аграновым[17].

В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.
22 августа 1936 г. покончил с собой М. П. Томский. В постскриптуме предсмертного письма, адресованного Сталину, он писал:

Если ты хочешь знать, кто те люди, которые толкали меня на путь правой оппозиции в мае 1928 г. — спроси мою жену лично, только тогда она их назовёт.

Встретившийся с женой Томского Ежов выяснил (согласно его собственному заявлению), что Томский имел в виду Ягоду[18].

Официальная газета Дмитровлага "Перековка" с сообщением о снятии Ягоды с должности главы НКВД

В сентябре 1936 года Ягода был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. Из записки И. В. Сталина Г. Г. Ягоде от 26 сентября 1936 г.:

Тов. Ягоде.

Наркомсвязь дело очень важное. Это Наркомат оборонный. Я не сомневаюсь, что Вы сумеете этот Наркомат поставить на ноги. Очень прошу Вас согласиться на работу Наркомсвязи. Без хорошего Наркомата связи мы чувствуем себя как без рук. Нельзя оставлять Наркомсвязь в нынешнем её положении. Её надо срочно поставить на ноги.

— И. Сталин

В январе 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП(б). На февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года подвергался жёсткой критике.

4 апреля центральные газеты СССР вышли со следующим официальным сообщением за подписью председателя Президиума ЦИК СССР Михаила Калинина: «Постановлением Президиума ЦИК СССР от 3 апреля 1937 г. ввиду обнаруженных должностных преступлений уголовного характера…

1. Отрешить от должности народного комиссара связи Г. Г. Ягода.

2. Передать дело Г. Г. Ягода следственным органам»[19].

По сведениям американского историка Ричарда Спенса, Ягода сумел наладить нелегальные поставки леса из ГУЛАГа в Канаду, прибыль от которых поступала на его швейцарский счёт, который остаётся невостребованным по настоящее время (2014 год)[20].

Арест

28 марта 1937 г. арестован НКВД.

Опросом членов ЦК ВКП(б) от 31.03 — 01.04.37 года

О Ягоде.

Утвердить следующее предложение Политбюро ЦК ВКП(б):

Ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений Наркома связи Г. Г. Ягоды, совершённых в бытность его Наркомом внутренних дел, считать необходимым исключение его из партии и ЦК и санкционировать на его арест.

Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем также в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др. Протокол допроса от 28 апреля 1937 года[21].

В письме А. Х. Артузова к Н. И. Ежову (1937) дается оценка Ягоды, как человека ограниченного, недостойного по всем параметрам тех постов, которые он занимал в ОГПУ. По характеру, по интеллектуальной силе, по культуре, по образованию, по знанию марксизма Ягода — антипод В. Р. Менжинского.

Его жена Ида Авербах была уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована «как член семьи осуждённого НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет[22].

Со слов драматурга Владимира Киршона, который был целенаправленно подсажен чекистами в тюремную камеру к Ягоде незадолго до вынесения приговора суда, тот вспоминал и пытался расспрашивать Киршона как о своей любовнице, невестке покойного Горького Надежде Пешковой («Тимоше»), так и о жене и сыне. Он говорил:

Я хотел (…) расспросить вас об Иде, Тимоше, ребёнке, родных… Если б я увиделся с Идой, сказал бы несколько слов насчет сынка, я бы на процессе чувствовал себя иначе, всё перенёс бы легче…

Ягода знал, что его обманывают, обещая устроить свидание с супругой[23].

«Тимоша» Пешкова была вдовой сына Максима Горького — Максима Пешкова. Обвинение в убийстве сына Горького (как и самого Горького) было предъявлено Ягоде и секретарю Горького П. П. Крючкову. Когда Ягода признал себя в этом виновным, он утверждал, что сделал это из «личных соображений» — влюблённости в Тимошу.

Видео по теме

Судебный процесс

В марте 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил:

Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки.

Приговор по делу Бухарина-Рыкова-Ягоды, март 1938

На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ. На процессе произошёл следующий диалог между прокурором А. Я. Вышинским и Ягодой:

Вышинский: Во всяком случае, это было тогда, когда вы, подсудимый Ягода, были заместителем председателя ОГПУ и когда на вашей обязанности лежала борьба с подпольными группами?

