Древнегреческие колонии – Древнегреческие колонии Северного Причерноморья – это… Что такое Древнегреческие колонии Северного Причерноморья?

Древнегреческая колонизация — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Греческие полисы (красным цветом) к IV в. до н. э.

Великая греческая колонизация — масштабное расселение древних греков по берегам Средиземного и Чёрного морей на протяжении трёх веков с середины VIII века до н. э.[1]

Дорийцы и ионийцы распространяются по северному побережью Средиземного моря, далее они оказываются и в Чёрном море.

Однако греки не занимались открытием новых земель, а следовали уже проторенными путями финикийцев, вытесняя предшественников. Кроме того, они не исследовали новые земли вглубь, ограничивая своё присутствие побережьями.

Существовавшее в крито-микенский период политическое единство Греции не было восстановлено. Множество полисов, контролирующих свои территории, имело самые разнообразные способы управления: тирания, олигархия, тимократия и демократия.

Колонии выводились прежде всего из-за нехватки земли в полисах континентальной Греции. В свою очередь, это было связано как с растущим населением полиса, так и с существованием законов, запрещавших дробление земельной собственности между несколькими наследниками[2].

Божественная санкция требовалась для любого серьёзного государственного предприятия, но она была особенно необходима при основании нового поселения. Жители полисов, решившие основать колонию, как правило, обращались к дельфийскому оракулу, жрецы которого традиционно указывали место основания будущей колонии, либо давали иные (порой — двусмысленные) указания[3][4]. Таким образом, возможно, что управление направлением колонизации (но не самой колонизацией) имело централизованный характер[5]. В то же время, изменение направления колонизации могло быть связано и с враждой между двумя коалициями полисов в ходе Лелантской войны: Халкида и Коринф, вытеснив своих противников с арены колонизации в Сицилии, способствовали формированию нового направления древнегреческой колонизации — на северо-восток, в Мраморное и Чёрное море[6]. Известно, что многие ранние колонии в этом направлении выводились именно противниками Халкиды и Коринфа[6].

Новые земли колонизировались постепенно — так, Коринф до установления там тирании сперва вывел несколько колоний по берегам Коринфского залива, затем — на островах Ионического мо

ru.wikipedia.org

Греческие колонии

в особенности Афины стали ведущей силой. В течение столетия от 477 до 377 г. коммерческие пути находились под экономическим и политическим контролем Афин, несмотря на тот факт, что в конце пятого века могущество Афин было

значительно поколеблено Пелопонесской войной. В целом, условия развития поселений на побережье Черного моря были менее благоприятными в период афинской гегемонии, нежели во время персидского владычества. С исторической точки зрения

Боспорское царство на Керченском проливе, которое просуществовало от VI века до н.э.до VI века н.э., было

Около 480 г. до н. э. города-полисы, расположенные по обоим берегам Боспора Киммерийского, образовали единое государство. Оно вошло в историю под названием Боспорское царство. Столицей его стал Пантикапей (современнаяКерчь), единственный крупный город на западном побережье пролива. Остальные более или менее крупные поселения греческих колонистов находились на восточном («азиатском») берегу Боспора Киммерийского.
Первоначально греческие города-полисы, заключившие между собой союз, сохраняли самостоятельность во внутренних делах. Затем во главе союза стала династия Археанактидов. Предполагают, что это были представители знатного греческого рода из Милета. С течением времени их власть приобрела наследственный характер.
С 438 г. до н. э. власть в Боспорском царстве перешла к династии Спартокидов. Ее родоначальник Спарток I был выходцем из «варварской» племенной знати, связанной с греческими купцами и рабовладельцами.

Внешняя политика Боспорского царства

Спартокиды вели активную внешнюю политику. Они стремились к расширению территории своего государства. Один из представителей этой династии Левкон I (389-349 гг. до н. э.) вел завоевательные войны на восточном побережье Боспора Киммерийского. Он присоединил к своему государству Синдику – область расселения синдских племен.

Затем Левкон покорил коренные меотские племена Прикубанья и Восточного Приазовья. В его правление в состав Боспорского царства были включены территории, расположенные по нижнему течению Кубани и ее нижним притокам, по восточному берегу Азовского моря вплоть до устья Дона и в Восточном Крыму. На востоке граница Боспорского царства проходила по линии расположения современных населенных пунктов Старонижестеблиевская, Крымск, Раевская.
Обнаружены посвятительные надписи боспорских правителей. В одной из них Левкон I именуется «архонтом Боспора и Феодосии, царем синдов, торетов, дандариев и псессов». Его преемник Перисад I (349-309 гг. до н. э.), уже называвшийся «царем» всех меотов, включил в состав Боспора и земли фатеев.

Однако присоединение прикубанских и приазовских племен к Боспорскому царству не было прочным. Они имели определенную самостоятельность и самоуправление, время от времени «отпадали» от центральной власти. В период ослабления Боспорского царства эти племена даже потребовали от его правителей выплаты дани.
Подробное описание борьбы за власть между представителями боспорской знати оставил греческий историк Диодор Сицилийский.

Ослабление Боспорского царства

Династия Спартокидов правила до 106 г. до н. э. Позже Боспор вошел в состав Понтийского царства, созданного Митридатом VI Евпатором. После гибели Митридата VI боспорское государство попадает под власть Рима. В 14 г. н. э. царем Боспора стал Аспург, основавший династию, правившую около четырехсот лет.
В начале III в. н. э. в Северном Причерноморье появился сильный союз племен во главе с готами. Он успешно воевал с Римом на берегах Дуная, а затем устремился на восток. В середине III в. н. э. готы обрушились на ослабленное боспорское государство, полностью уничтожив город Танаис. Боспорские правители, не имея сил и средств для отражения агрессии со стороны воинственных племен, видимо, пошли на переговоры с ними, разрешив свободный проезд через пролив. Более того, они предоставили в распоряжение готов свой флот, который те использовали в пиратских целях в Причерноморье и Средиземноморье.
Господство готов на море прервало торговые связи Боспорского царства с внешним миром. Это ухудшило и без того тяжелое экономическое положение. Под ударами северных пришельцев погибли многие мелкие боспорские поселения, а крупные города пришли в упадок.
Мощный удар по Боспору нанесли гунны. Их массовое продвижение на запад (с 70-х годов IV в.) дало толчок Великому переселению народов.

В последней четверти IV в. гунны вторглись на территорию Боспорского царства и подвергли ее опустошению. Значительная часть населения боспорских городов и других поселений была угнана в рабство, жилища разрушены и сожжены.

Долгое время считалось, что гуннское нашествие положило конец существованию боспорского государства. Однако новые исторические источники опровергают это мнение. Боспор продолжал существовать и после гуннского нашествия, с VI в. н. э. – под влиянием Византии, наследницы Римской империи. Боспорские города и в последующие столетия оставались важными политическими, экономическими и культурными центрами, оказывая влияние на развитие местных племен.

Греческие колонисты наладили торговлю с окрестными синдо-меотскими племенами. Оживленная торговля велась и с городами Греции. Особенно много вывозилось из Боспора хлеба, по свидетельству древнегреческого оратора Демосфена (около 384-322 гг. до н. э.), – около 16 тысяч тонн в год. Это составляло половину завозимого Грецией зерна.
Историк-географ Страбон приводил еще более внушительные цифры: он отмечал, что царь Левкон I однажды отправил из Феодосии в метрополию огромную партию зерна – около 84 тысяч тонн. В этой партии было и зерно, выращенное греческими колонистами, и взятое в качестве дани от подвластных племен, и полученное в результате обмена.
Помимо хлеба вывозилась соленая и вяленая рыба, скот, меха, процветала работорговля. В обмен поселенцы получали драгоценные металлы, прежде всего серебро, железо и изделия из него, мрамор для построек, керамические изделия, предметы искусства (статуи, вазы), оружие, вино, оливковое масло, дорогие ткани.
Колонисты поддерживали торговые отношения с прибрежными городами Малой Азии, Хиосом, Родосом, Милетом, Самосом, а также с греческой колонией в Египте Навкратисом и важным торговым центром материковой Греции Коринфом.

С конца VI в. до н. э. лидерство в торговле с боспорскими городами перешло к Афинам. Столица Греции стала основным потребителем производимых в Северном и Восточном Причерноморье продуктов и поставщиком ремесленных изделий на Боспор.

предшественником русского владычества в Тьмутаракани с IX по XI столетие н.э. Существовало несколько греческих городов в царстве на обоих берегах Керченского пролива. Они были основаны в седьмом и шестом столетиях до н.э. Большинство из них, возможно, строились на местах более древних поселений здешних жителей киммерийского периода. Первые греческие города к востоку от Керченского пролива были основаны колонистами из Карии. Позднее новые поселенцы приехали из Милета. Они обосновались на крымской стороне пролива.

Гора Митридат — самое примечательное место города, это древняя история Керчи. На горе уже много лет ведутся раскопки. Здесь обнаружены остатки строений Пантикапея — столицы Боспора. Когдато над обнесенным оборонительной стеной акрополем возвышался шестиколонный храм Аполлона. Белые колонны храма были видны далеко с моря.
На вершину холма ведет Большая Митридатская лестница, насчитывающая более четырехсот ступеней. Построена она в 1833—1840 гг. по проекту Дигби, итальянского зодчего, работавшего в России.
Гора носит имя понтийского царя Митридата VI Евпатора (132—63 гг. до н. э.), которому было подвластно и Боспорскос царство. Потомок Александра Македонского в одного из главных соратников персидского царя Дария, он был выдающейся личностью, разносторонне развитым человеком, владевшим несколькими языками. Митридат обладал огромной физической силой, неукротимой энергией и мужеством, глубоким умом и жестоким нравом. Воинственный царь вел упорную многолетнюю борьбу с Римом, пытаясь сокрушить могущественную империю, но в конце концов был разгромлен сам.

Город Пантикапей, ставший столицей Боспорского царства, был изначально милетской колонией. Экономически Боспорское царство базировалось на торговле между Малой Азией и Транскавказом, с одной стороны, и Азовским и Донским регионами – с другой.

