Деятельность верховного тайного совета дата – ВЕРХОВНЫЙ ТАЙНЫЙ СОВЕТ это что такое ВЕРХОВНЫЙ ТАЙНЫЙ СОВЕТ: определение — История.НЭС

Содержание

Верховный Тайный Совет: год создания и участники

Верховный Тайный Совет был создан после смерти Петра Первого. Вступление Екатерины на престол вызвало необходимость его организации с целью разъяснения положения дел: императрица не была способна руководить деятельностью русского правительства.

Предпосылки

Учреждение Верховного Тайного Совета, как считали многие, должно было «успокоить оскорбленные чувства» старой знати, устраненной от управления неродовитыми деятелями. При этом должна была измениться не форма, а именно характер и сущность верховной власти, ведь, сохранив свои титулы, она превратилась в государственное учреждение.

Многие историки высказывают мнение, что основным изъяном созданной великим Петром системы властных органов была невозможность сочетания характера исполнительной власти с коллегиальным принципом, поэтому и был основан Верховный Тайный Совет.

Получалось, что возникновение этого высшего совещательного органа стало не столько результатом противостояния политических интересов, сколько необходимостью, связанной с восполнением пробела в неполноценной петровской системе на уровне высшего управления. Результаты недолгой деятельности Совета были не очень значительны, поскольку ему приходилось действовать сразу после напряженной и деятельной эпохи, когда одна реформа сменяла другую, а во всех сферах государственной жизни ощущалось сильнейшее возбуждение.

Причина создания

Создание Верховного Тайного Совета было призвано разобраться в сложных задачах петровских реформ, оставшихся неразрешенными. Его деятельность явственно показала, что именно из доставшегося по наследству Екатерине выдерживало испытание временем, а что должно быть реорганизовано. Последовательнее всего Верховный Совет придерживался линии, выбранной Петром в политике, касающейся промышленности, хотя в целом общую тенденцию его деятельности можно охарактеризовать как примирение интересов народа с интересами армии, отказ от обширных военных кампаний и непринятие никаких реформ в отношении русского войска. Одновременно это учреждение отвечало в своей деятельности тем нуждам и делам, которые требовали немедленного решения.

Члены Верховного Тайного Совета

Датой учреждения этого высшего совещательного государственного учреждения стал февраль 1726 года. Его членами были назначены светлейший князь, генерал фельдмаршал Меньшиков, госканцлер Головкин, генерал Апраксин, граф Толстой, барон Остерман и князь Голицын. Через месяц в его состав был включен и герцог Голштинский – зять Екатерины, самое доверенное лицо императрицы. С самого начала членами этого высшего органа были исключительно последователи Петра, однако уже вскоре Меньшиков, который при Петре Втором оказался в ссылке, вытеснил Толстого. Спустя некоторое время Апраксин умер, а герцог Голштинский и вовсе перестал посещать заседания. Из назначенных первоначально членов Верховного Тайного Совета в его рядах осталось всего три представителя — Остерман, Голицын и Головкин. Состав этого совещательного высшего органа сильно изменился. Постепенно власть перешла в руки могущественных княжеских фамилий – Голицыных и Долгоруких.

Деятельность

Тайному Совету по приказу императрицы подчинили и Сенат, который поначалу понизили до того, что решили посылать ему указы из прежде равноправного с ним Синода. При Меньшикове новосозданный орган попытался упрочить за собой и власть правительства. Министры, как величали его членов, вместе с сенаторами присягали императрице. Было строго воспрещено исполнять указы, не подписанные императрицей и ее детищем, коим являлся Верховный Тайный Совет.

Согласно тестаменту Екатерины Первой, именно этому органу на время малолетства Петра II была предоставлена власть, равносильная власти государя. Однако Тайный Совет не имел права осуществлять изменения только в порядке наследования престола.

Изменение формы правления

С первого момента учреждения данной организации многие за рубежом предсказывали возможность попыток изменения формы правления на Руси. И они оказались правы. Когда скончался Петр II, а произошло это в ночь на 19 января 1730 года, несмотря на завещание Екатерины, ее потомки были отстранены от престола. Предлогом стали молодость и легкомыслие Елисаветы, младшей наследницы Петра, и малолетство их внука — сына Анны Петровны. Вопрос об избрании русского монарха был решен влиятельным голосом князя Голицына, который заявил, что следует обратить внимание на старшую линию петровского рода, а потому предложил кандидатуру Анны Иоанновны. Дочь Иоанна Алексеевича, уже девятнадцать лет живущая в Курляндии, устраивала всех, поскольку в России не имела фаворитов. Она казалась управляемой и послушной, без склонностей к деспотизму. Кроме того, подобное решение было обусловлено невосприятием Голицыным петровских реформ. К этой узко индивидуальной тенденции присоединялся и давно возникший замысел «верховников» об изменении формы правления, что, естественно, легче было сделать при правлении бездетной Анны.

«Кондиции»

Воспользовавшись ситуацией, «верховники», решив ограничить несколько самодержавную власть, потребовали от Анны подписать определённые условия, так называемые «Кондиции». Согласно им реальной властью должен был обладать именно Верховный Тайный Совет, а роль государя была сведена только к представительским функциям. Такая форма управления для России была новой.

В конце января 1730 года новоявленная императрица подписала представленные ей «Кондиции». Отныне она без одобрения Верховного Совета не могла завязывать войн, заключать мирные договора, вводить новые подати или облагать налогами. Не в ее компетенции было и расходование казны по собственному усмотрению, произведение в чины выше звания полковника, жалование вотчин, лишение дворян жизни или имущества без суда и самое главное — назначение наследника на престол.

Борьба за пересмотр «Кондиций»

Анна Иоанновна, въехав в Первопрестольную, отправилась в Успенский собор, где высшие государственные чины и войска присягнули государыне. Новая по форме присяга была лишена некоторых прежних выражений, означавших самодержавие, в ней не упоминалось и о правах, которыми наделили Верховный Тайный орган. Тем временем обострилась борьба двух партий – «верховников» и сторонников самодержавия. В рядах последней активную роль играли П. Ягужинский, А. Кантемир, Феофан Прокопович и А. Остерман. Их поддерживали широкие слои дворянства, которые желали пересмотра «Кондиций». Недовольство в первую очередь было обусловлено усилением узкого круга членов Тайного Совета. Кроме того, в кондициях большинство из представителей шляхетства, как в ту пору называлось дворянство, видели намерение установить в России олигархию и желание присвоения двумя фамилиями — Долгорукими и Голицыными — права избрания монарха и перемены формы управления государством.

Отмена «Кондиций»

В феврале 1730 года многочисленная группа представителей дворянства, составлявшая, по некоторым сведениям, до восьмисот человек, явилась во дворец, чтобы подать Анне Иоанновне челобитную. В их числе было достаточно много гвардейских офицеров. В челобитной императрице выражалась настоятельная просьба совместно с дворянством еще раз пересмотреть форму правления, чтобы сделать ее угодной всему русскому народу. Анна в силу своего характера несколько колебалась, однако ее старшая сестра — Екатерина Иоанновна — заставила ее все-таки подписать челобитную. В ней дворяне просили принять полное самодержавие и уничтожить пункты «Кондиций».

Анна на новых условиях заручилась одобрением растерянных «верховников»: тем ничего не оставалось, только лишь согласно кивать головами. По словам современником, у них не было другого выхода, поскольку при малейшем противостоянии или неодобрении, гвардейцы набросились бы на них. Анна с удовольствием публично разорвала не только «Кондиции», но и собственное письмо о принятии их пунктов.

Бесславный конец членов Совета

Первого марта 1730 года на условиях полноценного самодержавия народ еще раз принес присягу императрице. А спустя всего три дня Манифестом от 4 марта состоялось упразднение Верховного Тайного Совета.

Судьбы его бывших членов сложились по-разному. Князя Голицына отправили в отставку, а спустя некоторое время он скончался. Его брата, а также троих из четырех Долгоруковых, казнили в годы правления Анны. Репрессии пощадили только одного из них — Василия Владимировича, который при Елизавете Петровне был оправдан, возвращен из ссылки и, более того, назначен главой военной коллегии.

Остерман в годы царствования императрицы Анны Иоанновны был на важнейшем государственном посту. Более того, в 1740-1741 годы он ненадолго стал фактическим правителем страны, но в результате очередного дворцового переворота потерпел поражение и был сослан в Берёзов.

fb.ru

Верховный тайный совет — это… Что такое Верховный тайный совет?

Верхо́вный та́йный сове́т — высшее совещательное государственное учреждение Российской империи в 1726—1730 гг. в составе 7-8 человек. Создан императрицей Екатериной I как совещательный орган, фактически решал важнейшие государственные вопросы.

Создание Совета

Вступление на престол Екатерины I после смерти Петра I вызвало необходимость такого учреждения, которое могло бы разъяснять положение дел императрице и руководить направлением деятельности правительства, к чему Екатерина не чувствовала себя способной. Таким учреждением стал Верховный Тайный Совет.

Указ об учреждении Совета издан в феврале 1726. Членами его были назначены:

Таким образом, Верховный Тайный Совет первоначально был составлен почти исключительно из «птенцов гнезда Петрова».

  • Карл-Фридрих Голштинский

От имени Екатерины I созывал Верховный тайный совет кабинет-секретарь А. В. Макаров.

Однако уже при Екатерине I, в 1727 году граф П. А. Толстой был вытеснен А. Д. Меншиковым; буквально в том же году, при Петре II сам Меншиков очутился в ссылке. В 1728 году умер граф Ф. М. Апраксин; герцог Голштинский давно перестал бывать в Совете. Из первоначальных членов Совета остались трое — Д. М. Голицын, Г. И. Головкин и А. И. Остерман.

