Дон и кихот – Знаменитый роман Сервантеса «Дон Кихот», его краткое содержание. Дон Кихот

Содержание

Дон Кихот — биография, актеры и главные герои, цитаты

Дон Кихот: история персонажа

Роман Мигеля де Сервантеса о рыцаре печального образа относится к числу наиболее популярных книг: значимое произведение испанца уступает первенство по количеству тиражей только Библии.

Памятник Дону Кихоту и Санчо Пансе

Кроме того, английским изданием «Великобритания сегодня» было проведено международное анкетирование. Читателям предлагалось выбрать сорок самых занимательных книг. И первую позицию в рейтинге занял «Дон Кихот», а вторую – эпопея Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Стоит отметить, что благодаря тщательно прорисованной характеристике героя имя протагониста стало нарицательным, а его амплуа не раз использовали в экранизациях.

История создания

Когда в Средневековье воины знатного сословия надевали доспехи, шлемы, кольчужный ворот, наплечники и вооружались мечом, тогда возникла куртуазная литература и рыцарские романы. Любители прозы, жившие в то нелегкое время, наслаждались героическим эпосом в стиле трубадуров Прованса: повестями о бесстрашных наездниках, которые были готовы пойти на любые авантюры, чтобы защитить честь своей дамы или сеньора. Однако нашлись писатели, которые умудрились сделать пародии на эти претенциозные романы.

Испанец Мигель де Сервантес решился высмеять рыцарскую литературу после того, как прочел книгу «Интерлюдии романсов». Сюжет рассказывает о том, как несчастный фермер, следящий за своим хозяйством и не знающий бед, в один прекрасный момент начитался героических историй и отправился скитаться по белу свету.

Мигель де Сервантес

Примечательно, что основополагающее произведение Сервантеса было написано в тюрьме. В 1597 году автор попал за решетку по обвинению в растрате государственных средств. Незадолго до заточения литератор устроился интендантом в королевскую армию, в его обязанности входила закупка провианта, а также сбор недоимок.

Мигель, чья душа требовала творчества, недобросовестно справлялся с приземленной профессией, поэтому недостачи были не случайным обстоятельством, а закономерным событием. Доверчивый Сервантес одолжил казенную сумму одному непорядочному банкиру, который вместо того, чтобы выплатить долг, скрылся в неизвестном направлении, а гению литературы пришлось за свою наивность и безалаберность поплатиться свободой. Чтобы скоротать время в местах лишения свободы, Мигель де Сервантес начал придумывать свой роман.

Первое издание романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»

Произведение Мигеля де Сервантеса состоит из двух томов. Первый – «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» – книгочеи увидели в 1605 году, а следующий роман под названием «Вторая часть гениального рыцаря Дон Кихот из Ламанчи» вышел в свет через десять лет. Год написания – 1615.

Возможно, Сервантес и не стал бы выпускать «сиквел», однако в 1614 году некий самозванец, который назвал себя Авельянеда из города Тордесильяса, выпустил мнимое продолжение о путешествиях рыцаря, причем в своей книге он резко высмеивал истинного автора. Мигель отнесся к своему последователю недобродушно и в конце второй части посвятил ему несколько строк в эпилоге, которые заканчиваются так: «…ибо этот труд ему не по плечу и не его окоченевшего ума это дело».

Дон Кихот Ламанчский

Хоть Сервантес и провел остаток жизни в бедности, его произведение пользовалось невиданной популярностью, а имя авантюрного героя со временем стало узнаваемым. Поговаривают, что у этого искателя приключений были прототипы. Из биографии драматурга Лопе де Вега известно, что он, исписав сотни страниц любовными рассказами, оставил свою супругу и собрался во флот Непобедимой Армады.

Причин для того, чтобы прятать под маской главного героя своего врага и насмехаться над ним, у Сервантеса было более чем предостаточно. Дело в том, что творения его коллеги по цеху пользовались большей популярностью у искушенной публики.

Конкистадор Гонсало Хименес де Кесада — прототип Дона Кихота

Помимо прочего, писатель Херман Арсиньегас говаривал, что возможным прообразом Дона Кихота послужил испанский конкистадор Гонсало Хименес де Кесада. Этот человек много путешествовал, он является первым искателем таинственного Эльдорадо – мистической страны, которая богата золотом и драгоценными камнями. Похождения де Кесады обросли слухами и легендами.

Биография и сюжет

Биография популярного литературного героя окутана ореолом тайны. Сам автор писал, что о настоящем имени Кихота остается только гадать, но, предположительно, наездника зовут Алонсо Кехана. Хотя некоторые считают, что его фамилия Кихада или Кесада.

«Однако ж у нас есть все основания полагать, что фамилия его была Кехана», – пишет гений литературы в своем романе.

Благородное имя Дон Кихот главный герой выбрал себе сам, потратив на раздумья неделю. Литературный персонаж проживал в селе Ламанчском. Имущество его не отличалось богатством: Кехана владел фамильным копьем, древним щитом, старой клячей и собакой.

Пятидесятилетний мужчина проводил дни и ночи за чтением рыцарских романов, упиваясь приключениями отважных храбрецов. В один момент Кехана понял, что он ничем не отличается от вымышленных персонажей, мужественных и храбрых. К тому же пожилому человеку было скучно, а душа требовала разнообразия и авантюр.

Дон Кихот и Санчо Панса

Любителю книжных страниц захотелось стать странствующим воином. Он привел имеющиеся у него доспехи в надлежащий вид и придумал имя верному коню – Росинант. Кихот дал такое прозвище непарнокопытному животному неспроста. Имя его коня – это своеобразная игра слов: «rocin» в переводе означает «кляча», а вторая составная часть слова «ante» переводится как «прежде, впереди».

Дон Кихот знал не понаслышке, что путешественник должен обзавестись дамой сердца, поэтому его возлюбленной стала некая Альдонсуа Лоренсо, которую главный герой произведения нарек Дульсинеей Тобосской. Теперь дело оставалось за малым: чтобы поставить еще одну галочку в «рыцарском списке» нужно отправиться в путь.

Дон Кихот и Дульсинея Тобосская

Новоявленный владелец доспехов скитался по городу целый день, а затем остановился у постоялого двора, ошибочно приняв его за замок. Неказистая внешность книгочея и его претенциозные речи стали предметом насмешек, однако хозяин все же накормил идальго, который напрочь отказывался снимать рыцарский шлем.

Произведение Сервантеса рассмешит любого читателя. Например, когда хозяин спросил, есть ли у Кихота деньги, тот не нашел ни гроша в кармане. Ведь в романах не было написано, что воины должны обзавестись бюджетом, а Дон воспринимал все прочитанное слишком буквально.

Дон Кихот и Санчо Панса

Однажды ночью погонщик хотел напоить мулов, поэтому снял доспехи Кихота с водопойного корыта. Но идальго – не промах, он ударил копьем своего «обидчика». Неудивительно, что хозяин поместья, посчитавший Кихота сумасшедшим, решил поскорее «посвятить» этого человека в рыцари: находчивый владелец уверил Ламанчского, что дедикация состоит из подзатыльника и удара шпагой по спине. После произнесения речи Дон Кихот был отправлен из двора восвояси.

Чего только не было во времена хождений Дона Кихота! Его подвиги и фантазия не знают границ. Например, вместо ветряных мельниц идальго видит гигантских чудовищ и, поскольку его долг – спасти землю от неминуемой гибели, вызвает великанов на поединок.

Дон Кихот сражается с мельницей

Также протагонист представил в своем воображении, что некий волшебник создал львов, чтобы те сразились с ним, однако животные не пожелали выходить на поединок. По древнему обычаю, тот, кто принял приглашение сразиться, но не вышел на поле боя, получал позорное клеймо, тогда как провокатору доставались лавры почета и титул победителя. Поэтому Кихот, уверенный в своей победе отправился дальше.

К сожалению, Фортуна не всегда улыбалась главному герою, который однажды проиграл Рыцарю Белой Луны. Поэтому любитель романов решил отстраниться от рыцарской деятельности на год и вместе со спутником Санчо Пансой покинул презренный город и сделался пастухом.

Умирающий Дон Кихот

В конце книги Дон Кихот начал хворать, и перед смертью его разум прояснился: главный герой возненавидел куртуазные романы и выбрал себе новое имя – Алонсо Кихано. Рыцарь составил завещание и умер по-христиански, как не уходил из жизни еще ни один странствующий воин.

Образ

Несмотря на отрицательные качества, главный герой романа Сервантеса производит положительное впечатление, ведь нельзя не любить взрослого ребенка, который предпочел скучному и тривиальному миру богатое воображение. Дон Кихот поразил сердца не только простых обывателей, но и литературной диаспоры: характеристику его образу пытались дать Джордж Байрон, Виктор Гюго, Иван Тургенев и другие именитые прозаики.

Образ Дона Кихота

Исследователи вывели новый человеческий психотип, а также философское понятие, которое зовется «донкихотство». Основные черты характера, которые психологи приписывают «Дону Кихоту» – это наивность и доброжелательность, ведь такой человек даже не помышляет совершить злодеяние или подвох.

У утонченного и интеллигентного протагониста обнаруживаются и слабые стороны: он оторван от реальности, не привык к богатству (свои деньги раздает, как Робин Гуд) и слишком наивен и доверчив. Любой мошенник и плут способен обвести искателя приключений вокруг пальца.

Внешность Дона Кихота

Но странствующему рыцарю удалось заполучить любовь читателей. А некоторые писатели воплотили героя Сервантеса в своих произведениях. Об этом свидетельствуют книги «Житие Дон Кихота и Санчо» Мигеля де Унамуно, «Освобожденный Дон Кихот» А.В. Луначарского и «Монсеньор Кихот» Грэма Грина.

Интересные факты

  • Как говорилось ранее, Мигель де Сервантес планировал свою книгу как пародию, а сам герой Дон Кихот придумывался для высмеивания. Но именитый философ Фридрих Ницше отметил, что значение романа является самым горьким из всех за всю историю человечества.
  • Актер театра и кино Владимир Зельдин получил премию Советского Союза за роль Дона Кихота в мюзикле «Человек из Ламанчи».

Владимир Зельдин в роли Дона Кихота

  • По легенде некий юноша читал на улице книгу и заливался смехом. Студента заметил отдыхающий на балконе мудрый король Испании Филипп III. Увидев безудержное веселье молодого человека, владелец короны сделал замечание, сказав, что юноша либо психически нездоров, либо читает роман Сервантеса. И вправду – в руках любителя литературы была книга о Доне Кихоте.
  • 25 июня 1994 года зрители увидели балет под названием «Дон Кихот, или Фантазии безумца». Либретто написал Борис Эйфман.
  • Хоть книга Мигеля де Сервантеса и стала мировым бестселлером, материальному положению автора можно было только посочувствовать.

Цитаты

«Не сердись, если тебе скажут что-нибудь неприятное. Живи в ладу со своей совестью, и пускай себе люди говорят, что им вздумается. Привязать язык злоречивому человеку так же невозможно, как запереть поле воротами».

«- Сейчас видно неопытного искателя приключений. — заметил Дон Кихот. — Это великаны. И если ты боишься, то отъезжай в сторону и помолись, а я тем временем вступлю с ними в жестокий и неравный бой».

«Если когда-нибудь жезл правосудия согнется у тебя в руках, то пусть это произойдет не под тяжестью даров, но под давлением сострадания».

«Когда знатные женщины или же скромные девицы поступаются своею честью и позволяют своим устам переходить всякие границы приличия и разглашать заветные тайны своего сердца, то это означает, что они доведены до крайности».

«Неблагодарность — дочь гордости и один из величайших грехов, какие только существуют на свете».

«Будь умерен в питье из тех соображений, что человек, выпивший лишнее, не хранит тайн и не исполняет обещаний».

Фото

24smi.org

Дон Кихот | Краткое содержание | ReadCafe

В некоем селе Ламанчском жил-был один идальго, чьё имущество заключалось в фамильном копье, древнем щите, тощей кляче да борзой собаке. Фамилия его была не то Кехана, не то Кесада, точно неизвестно, да и неважно. Лет ему было около пятидесяти, телом он был сухопар, лицом худощав и дни напролёт читал рыцарские романы, отчего ум его пришёл в полное расстройство, и ему вздумалось сделаться странствующим рыцарем. Он начистил принадлежавшие его предкам доспехи, приделал к шишаку картонное забрало, дал своей старой кляче звучное имя Росинант, а себя переименовал в Дон Кихота Ламанчского. Поскольку странствующий рыцарь обязательно должен быть влюблён, идальго, поразмыслив, избрал себе даму сердца: Альдонсу Лоренсо и нарёк её Дульсинеей Тобосской, ибо родом она была из Тобосо. Облачившись в свои доспехи, Дон Кихот отправился в путь, воображая себя героем рыцарского романа. Проехав целый день, он устал и направился к постоялому двору, приняв его за замок. Неказистая наружность идальго и его возвышенные речи всех рассмешили, но добродушный хозяин накормил и напоил его, хотя это было нелегко: Дон Кихот ни за что не хотел снимать шлем, мешавший ему есть и пить. Дон Кихот попросил хозяина замка, т.е. постоялого двора, посвятить его в рыцари, а перед тем решил провести ночь в бдении над оружием, положив его на водопойное корыто. Хозяин спросил, есть ли у Дон Кихота деньги, но Дон Кихот ни в одном романе не читал про деньги и не взял их с собой. Хозяин разъяснил ему, что хотя такие простые и необходимые вещи, как деньги или чистые сорочки, не упоминаются в романах, это вовсе не значит, что у рыцарей не было ни того, ни другого. Ночью один погонщик хотел напоить мулов и снял с водопойного корыта доспехи Дон Кихота, за что получил удар копьём, так что хозяин, считавший Дон Кихота сумасшедшим, решил поскорее посвятить его в рыцари, чтобы избавиться от столь неудобного постояльца. Он уверил его, что обряд посвящения состоит в подзатыльнике и ударе шпагой по спине и после отъезда Дон Кихота произнёс на радостях не менее высокопарную, хотя и не столь пространную речь, чем новоиспечённый рыцарь.

Дон Кихот повернул домой, чтобы запастись деньгами и сорочками. По пути он увидел, как дюжий сельчанин колотит мальчишку-пастуха. Рыцарь вступился за пастушка, и сельчанин обещал ему не обижать мальчишку и заплатить ему все, что должен. Дон Кихот в восторге от своего благодеяния поехал дальше, а сельчанин, как только заступник обиженных скрылся из глаз, избил пастушка до полусмерти. Встречные купцы, которых Дон Кихот заставлял признать Дульсинею Тобосскую самой прекрасной дамой на свете, стали над ним насмехаться, а когда он ринулся на них с копьём, отдубасили его, так что домой он прибыл избитый и обессиленный. Священник и цирюльник, односельчане Дон Кихота, с которыми он часто спорил о рыцарских романах, решили сжечь зловредные книги, от которых он повредился в уме. Они просмотрели библиотеку Дон Кихота и почти ничего не оставили от неё, кроме «Амадиса Галльского» и ещё нескольких книг. Дон Кихот предложил одному хлебопашцу — Санчо Пансе — стать его оруженосцем и столько ему наговорил и наобещал, что тот согласился. И вот однажды ночью Дон Кихот сел на Росинанта, Санчо, мечтавший стать губернатором острова, — на осла, и они тайком выехали из села. По дороге они увидели ветряные мельницы, которые Дон Кихот принял за великанов. Когда он бросился на мельницу с копьём, крыло её повернулось и разнесло копье в щепки, а Дон Кихота сбросило на землю.