Среди товаров, идущих из Транскавказского региона, металл и металлические изделия играли важную роль. Рыба и зерно прибывали в ответ из Донского и Азовского регионов. Город Пантикапей изначально имел аристократическую конституцию. В пятом столетии до н.э. он стал столицей монархии. Боспорское царство стало результатом необходимого компромисса между греческими пришельцами и местными племенами, греки были недостаточно многочисленны для колонизации всей страны.

Они оставались главным образом в городах. С другой стороны, местные яфетидские и иранские племена, в основном известные как синды и мэоты, были в большинстве за пределами городов и неохотно подчинялись грекам. Имели место некоторые столкновения, и в конце концов местный магнат, принадлежавший к здешней, но совершенно эллинизированной семье, захватил власть и объявил себя царем синдов и мэотов под именем Спартока I (438/7 – 433/2 до н.э.). В то время как

он был признан царем местными племенами, город Пантикапей признал его лишь как archon («главу»). Фактически он имел полноту власти над греками и контролировал армейскую администрацию через chiliarchog («командира тысячи», сравни тысяцкого в средневековой Руси). После установления монархического правления в Боспоре страна стала достаточно сильной, чтобы защитить себя от вторжения скифов и других степных племен. В некоторых случаях боспорские цари платили дань скифам, чтобы не начинать войны. Они могли себе позволить откупиться, поскольку царство достаточно процветало. Торговля зерном была основой экономической стабильности. Боспорские цари старались монополизировать эту линию торговли в восточных районах Черного моря. Согласно договору о дружбе с Афинами (434/3 до н.э.), боспорский царь должен был снабжать Афины зерном.

После продолжительной борьбы с городом Гераклея, царь Левкои (389/8 – 349/8 до н.э.) завоевал важный порт

Феодосию, таким образом обеспечив монополию торговли зерном. В результате Боспорское царство в пятом и четвертом веках было главным зернопроизводителем для Греции. В правление Лейкона 670.000 медимнов (около 22.000 тонн) зерна экспортировалось ежегодно в Аттику, что достигало половины всего импорта зерна в Аттику. Вслед за этими городами Херсонес являлся наиболее важным греческим центром в Крыму. Он был одной из самых жизнеспособных ранних греческих колоний здесь, процветающих еще в византийский период.

В десятом веке н.э. Херсонес, известный как Корсунь в русских летописях, некоторое время контролировался киевскими князьями. Изначально он был колонией, основанной Гераклеей, которая в свою очередь являлась колонией Мегары. Гераклея была основана в 599 г. до н.э. Точная дата основания Херсонеса неизвестна; Геродот ее не упоминает. Документальные свидетельства относительно Херсонеса берут начало в четвертом веке до н.э. В этом столетии была воздвигнута древнейшая городская стена. Географическое положение Херсонеса было менее благоприятным, нежели у боспорских городов, поскольку он находился вдали от Азовского и Донского регионов. С другой стороны, он был лучше защищен от набегов кочевников и имел отличные портовые сооружения. Он также ближе расположен к южному побережью

Черного моря, чем какой-либо иной город северного побережья. Херсонес вошел в тесные отношения с Афинами во времена афинского преобладания.

Афинское влияние было сильным в жизни и искусстве города до середины четвертого века до н.э., после чего херсонесские вазы, золотые украшения, терракота и т. д. приблизились к стандартам Малой Азии. С точки зрения его политической организации в скифский период Херсонес представлял демократию. Вся власть принадлежала народному собранию, и все общественные деятели избирались. Фактически наиболее значимые вопросы сначала обсуждались городским советом и затем докладывались ассамблее.

Была обнаружена интересная надпись третьего века до н.э., содержащая текст клятвы, требовавшейся от херсонесского официального лица. Она обязывала его

nethistory.su

Древняя Греция и греческие колонии, города колонии Греции

19

Греческая колонизация Италии — одна из интереснейших страниц Античности. Именно в Италии было больше всего греческих колоний, именно здесь они очень рано достигли небывалого расцвета, превосходя размерами и могуществом свои греческие метрополии.

Древняя Греция и греческие колонии

Впервые греки-ахейцы высадились на берегах Италии еще в микенскую эпоху в середине II тысячелетия до н.э. Тогда они освоили Анипарские острова в южной части Тирренского моря и побережье Кампании. Археологи обнаружили следы пребывания греков даже в той местности, где спустя века возник Рим. Важным перевалочным пунктом в торговле микенских греков с италийскими племенами была Апулия на юго-востоке Апеннинского полуострова. Там, у местечка Скольодель Тонно, раскопано целое поселение микенских ахейцев. Немалое влияние оказали их торговые связи на развитие племен пресловутой Апеннинской культуры.

А на другой стороне Апеннинского «сапога», на острове Искья и в городке Луни в Южной Этрурии, обнаружены укрепления и кладбища времен бронзового и раннего железного века! Причем во множестве встречаются обломки керамики, привезенной из Микенской Греции! Вероятно, эти поселения были своего рода перевалочными пунктами в нелегком пути микенских мореходов на север вдоль западного побережья Италии. Блестящим подтверждением этого стала сенсационная находка у мыса Гелидония. Там на дне Тирренского моря подводные археологи в 60-е годы XX в. обнаружили под слоем ила целое микенское торговое судно. Оно затонуло, как уверяют специалисты, в 1200 г. до н.э.!

Остров Искья — Италия

С крушением микенской цивилизации в конце II тысячелетия до н.э. жизнь в микенских торговых форпостах затухает. Но уже через несколько столетий начинается новый этап «великой греческой колонизации». И одним из главных направлений ее, уже проторенным микенскими греками, стали Италия и Сицилия. Около 750 г. до н.э. выходцы из города Халкида, что на Эвбее, высадились на берег обширного залива в Кампании и заложили здесь город Кумы — первую греческую колонию в Италии. В 734 г. до н.э. ими же была основана первая колония на Сицилии — город Наксос. После этого греки с воодушевлением устремляются к приветливым бухтам и на благодатные нивы Италии. Как из рога изобилия, посыпались все новые и новые колонии, которые со временем густо заполняют побережье Тирренского моря к югу от Кум до Сицилии и вновь на север вдоль прибрежной полосы Ионического моря вплоть до Калабрии. Коринфяне основывают Сиракузы в Сицилии (733 г. до н.э.), ахейцы выводят колонию Сибарис в Бруттии (721 г. до н.э.), родосцы и критяне — Гелу (688 г. до н.э.). Даже спартанцы поддались всеобщему поветрию и вывели в Италию в 706 г. до н.э. единственную свою колонию, но какую — Тарент!

Первая греческая колония — Кумы

Достигнув расцвета, многие греческие колонии сами отправляли излишки своего населения в новые эмпории. Так, Кумы основали целую плеяду колоний: Неаполь, Дикеархию (римляне переименовали ее в Путеолы), Абелу, Нолу и Занклу в Сицилии напротив узкого пролива, отделявшего остров от материка. (Впоследствии Занкла получила новое имя Мессана.) Сибариты, изнеженные жители Сибариса, около 700 г. до н.э. вывели колонию Посейдонию, а Гела в Сицилии основала Акрагант, который вскоре выдвинулся на первое место среди греческих городов острова.

Акрагант

Мощным двигателем колонизации была торговля, поэтому располагались колонии всегда у моря на берегу удобного залива или в устье реки. Недаром сами греки в шутку называли свои колонии «лягушками, квакающими по берегам пруда», т.е. Средиземного моря. Окрестные земли обрабатывали земледельцы. Отношения с местными племенами складывались по-разному. Иногда они были мирными и способствовали развитию торговли. Но многие племена — бруттии, япиги, луканы или оски, а также сиканы на Сицилии — долгое время держались воинственно и враждебно, часто вспыхивали конфликты, и колонистам приходилось думать о собственной защите. Поэтому города обносили мощными стенами и башнями, а все граждане несли службу в ополчении.

Возможно, вам также будет интересна статья: История исчезнувшей Атлантиды

Удобство географического расположения, мягкий климат и плодородие почв, которых так не хватало на их гористой родине, дали основание древним грекам окрестить Южную Италию и Сицилию Великой Грецией. В городах Великой Греции процветало сельское хозяйство, ремесло и торговля со всем Средиземноморьем, чеканилась монета, развивались искусство и архитектура, возникали новые философские школы. Так, в Кумах проповедовал свои идеи философ Пифагор, учение которого широко распространилось не только в Италии, но и по всему греческому миру, в Таренте в IV в. до н.э. — его последователь Архит. Отсюда же, из Кум, этруски заимствовали греческий алфавит и многие обычаи и верования. В Локрах чуть ли не ранее Греции были записаны законы Залевка, а в Сицилии впервые возникла риторика, игравшая большую роль в греческом образовании.

Жизнь в греческих городах-полисах была полна превратностей. Им угрожали не только внутренние раздоры демократов и олигархов, зачастую возносящие на вершину власти честолюбивых тиранов, но и внешние опасности. Вспыхивали распри между различными городами. Нередко восставали покоренные окрестные племена. Народы, жившие в глубине Италии, также тревожили греков своими набегами, привлеченные известиями об их неслыханных богатствах. В 491 г. до н.э. воинственные самниты одержали победу над греками, и с тех пор угроза вторжений постоянно нависала над Тарентом в Калабрии, Регием и Фуриями в Бруттии. Главными противниками греков в Италии были этруски и карфагеняне. Этруски издавна зарились па плодородные области Кампании и стремились расселиться там, вступая в противоборство с кампанскими греками. В течение V—III вв. до н.э. кампанские, а следом за ними греческие колонии на юго-западном побережье Италии приходили в упадок и покорялись новому властелину — Риму.

factstore.ru

Греческие колонии

Греческие колонии

на северном побережье Черного моря.

По работам Г.В.Вернадского и других историков 19-21 веков.