Ягода: Да.

Вышинский: Следовательно, вы совершили прямую государственную измену?

Ягода: Да.

Процесс примечателен также следующим диалогом:

Вышинский: Скажите, предатель и изменник Ягода, неужели во всей вашей гнусной и предательской деятельности вы не испытывали никогда ни малейшего сожаления, ни малейшего раскаяния? И сейчас, когда вы отвечаете, наконец, перед пролетарским судом за все ваши подлые преступления, вы не испытываете ни малейшего сожаления о сделанном вами?

Ягода: Да, сожалею, очень сожалею…

Вышинский: Внимание, товарищи судьи. Предатель и изменник Ягода сожалеет. О чём вы сожалеете, шпион и преступник Ягода?

Ягода: Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял.[24]

На рассвете 13 марта суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу. Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал:

Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь.

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта 1938 года в Лубянской тюрьме НКВД.

2 апреля 2015 года Верховный Суд РФ отказал Г. Ягоде в реабилитации[25].

Отказ в реабилитации и мнение правозащитников

В апреле 2015 года Верховный суд России признал Генриха Ягоду не подлежащим реабилитации, сославшись на федеральный закон о реабилитации от 1991 года[26].

Глава правозащитного общества «Мемориал» Арсений Рогинский выразил согласие с решением суда. По его мнению, не может быть реабилитирован тот, кто сам совершил преступления против правосудия. При этом Рогинский отметил, что обвинения, предъявленные Ягоде на процессе, были фальшивыми, и указал на то, что у независимых исследователей нет доступа к уголовному делу, по которому был осуждён Ягода[25]:

По какой-то причине и по сложившейся у нас практике, к делам нереабилитированных лиц исследователей не допускают. Это возмутительно. И это не позволяет нам дать полную объективную оценку решению Верховного суда по Ягоде.

После осуждения Г. Г. Ягоды, 20 июня 1937 года его родители и сёстры были высланы сроком на 5 лет в Астрахань. 8 мая 1938 года они были приговорены в 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Отец умер в заключении в Воркуте, мать — в Северо-Восточном ИТЛ. Сёстры: Розалия Григорьевна Шохор-Ягода (1890, Симбирск — 1950), после отбытия срока заключения ещё 5 лет находилась в ссылке на Колыме; Таисия Григорьевна Ягода-Мордвинкина (1895—?), после освобождения 29 октября 1949 года была выслана в Красноярский край; Эсфирь Григорьевна Ягода-Знаменская (1896, Симбирск — 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу; Фрида Григорьевна Фридлянд-Ягода (1899—?), после освобождения из лагеря (1949) была повторно осуждена на 10 лет ИТЛ; Лилия Григорьевна Ягода (1902, Нижний Новгород — 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу.

Награды

Семья

Документальные фильмы

  • Тайны века. Генрих Ягода: Падение маршала Лубянки
  • Особая папка. Хозяин Лубянки: Генрих Ягода
  • Исторические хроники с Николаем Сванидзе, 34-я серия. «1933 год — Генрих Ягода»

Киновоплощения

  • Даниэль Окко («Миссия в Москву», США, 1943)
  • Эрланд Эрландсен («Падение Тухачевского» / Der Fall Tuchatschewskij (ФРГ, 1968)
  • Георгий Склянский («Враг народа — Бухарин», 1990; «Троцкий», Россия, 1993)
  • Колин Дживонс («Сталин», США — Венгрия — Россия, 1992)
  •  ??? («Дети Арбата», сериал, Россия, 2004)
  • Владимир Белоусов («Зоя», сериал, Россия, 2010)
  • Дмитрий Поднозов («Торгсин», сериал, Россия, 2017)

