Белый а произведения – О творчестве Андрея Белого | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Содержание

Андрей Белый – жизнь и произведения

Белый, Андрей (настоящее имя – Борис Николаевич Бугаев) – поэт, писатель (26.10 [14.10 старого стиля] 1880, Москва – 8.1.1934, там же). [См. также статью Андрей Белый — биография.] Отец – профессор математики Московского университета. Первые увлечения Белого связаны с немецкой культурой (Гёте, Гейне, Бетховен). С 1897 он интенсивно занимается Достоевским и Ибсеном, а также современной французской и бельгийской поэзией. По окончании гимназии в 1899 он становится приверженцем Владимира Соловьева и Фридриха Ницше. В области музыки его любовь принадлежит теперь Григу и Вагнеру. Наряду с философией и музыкой он интересовался естественными науками, что привело его на математический факультет Московского университета, оконченный им в 1903, но до 1906 он продолжал посещать филологический факультет.

Андрей Белый в молодости

 

Около 1903 Андрей Белый знакомится с Блоком и Бальмонтом, сближается с кружком санкт-петербургских символистов, возглавлявшимся Мережковским и Гиппиус, до 1909 сотрудничает с журналом «Весы».

Многочисленные публикации Белого начинаются с ритмизованной прозы Симфония (1902), которая обратила на себя внимание необычностью языка и строя мыслей автора. Свои первые стихи Белый собрал в сборник Золото в лазури (1904), за которым последовали сборники Пепел (1908) и Урна (1909), отразившие уже в названиях пережитую Белым фазу разочарований. В журнале «Весы» Белый опубликовал свой первый роман Серебряный голубь (1909).

С 1910 начинается новый, длившийся приблизительно до 1920 период творчества Белого, обусловленный его философскими увлечениями. В 1910-11 он предпринимает путешествие в Италию, Тунис, Египет и Палестину. С 1912 по 1916 он живет по преимуществу в Западной Европе, некоторое время – в Дорнахе у Рудольфа Штайнера (Steiner), испытав сильное влияние его антропософии. В Германии Белый подружился с известным поэтом Кристианом Моргенштерном. Возвратясь в 1916 в Россию, Белый публикует свой второй большой роман Петербург (1916) и примыкает к литературной группе «Скифы» (с Ивановым-Разумником и Блоком).

Октябрьскую революцию Белый воспринял в мистическом ключе, как начало духовного и религиозного обновления человечества. Белый преподавал теорию стиха и прозы в Студии Пролеткульта. В 1921 он всё же эмигрировал в Берлин, где опубликовал много сборников стихов, прозаических и теоретических сочинений, но в 1923 вернулся в Советскую Россию. Написанное им впоследствии по преимуществу автобиографично. Его произведения остаются в традиции символизма и стоят особняком в советской литературе, но качественно отличаются от ранних писаний.

 

 

Андрей Белый – один из самых значительных русских символистов. Это касается и его философии, и теории творчества, и стихов, и прозы. Он – один из первопроходцев русского модернизма. Его искусство в сильной степени определяется мистическими переживаниями и настаивает на всестороннем преображении жизни и человека. Четыре Симфонии Белого (1902-08) объединены стремлением в синтезе поэзии и музыки достигнуть обновления синтаксиса и ритмических структур языка, добиться его «освобождения».

Первый сборник стихов Белого, Золото в лазури, принадлежит «апокалиптической» фазе русского символизма с угрожающим образом большого города. Следующие сборники ближе к русской действительности, хотя в них сохраняется верность магическим представлениям о слове.

Занятия Белого оккультизмом отразились в романе Серебряный голубь, где он разрабатывает старую культурфилософскую проблему положения России между Востоком и Западом на примере человека, воспитанного западной цивилизацией и захваченного оккультными силами Востока.

 

Поэты России ХХ век. Андрей Белый

 

Белого интересует прежде всего техника изображений, образность языка, музыкальные принципы повторения и ритмического конструирования. Он продолжает традицию гоголевского гротеска. Роман Петербург, возникающий все в том же кругу проблем (противоположность восточного и западного мировоззрения), но связанный с антропософией и показывающий конфликт между отцом-сенатором и сыном, подпавшим под влияние террористов, «сосредоточен на отражениях сознания, но сознания, искаженного в гротесках и расщепленного на самостоятельные сегменты» (Holthusen). Белый нарушает законы поэтического искусства, традиционно устремляющегося к единству формы, в макро- и микроструктуре.

Мистическое миропонимание Белого находит выражение и в том, что он приравнивает революционные события к евангельским, как это показывает возникшая в апреле 1918 поэма Христос Воскрес. Наибольшей выразительности достигает стилизованная проза Белого в романе Котик Летаев (1922), содержащем много автобиографических черт. Белый показывает сознание ребенка, в котором время граничит с пространством, реальность с мифом. Это произведение, «предвосхитившее самые смелые формальные эксперименты Джойса» (Струве). Один из способов философски-антирационалистического углубления изображаемого в соответствии с антропософскими установками – отождествление персонажей с мифологическими образами.

Воспоминания, написанные в 1929-33, хотя и блестящие в стилистическом отношении, исторически недостоверны. Стилистические эксперименты Белого оказали большое влияние на формирование ранней советской орнаментальной прозы, его филологические исследования были восприняты формальной школой.

 

rushist.com

Белый Андрей — биография, список книг

Белый Андрей, настоящее имя — Бугаев Борис Николаевич родился 14 октября (26 н.с.) в Москве в семье профессора Московского университета.

Получил прекрасное домашнее образование. Учился в гимназии крупного педагога Л. Поливанова, где проявились его незаурядные гуманитарные дарования, проявившиеся в занятиях литературой и философией. Среди русских классиков особо ценил Н. Гоголя и Ф. Достоевского.

В 1903 окончил естественное отделение математического факультета Московского университета. Наряду с изучением трудов Ч. Дарвина и философов-позитивистов увлекался теософией и оккультизмом, религиозной философией и поэзией Вл. Соловьева и философско-поэтическим творчеством Ф. Ницше. В то же время «серьезно относился к вопросам религиозным».

Принадлежал к символистам «младшего поколения» (вместе с А.Блоком, Вяч. Ивановым, С.Соловьевым, Эллисом). В 1904 выходит первый сборник стихов «Золото в лазури», дополненный особым разделом «Лирические отрывки в прозе». А. Белый был одним из теоретиков русского символизма «второй волны», разработчиком нового эстетического мировидения.

