Царь федор иванович 1584 1598 – Федор Иванович – Блаженный, царь и государь всея Руси Годы жизни 1557—1598 Годы правления 1584—1598 — ИСТОРИЯ РУССКИХ ЦАРЕЙ — ПОЗНАЕМ МИР ВМЕСТЕ — ШКОЛЬНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ В ТАБЛИЦАХ

Содержание

Федор Иванович Блаженный, правление и смерть царя Федора I Иоанновича. | Кремлион

Федор (в крещении Феодор) I Иоаннович.
Годы жизни: 11 мая 1557 г. (Москва) -7 января 1598 (Москва)
Годы правления: 1584-1598

2-й Царь России (18 марта 1584 — 7 января 1598). Великий князь московский с 18 марта 1584 года.
Из династии Рюриковичей. Из рода Московских великих князей

Федор Блаженный — биография

Третий сын Ивана IV Грозного и Анастасии Романовны Юрьевой-Захаровой.

Федор I Иоаннович — последний Рюрикович на троне по праву наследования.

Мальчик любил колокола и церковную службу, забирался на колокольню, за что и получил от отца прозвище «звонарь».

Слабый умом и здоровьем наследник не принимал участия в управлении государством. Незадолго до смерти его отец Иван Грозный назначил опекунский совет, который должен было управлять Россией в царствование его неполноценного сына. В него вошли: дядя царя Никита Романович Захарьин-Юрьев, князь Иван Федорович Мстиславский, князь Иван Петрович Шуйский, Богдан Яковлевич Бельский и Борис Федорович Годунов. Вскоре началась борьба за власть, победу в которой одержал царский шурин Б. Ф. Годунов, который устранил соперников и стал реальным правителем России с 1587 года, а после смерти Блаженного стал его преемником.

Царь Федор Иоаннович  — правление

Даже исполнение ритуальных обязанностей для нового царя было непосильным. Во время коронации 31 мая 1584 года в Успенском соборе Московского Кремля он, не дождавшись окончания церемонии, отдал шапку Мономаха боярину князю Мстиславскому, а тяжелую золотую «державу» — Борису Федоровичу Годунову. Это событие потрясло всех присутствующих. В 1584 г. Донские казаки дали присягу верности царю Федору Иоанновичу.

При правлении  Блаженного Москва украшалась новыми постройками. Обновился Китай-город. В 1586-1593 гг. в Москве была сооружена из кирпича и белого камня еще мощная оборонительная линия — Белый город.

Но зато в его царствование  резко изменилось к худшему положение крестьян. Около 1592 года они были лишены права переходить от одного господина к другому, а в 1597 году вышел царский указ о 5-летнем сыске беглых крепостных. Также был издан указ, по которому запрещалось закабаленным людям выкупаться на свободу.

Царь Федор Иванович часто ходил и ездил в разные обители, приглашая греческих высших священнослужителей в Москву, много молился. Летописцы писали, что он был “прекроток и незлоблив”, многих миловал, богато “одарял” города, монастыри, села.

Смерть Федора Иоанновича

В конце 1597 года Федор Иоаннович тяжело заболел. Он постепенно лишился слуха и зрения. Народ любил  Блаженного как последнего царя крови Рюрика и Владимира Мономаха. Перед смертью он написал духовную грамоту, в которой указал, что держава должна перейти в руки Ирины. Главными советниками трона назначены двое — патриарх Иов и шурин царя Борис Годунов.

7 января 1598 г. в час дня царь умер, незаметно, как бы заснул. Некоторые источники говорят о том, что царь был отравлен Борисом Годуновым, который желал стать царем в России. При исследовании скелета Федора Иоанновича в его костях был найден мышьяк.

С его смертью правящая династия Рюриковичей прекратила свое существование.

В народном сознании он оставил по себе добрую память как милостивый и боголюбивый государь.

Женат с 1580 года на Ирине Федоровне Годуновой ( 26 сент. 1603 г.), сестре Бориса Годунова. После смерти мужа она отказалась от предложения патриарха Иова занять престол и ушла в монастырь. С Федором Иоанновичем у них была дочь: Феодосия (1592-1594)

 

kremlion.ru

Фёдор Иванович, царь: биография, годы правления

Реальная личность царя Федора I Ивановича, несмотря на сравнительно короткий исторический отрезок времени (460 лет), который отделяет нас от него, скрыта. Весь вопрос крутится вокруг того, был ли он слабоумным или нет. На это мы попытаемся дать ответ. Осталось мало источников, дающих его правдивый образ. Этого государя заслоняют две мощные фигуры: отец Иван Грозный и соправитель Борис Годунов. Наши историки воссоздают, а литераторы интерпретируют его как человека и правителя.

Конец династии Рюриковичей

В XVI веке на престол взошел первый русский царь Иван Васильевич. Он правил долго, более 50 лет, но крайне неровно, потрясая свои земли и семью люто-зверским характером. Из восьми жен только трое родили ему детей. Да и то старшего, которого он готовил на царство, сам царь убил в порыве неуправляемого гнева, о чем горько сожалел. Наследником стал Федор Иванович, сын Ивана IV Грозного от первого брака.

Семья в детстве

Царственные родители любили друг друга и прожили к моменту рождения Федора десять лет, деля и радости, и скорби. У царевича был старший брат Иван. Разница в возрасте у них была три года. Подрастая, они станут играть вместе, и за ними наблюдают любящие родители. Но в год рождения царевича, крещеного в Чудовом монастыре, в 1557 году, никто еще не знает, что мир и тишина только пока стоят над страной. Это последний безмятежный год. В 1558 году начнется долгая, на четверть века, кровопролитная Ливонская война. Она омрачит все его детство. А после смерти матери о царевиче, которому было тогда три года, почти нет сведений. Отец ездит по богомольям и не берет сына с собой. Он уезжает, возглавляя войско, на войну, и пятилетний мальчик, провожая его, не знает, вернется ли он назад. А потом в царских покоях пойдет череда жен, которые видят в Иване и Федоре препятствие своим детям к престолу, и о душевной теплоте говорить здесь не приходится. Затаенную вражду мальчики, конечно, испытали. Но в источниках практически нет сведений, как Иван Васильевич воспитывал младшенького. Известно, что с восьми лет брал его с собой на богомолья, позже приказывал присутствовать на государственных церемониях. Даже когда царевичу еще не исполнилось семи лет, он участвовал на возведении в сан митрополита Московского, и при учреждении опричнины он вместе с семьей и двором выехал в Александровскую слободу. В 10 лет отец взял его с собой в Вологду для осмотра. Так понемногу царевич Федор присматривался к государственным делам.

Женитьба

Сам батюшка выбрал сыну невесту из крепкого надежного клана Годуновых, но не слишком родовитого, такого, чтобы во всем зависели от царской семьи и были благодарны за столь высокую судьбу. А царевич, не думая о политических мотивах, просто привязался душой к своей супруге, умнице Ирине.

Смерть наследника

У царя всея Руси не доходили руки до полноценного воспитания младшего сына Федора. Всегда на первом плане стоял Иван Иванович. А когда его не стало, в 1581 году, то пришлось в 24 года серьезно приучать к государственным делам наследника Федора. А у того уже не было к ним интереса. Ведь раньше все внимание уделялось Ивану, а ты, Феденька, советовали ему, в церковь божью сходи, с монахами поговори, певчих послушай, да бас дьяконский, а то на охоту съезди. Окружали царевича мамки, няньки и монахи. Они же учили его книжным знаниям и закону Божьему. Вот и вырос царевич робкий, смирный, богомольный. А Бог дал ему венец царский.

Венчание на царство

Смерть Грозного в 1584 году окружена недомолвками и тайнами. Есть предположения, что его отравили или удушили, что, впрочем, достоверно не доказано. Но бояре, радуясь освобождению от мощного гнета тирана, державшего их железной рукой, подняли восстание, пользуясь слухами о таинственной кончине царя, и привели его к стенам Кремля. Переговоры с восставшими закончились тем, что они отступили, а зачинщиков сослали. На всякий случай удалили и малолетнего Дмитрия с матерью в Углич. Кто стоял за этими действиями? Ну никак не Федор Иванович. Царь этими делами не интересовался, он был пассивен. Всем заправляли великородные князья Шуйские, Мстиславские, Юрьевы.

Незадолго до восстания было венчание на царство, это произошло в день рождения Федора. Ему исполнилось ровно 27 лет. Церемония происходила так. Впереди шел Федор Иванович – царь, одетый в богатейшие уборы. За ним – высшее духовенство и далее вся знать по чинам. На его голову водрузили корону. На празднество было приглашено духовенство с Афона и Синайской горы, что означало важность события для всего Православного мира. Торжество длилось неделю. Так получил право и возможность всем распоряжаться Федор Иванович. Царь стал неограниченным владыкой. В его руках была вся полнота власти – законодательная, исполнительная, судебная и военная.