Как мы уже отмечали, греческие города на северном побережье Черного моря играли важную роль в развитии

международной коммерции, служа связующим звеном между средиземноморским бассейном и Евразией. В этом смысле они были предшественниками генуэзских и венецианских городов на Черном море, которое играло ту же роль в монгольский период с тринадцатого до пятнадцатого веков н.э. С социологической точки зрения существовало, однако,

Возможно, так выглядели и античные города на побережбе Чёрного моря

большое различие между древними греческими и средневековыми итальянскими городами. Последние были простыми коммерческими факториями, в то время как роль первых не сводилась только к коммерческим функциям. Некоторые из греческих городов скифского периода были полноценно развитыми сообществами, в которых процветала не только торговля, но и искусство и ремесла; сельское же хозяйство достигло высокого уровня в соседних районах. Так греческие города этого периода стали важными

vmelitopole.ruКарта греческих колоний Северного Причерноморья

культурными центрами. Кроме того, они были тесно связаны с собственно городами Греции, равно как и с мало азийскими, оставаясь частью целостности эллинского мира. Они, следовательно, служили мостом между греческим миром и скифами. Греческие художники и ремесленники исполняли заказы скифских королей и вельмож, приспосабливаясь к скифским художественным требованиям. Итак, новый художественный стиль, который может быть назван греко-скифским стилем, был создан, повлияв в свою очередь на развитие греческого искусства в более поздний, так называемый эллинистический период. Большинство греческих городов на северном побережье Черного моря

rushist.comКолония Милет


Милет был в древности самою богатою и могущественною из всех этих колоний. Он достиг такого могущества, что имел от восьмидесяти до ста военных кораблей. В Милете были сильно развиты промышленная деятельность и овцеводство. Его превосходные ковры и ткани славились во всем древнем мире. Торговое влияние греков Милета простиралось в одну сторону до внутренней Азии, в другую до Гибралтарского пролива, но главным его рынком были прибрежья Черного моря, где милетские купцы за вино, ткани и другие продукты греческой промышленности выменивали у полудиких жителей шкуры, меха, шерсть и невольников. Поэтому большая часть колоний Милета и находилась на берегах Черного моря. Из них Гераклея, Синоп, Амис, Керасунт, Трапезунт, Фастис, Одесс, Ольвия, Пантикапея, Фанагория и Танаис сделались важными торговыми городами. Впрочем, Милет отличался не одной только торговлей и промышленностью. В этой греческой колонии уже весьма расцвело высокое умственное развитие, и Милет славился как родина некоторых из самых известных греческих писателей древности, как, например, философов
Фалеса, Анаксимандра, Анаксимена (
представителей «милетской школы») и историка Гекатея. Вблизи города находился усердно посещавшийся греками чрезвычайно древний храм, так называемого, дидимейского
Аполлона, со знаменитым оракулом и наследственными жрецами из рода Бранхидов.

были основаны колонистами, прибывшими из Милета, Клазомен и других греческих городов Малой Азии. В шестом веке до н.э. мало азийские греки признали власть персидского царя.

liveinternet.ruДревняя Персия. От племени до империи

Это вылилось в удачную ситуацию для греческих городов с точки зрения международной торговли. Персидское царство было тем, что может быть названо «мировой империей», простираясь от Эгейского моря на западе до рек Инда и Джазарта на востоке. Оно включало такие провинции как Малая Азия, Транскавказ и Месопотамия и продолжало культурные традиции хеттов, урартцев и ассиро-вавилонцев. Греческие города побережья Малой Азии служили связующим звеном между передней Азией, средиземноморским бассейном и черноморскими степями, тогда как греческие города на северной части Черного моря уподоблялись многим аванпостам старых городов Малой Азии.

liveinternet.ru>Ольвиядревнегреческий город в степи.

Греческие торговцы Ольвии,

tomnosti.infoх врагов. Слово «херсонес» в переводе с…

Херсонеса и

liveinternet.ruК. Боссоли. Босфор (Боспор Киммерийский)

Киммерийского Боспора служили посредниками в торговых связях между Персидским царством и скифами. В V в. до н.э. большинство греческих городов на Эгейском побережье эмансипировались от власти Персии.

drevniy-egipet.ruцари греции картинки

И собственно Греция и

s30556663155.mirtesen.ruПарфенон. Афины. Греция.

в особенности Афины стали ведущей силой. В течение столетия от 477 до 377 г. коммерческие пути находились под экономическим и политическим контролем Афин, несмотря на тот факт, что в конце пятого века могущество Афин было

Карта Греции и Малой Азии к началу
Пелопоннесской войны (431 год до н. э.).

значительно поколеблено Пелопонесской войной. В целом, условия развития поселений на побережье Черного моря были менее благоприятными в период афинской гегемонии, нежели во время персидского владычества. С исторической точки зрения

istmira.comБоспорское царство: от расцвета к гибели

Боспорское царство на Керченском проливе, которое просуществовало от VI века до н.э.до VI века н.э., было

Около 480 г. до н. э. города-полисы, расположенные по обоим берегам Боспора Киммерийского, образовали единое государство. Оно вошло в историю под названием Боспорское царство. Столицей его стал Пантикапей (современная
Керчь), единственный крупный город на западном побережье пролива. Остальные более или менее крупные поселения греческих колонистов находились на восточном («азиатском») берегу Боспора Киммерийского.

Первоначально греческие города-полисы, заключившие между собой союз, сохраняли самостоятельность во внутренних делах. Затем во главе союза стала династия Археанактидов. Предполагают, что это были представители знатного греческого рода из Милета. С течением времени их власть приобрела наследственный характер.
С 438 г. до н. э. власть в Боспорском царстве перешла к династии Спартокидов. Ее родоначальник Спарток I был выходцем из «варварской» племенной знати, связанной с греческими купцами и рабовладельцами.

Внешняя политика Боспорского царства

Спартокиды вели активную внешнюю политику. Они стремились к расширению территории своего государства. Один из представителей этой династии Левкон I (389-349 гг. до н. э.) вел завоевательные войны на восточном побережье Боспора Киммерийского. Он присоединил к своему государству Синдику – область расселения синдских племен.

Затем Левкон покорил коренные меотские племена Прикубанья и Восточного Приазовья. В его правление в состав Боспорского царства были включены территории, расположенные по нижнему течению Кубани и ее нижним притокам, по восточному берегу Азовского моря вплоть до устья Дона и в Восточном Крыму. На востоке граница Боспорского царства проходила по линии расположения современных населенных пунктов Старонижестеблиевская, Крымск, Раевская.
Обнаружены посвятительные надписи боспорских правителей. В одной из них Левкон I именуется «архонтом Боспора и Феодосии, царем синдов, торетов, дандариев и псессов». Его преемник Перисад I (349-309 гг. до н. э.), уже называвшийся «царем» всех меотов, включил в состав Боспора и земли фатеев.

Однако присоединение прикубанских и приазовских племен к Боспорскому царству не было прочным. Они имели определенную самостоятельность и самоуправление, время от времени «отпадали» от центральной власти. В период ослабления Боспорского царства эти племена даже потребовали от его правителей выплаты дани.
Подробное описание борьбы за власть между представителями боспорской знати оставил греческий историк Диодор Сицилийский.

Ослабление Боспорского царства

Династия Спартокидов правила до 106 г. до н. э. Позже Боспор вошел в состав Понтийского царства, созданного Митридатом VI Евпатором. После
гибели Митридата VI боспорское государство попадает под власть Рима. В 14 г. н. э. царем Боспора стал Аспург, основавший династию, правившую около четырехсот лет.

В начале III в. н. э. в Северном Причерноморье появился сильный союз племен во главе с готами. Он успешно воевал с Римом на берегах Дуная, а затем устремился на восток. В середине III в. н. э. готы обрушились на ослабленное боспорское государство, полностью уничтожив город Танаис. Боспорские правители, не имея сил и средств для отражения агрессии со стороны воинственных племен, видимо, пошли на переговоры с ними, разрешив свободный проезд через пролив. Более того, они предоставили в распоряжение готов свой флот, который те использовали в пиратских целях в Причерноморье и Средиземноморье.
Господство готов на море прервало торговые связи Боспорского царства с внешним миром. Это ухудшило и без того тяжелое экономическое положение. Под ударами северных пришельцев погибли многие мелкие боспорские поселения, а крупные города пришли в упадок.
Мощный удар по Боспору нанесли гунны. Их массовое продвижение на запад (с 70-х годов IV в.) дало толчок Великому переселению народов.

В последней четверти IV в. гунны вторглись на территорию Боспорского царства и подвергли ее опустошению. Значительная часть населения боспорских городов и других поселений была угнана в рабство, жилища разрушены и сожжены.

Долгое время считалось, что гуннское нашествие положило конец существованию боспорского государства. Однако новые исторические источники опровергают это мнение. Боспор продолжал существовать и после гуннского нашествия, с VI в. н. э. – под влиянием Византии, наследницы Римской империи. Боспорские города и в последующие столетия оставались важными политическими, экономическими и культурными центрами, оказывая влияние на развитие местных племен.

Греческие колонисты наладили торговлю с окрестными синдо-меотскими племенами. Оживленная торговля велась и с городами Греции. Особенно много вывозилось из Боспора хлеба, по свидетельству древнегреческого оратора Демосфена (около 384-322 гг. до н. э.), – около 16 тысяч тонн в год. Это составляло половину завозимого Грецией зерна.
Историк-географ Страбон приводил еще более внушительные цифры: он отмечал, что царь Левкон I однажды отправил из Феодосии в метрополию огромную партию зерна – около 84 тысяч тонн. В этой партии было и зерно, выращенное греческими колонистами, и взятое в качестве дани от подвластных племен, и полученное в результате обмена.
Помимо хлеба вывозилась соленая и вяленая рыба, скот, меха, процветала работорговля. В обмен поселенцы получали драгоценные металлы, прежде всего серебро, железо и изделия из него, мрамор для построек, керамические изделия, предметы искусства (статуи, вазы), оружие, вино, оливковое масло, дорогие ткани.
Колонисты поддерживали торговые отношения с прибрежными городами Малой Азии, Хиосом, Родосом, Милетом, Самосом, а также с греческой колонией в Египте Навкратисом и важным торговым центром материковой Греции Коринфом.

С конца VI в. до н. э. лидерство в торговле с боспорскими городами перешло к Афинам. Столица Греции стала основным потребителем производимых в Северном и Восточном Причерноморье продуктов и поставщиком ремесленных изделий на Боспор.

предшественником русского владычества в Тьмутаракани с IX по XI столетие н.э. Существовало несколько греческих городов в царстве на обоих берегах Керченского пролива. Они были основаны в седьмом и шестом столетиях до н.э. Большинство из них, возможно, строились на местах более древних поселений здешних жителей киммерийского периода. Первые греческие города к востоку от Керченского пролива были основаны колонистами из Карии. Позднее новые поселенцы приехали из Милета. Они обосновались на крымской стороне пролива.