Развивая тезис о музыке как о главенствующем виде искусства и необходимости подчинения ей других, он попытался создать литературное произведение по музыкальным законам: это его четыре «симфонии» — «Северная» (1901), «Драматическая», «Возврат» (1902), «Кубок метелей» (1907), воплотившие основные идеи русского религиозно-философского, теургического символизма. От «симфоний» начинается прямая линия к орнаментантной стилистике первого романа Белого «Серебряный голубь», написанного через год.

Революция 1905 — 1907 заставила А.Белого обратиться к действительности, вызвала интерес к общественным проблемам. В 1909 выходят сборники «Пепел», затем «Урна».

В 1912 вместе с женой, художницей А. Тургеневой, уезжает в Европу, где увлекается мистическим учением Р.Штейнера, основателем антропософии. В 1914 поселяется в антропософском центре в Швейцарии, вместе с другими последователями Штейнера принимает участие в строительстве Иоаннова храма. Здесь его застает война, и только в 1916 он возвращается в Россию.

В эти годы прозаические произведения занимают главное место в его творчестве. Среди них наиболее знаменит роман «Петербург» (1913 — 14, вторая редакция — 1922). А. Белый не был враждебно настроен к Октябрьской революции, хотя и не стал ее певцом. В послереволюционные годы вел занятия по теории поэзии с молодыми писателями в Пролеткульте, издавал журнал «Записки мечтателей».

В 1920-е были написаны повести «Котик Летаев» (1922), «Крещеный китаец» (1927), историческая эпопея «Москва».

Последние годы жизни А. Белый посвятил писанию обширных мемуаров, представляющих чрезвычайно большой интерес для истории и литературоведения («На рубеже двух столетий», 1930, «Начало века. Воспоминания», 1933, «Между двух революций», 1934). 8 января 1934 он скончался в Москве.

Произведения можно отнести к таким жанрам:

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

velib.com

Андрей Белый – биография, фото, личная жизнь, книги, стихи

Андрей Белый: биография

Поэт, яркий представитель русского символизма, прозаик, литературный критик и философ Андрей Белый – сын удивительной культурной эпохи, получившей название «серебряный век». Малоизвестный современникам автор интересен изобретениями и открытиями, во многом определившими облик литературы начала ХХ века.

Портрет Андрея Белого

Видя некое раздвоение окружающего мира, литератор и философ Белый сделал вывод, что источник социальных потрясений кроется в противостоянии двух мировоззренческих стихий – Востока и Запада. Ценители его творчества уверены, что Андрей Белый лучше всех современников изобразил такое сложное явление, как переломная эпоха.

Детство и юность

Родилась будущая звезда «серебряного века» поздней осенью 1880 года в столице, в интеллигентной семье коренных москвичей. Борис Бугаев рос и воспитывался в атмосфере двух противоборствующих стихий – математики и музыки, что позже удивительным образом отразилось в его поэзии.

Мама – Александра Егорова – ввела сына в мир музыки и привила любовь к произведениям гениальных композиторов России и Европы. Отец — известный математик, работал деканом Московского университета. Николай Бугаев предвосхитил многие идеи «космистов» и Константина Циолковского, основал математическую школу.

Николай Бугаев, отец Андрея Белого

В 1891 году Борис Бугаев стал учеником частной гимназии Л. И. Поливанова, где учился до 1899 года. В гимназии Бугаев-младший увлекся буддистской религией и тайнами оккультизма. Из литераторов и философов его интерес привлекло творчество Федора Достоевского, Генрика Ибсена и Фридриха Ницше. Эталонами поэзии для юноши стали стихи Бальмонта, Валерия Брюсова и Дмитрия Мережковского.

В стенах мужской гимназии на Пречистенке будущий поэт-символист подружился с Сергеем Соловьевым. Творческий псевдоним «Андрей Белый» появился благодаря отцу Сергея: дом Соловьевых стал вторым родным домом для литератора. Брат Сергея – философ Владимир Соловьев – оказал влияние на формирование мировосприятия Андрея Белого.

Андрей Белый в детстве

После окончания Поливановской гимназии Андрей Белый стал студентом Московского университета, где преподавал отец. Николай Бугаев настоял, чтобы сын выбрал физико-математический факультет. После его окончания Белый в 1904 году вторично стал студентом университета и взялся изучать историю и филологию, но спустя 2 года покинул вуз и уехал в Европу.

Литература

В 1901-ом Андрей Белый – студент университета – опубликовал первое произведение. «Симфония (2-я, драматическая)» продемонстрировала ценителям поэзии рождение жанра литературной «симфонии», создателем которого по праву считается Андрей Белый. В начале 1900-х свет увидели «Северная симфония (1-я, героическая)», «Возврат» и «Кубок метелей». Названные поэтические сочинения – удивительный синтез слова и музыки, их называют ритмической прозой.

Андрей Белый в молодости

В начале 19-го века Андрей Белый познакомился с московскими символистами, которые группировались вокруг издательств «Гриф» и «Скорпион». Затем москвич попал под влияние петербургских поэтов и писателей Дмитрия Мережковского и Зинаиды Гиппиус, издателей журнала «Новый путь», написав несколько философских статей.

В начале 1903 года Андрей Белый заочно сошелся с Александром Блоком: литераторы переписывались. Личное знакомство, переросшее в драматическую то ли дружбу, то ли вражду, состоялось в следующем году. В том же году поэт-мистик с единомышленниками организовал кружок «аргонавтов». В 1904-ом издан первый поэтический сборник «Золото в лазури», в который вошло стихотворение «Солнце».

Андрей Белый и Сергей Соловьев

В начале 1905 года Андрей Белый приехал к Мережковскому и Гиппиус в Петербург и увидел первые революционные события, которые воспринял восторженно, но остался в стороне от происходящего. Конец осени и начало зимы 1906 писатель жил в Мюнхене, потом перебрался в Париж, где оставался до 1907 года. В 1907-м Андрей Белый вернулся в Москву, где работал в журнале «Весы» и сотрудничал с изданием «Золотое руно».

В конце первого десятилетия 1900-х литератор подарил поклонникам сборники стихов «Пепел» и «Урна». В первый вошло стихотворение «Русь». Следующее десятилетие ознаменовалось выходом романов «Серебряный голубь» и «Петербург».