Под влиянием Долгоруковых состав Совета изменился: в 1727 году в него введён Василий Владимирович Долгоруков, в 1728 году — Василий Лукич Долгоруков и Михаил Михайлович Голицын. Преобладание в Совете перешло в руки княжеских фамилий Долгоруковых и Голицыных.

Совету подчинили Сенат и коллегии. Сенат, который стал именоваться «Высоким» (а не «Правительствующим») сначала был принижен до такой степени, что решено было посылать ему указы не только из Совета, но даже из прежде равного ему Святейшего Синода. У Сената отняли титул правительствующего, а потом думали отнять этот титул и у Синода. Сначала Сенат титуловали «высокоповеренный», а потом просто «высокий».

При Меншикове Совет старался упрочить за собой правительственную власть; министры, как называли членов Совета, и сенаторы присягали императрице или регламентам Верховного Тайного Совета. Воспрещалось исполнять указы, не подписанные императрицей и Советом.

По завещанию Екатерины I, Совету на время малолетства Петра II предоставлялась власть, равная власти государя; только в вопросе о порядке престолонаследия Совет не мог делать перемен. Но последний пункт завещания Екатерины I оставлен был без внимания верховниками при избрании на престол Анны Иоанновны.

«Затейка верховников» и «Кондиции»

Портрет Анны Иоанновны на шёлке. 1732 г.

В 1730 году, по смерти Петра II, из 8-и членов Совета половину составляли Долгоруковы (князья Василий Лукич, Иван Алексеевич, Василий Владимирович и Алексей Григорьевич), которых поддерживали братья Голицыны (Дмитрий и Михаил Михайловичи). Дмитрием Голицыным был составлен проект конституции.

Против планов Долгоруковых, однако, выступила часть российского дворянства, а также члены Верховного Тайного Совета Остерман и Головкин.

Отвергнув замужнюю старшую дочь царя Иоанна Алексеевича, Екатерину, 8 членов Совета выбрали на царство к 8 часам утра 19 (30) января его младшую дочь Анну Иоанновну, которая уже 19 лет жила в Курляндии и не имела в России фаворитов и партий, а значит, устроила всех. Анна казалась вельможам послушной и управляемой, не склонной к деспотизму.

Пользуясь ситуацией, верховники решили ограничить самодержавную власть, потребовав от Анны подписания определённых условий, так называемых «Кондиций». Согласно «Кондициям» реальная власть в России переходила к Верховному Тайному Совету, а роль монарха впервые сводилась к представительским функциям.

Кондиции

28 января (8 февраля) 1730 года Анна подписала «Кондиции», согласно которым без Верховного тайного совета она не могла объявлять войну или заключать мир, вводить новые подати и налоги, расходовать казну по своему усмотрению, производить в чины выше полковника, жаловать вотчины, без суда лишать дворянина жизни и имущества, вступать в брак, назначать наследника престола.

15 (26) февраля 1730 Анна Иоанновна торжественно въехала в Москву, где войска и высшие чины государства в Успенском соборе присягнули государыне. В новой по форме присяге некоторые прежние выражения, означавшие самодержавие, были исключены, однако не было и выражений, которые бы означали новую форму правления, и, главное, не было упомянуто о правах Верховного тайного совета и о подтверждённых императрицей условиях. Перемена состояла в том, что присягали государыне и отечеству.

Борьба двух партий по отношению к новому государственному устройству продолжилась. Верховники стремились убедить Анну подтвердить их новые полномочия. Сторонники самодержавия (А. И. Остерман, Феофан Прокопович, П. И. Ягужинский, А. Д. Кантемир) и широкие круги дворянства желали пересмотра подписанных в Митаве «Кондиций». Брожение происходило прежде всего от недовольства усилением узкой группы членов Верховного Тайного Совета.

Анна Иоанновна разрывает кондиции. Старинная гравюра

25 февраля (7 марта) 1730 большая группа дворянства (по разным сведениям от 150 до 800), в числе которых было много гвардейских офицеров, явилась во дворец и подала челобитную Анне Иоанновне. В челобитной выражалась просьба императрице совместно с дворянством заново рассмотреть форму правления, которая была бы угодна всему народу. Анна колебалась, но её сестра Екатерина Иоанновна решительно заставила императрицу подписать челобитную. Представители дворянства недолго совещались и в 4 часа дня подали новую челобитную, в которой просили императрицу принять полное самодержавие, а пункты «Кондиций» уничтожить.

Когда Анна спросила одобрения у растерянных верховников на новые условия, те лишь согласно кивнули головами. Как замечает современник: «Счастье их, что они тогда не двинулись с места; если б они показали хоть малейшее неодобрение приговору шляхетства, гвардейцы побросали бы их за окно»[1].

Опираясь на поддержку гвардии, а также среднего и мелкого дворянства, Анна публично разорвала «Кондиции» и своё письмо об их принятии.

1 (12) марта 1730 года народ вторично принёс присягу императрице Анне Иоанновне на условиях полного самодержавия.

Манифестом от 4 (15) марта 1730 Верховный Тайный Совет был упразднён.

Судьба членов Совета

Судьбы членов Верховного Тайного Совета сложились по-разному: Михаил Голицын был отправлен в отставку и почти сразу же умер, его брат и трое из четверых Долгоруковых были казнены в годы правления Анны Иоанновны. Репрессии пережил лишь Василий Владимирович Долгоруков, при Елизавете Петровне возвращённый из ссылки и назначенный главой военной коллегии. Головкин и Остерман в годы царствования Анны Иоанновны занимали важнейшие государственные посты. Остерман в 1740—1741 ненадолго стал фактическим правителем страны, однако после очередного дворцового переворота был сослан в Берёзов, где и умер.

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

ВЕРХОВНЫЙ ТАЙНЫЙ СОВЕТ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

После возведения на престол после смерти Петра I его супруги Екатерины I власть сосредоточилась в руках князя А. Д. Меншикова. Последний всячески стремился к снижению роли Сената, а с другой был вынужден пойти на соглашение в другими «птенцами гнезда Петрова».

Указом Екатерины I от 8 февраля 1726 г. был учрежден Верховный тайный совет, который фактически принимал на себя функции Сената, который, по мысли Петра I, во время его отсутствия осуществлял высшее руководство страной. Члены Совета формально должны были давать императрице «тайные советы о политических и о других важных Государственных делах». Сенат, которые теперь уже именовался не Правительствующим, а Высоким, а также коллегии были поставлены в подчиненное положение к Совету, в котором теперь были сосредоточены все основные рычаги власти в империи. Все указы скреплялись не только подписью императрицы, но и членами Совета.

Меншиков добился от Екатерины I, чтобы она перед смертью внесла в завещание пункт, что на время малолетства Петра II Совета получал ту же власть, что и царствующий монарх (фактически устанавливалось коллективное регентство), при этом Совету запрещено предпринимать какие-либо перемены в порядке престолонаследия.

В области внутренней политики деятельность Совета была сосредоточена на решении, прежде всего, финансовых, экономических и социальных проблем, связанных с кризисом в котором находилась Россия в последние годы правления Петра I. Совет считал его последствием реформ Петра, в связи с чем намеревался провести их корректировку в более традиционном для России ключе (например, столица страны была возвращена в Москву). В текущей практике Совет пытался упорядочить систему учета и контроля за государственными финансами, а также сократить расходы и найти дополнительные способы пополнения государственного бюджета, в т.ч сокращение расходов на армию, сокращение офицерского корпуса и т.д. Одновременно был ликвидирован ряд, учрежденным Петром, сокращено количество чиновников. В то же время для привлечения иностранных купцов был снят целый ряд ограничений на торговлю, в т.ч. пересмотрен протекционистский таможенный тариф 1724 г.

Состав Совета

Председательство в Совете императрица приняла на себя, а его членами были назначены:

– генерал-фельдмаршал светлейший князь Александр Данилович Меншиков,

– генерал-адмирал граф Федор Матвеевич Апраксин,

– государственный канцлер граф Гавриил Иванович Головкин,

– действительный тайный советник граф Петр Андреевич Толстой,

– действительный тайный советник князь Дмитрий Михайлович Голицын

– вице-канцлер барон Андрей Иванович Остерман.

Состав Совета менялся: в марте 1726 г. в его состав введен герцог Карл Фридрих Гольштйен-Готторпский, женатый на дочери императрицы царевне Анне Петровне.

Наиболее серьезные изменения в составе Совета произошли в связи со смертью Екатерины I. Из-за разногласий по поводу ее наследника граф Толстой в мае 1727 г. был приговорен к смертной казни (с заменой ссылкой), а после восшествия на престо Петра II герцог Гольштейн-Готторпский самоустранился от участия в Совете.

В состав Совета в 1727 г. были введены пользовавшиеся поддержкой Петра II князья Алексей Григорьевич и Василий Лукич Долгоруковы, генерал-фельдмаршал и президент Военной коллегии князь Михаил Михайлович Голицын, в 1828 г. – генерал-фельдмаршал князь Василий Владимирович Долгоруков. Благодаря интригам Долгоруковых и Остермана Меншиков 7 сентября 1727 г. был отправлен в ссылку, а Петр II объявил, что все указания отныне будут исходить только от него. В ноябре 1828 г. скончался граф Апраксин.

Возведение на престол Анны Иоановны

После смерти в январе 1730 г. императора Петра II в России, где власть полностью контролировалась «верховниками», возник кризис престолонаследия. В решении вопросы о престолонаследии приняли участие семь членом Совета, а также фаворит Петра II князь Иван Алексеевич Долгоруков (сын члена Совета Алексей Григорьевича).