Иностранцы, англичане, французы, шведы, поляки пытаются нас убедить в том, что Федор Иванович был слишком прост, чувствителен и чрезмерно набожен и суеверен, даже глуповат. Он слишком много времени проводил в монастырях. Но, вставая в 4 часа утра, по сведениям тех же иностранцев, помолившись, передав приветствия своей жене, занимающей отдельные покои, он принимал бояр, военачальников, членов Думы. Это говорит о том, что Федор Иванович – царь: он выслушивает вельмож и отдает указания. Правда, времени на эти дела он отводит не слишком много, так как они его не очень занимают, но дела, как истинный государь, он все же исполняет. Да, он предпочитает молитву занятию политикой, но в этом нет признаков слабоумия. Он просто по природе своей не государственный деятель, а обычный человек, который любит поговорить с женой, посмотреть на травлю медведя или рукопашный бой, посмеяться над шутами. Интриги, политические ходы, продуманные, как шахматные, надолго вперед, – не его стихия. Федор I Иоаннович добрый, спокойный, благочестивый человек. Другие же иностранцы, австрийцы, например, которым царь оказал любезный прием и обещал содействие в борьбе с турками, нигде не дают указаний, что царь был слабоумен. Может быть, все дело в пристрастных оценках тех же шведов, поскольку политические дела разрешились силой оружия в неблагоприятную для них сторону?

Восприятие царя русскими людьми

Все они отмечают, что Федор I Иоаннович крайне благочестив и изнуряет себя духовными подвигами. А во время венчания на царство выступил с речами, в которых признаком скудоумия не отмечался. Бедный умом человек не выстоял бы всю церемонию и не смог бы произнести речь. А царь держал себя с подобающим достоинством. Русские летописцы называют его милостивым, и кончина его воспринималась как великое горе, которое может принести огромные бедствия. Что, кстати сказать, и сбылось.

Патриарх Иов, видевший царя каждый день и хорошо его знавший, высказывал свое живое восхищение государем. Царь предстает перед нами истинным подвижником веры, и сытая, спокойная жизнь при нем воспринималась, как благодать божья, сошедшая его молитвами на русскую землю. Все подчеркивают его невероятное благочестие. Поэтому прозвище царя Федора Ивановича было – Блаженный. А один из близких ему князей И.А. Хворостинин отметил любовь царя к чтению. Сам же отец его Иван Грозный, составляя завещание, когда был жив еще старший сын Иван, предостерегал 15-летнего Федора от бунта против брата. Но полный дурачок, каким его пытаются представить иные иностранцы, вряд ли мог бы пойти войной на брата. Значит, Иван Васильевич представлял себе сына совсем не простачком. Дальнейшее показало, что царь был прекрасным воеводой, возглавляя поход против шведов. Он попал в русскую армию, будучи душевно здоровым, а не юродивым. Разгром шведов в Ливонской войне – великое деяние Федора Ивановича.

Соправители

Годунов стоял за троном, но кроме него, худородного, были аристократы, с которыми Федор Иванович должен был считаться. А кто мог удержать в узде Шуйских, Мстиславских, Одоевских, Воротынских, Захарьиных-Юрьевых-Романовых? Только царь, который был превыше всех. Да, он мог себе позволить в собрании Думских бояр, сойдя с трона, гладить котика, но взор его ясен и полон мудрости. Феодор Блаженный, слушая высоких мужей, мог думать и свои думы о том, что всякое божье творение достойно любви и ласки, как и его собственный народ, который при нем процветал. А вельможи пусть радуются, что он не сечет головы с их плеч, как его отец. Годунов, прислушиваясь к мнению царя, стал соправителем по царской воле. Он представлял собой лучшее из возможного. Они вместе составили слаженную пару, когда правил царь Федор Иванович (1584 – 1598).

Отказ от развода

Таинство брака царь почитал. И хотя бог дал ему одного ребенка, умершего в младенчестве, несмотря на требования бояр развестись с женой и жениться вновь и завести законных наследников, государь решительно отказался. В этом положении требовалось проявить мужество, волю и стойкость, так велико было давление аристократов. То, что у царя не было детей, отчасти объясняет долгие часы, проведенные в молитве, и частые поездки на богомолье, которые чета совершала пешком, конечно, в сопровождении охраны и свиты. Их вела вера и надежда.

Патриаршество

После того, как Византия пала, русское государство оказалось самым крупным из всех православных. Но глава церкви носил сан только митрополита, чего было явно недостаточно. Но мог ли царь, неспособный к долгим переговорам, интригам, вести столь сложную и тонкую политическую игру? Он всегда сторонился забот подобного рода, так как был тих и обладал складом ума монаха-инока, пребывающего вдали от житейских дел. Хронисты пишут, что государь, посоветовавшись с царицей Ириной, вынес на совет бояр идею об утверждении патриаршества. Им требовалось выполнить государево решение. И чьей бы в первоначальном варианте эта мысль ни была, но озвучил ее царь, и дело медленно, но стало развиваться. Потребовалось несколько лет переговоров и интриг греков, чтобы все завершилось, как требовалось самодержцу в 1589 году. Патриархом Московским и всея Руси стал Иов. Царь, увлекшись этой идеей, сам разрабатывал новую, более пышную церемонию, чем она была у греков.

Книгопечатание в Москве

По прямому требованию Федора Ивановича, как говорят источники, была восстановлена в Москве типография. Она предназначалась для размножения богослужебных книг, но начало книгопечатанию было положено. Дальше оно будет развиваться, неся просвещение, сначала церковное, а потом и светское. Мог ли глупый, умственно отсталый человек выдвинуть такую мысль? Ответ напрашивается сам собой. Конечно, нет. А книги стране были нужны. При Федоре Ивановиче строились города, храмы, монастыри, и все требовало обретения учености и, следовательно, книг.

Смерть царя Федора Ивановича

Царь, который пробыл на престоле 13 лет и семь месяцев, долго болел, а умер быстро. Он не успел перед смертью стать иноком, как желал. В его жизни было три великих деяния: учреждение патриаршества, освобождение русских земель от шведской оккупации и строительство Донского монастыря. В них он принимал активное действие. Осталось неясным до нынешних дней, кому он передал престол. Возможно, никому, решив, что «Бог рассудит». Он принял разоренную страну, а оставил ее окрепшей, раздвинувшей свои пределы. При нем отлили «царь-пушку». Тихий, глубоко верующий в Божий промысел царь видел, что господь управлял его страной и сохранял его царство. Таков был последний Рюрикович, Федор Иванович — царь, биография и деяния которого оставили благой след в истории страны.

fb.ru

Федор Иоаннович. Годы правления царя. Биография

Биография Федора Иоанновича

Содержание статьи:

Федор I Иоаннович (или Федор Блаженный) — (рожд. 31 мая 1557 г. — смерть 7 (17) января 1598 г.) — царь всея Руси и великий князь Московский (1584 г. — избран на царство Московским Земским собором). Из рода Московских великих князей, сын царя Ивана IV Васильевича Грозного и царицы Анастасии Романовны Юрьевой-Захаровой. Последний из рода Рюриковичей. 1584 — 1598 годы правления Федора Иоанновича. Был кандидатом на польский престол в 1573, 1576 и 1577 гг. Женился в 1580 г. на Ирине Федоровне Годуновой.

Ранние годы. Характеристика

Родился будущий царь в 1557 году в Урочище Собилка, Переславль-Залесский. В трехлетнем возрасте он лишился матери, его детство и отрочество пришлись на самые мрачные годы опричнины Ивана Грозного. Болезненность и черты вырождения были вообще свойственны потомству Василия III. Катырев-Ростовский писал, что Федор «благоюродив бысть от чрева матери своея», а кровавые ужасы и дикие забавы Александровской слободы, вне всякого сомнения, могли изуродовать и психику здорового ребенка.

Фактов явного помешательства и неадекватного поведения царевича никто из хроникеров и мемуаристов не приводит, хотя многие из иностранцев сообщали о его слабоумии как о чем-то общеизвестном. Шведский король Юхан даже в тронной речи сказал, что русский царь полоумен и что «русские на своем языке называют его durak». Римский посланник Поссевино назвал царя «почти идиотом», английский посол Флетчер – «простым и слабоумным», а польский посол Сапега докладывал своему монарху: «Рассудка у него мало, или, как другие говорят и как я сам заметил, вовсе нет. Когда он во время моего представления сидел на престоле во всех царских украшениях, то, смотря на скипетр и державу, все смеялся».

Возможные причины слабоумия

Может быть, царевич страдал какой-то формой аутизма, но, скорей всего, его личность попросту не получила развития – это могла быть своего рода психическая самозащита против отцовского деспотизма и кошмаров окружающей действительности. Перед глазами у Федора был пример старшего брата: активный и волевой Иван Иванович должен был принимать участие в кровавых игрищах родителя, порой осмеливался ему перечить – и мы знаем, до чего довела эта твердость характера. Безопасней было совсем отказаться от характера.

