Басня крылова про осла – Басня Осел (Был у Крестьянина Осел…) — Басня Крылова Ивана Андреевича — Басни Крылова И. А. скачать бесплатно или читать онлайн

Басни Крылова про ослов

Мы удивляемся естественности басен Крылова, изящной простоте и остроумию, глубине мысли и художественной отделке подробностей. Осёл — частый гость басен Крылова; не отличающийся умом персонаж.

«Осел и Мужик»
Мужик, на лето в огород
Наняв Осла, приставил
Ворон и воробьев гонять нахальный род.
Осел был самых честных правил:

Ни с хищностью, ни с кражей незнаком;
Не поживился он хозяйским ни листком
И птицам, грех сказать, чтобы давал потачку;
Но Мужику барыш был с огорода плох:
Осел, гоняя птиц, со всех ослиных ног,
По всем грядам, и вдоль и поперек,
Такую поднял скачку,
Что в огороде все примял и притоптал.
Увидя тут, что труд его пропал,
Крестьянин на спине ослиной
Убыток выместил дубиной.
«И ништо! — все кричат, — скотине поделом:
С его ль умом
За это дело браться!»

А я скажу, — не с тем, чтоб за Осла вступаться:
Он, точно, виноват (с ним сделан и расчет), —
Но, кажется, не прав и тот,
Кто поручил Ослу стеречь свой огород.

Поэт и баснописец, Иван Иванович Дмитриев, первым начал убеждать Крылова заниматься сочинением басен, прочитав переведённые Крыловым три басни Лафонтена. Преодолев определённый психологический порог и заглушив страсть к драматической поэзии, Крылов стал внимательнее присматриваться к жанру «басня».

«Осел и Соловей»
Осел увидел Соловья
И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище!
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?»
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался,
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом:
«Изрядно, — говорит, — сказать не ложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился»,
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул — и полетел за тридевять полей.

Избави бог и нас от этаких судей!

Чаще всего Крылов читал свои басни в доме А.Н.Оленина в блистательном обществе любителей русского слова. Здесь впечатление, производимое его коротенькими творениями, было огромным. Люди толпились около поэта, становились на стулья, слушали, ни проронив ни слова. Эффект от басен Крылова был невероятный. Как замечал современник, «басни, прочитанные самим автором, равнялся эффекту от арий Каталани».

«Лисица и Осел»
«Отколе, умная, бредешь ты, голова?» —
Лисица, встретяся с Ослом, его спросила.
«Сейчас лишь ото Льва!
Ну, кумушка, куда его девалась сила:
Бывало, зарычит, так стонет лес кругом,
И я без памяти бегом
Куда глаза глядят, от этого урода;
А ныне в старости и дряхл и хил,
Совсем без сил,
Валяется в пещере, как колода.
Поверишь ли, в зверях
Пропал к нему весь прежний страх,
И поплатился он старинными долгами!
Кто мимо Льва ни шел, всяк вымещал ему
По-своему:
Кто зубом, кто рогами…» —
«Но ты коснуться Льву, конечно, не дерзнул?» —
Лиса Осла перерывает.
«Вот на! — Осел ей отвечает, —
А мне чего робеть? и я его лягнул:
Пускай ослиные копыта знает!»

Так души низкие, будь знатен, силен ты,
Не смеют на тебя поднять они и взгляды;
Но упади лишь с высоты,
От первых жди от них обиды и досады.

Высоко ценил басни Крылова Жуковский. Он был в числе лучших друзей Крылова и отмечал его творения. Иван Андреевич с удовольствием проводил время в его квартире, на вечерах, в обществе Пушкина, Батюшкова, кн.Вяземского, Гнедича, Уварова, Карамзина.