В октябре 1916 года творческая биография Андрея Белого обогатилась новым романом «Котик Летаев». Грянувшую Первую мировую войну писатель воспринял, как трагедию России. Летом того же года литератора призвали на военную службу, но в сентябре дали отсрочку. Андрей Белый жил то в Подмосковье, то в Царском Селе под Петроградом.

В февральской революции Белый увидел спасение, отобразив видение происходящего в поэме «Христос воскрес» и сборнике стихов «Звезда». После окончания революции Андрей Белый трудился в советских учреждениях. Был лектором и преподавателем, вел занятия с начинающими литераторами в «Пролеткульте», стал издателем журнала «Записки мечтателя».

Книга Андрея Белого

Разочарование действиями новой власти подтолкнуло Андрея Белого к эмиграции. В 1921 году писатель и философ уехал в Берлин, где жил и работал 3 года. В конце 1923 года Белый вернулся на родину и жил в России до последних дней.

Прозаик написал романы «Московский чудак», «Москва под ударом» и «Маски», издал мемуары о Блоке и трилогию о революционных событиях (роман «Между двух революций» опубликован посмертно). Контакт с властью Андрей Белый не наладил до конца жизни, из-за чего творчество ярчайшего представителя символистов и «серебряного века» оценили по достоинству лишь в конце ХХ века.

Личная жизнь

Любовные треугольники Андрея Белого с поэтами-символистами Валерием Брюсовым и Александром Блоком и их женами нашли отражение в творчестве. Брюсов описал роман Белого со своей женой Ниной Петровской в «Огненном ангеле». В 1905 году Петровская стреляла в любовника, а он ей посвятил строчки стихотворения «Друзьям».

Андрей Белый и Анна Тургенева

Мучительные отношения с женой Блока – Любовью Менделеевой – вдохновили Андрея Белого на создание романа «Петербург». Любовники встречались на съемной квартире, но в конце-концов Менделеева предпочла мужа, о чем объявила Белому, потребовав не приходить в их дом. Отчаянье подтолкнуло поэта к отъезду за границу.

Возвратившись из Европы в Россию весной 1909 года, Андрей Белый познакомился с Анной Тургеневой, племянницей классика. Зимой 1910-го возлюбленная сопровождала литератора в путешествии. Пара объездила Северную Африку и Ближний Восток. Весной 1914 года в Берне Белый и Тургенева поженились, но спустя 2 года писатель вернулся на родину. Через 5 лет он приехал в Германию к жене, но отношения иссякли. Последовал развод.

Андрей Белый и его жена Клавдия

Осенью 1923 года Андрей Белый встретил женщину, с которой прожил остаток жизни. Клавдия Васильева, или Клодя, как называл любимую Андрей Белый, летом 1931 года ответила согласием на предложение руки и сердца.

Смерть

Андрей Белый скончался на руках Клоди 8 января 1934 года от паралича дыхательных путей. Похоронили поэта на московском Новодевичьем кладбище. Клавдия Васильева исследовала творчество знаменитого символиста, написав о нем книгу воспоминаний.

Память

Ряд авторитетных исследователей и литературных критиков уверяют, что без изучения творческого наследия Андрея Белого нельзя оценить эстетический феномен поэзии конца XIX – начала XX веков. Поэтому современники, интересующиеся российской поэзией, непременно знакомятся с творчеством теоретика символизма и антропософа-мистику.

Андрей Белый

Стихи Белого «Родина», «Отчаяние», «Из окна вагона» и «Раздумье» – наиболее известные и любимые ценителями поэзии «серебряного века». Их часто цитируют современники, говоря о поэтах-символистах.

До 26 лет Андрей Белый жил в доме на Арбате. В квартире, где прошли детство и юность теоретика символизма, после его смерти основали музей. В доме Бугаевых бывал Лев Толстой.

Библиография

Романы

  • «Серебряный голубь. Повесть в 7-ми главах»
  • «Петербург»
  • «Котик Летаев»
  • «Крещеный китаец»
  • «Московский чудак»
  • «Москва под ударом»
  • «Маски. Роман»

Поэзия

  • «Золото в лазури»
  • «Пепел. Стихи»
  • «Урна. Стихотворения»
  • «Христос воскрес. Поэма»
  • «Первое свидание. Поэма»
  • «Звезда. Новые стихи»
  • «Королевна и рыцари. Сказки»
  • «Звезда. Новые стихи»
  • «После Разлуки»
  • «Глоссолалия. Поэма о звуке»
  • «Стихи о России»

Фото

24smi.org

Андрей Белый — биография, список книг, отзывы читателей

дата рождения:
26 октября 1880 г.

дата смерти:
8 января 1934 г.

Биография писателя

Андрей Белый (настоящее имя Борис Николаевич Бугаев) — русский писатель, поэт, критик, мемуарист, стиховед; один из ведущих деятелей русского символизма и модернизма в целом.

Родился в семье математика Николая Васильевича Бугаева, декана физико-математического факультета Московского университета, и его жены Александры Дмитриевны, урождённой Егоровой. До двадцати шести лет жил в самом центре Москвы, на Арбате; в квартире, где он провёл детские и юношеские годы, в настоящее время действует мемориальная квартира. Бугаев-старший обладал широкими знакомствами среди представителей старой московской профессуры; в доме бывал Лев Толстой.

В 1891—1899 гг. Борис Бугаев закончил знаменитую московскую гимназию Л. И. Поливанова, где в последних классах увлёкся буддизмом, оккультизмом, одновременно изучая литературу. Особое влияние на Бориса оказывали тогда Ибсен, Достоевский, Ницше. Здесь у него пробудился интерес к поэзии, в особенности к французской и русским символистам (Бальмонт, Брюсов, Мережковский). В 1895 г. сблизился с Сергеем Соловьёвым и его родителями — Михаилом Сергеевичем и Ольгой Михайловной, а вскоре и с братом Михаила Сергеевича — философом Владимиром Соловьёвым.

В 1899 году по настоянию отца поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. С юношеских лет пытался соединить художественно-мистические настроения с позитивизмом, со стремлением к точным наукам. В университете он работает по зоологии беспозвоночных, изучает труды Дарвина, химию, но не пропускает ни одного номера «Мира искусства». Осенью 1899 года Борис, по его выражению, «всецело отдается фразе, слогу».