Описание внешности

Царевич был медлителен в движениях и речах, в его облике и поведении не было ничего царского. «Теперешний царь, относительно своей наружности, росту малого, приземист и толстоват, телосложения слабого и склонен к водяной, – рассказывал Флетчер. – Нос у него ястребиный, поступь нетвердая от какой-то расслабленности в членах; он тяжел и недеятелен, но постоянно улыбается, так что почти смеется».

Тщедушное тело не выдерживало тяжести парадного царского облачения; для непропорционально маленькой головы была велика шапка Мономаха. Во время коронации Федор Иоаннович был вынужден, не дождавшись конца продолжительной церемонии, снять венец и передать его первому боярину князю Мстиславскому, а золотую державу (царское «яблоко») сунул Годунову, что, разумеется, было потрясением для суеверной публики и было воспринято ею как символический отказ от реальной власти.

Царь Федор Иоаннович надевает на Бориса Годунова золотую цепь

Религиозность

С ранних лет Федор Иоаннович находил утешение и прибежище лишь в религии. Его отличала глубокая и истовая набожность, он часами мог простаивать на церковных службах, подолгу молился, любил сам звонить в колокола и проявлял интерес лишь к духовным беседам (доказательство, что идиотом он все-же не был). Эта чрезмерная богомольность раздражала Ивана Васильевича, который обзывал юношу «пономарским сыном».

Правление Федора Иоанновича

При правлении Федора Иоанновича Москва украшалась новыми постройками. Обновился Китай-город. В 1586-1593 годах в столице была возведена из кирпича и белого камня еще мощная оборонительная линия — Белый город.

Еще запомнилось правление Федора Иоанновича, учреждением московского патриархата. После крещения Руси митрополит был главным представителем церкви в государстве. Его назначала Византийская империя, считавшаяся центром православия. Но в 1453 г. турки-мусульмане захватили Константинополь и это государство было уничтожено. С того времени в Москве не прекращались споры о необходимости создания своего патриархата.

В конце концов, это вопрос обсудили между собой Борис Годунов и царь. Кратко и ярко советник описал государю пользу от появления собственного патриархата. Им же была предложена кандидатура на новый сан. Им стал митрополит Московский Иов, который был верным сподвижником Годунова в течении многих лет.

Во времена правления Федора Блаженного удалось не без выгоды завершить Ливонскую войну (кстати, сам государь принимал участие в походе) и отвоевать все потерянное; укрепиться в Западной Сибири и на Кавказе. Было развернуто крупное строительство городов (Самара, Саратов, Царицын, Уфа, Курск, Белгород, Елец и др.) и крепостных сооружений в Астрахани, Смоленске.

Однако во времена его царствования резко изменилось к худшему положение крестьян. Около 1592 г. крестьян лишили права переходить от одного господина к другому (Юрьев день), а в 1597 г. был издан царский указ о 5-ти летнем сыске беглых крепостных. Также вышел указ, по которому было запрещено закабаленным людям выкупаться на свободу.

Реконструкция облика Федора Иоанновича (М. Герасимов)

Повседневная жизнь

Став государем и избавившись от отцовского гнета, Федор I стал жить так, как ему нравилось.

Вставал самодержец до рассвета, чтобы помолиться святым, поминавшимся в этот день. Потом посылал к царице спросить, хорошо ли почивала. Спустя какое-то время являлся к ней сам, и они с ней отправлялись стоять заутреню. Потом разговаривал с придворными, которым в особенности благоволил. К девяти пора было на обедню, продолжавшуюся не менее двух часов, а там уже подходило время обеда, после чего царь долго спал. После – если не пост – наступало время развлечений. Пробудившись далеко за полдень, государь не спеша парился в бане или тешился зрелищем кулачного боя, который в то время считался утехой несвирепой. После суетного следовало помолиться, и государь отстаивал вечерню. Затем уединялся с царицей – до неспешного ужина, за которым веселился шутовскими представлениями и медвежьими травлями.

Каждую неделю царская чета обязательно отправлялась в неутомительные паломничества по ближним монастырям. Ну а тех, кто по пути пытался подступиться с государственными делами, «самодержец» отправлял к боярам (впоследствии – к одному Годунову).

Проявление характера

Но при всем своем безволии, при всей ласковости и покладистости царь временами проявлял непреклонность, что приводило к серьезным государственным последствиям. Эти приступы упрямства проявлялись, когда кто-то пытался покуситься на частную жизнь государя, точней – на его отношения с женой, которую Федор очень любил.

Иван Грозный считал, что может на свое усмотрение устраивать матримониальную судьбу детей. Старшего сына он по своей прихоти разводил два раза, и тот был вынужден повиноваться. Но, когда Иван IV решил разлучить вроде бы безвольного Федора с Ириной, которая никак не могла дать потомства, то столкнулся с непреклонным сопротивлением – и ему пришлось отступиться. Единственный суровый поступок монарха за время правления – опала, которую он обрушил на бояр и митрополита, когда те также пытались развести царя с супругой.

Ирина Федоровна Годунова. Скульптурная реконструкция по черепу (С. Никитин)

Ирина Федоровна. Роль Годуновых

Ирина Федоровна Годунова, родная сестра Бориса, не стремилась к власти – напротив, всячески от нее пыталась отстраниться, – но при этом ей довелось сыграть важную роль в русской истории. Она была на 5 или 6 лет моложе Бориса и была ровесницей Федору. Как и брат, выросла при дворе, на попечении у дяди Дмитрия Ивановича Годунова, который во времена наибольшего фавора, в 1580 г., пристроил племянницу в невесты к младшему царевичу. Брак, впрочем, был сомнительной выгоды, потому как болезненный Федор не имел при дворе совсем никакого значения. Скорей эта женитьба сулила большие неприятности в будущем. При восшествии на престол новый царь (а им должен был стать Иван Иванович) как правило безжалостно расправлялся с ближайшими родственниками, и слабоумие вряд ли спасло бы брата – как не спасло оно столь же безобидного Владимира Старицкого.

Но судьба распорядилась так, что Ирина стала царицей – и не «теремной», то есть обреченной сидеть взаперти, а самой настоящей. Потому как Федор был непредставителен и на официальных церемониях вел себя странно или вовсе от них уклонялся, Ирина была вынуждена и заседать в Боярской думе, и принимать чужеземных послов, а в 1589 г., во время беспрецедентного события, визита константинопольского патриарха, она даже обратилась к высокому гостю с приветственной речью – такого в Москве не случалось со времен Елены Глинской и не повторится еще целый век, вплоть до правительницы Софьи Алексеевны.

В первый, «нецарский» период правления Борис Годунов держался за счет дружбы и родства с царицей, которая во всем слушалась его советов. В то время боярин вряд ли мог помышлять о том, чтобы самому занять престол, и связывал надежды на будущее с регентством при наследнике, рождения которого ждали долго и тщетно.

Дело в том, что Федор Иоаннович был хоть и немощен, но, как тогда говорили, не «бесчаден». Ирина часто бывала беременна, но дети появлялись на свет мертвыми. (Исследование останков царицы, которое было проведено в советское время, обнаружило патологию в строении таза, затруднявшую деторождение.)

1592 год — Ирина все же смогла родить живого младенца – правда, девочку. В те времена система власти не предусматривала женского самодержавия, но появилась надежда на спасение династии. Для маленькой царевны Феодосии стали немедля подбирать будущего жениха, о чем завели переговоры с самым авторитетным в Европе двором – императорским. Венского посла просили прислать в Москву какого-либо маленького принца, чтобы заранее обучить его русскому языку и обычаям. Но девочка родилась слабой и умерла, не дожив до полутора лет.

Святитель Иов, Патриарх Московский и всея Руси

Смерть царя

В конце 1597 г. Федор Блаженный тяжело заболел. Он постепенно лишился слуха и зрения. Перед смертью он написал духовную грамоту, в которой было указано, что держава должна перейти в руки Ирины. Главными советниками трона назначались двое — патриарх Иов и шурин царя Борис Годунов.

1598 год, 7 января — в час дня государь умер, незаметно, как бы заснул. Некоторые из источников утверждают, что монарх был отравлен Борисом Годуновым, который желал сам занять престол. При исследовании скелета царя в его костях был обнаружен мышьяк.

