Был ли флот до петра 1 – Русский Парусный Флот существовал задолго до Петра Великого. Это был Флот Великой Империи.: viktoriiako

Задолго до Петра I Россия имела собственный мощный флот


Воспринимая различные искажённые “исторические факты”, наподобие тех, что русский флот создал Пётр I, не худо бы иной раз вспомнить французскую пословицу: «Споря об очевидном, помни, что дядя может быть младше своего племянника».

Немецкие “историки”, составляющие хронологию историю Руси постарались исказить и принизить всё, что могли знать и чем гордиться славяне. Не обошли они и историю отечественного кораблестроения и морфлотеплавания.

Нас пытаются уверить, что «процесс пошёл» лишь с петровской фразы: «Российскому флоту быть!», произнесённой в Боярской думе 30 октября 1696 г.

Магия этих слов оказалась настолько сильной, что смогла заморочить головы почти на трёхсотлетний срок. Однако вот как утверждал более чем независимый эксперт – английский адмирал и морской историк Фред Томас Джейн: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот британский.

За столетие до того, как Альфред Великий, царствовавший с 870 по 901 год, построил британские корабли, русские суда сражались в морских боях. Первейшими моряками своего времени были они – русские».

Крымская гроза
Но забираться в совсем уж глухую древность резона, наверное, нет. Гораздо любопытнее оценить русский флот по гамбургскому счёту – оказывается, в те романтические времена, когда Фрэнсис Дрейк грабил и жёг испанские галеоны, а на Карибах расцветало пиратство, русские флотоводцы выглядели достойно.

Впервые о флоте московитов всерьёз заговорили в 1559 г. Успехи молодого царя Иоанна, которого пока ещё не называли Грозным, тогда впечатляли. Пала Казань, покорилась Астрахань, наступал черёд Крыма.

Заявка дерзкая – Крым находился под защитой турецкого султана Сулеймана Великолепного, а перед его армией и флотом трепетала вся Европа. Тем не менее наши бросили его могуществу дерзкий вызов.

Царский стольник Данила Адашев, под началом которого был восьмитысячный экспедиционный корпус, построил в устье Днепра корабли и вышел в Чёрное море. Кстати, корабли эти вовсе не были примитивными ладьями.

Вот как о них отзывается генуэзский префект Кафы (ныне Феодосия) Эмиддио Дортелли Д ‘Асколи: «Они продолговатые, похожи на наши фрегаты, вмещают 50 человек, ходят на вёслах и под парусом. Чёрное море всегда было сердитым, теперь оно ещё чернее и страшнее в связи с московитами…» Генуэзец не соврал.

Русская боевая ладья
Русские, вырвавшись на морской простор, показали себя во всей красе. Флотилия Адашева навязала бой турецким кораблям, около десятка сожгли, два захватили, а потом высадились в Западном Крыму. Ханство замерло в ужасе – русские в течение трёх недель грабили и опустошали побережье, играючи выдерживая столкновения с турецким ВМФ.

Кто знает, как бы могла повернуться история, если бы Иоанн Васильевич не позарился на Балтику, – с началом Ливонской войны боевые действия в Крыму прервали, а первого русского флотоводца Данилу Адашева отозвали в Москву. На Стокгольм!

Балтика
На Балтике наш флот тоже успел неплохо зарекомендовать себя. Спустя без малого сто лет после крымских проектов Иоанна другой царь, уже из новой династии Романовых, Алексей Тишайший, решил, что пора навести на северных рубежах порядок.

И в 1656 г. двинулся освобождать от шведа всё побережье Балтики – от устья Невы до Риги. В успехе не сомневались. Шведы, привыкшие чувствовать себя хозяевами на Балтике, растерялись – одновременно с сухопутной кампанией русские рискнули вести ещё и морскую, да как!

Патриарх Никон специально напутствовал «морского начальника воеводу Петра Потёмкина» любопытными речами: «Итти за Свейский (шведский) рубеж, на Варяжское море, на Стекольну (Стокгольм) и дале ».

То есть предполагалось так вот, с лёту, овладеть ни много ни мало, а столицей враждебного государства. Что ж, план был амбициозен. И, что интересно, почти осуществим.

Потёмкинский корпус насчитывал, правда, вс

realfacts.ru

Какой флот был до Петра I на Руси

Современная историография связывает создание русского флота с именем Петра Великого. В то же время, если внимательно изучить летописные хроники, окажется, что военный флот появился на Руси значительно раньше начала XVIII века.

Допетровский флот

По мнению современных историков, русский флот начался с фразы: «Российскому флоту быть!», произнесенной Петром I в Боярской думе 30 октября 1696 года. Тем не менее, данное утверждение не более чем миф.