«Филин и Осел»
Слепой Осел в лесу с дороги сбился
(Он в дальний путь было пустился).
Но к ночи в чащу так забрел мой сумасброд,
Что двинуться не мог ни взад он, ни вперед.
И зрячему бы тут не выйти из хлопот;
Но Филин в близости, по счастию, случился
И взялся быть Ослу проводником.
Все знают, Филины как ночью зорки:
Стремнины, рвы, бугры, пригорки —
Все это различал мой Филин, будто днем,
И к утру выбрался на ровный путь с Ослом.
Ну, как с проводником таким расстаться?
Вот просит Филина Осел, чтоб с ним остаться,
И вздумал изойти он с Филином весь свет.
Мой Филин господином
Уселся на хребте Ослином,
И стали путь держать; счастливо ль только? — Нет:
Лишь солнце на небе поутру заиграло,
У Филина в глазах темнее ночи стало.
Однако ж Филин мой упрям:
Ослу советует и вкось и впрям.
«Остерегись! — кричит, — направо будем в луже».
Но лужи не было, а влево вышло хуже.
«Еще левей возьми, еще левее шаг!»
И — бух Осел, и с Филином, в овраг.

В Императорской публичной библиотеке когда-то хранились разрозненные листы, сколотые булавкой. На особом листе рукою Гнедича была сделана заметка: «Экземпляр басен, сколотый булавкой, который Иван Андреевич Крылов в таком виде имел с собой, когда читал императрице Марии Федоровне в Зимнем дворце в 1813 году, будучи вместе со мной». Обыкновенно писал он на лоскутках и держал в кармане помятые листки.

«Апеллес и Ослёнок»
Кто самолюбием чрез меру заражен,
Тот мил себе и в том, чем он другим смешон;
И часто тем ему случается хвалиться,
Чего бы должен он стыдиться.

С Осленком встретясь, Апеллес
Зовет к себе Осленка в гости;
В Осленке заиграли кости;
Осленок хвастовством весь душит лес
И говорит зверям: «Как Апеллес мне скучен!
Я им размучен:
Ну, все зовет к себе, где с ним ни встречусь я.
Мне кажется, мои друзья,
Намерен он с меня писать Пегаса».—
«Нет», — Апеллес сказал, случася близко тут:
Намеряся писать мидасов суд,
Хотел с тебя списать я уши для Мидаса;
И коль пожалуешь ко мне, я буду рад:
Ослиных мне ушей и много хоть встречалось,
Но этаких, какими ты богат,
Не только у ослят,
Ни даже у ослов мне видеть не случалось».

detskiychas.ru

Басня И. А. Крылова Осёл

&nbsp

Когда вселенную Юпитер* населял
И заводил различных тварей племя,
То и Осёл тогда на свет попал.
Но с умыслу ль, или, имея дел беремя,
В такое хлопотливо время
Тучегонитель оплошал:
А вылился Осёл почти как белка мал.
Осла никто почти не примечал,
Хоть в спеси никому Осёл не уступал.
Ослу хотелось бы повеличаться,
Но чем? имея рост такой,
И в свете стыдно показаться.
Пристал к Юпитеру Осёл спесивый мой
И росту стал просить большого.

«Помилуй, – говорит, – как можно это снесть?
Львам, барсам и слонам везде такая честь;
Притом, с великого и до меньшого,
Всё речь о них лишь да о них;
За чтó ж к Ослам ты столько лих,
Что им честей нет никаких,
И об Ослах никто ни слова?
А если б ростом я с телёнка только был,
То спеси бы со львов и с барсов я посбил,
И весь бы свет о мне заговорил».

Что день, то снова
Осёл мой то ж Зевесу* пел;
И до того он надоел,
Что, наконец, моления Ослова
Послушался Зевес.
И стал Осёл скотиной превеликой;
А сверх того ему такой дан голос дикой,
Что мой ушастый Геркулес*
Пораспугал было весь лес.

«Чтó то за зверь? какого роду?
Чай, он зубаст; рогов, чай, нет числа?»
Ну только и речей пошло, что про Осла.
Но чем всё кончилось? Не минуло и году,
Как все узнали, кто Осёл:
Осёл мой глупостью в пословицу вошёл.
И на Осле уж возят воду.

В породе и в чинах высокость хороша:
Но что в ней прибыли, когда низка душа?

&nbsp

Напечатана басня в 1815 году.

* — Юпитер – то же в римск. миф. Смешение двух имён этого божества см. также в баснях «Безбожники», «Лягушки, просящие Царя», «Орёл и Паук». «Цветы», «Богач и поэт».

* — Зевес (Зевс) (греч. миф.) – верховное божество, отец богов и людей, громовержец, владыка Олимпа.

* — Геркулес (Геракл; греч. миф.) – сын Зевса и смертной женщины Алкмены; наделённый необычайной сплои, совершил много подвигов.