18(29) января начались  заседания Совета по определению наследника. Кандидатура старшей дочери царя Иоанна Алексеевича Екатерины, которая была замужем за герцогом Мекленбург-Шверинским. Компромиссной кандидатурой стала ее младшая сестра Анна Иоановна, вдовствующая герцогиня Курляндская, не имевшая на при дворе, ни даже в Курляндии сильной поддержки. К 8 часам утра 19 (30) января решение было принято, толь князь А.Г. Долгоруков выступил против ее избрания. Одновременно с предложение избран герцогиню Анны, князь Д.М. Голицын предложил ограничит ее власть рядом условий, записанных в «Кондиции». В соответствии с ними императрица при восшествии на престол должна была обязаться сохранить состоявший из 8 человек Верховный тайный совет и при этом в будущем без его согласия: не начинать войны; не заключать мира; не вводить новых податей; не жаловать в чины (в придворные, гражданские и военные) старше полковника, а гвардию и армию передать под контроль Совета; не жаловать вотчины и имения. Кроме того, Совет должен был утверждать все приговоры по лишению дворян жизни, имущества или достоинства, а также получал полный контроль над государственными доходами и расходами. Позже князь Д.М. Голицын написал черновой проект конституции, по которой в России устанавливалось правления высшей аристократии при ограниченной власти монарха, предусматривавший создание в т.ч. представительных учреждений. Этот план, однако, не утверждался Советом, не достигнув согласия «верховники» решили вынести вопрос на рассмотрение собравшегося в Москве дворянства (будущей Уложенной комиссии). Различные группировки выступили со своими проектами (все подразумевали ограничении монархии), однако ни один та ки не был поддержал Советом.

Против «Кондиций» выступили князь В.В. Долгоруков, барон А.И. Остерман и граф Г.И. Головкин. Однако их мнение во внимание принято не было и князь В.Л. Долгоруков с «Кондициями» 20(31) января отбыл в Митаву к герцогине Анне. 28 января (8 февраля) Анна Иоановна подписала «Кондиции», после чего выехала в Москву.

В столицу она прибыла 15(26) февраля, где в Успенском соборе приняла присягу высшего чиновничества и войск. присягнули государыне. Борьба между группировками перешла в новую стадию: «верховными» старались добиться официального подтверждения («Кондиции» были лишь предварительным документом, «договором о намерениях»), а противостоящая им группировка (А. И. Остерман, П. И. Ягужинский и др.), пользовавшая поддержкой рядового дворянства, выступила в пользу возвращения к самодержавной монархии.

25 февраля (7 марта) большая группа дворян подала Анне Иоанновне челобитную с просьбой пересмотреть – совместно с дворянством – будущее устройство страны. Анна Иоановна челобитную подписал, после чего, после 4-часового совещания, дворянство подало новую, в которой выступили за восстановление самодержавия. «Верховными» не ожидавшие такого оборота событий, были вынуждены согласиться, и Анна Иоановна публично разорвала «Кондиции» и свое письмо, в котором ранее согласилась на их принятие.

Ликвидация Совета

Манифестом от 4(15) марта 1730 г. Совета был упразднен, а Сенат был восстановлен в своих прежних правах. Представители рода Долгоруковых, как наиболее активно участвовавшие в заговоре, были арестованы: И.А. и А.Г. Долгоруковы отправлены в ссылку, В.Л. Долгоруков – казнен. Остальные члены Совета формально не пострадали, князь В.В. Долгоруков был арестован только в 1731 г., князь Д.М. Голицын – в 1736 г.; князь М.М. Голицын скончался в декабре 1730 г. Г.И. Головкин и А.И. Остерман не только сохранили свои посты, но стали пользоваться благоволением новой императрицы.

w.histrf.ru

Верховный тайный совет, его функции и деятельность

Верховный тайный совет, его функции и деятельность

После смерти Петра I созданная им система государствен­ного управления сохранилась с небольшими изменениями.

После смерти Петра I стояла задача достиже­ния компромисса между петровскими выдвиженцами и кон­серваторами.

В 1726 г. был образован Верховный тайный совет, который стал действовать по типу Боярской думы. В него входили: светлейший князь А. Д. Меншиков, адмирал Ф. М. Апраксин, канцлер Г. И. Головкин, граф П. А. Толстой, князь Д. М. Голицын, А. И. Остерман.

Верховный совет правил страной во время царствования Екатерины I (1725-1727 гг.) и Петра II (1727-1730 гг.). В усло­виях правления малолетнего Петра II Верховный тайный со­вет фактически управлял империей. Его функции:

• руководство Сенатом;

• утверждение всех указов императора.

В 1727 г. состав Верховного тайного совета изменился: в ссылку были отправлены выдвиженцы Петра I Меншиков и Толстой, запятнавшие себя коррупцией и кровавыми розыс­ками. Вместо них в Совет вошли князья В. Л. и А. Г. Долгору­кие, представители старой боярской аристократии. Основным идеологом Верховного совета был князь Дмитрий Михайло­вич Голицын, сторонник казненного царевича Алексея, вы­ступавший против петровского абсолютизма.

Деятельность Верховного тайного совета:

1) принял законы об уменьшении налогов, ослабил полицейскую систему, введенную Петром I, ликвидировал Тай­ную канцелярию – основной орган политического сыска.

2) В 1727 г. была реорганизована система местного управления: произошло сокращение чиновни­чьего аппарата; суд и сбор налогов были возложены на гу­бернаторов.

В дальнейшем члены Верховного тайного совета плани­ровали реформировать систему государственного управления и ограничить самодержавие. После скоропостижной смерти молодого Петра II в 1730 г. Верховный тайный совет не допу­стил вакуума власти и избрал на трон вдовствующую герцо­гиню Курляндии Анну, племянницу Петра I. Князь Д. М. Го­лицын предложил Анне Иоанновне подписать Кондиции, ограничивающие самодержавие. Одна­ко дворянство выступило против возвышения олигархов и создания олигархического правления в России. Под руковод­ством генерал-прокурора П. Ягужинского дворяне обрати­лись к Анне Иоанновне с протестом, и императрица разор­вала кондиции на следующий день после их подписания. Кон­диции были первым проектом российской конституции, а конституционная монархия в России в 1730 г. просуществова­ла один день.

При Анне Иоанновне (1730-1740) Тайный совет был преобразован в Верховный кабинет министров, потерял большинство полномочий.

В 1741 г. при Елизавете Петровне Верховный кабинет был упразднен.

Главным противником Тайного совета выступало дворянство, стремившееся получить как можно больше привилегий.

 

 


Дата добавления: 2015-10-28; просмотров: 1612 | Нарушение авторских прав


Этапы возвышения Москвы | Складывание системы государственного управления в XIV- п.п. XVI вв. | Земские Соборы: состав, механизм работы, функции. | Характеристика приказной системы. | Местное управление в конце XVI в. | Особенности государственного управления в п.п. XVII в. | Правовые основы Российского государства в XVII в. | Изменения в аппарате управления, государственная служба и организация сословий в России в XVII в. | Предпосылки преобразования системы власти в первой четверти XVIII в. | Организация государственной службы и сословий. |


mybiblioteka.su — 2015-2018 год. (0.005 сек.)

mybiblioteka.su

Верховный тайный совет — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Верхо́вный Та́йный Сове́т (ВТС) — высшее совещательное государственное учреждение Российской империи в 1726—1730 гг. в составе 7-8 человек. Создан императрицей Екатериной I как совещательный орган, фактически решал важнейшие государственные вопросы. Ключевые позиции в нем поначалу имел А. Д. Меншиков, после его падения (1727) — князья Долгоруковы и Голицыны.

Создание Совета

Вступление на престол Екатерины I после смерти Петра I вызвало необходимость такого учреждения, которое могло бы разъяснять императрице положение дел в государстве и его окружении и руководить направлением деятельности правительства, к чему Екатерина не имела интереса. Таким учреждением стал Верховный Тайный Совет(ВТС).

Указ об учреждении Совета издан в феврале 1726. Членами его были назначены:

Таким образом, Верховный Тайный Совет первоначально был составлен почти исключительно из «птенцов гнезда Петрова».

  • Portrait of Alexander Danilovich Menshikov1.jpg

  • Fyodor Matveyevich Apraksin.jpg

  • Chancelor G.I.Golovkin by I.Nikitin (1720s, Tretyakov gallery).jpg

  • Князь Дмитрий Михайлович Голицын (1665 — 1737).jpg

  • HeinrichGrafOstermann.jpg

  • CarlFriedrichErmitage.jpg

    Карл-Фридрих Голштинский

От имени Екатерины I созывал Верховный Тайный Совет кабинет-секретарь А. В. Макаров.

Однако уже при Екатерине I, в 1727 году граф П. А. Толстой был вытеснен А. Д. Меншиковым; буквально в том же году, при Петре II сам Меншиков очутился в ссылке. В 1728 году умер граф Ф. М. Апраксин; герцог Голштинский после смерти императрицы перестал бывать в Совете. Из первоначальных членов Совета остались трое — Д. М. Голицын, Г. И. Головкин и А. И. Остерман.

Однако после вступления на престол Петра II Алексеевича (май 1727 года) последовала опала А. Д. Меншикова и в Верховный тайный совет вошли А. Г. и В. Л. Долгоруковы, а в 1730 году, при воцарении Анны Иоанновны, — М. М. Голицын и В. В. Долгоруков.

Совету подчинили Сенат и коллегии. Сенат, который стал именоваться «Высоким» (а не «Правительствующим») сначала был принижен до такой степени, что решено было посылать ему указы не только из Совета, но даже из прежде равного ему Святейшего Синода. У Сената отняли титул правительствующего, а потом думали отнять этот титул и у Синода. Сначала Сенат титуловали «высокоповеренный», а потом просто «высокий».