Смертельная болезнь последнего царя из династии московских Рюриковичей вызвала переполох при дворе. Всем было не до церемоний – начиналась жестокая борьба за власть, потому царь умирал почти в одиночестве. Перед смертью его даже не постригли в схиму. Вскрытие саркофага показало, что царь всея Руси был погребен в каком-то затрапезном кафтане, с простенькой, вовсе не царской мирницей (сосудом для миро) в изголовье. Федор тщательно следил за собой: ногти, волосы и борода тщательно подстрижены. Судя по останкам, был кряжист и крепок, ростом заметно ниже отца (около 160 см), лицом на него очень был похож, тот же динарский антропологический тип.

С его смертью правящая династия Рюриковичей прекратила свое существование. В народном сознании он оставил по себе добрую память как милостивый и боголюбивый монарх.

После смерти мужа, Ирина Федоровна отказалась от предложения патриарха Иова занять престол и ушла в монастырь.

 

 


ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

ЦАРЬ ФЕДОР ИВАНОВИЧ (1557–1598). Все правители России

ЦАРЬ ФЕДОР ИВАНОВИЧ

(1557–1598)

Сын царя Ивана IV Грозного и Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой. Родился Федор 31 мая 1557 года.

В 1580 году женился на сестре боярина Бориса Годунова – Ирине. 19 ноября 1582 года старший сын Ивана Грозного Иван был убит своим отцом, и с этого времени Федор считается наследником царского престола.

По кончине отца 18 марта 1584 года Федор Иванович стал русским царем. «Не наследовав ума царственного, – пишет Николай Карамзин, – Федор не имел ни сановитой наружности отца, ни мужественной красоты деда и прадеда. Был росту малого, дрябл телом, лицом бледен, всегда улыбался, но без живости. Двигался медленно, ходил неровным шагом от слабости в ногах. Одним словом, изъявлял в себе преждевременное изнеможение сил естественных и душевных».

Все управление государством перешло в руки царского шурина Бориса Федоровича Годунова, который и был, в сущности, настоящим правителем Московского государства. В 1585 году он разоблачил заговор знатных бояр, пытавшихся заманить его на пир и там убить. Мстиславского постригли в монахи, Воротынских, Головиных и Воротынских сослали.

В 1586 году были заложены сторожевые крепости Самара и Воронеж, и в этом же году началось освоение русскими Сибири. На месте татарского города Чимги-Тура, взятого Ермаком в 1581 году, в 1586 году был основан острог Тюмень. На следующий год отрядом казаков Данилы Чулкова основан город Тобольск. В 1593 году были основаны города Обдорск (Салехард) и Белгород, в 1594 году – Сургут на реке Обь и Тары на Иртыше.

После войны со Швецией в 1590–1595 годах укрепилось положение России на Балтике, был возвращен Ивангород и другие русские города.

Летом 1591 года в последний раз ордынское войско появилось у стен Москвы. Набег крымского хана Казы-Гирея оказался неудачным, 4 июля в районе Данилова монастыря татары были обращены в бегство.

Сосланный в начале царствования Федора Ивановича в Углич царевич Дмитрий 15 мая 1591 года погиб при неясных обстоятельствах. Посланный туда для расследования боярин Василий Шуйский доложил 2 июня Боярской думе, что с царевичем приключился припадок и он сам зарезал себя.

При Федоре Ивановиче, особо любившим церковные церемонии, в 1589 году на Руси было основано патриаршество. Первым патриархом стал Иов.

В 1585 году под руководством зодчего Федора Савельевича Коня началось строительство стен Белого города.

В 1592 году был отменен Юрьев день – день, когда крестьяне по своей воле могли переходить от одного помещика к другому.

В 1593 году в Москву прибыл посол персидского шаха Аббаса I, который сообщил, что шах уступает русскому царю грузинское княжество Иверию.

Царь Федор Иванович скончался 7 января 1598 года, не оставив потомства. С его смертью пресеклась прямая ветвь династии Рюриковичей на Российском престоле.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Федор Иоаннович: биография, годы правления, смерть

Царь Федор Иоаннович больше всего известен тем, что он является последним правителем России из династии Рюриковичей. Время его правления можно назвать периодом стабильности после долгих лет террора отца.

Воспитание Федора

У Ивана Грозного было три сына. Второй из них, Федор, родился в 1557 году. Его матерью была Анастасия Захарьина-Юрьева — первая супруга Ивана Грозного, которую тот очень любил. Анастасия была родом из семьи Романовых. Через много лет именно эта династия займет российский престол. Федор практически не знал материнской любви – Анастасия трагически скончалась в 1560 году в еще молодом возрасте. Незадолго до этого Россия вступила в Ливонскую войну за Прибалтику.

Таким образом, Федор Иоаннович совсем не застал спокойного времени. Скоро его отец изменился до крайней степени. В молодости он был заботливым, добрым и доверчивым монархом. Однако загадочная смерть первой жены сделала его подозрительным. Постепенно он превратился в тирана и начал расправляться с окружающими его боярами.

Поэтому Федор Иоаннович рос в напряженной обстановке террора и страха. Он не был наследником престола, так как его должен был занять старший брат Иван. Однако он трагически погиб от руки своего же отца в 1581 году. Грозный неосторожно ударил сына жезлом в порыве гнева, из-за чего тот скончался. Так как у Ивана не было детей, наследником стал Федор.

Престолонаследник

Еще до этого, в 1575 году, царевич женился на Ирине Годуновой. Невестку выбирал отец, который хотел дать второму сыну спутницу жизни из верного ему клана. Годуновы были именно такими. Любимец царя – Борис – приходился Ирине братом.

Тогда никто не мог предположить, что именно этот брак станет судьбоносным для будущего страны. Борис стал не только шурином, но и верным помощником в делах Федора. Из-за того что царевич был вторым сыном, никто не приучал его к государственным делам. Все возлагали свои надежды именно на Ивана. Федор же в молодости в основном был занят тем, что посвящал себя церковному служению и охоте. После трагической смерти старшего брата у Федора оставалось совсем немного времени для того, чтобы приобрести хоть какие-то управленческие навыки.

Кроме того, он отличался слабым здоровьем и мягким характером, редко проявлял инициативу и больше делал то, что ему говорили, а не принимал собственные решения.

Начало царствования

Иван Грозный скончался в 1584 году. До сих пор точно не известно, умер ли он сам, по причине плохого здоровья, или принял насильственную смерть от окружающих его бояр. Так или иначе, но Федор Иоаннович теперь стал царем. Вокруг него был сформирован совет – Боярская дума. В нее входили аристократы из числа военных, дипломатов и т. д. Был там и шурин царя Борис Годунов.

Этот человек был целеустремленным и со временем расправился со всеми своими конкурентами, которые пытались влиять на государя в обход его воли. Годунов являлся главным советником царя на протяжении всего периода его правления. Он был отличным организатором. Федор никогда с ним не спорил. Благодаря этому балансу во власти Россия при последнем Рюриковиче достигла многих успехов и залечила раны, полученные в эпоху Грозного.

Война со шведами

Неудача Ивана Грозного в Ливонской войне стала причиной потери важных территорий в Прибалтике. Были отданы крепости Ивангород, Нарва, Ям и т. д. Правление Федора Иоанновича ознаменовалось тем, что боярская дума пыталась разными способами вернуть утраченные территории. Из-за того что между двумя странами так и не было заключено договора о границе, дипломаты уговаривали шведского короля Юхана III вернуть отнятые земли. Монарх отказывался делать это мирным путем. В случае обострения конфликта он надеялся на помощь своего сына Сигизмунда, который стал королем Польши. Юхан считал, что Россия ослаблена, и, возможно, ему даже удастся занять новые города.

В первые дни 1590 года на границе двух держав начались провокации шведов. Царь решил объявить о всеобщем созыве полков в Новгороде. Биография Федора Иоанновича гласит, что молодой государь еще ни разу не руководил сражениями, однако он все-таки возглавил полки, справедливо полагая, что это подбодрит армию. Всего было собрано 35 тысяч человек.

Возвращение русских городов в Прибалтике

Первой целью полков стала крепость Ям, куда они и направились. Справедливости ради стоит сказать, что она была основана в 1384 году новгородцами, поэтому российский царь имел на нее все законные права. В крепости находился шведский гарнизон в составе 500 человек. Они решили сдать фортификацию в обмен на свободное возвращение домой.

Первый серьезный бой произошел под стенами Ивангорода, когда войско шведов атаковало полки под командованием Дмитрия Хворостинина. Победа осталась за русскими. Неприятелю пришлось отступить к местечку Ракверее.

5 февраля началась осада Нарвы, в которой приняла участие артиллерия, привезенная из Пскова. Первый приступ закончился массовым кровопролитием, которое ни к чему не привело. Тогда начался обстрел крепости. Шведы запросили перемирия на год. Стороны согласились за этот год подписать мирное соглашение на постоянных условиях. Однако Юхан III отказался выполнять российские требования. Более того, он смог воспользоваться передышкой и отправил в Прибалтику свежие необстрелянные полки.