На постоялом дворе, где они остановились переночевать, служанка стала пробираться в темноте к погонщику, с которым договорилась о свидании, но по ошибке наткнулась на Дон Кихота, который решил, что это влюблённая в него дочь хозяина замка. Поднялся переполох, завязалась драка, и Дон Кихоту, а особенно ни в чем не повинному Санчо Пансе, здорово досталось. Когда Дон Кихот, а вслед за ним и Санчо отказались платить за постой, несколько случившихся там людей стащили Санчо с осла и стали подбрасывать на одеяле, как собаку во время карнавала.

Когда Дон Кихот и Санчо поехали дальше, рыцарь принял стадо баранов за вражескую рать и стал крушить врагов направо и налево, и только град камней, который пастухи обрушили на него, остановил его. Глядя на грустное лицо Дон Кихота, Санчо придумал ему прозвище: Рыцарь Печального Образа. Как-то ночью Дон Кихот и Санчо услышали зловещий стук, но когда рассвело, оказалось, что это сукновальные молоты. Рыцарь был смущён, и его жажда подвигов осталась на сей раз неутолённой. Цирюльника, который в дождь надел на голову медный таз, Дон Кихот принял за рыцаря в шлеме Мамбрина, а поскольку Дон Кихот дал клятву завладеть этим шлемом, он отобрал у цирюльника таз и очень возгордился своим подвигом. Затем он освободил каторжников, которых вели на галеры, и потребовал, чтобы они отправились к Дульсинее и передали ей привет от её верного рыцаря, но каторжники не захотели, а когда Дон Кихот стал настаивать, побили его камнями.

В Сьерре Морене один из каторжников — Хинес де Пасамонте — похитил у Санчо осла, и Дон Кихот пообещал отдать Санчо трёх из пяти ослов, которые были у него в имении. В горах они нашли чемодан, где оказалось кое-что из белья и кучка золотых монет, а также книжка со стихами. Деньги Дон Кихот отдал Санчо, а книжку взял себе. Хозяином чемодана оказался Карденьо — полубезумный юноша, который начал рассказывать Дон Кихоту историю своей несчастной любви, но недорассказал, потому что они поссорились из-за того, что Карденьо мимоходом дурно отозвался о королеве Мадасиме. Дон Кихот написал любовное письмо Дульсинее и записку своей племяннице, где просил её выдать «подателю первого ослиного векселя» трёх ослят, и, побезумствовав для приличия, то есть сняв штаны и несколько раз перекувырнувшись, послал Санчо отнести письма. Оставшись один, Дон Кихот предался покаянию. Он стал думать, чему лучше подражать: буйному помешательству Роланда или меланхолическому помешательству Амадиса. Решив, что Амадис ему ближе, он стал сочинять стихи, посвящённые прекрасной Дульсинее. Санчо Панса по пути домой встретил священника и цирюльника — своих односельчан, и они попросили его показать им письмо Дон Кихота к Дульсинее, но оказалось, что рыцарь забыл дать ему письма, и Санчо стал цитировать письмо наизусть, перевирая текст так, что вместо «бесстрастная сеньора» у него получилось «безотказная сеньора» и т. п. Священник и цирюльник стали изобретать средство выманить Дон Кихота из Бедной Стремнины, где он предавался покаянию, и доставить в родную деревню, чтобы там излечить его от помешательства. Они просили Санчо передать Дон Кихоту, что Дульсинея велела ему немедленно явиться к ней. Они уверили Санчо, что вся эта затея поможет Дон Кихоту стать если не императором, то хотя бы королём, и Санчо в ожидании милостей охотно согласился им помогать. Санчо поехал к Дон Кихоту, а священник и цирюльник остались ждать его в лесу, но вдруг услышали стихи — это был Карденьо, который поведал им свою горестную повесть с начала до конца: вероломный друг Фернандо похитил его возлюбленную Лусинду и женился на ней. Когда Карденьо закончил рассказ, послышался грустный голос и появилась прекрасная девушка, переодетая в мужское платье. Это оказалась Доротея, соблазнённая Фернандо, который обещал на ней жениться, но покинул её ради Лусинды. Доротея рассказала, что Лусинда после обручения с Фернандо собиралась покончить с собой, ибо считала себя женой Карденьо и дала согласие на брак с Фернандо только по настоянию родителей. Доротея же, узнав, что он не женился на Лусинде, возымела надежду вернуть его, но нигде не могла его найти. Карденьо открыл Доротее, что он и есть истинный супруг Лусинды, и они решили вместе добиваться возвращения «того, что им принадлежит по праву». Карденьо обещал Доротее, что, если Фернандо не вернётся к ней, он вызовет его на поединок.

Санчо передал Дон Кихоту, что Дульсинея призывает его к себе, но тот ответил, что не предстанет перед ней, покуда не совершит подвигов, «милости её достойных». Доротея вызвалась помочь выманить Дон Кихота из лесу и, назвавшись принцессой Микомиконской, сказала, что прибыла из далёкой страны, до которой дошёл слух о славном рыцаре Дон Кихоте, дабы просить его заступничества. Дон Кихот не мог отказать даме и отправился в Микомикону. Навстречу им попался путник на осле — это был Хинес де Пасамонте, каторжник, которого освободил Дон Кихот и который украл у Санчо осла. Санчо забрал себе осла, и все поздравили его с этой удачей. У источника они увидели мальчика — того самого пастушка, за которого недавно вступился Дон Кихот. Пастушок рассказал, что заступничество идальго ему вышло боком, и проклинал на чем свет стоит всех странствующих рыцарей, чем привёл Дон Кихота в ярость и смущение.

Добравшись до того самого постоялого двора, где Санчо подбрасывали на одеяле, путники остановились на ночлег. Ночью из чулана, где отдыхал Дон Кихот, выбежал перепуганный Санчо Панса: Дон Кихот во сне сражался с врагами и размахивал мечом во все стороны. Над его изголовьем висели бурдюки с вином, и он, приняв их за великанов, пропорол их и залил все вином, которое Санчо с перепугу принял за кровь. К постоялому двору подъехала ещё одна компания: дама в маске и несколько мужчин. Любопытный священник попытался расспросить слугу о том, кто эти люди, но слуга и сам не знал, он сказал только, что дама, судя по одежде, монахиня или собирается в монастырь, но, видно, не по своей воле, и она вздыхала и плакала всю дорогу. Оказалось, что это Лусинда, которая решила удалиться в монастырь, раз не может соединиться со своим супругом Карденьо, но Фернандо похитил её оттуда. Увидев дона Фернандо, Доротея бросилась ему в ноги и стала умолять его вернуться к ней. Он внял её мольбам, Лусинда же радовалась, воссоединившись с Карденьо, и лишь Санчо огорчался, ибо считал Доротею принцессой Микомиконской и надеялся, что она осыплет его господина милостями и ему тоже кое-что перепадёт. Дон Кихот считал, что все уладилось благодаря тому, что он победил великана, а когда ему рассказали о продырявленном бурдюке, назвал это чарами злого волшебника. Священник и цирюльник рассказали всем о помешательстве Дон Кихота, и Доротея с Фернандо решили не бросать его, а доставить в деревню, до которой оставалось не больше двух дней пути. Доротея сказала Дон Кихоту, что счастьем своим она обязана ему, и продолжала играть начатую роль. К постоялому двору подъехали мужчина и женщина-мавританка, Мужчина оказался капитаном от инфантерии, попавшим в плен во время битвы при Лепанто. Прекрасная мавританка помогла ему бежать и хотела креститься и стать его женой. Вслед за ними появился судья с дочерью, оказавшийся родным братом капитана и несказанно обрадовавшийся, что капитан, от которого долго не было вестей, жив. Судья не был смущён его плачевным видом, ибо капитан был ограблен в пути французами. Ночью Доротея услышала песню погонщика мулов и разбудила дочь судьи Клару, чтобы девушка тоже послушала её, но оказалось, что певец вовсе не погонщик мулов, а переодетый сын знатных и богатых родителей по имени Луис, влюблённый в Клару. Она не очень знатного происхождения, поэтому влюблённые боялись, что его отец не даст согласия на их брак. К постоялому двору подъехала новая группа всадников: это отец Луиса снарядил за сыном погоню. Луис, которого слуги отца хотели препроводить домой, отказался ехать с ними и попросил руки Клары.

На постоялый двор прибыл другой цирюльник, тот самый, у которого Дон Кихот отнял «шлем Мамбрина», и стал требовать возвращения своего таза. Началась перепалка, и священник потихоньку отдал ему за таз восемь реалов, чтобы её прекратить. Меж тем один из случившихся на постоялом дворе стражников узнал Дон Кихота по приметам, ибо его разыскивали как преступника за то, что он освободил каторжников, и священнику стоило большого труда убедить стражников не арестовывать Дон Кихота, поскольку тот не в своём уме. Священник и цирюльник смастерили из палок нечто вроде удобной клетки и сговорились с одним человеком, который ехал мимо на волах, что он отвезёт Дон Кихота в родную деревню. Но потом они выпустили Дон Кихота из клетки под честное слово, и он пытался отобрать у молящихся статую непорочной девы, считая её знатной сеньорой, нуждающейся в защите. Наконец Дон Кихот прибыл домой, где ключница и племянница уложили его в постель и стали за ним ухаживать, а Санчо пошёл к жене, которой пообещал, что в следующий раз он уж непременно вернётся графом или губернатором острова, причём не какого-нибудь захудалого, а самого лучшего.

После того как ключница и племянница целый месяц выхаживали Дон Кихота, священник и цирюльник решили его навестить. Речи его были разумными, и они подумали, что помешательство его прошло, но как только разговор отдалённо коснулся рыцарства, стало ясно, что Дон Кихот неизлечимо болен. Санчо также навестил Дон Кихота и рассказал ему, что из Саламанки вернулся сын их соседа бакалавр Самсон Карраско, который сказал, что вышла в свет история Дон Кихота, написанная Сидом Ахметом Бенинхали, где описаны все приключения его и Санчо Пансы. Дон Кихот пригласил к себе Самсона Карраско и расспросил его о книге. Бакалавр перечислил все её достоинства и недостатки и рассказал, что ею зачитываются все от мала до велика, особенно же её любят слуги. Дон Кихот и Санчо Панса решили отправиться в новое путешествие и через несколько дней тайком выехали из деревни. Самсон проводил их и просил Дон Кихота сообщать обо всех своих удачах и неудачах. Дон Кихот по совету Самсона направился в Сарагосу, где должен был состояться рыцарский турнир, но прежде решил заехать в Тобосо, чтобы получить благословение Дульсинеи. Прибыв в Тобосо, Дон Кихот стал спрашивать у Санчо, где дворец Дульсинеи, но Санчо не мог отыскать его в темноте. Он думал, что Дон Кихот знает это сам, но Дон Кихот объяснил ему, что никогда не видел не только дворца Дульсинеи, но и её самоё, ибо влюбился в неё по слухам. Санчо ответил, что видел её и привёз ответ на письмо Дон Кихота тоже по слухам. Чтобы обман не всплыл, Санчо постарался как можно скорее увезти своего господина из Тобосо и уговорил его подождать в лесу, пока он, Санчо, съездит в город поговорить с Дульсинеей. Он сообразил, что раз Дон Кихот никогда не видел Дульсинею, то можно выдать за неё любую женщину и, увидев трёх крестьянок на ослицах, сказал Дон Кихоту, что к нему едет Дульсинея с придворными дамами. Дон Кихот и Санчо пали перед одной из крестьянок на колени, крестьянка же грубо на них прикрикнула. Дон Кихот усмотрел во всей этой истории колдовство злого волшебника и был весьма опечален, что вместо красавицы сеньоры увидел крестьянку-дурнушку.

В лесу Дон Кихот и Санчо встретили влюблённого в Касильдею Вандальскую Рыцаря Зеркал, который хвастался, что победил самого Дон Кихота. Дон Кихот возмутился и вызвал Рыцаря Зеркал на поединок, по условиям которого побеждённый должен был сдаться на милость победителя. Не успел Рыцарь Зеркал приготовиться к бою, как Дон Кихот уже напал на него и чуть не прикончил, но оруженосец Рыцаря Зеркал завопил, что его господин — не кто иной, как Самсон Карраско, который надеялся таким хитроумным способом вернуть Дон Кихота домой. Но увы, Самсон был побеждён, и Дон Кихот, уверенный, что злые волшебники заменили облик Рыцаря Зеркал обликом Самсона Карраско, снова двинулся по дороге в Сарагосу. В пути его догнал Дьего де Миранда, и два идальго поехали вместе. Навстречу им ехала повозка, в которой везли львов. Дон Кихот потребовал, чтобы клетку с огромным львом открыли, и собрался изрубить его на куски. Перепуганный сторож открыл клетку, но лев не вышел из неё, бесстрашный же Дон Кихот отныне стал именовать себя Рыцарем Львов. Погостив у дона Дьего, Дон Кихот продолжал путь и прибыл в село, где праздновали свадьбу Китерии Прекрасной и Камачо Богатого. Перед венчанием к Китерии подошёл Басильо Бедный, сосед Китерии, с детства влюблённый в неё, и у всех на глазах пронзил себе грудь мечом. Он соглашался исповедаться перед смертью, только если священник обвенчает его с Китерией и он умрёт её супругом. Все уговаривали Китерию сжалиться над страдальцем — ведь он вот-вот испустит дух, и Китерия, овдовев, сможет выйти замуж за Камачо. Китерия дала Басильо руку, но как только их обвенчали, Басильо вскочил на ноги живой и здоровый — он все это подстроил, чтобы жениться на любимой, и она, похоже, была с ним в сговоре. Камачо же по здравом размышлении почёл за лучшее не обижаться: зачем ему жена, которая любит другого? Три дня пробыв у новобрачных, Дон Кихот и Санчо двинулись дальше.