В декабре 1901 года Белый знакомится со «старшими символистами» — Брюсовым, Мережковским и Гиппиус. Осенью 1903 года вокруг Андрея Белого организовался литературный кружок, получивший название «Аргонавты». В 1904 году «аргонавты» собирались на квартире у Астрова. На одном из заседаний кружка было предложено издать литературно-философский сборник под названием «Свободная совесть», и в 1906 году вышли две книги этого сборника.

В 1903 году Белый вступил в переписку с Александром Блоком, а через год состоялось их личное знакомство. До этого, в 1903 году он с отличием окончил университет. С момента основания журнала «Весы» в январе 1904 года Андрей Белый стал тесно сотрудничать с ним. Осенью 1904 года поступил на историко-филологический факультет Московского университета, выбрав руководителем Б. А. Фохта; однако в 1905 году прекратил посещать занятия, в 1906 году подал прошение об отчислении и стал заниматься исключительно литературной работой.

После мучительного разрыва с Блоком и его женой Любовью Менделеевой Белый полгода жил за рубежом. В 1909 году стал одним из сооснователей издательства «Мусагет». В 1911 году совершил ряд путешествий через Сицилию — Тунис — Египет — Палестину (описано в «Путевых заметках»). В 1910 г. Бугаев, опираясь на владение математическими методами, читал начинающим поэтам лекции о просодии — по словам Д. Мирского, «дата, с которой можно отсчитывать само существование русского стиховедения как отрасли науки».

С 1912 года редактировал журнал «Труды и дни», основной темой которого были теоретические вопросы эстетики символизма. В 1912 в Берлине он познакомился с Рудольфом Штейнером, стал его учеником и без оглядки отдался своему ученичеству и антропософии. Фактически отойдя от прежнего круга писателей, работал над прозаическими произведениями. Когда разразилась война 1914 года, Штейнер со своими учениками, в том числе и с Андреем Белым, находились в швейцарском Дорнахе, где начиналось строительство Гётеанума. Этот храм строился собственными руками учеников и последователей Штейнера. Перед началом Первой Мировой войны А. Белый посетил могилу Фридриха Ницше в деревушке Рёккен под Лейпцигом и мыс Аркона на острове Рюген.

В 1916 году Андрей Белый был вызван в Россию «для проверки своего отношения к воинской повинности» и кружным путём через Францию, Англию, Норвегию и Швецию прибыл в Россию. Жена за ним не последовала. После Октябрьской революции он вёл занятия по теории поэзии и прозы в московском Пролеткульте среди молодых пролетарских писателей.

С конца 1919 году Белый задумывался о возвращении к жене в Дорнах, за границу его выпустили только в начале сентября 1921 г. Из объяснения с Асей стало ясно, что продолжение совместной семейной жизни невозможно. Владислав Ходасевич и другие мемуаристы запомнили его изломанное, скоморошеское поведение, «выплясывание» трагедии в берлинских барах: «его фокстрот — чистейшее хлыстовство: даже не свистопляска, а христопляска» (Цветаева).

В октябре 1923 года Белый неожиданно вернулся в Москву за своей подругой Клавдией Васильевой. «Белый — покойник, и ни в каком духе он не воскреснет», — писал в «Правде» всемогущий в то время Лев Троцкий. В марте 1925 года он снял две комнаты в Кучине под Москвой. Писатель умер на руках у своей жены Клавдии Николаевны 8 января 1934 года от инсульта — следствие солнечного удара, случившегося с ним в Коктебеле. Эта судьба была предсказана им в сборнике «Пепел»:

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел.

Осип Мандельштам откликнулся на известие о смерти Белого поэтическим циклом, начинающимся строками: «Голубые глаза и горячая лобная кость — Мировая манила тебя молодящая злость…» В газете «Известия» был опубликован некролог Белого, за авторством Б. Л. Пастернака и Б. А. Пильняка, в котором Белый, не являвшийся центральной или значительной фигурой в складывавшейся советской литературе, трижды был назван «гением». Власти распорядились изъять его мозг и передать на хранение в Институт мозга человека.

Личная жизнь

В годы, когда символисты пользовались наибольшим успехом, Белый состоял в «любовных треугольниках» сразу с двумя собратьями по течению — Валерием Брюсовым и Александром Блоком. Отношения Белого, Брюсова и Нины Петровской вдохновили Брюсова на создание романа «Огненный ангел». В 1905 году Нина Петровская стреляла в Белого. Треугольник Белый — Блок — Любовь Менделеева замысловато преломился в романе «Петербург». Некоторое время Любовь Менделеева-Блок и Белый встречались в съёмной квартире на Шпалерной улице. Когда же она сообщила Белому, что остаётся с мужем, а его хочет навсегда вычеркнуть из жизни, Белый вступил в полосу глубокого кризиса, едва не закончившегося самоубийством. Ощущая себя покинутым всеми, он уехал за границу.

По возвращении в Россию в апреле 1909 года Белый сблизился с Анной Тургеневой («Ася», 1890—1966, племянница великого русского писателя Ивана Тургенева). В декабре 1910 она сопровождала Белого в путешествии по Северной Африке и Ближнему Востоку. 23 марта 1914 года женился на ней. Церемония бракосочетания состоялась в Берне. В 1921 году, когда писатель вернулся к ней в Германию после пяти лет пребывания в России, Анна Алексеевна предложила ему разойтись навсегда. Она осталась жить в Дорнахе, посвятив себя служению делу Рудольфа Штейнера. Её называли «антропософской монахиней». Будучи талантливой художницей, Ася сумела выработать особый стиль иллюстраций, которыми пополняла антропософские издания. Её «Воспоминания об Андрее Белом», «Воспоминания о Рудольфе Штейнере и строительстве первого Гётеанума» содержат интересные подробности их знакомства с антропософией, Рудольфом Штейнером и многими талантливыми людьми Серебряного века. Её образ можно узнать в Кате из «Серебряного голубя».

В октябре 1923 года Белый вернулся в Москву; Ася навсегда осталась в прошлом. Но в его жизни появилась женщина, которой суждено было провести с ним последние годы. Клавдия Николаевна Васильева (урожд. Алексеева; 1886—1970) стала последней подругой Белого. Тихая, заботливая Клодя, как называл её писатель, 18 июля 1931 года стала супругой Белого.