Отечественная военная история сохранила до нас описание множества славных подвигов, совершенных русскими моряками в допетровские времена. Самое удивительное, что даже англичане, которых никак нельзя заподозрить в любви к российскому флоту, утверждали, что он древнее их собственного. Историк военно-морских сил Великобритании, адмирал Фред Томас Джейн в своих работах неоднократно отмечал: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот британский».

Как ни странно, адмирал был абсолютно прав. Первые письменные свидетельства существования британского флота датируются 870-901 годами. К этому времени русские мореплаватели на протяжении уже многих лет отстаивали свои интересы на Черном и Балтийском морях.

Иван Грозный

Можно долго перечислять успехи российских моряков в допетровскую эпоху, среди которых встречались, по-настоящему, впечатляющие победы. Одна из них относится к 1559 году. В это время Иван Грозный взял Казань и разгромил Астраханское ханство. Наступила очередь Крыма, находившегося под покровительством турецкого султана Сулеймана Великолепного.

В середине XVI века его армия и флот считались бесспорными хозяевами Черного моря. Однако русский царь придерживался на этот счет иного мнения. По его приказу стольник Данила Адашев построил в устье Днепра корабельные верфи. На них опытными плотниками в короткий срок была изготовлена флотилия боевых кораблей, внешне напоминавших европейские фрегаты.

Каждое судно могло передвигаться, как под парусом, так и на веслах, вмещая на своем борту до пятидесяти человек команды. Выйдя в море, русские корабли дали бой турецкой эскадре и выиграли его. Около десяти турецких кораблей было потоплено, а два захвачено в плен.

Три недели русский десант, хозяйничал в Крыму, освобождая русских заложников, взятых татарами в рабство. Казалось еще не много и с Крымским ханством будет покончено раз и навсегда, но Иван Грозный отозвал восьмитысячный корпус Адашева, перебросив его на Балтийское море.

Алексей «Тишайший»

История не сохранила до наших дней описание морских побед стольника Ивана Грозного на Балтийском море. Тем не менее, спустя сто лет, после появления русских кораблей в водах северного моря они оставались его бесспорными хозяевами.

Весной 1656 года Алексей Михайлович Романов отдал распоряжение освободить от шведов часть Балтийского побережья от устья Невы до Риги. Выполнить этот приказ русские моряки могли, лишь имея военные корабли ничем не уступающие шведскому флоту, считающемуся лучшим в мире. Примечательно, что напутствуя русских моряков, Патриарх Никон нисколько не сомневался в их абсолютной победе. В разговоре с морским воеводой Петром Потемкиным он отметил: «Итти за Свейский (шведский) рубеж, на Варяжское море, на Стекольну (Стокгольм) и дале».

Этими словами, Никон, фактически предложил Потемкину взять штурмом столицу одного из самых могущественных в военном отношении государств тех лет. Очевидно, у него были все основания верить, что русский флот сможет справиться с поставленной задачей. Практически так оно и вышло. 22 июля 1656 года тысячный корпус Петра Потемкина вышел в Финский залив.

Удача сопутствовала русским морякам. После непродолжительного сражения, потопив шведскую галеру, русские войска овладели островом Котлин. Отчитываясь о выполнение боевого задания, Потемкин писал царю: «Полукорабель (галеру) взяли и свейских людей побили, и капитана Ирека Далсфира, и наряд (пушки), и знамёна взяли, а на Котлине-острове латышанские деревни высекли и выжгли».

К сожалению, развития данная военная операция не получила: из Москвы пришел приказ отступить. Тем не менее, в свете приведенных фактов, становится совершенно очевидно, что русский флот, действительно существовал в допетровские времена. Кроме того он был достаточно современным и имел возможность одерживать яркие победы над флотилиями крупнейших морских держав тех лет.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

Флот Петра 1: создание и последующая судьба




Лучшее, что нам дает история,— это возбуждаемый ею энтузиазм.


Гёте

Флот Петра 1 это гордость страны, то над чем царь работал каждую минуту своей жизни. По крайней мере, именно так многие историки преподносят нам деятельность будущего императора России. Так ли все однозначно в этом вопросе? К концу статьи Вы сами увидите, что ответ – нет. Конечно, Пётр первый создал флот, но какой, для чего и вместо чего – на эти вопросы мы ответим чуть ниже.

Создание флота Петром 1 на новый лад

Учебники истории говорят нам о том, что у России не было флота и только благодаря тому, что в стране появился такой царь, Россия начала строить собственные корабли. Так ли это? Конечно, нет. Флот до Петра первого в России был и был он достаточно большой и современный. Следует напомнить, что к моменту прихода к власти нового Романова в России был фактически один большой порт – на севере, в Архангельске. Порт с кораблями: военными и торговыми.

Если пытаться выстроить правильную цепочку тех далеких событий, то флот Петра 1 был построен только после того, как царь собственноручно уничтожил все старые корабли! Справедливости ради, следует отметить, что среди уничтоженных кораблей, практически не было военных, но другие корабли (торговые и рыболовные) были очень хорошего качества и отлично подходили для плаванья в северных водах. Многие из них доплывали до берегов Англии и Персии, что лишний раз свидетельствует об их качестве.