Дон Кихот решил спуститься в пещеру Монтесиноса. Санчо и студент-проводник обвязали его верёвкой, и он начал спускаться. Когда все сто брасов верёвки были размотаны, они подождали с полчаса и начали тянуть верёвку, что оказалось так легко, словно на ней не было груза, и лишь последние двадцать брасов тянуть было тяжело. Когда они извлекли Дон Кихота, глаза его были закрыты и им с трудом удалось растолкать его. Дон Кихот рассказал, что видел в пещере много чудес, видел героев старинных романсов Монтесиноса и Дурандарта, а также заколдованную Дульсинею, которая даже попросила у него в долг шесть реалов. На сей раз его рассказ показался неправдоподобным даже Санчо, который хорошо знал, что за волшебник заколдовал Дульсинею, но Дон Кихот твёрдо стоял на своём. Когда они добрались до постоялого двора, который Дон Кихот против обыкновения не счёл замком, туда явился маэсе Педро с обезьяной-прорицательницей и райком. Обезьяна узнала Дон Кихота и Санчо Пансу и все о них рассказала, а когда началось представление, Дон Кихот, пожалев благородных героев, бросился с мечом на их преследователей и перебил всех кукол. Правда, потом он щедро заплатил Педро за разрушенный раек, так что тот был не в обиде. На самом деле это был Хинес де Пасамонте, скрывавшийся от властей и занявшийся ремеслом раёшника — поэтому он все знал о Дон Кихоте и Санчо, обычно же, прежде чем войти в село, он расспрашивал в окрестностях про его жителей и за небольшую мзду «угадывал» прошлое.

Как-то раз, выехав на закате на зелёный луг, Дон Кихот увидел скопление народа — то была соколиная охота герцога и герцогини. Герцогиня читала книгу о Дон Кихоте и была преисполнена уважением к нему. Она и герцог пригласили его в свой замок и приняли как почётного гостя. Они и их челядь сыграли с Дон Кихотом и Санчо много шуток и не переставали дивиться рассудительности и безумию Дон Кихота, а также смекалке и простодушию Санчо, который в конце концов поверил, что Дульсинея заколдована, хотя сам же выступал в качестве колдуна и сам все это подстроил. На колеснице к Дон Кихоту прибыл волшебник Мерлин и возвестил, что, для того чтобы расколдовать Дульсинею, Санчо должен добровольно три тысячи триста раз огреть себя плетью по голым ягодицам. Санчо воспротивился, но герцог обещал ему остров, и Санчо согласился, тем более что срок бичевания не был ограничен и можно было это делать постепенно. В замок прибыла графиня Трифальди, она же Горевана, — дуэнья принцессы Метонимии. Волшебник Злосмрад обратил принцессу и её мужа Треньбреньо в статуи, а у дуэньи Гореваны и двенадцати других дуэний начали расти бороды. Расколдовать их всех мог только доблестный рыцарь Дон Кихот. Злосмрад обещал прислать за Дон Кихотом коня, который быстро домчит его и Санчо до королевства Кандайя, где доблестный рыцарь сразится с Злосмрадом. Дон Кихот, полный решимости избавить дуэний от бород, вместе с Санчо сел с завязанными глазами на деревянного коня и думал, что они летят по воздуху, меж тем как слуги герцога обдували их воздухом из мехов. «Прилетев» обратно в сад герцога, они обнаружили послание Злосмрада, где он писал, что Дон Кихот расколдовал всех одним тем, что на это приключение отважился. Санчо не терпелось посмотреть на лица дуэний без бород, но весь отряд дуэний уже исчез. Санчо стал готовиться управлять обещанным островом, и Дон Кихот дал ему столько разумных наставлений, что поразил герцога и герцогиню — во всем, что не касалось рыцарства, он «выказывал ум ясный и обширный».

Герцог отправил Санчо с многочисленной свитой в городок, которому надлежало сойти за остров, ибо Санчо не знал, что острова бывают только в море, а не на суше. Там ему торжественно вручили ключи от города и объявили пожизненным губернатором острова Баратарии. Для начала ему предстояло разрешить тяжбу между крестьянином и портным. Крестьянин принёс портному сукно и спросил, выйдет ли из него колпак. Услышав, что выйдет, он спросил, не выйдет ли два колпака, а узнав, что выйдет и два, захотел получить три, потом четыре и остановился на пяти. Когда же он пришёл получать колпаки, они оказались как раз ему на палец. Он рассердился и отказался платить портному за работу и вдобавок стал требовать назад сукно или деньги за него. Санчо подумал и вынес приговор: портному за работу не платить, крестьянину сукна не возвращать, а колпачки пожертвовать заключённым. Затем к Санчо явились два старика, один из которых давным-давно взял у другого в долг десять золотых и утверждал, что вернул, меж тем как заимодавец говорил, что денег этих не получал. Санчо заставил должника поклясться, что он вернул долг, и тот, дав заимодавцу на минутку подержать свой посох, поклялся. Увидев это, Санчо догадался, что деньги спрятаны в посохе, и вернул их заимодавцу. Вслед за ними явилась женщина, таща за руку мужчину, который её якобы изнасиловал. Санчо велел мужчине отдать женщине свой кошелёк и отпустил женщину домой. Когда она вышла, Санчо велел мужчине догнать её и отобрать кошелёк, но женщина так сопротивлялась, что это ему не удалось. Санчо сразу понял, что женщина оклеветала мужчину: если бы она проявила хоть половину бесстрашия, с каким защищала кошелёк, когда защищала свою честь, мужчина и то не смог бы её одолеть. Поэтому Санчо вернул кошелёк мужчине, а женщину прогнал с острова. Все подивились мудрости Санчо и справедливости его приговоров. Когда Санчо сел за уставленный яствами стол, ему ничего не удалось съесть: стоило ему протянуть руку к какому-нибудь блюду, как доктор Педро Нестерпимо де Наука приказывал убрать его, говоря, что оно вредно для здоровья. Санчо написал письмо своей жене Тересе, к которому герцогиня присовокупила письмо от себя и нитку кораллов, а паж герцога доставил письма и подарки Тересе, переполошив всю деревню. Тереса обрадовалась и написала очень разумные ответы, а также послала герцогине полмеры отборных желудей и сыр.

На Баратарию напал неприятель, и Санчо должен был с оружием в руках защищать остров. Ему принесли два щита и привязали один спереди, а другой сзади так туго, что он не мог пошевельнуться. Как только он попытался сдвинуться с места, он упал и остался лежать, зажатый между двумя щитами. Вокруг него бегали, он слышал крики, звон оружия, по его щиту яростно рубили мечом и наконец раздались крики: «Победа! Неприятель разбит!» Все стали поздравлять Санчо с победой, но он, как только его подняли, оседлал осла и поехал к Дон Кихоту, сказав, что десяти дней губернаторства с него довольно, что он не рождён ни для сражений, ни для богатства, и не хочет подчиняться ни нахальному лекарю, ни кому другому. Дон Кихот начал тяготиться праздной жизнью, которую вёл у герцога, и вместе с Санчо покинул замок. На постоялом дворе, где они остановились на ночлег, им повстречались дон Хуан и дон Херонимо, читавшие анонимную вторую часть «Дон Кихота», которую Дон Кихот и Санчо Панса сочли клеветой на себя. Там говорилось, что Дон Кихот разлюбил Дульсинею, меж тем как он любил её по-прежнему, там было перепутано имя жены Санчо и было полно других несообразностей. Узнав, что в этой книге описан турнир в Сарагосе с участием Дон Кихота, изобиловавший всякими глупостями. Дон Кихот решил ехать не в Сарагосу, а в Барселону, чтобы все видели, что Дон Кихот, изображённый в анонимной второй части, — вовсе не тот, которого описал Сид Ахмет Бенинхали.

В Барселоне Дон Кихот сразился с рыцарем Белой Луны и потерпел поражение. Рыцарь Белой Луны, бывший не кем иным, как Самсоном Карраско, потребовал, чтобы Дон Кихот вернулся в своё село и целый год не выезжал оттуда, надеясь, что за это время к нему вернётся разум. По пути домой Дон Кихоту и Санчо пришлось вновь посетить герцогский замок, ибо его владельцы так же помешались на шутках и розыгрышах, как Дон Кихот — на рыцарских романах. В замке стоял катафалк с телом горничной Альтисидоры, якобы умершей от безответной любви к Дон Кихоту. Чтобы её воскресить, Санчо должен был вытерпеть двадцать четыре щелчка по носу, двенадцать щипков и шесть булавочных уколов. Санчо был очень недоволен; почему-то и для того, чтобы расколдовать Дульсинею, и для того, чтобы оживить Альтисидору, должен был страдать именно он, не имевший к ним никакого отношения. Но все так уговаривали его, что он в конце концов согласился и вытерпел пытку. Видя, как ожила Альтисидора, Дон Кихот стал торопить Санчо с самобичеванием, дабы расколдовать Дульсинею. Когда он обещал Санчо щедро заплатить за каждый удар, тот охотно стал хлестать себя плетью, но быстро сообразив, что стояла ночь и они находились в лесу, стал стегать деревья. При этом он так жалобно стонал, что Дон Кихот разрешил ему прерваться и продолжить бичевание следующей ночью. На постоялом дворе они встретили Альваро Тарфе, выведенного во второй части подложного «Дон Кихота». Альваро Тарфе признал, что никогда не видел ни Дон Кихота, ни Санчо Пансу, которые стояли перед ним, но видел другого Дон Кихота и другого Санчо Пансу, вовсе на них не похожих. Вернувшись в родное село, Дон Кихот решил на год сделаться пастухом и предложил священнику, бакалавру и Санчо Пансе последовать его примеру. Они одобрили его затею и согласились к нему присоединиться. Дон Кихот уже стал переделывать их имена на пасторальный лад, но вскоре занемог. Перед смертью разум его прояснился, и он называл себя уже не Дон Кихотом, а Алонсо Кихано. Он проклинал рыцарские романы, затуманившие его разум, и умер спокойно и по-христиански, как не умирал ни один странствующий рыцарь.


Вы прочитали краткое содержание романа Дон Кихот. В разделе нашего сайта — краткие содержания, вы можете ознакомиться с изложением других известных произведений.

reedcafe.ru

М. Сервантес «Дон Кихот»: описание, герои, анализ романа

История создания романа

Испанский роман «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» Мигеля де Сервантеса Сааведры намеренно задумывался как пародийный рыцарский роман. Первая часть была опубликована в 1605 году, ко второй части писатель приступил в 1615 году.

Рыцарский роман, представитель средневековой литературы, исчерпал себя к концу 16 века, стал настолько типичным и пошлым, что напоминал лубок. Появились народные анекдоты, в которых рассказывалось, что юноши, начитавшиеся таких романов, мнили себя рыцарями и попадали в смешные ситуации, так как действительность сильно отличается от рыцарского романа. Автор «Дон Кихота» поставил целью нейтрализовать тлетворное влияние рыцарского романа на читателя, уничтожить «рыцарские» идеалы, выступить против многочисленных дурно состряпанных образцов рыцарского романа с чем-то более весомым и сделанным со вкусом, пусть даже и в стиле пародии.

Сюжет и герои романа

Главным героем романа Сервантес делает бедного идальго (мелкий дворянин, рыцарь в средневековой Испании) Алонсо Кихана. Мужчине уже около 50, а он проводит все свободное время за чтением рыцарских романов. Рыцарский мир из посредственных произведений настолько сильно проник в его голову, что довел Алонсо до помешательства. Он решил стать странствующим рыцарем, сменил имя, выбрал дому сердца, крестьянку из села по соседству, взял в компанию оруженосца и отправился на поиски приключений, благо что они ему мерещились повсюду, так же как сказочные принцессы, великаны и чудовища.

Символично: всё, что окружает дона, звучит и выглядит смешно: Дульсинея Тобосская в испанской игре слов звучит так же грациозно, как «принцесса Дунька Тобольская». Санчо Панса, кругленький мужичок, – весьма расторопный оруженосец, а его брюхо («Панса» и означает «брюхо»), едва ли может увезти осел. Конь дона, Росинант, переводится как «вчерашняя кляча». Рыцарские латы дону вполне заменяют помятые тазы.

Приключения следую одно за другим – то Дон Кихот спасает прекрасных дам, которые при ближайшем рассмотрении оказываются либо свиньями, либо проститутками, то кидается на ветряные мельницы, приняв их за великанов, то гоняется за призраками. Племянники и слуги дона разыскивают его повсюду и то и дело возвращают домой, как ребенка, отощавшего, израненного, усталого. Заколачивают его библиотеку, подозревая, что дядя сошел с ума от бесконечного чтения историй про рыцарей, но все тщетно.

В финале романа он будто бы прозревает, видит, каким никчемным и пустым было его времяпрепровождение, завещает племяннице никогда не выходить замуж за рыцаря и умирает.   

Исследователи подсчитали, что в романе обрисовано 669 персонажей – создана галерея образов, составлен полный социальный срез общества из знати, дворян, богачей, крестьян, пастухов, монахов, попрошаек, воров, мошенников.

Дон Кихот, по сравнению со всеми этими лицами демонстрирует поразительное благородство, человеколюбие, верность рыцарским принципам – и это притом, что он сумасшедший. Дон Кихот становится символом эпохи, где всё из лучших побуждений и внешне красиво, а внутри пусто, направлено на достижение добра и не находи цели – таково понятие типичного донкихотства.

Типичен и образ Санчо Пансы, который после выхода романа становится символом настоящего крестьянина – хитрого, юморного, остроумного, но в то же время – добряка и простака. Тощей фигуре своего дона круглый Панса противостоит так же, так противостоит его житейская мудрость абсолютному безумию своего господина.

Проблематика романа

В 2002 году роман был признан лучшей книгой всех времен и народов. И, несмотря на то, что при жизни писателя роман не был встречен криками и читателями блестяще, своей цели автор добился. Сатирическую литературу перестали рассматривать как «низкую», усмотрев и в сатире высокохудожественность и глубокий смысл.

После создания романа прижился такой термин, как «донкихотство». Это многогранное понятие, отражающее множественную проблематичность романа.

Донкихотство – это и отрыв от реальности, и витание в облаках в полной абстракции от реальных дел. Это и попытка воевать с системой в одиночку (война с ветряными мельницами), вызов огня на себя. Это и неспособность к взрослению, неосознанность собственной слабости, жалкости, оказываемого на окружающих смехотворного эффекта.

Это и упорство в достижении цели, которые видны только «рыцарю», попытка сделать жизнь лучше и красочнее, пусть даже ценой собственного осмеяния.

xn—-8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Дон Кихот и…

Автор: Ириша Харитонова

Виртуальное общение

Дон Кихотам, как иррациональным экстравертным тактикам, свойственно периодически «сёрфить» интернет в поисках какой угодно информации и цеплять самое интересное, которое часто оказывается напрямую связано с интересными собеседниками (как субьективист, Донкихот чаще приписывает информацию личности, чем считает её общепринятой). И, если с вами где-то вступили в диалог и вы по итогам остались довольны друг другом, или же вам показалось, что какие-то вещи можно было бы обсудить тет-а-тет, можете смело писать Дон Кихоту, вполне вероятно, что именно с вами ему и хотелось пообщаться более подробно.