Гора Митридат — самое примечательное место города, это древняя история Керчи. На горе уже много лет ведутся раскопки. Здесь обнаружены остатки строений Пантикапея — столицы Боспора. Когдато над обнесенным оборонительной стеной акрополем возвышался шестиколонный храм Аполлона. Белые колонны храма были видны далеко с моря.
На вершину холма ведет Большая Митридатская лестница, насчитывающая более четырехсот ступеней. Построена она в 1833—1840 гг. по проекту Дигби, итальянского зодчего, работавшего в России.
Гора носит имя понтийского царя Митридата VI Евпатора (132—63 гг. до н. э.), которому было подвластно и Боспорскос царство. Потомок Александра Македонского в одного из главных соратников персидского царя Дария, он был выдающейся личностью, разносторонне развитым человеком, владевшим несколькими языками. Митридат обладал огромной физической силой, неукротимой энергией и мужеством, глубоким умом и жестоким нравом. Воинственный царь вел упорную многолетнюю борьбу с Римом, пытаясь сокрушить могущественную империю, но в конце концов был разгромлен сам.

osliki.comkerch_14

Город Пантикапей, ставший столицей Боспорского царства, был изначально милетской колонией. Экономически Боспорское царство базировалось на торговле между Малой Азией и Транскавказом, с одной стороны, и Азовским и Донским регионами – с другой.

pantikapei.ruДревнегреческий город Пантикапей

Среди товаров, идущих из Транскавказского региона, металл и металлические изделия играли важную роль. Рыба и зерно прибывали в ответ из Донского и Азовского регионов. Город Пантикапей изначально имел аристократическую конституцию. В пятом столетии до н.э. он стал столицей монархии. Боспорское царство стало результатом необходимого компромисса между греческими пришельцами и местными племенами, греки были недостаточно многочисленны для колонизации всей страны.

pantikapei.ruДревности Керчи | Пантикапей – Part 2

Они оставались главным образом в городах. С другой стороны, местные яфетидские и иранские племена, в основном известные как синды и мэоты, были в большинстве за пределами городов и неохотно подчинялись грекам. Имели место некоторые столкновения, и в конце концов местный магнат, принадлежавший к здешней, но совершенно эллинизированной семье, захватил власть и объявил себя царем синдов и мэотов под именем Спартока I (438/7 – 433/2 до н.э.). В то время как

creounity.comДатировка монет Боспорского царства. Боспорское (..

он был признан царем местными племенами, город Пантикапей признал его лишь как archon («главу»). Фактически он имел полноту власти над греками и контролировал армейскую администрацию через chiliarchog («командира тысячи», сравни тысяцкого в средневековой Руси). После установления монархического правления в Боспоре страна стала достаточно сильной, чтобы защитить себя от вторжения скифов и других степных племен. В некоторых случаях боспорские цари платили дань скифам, чтобы не начинать войны. Они могли себе позволить откупиться, поскольку царство достаточно процветало. Торговля зерном была основой экономической стабильности. Боспорские цари старались монополизировать эту линию торговли в восточных районах Черного моря. Согласно договору о дружбе с Афинами (434/3 до н.э.), боспорский царь должен был снабжать Афины зерном.

h.uaНа территории древней Гераклеи сейчас расположен…

После продолжительной борьбы с городом Гераклея, царь Левкои (389/8 – 349/8 до н.э.) завоевал важный порт

kimmeria.comБашня Святого Константина, Феодосия

Феодосию, таким образом обеспечив монополию торговли зерном. В результате Боспорское царство в пятом и четвертом веках было главным зернопроизводителем для Греции. В правление Лейкона 670.000 медимнов (около 22.000 тонн) зерна экспортировалось ежегодно в Аттику, что достигало половины всего импорта зерна в Аттику. Вслед за этими городами Херсонес являлся наиболее важным греческим центром в Крыму. Он был одной из самых жизнеспособных ранних греческих колоний здесь, процветающих еще в византийский период.

facty.byИстория древнего города Херсонес

В десятом веке н.э. Херсонес, известный как Корсунь в русских летописях, некоторое время контролировался киевскими князьями. Изначально он был колонией, основанной Гераклеей, которая в свою очередь являлась колонией Мегары. Гераклея была основана в 599 г. до н.э. Точная дата основания Херсонеса неизвестна; Геродот ее не упоминает. Документальные свидетельства относительно Херсонеса берут начало в четвертом веке до н.э. В этом столетии была воздвигнута древнейшая городская стена. Географическое положение Херсонеса было менее благоприятным, нежели у боспорских городов, поскольку он находился вдали от Азовского и Донского регионов. С другой стороны, он был лучше защищен от набегов кочевников и имел отличные портовые сооружения. Он также ближе расположен к южному побережью

Черного моря, чем какой-либо иной город северного побережья. Херсонес вошел в тесные отношения с Афинами во времена афинского преобладания.

fb.ruДревние Афины

Афинское влияние было сильным в жизни и искусстве города до середины четвертого века до н.э., после чего херсонесские вазы, золотые украшения, терракота и т. д. приблизились к стандартам Малой Азии. С точки зрения его политической организации в скифский период Херсонес представлял демократию. Вся власть принадлежала народному собранию, и все общественные деятели избирались. Фактически наиболее значимые вопросы сначала обсуждались городским советом и затем докладывались ассамблее.

oooarsenal.ruНадписи на камнях Надписи на камнях фото

Была обнаружена интересная надпись третьего века до н.э., содержащая текст клятвы, требовавшейся от херсонесского официального лица. Она обязывала его

не нарушать демократического порядка и

не передавать информации грекам или «варварам», которая может нанести ущерб интересам города.

Многие граждане имели поля и виноградники за пределами городских стен; иногда они арендовались, в других случаях сам владелец возделывал землю. Город контролировал все западное побережье Крымского полуострова и часть плодородных степных внутренних земель в его северной части. На северо-западе Крыма лидирующее положение принадлежало Ольвии, «городу борисфенитов», который находился в устье Буга и обеспечивал целостность бугоднестровского устья. Таким образом, город занимал благоприятную позицию с точки зрения коммерческих путей, пролегавших на север в глубь территории. Здесь будет не лишним упомянуть, что днепровское широкое устье также играло важную роль в коммерческом обмене между Киевской Русью и Византией. Русско-варяжские князья пытались жестко контролировать устье Днепра, которое предлагало подобающий пункт для торговцев Руси на их пути в Константинополь.

Эксклавы Олешье,
Тмутаракань и
Белая Вежа на карте
Древнерусского государстваXI века.

Русские основали свое селение в устье Днепра в Олешье. Геополитически Олешье тогда играло роль, схожую с ролью Ольвии в более ранний период. Ольвия, колония Милета, была основана во второй половине седьмого столетия до н.э. Изначально она должна была быть рыболовецкой деревней. Рыба и позже составляла важную часть в ее торговле. Земледелие также развивалось. Ольвия имела теснейшие связи со скифским миром всех греческих колоний. Она платила дань скифским царям и в ответ пользовалась их поддержкой. Ее торговцы сплавляли свои товары в глубь территории вверх по Бугу и Днепру. В дополнение Ольвия являлась начальным пунктом великого наземного караванного пути к регионам Волги и Камы на северо-востоке114.. Ольвийские греки имели постоянные связи с местными соседями, что привело к значительному обмену взаимовлияниями в искусстве, ремесле, стилях жизни и т. д. В пятом и начале четвертого столетия до н.э. город имел дружеские связи с Афинами. В период преобладания Македонии отношения Ольвии с греческой родиной не были столь удачными. Около 330 г. до н.э. город был осажден Зопирионом, наместником царя Александра Великого во Фракии. Для объединения всего своего населения против захватчиков оливийцы приняли радикальные меры: местное население получило гражданство и рабы были освобождены. Многие надписи, датируемые началом третьего века до н.э. проливают некоторый свет на экономические условия в Ольвии. Как можно увидеть из некоторых из них, богатый гражданин по имени Протоген одолжил городу 1000 золотых, частично беспроцентно, для покупки зерна. В дополнение он обеспечил себя 2500 медимнами пшеницы по сниженной цене. Подобно Херсонесу, Ольвия была демократией. До 330 г. до н.э. лишь греки среди населения города обладали политическими правами, включая голосование в совете.

Источник:
http://statehistory.ru/books/Vernadskij_Drevnyaya-Rus/11

hystory.mediasole.ru

КОЛОНИИ АНТИЧНЫЕ • Большая российская энциклопедия

КОЛО́НИИ АНТИ́ЧНЫЕ (лат. colonia, от colo – оби­тать, жить, на­се­лять), в стра­нах Древ­не­го Вос­то­ка, в Древ­ней Гре­ции и Древ­нем Ри­ме по­се­ле­ния, ос­но­вы­вав­шие­ся гра­ж­да­на­ми к.-л. го­су­дар­ст­ва на чу­жой тер­ри­то­рии. Про­цесс ос­но­ва­ния (или вы­ве­де­ния) ко­ло­ний был вы­зван эко­но­мич., по­ли­тич. и со­ци­аль­ны­ми при­чи­на­ми.

Древневосточная колонизация

В стра­нах Древ­не­го Вос­то­ка в про­цес­се ко­ло­ни­за­ции наи­бо­лее важ­ную роль сыг­ра­ли ас­сир. г. Аш­шур и го­ро­да Фи­ни­кии. В 20 в. до н. э. тор­гов­цы из Аш­шу­ра ос­но­ва­ли в вост. час­ти Ма­лой Азии, в при­го­ро­де ана­то­лий­ско­го г. Ка­ниш, ко­ло­нию, став­шую цен­тром ме­ж­ду­нар. об­ме­на и кон­тро­ли­ро­вав­шую бо­лее мел­кие тор­го­вые ко­ло­нии. Со­хра­ни­лись таб­лич­ки с «ус­та­вом ас­си­рий­ской тор­го­вой ко­ло­нии», ко­то­рый рег­ла­мен­ти­ру­ет её взаи­мо­от­но­ше­ния с ор­га­на­ми ме­ст­но­го управ­ле­ния. По­ми­мо ас­си­рий­цев и ме­ст­но­го на­се­ле­ния, жи­те­ля­ми этих ко­ло­ний яв­ля­лись тор­гов­цы из си­рий­ских и при­ев­фрат­ских об­лас­тей. 