&nbsp


vsebasni.ru

Басня Крылова Осёл и соловей

Осёл оценивает Соловьиную песню в басне Крылова. Забавная, красивая и очень тонкая история.

Осел увидел Соловья
И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?»
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом,
«Изрядно, — говорит, — сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился»,
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул — и полетел за тридевять полей.
Избави бог и нас от этаких судей.

Мораль басни Осёл и соловей

Избави бог и нас от этаких судей (судить без знания дела абсурдно, а принимать во внимание такие суждения тем более)

Басня Осёл и соловей — анализ

В басне Крылова Осел и Соловей каждый из героев выступает символом качеств, которые стоят того, чтобы о них задуматься. Итак, Соловей. Птица прекрасным пением олицетворяет человека — мастера своего дела, с даром от самой Природы. К пению птицы прислушивается каждый, кто его услышит и каждый высоко оценит талант Соловья, чем тот по праву гордится. Крылов использует такие выразительные интонации и слова в адрес Соловушки, которые кажется не превзошел никто из русских писателей. Очаровательные, подробные описания окружающей обстановки, реакции людей и животных на песню птицы, доказывают к тому же, что Крылов – не просто баснописец, он – великий поэт. Соловей описан так, что не найдется больше ничего того, что стоило бы добавить.

Осёл же, напротив, совершенно не разбирается в пении, но оценивать Соловья считает возможным. За неимением слуха и понимания прекрасного, посчитал, что даже петух спел бы лучше. Крылов здесь передает абсурдность сложившейся ситуации и моралью в последней строчке басни подводит итог: браться судить о том, о чем даже не имеешь представления – глупо. Осел, сравнивая Соловья с Петухом, сопоставляет две совершенные противоположности, показывая нам отсутствие какого-либо вкуса.

deti-online.com

Басня «Осел»



(2 голоса:
5 из 5)

Прослушать басню «Осел»

Когда вселенную Юпитер[1] населял
И заводил различных тварей племя,
То и Осел тогда на свет попал.
Но с умыслу ль, или, имея дел беремя[2],
В такое хлопотливо время
Тучегонитель оплошал[3]:
А вылился Осел почти как белка мал.
Осла никто почти не примечал,
Хоть в спеси[4] никому Осел не уступал.
Ослу хотелось бы повеличаться:
Но чем? имея рост такой,
И в свете стыдно показаться.
Пристал к Юпитеру Осел спесивый мой
И росту стал просить большого.
«Помилуй», говорит: «как можно это снесть?
Львам, барсам[5] и слонам везде такая честь;
Притом, с великого и до меньшого,
Всё речь о них лишь да о них;
За что́ ж к Ослам ты столько лих,
Что им честей нет никаких,
И об Ослах никто ни слова?
А если б ростом я с теленка только был,
То спеси бы со львов и с барсов я посбил,
И весь бы свет о мне заговорил».
Что день, то снова
Осел мой то ж Зевесу[6] пел;
И до того он надоел,
Что, наконец, моления ослова
Послушался Зевес:
И стал Осел скотиной превеликой;
А сверх того ему такой дан голос дикой,
Что мой ушастый Геркулес[7]
Пораспугал-было весь лес.
«Что́ то за зверь? какого роду?
Чай, он зубаст? рогов, чай, нет числа?»
Ну только и речей пошло, что про Осла.
Но чем всё кончилось? Не минуло и году,
Как все узнали, кто Осел:
Осел мой глупостью в пословицу вошел.
И на Осле уж возят воду.

В породе и в чинах высокость хороша;
Но что в ней прибыли, когда низка душа?

Примечания

[1] Юпи́тер – в древнеримской мифологии бог неба, дневного света, грозы, отец богов, верховное божество римлян. Соответствует греческому Зевсу.
[2] Бере́мя – бремя, тяжесть, ноша.
[3] Оплоша́ть – совершить оплошность, промах, ошибку.
[4] Спесь – надменность, высокомерие.
[5] Барс – устаревшее название леопарда.
[6] Зеве́су – Зевсу.
[7] Геркуле́с – древнеримское имя героя древнегреческих мифов Геракла, сына Зевса и и смертной женщины Алкмены, наделённого необычайной силой.
 


Время написания: 1815 г.
Первая публикация: 1815 г.