При Меншикове Совет старался упрочить за собой правительственную власть; министры, как называли членов Совета, и сенаторы присягали императрице или регламентам Верховного Тайного Совета. Воспрещалось исполнять указы, не подписанные императрицей и Советом.

По завещанию Екатерины I, Совету на время малолетства Петра II предоставлялась власть, равная власти государя; только в вопросе о порядке престолонаследия Совет не мог делать перемен. Но последний пункт завещания Екатерины I оставлен был без внимания верховниками при избрании на престол Анны Иоанновны.

«Затейка верховников» и «Кондиции»


В 1730 году, по смерти Петра II, из 8-и членов Совета половину составляли Долгоруковы (князья Василий Лукич, Иван Алексеевич, Василий Владимирович и Алексей Григорьевич), которых поддерживали братья Голицыны (Дмитрий и Михаил Михайловичи). Дмитрием Голицыным был составлен проект конституции.

Против планов Долгоруковых, однако, выступила часть российского дворянства, а также члены Верховного Тайного Совета Остерман и Головкин.

Отвергнув замужнюю старшую дочь царя Иоанна Алексеевича, Екатерину, 8 членов Совета выбрали на царство к 8 часам утра 19 (30) января его младшую дочь Анну Иоанновну, которая уже 19 лет жила в Курляндии и не имела в России фаворитов и партий, а значит, устроила всех. Анна казалась вельможам послушной и управляемой, не склонной к деспотизму.

Пользуясь ситуацией, верховники решили ограничить самодержавную власть, потребовав от Анны подписания определённых условий, так называемых «Кондиций». Согласно «Кондициям» реальная власть в России переходила к Верховному Тайному Совету, а роль монарха впервые сводилась к представительским функциям.

28 января (8 февраля) 1730 года Анна подписала «Кондиции», согласно которым без Верховного тайного совета она не могла объявлять войну или заключать мир, вводить новые подати и налоги, расходовать казну по своему усмотрению, производить в чины выше полковника, жаловать вотчины, без суда лишать дворянина жизни и имущества, вступать в брак, назначать наследника престола.

15 (26) февраля 1730 Анна Иоанновна торжественно въехала в Москву, где войска и высшие чины государства в Успенском соборе присягнули государыне. В новой по форме присяге некоторые прежние выражения, означавшие самодержавие, были исключены, однако не было и выражений, которые бы означали новую форму правления, и, главное, не было упомянуто о правах Верховного тайного совета и о подтверждённых императрицей условиях. Перемена состояла в том, что присягали государыне и отечеству.

Борьба двух партий по отношению к новому государственному устройству продолжилась. Верховники стремились убедить Анну подтвердить их новые полномочия. Сторонники самодержавия (А. И. Остерман, Феофан Прокопович, П. И. Ягужинский, А. Д. Кантемир) и широкие круги дворянства желали пересмотра подписанных в Митаве «Кондиций». Брожение происходило прежде всего от недовольства усилением узкой группы членов Верховного Тайного Совета.


25 февраля (7 марта) 1730 большая группа дворянства (по разным сведениям от 150 до 800), в числе которых было много гвардейских офицеров, явилась во дворец и подала челобитную Анне Иоанновне. В челобитной выражалась просьба императрице совместно с дворянством заново рассмотреть форму правления, которая была бы угодна всему народу. Анна колебалась, но её сестра Екатерина Иоанновна решительно заставила императрицу подписать челобитную. Представители дворянства недолго совещались и в 4 часа дня подали новую челобитную, в которой просили императрицу принять полное самодержавие, а пункты «Кондиций» уничтожить.

Когда Анна спросила одобрения у растерянных верховников на новые условия, те лишь согласно кивнули головами. Как замечает современник: «Счастье их, что они тогда не двинулись с места; если б они показали хоть малейшее неодобрение приговору шляхетства, гвардейцы побросали бы их за окно»[1].

Опираясь на поддержку гвардии, а также среднего и мелкого дворянства, Анна публично разорвала «Кондиции» и своё письмо об их принятии.

1 (12) марта 1730 года народ вторично принёс присягу императрице Анне Иоанновне на условиях полного самодержавия.

Манифестом от 4 (15) марта 1730 Верховный Тайный Совет был упразднён.

Судьба членов Совета

Судьбы членов Верховного Тайного Совета сложились по-разному: Михаил Голицын был отправлен в отставку и почти сразу же умер, его брат и трое из четверых Долгоруковых были казнены в годы правления Анны Иоанновны. Репрессии пережил лишь Василий Владимирович Долгоруков, при Елизавете Петровне возвращённый из ссылки и назначенный главой военной коллегии. Головкин и Остерман в годы царствования Анны Иоанновны занимали важнейшие государственные посты. Остерман в 1740—1741 ненадолго стал фактическим правителем страны, однако после очередного дворцового переворота был сослан в Берёзов, где и умер.

Напишите отзыв о статье «Верховный тайный совет»

Примечания

  1. [www.magister.msk.ru/library/history/kostomar/kostom52.htm «La cour de la Russie il у a cent ans», 37. Депеша Маньяна]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Верховный тайный совет

– А вы что зеваете?
– Хороши! Так и течет с них! Гостиную нашу не замочите.
– Марьи Генриховны платье не запачкать, – отвечали голоса.
Ростов с Ильиным поспешили найти уголок, где бы они, не нарушая скромности Марьи Генриховны, могли бы переменить мокрое платье. Они пошли было за перегородку, чтобы переодеться; но в маленьком чуланчике, наполняя его весь, с одной свечкой на пустом ящике, сидели три офицера, играя в карты, и ни за что не хотели уступить свое место. Марья Генриховна уступила на время свою юбку, чтобы употребить ее вместо занавески, и за этой занавеской Ростов и Ильин с помощью Лаврушки, принесшего вьюки, сняли мокрое и надели сухое платье.
В разломанной печке разложили огонь. Достали доску и, утвердив ее на двух седлах, покрыли попоной, достали самоварчик, погребец и полбутылки рому, и, попросив Марью Генриховну быть хозяйкой, все столпились около нее. Кто предлагал ей чистый носовой платок, чтобы обтирать прелестные ручки, кто под ножки подкладывал ей венгерку, чтобы не было сыро, кто плащом занавешивал окно, чтобы не дуло, кто обмахивал мух с лица ее мужа, чтобы он не проснулся.
– Оставьте его, – говорила Марья Генриховна, робко и счастливо улыбаясь, – он и так спит хорошо после бессонной ночи.
– Нельзя, Марья Генриховна, – отвечал офицер, – надо доктору прислужиться. Все, может быть, и он меня пожалеет, когда ногу или руку резать станет.
Стаканов было только три; вода была такая грязная, что нельзя было решить, когда крепок или некрепок чай, и в самоваре воды было только на шесть стаканов, но тем приятнее было по очереди и старшинству получить свой стакан из пухлых с короткими, не совсем чистыми, ногтями ручек Марьи Генриховны. Все офицеры, казалось, действительно были в этот вечер влюблены в Марью Генриховну. Даже те офицеры, которые играли за перегородкой в карты, скоро бросили игру и перешли к самовару, подчиняясь общему настроению ухаживанья за Марьей Генриховной. Марья Генриховна, видя себя окруженной такой блестящей и учтивой молодежью, сияла счастьем, как ни старалась она скрывать этого и как ни очевидно робела при каждом сонном движении спавшего за ней мужа.
Ложка была только одна, сахару было больше всего, но размешивать его не успевали, и потому было решено, что она будет поочередно мешать сахар каждому. Ростов, получив свой стакан и подлив в него рому, попросил Марью Генриховну размешать.
– Да ведь вы без сахара? – сказала она, все улыбаясь, как будто все, что ни говорила она, и все, что ни говорили другие, было очень смешно и имело еще другое значение.
– Да мне не сахар, мне только, чтоб вы помешали своей ручкой.
Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то.
– Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет.
– Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия.
Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком.
– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.

В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.

Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.

– Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним.

– Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин.

Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей.

Разорванные сине лиловые тучи, краснея на восходе, быстро гнались ветром. Становилось все светлее и светлее. Ясно виднелась та курчавая травка, которая заседает всегда по проселочным дорогам, еще мокрая от вчерашнего дождя; висячие ветви берез, тоже мокрые, качались от ветра и роняли вбок от себя светлые капли. Яснее и яснее обозначались лица солдат. Ростов ехал с Ильиным, не отстававшим от него, стороной дороги, между двойным рядом берез.

Ростов в кампании позволял себе вольность ездить не на фронтовой лошади, а на казацкой. И знаток и охотник, он недавно достал себе лихую донскую, крупную и добрую игреневую лошадь, на которой никто не обскакивал его. Ехать на этой лошади было для Ростова наслаждение. Он думал о лошади, об утре, о докторше и ни разу не подумал о предстоящей опасности.

Прежде Ростов, идя в дело, боялся; теперь он не испытывал ни малейшего чувства страха. Не оттого он не боялся, что он привык к огню (к опасности нельзя привыкнуть), но оттого, что он выучился управлять своей душой перед опасностью. Он привык, идя в дело, думать обо всем, исключая того, что, казалось, было бы интереснее всего другого, – о предстоящей опасности. Сколько он ни старался, ни упрекал себя в трусости первое время своей службы, он не мог этого достигнуть; но с годами теперь это сделалось само собою. Он ехал теперь рядом с Ильиным между березами, изредка отрывая листья с веток, которые попадались под руку, иногда дотрогиваясь ногой до паха лошади, иногда отдавая, не поворачиваясь, докуренную трубку ехавшему сзади гусару, с таким спокойным и беззаботным видом, как будто он ехал кататься. Ему жалко было смотреть на взволнованное лицо Ильина, много и беспокойно говорившего; он по опыту знал то мучительное состояние ожидания страха и смерти, в котором находился корнет, и знал, что ничто, кроме времени, не поможет ему.