Чтобы виртуально дружить с Донкихотом, достаточно постоянно иметь тему для беседы. Но не обязательно, что вы будете источником информации, вполне вероятно, что это будет он) Доны с удовольствием делятся всеми своими знаниями (труднее не делиться) и будут рады даже их расширить в процессе, уточнить что-то «по ходу», найти для вас, узнать что-то и сделать выводы… или не сделать, и пойти думать, и в следующий раз поделиться тем, что получилось. =)

Вы можете не начинать каждый раз общение с приветствия и не заканчивать его прощанием. Вы можете продолжать бесконечный диалог, «бесконечное чаепитие», отвечать ему в оффлайн, он будет вам отвечать в оффлайн… Если вообще появляется на этом ресурсе. Да, лучше, если это будет происходить там, где Дон Кихот бывает хоть иногда. Если беседа интересная, высоко вероятно, что только поэтому он туда и будет возвращаться. И даже только лично ради вас :)) Но, если там других интересных собеседников не найдётся, информация будет недостаточно свежей или неинтересной лично Дону, ресурс будет заподозрен в недостаточном информационном потенциале и за оперативность ответа в таком случае ручаться сложно. Так что предложение обменяться более удобными для общения координатами будет вполне уместно. Дон всё равно, из множества возможностей, рассмотрит и ту, что если будет неинтересно, вы просто переключитесь на кого-то другого. Он же, скорее всего, будет поддерживать разговор, если не забегается в делах.

Чего лучше не делать: постарайтесь не засыпать Дона вопросами, у него их и своих довольно много, так что на ваши он сможет отвечать только по мере поступления, то есть в процессе беседы, потому что раз уж Дон сел за компьютер, то, как рассудительный, вряд ли вскочит из-за него и прервёт разговор без веских а то причин) Так что лучше всего Донов в интернете ловить в ночное время, когда они одни и серфят интернет, или в дневное, когда они на ненапряжной работе и занимаются тем же. У этого есть и обратная сторона — ради интересной беседы Дон может засидеться дольше положенного, опоздать ко сну, к работе и к чему угодно, так что дать ему указание идти спать/есть/работать и что угодно бывает очень кстати. =)

Если вы нигде ещё не беседовали, но хотите пообщаться с Доном, лучше не задавать общих вопросов о делах и интересах (равно как просить «рассказать что-нибудь»), а сразу сузить тему. Ведь интуит не интуит, если при обращении к нему нигде не виденного человека не будет перебирать все возможные варианты того, чем он мог этого человека заинтересовать… А про его дела и интересы вы узнаете по ходу беседы. Ведь, если вам обоим понравится, она будет продолжаться очень долго, а если нет — зачем вам знать о донкихоте всё это? =)

Дружеское общение

«Как подружиться надолго?»
Ведите беседу об интересном, а не договаривайтесь о делах или встрече.

Знакомство ради знакомства с Доном не прокатит. Если вы уже перекинулись парой слов, считайте, что познакомились — вы уже были увидены Доном, ваш образ «словлен», а это почти знакомство. Остальное достроится в том, что и как вы говорите и о чём. Только ради возможности увидеться в реальности Дон на встречу вряд ли согласится. Вот если найдётся тема, о чём лучше поговорить… Если первое впечатление само по себе не было ярким, то подбираться лучше постепенно. И лучше не про него, а про кого-то или про что-то. Про себя и сам расскажет, потому что многие вещи у Дона могут быть привязаны не к общепринятому образу, а к личному восприятию, так что, говоря на общие темы, вы услышите скорее личную их оценку или чью-то личную оценку, с которой Дон согласен. 🙂 И это не возмутительное непризнание авторитетов, хотя и оно немного тоже), а субъективизм: каждому по мнению.

Если вы где-то без темы встретились, будет хорошо, если знакомство вы начнёте сразу с того, о чём хотите поговорить: не надо этих долгих просьб рассказать о себе. Потому что «о себе» будет доложено нечто общее, более-менее, по прикидкам Дона, совпадающее с вашими интересами (в интернете тут можно быстро навести справки, а в реале «настроиться» на интересное вам ему будет трудно), этакий фантик, а что на самом деле, вы узнаете только в процессе общения. Поскольку непосредственность — одно из основных свойств Донов, в такой же непосредственной обстановке вы и сможете увидеть их во всей красе. =))

Ещё Дон Кихоты, как направленные вовне экстравертные товарищи, временами мотаются на разные публичные мероприятия. И, как, опять же, открытые товарищи, иногда сообщают всем своим знакомым о планах и зовут с собой всех подряд. Но, поскольку увлечения Донов отличаются оригинальностью, больших масс их разнокалиберных друзей, если, конечно, они не все такие, по этому зову не прибегает. А узнать, что кто-то обратил внимание на призыв, Дону будет очень радостно, так что на такой призыв можно и нужно отзываться, особенно, если зовут не в гости, а куда-то вовне. Дон уже будет настроен общаться (что бывает не всегда), вполне вероятно, что вы вообще весь вечер проведёте вдвоём, и знаменитого «донского пофигизма» в таком случае может вообще не обнаружиться! Несколько таких полуслучайных встреч, если вы действительно хорошо пообщались — и у вас все шансы закрепиться в статусе человека, которого Дон видел в разных ситуациях и потому воспринимает намного более родным и хотел бы когда-то иметь в статусе друга. Если зовут вас лично — десять раз подумайте, прежде чем отказать. Ваша занятость будет воспринята нормально, но после второго-третьего отказа, если они случатся, Дон вполне может решить, что вам неинтересно и инициативу проявлять перестанет.

Что будет перенесено тяжело: если вы будете засыпать слишком общими вопросами. Вопрос хорош тем, что на него можно начать отвечать и продолжать довольно долго. Вам же хочется внимания Дона? Вопросом «как дела» его не получишь. Также лучше не говорить, что вы друзья или знакомые, и вообще как-то обозначать дистанцию: для Дона главное то, что с вами интересно, статус при этом может быть любой. На начальном этапе ему даже комфортнее самому себе сказать «просто знакомый», а если вы для него действительно станете другом, он это сначала должен сам почувствовать. =))
Маловероятно заинтриговать Дона предложением увидеться, т.к. соскучились или не виделись давно. Ведь у Дона «давно» — это пара лет, а не пара недель)) Зато он, как и некоторые другие тимы, имеет замечательную особенность — вы можете не общаться довольно долго, но при встрече он может продолжить незаконченную когда-то беседу, как будто это было вчера) И если вы однажды нашли контакт, надо будет очень постараться, чтобы он прервался. Ибо Донкихот помнит каждого, с кем довелось достаточно долго пообщаться, а уж, тем более, с кем были общие впечатления. Но при этом не звонить и не писать неделями))

Отношения

Помните сказку про находчивого портняжку, который соревновался с великаном, кто сможет выжать воду из камня? В той истории портняжка хитро подменил камень в своей руке творогом и воду, конечно, легко получил. А очень сильный великан едва ли чего-то добился, и сил на то положил немало. Надо ли говорить, что великан эту историю вспоминал всю свою жизнь и больше не верил портняжкам?

Вот то же самое происходит с Дон Кихотами, когда они выдавливают из себя слова о своих чувствах. Даже если это признание дружеской любви или просто сообщение о том, что кто-то нравится, будьте уверены — эти слова прочувствованы Доном, он их хорошо запомнит и вряд ли скоро от них откажется. Но вот таким же словам от других верит ой не сразу. Поэтому не ждите от Донов ничего такого. Хотя, вы же с экстравертами имеете дело, и некоторую правду о себе они при удобном случае могут и ввернуть. Но это будет оттягиваться до последнего. Ведь при таком обстоятельном отношении к делу подготовительная работа столь же основательная: какое-то время к вам будут присматриваться. Лучше в разных ситуациях. Дон будет воспринимать вас лучше, если вы общаетесь не только с ним лично, но и с другими людьми, потому что у него есть свойство иногда «залезать в норку» и ни с кем не контактировать, и, если его пытаться оттуда достать на основании желания пообщаться, неудовольствие обеспечено вам обоим.

Для Дона отношения — это не то, без чего нельзя обойтись. Одному хреново, конечно, но когда партнёр надоедлив и всё не ладится — ещё хуже. К тому же, отношения чреваты эмоциональной составляющей, а конструктивист-Дон их будет вспоминать и прокручивать в голове годы. Лучше вы будете хорошими друзьями или знакомыми, чем мучиться, выясняя отношения. Да, именно так, Доны, предлагая остаться друзьями, действительно имеют в виду это, а не «ты мне неинтересен» и всерьёз на это надеются. И, если вы приятный собеседник, даже если отношения завяжутся и не сложатся, можно будет вспоминать их не как источник неприятных ассоциаций, а как плодотворное общение. В связи с этим же Дон не будет прицельно «ради завести отношения» искать кого-то.

То, как всё начинается, для Дона неведомо. Самый лёгкий, простой и удобный вариант — это когда вы просто разговариваете, накапливаются общие воспоминания и общие впечатления, всё больше и всё интереснее, и в какой-то момент Дон начинает замечать, что ему хочется вас видеть чаще, и радуется любому полсловечку от вас. Есть ли это уже отношения — неизвестно. Какие это отношения — неизвестно. Что делать дальше — известно ещё меньше. Но в этом моменте Дону тяжелее всего скрывать свою радость, если он не подозревает, что происходит, или же будет заметно смущение, с которым он эту радость скрывает — вдруг он вам в тягость? Если в такой момент обстоятельства складываются удачно — отношения складываются. Если нет — Дон через какое-то время загрустит и начнёт уходить в себя или постарается переключиться на кого-то другого, потому как уж если Дону кто приглянулся, в его глазах это кто-то особенный, а, значит, наверняка, будет оценен не только Доном: D Если же чудо случилось, то поначалу Дону будет хотеться общаться часто. Но не в форме бесконечных звонков с вопросом «как дела», а просто каждый повод увидеться используется. Дон, как лёгкий на подъём иррацональный тактик, сам приедет в свободные полчаса или забежит по пути, если вы скажете, что это уместно. Вы вряд ли услышите какие-то признания, но будет создавать романтическое настроение, сообщая обо всём красивом, что увидит. Если Дон творческий, то во имя вас обязательно должно быть сотворено нечто. Когда Дона переполняет хорошее, он хочет этим делиться, и хорошо бы ему это иногда позволять, ибо Дону важно то, что делает он сам. Иначе вся чудесная позитивная энергия будет направлена куда-то ещё или Дон решит, что он вам неинтересен… Для экстраверта важна обратная связь, и для Дона немаловажно, подходит ли он сам вам. И, даже если вы разругаетесь вдрызг, вполне искренне радоваться, что вы вернулись ему другом, ещё лучшим, чем прежде. =)

Депрессия — причины и как бороться

«Альтернативный взгляд: что делать, если вы не Дюма, а делать что-то надо?»

Чтобы понимать серьёзность ситуации, когда вы обнаружили Дона в депрессии, следует вспомнить несколько вещей. Во-первых, Дон экстраверт, а это значит, что лишь окружение не могло бы повлиять на его состояние так сильно, ибо он часто вращается не в одной компании и информацию о мире получает из максимально возможного числа источников. Дон, привыкший к интернету и не залезший в него хоть раз в день, чтобы узнать «как там в мире дела вообще», — это заболевший или нераскрывшийся Дон. Дон, не прибежавший в место встречи тех, кто ему приятен, или туда, где ему интересно, — аналогично.

Во-вторых, мы имеем дело с позитивистом. Т.е. в любой ситуации, в любом месте находятся положительные стороны. Даже пустая комната без мебели может оказаться «замечательно просторной, где так много воздуха». Равно как и в окружающих его людях Дон находит в каждом свою прелесть и с большим трудом может прекратить общение даже с самыми мрачными представителями своего окружения.

В-третьих, Дон — конструктивист, а это значит, что способен заражаться позитивной энергией других и стремится заражать ею сам (тут ещё экстраверсия играет роль — делиться хочется). А значит, просто идя по улице и увидев кого-то в хорошем настроении или нечто приятное, Дон практически всегда переймёт это «и настроение улучшится» (кстати, одноимённую песню написал тоже конструктивист, правда, интровертный). Или в ситуации, когда надо порадовать кого-то другого: пока Дон ищет, чем порадовать, сам проникается этой радостью, и своя грусть уходит. Вот уж воистину: помогая другому, и себе помогает тоже.

Плюс к тому, иррациональный тактик-процессёр Дон часто не обременён целями и строгим путём, по которому надо следовать, а также несильно стремится к достижению результатов, так что сбить ему планы весьма сложно: ведь нельзя сбить то, чего обычно и нет. Как можно такого человека вообще довести до столь мрачного состояния, когда ничего не хочется и ничто не радует?

Вот, собственно, это всё и приводит: из большой части источников начинает повествоваться о проблемах реального мира, Дон быстро этим проникается и бежит всех спасать (экстраверт же, энергии много, свои силы позитивно переоцениваются), у него не получается, потому что реальность-то всяко больше, не получается и у других, и все вместе создают негативный фон, которым проникается и Дон. Люди, в которых он видел столько замечательного, начинают осуждать его бесплодные попытки и вещать о своих проблемах и неудачах, которые конструктивист-экстраверт, опять же, особенно по незнанию, пропускает через себя. А если рядом заканчиваются такие же позитивисты, которые просто скажут, что всё будет хорошо, потому что должно, или просто улыбнутся и поддержат… Если бы всё это по отдельности, можно было бы выдержать, но когда ко всему добавляются ещё и лично Доновские проблемы — работа ли, отношения ли, дела по дому, или какие-то финансовые вопросы — то даже такое оптимистичное существо может не выдержать и превратиться в то, что большинство из нас видело в сериале про доктора Хауса: мрачного, троллящего всех и каждого, окружённого постоянно цепляющимися к нему людьми, ибо как не цепляться, если та радужная картина мира разрушилась, а после неё не осталось ничего, ведь Дон ещё и глобально не стремится к накоплению ценностей и личному обогащению :)) И получается ситуация «А если ты такой умный, то почему такой…» и т.д. Кто виноват, мы поняли: все и никто.
А что же делать?

Другие статьи Соционического Вестника вконтакте: ссылка на паблик

sociocentre.ru

Читать книгу Дон Кихот Мигеля де Сервантес Сааведра : онлайн чтение

Мигель де Сервантес Сааведра
Дон Кихот

© Издание на русском языке, оформление. «Издательство «Эксмо», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес

Глава 1, в которой рассказывается, кто такой был Дон Кихот Ламанчский

В скромной деревушке провинции Ламанчи1

  Ламанча – округ Новой Кастилии – название La Mancha происходит от арабского слова Manxa, означающего «сухая земля».

[Закрыть] жил идальго2

  Идальго – мелкопоместный дворянин. Мелкое дворянство, игравшее важную роль в жизни Испании в эпоху борьбы с маврами (XI–XIV века), к концу XV века утратило большую долю своего значения. Во времена Сервантеса лишившийся последнего клочка земли, обнищавший идальго представлял характерную фигуру испанской жизни.