Строительство на западный манер


Кораблестроение на западе, прежде всего, в Голландии и Англии было на порядок выше, чем в России. Но их корабли строились по специальной технологии, которую разрабатывали веками, и они предназначались для плавания в нейтральных и южных водах. Кроме того отличие заключалось в том, что корабли, например, Голландии были более маневренными и скоростными. Казалось бы, правильно все делал Петр 1, флот которого строился по западным образцам. Не все так однозначно. Бусы (это основные русские корабли, который были более пузатые, но и более легко ловили даже легкий ветер) в Азии полностью покорили Индийский океан и были на вооружении до конца 18 века.

Такие корабли Петр 1 уничтожил полностью. Все, что веками строилось его предшественниками, он уничтожил в один момент. Такое поведение весьма свойственно для Петра, и о его причинах мы поговорим в другой статье. Сейчас же необходимо отметить, что уничтожив флот, русский правитель начал его выстраивать заново, на голландский и английский манер. Вот тут мы и подошли к сути повествования. Флот Петра 1 не был таким великолепным, как об этом принято писать. Многие историки и вовсе говорят, что строил царь «подобие флотилии». Почему? Ответ кроется в технологии. В Англии, например, процесс постройки корабля очень щепетильный и заключается в следующем:

  • Выбор правильной породы древесины и ее тщательная сушка.
  • Пропитывание древесины специальной смолой, которая защищает корабль от порчи в результате постоянного нахождения в воде.

Эти 2 очень простых правила, но они содержат секрет того, почему западные страны строят такие хорошие корабли. Основы этих правил русский царь постиг в результате великого посольства, но в тонкости  технологического процесса его, естественно, никто не посвящал! В результате спешное строительство нового русского флота привело к явному нарушению всей технологии. Древесина не просушивалось должным образом (времени не было, флот был нужен в самые короткие сроки), а ее пропитка производилась совсем не тем составом, который для этого применялся в западных странах.

Судьба флота Петра

Говоря о величии флотилии России в период царствования Петра Романова, многие историки почему-то забывают уточнить – а где сейчас эти самые корабли? Сколько они служили государству? Например, некоторые английские корабли той эпохи до сих пор на плаву! А что с нашими кораблями?

Судьба черноморского флота известна всем – его сожгли. Причиной таких событий был 1711 год и события в русско-турецких отношениях. Об этом Вы можете прочитать в соответствующей статье данного раздела.  Пока констатируем, что целый флот Петра первого был уничтожен, не просуществовав и 10 лет. Но это трудно поставить в вину русскому царю, в конце концов это был политический фактор, который мы сейчас не рассматриваем.

Мы можем проследить судьбу Балтийского флота! Его никто не уничтожал. Он просуществовал до конца жизни императора. Итак, давайте смотреть на события той поры. К 1708 году в стране был только гребной флот. Строительство крупных кораблей не велось вовсе! Только в 1714 году в Архангельске было построено 7 крупных кораблей на 52 пушки. Но в результате непомерной работы больше в период царствования Петра флот в Архангельске не строился. Откуда же взялись крупные русские корабли? Их покупали. Например, с 1712 по 1714 гг. было куплено 16 экземпляров. Все они в конечном итоге были уничтожены в сражениях.

Балтийский флот Петра 1 на момент его смерти состоял из:


  • Линейных кораблей – 36
  • Фрегатов – 12
  • Шнявы – 2

Достаточно неплохой арсенал, который был на уровне любой европейской державы. Но давайте смотреть, что было с этими кораблями дальше. К 1731 году только 8 из этих кораблей (новых в тот момент уже не строили) могли осуществлять выход в океан! Более того, в 1742 году ни один из этих кораблей не смог выйти в море, когда возник конфликт со Швецией и малочисленный флот противника пытался блокировать Балтийское море.

Вот и получается, что срок жизни тех знаменитых «чудо-кораблей», которые строил Петр 1 составлял всего 5-10 лет. После этого времени, из-за неправильного технологического процесса в момент строительства, флот просто гнил. Вот и получается, что образ  создателя флота для Петра подходит мало, ведь он принял страну с сильными и действующими кораблями, а оставил после себя не более 10 полноценных кораблей, ни один из которых не сохранился даже до конца 18 века.