Только что солнце показалось на чистой полосе из под тучи, как ветер стих, как будто он не смел портить этого прелестного после грозы летнего утра; капли еще падали, но уже отвесно, – и все затихло. Солнце вышло совсем, показалось на горизонте и исчезло в узкой и длинной туче, стоявшей над ним. Через несколько минут солнце еще светлее показалось на верхнем крае тучи, разрывая ее края. Все засветилось и заблестело. И вместе с этим светом, как будто отвечая ему, раздались впереди выстрелы орудий.

Не успел еще Ростов обдумать и определить, как далеки эти выстрелы, как от Витебска прискакал адъютант графа Остермана Толстого с приказанием идти на рысях по дороге.

Эскадрон объехал пехоту и батарею, также торопившуюся идти скорее, спустился под гору и, пройдя через какую то пустую, без жителей, деревню, опять поднялся на гору. Лошади стали взмыливаться, люди раскраснелись.

– Стой, равняйся! – послышалась впереди команда дивизионера.

– Левое плечо вперед, шагом марш! – скомандовали впереди.

И гусары по линии войск прошли на левый фланг позиции и стали позади наших улан, стоявших в первой линии. Справа стояла наша пехота густой колонной – это были резервы; повыше ее на горе видны были на чистом чистом воздухе, в утреннем, косом и ярком, освещении, на самом горизонте, наши пушки. Впереди за лощиной видны были неприятельские колонны и пушки. В лощине слышна была наша цепь, уже вступившая в дело и весело перещелкивающаяся с неприятелем.

Ростову, как от звуков самой веселой музыки, стало весело на душе от этих звуков, давно уже не слышанных. Трап та та тап! – хлопали то вдруг, то быстро один за другим несколько выстрелов. Опять замолкло все, и опять как будто трескались хлопушки, по которым ходил кто то.

Гусары простояли около часу на одном месте. Началась и канонада. Граф Остерман с свитой проехал сзади эскадрона, остановившись, поговорил с командиром полка и отъехал к пушкам на гору.

Вслед за отъездом Остермана у улан послышалась команда:

– В колонну, к атаке стройся! – Пехота впереди их вздвоила взводы, чтобы пропустить кавалерию. Уланы тронулись, колеблясь флюгерами пик, и на рысях пошли под гору на французскую кавалерию, показавшуюся под горой влево.

Как только уланы сошли под гору, гусарам ведено было подвинуться в гору, в прикрытие к батарее. В то время как гусары становились на место улан, из цепи пролетели, визжа и свистя, далекие, непопадавшие пули.

Давно не слышанный этот звук еще радостнее и возбудительное подействовал на Ростова, чем прежние звуки стрельбы. Он, выпрямившись, разглядывал поле сражения, открывавшееся с горы, и всей душой участвовал в движении улан. Уланы близко налетели на французских драгун, что то спуталось там в дыму, и через пять минут уланы понеслись назад не к тому месту, где они стояли, но левее. Между оранжевыми уланами на рыжих лошадях и позади их, большой кучей, видны были синие французские драгуны на серых лошадях.

wiki-org.ru

Образование Верховного тайного совета :: SYL.ru

Отечественная история содержит многие эпизоды, в которых происходил процесс перехода власти от одних лидеров к другим. Иногда это были кровавые дворцовые перевороты и революции. Иногда смена власти происходила без кровопролития.

В восемнадцатом веке в Российской империи, как и во многих других странах цивилизованного мира, постепенно начинали проявляться первые предпосылки к кризису самодержавной власти.

В этой статье читателю будет рассказан один из таких эпизодов российской истории, где пусть на короткое время, но бразды правления государством взяла в свои руки группа высокопоставленных чиновников — Верховный тайный совет.

Предпосылки к образованию совета

Петр Великий умер. Первый император Российской империи оставил после себя великое наследие, которым необходимо было грамотно управлять. В то же время Екатерина Первая, взошедшая на императорский престол после смерти Петра, была довольно-таки далека от государственных дел.

Таким образом, возникла необходимость в образовании Верховного тайного совета — органа, который будет осуществлять государственное управление от имени самодержца. Кроме того, постепенно усиливалось влияние дворянства, и не считаться с ним уже было нельзя. Создав же государственный орган управления, состоящий из дворян, можно было контролировать эту влиятельную часть населения.

Создание совета

Итак, в феврале 1726 года Верховный тайный совет учреждается императрицей Екатериной Первой.

Изначально совет задумывался как небольшая группа людей, компетентная в вопросах управления государством. В первый состав Верховного тайного совета вошли наиболее влиятельные сподвижники Петра Великого. Такое решение обусловлено способностью координировать все сферы деятельности правительства. Рассмотрим подробнее личности всех членов Верховного тайного совета.

Александр Данилович Меншиков

Крупнейший российский военный и политический деятель, ближайший сподвижник и одно из самых доверенных лиц императора Петра Великого. Меншиков находился рядом с Петром и в юности будущего императора, когда тот отрабатывал систему будущей армии в «потешных» полках, и во время решающих моментов петровских военных кампаний первой четверти восемнадцатого века. На исход многих из них Меншиков лично повлиял.

Успешная ратная служба способствовала головокружительной военной и государственной карьере Меншикова. Безропотно выполняя указы государя, Александр Данилович за несколько дней до основания Санкт-Петербурга уже значился его генерал-губернатором, став таким образом первым человеком, занимавшим эту должность.

За рвение в служении государю Меншиков получил военные чины генерала от кавалерии, а за участие в Полтавской битве, где под командованием Александра Даниловича была разбита и почти полностью пленена шведская армия, удостоился чина генерал-фельдмаршала.

В результате успешной службы быстро увеличивалось благосостояние и влияние Меншикова. Например, за разгром войск гетмана Мазепы государственному деятелю было пожаловано село Ивановское и близлежащие к нему деревушки.

По мнению историков, именно Меншиков фактически определял внутреннюю и внешнюю политику Российской империи после смерти Петра Великого. Пользуясь значительным влиянием в совете, Меншиков оставался «серым кардиналом» российского двора вплоть до своего низвержения и ссылки.

Федор Матвеевич Апраксин

Также выходец из ближайшего окружения Петра Первого. Этот человек стоял у истоков создания отечественного военно-морского флота, возглавляя долгое время Адмиралтейств-коллегию.

Апраксин, как и Меншиков, отметился стремительной военной карьерой. Значительную долю известности флотоводец приобрел после удачной кампании против Османской империи и захвата города Азова.

Федор Матвеевич Апраксин в государственных и военных делах Российской империи занимал одну из лидирующих позиций, уступая в Верховном тайном совете только Меншикову. Чиновник сохранил свое влияние вплоть до самой смерти в 1728 году.

Гавриил Иванович Головкин

«Великий канцлер», как его называли, был доверенным лицом Петра Первого на посту президента Коллегии иностранных дел. Прирожденный дипломат, Головкин снискал для себя славу гибкого политика и одного из самых состоятельных людей той эпохи.

Современники нередко отмечали, что, несмотря на все свое благосостояние, Гавриил Иванович всегда старался одеваться бедно, во многом себе отказывал. По одной из версий, сказывалось детство политика, связанное с постоянной нуждой.

Головкин был третьим по значимости членом Верховного тайного совета, но смог сохранить свой статус и влияние, несмотря на переменчивость эпохи «дворцовых переворотов».

Канцлер Головкин также отметился тем, что враждовал с князьями Долгорукими, доминировавшими в совете после смены первого состава.

Петр Андреевич Толстой

Граф, основатель известной династии Толстых, выходцами из которой стали в будущем известные писатели и художники, в том числе и автор знаменитого романа «Война и мир».

На момент образования Верховного тайного совета граф Толстой занимал должность руководителя Тайной канцелярии — секретной службы, созданной еще при Петре Великом. Также Петр Андреевич Толстой курировал судебную власть Российской империи.

Дмитрий Михайлович Голицын

Князь, один из лучших хозяйственников петровского времени. Имел много опыта по модернизации крепостных сооружений и подготовке их к войне со шведами.

В свое время Голицын заведовал Камер-коллегией, в компетенцию которой входили сбор налогов и распределение казны, различные хозяйственные вопросы.

Забегая вперед, следует сказать, что именно Голицын был автором «Кондиций» Верховного Тайного совета, направленных на существенное ограничение самодержавия в Российской империи.

Генрих Иоган Фридрих Остерман

Андрей Иванович (в русском варианте) Остерман — одна из важнейших фигур в российской внешней политике первой половины восемнадцатого века.

Выходец из Германии, Андрей Иванович мог легко сориентироваться в любой сложной ситуации и пользовался доверием Петра Первого. Долгое время занимал должность вице-канцлера.

Члены Верховного тайного совета

Если проанализировать первый состав данного совещательного органа, то можно сделать вывод о том, что императрица Екатерина Первая собрала вокруг себя действительно компетентных и знающих людей, способных решать вопросы в любых отраслях управления. В состав совета входили и опытные военные, и умелые дипломаты, и управленцы.

Борьба за власть внутри совета

Как часто бывает, в высшем совещательном государственном органе того времени началась борьба за власть.

Первой жертвой этой борьбы стал граф Толстой, чье присутствие в совете постоянно оспаривалось Меншиковым.

Спустя короткий промежуток времени и негласный лидер совета Меншиков оказывается сослан в Сибирь по обвинению в присвоении государственных денег.

Внесла свои коррективы в состав совета и смерть Апраксина в 1728 году.

Функции Верховного тайного совета

Совет управлял всеми сферами российского общества. Здесь принимались важнейшие военные решения, закладывался курс внешней политики страны, обсуждались внутренние вопросы государства.