[Закрыть], по имени Дон Кехана. Как и всякий дворянин, он гордился своим благородным происхождением, свято хранил древний щит и родовое копье и держал у себя на дворе тощую клячу и борзую собаку. Три четверти его доходов уходили на похлебку из овощей с говядиной да винегрет, который ему подавали на ужин; по пятницам он постился, довольствуясь тарелкой варенной на воде чечевицы, зат о по воскресеньям лакомился жареным голубем. В праздничные дни Дон Кехана надевал кафтан из тонкого сукна, бархатные штаны и сафьяновые туфли, а в будни носил костюм из грубого сукна домашней работы. В доме у него жила экономка, которой перевалило за сорок лет, племянница, которой не было еще двадцати, и старый, дряхлый слуга. Самому идальго было лет под пятьдесят; он был тощ, как скелет, – кожа да кости, но, несмотря на ужасную худобу, отличался большой выносливостью.

Все свое свободное время, а свободен Дон Кехана был круглые сутки, он посвящал чтению рыцарских романов. Он предавался этому занятию с восторгом и страстью; ради него он забросил охоту и хозяйство. Увлечение его дошло до того, что он, не задумываясь, продал порядочный кусок пахотной земли, чтобы накупить себе рыцарских книг.

В романах нашему идальго особенно нравились высокопарные любовные письма и торжественные вызовы на поединки, где нередко попадались такие фразы: «Правота, с которой вы так неправы к моим правам, делают мою правоту столь бесправной, что я не без права жалуюсь на вашу правоту…» или: «…высокие небеса, которые своими звездами божественно укрепляют нашу божественность и удостаивают все достоинства, достойные вашего величия…». Случалось, что бедный кабальеро проводил целые ночи, силясь разгадать смысл этих фраз, от которых у него мутилось в голове и заходил ум за разум. Смущали его и другие несообразности, то и дело попадавшиеся в его любимых романах. Так, например, ему трудно было поверить, чтобы знаменитый рыцарь Бельянис мог нанести и получить так много ужасных ран; ему казалось, что несмотря на все искусство врачей, лечивших этого рыцаря, лицо и тело его должны быть покрыты уродливыми шрамами. А между тем в романе Бельянис выступал всегда молодым красавцем без всяких рубцов и изъянов.

Впрочем, все это не мешало Дон Кехане до самозабвения увлекаться описаниями бесчисленных приключений и подвигов доблестных героев романов. Ему всегда очень хотелось узнать их дальнейшую судьбу, и он бывал в восторге, если автор на последней странице книги обещал продолжить свою нескончаемую историю в следующем томе. Нередко наш кабальеро вел долгие споры со своим другом, священником, о том, чья доблесть выше: Пальмерина Английского или же Амадиса Галльского3

  Амадис Галльский – герой рыцарского романа, чрезвычайно популярного в Испании в XVI веке. Содержание этого романа совершенно фантастическое. У английской принцессы Элизены родился сын. Стыдясь своего внебрачного ребенка, мать бросила его в море. Неизвестный рыцарь спас дитя и увез его в Шотландию. Когда Амадис вырос, он влюбился в несравненную красавицу Ориану, дочь короля Лизуарта. Чтобы завоевать ее любовь, Амадис странствует по всей Европе, попадает в таинственные волшебные страны, сражается с великанами, чародеями и магами и совершает тысячи других занимательных подвигов. Роман заканчивается торжеством Амадиса, который женится наконец на даме своего сердца, красавице Ориане.

[Закрыть]. Дон Кехана стоял за Амадиса, священник за Пальмерина4

  Роман «Пальмерин Английский» – едва ли не самое блестящее из всех подражаний «Амадису Галльскому». Пальмерин – сын дона Дуэрте (Эдуарда), короля английского. Вместе со своим братом Флорианом, идеалом галантного кавалера, он совершает бесчисленные подвиги во славу дамы своего сердца, побеждает могучего чародея Делианта, попадает на волшебный остров и пр. и пр.

[Закрыть], а местный цирюльник, мастер Николас, утверждал, что ни одному из них не сравниться с рыцарем Феба, который, по его мнению, превосходил жеманного Амадиса выносливостью и мужеством, а Пальмерина – отвагой и ловкостью.

Постепенно добрый идальго до того пристрастился к чтению, что читал от рассвета до сумерек и от сумерек до утренней зари. Он забросил все свои дела, почти лишился сна и нередко забывал об обеде. Голова его была полна всяких нелепых историй, вычитанных в рыцарских книгах, и он наяву бредил кровавыми битвами, рыцарскими поединками, любовными свиданиями, похищениями, злыми магами и добрыми волшебниками. Мало-помалу он совсем перестал отличать правду от выдумки, и ему казалось, что на всем свете нет ничего достовернее этих историй. Он с таким пылом толковал о героях различных романов, словно это были лучшие его друзья и знакомые.

Он соглашался, что Сид Руй Диас5

  Сид Руй Диас («сид» – от арабского «господин», «владыка») – полулегендарный герой Испании, живший во второй половине XI века. Особенно прославился Сид в войне с маврами, вокруг его имени возникло множество легенд, которые дошли до нас в виде бесчисленных романсов и поэм.

[Закрыть] был доблестным рыцарем, но прибавлял, что ему далеко до рыцаря Пламенного Меча, который одним ударом рассек пополам двух могучих великанов. Несколько выше он ставил Бернарда де Карпио, одолевшего в Ронсевальском ущелье непобедимого Роланда6

  Битва в Ронсевальском ущелье. Когда Карл Великий возвращался из испанского похода (778 год), арьергард его армии был застигнут неприятелем в Ронсевальском ущелье и почти целиком истреблен. В этом бою погиб один из сподвижников Карла – Хруадланд (Роланд). Событие это воспето в знаменитом произведении французского эпоса – «Песнь о Роланде».

[Закрыть]. Очень лестно отзывался о великане Морганте, который – не в пример прочим гигантам – отличался любезностью и вежливостью. Но всего более восхвалял он Рейнальдо Монтальбанского, славного похитителя золотого идола Магомета и героя бесчисленных дорожных приключений.

В конце концов от вечного сидения в четырех стенах, бессонных ночей и непрерывного чтения бедный идальго совсем рехнулся. И тут ему в голову пришла такая странная мысль, какая никогда еще не возникала ни у одного безумца в мире. Наш кабальеро решил, что он сам обязан вступить в ряды странствующих рыцарей. Ради своей собственной славы, ради пользы родной страны он, Дон Кехана, должен вооружиться, сесть на коня и отправиться по свету искать приключений, защищать обиженных, наказывать злых, восстанавливать попранную справедливость. Воспламенившись мечтами о великих подвигах, которые ему предстояло совершить, идальго поспешил привести в исполнение свое решение. Первым делом он вычистил доспехи, которые принадлежали его прадедам и валялись где-то на чердаке, покрытые вековой ржавчиной и пылью; перебирая их, он, к своему глубокому огорчению, увидел, что от шлема сохранился только один шишак. Чтобы поправить дело, идальго пришлось призвать на помощь всю свою изобретательность. Он вырезал из картона забрало и наушники и прикрепил их к шишаку. В конце концов ему удалось смастерить нечто вроде настоящего шлема. Тут ему захотелось испытать, сможет ли этот шлем устоять в битве. Он выхватил шпагу, размахнулся и нанес ею два удара по шлему. От первого же удара забрало разлетелось на куски, и весь его кропотливый труд пропал даром. Идальго был очень огорчен таким исходом дела. Он снова принялся за работу, но теперь для прочности подложил под картон железные пластинки. Эта предосторожность показалась ему вполне достаточной, и он счел излишним подвергать свой шлем вторичному испытанию. Без труда он убедил себя в том, что у него настоящий шлем с забралом тончайшей работы.

Затем Дон Кехана отправился в конюшню и внимательно осмотрел свою лошадь. Это была старая, больная кляча; по правде говоря, она только и годилась на то, чтобы возить воду. Однако наш кабальеро остался вполне доволен ее видом и решил, что с ней не могут сравниться ни могучий Буцефал Александра Великого7

  Буцефал – конь Александра Македонского, отличался свирепостью, страшной силой и выносливостью; он долго и верно служил своему хозяину, пока не был убит в одном из кровавых сражений. Александр устроил своему коню пышные похороны и на месте его могилы основал целый город, названный в его честь Буцефалией.

[Закрыть], ни быстроногая Бабьека Сида8

  Бабьека Сида – конь Сида, подобно Буцефалу, отличался необычайной быстротой, силой и выносливостью и не раз спасал хозяина в схватках и битвах с маврами.

[Закрыть]. Целых четыре дня ушло у него на то, чтобы приискать своему боевому коню звучное и красивое имя, ибо он полагал, что раз хозяин меняет свою скромную жизнь в деревенской глуши на бурное поприще странствующего рыцаря, то его лошадь должна переменить свою деревенскую кличку на новое, славное и громкое имя. Долго он мучился, изобретая различные прозвища, сравнивая их, обсуждая и взвешивая. Наконец он остановился на имени Росинант. Это имя казалось ему звучным и возвышенным. Сверх того, оно заключало в себе указание на то, чем была лошадь раньше, ибо Дон Кехана составил его из двух слов: rocin (кляча) и antes (раньше), так что оно означало: «бывшая кляча».

Дав столь удачное прозвище своей лошади, он решил, что теперь ему нужно придумать подходящее имя и для самого себя. В этих раздумьях прошла неделя, но наконец у него возникла блестящая мысль: он просто переделал свое скромное имя Кехана в более звучное – Дон Кихот9

  Кихот (quijote) – слово, означающее по-испански «набедренник».

[Закрыть].

Но тут наш кабальеро вспомнил, что отважный Амадис, желая, чтобы имя его родины было прославлено вместе с его собственным именем, всегда называл себя не просто Амадисом, но Амадисом Галльским. Дон Кихот решил последовать примеру этого доблестного рыцаря и впредь именовать себя Дон Кихотом Ламанчским. Теперь все было хорошо: сразу было видно, кто он и откуда, так что его родная страна могла разделить с ним славу его подвигов.

И вот, когда оружие было вычищено, шлем с забралом починен, кляча получила новую кличку и он сам переменил имя, ему осталось только подыскать себе даму сердца, ибо известно, что странствующий рыцарь без дамы сердца подобен дереву без листьев и плодов. Дон Кихот говорил о себе: «Если по воле судьбы я повстречаюсь с великаном (а это нередко случается со странствующими рыцарями) и в первой же схватке повергну его на землю и заставлю просить пощады, то по законам рыцарства я должен буду отослать его к моей даме. Он войдет к моей нежной повелительнице, упадет на колени и покорно и смиренно скажет: «Я великан Каракульямбро, царь острова Малиндрании. Меня победил на поединке достойный рыцарь Дон Кихот Ламанчский. Он велел мне предстать перед вашей милостью, дабы ваше высочество распорядилось мной по своему усмотрению…» О! – воскликнул идальго, – я непременно должен иметь даму сердца: только она одна может достойно наградить доблесть рыцаря. Но где же ее найти?» И Дон Кихот погрузился в мрачное раздумье. Но вдруг счастливая мысль озарила его ум. Он вспомнил об одной хорошенькой крестьянке из соседнего села, звали ее Альдонса Лоренсо; ее-то и решил наш рыцарь наградить титулом дамы своего сердца. Подыскивая для нее имя, которое бы не слишком отличалось от ее собственного, но вместе с тем напоминало бы имя какой-нибудь принцессы или знатной сеньоры, он решил окрестить ее Дульсинеей Тобосской, так как она была родом из Тобосо. Это имя казалось ему выразительным и мелодичным и вполне достойным той особы, во славу которой он должен был совершить свои подвиги.

Глава 2, в которой рассказывается о первом выезде Дон Кихота из своих владений

Когда все эти приготовления были закончены, Дон Кихот решил, не мешкая, покинуть свой дом и пуститься на поиски рыцарских приключений. Ему казалось, что в таком деле всякое промедление – великий грех перед человечеством: сколько оскорбленных ждут отмщения, сколько обездоленных ждут защиты, сколько угнетенных ждут освобождения! И вот в один прекрасный летний день он поднялся до рассвета, облекся в свои доспехи, надел на голову убогий шлем, стянул покрепче его зеленые завязки, вскочил на Росинанта, схватил щит, взял в руки копье и тайно от всех через задние ворота скотного двора выехал в поле, радуясь, что ему удалось, наконец, приступить к столь славному делу. Но не успел он выбраться на дорогу, как ему пришла мысль, такая ужасная, что он едва не вернулся домой. Дон Кихот внезапно вспомнил, что он еще не посвящен в рыцари и что по рыцарским законам он не мог и не смел вступить в бой ни с одним рыцарем. А если бы даже он и был посвящен, то ему полагалось первое время носить белые доспехи и не ставить на своем щите никакого девиза, чтобы всем было сразу видно, что он еще новичок в рыцарском деле. Долго стоял Дон Кихот, не зная, на что решиться, однако страстное желание немедленно пуститься в путь одержало верх над всеми его сомнениями. Он решил, что посвятить его в рыцарский сан он попросит первого же рыцаря, который ему встретится на пути. Так по крайней мере поступали многие герои тех романов, чтение которых довело нашего идальго до такого плачевного состояния. А что касается белых доспехов, то он дал себе слово так начистить свои латы, чтобы они стали белее горностая. Приняв это решение, он успокоился и продолжал свой путь, вполне предавшись на волю лошади: так, по его мнению, и должен был путешествовать странствующий рыцарь.

Росинант плелся шажком, и наш кабальеро мог спокойно отдаться своим размышлениям.

– Когда будущий историк моих подвигов, – говорил себе Дон Кихот, – станет описывать мой первый выезд, он, наверное, так начнет свое повествование: едва светлокудрый Феб10

  Феб – бог солнца и света у древних греков.

[Закрыть] распустил по лицу земли золотые нити своих прекрасных волос, едва пестрые птички нежной гармонией своих мелодичных голосов приветствовали появление Авроры, как знаменитый рыцарь Дон Кихот Ламанчский вскочил на своего славного коня Росинанта и пустился в путь по древней Монтьельской равнине.

Затем он прибавил:

– Счастлив будет тот век, когда, наконец, мои славные деяния будут занесены на бумагу, изображены на полотне, запечатлены на мраморе. Но кто бы ты ни был, мудрый волшебник, мой летописец, прошу тебя, не забудь о моем добром Росинанте.

Потом он вспомнил и о своей даме сердца:

– О принцесса Дульсинея, владычица моего плененного сердца! Горькую обиду вы мне причинили, изгнав меня и с суровой непреклонностью повелев мне не показываться на глаза вашей несравненной красоте. Да будет вам угодно, сеньора, вспомнить о покорном вам рыцаре, который из любви к вам готов переносить величайшие мучения.