Подводя итоги вышесказанному, хочется вернуться к тому, с чего эта статья начиналась – Петр 1 по справедливости должен быть назван в исторических учебниках разрушителем флота, но никак не его создателем. Хотя, справедливости ради необходимо отметить, что сам царь пытался сделать из России великую морскую державу, но это было не в его силах. Флот Петра 1 был слаб и кроме одной победы над достаточно слабой Швецией, ничего не добился. Царь посчитал, что за год западного посольства постиг все тонкости кораблестроения, но это было не так. В результате Россия после Петра вовсе осталась без флота, и только через 100 лет началось новое строительство кораблей, которые строились по правильной технологии и действительно служили интересам государства.

istoriarusi.ru

Русский флот до Петра 1

Русский Флот до Петра 1

Надпись: НОВГОРОД. Также изображены корабли.

Английский адмирал и морской историк Фред Томас Джейн писал: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот британский. За столетие до того, как Альфред Великий, царствовавший с 870 по 901 год, построил первые британские корабли, русские суда сражались в морских боях с данами. Первейшими моряками своего времени были они — русские»Jane, Fred T. Imperial Russian navy : its past, present, and future. — L., W.Thacker & Co, 1899. — Р. 23
По свидетельству Лиутпранда, Кремонтского епископа (X век) русов в Западной Европе называли НОРМАННАМИ [См.: В.И. Карпец. Русь Мировеева. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. — С.24]. То же самое утверждал и Мавро Орбини. Именно они могли совершать в X веке плавания к Североамериканскому континенту. «С самого начала в наших исследованиях в Исландии был обнаружен славянский след. Мы открыли уже третье в этом регионе славянское жилище — квадратную полуземлянку. Такие жилища в 9-ом веке были характерны для Руси и для территорий по Рейну, Эльбе, Одеру, Неману. Они не имеют аналогий со скандинавскими постройками. Точно такие же я видел в Норвегии»,утверждает польский профессор П. Урбанчик (1). О том же ранее писал и Фрумкин П. А. [К истории Шпицбергена. Летопись Севера. Т. 2

 

Новгородцы и поморы строили свои отличные корабли, участвовавшие в военных операциях. Так, при освобождении новгородскими войсками крепости Орешек в 1349 году были использованы корабли с пушками.
Основной поток товара в России проходил по Волге. Именно по ней шли товары с Востока. Именно вниз по Волге товары с Запада переправлялись в Персию. Тот, кто контролировал торговлю на Волге, управлял всем миром. Россия имела самый мощный речной флот.
О русском военном флоте упоминается в 1559 г. Царский стольник Даниил Адашев, под началом которого был восьмитысячный экспедиционный корпус, построил в устье Днепра корабли и вышел в Русское море.  Вот что пишет о русских фрегатах представитель Генуи в Кафе (ныне Феодосия) Эмиддио Дортелли Д ‘Асколи, координировавший на окраинах России деятельность работорговцев: «Они продолговатые, похожи на наши фрегаты, вмещают 50 человек, ходят на вёслах и под парусом. Чёрное море всегда было сердитым, теперь оно ещё чернее и страшнее в связи с московитами…»
Черноморский военный флот под началом Адашева дал бой турецкой флотилии. Около десятка турецких кораблей было сожжено, два корабля были захвачены. Дальнейшие жалкие потуги турецкого флота победить наш флот успехов не принесли. Крымское ханство, казалось, доживало последние дни: русские в течение трёх недель опустошали караимские поселения, приносившие немалый доход казне султана.

   Балтийский военный флот тоже успел неплохо зарекомендовать себя. В 1656 г. Царь двинулся освобождать от шведа всё побережье Балтики. Патриарх Никон благословил «морского начальника воеводу Петра Потёмкина» «итти за Свейский рубеж, на Варяжское море, на Стекольну и дале» (на Лондон? — авт.). Корпус гардемаринов насчитывал   1 570 человек. 22 июля 1656 г. «морской воевода» Потёмкин предпринял военную экспедицию. Он направился к острову Котлин, где обнаружил шведов. Об итоге морского сражения он рапортовал Царю: «Полукорабель взяли и свейских людей побили, и капитана Ирека Далсфира, и наряд, и знамёна взяли, а на Котлине-острове латышанские деревни высекли и выжгли». Об эстонцах упоминаний он не оставил… Вы не догадываетесь, почему? Сражение у крепости Котлин рассматривается историками как задокументированная победа русского флота на море.
Во время Русско-турецкой войны 1672-1681 гг. в море вышла эскадра под командованием Григория Косагова. Корабли же этому «морскому воеводе» строил русский розмысл Яков Полуектов. Французский посланник при дворе султана Магомеда IV писал об этой эскадре: «На его величество (султана) несколько судов московитов, появившихся у Стамбула, производят больший страх, чем эпидемия чумы».
Итак, мы видим, что флот у России был с незапамятных времён. Так почему же до сих пор создателем Русского флота считается Царь Петр I?