Примечания

  1. ↑ Ягода Генрих (Енох) Григорьевич (Гершенович)
  2. ↑ Справка начальника Симбирского губернского жандармского отделения полковника Никольского о Генрихе Ягоде. 2 января 1913
  3. ↑ «Кровав, как никто из чекистов», «Симбирский курьер»
  4. ↑ Александр Север. Тайна сталинских репрессий
  5. ↑ А. М. Орлов. «Тайная история сталинских преступлений»
  6. ↑ «Солдатская правда», ежедневная газета 1917
  7. ↑ Постановление о закрытии «Сельского Вестника» и о выходе «Деревенской Бедноты» // Декреты советской власти: сб. док. / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС; Ин-т истории АН СССР : [многотомное изд.]. — М.: Политиздат, 1957—1997. — Т. 1: 25 октября 1917 г. — 16 марта 1918 г. / подгот. С. Н. Валк и др. — С. 123. — ISBN 5-250-00390-7. (ISBN т. 1 отсутствует. Привязано к: Декреты советской власти: [многотомник]. М., 1957—1997.)
  8. 1 2 А. И. Колпакиди. М. Л. Серяков. ЩИТ И МЕЧ. Энциклопедический справочник (23). Проверено 19 марта 2013. Архивировано 21 марта 2013 года.
  9. ↑ Народ
  10. ↑ Борис Черток. «Люди и ракеты»
  11. ↑ Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 226
  12. ↑ Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 227—228
  13. ↑ Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 223
  14. ↑ Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 222—223
  15. ↑ Беломорско-Балтийский канал имени Сталина: История строительства. — Под редакцией М. Горького, Л. Л. Авербаха, С. Г. Фирина. — М., Государственное издательство «История фабрик и заводов», 1934.
  16. ↑ Взлёт и падение Генриха Ягоды
  17. ↑ Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 263
  18. ↑ Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 264—265
  19. ↑ Новая Газета | Цветной выпуск от 27.04.2007 № 15 (25) | Премьера года: канал Москва—Волга
  20. ↑ GULAG, Inc. «В тени»
  21. ↑ Спецсообщение Н. И. Ежова И. В. Сталину с приложением протокола допроса Г. Г. Ягода. 28 апреля 1937 г.
  22. Мухин, Леонид. Виктория Авербах: Мой дед — Генрих Ягода // Живой Ангарск : новостной портал. — 2010-04-28.
  23. Киршон, В. М. Запрещённый Сталин. Часть II // Глава 7. Сталин и Ягода // Сообщение В. М. Киршона о поведении Ягоды в тюрьме. zapravdu.ru (1938). Проверено 28 октября 2011. Архивировано 5 февраля 2012 года.
  24. ↑ Борис Бажанов,Вальтер Кривицкий,Александр Орлов — Ягода. Смерть главного чекиста (сборник) глава 6
  25. 1 2 «Суд не реабилитировал расстрелянного наркома НКВД Ягоду»
  26. ↑ Верховный суд отказался реабилитировать основателя ГУЛАГа Ягоду // Российская газета, 2 апреля 2015.
  27. ↑ Ягода
  28. ↑ в связи с 10-летием ВЧК-ГПУ-ОГПУ
  29. ↑ Мой дед — Генрих Ягода

Литература

Ссылки

wiki2.red

Ягода, Генрих Григорьевич - Биография — JewAge

Ге́нрих Григо́рьевич Яго́да (наст. имя — Енон Гершонович (или Енох Гершенович) Иегуда; а, Рыбинск — 15 марта 1938 года, Москва) — советский государственный и политический деятель, один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД), нарком внутренних дел СССР (1934—1936).

Биография

Ранние годы

Родился а в Рыбинске в еврейской ремесленной семье. Его отец, Гершон Фишелевич Ягода, был печатником-гравером. Кроме Еноха в семье было двое сыновей: Михаил и Лев и пять дочерей.

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды, Гирш Филиппович, приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившими в Нижнем Новгороде. Впоследствии Ягода женился на Иде Леонидовне Авербах (дочери родной сестры Якова Свердлова Софьи Михайловны), своей троюродной племяннице. У них был сын Гарик (р. 1929 г.). Братом Иды Авербах был небезызвестный советский литератор Леопольд Авербах.

Вскоре после рождения Еноха семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников. Живя в Нижнем Новгороде, познакомился с Яковом Свердловым.

Семья была связана с социал-демократами. В 1904 году Гершон Ягода согласился, чтобы у него в квартире находилась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Енох участвовал в работе подпольной типографии.

В декабре 1905 году во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове погиб старший брат Михаил (1890—1905).

В 1907 году пятнадцатилетним подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам.