В этих излияниях и мечтах прошло довольно много времени. Дон Кихот медленно ехал по пыльной дороге. Солнце уже успело подняться высоко и парило с такой силой, что могло расплавить и те жалкие остатки мозга, какие еще оставались в голове у бедняги. Так проездил он целый день, не повстречав ничего замечательного. Это привело его в полное отчаяние, потому что ему хотелось как можно скорее встретить какое-нибудь приключение и испытать силу своей могучей руки. К вечеру и он сам, и его кляча выбились из сил и умирали с голоду. Дон Кихот начал поглядывать во все стороны в надежде увидеть какой-нибудь за́мок или пастушью хижину, где бы можно было отдохнуть и подкрепиться. Надежда его не обманула: неподалеку от дороги он заметил постоялый двор; наш рыцарь пришпорил Росинанта и подъехал к постоялому двору как раз в ту минуту, когда начало смеркаться. Не будем забывать, что воображению нашего искателя приключений все окружающее представлялось не таким, каким оно было в действительности, но каким его рисовали любимые рыцарские романы. Поэтому, увидев постоялый двор, он тотчас же решил, что это замок с четырьмя башнями и крышами из блестящего серебра, с подъемным мостом и глубоким рвом. Он приблизился к этому воображаемому замку и в нескольких шагах от ворот остановил Росинанта, ожидая, что между зубцами башни появится какой-нибудь карлик и затрубит в трубу, извещая о прибытии рыцаря. Как раз в эту минуту какой-то свинопас, собирая свое стадо, затрубил в рог, и Дон Кихот решил, что это карлик оповещает о его прибытии.

Дон Кихот постучал копьем в ворота гостиницы, и на стук вышел хозяин, человек весьма тучный, а посему очень миролюбивый. Взглянув на странного всадника в диковинном вооружении, хозяин едва не расхохотался. Однако грозный вид воинских доспехов Дон Кихота внушал ему почтение, и он чрезвычайно вежливо произнес:

– Если вашей милости, сеньор рыцарь, угодно здесь остановиться, вы найдете у нас все, что пожелаете, кроме удобной постели: ни одной свободной кровати нет в нашей гостинице.

Услышав, как почтительно говорил с ним комендант замка, Дон Кихот ответил:

– Что бы вы мне ни предложили, сеньор кастелян, я всем останусь доволен, ибо, как говорится:

 
Мой наряд – мои доспехи,
А мой отдых – жаркий бой11

  Отрывок из старинного испанского романса.

[Закрыть]

.
 

– Значит, для вашей милости ложем служит твердый камень, а сном – постоянное бодрствование? Если так, то благоволите слезть с коня и будьте уверены, что найдете у меня все необходимое и сможете провести без сна не только одну ночь, а хоть целый год.

С этими словами он придержал стремя, а Дон Кихот спешился с большим трудом и усилиями, ибо целый день ничего не ел.

Затем он попросил хозяина особенно позаботиться о Росинанте, добавив, что это лучшее из всех животных, питающихся ячменем. Взглянув на Росинанта, хозяин совсем не нашел его таким замечательным, как говорил Дон Кихот, однако поостерегся высказать свое мнение вслух, взял лошадь под уздцы и повел в конюшню. Тем временем Дон Кихот принялся снимать доспехи. В этом трудном и сложном деле ему помогали две подошедшие служанки. Само собой разумеется, что Дон Кихот принял их за знатных дам, владелиц замка. Общими усилиями им удалось снять латы, но узлы зеленых лент, которыми был завязан на шее шлем, так затянулись, что развязать их было невозможно. Оставалось только разрезать ленты. Однако Дон Кихот не согласился на это, решив лучше промучиться всю ночь в шлеме. Пока женщины стаскивали с него доспехи, Дон Кихот торжественно разглагольствовал о своих будущих подвигах, о славном коне Росинанте, о своей безмерной благодарности изящным дамам и с чувством декламировал нелепые стихи собственного сочинения:

 
– Никогда так нежно дамы
Не пеклись о паладине12

  Паладин. Паладинами первоначально назывались знатные приближенные Карла Великого, жившие вместе с ним в его дворце и сопровождавшие императора в походах. Позднее паладином стали называть всякого знатного и доблестного рыцаря.

[Закрыть]

,
Как пеклись о Дон Кихоте,
Из своих земель прибывшем:
Служат фрейлины ему,
Скакуну его – графини13

  Дон Кихот применяет здесь к себе старинный испанский романс.

[Закрыть]

,
 

то есть Росинанту, ибо так зовут моего коня, благородные сеньоры, а мое имя – Дон Кихот Ламанчский. Правда, мне не хотелось открывать мое имя, пока великие подвиги не прославят его по всему миру. Но утаить его было бы невежливо по отношению к вам, мои сеньоры. Впрочем, скоро наступит время, когда доблесть моей руки покажет, как горячо я хочу вам служить.

Смущенные служанки не знали, что ответить на такие речи, и потому скромно молчали.

Между тем вернувшийся из конюшни хозяин спросил Дон Кихота, не угодно ли ему чего-нибудь.

– Я бы охотно закусил, – ответил идальго, – ибо мне необходимо подкрепить свои силы.

Как нарочно, была пятница, и во всей гостинице не нашлось ничего другого, кроме соленой рыбы.

Хозяин принес Дон Кихоту вареной трески и кусок хлеба, такого же черного и заплесневевшего, как и доспехи рыцаря. Трудно было не расхохотаться, видя, с каким мучением ел Дон Кихот: дурацкий шлем мешал ему добраться до рта ложкой. Сам он не мог поднести куска к губам, нужно было, чтобы кто-нибудь клал ему пищу прямо в рот. Но напоить его было совсем невозможно, если бы хозяин не принес тростинку; один конец тростинки он вставил в рот Дон Кихоту, а через другой лил вино. Дон Кихот переносил все это с большим терпением, лишь бы только не разрезать завязок шлема. В это время случайно зашедший на постоялый двор крестьянин заиграл на своей камышовой дудке. Этого было довольно, чтобы Дон Кихот окончательно поверил, что попал в какой-то великолепный замок, что на пиру играет музыка, что соленая треска – самая свежая форель, что серый хлеб – белая булка, а хозяин постоялого двора – владелец замка. Поэтому он был в восторге от своего первого выезда. Беспокоило его только одно – что он не был еще посвящен в рыцари и его в любое время могли объявить самозванцем.

Глава 3, в которой рассказывается о том, как Дон Кихот был посвящен в рыцари

Удрученный этими мыслями, Дон Кихот поспешил закончить свой скудный ужин. Встав из-за стола, он отозвал хозяина в сторону, повел его в конюшню и, бросившись там перед ним на колени, начал так:

– О доблестный рыцарь, я не встану с места, пока ваша любезность не соблаговолит исполнить мою просьбу. То, о чем я вас собираюсь просить, послужит на славу вам и на благо человеческому роду.

Увидев, что гость стоит на коленях, и услышав странные речи, хозяин в первую минуту совсем растерялся и, разинув рот, смотрел на Дон Кихота, не зная, что делать и что говорить. Оправившись от изумления, он принялся упрашивать Дон Кихота подняться, но тот ни за что не хотел встать, пока, наконец, хозяин не обещал исполнить его просьбу.

– Я был уверен, сеньор, что по безграничному благородству вашему вы не откажетесь исполнить мою просьбу, – сказал Дон Кихот. – Я прошу у вас как милости, чтобы завтра на рассвете вы посвятили меня в рыцари. Всю эту ночь я буду бодрствовать над оружием в часовне вашего замка, а на рассвете вы свершите надо мной обряд посвящения14

  Посвящение в рыцари. Сервантес пародирует действительный обряд посвящения в рыцари. Посвящаемый проводил ночь перед посвящением в церкви на страже оружия. Утром это оружие освящалось, и новый рыцарь приносил над ним торжественное обещание соблюдать законы и правила рыцарства. Затем какой-нибудь знатный и искушенный в боевом деле рыцарь, взяв меч, трижды ударял посвящаемого по левому плечу, произнося: «Посвящаю тебя в рыцари». Посвященного опоясывали мечом, пристегивали ему золотые шпоры, и все присутствовавшие отправлялись на пир в честь нового рыцаря.

[Закрыть]. Тогда я получу, наконец, все права странствующего рыцаря и пущусь в поиски приключений. Мое оружие будет служить делу утверждения правды и справедливости на земле, ибо таково назначение того великого рыцарского ордена, к которому я и принадлежу и подвиги которого прославляются по всему миру.

Тут хозяин, который и раньше подозревал, что Дон Кихот рехнулся, окончательно убедился в этом и, чтобы хорошенько позабавиться, решил потакать его сумасбродству. Поэтому он ответил Дон Кихоту, что желание и просьба его вполне разумны, что, судя по его гордому виду и манерам, он, должно быть, благородный рыцарь и что подобное намерение вполне достойно его звания. «Я и сам, – прибавил хозяин, – занимался в молодости этим почетным ремеслом. В поисках приключений шатался я по всей Испании, побывал в Севилье, Гренаде, Кордове, Толедо15

  Все эти места были известны в то время как притоны воров и разбойников.

[Закрыть] и многих других городах: я ввязывался в различные проказы, скандалы и драки, так что прославился по всем судам и тюрьмам Испании. Но на склоне дней я угомонился: живу спокойно в этом замке и принимаю у себя всех странствующих рыцарей, какого бы звания и состояния они ни были. Я делаю это единственно по моей великой любви к ним, но, конечно, с условием, чтобы в награду за мое доброе отношение они делились со мной своим достоянием». Затем хозяин сказал, что в замке нет часовни, где можно было бы провести ночь, бодрствуя над оружием. Но ему известно, что в случае необходимости рыцарские законы разрешают провести ночь перед посвящением где угодно. Поэтому Дон Кихот может стать на стражу оружия во дворе замка, а завтра, если соизволит бог, он со всеми должными церемониями будет посвящен в рыцари, да еще в такие, каких никогда не видывали на свете.

Под конец трактирщик осведомился, есть ли у Дон Кихота при себе деньги. Тот ответил, что у него нет ни гроша, так как ни в одном романе ему не приходилось читать, чтобы странствующие рыцари возили с собой деньги. На это хозяин возразил, что Дон Кихот ошибается. В романах об этом не пишут только потому, что это ясно само собой. Ему же из достоверных источников известно, что странствующие рыцари обязаны иметь при себе на всякий случай не только туго набитый кошелек, но и чистые рубашки и баночку с целебной мазью для ран. Ведь не всегда можно рассчитывать на помощь доброго волшебника, который пришлет раненому с каким-нибудь карликом или девицей склянку чудодейственного бальзама. Гораздо лучше полагаться на самого себя. И хозяин посоветовал Дон Кихоту никогда не пускаться в путь без денег и необходимых запасов. Рыцарь сам увидит, как все это пригодится ему в странствиях.

Дон Кихот обещал в точности последовать его совету и тотчас же стал готовиться провести ночь перед посвящением на дворе гостиницы. Он собрал все свои доспехи и положил их на колоду, из которой поили скот; затем вооружился копьем и щитом и стал важно прохаживаться вокруг колоды. Уже совсем стемнело, когда он начал эту прогулку.

А хозяин вернулся в гостиницу и рассказал постояльцам о безумном идальго, который бодрствует теперь над оружием, ожидая посвящения в рыцари. Постояльцы, заинтересованные таким странным помешательством, выбежали на двор посмотреть на чудака. Дон Кихот с величественным видом мерно шагал взад и вперед. Иногда он останавливался и, опершись на копье, подолгу, не отрываясь смотрел на свои доспехи. Луна сияла так ярко, что зрителям издали было видно все, что делал наш ожидавший посвящения рыцарь.

Вероятно, все обошлось бы спокойно и мирно, но, на беду, одному из погонщиков, ночевавших в гостинице, вздумалось напоить своих мулов. Ничего не подозревая, он спокойно направился к колодцу. Заслышав его шаги, Дон Кихот воскликнул:

– Кто бы ты ни был, дерзостный рыцарь, простирающий руки к доспехам самого доблестного из всех странствующих рыцарей, подумай сначала, что ты делаешь! Не прикасайся к ним, не то ты дорого заплатишь за свою дерзость.

Погонщик и ухом не повел. Подойдя к колоде, он подхватил доспехи за ремни и отшвырнул их далеко в сторону. Увидев это, Дон Кихот возвел глаза к небу и, обращаясь мысленно к своей сеньоре Дульсинее, сказал:

– Помогите мне, моя сеньора, отомстить за первую обиду, нанесенную порабощенному вами доблестному сердцу: не лишите меня в этом первом испытании вашей милости и опоры.

С этими словами он отложил в сторону щит, поднял обеими руками копье и с такой силой хватил погонщика, что тот без чувств растянулся на земле. А Дон Кихот поднял доспехи, положил их на колоду и снова принялся расхаживать вокруг колодца с таким невозмутимым видом, словно ничего не случилось. Спустя некоторое время вышел второй погонщик. Ничего не зная о печальной судьбе своего товарища, он также вознамерился сбросить злосчастные доспехи с колоды. Но Дон Кихот предупредил его попытку. Ни слова не говоря, он снова поднял копье и нанес бедняге такой удар по голове, что и второй погонщик грохнулся на землю. На шум сбежались все обитатели гостиницы во главе с хозяином. При виде этой толпы Дон Кихот схватил щит, обнажил меч и с гордостью воскликнул:

– О царственная красота, оплот моей души и моего сердца! Наступил час, когда твое величие должно обратить взоры на плененного тобой рыцаря, вступающего в великую битву.

Эти слова, прозвучавшие словно молитва, пробудили в сердце нашего идальго такое мужество, что, напади на него все погонщики мира, он и тогда бы не отступил. Твердо стоял он под градом камней, которыми издали осыпали его обозленные товарищи раненых; он только прикрывался щитом, но ни на шаг не отходил от колоды, где лежали его доспехи. На дворе поднялся отчаянный шум. Погонщики орали и бранились. Перепуганный хозяин умолял их прекратить драку. А Дон Кихот кричал во весь голос:

– Подлые и низкие рабы! Я вас презираю! Швыряйте камни, подходите, подступайте, нападайте! Вы получите сейчас награду за вашу наглость и безумие!

В этих восклицаниях Дон Кихота было столько отваги и ярости, что нападающих охватил великий страх. Мало-помалу они утихли и перестали бросать камни. Тогда Дон Кихот позволил убрать раненых и снова принялся охранять доспехи с прежней важностью и спокойствием.

Однако эта история пришлась хозяину не по вкусу, и он решил немедленно посвятить гостя в этот чертов рыцарский орден, пока не приключилось новой беды. Почтительно приблизившись к Дон Кихоту, он сказал:

– Не гневайтесь, ваша милость, на эту наглую челядь. Обещаю вам примерно наказать ее за дерзость. А теперь не пора ли нам приступить к совершению священного обряда? Обычно бодрствование над оружием продолжается не свыше двух часов, вы же простояли на страже более четырех. Я уже докладывал вам, что у меня в замке нет часовни. Однако мы смело можем обойтись и без нее. Главное в посвящении – удар рукой по затылку и мечом по левому плечу. А это можно проделать и среди чистого поля. Итак, не будем терять драгоценного времени.

Наш рыцарь слепо поверил словам хозяина и ответил, что готов повиноваться.

– Прошу вас только об одном, – прибавил он, – поторопитесь с исполнением обряда. Ибо, когда я буду посвящен и кому-нибудь снова вздумается на меня напасть, я не оставлю в замке ни одной живой души. Из уважения к вам, почтенный владелец замка, я пощажу лишь тех, за кого вы заступитесь.