Источник:  http://bramaswiatow.pl/viewtopic.php?t=3390 или    у Свинова:    swinow

 

Сохрани в закладки

beloe-bratstvo.ru

Россия имела собственный мощный флот задолго до Петра I

Возпринимая различные искажённые “исторические факты”, наподобие тех, что русский флот создал Пётр I, не худо бы иной раз вспомнить французскую пословицу: «Споря об очевидном, помни, что дядя может быть младше своего племянника». Немецкие “историки”, составляющие хронологию историю Руси постарались исказить и принизить всё, что могли знать и чем гордиться славяне. Не обошли они и историю отечественного кораблестроения и морфлотеплавания. Нас пытаются уверить, что «процесс пошёл» лишь с петровской фразы: «Российскому флоту быть!», произнесённой в Боярской думе 30 октября 1696 г. Магия этих слов оказалась настолько сильной, что смогла заморочить головы почти на трёхсотлетний срок.


Однако вот как утверждал более чем независимый эксперт – английский адмирал и морской историк Фред Томас Джейн: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот британский. За столетие до того, как Альфред Великий, царствовавший с 870 по 901 год, построил британские корабли, русские суда сражались в морских боях. Первейшими моряками своего времени были они – русские». Крымская гроза Но забираться в совсем уж глухую древность резона, наверное, нет. Гораздо любопытнее оценить русский флот по гамбургскому счёту – оказывается, в те романтические времена, когда Фрэнсис Дрейк грабил и жёг испанские галеоны, а на Карибах расцветало пиратство, русские флотоводцы выглядели достойно. Впервые о флоте московитов всерьёз заговорили в 1559 г. Успехи молодого царя Иоанна, которого пока ещё не называли Грозным, тогда впечатляли. Пала Казань, покорилась Астрахань, наступал черёд Крыма. Заявка дерзкая – Крым находился под защитой турецкого султана Сулеймана Великолепного, а перед его армией и флотом трепетала вся Европа. Тем не менее наши бросили его могуществу дерзкий вызов. Царский стольник Данила Адашев, под началом которого был восьмитысячный экспедиционный корпус, построил в устье Днепра корабли и вышел в Чёрное море. Кстати, корабли эти вовсе не были примитивными ладьями. Вот как о них отзывается генуэзский префект Кафы (ныне Феодосия) Эмиддио Дортелли Д ‘Асколи: «Они продолговатые, похожи на наши фрегаты, вмещают 50 человек, ходят на вёслах и под парусом. Чёрное море всегда было сердитым, теперь оно ещё чернее и страшнее в связи с московитами…» Генуэзец не соврал. Русская боевая ладья Русские, вырвавшись на морской простор, показали себя во всей красе. Флотилия Адашева навязала бой турецким кораблям, около десятка сожгли, два захватили, а потом высадились в Западном Крыму. Ханство замерло в ужасе – русские в течение трёх недель грабили и опустошали побережье, играючи выдерживая столкновения с турецким ВМФ. Кто знает, как бы могла повернуться история, если бы Иоанн Васильевич не позарился на Балтику, – с началом Ливонской войны боевые действия в Крыму прервали, а первого русского флотоводца Данилу Адашева отозвали в Москву. На Стокгольм! Балтика На Балтике наш флот тоже успел неплохо зарекомендовать себя. Спустя без малого сто лет после крымских проектов Иоанна другой царь, уже из новой династии Романовых, Алексей Тишайший, решил, что пора навести на северных рубежах порядок. И в 1656 г. двинулся освобождать от шведа всё побережье Балтики – от устья Невы до Риги. В успехе не сомневались. Шведы, привыкшие чувствовать себя хозяевами на Балтике, растерялись – одновременно с сухопутной кампанией русские рискнули вести ещё и морскую, да как! Патриарх Никон специально напутствовал «морского начальника воеводу Петра Потёмкина» любопытными речами: «Итти за Свейский (шведский) рубеж, на Варяжское море, на Стекольну (Стокгольм) и дале ». То есть предполагалось так вот, с лёту, овладеть ни много ни мало, а столицей враждебного государства. Что ж, план был амбициозен. И, что интересно, почти осуществим. Потёмкинский корпус насчитывал, правда, всего 1 тыс. человек, но к ним придали ещё 570 донских казаков-мореходов. И они не подвели. Суда построили, и уже 22 июля 1656 г. Потёмкин предпринял военную экспедицию. Выйдя в Финский залив, он направился к острову Котлин, где Пётр впоследствии заложил Кронштадт. Там обнаружил шведов. Завязался бой. Результатом стало донесение Потёмкина царю: «Полукорабель (галеру) взяли и свейских людей побили, и капитана Ирека Далсфира, и наряд (пушки), и знамёна взяли, а на Котлине-острове латышанские деревни высекли и выжгли». К сожалению, политика вновь взяла своё – войну наскоро свернули, и наше присутствие на Балтике отсрочилось ещё на 50 лет.Русские идут! В Таганроге стоит памятник Петру I с надписью: «Основателю флота на юге России». Но заслужена ли такая великая честь? Ведь ещё за 25 лет до петровских кораблей, во время Русско-турецкой войны 1672-1681 гг., в Азовское море прорвалась эскадра под началом Григория Косагова. Корабли же знаменитому воеводе строили не какие-то заморские мастера, а русский розмысл (инженер) Яков Полуектов. Суда вышли неплохие. Во всяком случае, задание «промышлять над крымскими и турецкими берегами» они выполнили отлично. Недаром французский посланник при дворе султана Магомеда IV писал на родину: «На его величество несколько судов московитов, появившихся у Стамбула (!), производят больший страх, чем эпидемия чумы». Действия эскадры запомнились туркам надолго. Когда через 13 лет Василий Голицын двинулся в свой первый Крымский поход, в Стамбуле случилась паника. Московиты ещё не дошли до Перекопа, а янычары в турецкой столице уже подняли бунт – никому не хотелось бесславно умирать на «русском фронте». Дело дошло даже до того, что, когда некоторым мусульманским фанатикам мерещились на горизонте страшные северные корабли, они взбирались на минареты и с паническим криком «Русские идут!» бросались вниз, чтобы только не попасть в руки «гяуров».