Творчество

Литературный дебют — «Симфония». За ней последовали «Северная симфония», «Возврат», «Кубок метелей» в индивидуальном жанре лирической ритмизованной прозы с характерными мистическими мотивами и гротескным восприятием действительности. Войдя в круг символистов, участвовал в журналах «Мир искусства», «Новый путь», «Весы», «Золотое руно», «Перевал». Ещё в 1903 году в журнале «Новый путь» опубликовал заметку «По поводу книги Мережковского: Лев Толстой и Достоевский». Ранний сборник стихов «Золото в лазури» отличается формальным экспериментаторством и характерными символистскими мотивами. После возвращения из-за границы выпустил сборники стихов «Пепел» (1909; трагедия деревенской Руси), «Урна», роман «Серебряный голубь», очерки «Трагедия творчества. Достоевский и Толстой».

Итоги собственной литературно-критической деятельности, отчасти символизма в целом, подведены в сборниках статей «Символизм» (1910; включает также стиховедческие работы), «Луг зелёный» (1910; включает критические и полемические статьи, очерки о русских и зарубежных писателях), «Арабески». В 1914—1915 вышла первая редакция романа «Петербург», который является второй частью трилогии «Восток или Запад».

В романе «Петербург» (1913—14; переработанная сокращённая редакция 1922) символизированное и сатирическое изображение российской государственности. Первый в задуманной серии автобиографических романов — «Котик Летаев»; серия продолжена романом «Крещёный китаец». В 1915 пишет исследование «Рудольф Штейнер и Гёте в мировоззрении современности».

Понимание Первой мировой войны как проявления общего кризиса западной цивилизации отражено в цикле «На перевале» («I. Кризис жизни», 1918; «II. Кризис мысли», 1918; «III. Кризис культуры», 1918). Восприятие животворной стихии революции как спасительного выхода из этого кризиса — в очерке «Революция и культура», поэме «Христос воскрес», сборнике стихов «Звезда». Также в 1922 году в Берлине публикует «звуковую поэму» «Глоссолалия», где, опираясь на учение Р. Штейнера и метод сравнительно-исторического языкознания, разрабатывает тему создания вселенной из звуков. По возвращении в Советскую Россию создаёт роман-эпопею «Москва» («Московский чудак», «Москва под ударом», «Маски»), пишет мемуары — «Воспоминания о Блоке» и мемуарную трилогию «На рубеже двух столетий», «Начало века», «Между двух революций».

Среди последних работ Андрея Белого — теоретико-литературные исследования «Ритм как диалектика и „Медный всадник“» и «Мастерство Гоголя», которые позволили В. В. Набокову назвать его «гением въедливости». Сокращённое изложение теоретических выкладок Белого о ритме русского стиха приведено Набоковым в приложении к переводу «Евгения Онегина» на английский язык.

Влияние

Стилистическая манера Белого предельно индивидуализирована — это ритмическая, узорчатая проза с многочисленными сказовыми элементами. По словам В. Б. Шкловского, «Андрей Белый — интереснейший писатель нашего времени. Вся современная русская проза носит на себе его следы. Пильняк — тень от дыма, если Белый — дым». Для обозначения влияния А. Белого и А. М. Ремизова на послереволюционную литературу исследователь использует термин «орнаментальная проза». Это направление стало основным в литературе первых лет советской власти.

В 1922 году Осип Мандельштам призывал писателей к преодолению Андрея Белого как «вершины русской психологической прозы» и к возвращению от плетения словес к чистому фабульному действию. Начиная с конца 1920-х гг. беловское влияние на советскую литературу неуклонно сходит на нет.

readly.ru

Творчество Андрея Белого — Русская историческая библиотека

Особенности творчества Андрея Белого

Блок был величайшим, но Андрей Белый, конечно же, самым оригинальным и самым влиятельным из всех символистов. В отличие от Блока, которого больше всего влекло прошлое с его великими романтиками, Белый был весь обращен к будущему и из символистов был ближе всех к футуристам. В особенности большое влияние оказала его проза, которая революционизировала стиль русских писателей. Белый – фигура более сложная, чем Блок, да и все прочие символисты; в этом смысле он может соперничать с самыми сложными и смущающими фигурами в русской литературе – Гоголем и Владимиром Соловьевым, которые оказали немалое влияние на него. С одной стороны Белый – это самое крайнее и типичное выражение символистских воззрений; никто не пошел дальше его в стремлении свести мир к системе «соответствий» и никто не воспринимал эти «соответствия» более конкретно и реалистично. Но именно эта конкретность его нематериальных символов возвращает его к реализму, как правило, находящемуся вне символистского способа самовыражения. Он настолько владеет тончайшими оттенками реальности, выразительнейшими, значительнейшими, подсказывающими и одновременно ускользающими деталями, он так велик и так оригинален в этом, что невольно возникает совершенно неожиданное сравнение с реалистом из реалистов – с Толстым. И все-таки мир Белого, несмотря на его более чем жизнеподобные детали, есть невещественный мир идей, в который наша здешняя реальность лишь проецируется как вихрь иллюзий. Этот невещественный мир символов и абстракций кажется зрелищем, полным цвета и огня; несмотря на вполне серьезную, интенсивную духовную жизнь он поражает как некое метафизическое «шоу», блестящее, забавное, но не вполне серьезное.

 

Лекция Николая Александрова «Поэты серебряного века: Андрей Белый и Саша Черный»

 

У Белого до странного отсутствует чувство трагедии, и в этом он опять-таки совершенная противоположность Блоку. Его мир – это мир эльфов, который вне добра и зла; в нем Белый носится как Ариэль, недисциплинированный и сумасбродный. Из-за этого одни видят в Белом провидца и пророка, другие – мистика-шарлатана. Кем бы он ни был, он разительно отличается от всех символистов полным отсутствием сакраментальной торжественности. Иногда он невольно бывает смешон, но вообще он с необычайной дерзостью слил свою наружную комичность с мистицизмом и с необычайной оригинальностью использует это в своем творчестве. Он великий юморист, вероятно, величайший в России после Гоголя, и для среднего читателя это его самая важная и привлекательная черта. Но юмор Белого озадачивает – слишком он ни на что не похож. Русской публике понадобилось двенадцать лет, чтобы его оценить. Но те, кто его отведал и получил к нему вкус, всегда будут признавать его редчайшим, изысканнейшим даром богов.