По своей сути совет сочетал в себе лучших лидеров петровского времени, призванных помогать в государственных вопросах монарху.

Своей деятельностью Верховный тайный совет сильно подорвал позиции Сената, поставив его ниже Святейшего Синода — высшего органа церковно-государственного управления страны.

www.syl.ru

Верховный тайный совет — это… Что такое Верховный тайный совет?

Петр II

Император Петр II

Воцарение Петра II было подготовлено новой придворной интригой не без участия гвардии. Екатерина с Меншиковым и другими своими приверженцами, конечно, желала оставить престол после себя одной из своих дочерей; но, по общему мнению, единственным законным наследником Петра Великого являлся его внук великий князь Петр. Грозил раздор между сторонниками племянника и теток, между двумя семьями Петра I от обеих его жен – вечный источник смут в государстве, где царский двор представлял подобие крепостной барской усадьбы. Хитроумный Остерман предложил способ помирить ощетинившиеся друг на друга стороны – женить 12-летнего племянника на 17-летней тетке Елизавете, а для оправдания брака в столь близком родстве не побрезговал такими библейскими соображениями о первоначальном размножении рода человеческого, что даже Екатерина I стыдливо прикрыла рукой этот проект. Иностранные дипломаты при русском дворе придумали мировую поумнее: Меншиков изменяет своей партии, становится за внука и уговаривает императрицу назначить великого князя наследником с условием жениться на дочери Меншикова – девице, года на два моложе тетки Елизаветы.

В 1727 г., когда Екатерина незадолго до своей смерти опасно занемогла, для решения вопроса о ее преемнике во дворце собрались члены высших правительственных учреждений: Верховного тайного совета, возникшего при Екатерине, Сената, Синода, и президенты коллегий, но приглашены были на совещание и майоры гвардии, как будто гвардейские офицеры составляли особенную государственную корпорацию, без участия которой нельзя было решить такого важного вопроса. Это верховное совещание решительно предпочло внука обеим дочерям Петра. С трудом согласилась Екатерина назначить этого внука своим преемником. Рассказывали, что всего за несколько дней до смерти она решительно объявила Меншикову о своем желании передать престол дочери своей, Елизавете, и скрепя сердце уступила противной стороне, только когда ей поставили на вид, что иначе не ручаются за возможность для нее доцарствовать спокойно.

Перед самой смертью спешно составлено было завещание, подписанное Елизаветой вместо больной матери. Этот «тестамент» должен был примирить враждебные стороны, приверженцев обоих семейств Петра I. К престолонаследию призывались поочередно четыре лица: великий князь-внук, цесаревны Анна и Елизавета и великая княжна Наталья (сестра Петра II), каждое лицо со своим потомством, со своими «десцендентами»; каждое следующее лицо наследует предшественнику в случае его беспотомственной смерти. В истории престолонаследия это завещание – ничего не значащий акт. После Петра II, который и без него считался законным наследником, престол замещался в таком порядке, какого не сумел бы предвидеть самый дальновидный тестамент. Но это завещание имеет свое место в истории русского законодательства о престолонаследии, вносит в него если не новую норму, то новую тенденцию. Пользуясь законом Петра I, оно имело целью восполнить пустоту, образованную этим самым законом, делало первую попытку установить постоянный законный порядок престолонаследия, создать настоящий основной закон государства: само завещание определяет себя как основной закон, имеющий навсегда остаться в силе, никогда не подлежащий отмене.

Потому тестамент, прочитанный в торжественном собрании царской фамилии и высших государственных учреждений 7 мая 1727 г., на другой день по смерти Екатерины I, можно признать предшественником закона 5 апреля 1797 г. о преемстве престола. Для истории русской законодательной мысли не будет лишним заметить, что тестамент Екатерины I был составлен находившимся тогда в Петербурге министром герцога Голштинского Бассевичем.

Верховный тайный совет.

Образование Верховного тайного совета

Домашние политические воспоминания и заграничные наблюдения будили в правящих кругах если не мысль об общественной свободе, то хоть помыслы о личной безопасности. Воцарение Екатерины казалось благоприятным моментом для того, чтобы оградить себя от произвола, упрочить свое положение в управлении надежными учреждениями. Провозглашенная Сенатом не совсем законно, под давлением гвардии, Екатерина искала опоры в людях, близких к престолу в минуту смерти Петра. Здесь пуще всего боялись усиления меншиковского нахальства, и с первых же дней нового царствования пошли толки о частых сборищах сановной знати, князей Голицыных, Долгоруких, Репниных, Трубецких, графов Апраксиных; цель этих сходок – будто бы добиться большого влияния в правлении, чтобы царица ничего не решала без Сената.

Сам Сенат, почувствовав себя правительством, спешил запастись надежной опорой и, тотчас по смерти Петра, пытался присвоить себе командование гвардией. Наблюдательный французский посол Кампредон, уже в январе 1726 г., доносил своему двору, что большая часть вельмож в России стремится умерить деспотическую власть императрицы. И, не дожидаясь, пока вырастет и воцарится великий князь Петр, внук преобразователя, люди, рассчитывающие получить впоследствии влиятельное участие в правлении, постараются устроить его по образцу английского. Но и сторонники Екатерины думали о мерах самообороны: уже в мае 1725 г. пошел слух о намерении учредить при кабинете царицы из интимных неродовитых друзей ее с Меншиковым во главе тесный совет, который, стоя выше Сената, будет решать самые важные дела. Кабинетский совет и явился, только не с тем составом и характером. При жизни Петра не был докопан Ладожский канал. В конце 1725 г. Миних, его копавший, потребовал у Сената 15 тысяч солдат для довершения дела. В Сенате поднялись горячие прения. Меншиков высказался против требования Миниха, находя такую работу вредной и не подходящей для солдат. Другие настаивали на посылке как самом дешевом способе кончить полезную работу, завещанную Петром Великим. Когда сенаторы-оппоненты вдоволь наговорились, Меншиков встал и прекратил спор неожиданным заявлением, что как бы ни решил Сенат, но по воле императрицы в нынешнем году ни один солдат не будет послан на канал. Сенаторы обиделись и зароптали, негодуя, зачем князь заставил их без толку спорить так долго, вместо того чтобы в самом начале дела этим заявлением предупредить прения, и почему один он пользуется привилегией знать волю императрицы. Некоторые грозили, что перестанут ездить в Сенат. По столице пошел слух, что недовольные вельможи думают возвести на престол великого князя Петра, ограничив его власть. Толстой уладил ссору сделкой с недовольными, следствием которой явился Верховный тайный совет, учрежденный указом 8 февраля 1726 г. Этим учреждением хотели успокоить оскорбленное чувство старой знати, устраняемой от верховного управления неродовитыми выскочками.

А. Шарлеман. Император Петр II в Петербурге

Верховный тайный совет составился из шести членов; пятеро из них с иноземцем Остерманом принадлежали к новой знати (Меншиков, Толстой, Головкин, Апраксин), но шестым был принят самый видный представитель родовитого боярства – князь Д. М. Голицын. По указу 8 февраля Верховный тайный совет – не совсем новое учреждение: он составился из действительных тайных советников, которые, как «первые министры», по должности своей и без того имели частые тайные советы о важнейших государственных делах, состоя сенаторами, а трое, Меншиков, Апраксин и Головкин, еще и президентами главных коллегий: Военной, Морской и Иностранной. Устраняя неудобства такого «многодельства», указ превращал их частые совещания в постоянное присутственное место с освобождением от сенаторских обязанностей.

Члены Совета подали императрице «мнение» в нескольких пунктах, которое было утверждено как регламент нового учреждения. Сенат и коллегии ставились под надзор Совета, но оставались при старых своих уставах; только дела особо важные, в них не предусмотренные или подлежащие высочайшему решению, т. е. требующие новых законов, они должны были со своим мнением передавать в Совет. Значит, Сенат сохранял распорядительную власть в пределах действующего закона, лишаясь власти законодательной. Совет действует под председательством самой императрицы и нераздельно с верховной властью, есть не «особливая коллегия», а как бы расширение единоличной верховной власти в коллегиальную форму. Далее, регламент постановлял никаким указам прежде не выходить, пока они в Тайном совете «совершенно не состоятся», не будут запротоколированы и императрице «для апробации» прочтены.

В этих двух пунктах – основная мысль нового учреждения; все остальное – только технические подробности, ее развивающие. В этих пунктах: 1) верховная власть отказывалась от единоличного действия в порядке законодательства, и этим устранялись происки, подходы к ней тайными путями, временщичество, фаворитизм в управлении; 2) проводилось ясное различие между законом и простым распоряжением по текущим делам, между актами, сменение которых лишало управление характера закономерности. Теперь никакое важное дело не могло быть доложено императрице помимо Верховного тайного совета, никакой закон не мог быть обнародован без предварительного обсуждения и решения в Верховном тайном совете.

Иноземным послам при русском дворе этот Совет казался первым шагом к перемене формы правления. Но изменялась не форма, а сущность правления, характер верховной власти: сохраняя свои титулы, она из личной воли превращалась в государственное учреждение. Впрочем, в некоторых актах исчезает и титул самодержицы. Кто-то, однако, испугался, догадавшись, к чему идет дело, и указ следующего, 1727-го, года, как будто разъясняя основную мысль учреждения, затемняет ее оговорками, второстепенными подробностями, даже прямыми противоречиями. Так, повелевая всякое дело законодательного характера наперед вносить в Совет для обсуждения и обещания ни от кого не принимать по таким делам «партикулярных доношений», указ вскользь оговаривался: «Разве от нас кому партикулярно и особливо что учинить повелено будет».