По агентурным сведениям Московского охранного отделения, Генрих Ягода в 1907-1908 годах принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов.

В 1911 году на Генриха Ягоду было возложено поручение: завязать сношения с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

Москва, арест. Ссылка в Симбирск (1912—1913)

Летом 1912 года 20-летнего Генриха Ягоду задержали в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некого Галушкина у своей сестры Розы – члена партии анархистов. Он был изобличён «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям». Жандармы отметили, что молодой человек имел намерение перейти в православие и устроиться на работу в старой столице. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у деда был свой дом.

Вскоре после приезда в Симбирск, ссыльный Ягода подал прошение на имя симбирского губернатора Ключарева, прося перевода к родителям в Нижний Новгород. Мотивируя просьбу, Ягода писал: «В г.Симбирске не имею личного заработка и нуждаюсь в семейной обстановке вследствие моего крайне болезненного состояния...». Губернатор оставил просьбу без внимания.

Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 года не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма.

Санкт-Петербург (1913—1917)

С 1913 года работал на Путиловском заводе.

В 1915 году Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. Осенью 1916 года получил ранение и вскоре был демобилизован. Вернулся в Санкт-Петербург.

В 1917 году сотрудничал в газете «Солдатская правда» (газета издавалась с а по 6 марта 1918. В июле закрыта Временным правительством). К предреволюционным годам относится знакомство Ягоды с Максимом Горьким, с которым они позже поддерживали дружеские отношения.

Революция и деятельность в ВЧК-ОГПУ

Был участником Октябрьской революции в Петрограде.

С ноября 1917 года по апрель 1918 года – ответственный редактор газеты «Крестьянская беднота».

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. В 1918—1919 гг. сотрудник Высшей Военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву. В 1919—1920 гг. член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года — 2-ой зам. председателя ОГПУ.

Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистым цветом лица (он страдал туберкулёзом), с подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества.

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. В. Сталина. Руководил разгромом антисталинских демонстраций в октябре 1927 года.

С начала 1930-х зам. председателя ОГПУ. Ягода фактически возглавлял это учреждение из-за болезни В. Р. Менжинского. 4 августа 1933 года награжден орденом Ленина (за строительство Беломорканала).

Глава НКВД

В июле 1934 г. был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К освещению этой стройки было привлечено 36 видных писателей во главе с Максимом Горьким.

Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды.


Активно участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и др.

В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева. В сентябре 1936 года снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. В апреле 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП(б).

Арест

5 апреля 1937 г. арестован НКВД «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений».

Опросом членов ЦК ВКП(б) от 31.03 — 01.04.37 года

О Ягоде. Утвердить следующее предложение Политбюро ЦК ВКП(б): Ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений Наркома связи Г. Г. Ягоды, совершённых в бытность его Наркомом внутренних дел, считать необходимым исключение его из партии и ЦК и санкционировать на его арест. При обыске у Ягоды, согласно протоколу, были найдены фильмы, открытки, фотографии порнографического характера, резиновый искусственный половой член , троцкистская литература и др. Также две расплющенные пули, которыми были убиты Зиновьев и Каменев, с надписями. Всё это забрал к себе новый нарком НКВД Н. И. Ежов, оно было изъято при его аресте. Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем ещё обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др. В письме А. Х. Артузова к Н. И. Ежову в 1937 году дается оценка Ягоде, как человека ограниченного, не достойного по всем параметрам тех постов, которые он занимал в ОГПУ. По характеру, по интеллектуальной силе, по культуре, по образованию, по знанию марксизма Ягода — антипод В. Р. Менжинского.

Судебный процесс

В феврале 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил: «Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки».

На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ

На процессе произошел следующий диалог между прокурором Вышинским А.Я. и Ягодой : ...

"Вышинский: Во всяком случае, это было тогда, когда вы, подсудимый Ягода, были заместителем председателя ОГПУ и когда на вашей обязанности лежала борьба с подпольными группами?

Ягода: да

Вышинский: Следовательно, вы совершили прямую государственную измену?

Ягода: да"

На рассвете 13 марта суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу. Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал:

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта в Лубянской тюрьме НКВД.