Андрей Белый в молодости

 

 

Поэзия Белого

Андрей Белый обычно считается прежде всего поэтом, и, в общем, это верно; но его стихи и по объему, и по значению меньше, чем его проза. В стихах он почти всегда экспериментирует, и никто не сделал больше, чем он, в открытии доселе неизвестных возможностей русского стиха, особенно в его традиционных формах. Первая его книга переполнена древнегерманскими ассоциациями (более в сюжетах, чем в форме). На многих страницах вы встретите Ницше с его символами Заратустры, и Беклина с его кентаврами, но уже и тут видны первые плоды его юмористического натурализма. Пепел, самый реалистический из стихотворных сборников Белого – книга, одновременно и самая серьезная, хотя в ней содержатся некоторые самые смешные его вещи (Дочь священника и Семинарист). Но господствующая нота – мрачное и циничное отчаяние. В этой книге находится самое серьезное и сильное стихотворение Россия (1907):

 

Довольно: не жди, не надейся, –
Рассейся, мой бедный народ!
В пространство пади и разбейся
За годом мучительный год.

 

И оно заканчивается словами:

 

Исчезни в пространство, исчезни,
Россия, Россия моя!

 

 

Через десять лет, с высоты второй революции, он переписал эти стихи, закончив их так:

 

Россия! Россия! Россия! –
Мессия грядущего дня.

 

Урна (написанная после Пепла и опубликованная одновременно с ним) – любопытное собрание пессимистических и причудливо-иронических размышлений о несуществовании мира реальностей, открытом философией Канта. С этого времени Белый написал немного стихов; последняя книга его лирики (После разлуки, 1922) – прямо говоря, сборник словесных и ритмических упражнений. Но одна его поэма – Первое свиданье (1921) – прелестна. Как и Три встречи Соловьева, это смесь серьезности и веселья, которые у Белого странно-неразделимы. Большая часть опять покажется непосвященному пустой словесно-фонетической игрой. Надо принять ее как таковую – с удовольствием, потому что она необыкновенно веселит. Но реалистическая часть поэмы – это нечто большее. Там его лучшие юмористические портреты – портреты Соловьевых (Владимира, Михаила и Сергея), и описание большого симфонического концерта в Москве (1900 г.) – шедевр словесной выразительности, мягкого реализма и прелестного юмора. Эта поэма тесно связана с прозаическим творчеством Белого и так же основана на очень сложной системе музыкального построения, с лейтмотивами, «соответствиями» и «ссылками» на себя же.

 

Проза Белого

В предисловии к первому своему прозаическому произведению (Драматическая симфония) Белый говорит: «Эта вещь имеет три смысла: музыкальный смысл, сатирический смысл и, кроме того, философски-символический смысл». Это можно сказать обо всей прозе, разве что отметить еще, что второй смысл не всегда чисто сатирический – правильнее было бы назвать его реалистическим. Последний смысл, философский, вероятно, по мнению Белого, самый важный. Но для читателя, который хочет получить удовольствие от прозы Белого, важно не принимать его философию слишком всерьез и не ломать голову над ее смыслом. Это будет бесполезно, особенно в отношении его более поздних «антропософских» произведений, философия которых не может быть понята без предварительной долгой инициации в Дорнахе Рудольфа Штайнера. К тому же это и не нужно. Проза Белого ничего не потеряет, если воспринимать ее философские символы просто как орнамент.

Его проза – «орнаментальная проза» – прозаический текст, сформированный по принципам поэтического, где сюжет уходит на второй план, а на первый выходят метафоры, образы, ассоциации, ритм. «Орнаментальная» проза не обязательно отмечена приподнятым поэтическим языком, как у Вячеслава Иванова. Напротив, она может быть подчеркнуто-реалистической, даже агрессивно-грубой. Основное в ней то, что она привлекает внимание читателя к малейшей детали: к словам, к их звучанию и ритму. Она прямо противоположна аналитической прозе Толстого или Стендаля. Величайшим русским орнаменталистом был Гоголь. У орнаментальной прозы отчетливая тенденция: ускользнуть из-под контроля большей величины, разрушить цельность произведения. Эта тенденция полностью развернулась почти у всех продолжателей Белого. Но в творчестве самого Белого эта тенденция уравновешивается музыкальной архитектоникой всего произведения. Это музыкальная архитектоника выражена в самом названии Симфонии, которое Белый давал своим произведениям, и осуществляется продуманной системой лейтмотивов и повторов-ссылок, «крещендо и диминуэндо», параллельным развитием независимых, но (по своему символизму) связанных между собою тем. Однако центробежная тенденция орнаментального стиля обычно побеждает центростремительные силы музыкальной конструкции и (за исключением, может быть, Серебряного голубя) Симфонии и романы Белого не являют совершенного целого. В этом смысле их нельзя сравнить с высшим единством Двенадцати Блока. Симфонии (особенно первая, так называемая Вторая, Драматическая) содержат много прекрасных страниц, особенно сатирического плана. Но неопытному начинающему читателю их не порекомендуешь. Начинать читать Белого лучше с Воспоминаний об Александре Блоке или с первого романа – Серебряный голубь, о котором можно прочитать в отдельной статье нашего сайта.

 

 

Следующий роман Белого, Петербург, как и Серебряный голубь имеет темой философию русской истории. Тема Серебряного голубя – противостояние Востока и Запада; тема Петербурга – их совпадение. Русский нигилизм, в обеих своих формах – формализма петербургской бюрократии и рационализма революционеров, представлен как точка пересечения опустошительного западного рационализма и разрушительных сил «монгольских» степей. Оба героя Петербурга, бюрократ-отец и террорист-сын Аблеуховы – татарского происхождения. Насколько Серебряный голубь идет от Гоголя, настолько же Петербург идет от Достоевского, но не от всего Достоевского – только от Двойника, самой «орнаментальной» и гоголевской из всех «достоевских» вещей. По стилю Петербург непохож на предшествующие вещи, тут стиль не так богат и, как и в Двойнике, настроен на лейтмотив безумия. Книга похожа на кошмар, и не всегда можно понять, что, собственно, происходит. В ней большая сила одержимости и повествование не менее увлекательно, чем в Серебряном голубе. Сюжет вертится вокруг адской машины, которая должна взорваться через двадцать четыре часа, и читатель все время держится в напряжении подробными и разнообразными рассказами об этих двадцати четырех часах и о решениях и контррешениях героя.