Эта оговорка разрушала самое учреждение. Но почин был сделан; значение Верховного тайного совета как будто росло. Завещание Екатерины I вводило его в состав регентства при ее малолетнем преемнике и усвояло ему полную власть самодержавного государя. Однако со всей этой властью Совет оказался совершенно бессилен перед капризами дурного мальчика-императора и перед произволом его любимцев. Сказавшаяся при Екатерине I потребность урегулировать верховную власть должна была теперь усилиться в порядочных людях из родовой знати, так много ждавших от Петра II и так обидно обманувшихся.

После возведения на престол после смерти Петра I его супруги Екатерины I власть сосредоточилась в руках князя А. Д. Меншикова. Последний всячески стремился к снижению роли Сената, а с другой был вынужден пойти на соглашение в другими «птенцами гнезда Петрова».

Указом Екатерины I от 8 февраля 1726 г. был учрежден Верховный тайный совет, который фактически принимал на себя функции Сената, который, по мысли Петра I, во время его отсутствия осуществлял высшее руководство страной. Члены Совета формально должны были давать императрице «тайные советы о политических и о других важных Государственных делах». Сенат, которые теперь уже именовался не Правительствующим, а Высоким, а также коллегии были поставлены в подчиненное положение к Совету, в котором теперь были сосредоточены все основные рычаги власти в империи. Все указы скреплялись не только подписью императрицы, но и членами Совета.

Меншиков добился от Екатерины I, чтобы она перед смертью внесла в завещание пункт, что на время малолетства Петра II Совета получал ту же власть, что и царствующий монарх (фактически устанавливалось коллективное регентство), при этом Совету запрещено предпринимать какие-либо перемены в порядке престолонаследия.

В области внутренней политики деятельность Совета была сосредоточена на решении, прежде всего, финансовых, экономических и социальных проблем, связанных с кризисом в котором находилась Россия в последние годы правления Петра I. Совет считал его последствием реформ Петра, в связи с чем намеревался провести их корректировку в более традиционном для России ключе (например, столица страны была возвращена в Москву). В текущей практике Совет пытался упорядочить систему учета и контроля за государственными финансами, а также сократить расходы и найти дополнительные способы пополнения государственного бюджета, в т.ч сокращение расходов на армию, сокращение офицерского корпуса и т.д. Одновременно был ликвидирован ряд, учрежденным Петром, сокращено количество чиновников. В то же время для привлечения иностранных купцов был снят целый ряд ограничений на торговлю, в т.ч. пересмотрен протекционистский таможенный тариф 1724 г.

Состав Совета

Председательство в Совете императрица приняла на себя, а его членами были назначены:

– генерал-фельдмаршал светлейший князь Александр Данилович Меншиков,

– генерал-адмирал граф Федор Матвеевич Апраксин,

– государственный канцлер граф Гавриил Иванович Головкин,

– действительный тайный советник граф Петр Андреевич Толстой,

– действительный тайный советник князь Дмитрий Михайлович Голицын

– вице-канцлер барон Андрей Иванович Остерман.

Состав Совета менялся: в марте 1726 г. в его состав введен герцог Карл Фридрих Гольштйен-Готторпский, женатый на дочери императрицы царевне Анне Петровне.

Наиболее серьезные изменения в составе Совета произошли в связи со смертью Екатерины I. Из-за разногласий по поводу ее наследника граф Толстой в мае 1727 г. был приговорен к смертной казни (с заменой ссылкой), а после восшествия на престо Петра II герцог Гольштейн-Готторпский самоустранился от участия в Совете.

В состав Совета в 1727 г. были введены пользовавшиеся поддержкой Петра II князья Алексей Григорьевич и Василий Лукич Долгоруковы, генерал-фельдмаршал и президент Военной коллегии князь Михаил Михайлович Голицын, в 1828 г. – генерал-фельдмаршал князь Василий Владимирович Долгоруков. Благодаря интригам Долгоруковых и Остермана Меншиков 7 сентября 1727 г. был отправлен в ссылку, а Петр II объявил, что все указания отныне будут исходить только от него. В ноябре 1828 г. скончался граф Апраксин.

Возведение на престол Анны Иоановны

После смерти в январе 1730 г. императора Петра II в России, где власть полностью контролировалась «верховниками», возник кризис престолонаследия. В решении вопросы о престолонаследии приняли участие семь членом Совета, а также фаворит Петра II князь Иван Алексеевич Долгоруков (сын члена Совета Алексей Григорьевича).

18(29) января начались заседания Совета по определению наследника. Кандидатура старшей дочери царя Иоанна Алексеевича Екатерины, которая была замужем за герцогом Мекленбург-Шверинским. Компромиссной кандидатурой стала ее младшая сестра Анна Иоановна, вдовствующая герцогиня Курляндская, не имевшая на при дворе, ни даже в Курляндии сильной поддержки. К 8 часам утра 19 (30) января решение было принято, толь князь А.Г. Долгоруков выступил против ее избрания. Одновременно с предложение избран герцогиню Анны, князь Д.М. Голицын предложил ограничит ее власть рядом условий, записанных в «Кондиции». В соответствии с ними императрица при восшествии на престол должна была обязаться сохранить состоявший из 8 человек Верховный тайный совет и при этом в будущем без его согласия: не начинать войны; не заключать мира; не вводить новых податей; не жаловать в чины (в придворные, гражданские и военные) старше полковника, а гвардию и армию передать под контроль Совета; не жаловать вотчины и имения. Кроме того, Совет должен был утверждать все приговоры по лишению дворян жизни, имущества или достоинства, а также получал полный контроль над государственными доходами и расходами. Позже князь Д.М. Голицын написал черновой проект конституции, по которой в России устанавливалось правления высшей аристократии при ограниченной власти монарха, предусматривавший создание в т.ч. представительных учреждений. Этот план, однако, не утверждался Советом, не достигнув согласия «верховники» решили вынести вопрос на рассмотрение собравшегося в Москве дворянства (будущей Уложенной комиссии). Различные группировки выступили со своими проектами (все подразумевали ограничении монархии), однако ни один та ки не был поддержал Советом.

Против «Кондиций» выступили князь В.В. Долгоруков, барон А.И. Остерман и граф Г.И. Головкин. Однако их мнение во внимание принято не было и князь В.Л. Долгоруков с «Кондициями» 20(31) января отбыл в Митаву к герцогине Анне. 28 января (8 февраля) Анна Иоановна подписала «Кондиции», после чего выехала в Москву.

В столицу она прибыла 15(26) февраля, где в Успенском соборе приняла присягу высшего чиновничества и войск. присягнули государыне. Борьба между группировками перешла в новую стадию: «верховными» старались добиться официального подтверждения («Кондиции» были лишь предварительным документом, «договором о намерениях»), а противостоящая им группировка (А. И. Остерман, П. И. Ягужинский и др.), пользовавшая поддержкой рядового дворянства, выступила в пользу возвращения к самодержавной монархии.

25 февраля (7 марта) большая группа дворян подала Анне Иоанновне челобитную с просьбой пересмотреть – совместно с дворянством – будущее устройство страны. Анна Иоановна челобитную подписал, после чего, после 4-часового совещания, дворянство подало новую, в которой выступили за восстановление самодержавия. «Верховными» не ожидавшие такого оборота событий, были вынуждены согласиться, и Анна Иоановна публично разорвала «Кондиции» и свое письмо, в котором ранее согласилась на их принятие.

Ликвидация Совета

Манифестом от 4(15) марта 1730 г. Совета был упразднен, а Сенат был восстановлен в своих прежних правах. Представители рода Долгоруковых, как наиболее активно участвовавшие в заговоре, были арестованы: И.А. и А.Г. Долгоруковы отправлены в ссылку, В.Л. Долгоруков – казнен. Остальные члены Совета формально не пострадали, князь В.В. Долгоруков был арестован только в 1731 г., князь Д.М. Голицын – в 1736 г.; князь М.М. Голицын скончался в декабре 1730 г. Г.И.

Судьба Верховного тайного совета

Головкин и А.И. Остерман не только сохранили свои посты, но стали пользоваться благоволением новой императрицы.

Литература

Статью разместил(а)

Ганин Андрей Владиславович

доктор исторических наук

Верховный тайный совет, его функции и деятельность

После смерти Петра I созданная им система государствен­ного управления сохранилась с небольшими изменениями.

После смерти Петра I стояла задача достиже­ния компромисса между петровскими выдвиженцами и кон­серваторами.

В 1726 г. был образован Верховный тайный совет, который стал действовать по типу Боярской думы. В него входили: светлейший князь А. Д. Меншиков, адмирал Ф. М. Апраксин, канцлер Г. И. Головкин, граф П. А. Толстой, князь Д. М. Голицын, А. И. Остерман.

Верховный совет правил страной во время царствования Екатерины I (1725-1727 гг.) и Петра II (1727-1730 гг.). В усло­виях правления малолетнего Петра II Верховный тайный со­вет фактически управлял империей. Его функции:

• руководство Сенатом;

• утверждение всех указов императора.

В 1727 г. состав Верховного тайного совета изменился: в ссылку были отправлены выдвиженцы Петра I Меншиков и Толстой, запятнавшие себя коррупцией и кровавыми розыс­ками. Вместо них в Совет вошли князья В. Л. и А. Г. Долгору­кие, представители старой боярской аристократии. Основным идеологом Верховного совета был князь Дмитрий Михайло­вич Голицын, сторонник казненного царевича Алексея, вы­ступавший против петровского абсолютизма.

Деятельность Верховного тайного совета:

1) принял законы об уменьшении налогов, ослабил полицейскую систему, введенную Петром I, ликвидировал Тай­ную канцелярию – основной орган политического сыска.

2) В 1727 г. была реорганизована система местного управления: произошло сокращение чиновни­чьего аппарата; суд и сбор налогов были возложены на гу­бернаторов.