Эти слова рыцаря только усилили желание хозяина поскорее развязаться с беспокойным гостем.

Человек находчивый и ловкий, он тотчас же притащил толстую книгу, в которой записывал, сколько ячменя и соломы отпускалось погонщикам; затем в сопровождении двух служанок и мальчика, несшего огарок свечи, он приблизился к Дон Кихоту, велел ему опуститься на колени и, сделав вид, что читает по книге какую-то благочестивую молитву, поднял руку и со всего размаха хлопнул его по шее, потом, продолжая бормотать себе под нос какой-то псалом, хватил его по плечу его же собственным мечом. Вслед за тем он велел одной из служанок опоясать посвященного мечом, что та и исполнила с большой ловкостью. Правда, она чуть не умерла со смеху, но подвиги, совершенные на ее глазах рыцарем, заставили ее сдержать свою веселость. Пристегивая меч к поясу Дон Кихота, добрая сеньора сказала:

– Пошли бог счастья вашей милости в рыцарских делах и удачи в сражениях.

Дон Кихот спросил, как ее зовут, ибо он желал знать, какой даме он обязан столь великой милостью, чтобы со временем разделить с ней почести, которые он завоюет силою своей руки. Она с большим смирением отвечала, что зовут ее Толосой, что она дочь сапожника из Толедо и что она всегда готова ему служить верой и правдой. Дон Кихот попросил ее из любви к нему именоваться отныне доньей Толосой16

  В Испании частица «дон» – титул дворян, а «донья» – титул испанских дам.

[Закрыть]. Она пообещала. Затем другая дама надела ему шпоры, и с нею у него произошел такой же разговор, как и с той, которая опоясала его мечом. Он спросил, как ее имя, и она ответила, что зовут ее Молинерой и что она дочь честного мельника из Антекеры; Дон Кихот и ее попросил прибавить к своему имени титул доньи; при этом он рассыпался перед ней в бесчисленных благодарностях. Когда все эти церемонии были проделаны, Дон Кихот поторопился сесть на коня: очень уж не терпелось ему отправиться на поиски приключений. Он оседлал Росинанта, вскочил на него и стал благодарить хозяина за посвящение в таких необыкновенных выражениях, что нет никакой возможности передать их. А хозяин, обрадованный тем, что отделался, наконец, от рыцаря, отвечал на его речи более краткими, но не менее пышными фразами и, не взяв с него ничего за ночлег, отпустил подобру-поздорову.

iknigi.net

Дон Кихот (роман) Википедия

«Хитроу́мный ида́льго Дон Кихо́т Лама́нчский» (El ingenioso hidalgo Don Quijote de la Mancha), часто просто «Дон Кихо́т» — роман испанского писателя Мигеля де Сервантеса Сааведры (1547—1616) о приключениях одноимённого героя. Был опубликован в двух томах. Первый вышел в 1605 году, второй — в 1615 году. Роман задумывался как пародия на рыцарские романы. Впоследствии переведённый на все европейские языки, этот роман является одной из популярнейших книг мировой литературы.

Сюжет

Обедневший дворянин из Ла-Манчи, немолодой Алонсо Кихано, начитавшись рыцарских романов, возжелал стать странствующем рыцарем. Он берёт себе новое имя — Дон Кихот (в ранних русских переводах встречалась транскрипция Дон Кишот). Дон Кихот наивен и великодушен, пребывает в убеждении, что рыцари жили исключительно для помощи слабым и обездоленым и мечтает повторить подвиги литературных героев, но попадает в нелепые приключения.

В рыцари Дон Кихата посвящает хозяин придорожной таверны, похлопав его по плечу. Перед тем, как отправиться в странствие, Дон Кихот нанял слугу, крестьянина Санчо Панса, сделав его своим оруженосцем. Все свои совершённые в будущем подвиги Дон Кихот намеревается посвятить своей даме сердца — Дульсинеи.

Во время путешествия новоявленный рыцарь и его слуга, видят ветряные мельницы, которые Дон Кихот принял за чудовищных великанов. По его мнению, чародей Фрестон придал великанам вид мельниц. Попытавшись вступить в битву с мельницей, Дон Кихот потерпел поражение — мельница отбросила его своим крылом, а его оружие сломалось.

Через некоторое время путешественникам встретилось стадо баранов. Дон Кихот вновь считает, что и тут не обошлось без магии Фрестона, по его мнению, волшебник превратил сражающиеся армии в животных. Несмотря на то, что Санчо Панса пытался разубедить хозяина, Дон Кихот торопится принять участие в представляющиеся ему битве, но вновь терпит конфуз — возмущённые пастухи закидали путешественников камнями.

Над наивным рыцарем смеются прохожие. Дон Кихот освобождает пойманных разбойников и просит их рассказать об этом подвиге его даме сердца. Но разбойники избивают Дон Кихота.

Окружающие принимают Дон Кихота за безумца и пытаются вернуть его домой. Родственники некоторое время удерживают дома Дон Кихота. Но вскоре он узнаёт, что о его приключениях напечатан роман, и желает вновь отправится в путь. Герцог приглашает рыцаря в свой замок, делая вид, что восхищён его подвигами, но на самом деле смеётся над Дон Кихотом.

Возвратившись домой, Дон Кихот осознал, что был всего лишь посмешищем и заболевает от горя.

Дон Кихот пишет завещание о своём имуществе, намереваясь его отдать племяннице, но при условии, что она никогда не станет выходить замуж за странствующего рыцаря.

История

Дон Кихот и Санчо Панса.
Памятник Сервантесу в Мадриде

Стимулом к созданию книги послужил роман «Интерлюдии романсов», высмеивающий фермера, который сошел с ума после прочтения множества рыцарских романов. Бедный фермер бросил свою жену и стал скитаться по белу свету — что, в свою очередь, сделал и герой романа Сервантеса (за исключением того, что Дон Кихот не был женат). Этот сюжет был с подтекстом: точно так же поступил и Лопе де Вега, после написания своих многочисленных автобиографических любовных произведений покинувший семью и отправившийся во флот Непобедимой Армады.

Известен интерес Сервантеса к балладам. И причины для насмешки над литературным конкурентом у него явно имелись: пьесы Лопе де Вега были популярней произведений самого Сервантеса. Вывести под маской литературного персонажа своего врага и вдоволь насмеяться над ним — приём известный. Одним из аргументов в пользу этой гипотезы является то, что Дон Кихот, хоть и представляется ярым почитателем рыцарских романов, в первой редакции рассказывал про свои любовные похождения. К этой же версии склоняются и многие литературоведы, ссылаясь, в частности, на произведения Жоанота Мартореля «Тирант Белый», Луиджи Пульчи «Морганте» и Лудовико Ариосто «Неистовый Роланд».

Роман состоит из двух частей: первая «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», опубликованная в 1605 году; и вторая «Вторая часть гениального рыцаря Дон Кихот из Ламанчи», опубликованная в 1615, чтобы восстановить доброе имя писателя. Дело в том, что в 1614 году была опубликована книга «Дон Кихот Авельянеды»[es] — вторая часть «Дон Кихота», написанная неким Авельянедой — самозванцем, личность которого установить не удалось до настоящего времени.

Роман Авельянеды носил пародийный характер и содержал резкие выпады против Сервантеса. Сервантес, в свою очередь, в собственной второй части романа в «Посвящении графу Лемоскому» отозвался так: «дабы прошли тошнота и оскомина, вызванные другим Дон Кихотом, который надел на себя личину второй части и пустился гулять по свету»[1]. Также в конце второй части своего романа Сервантес дал гневную отповедь Авельянеде:

Для меня одного родился Дон Кихот, а я родился для него; ему суждено было действовать, мне — описывать; мы с ним составляем чрезвычайно дружную пару — назло и на зависть тому лживому тордесильясскому писаке, который отважился (а может статься, отважится и в дальнейшем) грубым своим и плохо заостренным страусовым пером описать подвиги доблестного моего рыцаря, ибо этот труд ему не по плечу и не его окоченевшего ума это дело.

Есть подозрения, что существовал ещё один роман, более короткий, который, возможно, был включён в книгу «Novelas ejemplares». Роман был напечатан с названием: «El ingenioso hidalgo de la Mancha». Эта публикация была потеряна. Скорее всего распространялась рукопись, и возможно, что первая её часть в 1604. Кроме того, Ибраим Таибили подробно описал свой поход в книжный магазин в Алькале, где он приобрел «Epístolas familiares» и «el Relox de Príncipes», написанные братом Антонио де Геварой, а также «Historia imperial y cesárea», написанную Педро Мексием. В этих книгах тоже есть своего рода критика «рыцарских романов» в стиле, подобном известному творению «Дон Кихот». Эти факты позволили Хайме Оливеру Асину добавить ещё один плюс в пользу того, что существовало ещё одно издание, более раннее, чем издание 1605 года.

Издания

В июле 1604 года Сервантес продал права на издание романа мадридскому книгоиздателю Франциско де Роблесу (исп.), сыну и наследнику книгоиздателя, у которого Сервантес за двадцать лет до этого напечатал свой первый роман «Галатея[en]». Цензурное разрешение на печать выдали в сентябре. К декабрю закончили набор и приступили к печати. Печатали в домашней типографии, принадлежавшей Хуану де ла Куэста (англ.)[2]; печатали в спешке из-за условий контракта с Роблесом, и наделали много опечаток. 16 января 1605 года книга поступила в продажу[3][4].

Роман отлично продавался. Однако бо́льшую часть из 400 экземпляров первого издания Роблес, в погоне за прибылью, отправил в Новый Свет[5]. Транспорт, шедший в Гавану, потерпел крушение; другой транспорт благополучно доставил около 70 штук в Лиму, откуда они отправились в Куско. — Таким образом, одними из первых читателей романа были испанские миссионеры и чиновники в губернаторских городах Латинской Америки[5].

Не успел роман разойтись, а уже появились желающие издавать его без участия Роблеса. «Дон Кихот» стал настоящим бестселлером: к августу 1605 года вышли два издания в Мадриде, два — в Лиссабоне и одно — в Валенсии. Для своего второго издания Франциско Роблес приобрёл у Сервантеса дополнительные права, делающие Роблеса эксклюзивным издателем в Арагоне и Португалии[6].

Эта продажа прав лишила Сервантеса каких-либо дальнейших доходов от изданий первой части «Дон Кихота». В 1607 году роман издали в Брюсселе. В 1608 году спрос всё ещё не снижался и Роблес приступил к третьему изданию, — седьмому в целом. В 1610 году роман издали в Милане. В следующем году вышло второе издание в Брюсселе; в 1612 году роман перевели на английский, а в 1614 — на французский[4].

В 1613 году Сервантес впервые высказал мысль о продолжении романа: «В ближайшее время Вы увидите, — писал тогда Сервантес своему патрону, графу де Лемос, — дальнейшие подвиги Кихота и юмор Пансы»[7]. Между тем в 1614 году в Таррагоне было издано мнимое «продолжения» романа под названием «Вторая часть хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского» (исп. Segundo tomo del ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha[8], в литературоведении именуется также «Дон Кихот из Авельянеды»[es]). Личность автора, скрывавшегося под этим псевдонимом, не установлена, хотя высказывались многочисленные догадки на этот счёт[9]. Появление «сиквела» вызвало гнев Сервантеса, и в 1615 году он выпустил в свет собственную вторую часть «Дон Кихота», в последней главе которой дал гневную отповедь автору сиквела:

Для меня одного родился Дон Кихот, а я родился для него; ему суждено было действовать, мне — описывать; мы с ним составляем чрезвычайно дружную пару — назло и на зависть тому лживому тордесильясскому писаке, который отважился (а может статься, отважится и в дальнейшем) грубым своим и плохо заостренным страусовым пером описать подвиги доблестного моего рыцаря, ибо этот труд ему не по плечу и не его окоченевшего ума это дело;

.
Некоторые литературоведы высказывали точку зрения, что именно появление мнимой «второй части» книги послужило для Сервантеса стимулом к написанию собственной второй части «Дон Кихота»[10]. Вторая часть «Дон Кихота» авторства Сервантеса вышла в конце 1615 года и была мгновенно перепечатана в Брюсселе и Валенсии (1616). В 1617 — в Лиссабоне; в 1618 — в Париже.

Впервые обе части одним изданием вышли в Барселоне в 1617 году[11]. С тех пор роман многократно переиздавался во многих странах почти ежегодно. Издания настолько часты и многочисленны, что, по выражению одного критика, «уступают только Библии»[12].

За период времени с 1605 по 1857 г. роман выдержал в Испании не менее 400 изданий; переводов появилось 200 на английском, 168 на французском, 96 на итальянском, 80 на португальском, 70 на немецком, 13 на шведском, 8 на польском, 6 на датском, 2 на русском и 1 на латинском яз. Позже число перепечаток, переводов и переделок значительно возросло.

— Энциклопедия Брокгауза и Эфрона, 1900 г.[13].

Переводы на русский язык

Переводы на французский язык

Переводы на латинский язык

Экранизации

  • 1903 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция), режиссёры Люсьен Нонге, Фернан Зекка
  • 1908 — Безрассудно-любопытный / El curioso impertinente (Испания), режиссёр Нарсисо Куяс — экранизация новеллы, встроенной в первую часть романа (главы XXXIII—XXXV)
  • 1908 — Дон Кихот / Don Quijote (Испания), режиссёр Нарсисо Куяс
  • 1909 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция) (мультфильм), режиссёр Эмиль Коль
  • 1909 — Дон Кихот / Don Quixote (США)
  • 1911 — Дон Кихот / Don Chisciotte (Италия)
  • 1911 — Пародия Дон-Кихота / La parodia di Don Quichotte (Италия)
  • 1913 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция), режиссёр Камилл де Мортон, в гл. роли Клод Гарри
  • 1915 — Дон Кихот (США), режиссёр Эдвард Диллон, в главной роли Девольф Хоппер ст.
  • 1923 — Дон Кихот (Великобритания), режиссёр Морис Элвей, в главной роли Джерролд Робертшо
  • 1926 — Дон Кихот (Дания), режиссёр Лау Лауритцен
  • 1933 — Дон Кихот, режиссёр Георг Вильгельм Пабст, в гл. роли Фёдор Шаляпин

Георг Вильгельм Пабст снимал один и тот же фильм три раза, на трех языках: французском, английском и немецком. Немецкая версия фильма считается утраченной.