Котик Летаев – самое оригинальное и ни на что не похожее произведение Белого. Это история его собственного младенчества и начинается она с воспоминаний о жизни до рождения – в материнской утробе. Она построена на системе параллельных линий, одна развивается в реальной жизни ребенка, другая в «сфеpax». Несомненно, это гениальная вещь, несмотря на смущающие детали и на то, что антропософское объяснение детских впечатлений как повторения прежнего опыта расы не всегда убедительно. Главная линия повествования (если тут можно говорить о повествовании) – постепенное формирование представлений ребенка о внешнем мире. Этот процесс передан с помощью двух терминов: «рой» и «строй». Это кристаллизация хаотических бесконечных «роев» и четко очерченные и упорядоченные «строи». Развитие символически усиливается тем, что отец ребенка, известный математик, мастер «строя». Но для антропософа Белого ничем не ограниченный «рой» представляется более истинной и более значащей реальностью.

Продолжение Котика ЛетаеваПреступление Николая Летаева гораздо менее абстрактно-символично и может без труда быть прочитано непосвященными. Это самое реалистическое и самое забавное произведение Белого. Оно развертывается в реальном мире: речь в нем идет о соперничестве между его родителями – математиком отцом и элегантной и легкомысленной матерью – по поводу воспитания сына. Тут Белый в своей лучшей форме как тонкий и проницательный реалист, и его юмор (хотя символизм постоянно присутствует) достигает особенной прелести.

Записки чудака, хотя они блистательно орнаментальны, читателю, не посвященному в тайны антропософии, лучше не читать. Но последнее его произведение Андрея Белого – Воспоминания об Александре Блоке (1922) читать легко и просто. Музыкальная конструкция отсутствует, и Белый явно сосредоточен на передаче фактов, как они были. Стиль тоже менее орнаментален, порой даже небрежен (чего никогда не бывает в других его произведениях). Две-три главы, посвященные антропософской интерпретации блоковской поэзии, можно пропустить. Остальные же главы – это залежи интереснейших и неожиданнейших сведений из истории русского символизма, но, прежде всего, это восхитительное чтение. Несмотря на то, что он всегда смотрел на Блока снизу вверх, как на высшее существо, Белый анализирует его с изумительной проницательностью и глубиной. Рассказ об их мистической связи 1903–1904 гг. необычайно жив и убедителен. Но думается, что самое лучшее в этих Воспоминаниях – портреты второстепенных персонажей, которые написаны со всем присущим Белому богатством интуиции, подтекста и юмора. Фигура Мережковского, например, – чистый шедевр. Этот портрет уже широко известен среди читающей публики и, вероятно, тапочки с кисточками, которые Белый ввел как лейтмотив Мережковского, навсегда останутся как бессмертный символ их носителя.

 

rushist.com

Произведения Андрея Белого | Литературный музей Андрея Белого

Белый, А.Собрание сочинений: [в 6т.] / А.Белый. – М.: ТЕРРА – Книжный клуб.

Первый том включает в себя повесть «Серебряный голубь» и рассказы разных лет. Во второй том вошел роман «Петербург». В третьем томе два романа: «Московский чудак» и «Москва под ударом» — из задуманных писателем трех частей единого произведения о Москве. В четвертый том включен роман «Маски» — последняя из задуманных писателем трех частей единого произведения о Москве. В пятый том вошли поэтические сборники «Золото в лазури» и «Пепел». В шестом томе наряду со сборниками «Урна», «Королевна и рыцари», «Звезда», «После разлуки» представлены стихи разных лет, а также поэмы «Христос воскрес» и «Первое свидание».

 

 

Белый, А. Собрание сочинений. Воспоминания о Блоке / А.Белый; ред. В.М.Пискунов. – М.: Республика, 1995. — 510с.

Среди многочисленной мемуарной литературы об Александре Блоке воспоминания Андрея белого выделяются своей уникальностью. Сверстник Блока, он был связан с ним долголетними и сложными отношениями «дружбы-вражды». Острая наблюдательность А.Белого, меткость его характеристик,блеск и яд в изображении литературно-религиозной «общественности» позволяет назвать эту книгу и исповедью писателя, и документом «перелома эпох».

 

Белый, А. Собрание сочинений. Котик Летаев. Крещёный китаец. Записки чудака / А.Белый; ред. В.М.Пискунов. – М.: Республика, 1997. -543с.

В том вошли автобиографические романы «Котик Летаев», «Крещёный китаец», «Записки чудака», которые были написаны в годы его увлечения учением немецкого философа Р.Штейнера — антропософией.

 

 

 

 

Белый, А. Душа самосознающая / А.Белый; сост. Э.И. Чистякова. – М.: Канон + Реабилитация, 1999. – 559с.

В настоящем издании впервые публикуется рукопись незаконченной работы А.Белого «История становления самосознающей души», а также подготовительные материалы к данной теме: «Тезисы 12-ти лекций курса, прочитанного в 21-м году на тему «Самосознание как история». Также в издание включено статьи и доклады: «Культура как проблема духа», «Основы моего мировоззрения», «Философия культуры», «Культура мысли» и «Пути культуры».

 

 

 

Белый, А. Золото в лазури /А.Белый; репр. изд. 1904; худ. А.Мухина. – М., Прогресс-Плеяда, 2004. -320с.

Данный сборник выпущен к 100-летию выхода поэтического сборника «Золото в лазури». Настоящее издание является репринтным воспроизведением издания 1904 года.

 

 

 

 

 

 

Белый, А. На рубеже двух столетий. Воспоминания: в 3-х кн. Кн.1 / А.Белый; вступ. ст. А. В. Лаврова; худ. В.Максин. – М.: Худ. лит., 1989. – 542с.

Первая книга мемуарной трилогии посвящена воспоминаниям о семье, об отрочестве писателя, о поливановской гимназии. Большое место занимает в книге описание профессуры Московского университета начала ХХ века.

 

 

 

 

 

Белый, А. Начало века. Воспоминания: в 3-х кн. Кн.2 /А.Белый; вступ.ст. А.В.Лаврова; худ. В.Максин. — М.: Худ. лит., 1990.- 687с.

Во второй книге мемуарной трилогии воспоминания охватывают период с 1901 по 1905 г. В них нарисованы портреты видных литераторов и художников, рассказано о зарождении символизма, воссоздана общественная и литературная атмосфера России начала века.