В дальнейшем члены Верховного тайного совета плани­ровали реформировать систему государственного управления и ограничить самодержавие. После скоропостижной смерти молодого Петра II в 1730 г. Верховный тайный совет не допу­стил вакуума власти и избрал на трон вдовствующую герцо­гиню Курляндии Анну, племянницу Петра I. Князь Д. М. Го­лицын предложил Анне Иоанновне подписать Кондиции, ограничивающие самодержавие. Одна­ко дворянство выступило против возвышения олигархов и создания олигархического правления в России. Под руковод­ством генерал-прокурора П. Ягужинского дворяне обрати­лись к Анне Иоанновне с протестом, и императрица разор­вала кондиции на следующий день после их подписания. Кон­диции были первым проектом российской конституции, а конституционная монархия в России в 1730 г. просуществова­ла один день.

При Анне Иоанновне (1730-1740) Тайный совет был преобразован в Верховный кабинет министров, потерял большинство полномочий.

В 1741 г. при Елизавете Петровне Верховный кабинет был упразднен.

Главным противником Тайного совета выступало дворянство, стремившееся получить как можно больше привилегий.

Дата добавления: 2015-10-28; просмотров: 1102 | Нарушение авторских прав

Этапы возвышения Москвы | Складывание системы государственного управления в XIV- п.п. XVI вв. | Земские Соборы: состав, механизм работы, функции.

Верховный тайный совет

| Характеристика приказной системы. | Местное управление в конце XVI в. | Особенности государственного управления в п.п. XVII в. | Правовые основы Российского государства в XVII в. | Изменения в аппарате управления, государственная служба и организация сословий в России в XVII в. | Предпосылки преобразования системы власти в первой четверти XVIII в. | Организация государственной службы и сословий. |mybiblioteka.su — 2015-2018 год. (0.007 сек.)

Екатерина 1 и верховный тайный совет

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

Верховный тайный совет — высшее совещательное государственное учреждение России в 1726—1730 (7-8 человек).

ВЕРХОВНЫЙ ТАЙНЫЙ СОВЕТ

Создан Екатериной I как совещательный орган, фактически решал важнейшие государственные вопросы.

Вступление на престол Екатерины I после смерти Петра I вызвало необходимость такого учреждения, которое могло бы разъяснять положение дел императрице и руководить направлением деятельности правительства, к чему Екатерина не чувствовала себя способной. Таким учреждением стал Верховный Тайный Совет.

Указ об учреждении Совета издан в феврале 1726. Членами его были назначены генерал-фельдмаршал светлейший князь Меншиков, генерал-адмирал граф Апраксин, государственный канцлер граф Головкин, граф Толстой, князь Димитрий Голицын и барон Остерман. Через месяц в число членов Верховного Тайного Совета был включен зять императрицы, герцог Голштинский, на радение которого, как официально было заявлено императрицей, «мы вполне положиться можем». Таким образом, Верховный Тайный Совет первоначально был составлен почти исключительно из птенцов гнезда Петрова; но уже при Екатерине I один из них, граф Толстой, был вытеснен Меншиковым; при Петре II сам Меншиков очутился в ссылке; граф Апраксин умер; герцог Голштинский давно перестал бывать в совете; из первоначальных членов Совета остались трое — Голицын, Головкин и Остерман.

Под влиянием Долгоруких состав Совета изменился: преобладание в нём перешло в руки княжеских фамилий Долгоруких и Голицыных.
Совету подчинили Сенат и коллегии. Сенат, который стал именоваться «Высоким» (а не «Правительствующим») сначала был принижен до такой степени, что решено было посылать ему указы не только из Совета, но даже из прежде равного ему Святейшего Синода. У Сената отняли титул правительствующего, а потом думали отнять этот титул и у Синода. Сначала Сенат титуловали «высокоповеренный», а потом просто «высокий».

При Меншикове Совет старался упрочить за собой правительственную власть; министры, как называли членов Совета, и сенаторы присягали императрице или регламентам Верховного Тайного Совета. Воспрещалось исполнять указы, не подписанные императрицей и Советом.

По завещанию Екатерины I, Совету на время малолетства Петра II предоставлялась власть, равная власти государя; только в вопросе о порядке престолонаследия Совет не мог делать перемен. Но последний пункт завещания Екатерины I оставлен был без внимания верховниками при избрании на престол Анны Иоанновны.

В 1730 году, по смерти Петра II, из 8-и членов Совета половину составляли Долгорукие (князья Василий Лукич, Иван Алексеевич, Василий Владимирович и Алексей Григорьевич), которых поддерживали братья Голицыны (Дмитрий и Михаил Михайловичи). Дмитрием Голицыным был составлен проект конституции.
Против планов Долгоруких, однако, выступила большая часть российского дворянства, а также члены Верховного Тайного Совета Остерман и Головкин. По приезде в Москву 15 (26) февраля 1730 Анна Иоанновна получила от дворянства во главе с князем Черкасским, в которой они просили её «принять самодержавство таково, каково Ваши достохвальные предки имели». Опираясь на поддержку гвардии, а также среднего и мелкого дворянства, Анна публично разорвала текст кондиций и отказалась их выполнять; Манифестом от 4 (15) марта 1730 Верховный Тайный Совет был упразднён.

Судьбы его членов сложились по-разному: Михаил Голицын был отправлен в отставку и почти сразу же умер, его брат и трое из четверых Долгоруких были казнены в годы правления Анны Иоанновны. Репрессии пережил лишь Василий Владимирович Долгорукий, при Елизавете Петровне возвращенный из ссылки и назначенный главой военной коллегии. Головкин и Остерман в годы царствования Анны Иоанновны занимали важнейшие государственные посты. Остерман в 1740—1741 ненадолго стал фактическим правителем страны, однако после очередного дворцового переворота был сослан в Берёзов, где и умер.

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

Date: 2015-07-01; view: 1520; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Верховный Тайный Совет — высшее совещательное государственное учреждение Российской империи в 1726—1730 гг. в составе 7-8 человек. Создан императрицей Екатериной I как совещательный орган, фактически решал важнейшие государственные вопросы. Ключевые позиции в нем имел А.Д. Меншиков.

В 1730 году, по смерти Петра II, из 8-и членов Совета половину составляли Долгоруковы (князья Василий Лукич, Иван Алексеевич, Василий Владимирович и Алексей Григорьевич), которых поддерживали братья Голицыны (Дмитрий и Михаил Михайловичи). Дмитрием Голицыным был составлен проект конституции.

Против планов Долгоруковых, однако, выступила часть российского дворянства, а также члены Верховного Тайного Совета Остерман и Головкин.

Отвергнув замужнюю старшую дочь царя Иоанна Алексеевича, Екатерину, 8 членов Совета выбрали на царство к 8 часам утра 19 (30) января его младшую дочь Анну Иоанновну, которая уже 19 лет жила в Курляндии и не имела в России фаворитов и партий, а значит, устроила всех. Анна казалась вельможам послушной и управляемой, не склонной к деспотизму.

Пользуясь ситуацией, верховники решили ограничить самодержавную власть, потребовав от Анны подписания определённых условий, так называемых «Кондиций». Согласно «Кондициям» реальная власть в России переходила к Верховному Тайному Совету, а роль монарха впервые сводилась к представительским функциям.

28 января (8 февраля) 1730 года Анна подписала «Кондиции», согласно которым без Верховного тайного совета она не могла объявлять войну или заключать мир, вводить новые подати и налоги, расходовать казну по своему усмотрению, производить в чины выше полковника, жаловать вотчины, без суда лишать дворянина жизни и имущества, вступать в брак, назначать наследника престола.

15 (26) февраля 1730 Анна Иоанновна торжественно въехала в Москву, где войска и высшие чины государства в Успенском соборе присягнули государыне. В новой по форме присяге некоторые прежние выражения, означавшие самодержавие, были исключены, однако не было и выражений, которые бы означали новую форму правления, и, главное, не было упомянуто о правах Верховного тайного совета и о подтверждённых императрицей условиях. Перемена состояла в том, что присягали государыне и отечеству.

Борьба двух партий по отношению к новому государственному устройству продолжилась. Верховники стремились убедить Анну подтвердить их новые полномочия. Сторонники самодержавия (А.И. Остерман, Феофан Прокопович, П.И.

Верховный тайный совет, его функции и деятельность

Ягужинский, А.Д. Кантемир) и широкие круги дворянства желали пересмотра подписанных в Митаве «Кондиций». Брожение происходило прежде всего от недовольства усилением узкой группы членов Верховного Тайного Совета.

25 февраля (7 марта) 1730 большая группа дворянства (по разным сведениям от 150 до 800), в числе которых было много гвардейских офицеров, явилась во дворец и подала челобитную Анне Иоанновне. В челобитной выражалась просьба императрице совместно с дворянством заново рассмотреть форму правления, которая была бы угодна всему народу. Анна колебалась, но её сестра Екатерина Иоанновна решительно заставила императрицу подписать челобитную. Представители дворянства недолго совещались и в 4 часа дня подали новую челобитную, в которой просили императрицу принять полное самодержавие, а пункты «Кондиций» уничтожить.

Когда Анна спросила одобрения у растерянных верховников на новые условия, те лишь согласно кивнули головами. Как замечает современник: «Счастье их, что они тогда не двинулись с места; если б они показали хоть малейшее неодобрение приговору шляхетства, гвардейцы побросали бы их за окно».

Опираясь на поддержку гвардии, а также среднего и мелкого дворянства, Анна публично разорвала «Кондиции» и своё письмо об их принятии.

1 (12) марта 1730 года народ вторично принёс присягу императрице Анне Иоанновне на условиях полного самодержавия.

Манифестом от 4 (15) марта 1730 Верховный Тайный Совет был упразднён.

magictemple.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о