В ноябре перемирие было нарушено. Шведы атаковали Ивангород. Однако им не удалось захватить эту важную твердыню. Русские войска, подошедшие на помощь осажденным, выгнали шведов, но не стали переходить границу по приказу из Москвы.

Тем временем на южные рубежи России напал крымский хан Газы Гирей. Татары грабили мирные города, из-за чего большая часть армии был отправлена им на перехват. Шведы воспользовались отвлеченностью врага и атаковали северные земли России. Был захвачен Печенегский монастырь.

Заключение мира

После того как татары были благополучно разгромлены и выгнаны из России, регулярные полки вернулись на север. Русские войска атаковали Орешек и Выборг. Несмотря на несколько сражений, ни одной стороне больше не удалось перевесить чашу весов в свою пользу. Сначала было заключено двухлетнее перемирие. После того как шведы вновь попытались совершать рейды на территорию России, переговоры о долгосрочном соглашении возобновились.

Они закончились в местечке Тявзино на берегу реки Нарвы. В 1595 году был заключен мир, согласно которому к России переходили города Ивангород, Ям, Копорье. В то же время царь согласился признать за шведами Эстляндию, что стало подтверждением итогов Ливонской войны Ивана Грозного. Также мирный договор в Тявзино знаменателен тем, что впервые были в точности согласованы границы между Швецией и Россией в самых отдаленных регионах, вплоть до Баренцового моря. Еще одним результатом конфликта стало крестьянское восстание в Финляндии. Шведам пришлось сражаться еще несколько лет, чтобы успокоить эту провинцию.

Федор Иоаннович, годы правления которого ознаменовались только одной крупномасштабной войной, смог вернуть русские города, потерянные его же отцом.

Учреждение патриаршества

Другим важным предприятием, которым запомнилось царствование Федора Иоанновича, было учреждение московского патриархата. После крещения Руси главным представителем церкви в стране был митрополит. Он назначался из Византийской империи, которая считалась центром православия. Однако в 1453 году турки-мусульмане захватили Константинополь и уничтожили это государство. С тех самых пор в Москве продолжался спор о необходимости создания собственного патриархата.

Наконец, это вопрос обсудили между собой Борис Годунов и Федор Иоаннович. Кратко и ярко советник описал царю пользу от появления собственного патриархата. Он же предложил кандидата на новый сан. Им стал митрополит Московский Иов, который был верным сподвижником Годунова на протяжении многих лет.

В 1589 году патриаршество было учреждено при поддержке греческих святителей. При Иове началась массовая миссионерская деятельность в Поволжье и Сибири. Там на протяжении сотен лет жили язычники и мусульмане, которые начали переходить в христианскую веру.

Смерть царевича Дмитрия

В 1591 году в провинциальном Угличе разыгралась трагедия. Там на протяжении уже нескольких лет жил младший брат Федора 8-летний Дмитрий. Он был сыном Грозного от одного из его поздних браков. Когда в Москву пришла весть о смерти царевича, в Угличе уже произошел бунт местных жителей, которые расправились с боярами, присматривавшими за ребенком.

Дмитрий являлся наследником своего брата, так как у Федора не было собственных детей. Ирина за время брака лишь однажды родила дочь Феодосию, однако она скончалась еще в младенчестве. Уход из жизни Дмитрия означал, что род московских князей от Ивана Калиты по прямой линии прервался.

Чтобы выяснить подробности случившегося, в Москве была сформирована комиссия, которая и отправилась в Углич на расследование. Ее возглавлял боярин Василий Шуйский. Ирония судьбы в том, что он сам через 15 лет стал царем. Однако тогда об этом никто и не подозревал. Комиссия пришла к выводу, что ребенок во время игры неосторожно укололся и скончался от удара эпилепсии. Многие критиковали эту версию. В народе прошел слух о том, что в смерти царевича был виноват советник царя Борис Годунов. Так это или нет, узнать уже невозможно.

Судьба престола

В последние годы жизни монарха влияние Бориса Годунова стало особенно сильным. Смерть Федора Иоанновича наступила в 1598 году по естественным причинам. Он много болел и не отличался богатырским здоровьем. Править после него могла его жена Ирина, однако она удалилась в монастырь и благословила на царствование своего брата. Борису удалось одолеть своих политических конкурентов такого же не царского происхождения. Однако его правление ознаменовалось началом Смутного времени, которое сопровождалось несколькими кровопролитными войнами и другими несчастьями.

После всех этих ярких и ужасных событий был практически забыт тихий и незаметный Федор Иоаннович. Годы правления его (1584-1598), однако, были временем созидания и благополучия для России.

fb.ru

ЦАРЬ ФЕДОР ИОАННОВИЧ — Православный журнал «Фома»

Нередко люди полагают, будто высшая государственная власть и глубокая христианская вера несовместимы, что правитель просто не может поступать по Евангелию — ему неизбежно приходится быть циником, нарушать заповеди «ради государственных интересов». Примеров тому действительно немало. Но есть и противоположные примеры, о которых, к сожалению, мало кто знает. Историк Дмитрий Володихин рассказывает о царе Федоре Иоанновиче, сыне Ивана Грозного.

Синдром раздвоения

У некоторых исторических личностей, вошедших и в наши учебники, и в русскую классическую традицию, и в массовое сознание, как будто два лица. Поколение за поколением интеллектуалы пытаются доказать, что одно из этих лиц истинно, а другое — не более чем маска, и даже не маска, а случайная ужимка.

В России знают двух Иванов Грозных — мудрого государственного деятеля и кровавого маньяка; двух Петров Первых — реформатора и тирана; двух Николаев Первых — жандарма Европы и просвещенного охранителя; двух Георгиев Жуковых — самодура, бездумно расходующего солдатские жизни, и талантливого полководца… Да разве только эти фигуры двоятся? О нет, прозвучали только самые громкие примеры.

Попытки отыскать золотую середину, пройти между Сциллой одного мифа и Харибдой другого приводят лишь к тому, что вместо цельной личности вырастает бесконечное: «с одной стороны, нельзя не заметить, зато с другой —

нельзя не признать». В таких случаях мудрая на первый взгляд умеренность приводит к пустоте, к расплывчатости. И споры разгораются с новой силой.

Наверное, самое разумное в таких случаях — выложить все основные аргументы, а потом честно и открыто высказаться в пользу одной из двух принципиально различных точек зрения: «Я считаю, что аргументы в пользу вот этой позиции перевешивают».

Государь Федор Иванович (1584–1598), или, по церковной традиции, Феодор Иоаннович, — именно такая «двоящаяся» персона в русской истории. Любопытно, что главная суть обоих образов этого государя лаконично сформулирована для образованной публики одним человеком — Алексеем Константиновичем Толстым.

В сатирическом стихотворении «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева» он одним четверостишием вывел силуэт расхожего мнения о Федоре Ивановиче:

За ним царить стал Федор,

Отцу живой контраст;

Был разумом не бодор,

Трезвонить лишь горазд.

Какой облик придают последнему государю-Рюриковичу эти строки? Дурачок, блаженненький, возможно, слабоумный…

Но тот же А. К. Толстой посвятил государю знаменитую, многократно ставившуюся пьесу «Царь Федор Иоаннович». И там царь предстает в совершенно ином свете. Это трагическая фигура, не лишенная обаяния, к тому залитая светом благодати. Не блаженненький — блаженный! Не дурачок, но по-настоящему добрый, бескорыстный, глубоко верующий человек.

Что он такое — видно из собственной реплики царя, произнесенной в споре с Годуновым:

Какой я царь? Меня во всех делах

И с толку сбить, и обмануть нетрудно.

В одном лишь только я не обманусь:

Когда меж тем, что бело иль черно,

Избрать я должен — я не обманусь.

Тут мудрости не нужно, шурин, тут

По совести приходится лишь делать.

По ходу пьесы князь Иван Петрович Шуйский, враг монарха, весьма низко оценивающий его человеческие качества, вынужден признать свою ошибку:

Нет, он святой!

Бог не велит подняться на него —

Бог не велит! Я вижу, простота

Твоя от Бога, Федор Иоанныч, —

Я не могу подняться на тебя!

«Двоение» Федора Ивановича продолжается до наших дней. Для Русской Православной Церкви — это прежде всего святой, человек высокой нравственности и большого благочестия. Еще в первой половине XVII века он попал в святцы как «московский чудотворец».