  • < Назад
  • Вперёд >

Для того, что-бы оставить комментарий – необходимо зарегистрироваться.

xn—-9sbwagvd2ajbal.com.ua

Ящик пандоры – Русский флот был создан не Петром I

Руссо матросо – 450 лет. Наши корабли наводили ужас на врага задолго до Петра Великого

В окружающей действительности есть такие вещи, сомневаться в которых вроде как неудобно. Например, ещё со школьной скамьи все знают, что Волга впадает в Каспийское море, а русский флот создал Пётр I.

Не худо бы иной раз вспомнить французскую пословицу: «Споря об очевидном, помни, что дядя может быть младше своего племянника».

Особенно это касается истории отечественного кораблестроения и морфлотеплавания. Все уверены, что «процесс пошёл» лишь с петровской фразы: «Российскому флоту быть!», произнесённой в Боярской думе 30 октября 1696 г. Магия этих слов оказалась настолько сильной, что смогла заморочить головы почти на трёхсотлетний срок. Однако вот как утверждал более чем независимый эксперт – английский адмирал и морской историк Фред Томас Джейн: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот британский. За столетие до того, как Альфред Великий, царствовавший с 870 по 901 год, построил британские корабли, русские суда сражались в морских боях. Первейшими моряками своего времени были они – русские».Крымская гроза

Но забираться в совсем уж глухую древность резона, наверное, нет. Гораздо любопытнее оценить русский флот по гамбургскому счёту – оказывается, в те романтические времена, когда Фрэнсис Дрейк грабил и жёг испанские галеоны, а на Карибах расцветало пиратство, русские флотоводцы выглядели достойно.

Впервые о флоте московитов всерьёз заговорили в 1559 г. Успехи молодого царя Иоанна, которого пока ещё не называли Грозным, тогда впечатляли. Пала Казань, покорилась Астрахань, наступал черёд Крыма. Заявка дерзкая – Крым находился под защитой турецкого султана Сулеймана Великолепного, а перед его армией и флотом трепетала вся Европа. Тем не менее наши бросили его могуществу дерзкий вызов. Царский стольник Данила Адашев, под началом которого был восьмитысячный экспедиционный корпус, построил в устье Днепра корабли и вышел в Чёрное море. Кстати, корабли эти вовсе не были примитивными ладьями. Вот как о них отзывается генуэзский префект Кафы (ныне Феодосия) Эмиддио Дортелли Д ‘Асколи: «Они продолговатые, похожи на наши фрегаты, вмещают 50 человек, ходят на вёслах и под парусом. Чёрное море всегда было сердитым, теперь оно ещё чернее и страшнее в связи с московитами…» Генуэзец не соврал.

Русская боевая ладья

Русские, вырвавшись на морской простор, показали себя во всей красе. Флотилия Адашева навязала бой турецким кораблям, около десятка сожгли, два захватили, а потом высадились в Западном Крыму. Ханство замерло в ужасе – русские в течение трёх недель грабили и опустошали побережье, играючи выдерживая столкновения с турецким ВМФ. Кто знает, как бы могла повернуться история, если бы Иоанн Васильевич не позарился на Балтику, – с началом Ливонской войны боевые действия в Крыму прервали, а первого русского флотоводца Данилу Адашева отозвали в Москву.На Стокгольм!