 

 

 

 

 

Белый, А. Между двух революций. Воспоминания: в 3-х кн. Кн.3 / А.Белый; вступ.ст. А.В.Лаврова; худ. В.Максин. – М.: Худ. лит., 1990.- 670 с.

В третьей книге мемуарно-автобиографической трилогии перед читателем проходят «силуэты» множества лиц, с которыми писатель встречался в Москве и Петербурге, в Мюнхене и Париже в 1905-1912 годах.

 

 

 

 

Белый, А. Старый Арбат: повести / А.Белый; сост. и вступ.ст. В.Б. Муравьёва. – М.: Моск. рабочий, 1989. – 587с.

В книгу вошли произведения А.Белого: роман «Котик Летаев», «Северная симфония (1-я, героическая), «Симфония» (2-я, драматическая), повесть «Возврат», четвёртая симфония «Кубок метелей».

biblioteka-belogo.ru

Андрей Белый: биография и творчество / Белый А.

Андрей Белый (настоящее имя — Борис Николаевич Бугаев) — поэт, прозаик (26.10. [14.10.] 1880 Москва — 8.1.1934 там же). Родился он в высокообразованной дворянской семье. Отец — профессор математики Московского университета. Первые увлечения Андрея Белого связаны с немецкой культурой (Гете, Гейне, Бетховен), с 1897 года он интенсивно занимается Достоевским и Ибсеном, а также современной французской и бельгийской поэзией. По окончании гимназии в 1899 году он становится приверженцем Вл. Соловьева и Ницше. В музыке его любовь принадлежит теперь Григу и Вагнеру. Наряду с философией и музыкой Андрей Белый интересовался естественными науками, что привело его на математический факультет Московского университета, оконченный им в 1903 году, но до 1906 г. он продолжал посещать и филологический факультет.

Около 1903 он знакомится с А. Блоком и К. Бальмонтом, сближается с кружком санкт-петербургских символистов во главе с Д. Мережковским и 3. Гиппиус, до 1909 сотрудничает с журналом «Весы». Многочисленные публикации Белого начинаются с ритмизованной прозы «Симфония» (1902), которая обратила на себя внимание необычностью языка и строя мыслей автора. Первые стихи Андрей Белый собрал в сборник «Золото в лазури» (1904), за которым последовали сборники «Пепел» (1908) и «Урна» (1909), отразившие уже в названиях пережитую автором фазу разочарований. В журнале «Веды» Андрей Белый опубликовал свой первый роман под названием «Серебряный голубь» (1909).

С 1910 года начинается новый, длившийся приблизительно до 1920 период творчества Белого, обусловленный его философскими увлечениями. В 1910-11 гг. он предпринимает путешествие в Италию, Египет, Тунис и Палестину. С 1912 по 1916 он живет по преимуществу в Западной Европе, некоторое время — в Дорнахе у Рудольфа Штейнера, антропософское учение которого сильно повлияло на него. В Германии Андрей Белый подружился с Кристианом Моргенштерном.

Его второй роман «Петербург» (1912) по духу продолжает первый. По возвращении в Россию в 1916 году он опубликовал третий роман, «Котик Летаев» (1917-18), более автобиографический. Он примкнул к литературной группе «Скифы» (с Р. Ивановым-Разумником и А. Блоком).

Октябрьский переворот Андрей Белый воспринял в мистическом ключе, как возможность религиозного и духовного обновления России. Белый преподавал в Студии Пролеткульта. В ноябре 1921 года он уехал в Берлин, где опубликовал много сборников стихов, прозаических и теоретических сочинений. В октябре 1923 г. Андрей Белый вернулся в Россию. Пережитое отразилось в его эссе «Одна из обителей царства теней» (1924). Написанное им позднее по преимуществу автобиографично, его произведения сохраняют традиции символизма и стоят особняком в советской литературе, но качественно все же отличаются от ранних текстов. Только перестройка создала предпосылки для того, чтобы творчество Андрея Белого с конца 80-х гг. стало широко публиковаться на родине.

Белый — один из самых значительных русских символистов, это касается философии, теории творчества, равно как стихов и прозы. Он — один из первопроходцев русского модернизма. Его искусство в большой степени определяется мистическими переживаниями, он настаивает на всестороннем обновлении. Четыре «Симфонии» Белого (1902-08) объединены стремлением в синтезе поэзии и музыки достигнуть обновления синтаксиса и ритмических структур языка, добиться его «освобождения». Первый сборник его стихов — «Золото в лазури» — принадлежит «апокалиптической» фазе русского символизма с его угрожающим образом большого города. Следующие сборники этого автора ближе к русской действительности, хотя в них сохраняется верность магическим представлениям о слове. Занятия Белого оккультизмом отразились в романе «Серебряный голубь«, где он разрабатывает старую культур-философскую проблему положения России между Востоком и Западом на примере человека, воспитанного западной цивилизацией и захваченного оккультными силами Востока. Автора интересуют прежде всего техника изображения, образность языка, музыкальные принципы повтора и ритмического конструирования. Андрей Белый продолжает традицию гоголевского гротеска. Роман «Петербург«, возникающий все в том же кругу проблем (противоположность восточного и западного мировоззрений), однако связанный с антропософией и показывающий конфликт между отцом-сенатором и сыном, подпавшим под влияние террористов, «сосредоточен на отражении сознания, но сознания искаженного в гротесках и расщепленного на самостоятельные сегменты» (Holthusen). Белый нарушает законы поэтического искусства, традиционно устремляющегося к единству формы в макро- и микростурктуре. В поэме «Христос воскресе» (1918) хаос большевистского переворота рассматривается как духовно-мистическое событие всемирно-исторического значения, причем надежды на Россию связываются только с признанием Воскресения Христа. Наибольшей выразительности достигает стилизованная проза Белого в романе «Котик Летаев«. Автор показывает сознание ребенка, в котором время граничит с пространством, реальность с мифом. Это произведение, «предвосхитившее самые смелые формальные эксперименты Джойса …» (Struve). Один из способов философски-антирационалистического углубления изображаемого в соответствии с антропософскими установками — отождествление персонажей с мифологическими образами. Воспоминания, написанные в 1929-33 гг., хотя и блестящие в стилистическом отношении, исторически недостоверны. 

Источник: В. Казак. Лексикон русской литературы XX века — М.: РИК «Культура», 1996

classlit.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о