Источник: И.А. Крылов. Полное собрание сочинений в 3-х томах. Т. 3: Басни, стихотворения, письма и деловые бумаги. Книга первая. М.: ОГИЗ. Гос. изд-во худ. литературы. 1946

azbyka.ru

Басня Крылова «Осел и соловей» про глухоту и слепоту осла к прекрасному

Осел увидел Соловья
И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?»
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры:
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом;
«Изрядно, — говорит, — сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился».
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул и — полетел за тридевять полей.
Избави, Бог, и нас от этаких судей.

Фото

Осёл и соловей
Осёл и соловей

Видео

stihi-i-proza.ru

Басня И. А. Крылова Осёл и соловей

Осёл увидел Соловья

И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я

Сам посудить, твоё услышав пенье,
Велико ль подлинно твоё уменье?»

Тут Соловей являть своё искусство стал:
Защёлкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало всё тогда любимцу и певцу Авроры:*
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.

Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.

Скончал певец. Осёл, уставясь в землю лбом:
«Изрядно,— говорит,— сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком ты с нашим петухом;
Ещё б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился».

Услыша суд такой,- мой бедный Соловей
Вспорхнул и — полетел за тридевять полей.

***

Избави, Бог, и нас от этаких судей.


Один из современников Крылова рассказывает: «Какой-то вельможа… пригласил его (Крылова) к себе и просил прочитать две-три басенки. Крылов артистически прочитал несколько басен… Вельможа выслушал их благосклонно и глубокомысленно сказал: «Это хорошо, но почему вы не переводите так, как И. И. Дмитриев?» — «Не умею»,— скромно отвечал поэт…

Возвратясь домой, задетый за живое, баснописец вылил свою желчь в басне «Осел и Соловей». «Мы читывали когда-то утомительные, скучные описания пения соловья, но такого мелодического, мастерского концерта, данного нам Крыловым, не случалось нам читать ни на каком языке» (М. Лобанов).

Напечатана басня в 1811 году.

* Аврора (римск. миф.) – богиня зари.


vsebasni.ru

Осел в баснях Крылова

Что больше всего поражает читателей басен Крылова в характере Осла, который нередко выступает персонажем крыловских басен? Конечно же, поражает глупость Осла, которая часто соединяется с чванством и высоким мнением о себе. В басне «Осел» рассказывается, что при заселении мира различными животными Осел, обидевшись на свой малый рост, со спесью обратился к Юпитеру, чтобы тот прибавил ему роста. Но достигнув своего, Осел смог прославиться только лишь своей глупостью.

В другой басне, чтобы Осел не потерялся, мужик прицепил ему на шею звонок. Осел, «слыхавший, конечно, про ордена», стал важничать, гордиться и думать, что он теперь уже большой барин, но больно поплатился за чванство своими боками. Но точно также поплатился убытками за свою глупость мужик, который наивно приставил Осла стеречь свой огород («Осел и мужик»).

А в басне «Апеллес и Осленок» самолюбивый еще сызмальсва Осленок попадает впросак, хвастая, будто пригласил его к себе знаменитый греческий живописец Апеллес, чтобы писать с него красивого мифологического коня Пегаса. В басне «Квартет» Осел, обладая препротивнейшим голосом и совершенно не имеющий слуха, не задумываясь, участвует в квартете глупцов, думающих своим искусством пленять свет. А когда на Парнасе стали пасти ослов («Парнас»), ослы решили, что их пригнали сюда затем, чтобы они своим пением затмили славу надоевших людям муз.

В басне «Осел и Соловей» неисправимый «музыкант» в лице Осла относится покровительственно к Соловью, которого снисходительно выслушивает и советует тому «поучиться петь у Петуха».

Осел в баснях Крылова труслив перед сильными и дерзок там, где нет опасности. С удивительной наглостью он, который бежал некогда от Льва без памяти, бегом, куда глаза глядят, теперь, когда Лев в старости лишился сил и всякий наносит ему оскорбления, собирается его лягнуть («Лев состарившийся») и смотрит лишь место, куда ударить побольнее.

Позднее он смеется надо Львом и хвастается своим поступком: «Вот на! А мне чего робеть? И я его лягнул, пускай ослиные копыта знает».

madamelavie.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о