На Балтике наш флот тоже успел неплохо зарекомендовать себя. Спустя без малого сто лет после крымских проектов Иоанна другой царь, уже из новой династии Романовых, Алексей Тишайший, решил, что пора навести на северных рубежах порядок. И в 1656 г. двинулся освобождать от шведа всё побережье Балтики – от устья Невы до Риги. В успехе не сомневались. Шведы, привыкшие чувствовать себя хозяевами на Балтике, растерялись – одновременно с сухопутной кампанией русские рискнули вести ещё и морскую, да как! Патриарх Никон специально напутствовал «морского начальника воеводу Петра Потёмкина» любопытными речами: «Итти за Свейский (шведский) рубеж, на Варяжское море, на Стекольну (Стокгольм) и дале ». То есть предполагалось так вот, с лёту, овладеть ни много ни мало, а столицей враждебного государства. Что ж, план был амбициозен. И, что интересно, почти осуществим.

Потёмкинский корпус насчитывал, правда, всего 1 тыс. человек, но к ним придали ещё 570 донских казаков-мореходов. И они не подвели. Суда построили, и уже 22 июля 1656 г. Потёмкин предпринял военную экспедицию. Выйдя в Финский залив, он направился к острову Котлин, где Пётр впоследствии заложил Кронштадт. Там обнаружил шведов. Завязался бой. Результатом стало донесение Потёмкина царю: «Полукорабель (галеру) взяли и свейских людей побили, и капитана Ирека Далсфира, и наряд (пушки), и знам ёна взяли, а на Котлине-острове латышанские деревни высекли и выжгли». К сожалению, политика вновь взяла своё – войну наскоро свернули, и наше присутствие на Балтике отсрочилось ещё на 50 лет.Русские идут!

В Таганроге стоит памятник Петру I с надписью: «Основателю флота на юге России». Но заслужена ли такая великая честь? Ведь ещё за 25 лет до петровских кораблей, во время Русско-турецкой войны 1672-1681 гг., в Азовское море прорвалась эскадра под началом Григория Косагова. Корабли же знаменитому воеводе строили не какие-то заморские мастера, а русский розмысл (инженер) Яков Полуектов. Суда вышли неплохие.

Во всяком случае, задание «промышлять над крымскими и турецкими берегами» они выполнили отлично. Недаром французский посланник при дворе султана Магомеда IV писал на родину: «На его величество несколько судов московитов, появившихся у Стамбула (!), производят больший страх, чем эпидемия чумы ». Действия эскадры запомнились туркам надолго. Когда через 13 лет Василий Голицын двинулся в свой первый Крымский поход, в Стамбуле случилась паника. Московиты ещё не дошли до Перекопа, а янычары в турецкой столице уже подняли бунт – никому не хотелось бесславно умирать на «русском фронте». Дело дошло даже до того, что, когда некоторым мусульманским фанатикам мерещились на горизонте страшные северные корабли, они взбирались на минареты и с паническим криком «Русские идут!» бросались вниз, чтобы только не попасть в руки «гяуров».

Источник: http://vlasti.net

 

Русский флот был задолго до Петра… [Прошлое Руси]

В качестве ещё одной тайны настоящей летописи русов можно показать это видео, рассказывающее о том, что флот на Руси был ещё задолго до Петра I, и корабли были очень хорошими. Так что не стоит считать, что Россия обязана морскими заслугами царю лже-Петру, ненавидевшему всё русское.

В видео присутствует искажение по поводу Ермака, Сибирью называлась территория перед Уралом. Даже город Ульяновск назывался раньше Симбирск. Когда извратили летопись и назвали Сибирью Великую Тартарию, то и начали распространять миф о том, что Ермак огромные территории присоединил. А в Великой Тартарии даже крепостного права никогда не было и Ермаку там нечего было делать.

* Дополнительная информация:
На сайте «Пища Ра» вы найдете подробнейший рассказ об артефактах и свидетельствах древнейшей истории человечества. – http://www.peshera.org

pandoraopen.ru

Русский флот был создан задолго до Петра I

 

В окружающей действительности есть такие вещи, сомневаться в которых вроде как неудобно. Например, ещё со школьной скамьи все знают, что Волга впадает в Каспийское море, а русский флот создал Пётр I.

Не худо бы иной раз вспомнить французскую пословицу: «Споря об очевидном, помни, что дядя может быть младше своего племянника».

Особенно это касается истории отечественного кораблестроения и морфлотеплавания. Все уверены, что «процесс пошёл» лишь с петровской фразы: «Российскому флоту быть!», произнесённой в Боярской думе 30 октября 1696 г. Магия этих слов оказалась настолько сильной, что смогла заморочить головы почти на трёхсотлетний срок. Однако вот как утверждал более чем независимый эксперт – английский адмирал и морской историк Фред Томас Джейн: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот британский. За столетие до того, как Альфред Великий, царствовавший с 870 по 901 год, построил британские корабли, русские суда сражались в морских боях. Первейшими моряками своего времени были они – русские».Крымская гроза

Но забираться в совсем уж глухую древность резона, наверное, нет. Гораздо любопытнее оценить русский флот по гамбургскому счёту – оказывается, в те романтические времена, когда Фрэнсис Дрейк грабил и жёг испанские галеоны, а на Карибах расцветало пиратство, русские флотоводцы выглядели достойно.