Но если речь об этом монархе заходит в светской публицистике, то в большинстве случаев звучат пренебрежительные отзывы. За примерами далеко ходить не надо. Так, в свежей книге Петра Романова «Преемники: от Ивана III до Дмитрия Медведева» (2008) обнаруживается именно такой пассаж: «Везло ли русским на преемников? Иногда да. Чаще не очень. Бывало, что России от преемника приходилось избавляться “хирургическим путем”. А бывало, страна десятилетиями терпела такое, о чем и вспоминать стыдно. Обычно подобное случалось, когда на вершине властной пирамиды начинали доминировать интересы свиты. Тогда вопросы ума, профессионализма и порядочности преемника, не говоря уже об интересах государства и народа, отходили на задний план… Так и появлялись во главе страны юродивые (Федор Иоаннович), бывшие прачки (Екатерина I), не самые образованные правители (Анна Иоанновна)…»

и т. п. Преемник Ивана Грозного назван здесь «юродивым», но не в смысле юродства Христа ради, а как живой позор для страны.

Что ближе к истине?

Стоит выслушать обе стороны.

Свидетельства очевидцев

Корни высокомерного, уничижительного мнения относительно умственных способностей государя уходят в XVI столетие.

Английский торговый агент Джером Горсей писал о Федоре Ивановиче, что тот «прост умом». Французский наемник на русской службе Жак Маржерет писал несколько резче: «…власть унаследовал Федор, государь весьма простоватый, который часто забавлялся, звоня в колокола, или бóльшую часть времени проводил в церкви». Наиболее развернутая характеристика русского государя принадлежит перу Джильса Флетчера, английского дипломата. В частности, он пишет: «Теперешний царь (по имени Феодор Иванович) относительно своей наружности: росту малого, приземист и толстоват, телосложения слабого и склонен к водяной; нос у него ястребиный, поступь нетвердая от некоторой расслабленности в членах; он тяжел и недеятелен, но всегда улыбается, так что почти смеется. Что касается до других свойств его, то он прост и слабоумен, но весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив, не имеет склонности к войне, мало способен к делам политическим и до крайности суеверен. Кроме того, что он молится дома, ходит он обыкновенно каждую неделю на богомолье в какой-нибудь из ближних монастырей».

Эти три высказывания сделаны иностранцами, у которых не было оснований относиться к Федору Ивановичу с особенной приязнью или, напротив, с ненавистью. Из их слов видно общее мнение: русский монарх «прост» и не блещет интеллектом, но это добрый, спокойный и благочестивый человек.

К сожалению, вот уже несколько поколений отечественных историков и публицистов большей частью опираются в своих выводах не на эти свидетельства, а на другие, гораздо более радикальные. Их цитируют намного чаще —и с каким-то странным, «артистическим» пафосом. Так, без конца приводится фраза из шведского источника, согласно которой Федор Иванович — помешанный, а собственные подданные величают его русским словом durak. Кто, когда и за что обозвал так государя, остается за пределами этого высказывания, то есть оно бесконтекстно. Однако его очень любят люди с тягой к обличительным суждениям… Другая излюбленная фраза из того же ряда принадлежит польскому посланнику Сапеге, который счел, что у Федора Ивановича вовсе нет рассудка. Наверное, не имеет смысла лишний раз подчеркивать, что и польско-литовское государство, и шведская корона находились тогда в натянутых отношениях с Россией, а конфликт со шведами в конечном итоге был решен силой русского оружия. Ни у тех, ни у других не было ни малейших причин испытывать сколько-нибудь добрые чувства к вражескому правителю.

Впрочем, существуют и явно доброжелательные отзывы иностранцев, где акцент перенесен с «простоты ума» Федора Ивановича на его религиозность. Так, голландский купец и торговый агент в Москве Исаак Масса со всей определенностью говорит о русском царе: «очень добр, набожен и весьма кроток». И далее: «он был столь благочестив, что часто желал променять свое царство на монастырь, ежели бы только это было возможно». О слабоумии — ни слова. Конрад Буссов (немецкий ландскнехт, написавший в соавторстве с лютеранским пастором Мартином Бэром «Хронику событий 1584–1613 годов») с крайней неприязнью относился к Православию в целом. Но все-таки он признавал Федора Ивановича человеком «весьма благочестивым» и «на их московский лад» богобоязненным, отмечая, что царь больше интересовался делами веры, чем делами правления.

Итак, если пользоваться одними иностранными источниками, то картина получается неровная, лишенная цельности. Допустим, никто не отрицает благочестия Федора Ивановича. Совершенно так же никто не говорит о его способности самостоятельно решать государственные вопросы. А вот уровень его умственного развития оценивается по-разному. Кто-то считает его помешанным, а кто-то не видит никакой интеллектуальной недостаточности или, в худшем случае, отмечает «простоту ума».

Русские источники рисуют царя Федора Ивановича в другом свете. Знаменитый публицист XVII века Иван Тимофеев, автор историко-философского трактата «Временник», писал о сыне Ивана Грозного с восхищением, в тонах превосходной степени. Самому Ивану Васильевичу не досталось и трети таких похвал — с ним Тимофеев обошелся без особого пиетета.

Для того чтобы понять, как далеко простирался восторг Ивана Тимофеева, стоит привести обширную цитату из его произведения: «Своими молитвами царь мой сохранил землю невредимой от вражеских козней. Он был по природе кроток, ко всем очень милостив и непорочен и, подобно Иову, на всех путях своих охранял себя от всякой злой вещи, более всего любя благочестие, церковное благолепие и, после священных иереев, монашеский чин и даже меньших во Христе братьев, ублажаемых в Евангелии самим Господом. Просто сказать — он всего себя предал Христу и все время своего святого и преподобного царствования; не любя крови, как инок, проводил в посте, в молитвах и мольбах с коленопреклонением — днем и ночью, всю жизнь изнуряя себя духовными подвигами… Монашество, соединенное с царством, не разделяясь, взаимно украшали друг друга; он рассуждал, что для будущей (жизни) одно имеет значение не меньше другого, [являясь] нераспрягаемой колесницей, возводящей к небесам. И то и другое было видимо только одним верным, которые были привязаны к нему любовью. Извне все легко могли видеть в нем царя, внутри же подвигами иночества он оказывался монахом; видом он был венценосцем, а своими стремлениями — монах».

В государственной летописи сохранилось описание начальных дней царствования этого государя. Нигде не видно никаких признаков слабоумного поведения — напротив, когда проходил обряд венчания на царство, Федор Иванович дважды публично выступал с речами, утверждая свое желание повторить эту церемонию, впервые введенную при его отце. Конечно, сейчас трудно судить, сколь точно передано летописцем содержание монарших речей. Но сам факт их произнесения никаких сомнений не вызывает: англичанин Горсей, беспристрастный свидетель происходящего, тоже пишет о том, что царь прилюдно держал речь.

Можно ли представить себе слабоумного в роли оратора?

              

Царь Федор Иоаннович (слева) и царь Иоанн IV (Грозный) (справа).

Несмотря на очевидное внешнее сходство, эти правители оказались очень разными.

Реконструкция М. Герасимова. Фото Shakko

Итоги тихого жития

Исключительно важно свидетельство неофициального, иными словами, частного исторического памятника — «Пискарёвского летописца». От неподконтрольного правительству летописного повествования естественно ждать оценок, радикально расходящихся с теми, которые «спущены сверху». И действительно, «Пискарёвский летописец» заполнен разоблачительными высказываниями. Так, об опричнине там написано немало горьких слов. Ее введение ставится Ивану IV в укор. Да и сам этот государь предстает, мягко говоря, небезупречной фигурой: летописец не забыл перечислить шесть (!) его жен. А православному человеку больше трех раз вступать в брак не полагается…

Что же сообщает «Пискарёвский летописец» о Федоре Ивановиче? О нем сказано столько доброго, сколько не досталось никому из русских правителей. Его называют «благочестивым», «милостивым», «благоверным», на страницах летописи приводится длинный список его трудов на благо Церкви. Кончина его воспринимается как настоящая катастрофа, как предвестие худших бед России: «Солнце померче и преста от течения своего, и луна не даст света своего, и звезды с небеси спадоша: за многи грехи християнския преставися последнее светило, собратель и облагодатель всея Руския земли государь царь и великий князь Федор Иванович…» Обращаясь к прежнему царствованию, летописец вещает с необыкновенной нежностью: «А царьствовал благоверный и христолюбивый царь и великий князь Феодор Иванович… тихо и праведно, и милостивно, безметежно. И все люди в покое и в любви, и в тишине, и во благоденстве пребыша в та лета. Ни в которые лета, ни при котором царе в Руской земли, кроме великого князя Ивана Даниловича Калиты, такие тишины и благоденства не бысть, что при нем, благоверном царе и великом князе Феодоре Ивановиче всеа Русии».

Вот такой был durak!

Похоже, слабоумным Федор Иванович представлялся только тем, кто привык к язвительной, глумливой премудрости и беспощадной жестокости его отца. Конечно, после «грозы», присущей царствованию Ивана Васильевича, его сын мог выглядеть в глазах служилой аристократии слабым правителем… Но при его «слабости», «простоте» и «благочестии» дела государства устроились лучше, чем при неистовом родителе.

Именно при Федоре Ивановиче на Руси было введено патриаршество.

За все годы его правления крымцы не сумели пробить брешь в русской обороне, а вот Иван Васильевич в 1571 году позволил им сжечь столицу.

На Урале и в Западной Сибири подданным русского царя удалось закрепиться лишь при Федоре Ивановиче. Атаман Ермак, начавший войну с Крымским ханством еще при Иване Васильевиче, как известно, был убит, а войско его разгромлено. Зато служилые люди с именами не столь знаменитыми несколько лет спустя сумели успешно продвинуться в том же направлении.

Наконец, Иван Грозный проиграл главную войну своей жизни — Ливонскую. Он не только утратил все завоеванное неимоверными усилиями, но и отдал врагу часть Новгородчины. При Федоре Ивановиче грянула новая война. Царь лично отправился в поход и участвовал в боевых действиях. Отпустили бы правителя с полками, если бы он был беспомощным идиотом? И кого могла бы вдохновить в войсках подобная фигура? Очевидно, что государь в глазах десятков тысяч военных людей не выглядел ни «юродивым», ни «помешанным». В результате ожесточенной борьбы Россия отбила тогда у шведов Ям, Копорье, Ивангород и Корелу. Москве удалось добиться частичного реванша за прежнее поражение в Ливонии.

Карта Руссии, составленная Гесселем Герритсом по оригиналу царевича Федора Борисовича.

Гравюра по меди, 1613-14 г. Из атласа Блау, Амстердам, 1640-70 г.

***

Остается подвести итоги. Федор Иванович был человеком необыкновенно чистой, нравственной жизни, а в благочестии равнялся инокам из дальних обителей. Иностранцы, особенно те, кто имел причины к вражде с русским государством, порой отзывались о царе как о сумасшедшем или о сущем простаке. Но факты свидетельствуют об ином. Государь не был ни помешанным, ни слабоумным. «Простота» его, вернее всего, была простотой не умственно отсталого, а блаженного, «Божьего человека».

Память святого благоверного царя Феодора Иоанновича отмечается 7 (20) января.

Илл. в анонсе: Царь Федор Иоаннович.

Хромолитография (1840-е г.) c надгробного портрета-парсуны (1630-е г.)

Здесь Вы можете обсудить эту статью в Блогах «Фомы» (Живой Журнал). Регистрация не требуется.

foma.ru

Царь Фёдор Иванович — РУССКАЯ ИСТОРИЯ

«Для русского человека того времени было характерно согласовывать свой домашний образ жизни с богослужебным порядком и в этом отношении делать его похожим на монашеский. Вставая ото сна, русский тотчас искал глазами образа святых, чтобы перекреститься и взглянуть на них – сделать крестное знамение считалось приличнее, смотря на образ. Если день был праздничный, тогда шли к заутрене, и благочестие требовало, чтобы встать ещё ранее и прийти в церковь со звоном до начала служения заутрени» (8, с. 123). Таким образом, распорядок дня Фёдора свидетельствовал, что он не был чужд мирским утехам и не склонялся к аскетизму.

Сочинения иностранцев противоречат друг другу. Так, например, польский посол Лев Сапега писал, что Фёдор «довольно худощав», а Флетчер отмечал, что царь «приземист и толстоват, телосложения слабого и склонен к водяной». Вероятно, один из иностранцев не видел царя или намеренно исказил правду. С одной стороны, Флетчер утверждал, что Фёдор «прост и слабоумен» (5, с. 18), а с другой – «весьма любезен и хорош в общении» (12, с. 155).

Лев Сапега прибыл в Россию в 1584 году отнюдь не с дружеским визитом. В связи с победой в 1582 году Речи Посполитой в войне с Россией он требовал 120 тысяч золотых за московских пленников. Литовских же пленных должны были освободить без выкупа, удовлетворить жалобы литовских людей, а также исключить из титула Фёдора Ивановича именование «Ливонский». Царь отклонил польские жалобы, сcылаясь на то, что негоже вспоминать старое, и оставил титул неизменным. Таким образом, у Сапеги были основания остаться недовольным и критиковать московского правителя.

Посольство Николая Варкоча 1589 года из Священной Римской империи прибыло в Россию, чтобы договориться о создании антитурецкой лиги и разузнать содержание завещания Ивана IV в интересах короля Рудольфа II (1, с. 97). В оправдание своей «проваленной» дипломатической миссии австрийский посол Варкоч также нелестно отзывался о царе Фёдоре.

Дж. Флетчер был вызван в Москву из-за злоупотреблений английских купцов. На некоторых из них, в том числе на Горсея и Флетчера, царь Фёдор жаловался в переписке с английской королевой Елизаветой Тюдор. Чтобы оправдать себя и своих соотечественников, Флетчер, не без помощи Горсея, мог оклеветать царя Фёдора (2, с.141–142, 147). Даже королева Елизавета сочла сочинение Флетчера злобным памфлетом и запретила публиковать в Англии (2, с. 147). Казимир Валишевский также отмечал, что в книге Флетчера много ошибок и преднамеренное «зложелательство».

Другие иностранцы вообще не видели царя, но тем не менее писали о нём. Сообщения Юхана III, Жака Маржерета, Исаака Масса, Конрада Буссова, Мартина Берга, Петра Петрея, Элиаса Геркмана содержат расхожее мнение о государе и как будто перепевают друг друга.

Не повезло Фёдору Ивановичу и с соотечественниками. Отрицательную характеристику ему дают такие источники, как «Временник» Ивана Тимофеева, «Сказание» Авраамия Палицына, «Житие царевича Димитрия Угличского», сочинение Григория Котошихина, «Летописная книга», приписываемая князю И. М. Катырёву-Ростовскому, «Летописная книга», приписываемая князю Семёну Ивановичу Шаховскому, где сообщается про набожность царя Фёдора и про его соправителя – шурина Бориса Годунова.

Все они написаны после бездетной смерти Фёдора Ивановича и обусловлены острой борьбой за царский трон, который превратился в арену ожесточённой борьбы претендентов на царствование. Эта борьба вылилась на страницы многочисленных сочинений, в которых каждый кандидат пытался обосновывать свои права на престол, используя имя царя Фёдора.

Сторонники Василия Шуйского утверждали, что его отец Иван Петрович Шуйский входил в регентский совет при Фёдоре. Проромановские сочинители вводили в состав совета Никиту Романовича, деда царя Михаила, а также заявляли, что царь Фёдор завещал трон своему двоюродному брату Фёдору Никитичу Романову, отцу Михаила.

Другие источники начала XVII века, такие как «Повесть о явлении и чудесах Казанской иконы Богородицы», «Соловецкий летописец второй половины XVI века», «Новый летописец», «Московский летописец», «Книга, глаголемая Летописец Новгородский вкратце, церквам божьим», ничего отрицательного про царя Фёдора не пишут, а даже наоборот, говорят о достоинствах и его политической активности во многих государственных делах.

Известно, что перед смертью Иван Грозный в своём завещании поручил управление страной регентскому совету, состоящему из Б. Ф. Годунова, И. Ф. Мстиславского, И. П. Шуйского, Н. Р. Юрьева, Б. Я. Бельского. Но, по мнению А. А. Зимина, Фёдор Иванович вступил на престол в полном согласии с традицией престолонаследия и в соответствии с завещанием отца (4, с. 24).

Многие источники, в частности Горсей, отмечают, что Иван Грозный создал регентский совет лишь в помощь царевичу Фёдору. Помощь и советы опытных бояр очень пригодились бы новому царю, так как ему доставалось государство в тяжёлом положении после последствий опричнины и разорительных войн Ивана IV Грозного.

Также нужно отметить, что при жизни отца Фёдор пользовался не только доверием, но и занимал высокое положение. Он принимал участие в свадебных церемониях отца, когда тот женился на Марфе Собакиной в 1572 году, а потом на Марии Нагой в 1580 году. Фёдор был на «отцовом месте», вместо посажённого отца, а его брат наследник престола Иван всего лишь тысяцким.

В завещании Ивана Грозного 1572 года оба брата – Иван и Фёдор – представлены одинаково дееспособными, и разница между ними была лишь в старшинстве. Младший сын Фёдор получал по данному завещанию отца удел с 14 городами, главный из которых был Суздаль, что было неплохим наследством. Предсмертное завещание Ивана Грозного до нас не дошло. Оно лишь упоминается в описи Посольского приказа 1614 года. В этой духовной грамоте также ничего не говорится о слабоумии и недееспособности Фёдора Ивановича, а лишь то, что после смерти старшего сына Ивана Ивановича Иван IV сделал Фёдора своим наследником, а младшему Дмитрию отвёл в удел город Углич.