  • 1934 — Дон Кихот / Don Quixote (США) (мультфильм), режиссёр Аб Айверкс
  • 1947 — Дульсинея / Dulcinea (Испания), режиссёр Луис Арройо
  • 1947 — Дон Кихот из Ламанчи / Don Quijote de la Mancha (Испания), режиссёр Рафаэль Хиль, Дон Кихот — Рафаэль Ривелле, Санчо Панса — Хуан Калво, Сансон Карраско — Фернандо Рей, Антония — Сара Монтьель
  • 1953 — Безрассудно-любопытный / El curioso impertinente (Испания), режиссёр Flavio Calzavara
  • 1957 — Дон Кихот, (СССР) реж. Григорий Козинцев, в гл. роли Николай Черкасов
  • 1960 — Приключения Дон Кихота / Aventuras de Don Quijote (Испания), режиссёр Эдуардо Гарсия Марото
  • 1961 — Театр молодёжи: Дон Кихот / Théâtre de la jeunesse: Don Quichotte (Франция) (ТВ), режиссёры Марсель Кравенн, Луис Гроспьер; Дон Кихот — Мишель Эчеверри, Санчо Панса — Мишель Галабрю, Андрео — Жак Динам, конюх — Кристиан Марен
  • 1961 — Дон Кихот / Don Kihot (Югославия) (мультфильм), режиссёр Владо Кристи
  • 1962 — Дон Кихот / Don Quixote (Финляндия)
  • 1963 — Дульсинея / Dulcinea (Италия, Испания, ФРГ), режиссёр Винсент Эскрива
  • 1964 — Дульсинея Тобосская / Dulcinea del Toboso (Франция, Испания, ФРГ), режиссёр Карло Райм, Дон Кихот — Джозеф Мейнард
  • 1969 — Дон Кихот и Санчо Панса / Don Chisciotte e Sancho Panza (Италия), режиссёр Джованни Гримальди, Дон Кихот — Чиччо Инграссия, Санчо Панса — Франко Франки
  • 1970 — Рыцарь Дон Кихот / Don Quijote es armado caballero (Испания) (мультфильм), режиссёры Амаро Карретеро, Винсент Родригес
  • 1971 — Дон Кихот и Санчо Панса / Don Kihot i Sanco Pansa (Югославия) (ТВ), режиссёр Здравко Шотра, сценаристы Михаил Булгаков, Дон Кихот — Владимир Попович, Санчо-Панса — Предраг Лакович
  • 1972 — Человек из Ламанчи / Man of La Mancha (США, Италия), режиссёр Артур Хиллер, Дон Кихот — Питер О’Тул, Дульсинея — Софи Лорен, Санчо Панса — Джеймс Коко, Сансон Карраско — Джон Касл, падре — Иэн Ричардсон
  • 1973 — Дон Кихот снова в пути / Don Quijote cabalga de nuevo (Испания, Мексика), режиссёр Роберто Гавальдон, Дон Кихот — Фернандо Фернан Гомес, Санчо Панса — Кантинфлас
  • 1973 — Дон Кихот / Don Quixote (Австралия) (фильм-балет), композитор Людвиг Минкус, режиссёры Роберт Хелпманн, Рудольф Нуреев, Дон Кихот — Роберт Хелпманн, Басилио — Рудольф Нуреев
  • 1976 — Любовные приключения Дон Кихота и Санчо Пансы / The Amorous Adventures of Don Quixote and Sancho Panza (США), режиссёр Рафаэль Нуссбаум, Дон Кихот — Кори Джон Фишер, Санчо Панса — Хай Пайк
  • 1977 — Злоключения Дон Кихота и Санчо Пансы / As Trapalhadas de Dom Quixote e Sancho Pança (Бразилия), режиссёр Эри Фернандес
  • 1983 — Дон Кихот / Don Kichot (Польша) (мультфильм), режиссёр Krzysztof Raynoch
  • 1984 — Дон Кихот / Don Quixote (Kitri’s Wedding), a Ballet in Three Acts (США) (Фильм-балет) (ТВ), режиссёры Брайан Лардж, Михаил Барышников, Базилио — Михаил Барышников, Дон Кихот — Ричард Шафер
  • 1987 — Дон Кихот Ламанчский / Don Quixote of La Mancha (Австралия) (мультфильм) (ТВ)
  • 1988 — Житие Дон Кихота и Санчо (фильм) (СССР, Испания), режиссёр Резо Чхеидзе, в гл. роли Кахи Кавсадзе
  • 1989 — Дульсинея / Dulcineia (Португалия) (ТВ), режиссёр Артур Рамос
  • 1991 — Дон Кихот Мигеля де Сервантеса / El Quijote de Miguel de Cervantes (Испания) (сериал), режиссёр Мануэль Гутьеррес Арагон, в главной роли Фернандо Рей
  • 1992 — Дон Кихот Орсона Уэллса / Don Quijote de Orson Welles (США, Италия, Испания), режиссёр Орсон Уэллс, Дон Кихот — Франсиско Регейро, рассказчик — Фернандо Рей
  • 1992 — Балаганчик мистера Педро / El retablo de Maese Pedro (ТВ) — фильм-опера по мотивам романа Сервантеса, композитор Мануэль де Фалья, режиссёр Ларри Вайнштейн, Дон Кихот — Джустино Диас
  • 1994 — Человек из Ламанчи / Der Mann von La Mancha (Австрия), режиссёр Félix Breisach, Дон Кихот — Карл Меркац
  • 1997 — Дон Кихот возвращается, (Россия, Болгария) реж. Василий Ливанов, в главной роли Василий Ливанов
  • 2000 — Последний рыцарь / Don Quixote, США, ТВ, режиссёр Питер Йетс, Дон Кихот — Джон Литгоу, Санчо Панса — Боб Хоскинс, герцогиня — Изабелла Росселлини, герцог — Ламбер Вильсон, Дульсинея — Ванесса Уильямс, Антония — Амелия Уорнер. Сансон Карраско — Джеймс Пьюрфой, молодая леди — Рут Шин
  • 2000 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция) (ТВ) (фильм-опера), режиссёр Франсуа Рассиллон, Дон Кихот — Сэмюэл Раме
  • 2000 — Анимированный эпос: Дон Кихот / Animated Epics: Don Quixote (Великобритания) (ТВ) (мультфильм).
  • 2002 — Дон Кихот / El caballero Don Quijote (Испания), режиссёр Мануэль Гутьеррес Арагон. Дон Кихот — Хуан Луис Галиардо
  • 2003 — Наклон / Tilt (Канада), режиссёр Lance Peverley, Дон Кихот — Джон Р. Тейлор
  • 2003 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция) (видео), режиссёр Франсуа Рассиллон, Дон Кихот — Jean-Marie Didière
  • 2003 — Дон Кихот в Иерусалиме / Don Kishot be’Yerushalaim (Израиль), режиссёр Дэни Розенберг, Дон Кихот — Шмуэль Вульф
  • 2005 — Дон Кихот или злоключения сердитого человека / Don Quichotte ou Les mésaventures d’un homme en colère (Франция), режиссёр Жак Дешам, Дон Кихот — Патрик Шенэ
  • 2006 — Честь рыцаря / Honor de caballería, реж. Алберт Серра, Испания Дон Кихот — Луис Карбо
  • 2007 — Дон Кихот (мультфильм), Италия, Испания, режиссёр Хосе Посо

В астрономии

В честь Дульсинеи Тобосской назван астероид (571) Дульсинея, открытый в 1905 году, а в честь Дон Кихота — (3552) Дон Кихот, открытый в 1983 году.

Примечания

  1. ↑ Мигель де Сервантес Сааведра. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский (Часть 2). Посвящение графу Лемосскому (недоступная ссылка)
  2. ↑ с 2004 года в здании бывшей типографии Куэста располагается музей и штаб-квартира «Общества Сервантеса»
  3. Cahill, Hugh Don Quixote. King’s College London. Проверено 14 января 2011.
  4. 1 2 «Cervantes, Miguel de», Encyclopaedia Britannica, 2002 

    J. Ormsby, «About Cervantes and Don Quixote» Архивировано 3 сентября 2006 года.
  5. 1 2 Serge Gruzinski, teacher at the EHESS. Don Quichotte’, best-seller mondial. n°322. L’Histoire (July–August 2007).
  6. ↑ J. Ormsby, «About Cervantes and Don Quixote» Архивировано 3 сентября 2006 года.
  7. ↑ Смотрите также предисловие автора ко второй части романа
  8. ↑ Se imprimió en Barcelona; véase Javier Blasco, «Notas sobre un artista del fraude y del engaño: Avellaneda», Edad de Oro, tomo 25, 2006, págs. 117—127, https://uvadoc.uva.es/bitstream/10324/2061/1/ocultaciondeAvellaneda.pdf, consultado 21-11-2014
  9. ↑ Daniele Archibugi, L’altro Don Chisciotte, La Repubblica, 6 aprile 2014
  10. ↑ Jim Iffland’s article Do We Really Need to Read Avellaneda?, published in the journal of the Cervantes Society of America [1]
  11. Prestage, Edgar. Chivalry. — 1928. — P. 110.
  12. Paul Kingsbury. Lost in La Mancha. Vanderbilt.edu. Проверено 5 февраля 2014.
  13. ↑ Сервантес, Михаэль Сааведра // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. — Т. т. XXIXa (1900): Семь озер — Симфония. — С. 623—626.

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Отношения Дон Кихот — Дон Кихот (Стратиевская)

Взаимодействие аспектов

Интуиция возможостей

Логика соотношений

Волевая сенсорика

Этика отношений

Сенсорика ощущений

Интуиция времени

Деловая логика


Примером удачного супружеского альянса представителей этого социотипа может служить брак Пьера Кюри и Марии Складовской — Кюри, совершивших открытие века: радиоактивность урана и новые минералы — полоний и радий. Общими усилиями этой дружной тождественной пары и был открыт путь к использованию атомной энергии. Без совместной научно — исследовательской работы не было бы и их семейного счастья, именно на ней оно и базировалось.

Вот как об этом вспоминает сама Мария Складовская — Кюри:
“Мы с головой ушли в новую область, которая раскрылась перед нами благодаря неожиданному открытию. Несмотря на трудные условия работы, мы были счастливы. Все дни мы проводили в лаборатории. В жалком сарае царил полный мир и тишина: бывало, что приходилось только следить за ходом той или другой операции… В нашем общем едином увлечении мы жили как во сне.
В этом дрянном старом сарае протекли лучшие и счастливейшие годы нашей жизни, всецело посвящённые работе. Нередко я готовила какую — нибудь пищу тут же, чтобы не прерывать ход особо важной операции. Иногда весь день я перемешивала кипящую массу железным шкворнем длиной почти в мой рост. Вечером я валилась с ног от усталости…”

А вот как дополняет эти воспоминания дочь Марии Складовской:
“Мари обрабатывает килограмм за килограммом тонны урановой руды. Со страшным упорством в течение четырёх лет она ежедневно перевоплощалась по очереди в учёного, квалифицированного работника, инженера и чернорабочего… Пьеру так надоела эта бесконечная борьба, что он советует Мари сделать передышку. Но Пьер не учёл характера своей жены. Мари хочет выделить радий и выделит…”

(Л.Васильева “Созидательницы разрушений” Москва “Варгиус” 1993г.)

— Интересно бы знать, когда среди этих “перевоплощений” Мария Складовская воплощалась в жену? — любопытствует Читатель — Впрочем, как видим, без потомства эта чета тоже не осталась…

— Приведённый пример как нельзя лучше иллюстрирует прагматичный характер тождественных отношений: если людей объединяет одна идея, одна программа и одинаковый способ её реализации, то почему бы им и не объединить свои усилия для пользы общего дела? Но, как мы видим, это общее дело они делали хоть и вдвоём, но попеременно сменяя друг друга, как если бы один человек круглосуточно и беспрерывно нёс свою трудовую вахту. Один заступает на место другого, и никому не тесно — полное единомыслие и единодушие. Счатье этих партнёров в том, что никто из них не претендовал на место другого, никто из них не оспаривал друг у друга удачу — они трудились как один человек и как один человек являются авторами своего открытия.

Но в том-то и проблема тождественной пары, что здесь два человека, думают и действуют как один. Может быть именно потому, что в тождественной паре не бывает оппонентов, а также потому, что здесь никогда не возникает глубоких идейных разногласий, партнёрам и суждено было сделать открытие, приведшее не только к великим свершениям, но и к великим катастрофам.

Супружеское партнёрство двух Дон-Кихотов — это, как правило, либо студенческий брак (союз двух друзей, сокурсников-единомышленников), либо двое коллег из одного научного отдела подружились и поженились — вариантов здесь может быть очень много, но одно неизменно: очевидное сходство интересов и увлечений. Партнёры чувствуют себя в интеллектуальном плане достойными друг друга и это является решающим фактором их сближения.

Первые проблемы возникают на почве сенсорики: необходимость заниматься домашним хозяйством, отрывая своё драгоценное время от интеллектуальной и творческой деятельности, является для партнёрши — Дон-Кихота неприятной и обременительной обязанностью, (а к навязанным им обязанностям представители этого типа всегда испытывают глубочайшее отвращение).

Планируя свой будущий брак в первую очередь как творческий альянс, партнёрша — Дон-Кихот довольно быстро начинает раздражаться по поводу впустую растраченного времени. (Вместо того, чтобы заниматься своим делом она должна стоять у плиты и варить “эту дурацкую кашу”.)

Ни один из партнёров не получает должной поддержки по сенсорным аспектам: партнёрша не получает желаемый “кофе в постель”, партнёр не получает чистую рубашку перед выходом на работу. Постоянные ссоры по поводу разделения обязанностей приводят к этическим стычкам и эмоциональным вспышкам, которые здесь уже гасить некому. В этическом плане партнёры ни успокоить, не поддержать друг друга не могут. Со временем каждый из них чувствует себя обделённым вниманием и заботой, каждый чувствует себя нелюбимым и у каждого возникают этические претензии друг другу.

С сенсорно-этических (слабых) аспектов напряжение переходит и на интуитивно-логические (сильные) функции. С какой это стати два интуитивно-логических экстраверта должны программировать своё личное время, исходя из планов друг друга, если до сих пор никто из них никому в этом не подчинялся? С какой стати кто-то из них должен уступать партнёру свой шанс (противоборство по интуитиции возможностей) или признавать его интеллектуальное превосходство, если до сих пор ни один из них не знал себе в этом равных?

Да прибавьте к этому необходимость подчиняться интересам супруга, жить его увлечениями, поддерживать развёрнутую им дискуссию только потому, что ему в эту минуту захотелось поспорить; обмениваться мнением о том, что им обоим и так ясно…

А постоянная необходимость партнёрши этически лавировать и приспосадливаться, чтобы — не дай Б-г! — не показать себя умнее мужа и не задеть этим его самолюбия (кто-то же в этой диаде должен проявить и большую гибкость, и дипломатичность. Да прибавьте к этому постоянное раздражение необихоженного супруга, которое можно снять только насытив его приятными ощущениями и которое тоже придётся гасить тождественной партнёрше, хотя у неё, определённо, найдутся дела и поважнее…

Напряжение постоянно будет переходить со слабых блоков партнёров на сильные — с сенсорно-этических аспектов на интуитивно-логические. Но как ни крути, как ни изощряйся в дипломатии, а чему быть того не миновать: тождественные отношения в этой паре изначально обречены на провал — партнёры живут вместе только до тех пор, пока им друг с другом интересно. Любая случайность может разорвать этот альянс.

Источник: Соционика от Cтратиевской

mysocio.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о