Впервые о флоте московитов всерьёз заговорили в 1559 г. Успехи молодого царя Иоанна, которого пока ещё не называли Грозным, тогда впечатляли. Пала Казань, покорилась Астрахань, наступал черёд Крыма. Заявка дерзкая – Крым находился под защитой турецкого султана Сулеймана Великолепного, а перед его армией и флотом трепетала вся Европа. Тем не менее наши бросили его могуществу дерзкий вызов. Царский стольник Данила Адашев, под началом которого был восьмитысячный экспедиционный корпус, построил в устье Днепра корабли и вышел в Чёрное море. Кстати, корабли эти вовсе не были примитивными ладьями. Вот как о них отзывается генуэзский префект Кафы (ныне Феодосия) Эмиддио Дортелли Д ‘Асколи: «Они продолговатые, похожи на наши фрегаты, вмещают 50 человек, ходят на вёслах и под парусом. Чёрное море всегда было сердитым, теперь оно ещё чернее и страшнее в связи с московитами…» Генуэзец не соврал.

Русская боевая ладья

Русские, вырвавшись на морской простор, показали себя во всей красе. Флотилия Адашева навязала бой турецким кораблям, около десятка сожгли, два захватили, а потом высадились в Западном Крыму. Ханство замерло в ужасе – русские в течение трёх недель грабили и опустошали побережье, играючи выдерживая столкновения с турецким ВМФ. Кто знает, как бы могла повернуться история, если бы Иоанн Васильевич не позарился на Балтику, – с началом Ливонской войны боевые действия в Крыму прервали, а первого русского флотоводца Данилу Адашева отозвали в Москву.На Стокгольм!

Балтика

На Балтике наш флот тоже успел неплохо зарекомендовать себя. Спустя без малого сто лет после крымских проектов Иоанна другой царь, уже из новой династии Романовых, Алексей Тишайший, решил, что пора навести на северных рубежах порядок. И в 1656 г. двинулся освобождать от шведа всё побережье Балтики – от устья Невы до Риги. В успехе не сомневались. Шведы, привыкшие чувствовать себя хозяевами на Балтике, растерялись – одновременно с сухопутной кампанией русские рискнули вести ещё и морскую, да как! Патриарх Никон специально напутствовал «морского начальника воеводу Петра Потёмкина» любопытными речами: «Итти за Свейский (шведский) рубеж, на Варяжское море, на Стекольну (Стокгольм) и дале ». То есть предполагалось так вот, с лёту, овладеть ни много ни мало, а столицей враждебного государства. Что ж, план был амбициозен. И, что интересно, почти осуществим.

Потёмкинский корпус насчитывал, правда, всего 1 тыс. человек, но к ним придали ещё 570 донских казаков-мореходов. И они не подвели. Суда построили, и уже 22 июля 1656 г. Потёмкин предпринял военную экспедицию. Выйдя в Финский залив, он направился к острову Котлин, где Пётр впоследствии заложил Кронштадт. Там обнаружил шведов. Завязался бой. Результатом стало донесение Потёмкина царю: «Полукорабель (галеру) взяли и свейских людей побили, и капитана Ирека Далсфира, и наряд (пушки), и знам ёна взяли, а на Котлине-острове латышанские деревни высекли и выжгли». К сожалению, политика вновь взяла своё – войну наскоро свернули, и наше присутствие на Балтике отсрочилось ещё на 50 лет.Русские идут!

В Таганроге стоит памятник Петру I с надписью: «Основателю флота на юге России». Но заслужена ли такая великая честь? Ведь ещё за 25 лет до петровских кораблей, во время Русско-турецкой войны 1672-1681 гг., в Азовское море прорвалась эскадра под началом Григория Косагова. Корабли же знаменитому воеводе строили не какие-то заморские мастера, а русский розмысл (инженер) Яков Полуектов. Суда вышли неплохие.

Во всяком случае, задание «промышлять над крымскими и турецкими берегами» они выполнили отлично. Недаром французский посланник при дворе султана Магомеда IV писал на родину: «На его величество несколько судов московитов, появившихся у Стамбула (!), производят больший страх, чем эпидемия чумы ». Действия эскадры запомнились туркам надолго. Когда через 13 лет Василий Голицын двинулся в свой первый Крымский поход, в Стамбуле случилась паника. Московиты ещё не дошли до Перекопа, а янычары в турецкой столице уже подняли бунт – никому не хотелось бесславно умирать на «русском фронте». Дело дошло даже до того, что, когда некоторым мусульманским фанатикам мерещились на горизонте страшные северные корабли, они взбирались на минареты и с паническим криком «Русские идут!» бросались вниз, чтобы только не попасть в руки «гяуров».

ladaria.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о