При воцарении Фёдора Борис Годунов получил титул конюшего боярина, который позволял быть главным в Думе и над всеми боярами после царя. Годунов, скорее всего, лишь сменил его на новый титул – «правитель». Кроме того, Борис Годунов в царствование Фёдора Ивановича был возведён в ранг царского слуги и именовался ещё казанским и астраханским наместником.

О том, что Борис Годунов имел всего лишь титул и, возможно, новую должность «правитель», а не фактическую власть при царе Фёдоре Ивановиче, можно судить по сообщениям иностранных современников Фёдора. Так Пётр Петрей сообщает: «…когда он (Фёдор) советовался со своими знатнейшими боярами и думцами, как лучше приняться за управление и устроить его, все единогласно решили, что шурин его, Борис Фёдорович Годунов, бывший тогда государственным конюшим, должен управлять вместе с ним». После выраженного желания боярского совета государь встал, повесил ему на шею золотую цепь и сказал: «Шурин Борис! Этою цепью я, Фёдор Иоаннович, царь и великий князь всея Руси, беру тебя в должность к себе и делаю наряду с собою правителем царства, с тем уговором и условием, чтобы ты взял с моей шеи на свою трудное и великое бремя правления, решал все малые тяжебные дела в моей земле по своему крайнему разумению и благоразумию, а большие и важные, как внутренние, так и внешние, предлагал и подносил мне, а без воли и ведома моего не делал и не решал ничего, потому что я венчанный и помазанный царь и великий князь….» (8, с. 271). Это подтверждают другие иностранцы: Мартин Бер, Конрад Буссов.

Наиболее интересны с этой точки зрения те русские источники, которые не всегда положительно пишут о царствовании Фёдора, бросая тень на него лишь тогда, когда упоминают правителя Годунова. Так в «Повести о житии царя Фёдора Ивановича» о правителе Годунове говорится: «…и повелел (Фёдор) мудрому своему правителю Борису Фёдоровичу послать большое войско на нечестивых булгар. Достохвальный же правитель Борис Фёдорович не мешкая приказ благочестивого царя выполняет» (10, c. 59).

«Пискаревский летописец» про правителя Годунова сообщает: «….по повелению царя и великого князя Фёодора Иоанновича стал правити всю Рускую землю Борис Фёдорович Годунов з братиею и з дядиею: з Дмитреем и [с] Степаном, и з Григорьем, и с Ываном, и с ыными своими советники, и з бояры, и з думными дворяны, и з дьяки: с Ондреем Щелкаловым с товарищи» (9, c. 195–196).

Борис Годунов не раз получал выговоры от самого царя Фёдора. Так в конце 1585 года Фёдор был смертельно болен. Борис Годунов, боясь потерять своё высокое положение при дворе, вступил в переговоры с австрийским двором с целью выдать свою сестру царицу Ирину Годунову за одного из братьев австрийского императора, который станет князем и «коронованным царём московитов». Такая интрига Годунова оскорбила Фёдора Ивановича до глубины души.

Десятого июля 1591 года от царя Фёдора в Серпухов был послан князь Михаил Козловский «с опалою» «к князь Фёдору Мстисловскому да х конюшому и к боярину и ко дворовому воеводе к Борису Фёдоровичю Годунову» и к другим воеводам за то, что они ослушались царского приказа послать «из Серпухова за крымским царём воевод к Туле и в Калугу и в Новосиль». Но впоследствии за заслуги в обороне Москвы в начале июля 1591 года Борис Годунов вместе с другими воеводами был прощён и получил дорогие подарки от царя Фёдора за свою службу (11, c. 221–224).

Есть интересное сообщение Исаака Массы о царских выговорах Годунову. Однажды царь Фёдор в поездке на богомолье в Троице-Сергиев монастырь получил от своего главного царского холопа Александра жалобу о том, что их при занимании крестьянских изб на ночлег силой выгоняют холопы Бориса Годунова. «Царь был раздосадован и сказал: “Борис, Борис, ты взаправду слишком много позволяешь себе в моём царстве; всевидящий бог взыщет на тебе”». Также Масса сообщает о том, что царь Фёдор был в хороших отношениях со своими родственниками Романовыми по линии матери, и «так как они вели себя безупречно, то Борис ничего не мог предпринять против них, хотя и изыскивал к тому всяческие средства, за что однажды получил от царя выговор, которого не мог забыть» (7, c. 43).

Поэтому мы склонны считать, что «правитель» Годунов при своей должности являлся лишь правой рукой или главным советником царя.

Фёдору досталось тяжёлое наследие от отца – Ивана Грозного. Затяжные и неудачные войны – сначала Ливонская, а затем война со Швецией – истощили внутренние ресурсы государства, опричнина и кровавые расправы привели к деморализации общества. Необходимы были меры по стабилизации и улучшению экономического и политического положения государства.

В первые годы правления Фёдора были «по всей стране смещены продажные чиновники, судьи, военачальники и наместники, их места заняли более честные люди, которым по указу под страхом сурового наказания запрещалось брать взятки и допускать злоупотребления, как во времена прежнего царя, а отправлять правосудие, невзирая на лица; чтобы это лучше исполнялось, им увеличили земельные участки и годовое жалованье. Большие подати, налоги и пошлины, собиравшиеся во времена прежнего царя, были уменьшены, а некоторые совсем отменены, и ни одно наказание не налагалось без доказательства вины, даже если преступление было столь серьёзным, что требовало смерти преступника. Словом, последовали основательные перемены в правлении; однако всё произошло спокойно, тихо, мирно, без труда для государя, без обиды для подчинённых, это принесло государству безопасность и честь» (2, с. 147).

По приказу царя Фёдора во многих местах были построены: «каменные толстые и крепостные стены в Казани, Астрахани, Смоленске, которые прежде были земляные и деревянные. Он воздвиг в Москве храм Вознесения Москвы, при котором имелся большой монастырь для многочисленных девственниц-монахинь, а внутри великого храма находились гробы княгинь и цариц. Этот же царь построил каменные здания для суда и для торговых лавок на площади срединной крепости Москвы, в Китай-городе, которые до сего времени были деревянные. Выстроил он и монастырь во имя Пречистой Донской за Москвою в 4 милях» (3, с. 171).

Закрепощение крестьян по указу царя Фёдора Ивановича распространялось на всю страну. Такая мера была вызвана интересами служилых людей-помещиков и среднего достатка вотчинников, с целью сохранить доходность земель служилых людей.

В 1589 году русская церковь достигла полной самостоятельности от константинопольской и была организована в виде особого патриархата. Торжественное учреждение патриаршества впервые в России свершилось 26 января 1589 года. Об инициативе царя Фёдора в учреждении патриаршества говорят очевидец Арсений Елассонский и сам патриарх Иов (3, с. 167).

Одним из наиболее тяжёлых последствий Ливонской войны для России была потеря балтийского побережья. В январе 1582 года было подписано перемирие между Россией и Речью Посполитой на 10 лет. А в 1583 году было заключено Плюсское перемирие со Швецией, по которому к шведам отошли старинные русские земли у Финского залива и нескольких городов-крепостей: Нарва, Ям, Копорье, Корела. Поэтому в начале своего правления царь Фёдор Иванович был озабочен тем, чтобы вернуть России выход к Балтийскому морю. Царь лично руководил военным походом против шведов.

Личное участие и инициативу Фёдора Ивановича в обороне Москвы от крымских войск летом 1591 года подтверждают Пискаревский и Соловецкий летописцы второй половины XVI века.

Из вышеприведённых фактов и источников видно, что исторически сложившееся мнение о «недееспособности» и слабом участии царя Фёдора Ивановича в государственных делах несправедливо и не вполне объективно.

 

Литература и источники

1. Варкоч Н. Донесение австрийского посла о поездке в Москву в 1589 году // Вопросы истории. М., 1978. № 6.

2. Горсей Дж. Записки о России XVI – начало XVII в. / Джером Горсей. М., 1991.

3. Елассонский А. Мемуары из русской истории // Хроники Смутного времени. М., 1998.

4. Зимин А. А. В канун грозных потрясений: предпосылки первой крестьянской войны в России. М.: Мысль, 1986.

5. Ключевский В. О. Сочинения. Т. 3. Курс русской истории. М., 1987.

6. Костомаров Н. И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI–XVII столетиях // Быт и нравы русского народа в XVI–XVII столетиях. Смоленск, 2003.

7. Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. / Исаак Масса. М., 1937.

8. Петрей. П. История о великом княжестве Московском // О начале войн и смут в Московии. М., Фонд Сергея Дубова, 1997.

9. Пискаревский летописец // Полное собрание русских летописей. Т. 34. М., 1987.

10. Повесть о житии царя Фёдора Ивановича // Библиотека Древней Руси. Т. 14. СПб., 2006.

11. Разрядная книга 1475–1605 гг. Том III. Часть II. М., Наука, 1984.

12. Флетчер Дж. О государстве Русском. СПб., 1905.

rus-istoria.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о