Фи­ни­кий­ская ко­ло­ни­за­ция в кон. 2-го – 1-й пол. 1-го тыс. до н. э. соз­да­ва­ла ус­ло­вия для бла­го­при­ят­но­го раз­ви­тия ре­мес­ла и тор­гов­ли в го­ро­дах Фи­ни­кии, а так­же ре­ша­ла оп­ре­де­лён­ные со­ци­аль­ные за­да­чи (вы­ве­де­ние «из­бы­точ­но­го» на­се­ле­ния в ко­ло­нии). В кон. 2-го – нач. 1-го тыс. до н. э. наи­бо­лее ак­тив­ной бы­ла ко­ло­ни­за­ция фи­ни­кий­цев из г. Тир. Со­глас­но тра­ди­ции, ок. 1100 до н. э. в Сев. Аф­ри­ке Тир ос­но­вал ко­ло­нию Ути­ка, на юге Ис­па­нии – Га­дес (Га­дир, ны­не Ка­дис). Позд­нее фи­ни­кий­ские К. поя­ви­лись на зап. по­бе­ре­жье Си­ци­лии (Мо­тия, Со­лунт, Па­норм), на Сар­ди­нии, Маль­те, Ба­леар­ских о-вах. В 825 до н. э. (или 814 до н. э.) вбли­зи Ути­ки был ос­но­ван Кар­фа­ген, став­ший круп­ней­шей фи­ни­кий­ской ко­ло­ни­ей в Зап. Сре­ди­зем­но­мо­рье. Кар­фа­ген осу­ще­ст­в­лял собств. ко­ло­ни­за­цию, вы­во­дя по­се­ле­ния на по­бе­ре­жья Сев. и Зап. Аф­ри­ки (со­вре­мен­ных Ту­ни­са, Ал­жи­ра, Ма­рок­ко, Мав­ри­та­нии). В Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рье фи­ни­кий­цы име­ли по­се­ле­ния в осн. на о. Кипр. По­сле рас­па­да Тир­ской дер­жа­вы в 6 в. до н. э. кон­троль над фи­ни­кий­ски­ми ко­ло­ния­ми на Си­ци­лии и Сар­ди­нии пе­ре­шёл к Кар­фа­ге­ну. Фи­ни­кий­ские ко­ло­нии яв­ля­лись пре­ж­де все­го важ­ны­ми цен­тра­ми по­сред­нич. тор­гов­ли ме­ст­ны­ми сырь­е­вы­ми ре­сур­са­ми и из­де­лия­ми фи­ни­кий­ских ре­мес­лен­ни­ков.

Греческая и римская колонизация

бы­ла свя­за­на пре­ж­де все­го с про­цес­сом ста­нов­ле­ния ан­тич­ной гражд. об­щи­ны (в ко­то­рой од­ним из гл. прав гра­ж­да­ни­на явля­лось пра­во на зе­мель­ный уча­сток). Из-за не­зна­чи­тель­но­сти собств. тер­ри­то­рий ан­тич­ные го­су­дар­ст­ва ста­ли при­бе­гать к при­ну­ди­тель­ной эмиг­ра­ции. В Гре­ции этот про­цесс по­лу­чил назв. «ве­ли­кая греч. ко­ло­ни­за­ция». В 8–6 вв. до н. э. в греч. по­ли­сах ост­ро ощу­щал­ся не­дос­та­ток зем­ли, что бы­ло свя­за­но, с од­ной сто­ро­ны, с рос­том чис­лен­но­сти на­се­ле­ния, а с дру­гой – с кон­цен­тра­цией зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти в ру­ках зна­ти. Кро­ме то­го, для раз­ви­тия ре­мёсел тре­бо­ва­лось обес­пе­че­ние про­из-ва раз­но­об­раз­ным сырь­ём. Ещё од­на при­чи­на ко­ло­ни­за­ции – обо­ст­ре­ние по­ли­тич. борь­бы в по­ли­сах, в хо­де ко­то­рой по­тер­пев­шая по­ра­же­ние груп­пи­ров­ка обыч­но пред­по­чи­та­ла по­ки­нуть ро­ди­ну.

Гре­че­ская ко­ло­ни­за­ция раз­ви­ва­лась в трёх на­прав­ле­ни­ях: за­пад­ном, се­ве­ро-вос­точ­ном и юж­ном. На зап. на­прав­ле­нии (по­бе­ре­жье Юж. Ита­лии и Си­ци­лия) наи­бо­лее ак­тив­но ос­но­вы­ва­ли ко­ло­нии Хал­ки­да на Эв­бее, Ме­га­ра и Ко­ринф. Древ­ней­шей ко­ло­ни­ей счи­та­лась греч. Ки­ма (лат. Ку­мы) в Кам­па­нии, на зап. по­бе­ре­жье Ита­лии (сер. 8 в. до н. э.). В Юж. Ита­лии круп­ны­ми ко­ло­ния­ми бы­ли Ре­гий, Элея, Кро­тон, Си­ба­рис, Ме­та­понт и По­сей­до­ния. Един­ст­вен­ной спар­тан­ской ко­ло­ни­ей был Та­рент. Са­мой круп­ной ко­ло­ни­ей на Си­ци­лии ста­ли Си­ра­ку­зы, ос­но­ван­ные ко­рин­фя­на­ми в 733 до н. э. Тер­ри­то­рии, ос­во­ен­ные гре­ка­ми на Си­ци­лии и в Юж. Ита­лии, по­лу­чи­ли назв. Ве­ли­кая Гре­ция. На вост. по­бе­ре­жье Ад­риа­ти­че­ско­го м. во 2-й пол. 7 в. до н. э. пе­ре­се­лен­цы из Ко­рин­фа вы­ве­ли ко­лонии: Лев­ка­да, Анак­то­рий, Ам­бра­кия, Апол­ло­ния и Эпи­дамн (по­след­ние две – совм. с жи­те­ля­ми Кер­ки­ры, ко­то­рые так­же яв­ля­лись ко­ло­ни­ста­ми Ко­рин­фа). В нач. 6 в. до н. э. фо­кей­цы (из ма­ло­азий­ско­го по­ли­са Фо­кея) ос­но­ва­ли не­да­ле­ко от устья р. Ро­дан ко­ло­нию Мас­са­лия (ны­не Мар­сель), а за­тем ещё ряд по­се­ле­ний на се­ве­ро-вос­то­ке совр. Ис­па­нии.

Сев.-вост. греч. ко­ло­ни­за­ция сна­ча­ла бы­ла на­прав­ле­на на ос­вое­ние фра­кий­ско­го по­бе­ре­жья и бе­ре­гов прол. Гел­лес­понт (ны­не Дар­да­нел­лы). По­лу­ост­ров Хал­ки­ди­ка был за­се­лён в осн. ко­ло­ни­ста­ми эв­бей­ских го­ро­дов Хал­ки­да и Эрет­рия, хо­тя в ко­ло­ни­за­ции при­нял уча­стие и Ко­ринф, ос­но­вав По­ти­дею. На фра­кий­ском по­бе­ре­жье наи­бо­лее круп­ны­ми ко­ло­ния­ми бы­ли Аб­де­ры и Ма­ро­нея; в зо­не про­ли­вов Ме­га­ра и Ми­лет ос­но­ва­ли Ас­так, Кал­хе­дон, Ви­зан­тий, Ки­зик, Аби­дос и не­ко­то­рые др.

Пер­вой при­чер­но­мор­ской ко­ло­ни­ей ста­ла Си­но­па на ма­ло­азий­ском по­бе­режье, ко­то­рая за­тем ос­но­ва­ла Тра­пе­зунт. Позд­нее воз­ник­ли но­вые ко­ло­нии – Се­сам, Кром­на, Ки­тор, Амис, вы­ве­ден­ные Ми­ле­том; един­ст­вен­ной ко­ло­ни­ей Ме­га­ры в этом рай­оне бы­ла Ге­рак­лея (сер. 6 в. до н. э.). На зап. по­бе­ре­жье Чёр­но­го м. боль­шая часть ко­ло­ний бы­ла вы­ве­де­на так­же Ми­ле­том (Ис­т­рия, То­мы, Одесс и Апол­ло­ния). Др. греч. по­ли­сы ос­но­ва­ли ко­ло­нии Кал­ла­тис и Ме­сем­брия.

В ко­ло­ни­за­ции Сев. При­чер­но­мо­рья (см. Ан­тич­ные го­ро­да Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья) ве­ду­щая роль при­над­ле­жа­ла так­же вы­ход­цам из Ми­ле­та. В сев.-зап. час­ти ре­гио­на воз­ник­ли ко­ло­нии – Оль­вия, Ти­ра, Ни­ко­ний. На крым­ском бе­ре­гу Кер­чен­ско­го прол. был ос­но­ван Пан­ти­ка­пей (ны­не Керчь), а вслед за ним Ти­ри­та­ка, Ним­фей, Ким­ме­рик и др.; даль­ше на за­пад по по­бе­режью Кры­ма поя­ви­лась ещё од­на ко­ло­ния Ми­ле­та – Фео­до­сия. На юго-за­па­де Кры­ма Ге­рак­лея Пон­тий­ская ос­но­ва­ла Хер­со­нес. На вост. сто­ро­не Кер­чен­ско­го прол. воз­ник­ли Фа­на­го­рия, Ке­пы и Гер­мо­нас­са. Не­сколь­ко юж­нее, на зем­ле син­дов, на­хо­ди­лась Синд­ская га­вань, позд­нее пе­ре­име­но­ван­ная в Гор­гип­пию. На вост. по­бе­ре­жье Чёр­но­го м. наи­бо­лее круп­ны­ми греч. ко­ло­ния­ми бы­ли Пи­ти­унт (ны­не Пи­цун­да), Дио­ску­риа­да (ны­не Су­ху­ми) и Фа­сис (ны­не По­ти).

Осо­бен­ность греч. ко­ло­ни­за­ции в юж. и юго-вост. на­прав­ле­нии за­клю­ча­лась в том, что на этих зем­лях гре­кам при­шлось столк­нуть­ся с вост. го­су­дар­ст­ва­ми, по­это­му толь­ко в обл. Ки­ре­наика, на ли­вий­ском по­бе­ре­жье к за­па­ду от Егип­та, гре­кам уда­лось ос­но­вать пол­но­цен­ную ко­ло­нию Ки­ре­на. В Егип­те в пе­ри­од XXVI Са­ис­ской ди­на­стии в од­ном из зап. усть­ев Ни­ла гре­ки ос­но­ва­ли г. Нав­кра­тис. Греч. по­се­ле­ния бы­ли так­же в Си­рии (Аль-Ми­на) и Фи­ни­кии (Су­кас).

Ве­ли­кая греч. ко­ло­ни­за­ция, в хо­де ко­то­рой воз­ник­ли сот­ни греч. по­ли­сов от Ис­па­нии до Кав­каз­ско­го по­бе­ре­жья Чёр­но­го м., от Сев. При­чер­но­мо­рья до бе­ре­гов Аф­ри­ки, вы­зва­ла важ­ные пе­ре­ме­ны в греч. ми­ре. Пре­ж­де все­го К. а. при­ня­ли «из­бы­точ­ное» на­се­ле­ние греч. по­ли­сов, ко­то­рое в ус­ло­ви­ях ог­ра­ни­чен­ных зе­мель­ных ре­сур­сов не мог­ло реа­ли­зо­вать своё пра­во на зем­лю и по­это­му яв­ля­лось со­ци­аль­но опас­ной сре­дой у се­бя на ро­ди­не. Из К. а. в Гре­цию по­сту­па­ло про­до­воль­ст­вие, пре­ж­де все­го зер­но. По­сто­ян­ное снаб­же­ние зер­ном из ко­ло­ний, осо­бен­но из Сев. При­чер­но­мо­рья и Ве­ли­кой Гре­ции, в свою оче­редь, при­ве­ло к струк­тур­ным из­ме­не­ни­ям в с. х-ве са­мой Гре­ции, ко­то­рое по­сте­пен­но те­ря­ло свой на­ту­раль­ный ха­рак­тер и при­об­ре­та­ло чер­ты то­вар­но­го про­из-ва. Из К. а. по­сту­па­ло разл. сы­рьё (ме­тал­лы, шку­ры жи­вот­ных и пр.) для ре­мес­лен­но­го про­из-ва, что сти­му­ли­рова­ло ус­ко­рен­ное раз­ви­тие го­ро­дов са­мой Гре­ции. В ре­зуль­та­те ве­ли­кой греч. ко­ло­ни­за­ции весь ре­ги­он Сре­ди­зем­но­мо­рья и При­чер­но­мо­рья пре­вра­щал­ся в еди­ную эко­но­мич. мак­ро­сис­те­му, цен­тром ко­то­рой бы­ла Гре­ция. С вар­вар­ской пе­ри­фе­рии в Гре­цию вво­зи­лись де­шё­вые то­ва­ры: зер­но, со­лё­ная ры­ба, ру­ды ме­тал­лов, лес, ко­жи и пр. ви­ды про­до­воль­ст­вия и сы­рья, а так­же ра­бы. Из греч. по­ли­сов в К. а. (а че­рез них к вар­ва­рам) от­прав­ля­лись до­ро­го­стоя­щие то­ва­ры: олив­ко­вое мас­ло, вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ное ви­но, рас­пис­ная ке­ра­ми­ка, раз­но­об­раз­ное во­ору­же­ние, юве­лир­ные ук­ра­ше­ния, пар­фю­ме­рия и др. Ко­ло­ни­за­ция зна­чи­тель­но рас­ши­ри­ла кру­го­зор гре­ков, на­ла­ди­ла кон­так­ты с разл. на­ро­да­ми, что спо­соб­ст­во­ва­ло ин­тен­сив­но­му раз­ви­тию греч. куль­ту­ры. Осо­бен­ность греч. ко­ло­ни­за­ции за­клю­ча­лась в том, что вновь ос­но­ван­ная ко­ло­ния (апой­кия) сра­зу же ста­но­ви­лась су­ве­рен­ным по­ли­сом с собств. гра­ж­дан­ст­вом, за­ко­но­да­тель­ст­вом, ор­га­на­ми гос. управ­ле­ния, че­ка­ни­ла свою мо­не­ту. С по­ли­сом, ко­то­рый вы­вел дан­ную ко­ло­нию (мет­ро­по­ли­ей), апой­кия ус­та­нав­ли­ва­ла тес­ные эко­но­мич., ре­лиг. и куль­тур­ные свя­зи, мог­ла рас­счи­ты­вать на во­ен. под­держ­ку. Ино­гда в ос­но­ва­нии од­ной ко­ло­нии при­ни­ма­ли уча­стие неск. по­ли­сов. Не­ко­то­рые К. а., в свою оче­редь, ос­но­вы­ва­ли но­вые ко­ло­нии на бли­жай­ших тер­ри­то­ри­ях. При вы­ве­де­нии ко­ло­нии вы­би­рал­ся её «ос­но­ва­тель» (ойкист), ко­то­рый на но­вом мес­те про­водил на­де­ле­ние ко­ло­ни­стов зе­мель­ны­ми уча­ст­ка­ми, за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­ей управ­ле­ния в но­вом по­ли­се. Имя ой­ки­ста поль­зо­ва­лось все­об­щим ува­же­ни­ем, а в даль­ней­шем ме­сто его по­гре­бе­ния рас­по­ла­га­лось в цен­тре го­ро­да, не­ред­ко в его честь вво­дил­ся спец. культ.

Иной ха­рак­тер име­ли афин­ские ко­ло­нии-кле­ру­хии, ко­то­рые ста­ли воз­ни­кать ещё в кон. 6 в. до н. э., но наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли в 5 в. до н. э. — в пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния Де­лос­ско­го сою­за (Пер­во­го афин­ско­го мор. сою­за). Кле­ру­хии вы­во­ди­лись на за­воё­ван­ные зем­ли или на тер­ри­то­рию со­юз­ни­ков, вы­сту­пав­ших про­тив вла­сти Афин. На­се­ле­ние кле­ру­хий со­хра­ня­ло афин­ское гра­ж­дан­ст­во и под­чи­ня­лось вла­сти Афин­ско­го го­су­дар­ст­ва.

Рим­ская ко­ло­ни­за­ция. Про­цесс вы­ве­де­ния ко­ло­ний ха­рак­те­рен так­же для го­ро­дов древ­ней Ита­лии. Напр., го­ро­да Эт­ру­рии (Во­ла­тер­ры, Клу­зий, Пе­ру­зия, Це­ре и др.) вы­во­ди­ли ко­ло­нии в Сев. Ита­лию и в Кам­па­нию. В Ри­ме в пе­ри­од фор­ми­ро­ва­ния ан­тич­ной гражд. об­щи­ны и обо­ст­ре­ния борь­бы ме­ж­ду пат­ри­ция­ми и пле­бея­ми, ко­гда осо­бен­но ак­ту­аль­ным был аг­рар­ный во­прос, в 5–4 вв. до н. э. рим. вла­сти пы­та­лись ре­шить его пу­тём вы­ве­де­ния ко­ло­ний на зем­ли Ита­лии, за­хва­чен­ные в ре­зуль­та­те мно­го­числ. войн. В эти ко­ло­нии пе­ре­се­ля­лись пле­беи, ко­то­рые и в са­мом Ри­ме до нач. 3 в. до н. э. не бы­ли пол­но­стью ин­кор­по­ри­ро­ва­ны в со­став гражд. кол­лек­ти­ва. В свя­зи с этим К. а. рас­смат­ри­ва­лись как фак­ти­че­ски са­мо­сто­ят. об­щи­ны, да­же вое­вав­шие с Ри­мом. В то же вре­мя рим­ля­не рас­смат­ри­ва­ли эти ко­ло­нии как со­юз­ные го­су­дар­ст­ва, обя­зан­ные ока­зы­вать Ри­му во­ен. по­мощь. В этот пе­ри­од бы­ли вы­ве­де­ны ко­ло­нии в Ве­лит­ры, Нор­бу, Ан­ций, Ар­дею и др. По­сле по­бе­ды во 2-й Ла­тин­ской вой­не и ли­к­ви­да­ции Ла­тин­ско­го сою­за в 338 до н. э. ла­ти­ны по­лу­чи­ли пра­во на уча­стие в вы­ве­де­нии ко­ло­ний совм. с рим­ля­на­ми.

С это­го вре­ме­ни су­ще­ст­во­ва­ли К. а. двух пра­во­вых ста­ту­сов. В ко­ло­ни­ях рим­ско­го пра­ва (Ос­тия, Мин­тур­не, Си­ну­эс­са и др.) для гра­ж­дан со­хра­ня­лись пра­ва рим. гра­ж­дан­ст­ва, кро­ме пра­ва уча­стия в ко­ми­ци­ях и пра­ва ис­пол­не­ния ма­ги­ст­ра­тур (т. к. для это­го на­до бы­ло на­хо­дить­ся в са­мом Ри­ме). Как пра­ви­ло, по­се­лен­цы дан­но­го ти­па ко­ло­ний по­лу­ча­ли не­боль­шой по раз­ме­ру зе­мель­ный на­дел. Ор­га­на­ми вла­сти в этих ко­ло­ни­ях бы­ли ду­ум­ви­ры и со­вет де­ку­рио­нов. Ко­ло­нии ла­тин­ско­го пра­ва (Лу­це­рия, Ари­ми­нум, Бе­не­вент и др.), ос­но­ван­ные рим­ля­на­ми и ла­ти­на­ми, в пра­во­вом от­но­ше­нии бы­ли при­рав­не­ны к лат. са­мо­уп­рав­ляю­щим­ся об­щи­нам. Рим­ля­не в этих ко­ло­ни­ях те­ря­ли пра­во рим. гра­ж­дан­ст­ва, но по­лу­ча­ли зна­чит. зе­мель­ный на­дел. Од­на­ко ли­ца, ис­пол­няв­шие ма­ги­стра­ту­ру и од­но­вре­мен­но яв­ляв­шие­ся чле­на­ми гор. со­ве­та в этих ко­ло­ни­ях, впо­след­ст­вии мог­ли по­лу­чить пра­ва рим. гра­ж­дан­ст­ва. Рим. ко­ло­нии бы­ли во­ен.-зем­ле­дельч. по­се­ле­ния­ми, по­зво­ляв­ши­ми Ри­му кон­тро­ли­ро­вать тер­ри­то­рию Ита­лии. Вы­ве­де­ние но­вых ко­ло­ний ини­ции­ро­ва­лось кон­су­ла­ми и пле­бей­ски­ми три­бу­на­ми и санк­цио­ни­ро­ва­лось по­ста­нов­ле­ни­ем се­на­та и нар. со­б­ра­ния. Спец. кол­ле­гия три­ум­ви­ров со­став­ля­ла спи­ски ко­ло­ни­стов, ор­га­ни­зо­вы­ва­ла их пе­ре­се­ле­ние на но­вое ме­сто, про­во­ди­ла ме­же­ва­ние зем­ли. С 1 в. до н. э. по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние ко­ло­нии ве­те­ра­нов ар­мий рим. пол­ко­вод­цев (Гая Ма­рия, Лу­ция Кор­не­лия Сул­лы, Гнея Пом­пея, Юлия Це­за­ря) и позд­нее рим. им­пе­ра­то­ров. Идея вы­ве­де­ния рим. ко­ло­ний в про­вин­ции бы­ла впер­вые сфор­му­ли­ро­ва­на во вре­мя три­бу­на­та Гая Грак­ха (123–122), пред­по­ла­га­лось ос­но­ва­ние ко­ло­нии на мес­те раз­ру­шен­но­го Кар­фа­ге­на. Фак­ти­че­ски в кон. 2 в. до н. э. вне Ита­лии бы­ла толь­ко од­на рим­ская ко­ло­ния – Нар­бон в Гал­лии (118 до н. э.). При Це­за­ре ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ла прак­ти­ка ос­но­ва­ния рим. ко­ло­ний в про­вин­ци­ях (бы­ло вы­ве­де­но ок. 80 тыс. чел.). В эпо­ху Ран­ней им­пе­рии этот про­цесс про­дол­жил­ся. Про­жи­ва­ние в ко­ло­ни­ях рим. гра­ж­дан со­вм. с ме­ст­ным на­се­ле­ни­ем со­дей­ст­во­ва­ло ус­вое­нию по­след­ни­ми лат. яз., рим. куль­ту­ры, рим. об­раза жиз­ни; ко­ло­ни­за­ция про­вин­ций со­дей­ст­во­ва­ла их ро­ма­ни­за­ции. По­сле эдик­та Ка­ра­кал­лы (212 н. э.) ста­тус рим. ко­ло­нии ут­ра­чи­ва­ет своё зна­че­ние.

bigenc.ru

Греческие колонии на Черном море

Как на далеком западе, так и на востоке и на севере греки стремились вытеснить финикиян и карийцев из мест их торговли. Несомненно, еще в глубокой древности сидонские корабли с матросами, собранными с разных частей малоазийского приморья и соседних островов, уже плавали через Геллеспонт (Дарданеллы), основывали поселения на том маленьком море, которое называется теперь Мраморным, и вели прибыльную торговлю с дикими туземцами. Достоверно и то, что индийские и ассирийские товары провозились через Армению на южный берег Черного моря и что там были рынки для торговли ими. Но когда проникли на берега Черного моря греки, торговля там стала деятельнее и поселения их стали распространять культуру между варварским туземным населением.

Климат черноморских берегов казался грекам суровым; они находили, что и море и земля покрыты там туманом. Зима, от которой туземцы защищали себя меховою одеждою, казалась грекам жестокою; но ионийские и в особенности милетские торговцы все-таки стали плавать туда. В легендах об ужасах и опасностях, испытанных аргонавтами, отражаются чувства, какие овладевали эллинами в первых плаваниях за Босфор, в Чёрное море, по которому бушует бурный северный ветер; готовясь плыть из Босфора дальше, греки приносили жертву Зевсу Урию. Но робость прошла и они увидели, что страны по берегам Черного моря представляют им такие выгоды, каких нет у них на родине. Там были необозримые равнины для хлебопашества; в густых лесах там были дуб, вяз, ясень для кораблестроения; бесчисленные стада кочевников представляли неистощимый запас шерсти и шкур; там в широких устьях тихих рек были богатые рыбные ловли; там было множество пчел, изобилие меда и воска. Тут можно было добыть богатство, которое миф об аргонавтах называл золотым руном.

Греческие колонии. Карта

 

Греческие колонии южного берега Чёрного моря

Еще в начале VIII века, около 785 (756?) года до Р. X., милетские мореплаватели основали колонию на полуострове, вдающемся в Черное море на южном его берегу, неподалеку от устья реки Галиса. Очень может быть, что здесь до этого уже была ассирийская фактория, и что милетские торговцы приобрели ее покупкою или вообще какою-нибудь полюбовною сделкою. Как бы то ни было, но милетцы основали на полуострове подле мыса Сирия город Синоп; полуостров образовал и с западной и с восточной стороны хорошие гавани; а перешеек, соединявший его на юге с материком, был так узок, что легко было перегородить это место стеною, и она обеспечила колонию от набегов. Положение колонии Синоп было чрезвычайно удобно для торговли, и сама по себе местность была богатая: у берегов было много рыбы; при мягкости климата, превосходно росло оливковое дерево; соседние горы, покрытые густыми лесами, были богаты железом, а жившие дальше в горах воинственные туземцы приводили в город на продажу много пленных.

 

 

И вообще в той части южного берега Чёрного моря географические условия были выгодными. Потому через тридцать лет после возникновения Синопа была основана дальше на восток, в богатой железом стране халибов, и другая греческая колония, Трапезунт (около 756, по другим данным – около 700 до Р. Х.). Одновременно с нею была основана на южном берегу Пропонтиды (Мраморного моря) для охранения черноморской торговли колония Кизик. Она была построена на круглом полуострове, который соединялся с материком лишь узким перешейком; впоследствии, через перешеек прокопали ров, и полуостров стал островом. Туземцы были покорены греками и возделывали нивы и виноградники своих господ, но не были обращены в рабство, а находились в состоянии, подобном крепостному.

Греческие переселенцы из Кизика основали (около 700 г.) колонию на Проконнесе, одном из тех островов Пропонтиды, которые теперь называются Мраморными и по которым сама она называется Мраморным морем. Около того же времени безопасность прохода через Дарданеллы была упрочена для милетских кораблей построением двух укрепленных портовых городов на этом проливе – Абидоса и Пария; через несколько десятилетий был построен там третий город, сначала называвшийся Питиуссой («Сосновым городом»), впоследствии Лампсаком. В каппадокийских храмах «Сирийской богини» греки видели служительниц, иеродул, одетых в мужское платье и вооруженных, совершающих шумные обряды и военные танцы; из этого возникли у них легенды о том, что амазонки, с которыми сражались Геракл и Тесей, жили на Фермодоне.

Кроме торговой предприимчивости, милетяне могли основывать свои колонии на севере и по другому мотиву: быть может, их переселенцы удалялись туда от войн, опустошавших запад Малой Азии. На эту мысль наводит дошедший до нас отрывок из военной элегии Каллина Эфесского, жившего около 730 года. Он убеждает греков бесстрашно биться для защиты «детей и молодых жен», обещает вечную славу тем, которые падут в битве. Мы видим из этого, что какие-то сильные враги нападали тогда на малоазийские колонии эллинов. Быть может, это были те скифские племена, треры и киммерийцы, которые не раз опустошали Малую Азию и раскидывали свой окруженный телегами стан на полях по Каистру. Они разрушили Синоп вскоре после того, как он был основан. Милетяне вновь построили эту колонию через 150 лет после разрушения.

 

Греческие колонии Северного Причерноморья

Греческие колонии южного берега Черного моря быстро богатели. Это ободрило милетян основать поселения на западном и на северном берегах его, у широких устий рек, где много рыбы, и на обширных, удобных для земледелия равнинах. Они построили (между 600 и 560 гг. до Р. Х.) в дельте Дуная колонии Истр, Томы, Одесс; на севере оттуда, в богатом рыбою лимане Днестра – Тирас (нынешний Аккерман). В северном углу Черного моря, где сближаются низовья Буга (Гипаниса) и Днепра (Борисфена), в которых много очень хорошей рыбы, греки среди роскошных нив и лугов основали Ольвию («Город Изобилия»). Они вывозили из этих колоний огромное количество вяленой, рыбы в сирийские и малоазийские города, и черноморская рыба стала там одним из главных видов пищи небогатых людей.

Руины греческой колонии Ольвия

 

Греческие колонисты перенесли свои легенды и в те далекие страны. Остров, лежащий перед устьями Дуная, стал у них островом Левкой («Белым островом»), на который был перенесен после своей смерти герой Троянской войны Ахилл и где он вел счастливую загробную жизнь. Полоса твердого песку на приморье к югу от Ольвии была, по мнению колонистов, стадией, на которой быстроногий герой занимался гимнастическими играми; и моряки молились ему, чтоб он дал им счастливое плавание. Скалистые берега и дикие нравы населения Таврического (Крымского) полуострова долго казались грекам опасными; но наконец они построили на восточном его берегу колонию Феодосию, а у входа в Меотиду (Азовское море), на таврическом берегу, Пантикапей (Керчь) с крепким акрополем; на другом берегу пролива, называвшегося у них Босфором Киммерийским, на мысе устья Гипаниса (Кубани), они основали колонию Φанагорию. Пантикапей стал одним из центров культа Деметры.

Руины греческой колонии Пантикапея

Автор фото – Derevyagin Igor

 

Отважные моряки, милетяне проникли даже из Чёрного моря в Азовское, которое они считали океаном своей мифологической космографии, – рекою, дающею начало всем водам земли. В устье Дона они основали колонию Танаис. Переселенцы из Танаиса двинулись в глубину страны и для облегчения торговли с кочевниками построили фактории Наварис и Эксополь. Таким образом, греки проникли в страну скифов, безбородых людей с мясистыми лицами и гладкими волосами, детей степи, рыскавших по ней на быстрых конях.

Золотая и серебряная монеты из Пантикапея

Автор фото – Rc 13

 

Греческие колонисты стали посещать войлочные шатры причерноморских номадов, кочевавших по степям со своими стадами, и покупали у них хлеб, пеньку, шкуры, меха, мед, воск. Вероятно, изумлялись эти «люди, питающиеся молоком», когда приезжали в богатые торговые греческие города Северного Причерноморья выменивать на свои товары посуду, оружие, ткани, наряды и видели великолепные дома, окруженные колоннадами храмы. Сношения с греческими колониями влагали в мысли этих дикарей некоторые начала культуры. Геродот рассказывает (IV, 76), что во времена Солона сын скифского царя, Анахарсис, проникнувшись любознательностью, приехал в Грецию, посетил Афины и заслужил у эллинов славу мудреца; но по возвращении на родину был убит своими соплеменниками, раздраженными его попыткою ввести у них культ матери богов, заимствованный им из Кизика.

Северное Причерноморье в V-II вв. до Р. Х.

 

Греческие колонии восточного берега Чёрного моря

Наконец милетяне основали поселения и на восточном берегу Черного моря, в стране воинственных племен Кавказа. Они построили там города Фасис и Диоскурию, ставшие рынками товаров внутренней части Азии. Теперь все Черное море было охвачено греческими колониями. Торговля на нем получила очень большое развитие. Колонии деятельно обменивались товарами между собою и с Милетом. В колонии шли большие караваны из дальних стран: в Ольвию и Танаис они везли продукты Урала и Сибири, в Диоскурию металлы Армении, драгоценные камни, жемчуг, шелк, слоновую кость Индии. В середине VI-го века Милет был метрополией 75 или 80 греческих колоний, подобно ему энергичных; а некоторые из них даже превосходили его великолепием и богатством.

 

rushist.com

Древнегреческие колонии Википедия

Греческие полисы (красным цветом) к IV в. до н. э.

Великая греческая колонизация — масштабное расселение древних греков по берегам Средиземного и Чёрного морей на протяжении трёх веков с середины VIII века до н. э.[1]

Дорийцы и ионийцы распространяются по северному побережью Средиземного моря, далее они оказываются и в Чёрном море.

Однако греки не занимались открытием новых земель, а следовали уже проторенными путями финикийцев, вытесняя предшественников. Кроме того, они не исследовали новые земли вглубь, ограничивая своё присутствие побережьями.

Существовавшее в крито-микенский период политическое единство Греции не было восстановлено. Множество полисов, контролирующих свои территории, имело самые разнообразные способы управления: тирания, олигархия, тимократия и демократия.

Колонии выводились прежде всего из-за нехватки земли в полисах континентальной Греции. В свою очередь, это было связано как с растущим населением полиса, так и с существованием законов, запрещавших дробление земельной собственности между несколькими наследниками[2].

Божественная санкция требовалась для любого серьёзного государственного предприятия, но она была особенно необходима при основании нового поселения. Жители полисов, решившие основать колонию, как правило, обращались к дельфийскому оракулу, жрецы которого традиционно указывали место основания будущей колонии, либо давали иные (порой — двусмысленные) указания[3][4]. Таким образом, возможно, что управление направлением колонизации (но не самой колонизацией) имело централизованный характер[5]. В то же время, изменение направления колонизации могло быть связано и с враждой между двумя коалициями полисов в ходе Лелантской войны: Халкида и Коринф, вытеснив своих противников с арены колонизации в Сицилии, способствовали формированию нового направления древнегреческой колонизации — на северо-восток, в Мраморное и Чёрное море[6]. Известно, что многие ранние колонии в этом направлении выводились именно противниками Халкиды и Коринфа[6].

Новые земли колонизировались постепенно — так, Коринф до установления там тирании сперва вывел несколько колоний по берегам Коринфского залива, затем — на островах Ионического моря и лишь затем основал Сиракузы в Сицилии[7]. В период правления в Коринфе тиранов колонизационная политика определялась стратегическими соображениями: кроме решения традиционных для Греции проблем нехватки земли для обработки и сырья, тираны Коринфа ставили перед собой задачу обеспечить себе стратегическое господство на западном направлении. Исключением на фоне волны колонизации являлась континентальная Спарта. Спартанцы основали единственную колонию — Тарент в южной Италии, однако в дальнейшем предпочли решать проблемы, общие для всех греческих полисов в то время (нехватка земли и перенаселение), путём завоеваний новых земель на Пелопоннесе и изменением устройства своего полиса.

Греческий храм на Сицилии, посвященный Гере, построен в 5-м столетии до н. э.

Основными направлениями греческой колонизации были «Великая Греция» (Южная Италия), Сицилия, берега Чёрного моря, Восточное Средиземноморье (Кипр и южное побережье Малой Азии), Кирена, устье Нила в Египте, северо-западная часть Средиземноморья. Эти направления объединяются в три группы: западное (наиболее активное по количеству выведенных колоний), северо-восточное (второе по активности) и юго-восточное и южное[8]. Иногда случалось, что колонистам не удавалось основать колонию в желаемом месте, и им приходилось менять не только место, но и сам регион выведения колонии (например, колонисты из Эретрии, которым не удалось основать колонию на Керкире, основали колонию во Фракии[2]). В случае вражды полисов-метрополий менее сильный полис мог быть вынужден прекратить колонизацию даже при существовании предпосылок для неё (например, Мегары долгое время были вынуждены ограничиться выведением лишь одной колонии из-за противодействия своих противников — Халкиды и Коринфа[9]). В колонизации в VIII—VI веках участвовали и полисы, сами не так давно бывшие колониями, как например Милет, основавший до 90 колоний на берегах Чёрного моря[5]. Кроме того, участвовали в дальнейшей колонизации и полисы, выведенные непосредственно в период Великой греческой колонизации (например, Акрагант, основанный Гелой и колонии Сиракуз).

Большинство колонистов составляли, как правило, обедневшие и малоземельные граждане, младшие сыновья семейств, побеждённые на политической арене, а также жители других полисов[8]. Колонисты, участвовавшие в выведении новой колонии, должны были автоматически получить землю для обработки и гражданство в новом полисе[2]. Организацией выведения колонии занимался выбранный человек — ойкист. При основании колонии из метрополии перевозился огонь священного очага и изображения местных богов[5]. Жители колоний всегда сохраняли тесные связи с метрополией, вплоть до оказания помощи при необходимости. Несмотря на это, колонии изначально выводились как самостоятельные полисы[8], поэтому при столкновении интересов метрополии и колонии оба полиса могли перейти от мирных дружественных и братских отношений к открытым конфликтам друг с другом, как например случилось между Коринфом и Керкирой.

Создание многочисленных колоний содействовало развитию торговли, вплоть до того, что некоторые колонии специально выводились для обеспечения стратегического господства метрополии в данном районе[7]. Колонии экспортировали в континентальные полисы зерно (прежде всего из Великой Греции и Причерноморья) и медь (Кипр), в меньшей степени — вино, то есть в основном это было сырьё. В свою очередь, в колонии экспортировались железо и изделия из него, а также шерстяные ткани, керамику и другие ремесленные товары[5][8]. Первое время в торговле внутри греческих колоний лидировала Эгина, жители которой были умелыми мореходами, но вскоре её потеснили Коринф и Халкида, обладавшие, в отличие от Эгины, большим числом колоний. Лишь после них первенство в морской торговле захватили Афины.

Благодаря колониям греческим полисам удалось ликвидировать перенаселение континентальной Греции, значительно увеличить объём торговли и создать предпосылки для господства греческих торговцев в Средиземноморье, а также расширить сферу распространения греческой культуры. Считается, что всего за время колонизации было выведено несколько сотен колоний, общее население которых составляло 1,5 – 2 миллиона человек[8].

См. также

Примечания

  1. ↑ http://www.ancienthistory.spb.ru/book/11-34kolon/
  2. 1 2 3 Л. А. Пальцева — Лелантская война и начало колонизации / Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии — СПб., 1999 Архивная копия от 25 декабря 2007 на Wayback Machine
  3. ↑ Обсуждение роли Дельф в греческой колонизации см. у У.Дж. Форреста в его разделе об архаических Дельфах в книге: Кембриджская история древнего мира. Т. III, ч. 3: Расширение греческого мира. М., 2007. С. 362—381.
  4. ↑ См. также: Л. А. Пальцева — Дельфийский оракул и колонизация / Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии — СПб., 1999 Архивная копия от 17 мая 2009 на Wayback Machine
  5. 1 2 3 4 Куманецкий, К. — История культуры Древней Греции и Рима. — М.:”Высшая школа”, 1990
  6. 1 2 Л. А. Пальцева — Основание Астака / Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии — СПб., 1999 Архивная копия от 25 декабря 2007 на Wayback Machine
  7. 1 2 Жестоканов С. М. Колонизационная политика коринфских тиранов // Вестник СПбГУ. Сер. 2, 1996, вып. 2 (№ 9)
  8. 1 2 3 4 5 История Древней Греции. Учебник под ред. В. И. Кузищина. — Москва, 1996
  9. ↑ Л. А. Пальцева — Мегаряне в Сицилии / Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии — СПб., 1999 Архивная копия от 24 декабря 2007 на Wayback Machine

Литература

  • Κληρουχία // Реальный словарь классических древностей / авт.-сост. Ф. Любкер ; Под редакцией членов Общества классической филологии и педагогики Ф. Гельбке, Л. Георгиевского, Ф. Зелинского, В. Канского, М. Куторги и П. Никитина. — СПб., 1885.
  • Кембриджская история древнего мира. Т. III, ч. 3: Расширение греческого мира. М.: Ладомир, 2007. (В особенности главы 36, 37, 38, 39a, 40, 41).
  • Куманецкий, К. — История культуры Древней Греции и Рима. — М.:”Высшая школа”, 1990
  • Карышковский П.О, И. Б. Клейман. Древний город Тира. — Киев, 1985.
  • Карышковский П.О Монеты Ольвии. Киев, 1988
  • Пётр Осипович Карышковский на сайте acadenia.edu
  • Анучин Д. Н., Водовозов В. В., Винклер, П. П., Мищенко Ф. Г., Петрушевский Ф. Ф. Греция // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о