Награды

  • Орден Ленина
  • Орден Красного Знамени (1927, 1930)
  • Орден Трудового Красного Знамени РСФСР (1932)

Память

пик Ягоды - пик Кубертена (ранее пик Берии, НКВД) Памир, Таджикская ССР

Примечания

Литература

be-x-old:Генрых Ягода

www.jewage.org

Ягода Генрих Григорьевич, подробная биография

(1891-1938) советский государственный деятель

После смерти в 1926 году Феликса Дзержинского во главе Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) — бывшего ВЧК — встал В. Менжинский. К тому времени он был уже тяжело болен, поэтому действительным руководителем этого ведомства стал Генрих Григорьевич Ягода, являвшийся первым заместителем Менжинского.

Биография Генриха Ягоды переполнена белыми пятнами. Тем не менее известно, что родился он в Нижнем Новгороде в семье ремесленника. К большевизму Ягода пришел под влиянием семьи Свердловых. Свой трудовой путь он начинал с подмастерья в граверной мастерской, которой руководил отец известного большевистского деятеля.

Генрих Ягода уже с юности не отличался особой щепетильностью. Однажды он даже пытался украсть из мастерской набор инструментов и материалов, чтобы начать самостоятельную деятельность. Однако из этой попытки ничего не вышло, и через некоторое время ему пришлось вернуться на старое место.

Генрих Ягода занимался изготовлением фальшивых документов для руководителей большевистской партии, находившихся на нелегальном положении. Но карьера гравера не интересовала его, и он переквалифицировался в аптекаря. С 1911 по 1913 год Генрих Григорьевич Ягода находился в ссылке. После освобождения он некоторое время работал статистиком, а затем сотрудником отдела медицинского страхования на Путиловском заводе.

С началом Первой мировой войны, Генрих Ягода был призван в армию и только после Октябрьской революции открыто примкнул к большевикам. Вначале его направили в Наркомат внешней торговли, но уже через несколько месяцев перевели в ВЧК. К этому времени он женился на Иде Авербах, племяннице Я. Свердлова. Именно это обстоятельство и помогло ему войти в круг руководителей ВЧК.

Первое его поручение было связано с прежней деятельностью: он организовал производство фальшивых иностранных денежных купюр для снабжения агентурных сетей, которые большевики разворачивали по всей Европе. Одновременно Генрих Ягода стал организатором первых исправительно-трудовых лагерей, где бесплатно использовался труд десятков тысяч заключенных.

Самым крупным мероприятием, осуществленным им, стало строительство Беломорско-Балтийского канала. После его завершения Ягода организовал показательную поездку на теплоходе для группы советских писателей, после завершения которой четырнадцать писателей во главе с Максимом Горьким опубликовали книгу, где восхвалялись сталинские методы перевоспитания личности. У входа в Беломорско-Балтийский канал была установлена огромная статуя Ягоды, которая простояла на своем месте чуть более двух лет.

Судьба Ягоды была типична для многих партийных руководителей того времени. Во время первых партийных чисток он проявил себя как верный приверженец Сталина, за что в 1934 году и был назначен на должность наркома внутренних дел.

Генрих Григорьевич Ягода был близок к окружению Горького, в основном через своего родственника Л. Авербаха, литературного критика, который по своей деятельности в качестве генерального секретаря РАППа (Российской ассоциации пролетарских писателей) регулярно общался с писателем. Именно при Ягоде при загадочных обстоятельствах скончался сын Горького М. Пешков.

Работа Ягоды аптекарем до революции была своевременно использована против него в 1936 году, когда сам он оказался жертвой своей системы. Его обвинили в попытке отравления Николая Ежова, назначенного новым руководителем НКВД.

В июле 1936 года Генрих Ягода был смещен со своего поста и вскоре арестован, а в марте 1938 года стал одним из главных обвиняемых на организованном по указанию Сталина процессе правотроцкистского блока. Вместе с ним на скамье подсудимых оказался Николай Бухарин. Как и другие подсудимые, Генрих Григорьевич Ягода был приговорен к расстрелу и казнен.

После XX съезда партии начался процесс реабилитации жертв сталинских репрессий. В 1988 году наконец дошла очередь до жертв процесса 1938 года. Специальная партийная комиссия ЦК КПСС единогласно отклонила реабилитацию Ягоды.

biografiivsem.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *