Александр николаевич островский снегурочка – . . . .

Книга Снегурочка читать онлайн бесплатно, автор Александр Островский на Fictionbook

* * *

Действие происходит в стране берендеев в доисторическое время. Пролог на Красной горке, вблизи Берендеева посада, столицы царя Берендея. Первое действие в заречной слободе Берендеевке. Второе действие во дворце царя Берендея. Третье действие в заповедном лесу. Четвертое действие в Ярилиной долине.

Лица

Весна-Красна.

Дед-Мороз.

Девушка-Снегурочка.

Леший.

Масленица – соломенное чучело.

Бобыль Бакула.

Бобылиха, его жена.

Берендеи обоего пола и всякого возраста.

Свита Весны, птицы: журавли, гуси, утки, грачи, сороки, скворцы, жаворонки и другие.

Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снегом. Направо кусты и редкий безлистый березник; налево сплошной частый лес больших сосен и елей с сучьями, повисшими от тяжести снега; в глубине, под горой, река; полыньи и проруби обсажены ельником. За рекой Берендеев посад, столица царя Берендея; дворцы, дома, избы, все деревянные, с причудливой раскрашенной резьбой; в окнах огни. Полная луна серебрит всю открытую местность. Вдали кричат петухи.

Явление первое

Леший сидит на сухом пне. Все небо покрывается прилетевшими из-за моря птицами, – Весна-Красна на журавлях, лебедях и гусях спускается на землю, окруженная свитой птиц.

Леший

 
Конец зиме пропели петухи,
Весна-Красна спускается на землю.
Полночный час настал, сторожку Леший
Отсторожил, – ныряй в дупло и спи!
 

(Проваливается в дупло.)

Весна-Красна спускается на Красную горку в сопровождении птиц.

Весна-Красна

 
В урочный час обычной чередою
Являюсь я на землю берендеев,
Нерадостно и холодно встречает
Весну свою угрюмая страна.
Печальный вид: под снежной пеленою
Лишенные живых, веселых красок,
Лишенные плодотворящей силы,
Лежат поля остылые. В оковах
Игривые ручьи, – в тиши полночи
Не слышно их стеклянного журчанья.
Леса стоят безмолвны, под снегами
Опущены густые лапы елей,
Как старые, нахмуренные брови.
В малинниках, под соснами стеснились
Холодные потемки; ледяными
Сосульками янтарная смола
Висит с прямых стволов. А в ясном небе
Как жар горит луна и звезды блещут
Усиленным сиянием. Земля,
Покрытая пуховою порошей,
В ответ на их привет холодный кажет
Такой же блеск, такие же алмазы
С вершин дерёв и гор, с полей пологих,
Из выбоин дороги прилощенной.
И в воздухе повисли те же искры,
Колеблются, не падая, мерцают.
И все лишь свет, и все лишь блеск холодный,
И нет тепла. Не так меня встречают
Счастливые долины юга, там
Ковры лугов, акаций ароматы,
И теплый пар возделанных садов,
И млечное, ленивое сиянье
От матовой луны на минаретах,
На тополях и кипарисах черных.
Но я люблю полунощные страны
Мне любо их могучую природу
Будить от сна и звать из недр земных
Родящую, таинственную силу,
Несущую беспечным берендеям
Обилье жит неприхотливых. Любо
Обогревать для радостей любви,
Для частых игр и празднеств убирать
Укромные кустарники и рощи
Шелко́выми коврами трав цветных.
 

(Обращаясь к птицам, которые дрожат от холода.)

 
Товарищи: сороки-белобоки,
Веселые болтушки-щекотуньи,
Угрюмые грачи, и жаворо́нки,
Певцы полей, глашатаи весны,
И ты, журавль, с своей подругой цаплей,
Красавицы-лебедушки, и гуси
Крикливые, и утки-хлопотуньи,
И мелкие пичужки, – вы озябли?
Хоть стыдно мне, а надо признаваться
Пред птицами. Сама я виновата,
Что холодно и мне, Весне, и вам.
Шестнадцать лет тому, как я для шутки
И теша свой непостоянный нрав,
Изменчивый и прихотливый, стала
Заигрывать с Морозом, старым дедом,
Проказником седым; и с той поры
В неволе я у старого. Мужчина
Всегда таков, немножко воли дай,
А он и всю возьмет, уж так ведется
От древности. Оставить бы седого,
Да вот беда, у нас со старым дочка —
Снегурочка. В глухих лесных трущобах,
В нетающих лединах возращает
Старик свое дитя. Любя Снегурку,
Жалеючи ее в несчастной доле,
Со старым я поссориться боюсь;
А он и рад тому – знобит, морозит
Меня, Весну, и берендеев. Солнце
Ревнивое, на нас сердито смотрит
И хмурится на всех; и вот причина
Жестоких зим и холодов весенних.
Дрожите вы, бедняжки? Попляшите,
Согреетесь! Видала я не раз,
Что пляскою отогревались люди.
Хоть нехотя, хоть с холоду, а пляской
Отпразднуем прилет на новоселье.
 

Одни птицы принимаются за инструменты, другие запевают, третьи пляшут.

Хор птиц

 
Сбирались птицы,
Сбирались певчи
Стадами, стадами.
Садились птицы,
Садились певчи
Рядами, рядами.
А кто у вас, птицы,
А кто у вас, певчи,
Большие, большие?
А кто у вас, птицы,
А кто у вас, певчи,
Меньшие, меньшие?
Орел – воевода,
Перепел – подьячий,
Подьячий, подьячий.
Сова – воеводша,
Желтые сапожки,
Сапожки, сапожки.
Гуси – бояре,
Утята – дворяне,
Дворяне, дворяне,
Чирята – крестьяне,
Воробьи – холопы,
Холопы, холопы.
Журавль у нас – сотник
С долгими ногами,
Ногами, ногами.
Петух – целовальник,
Чечет – гость торговый,
Торговый, торговый
Ласточки-молодки —
Касатки девицы,
Девицы, девицы.
Дятел у нас – плотник,
Рыболов – харчевник,
Харчевник, харчевник.
Блинница цапля,
Кукушка – кликуша.
Кликуша, кликуша.
Красная рожа
Ворона пригожа,
Пригожа, пригожа.
Зимой по дорогам,
Летом по застрехам,
Застрехам, застрехам.
Ворона в рогоже,
Нет ее дороже,
Дороже, дороже.
 

Из лесу на пляшущих птиц начинает сыпаться иней, потом хлопья снега, подымается ветер, – набегают тучи, закрывают луну, мгла совершенно застилает даль. Птицы с криком жмутся к Весне.

Весна-Красна (птицам)

 
В кусты скорей, в кусты! Шутить задумал
Старик Мороз. До утра подождите,
А завтра вам растают на полях
Проталинки, на речке полыньи.
Погреетесь на солнышке немного,
И гнездышки начнете завивать.
 

Птицы уходят в кусты, из леса выходит Мороз.

Явление второе

Весна-Красна, Дед-Мороз.

Мороз

 
Весна-Красна, здорово ли вернулась?
 

Весна

 
И ты здоров ли, Дед-Мороз?
 

Мороз

 
Спасибо,
Живется мне не худо. Берендеи
О нынешней зиме не позабудут,
Веселая была; плясало солнце
От холоду на утренней заре,
А к вечеру вставал с ушами месяц.
Задумаю гулять, возьму дубинку,
Повыясню, повысеребрю ночку,
Уж то-то мне раздолье и простор.
По богатым посадским домам
Колотить по углам,
У ворот вереями скрипеть,
Под полозьями петь
Любо мне,
Любо, любо, любо.
Из леску по дорожке за возом воз,
На ночлег поспешает скрипучий обоз.
Я обоз стерегу,
Я вперед забегу,
По край-поля, вдали,
На морозной пыли
Лягу маревом,
Средь полночных небес встану заревом.
Разольюсь я, Мороз,
В девяносто полос,
Разбегуся столбами, лучами несметными,
Разноцветными.
И толкутся столбы и спираются,
А под ними снега загораются.
Море свету-огня, яркого,
Жаркого,
Пышного;
Там синё, там красно, а там вишнево.
Любо мне.
Любо, любо, любо.
Еще злей я о ранней поре,
На румяной заре.
Потянуся к жильям из оврагов полянами,
Подкрадусь, подползу я туманами.
Над деревней дымок завивается,
В одну сторону погибается;
Я туманом седым
Заморожу дым.
Как он тянется,
Так останется,
По-над по́лем, по-над лесом
Перевесом,
Любо мне,
Любо, любо, любо.
 

Весна

 
Не дурно ты попировал, пора бы
И в путь тебе, на север.
 

Мороз

 
Не гони,
И сам уйду. Не рада старику,
Про старое скоренько забываешь,
Вот я, старик, всегда один и тот же.
 

Весна

 
У всякого свой норов и обычай.
 

Мороз

 
Уйду, уйду, на утренней заре,
По ветерку, умчусь к сибирским тундрам.
Я соболий треух на уши,
Я оленью доху на плечи,
Побрякушками пояс увешаю;
По чумам, по юртам кочевников,
По зимовкам зверовщиков
Захожу, заброжу, зашаманствую,
Будут мне в пояс кланяться.
Владычество мое в Сибири вечно,
Конца ему не будет. Здесь Ярило
Мешает мне, и ты меня меняешь
На глупую породу празднолюбцев.
Лишь праздники считать да браги парить
Корчажные, да ва́ри ведер в сорок
Заваривать медовые умеют.
Весеннего тепла у солнца просят.
Зачем – спроси? Не вдруг пахать возьмется,
Не лажена соха. Кануны править,
Да бражничать, веснянки петь, кругами
Ходить всю ночь с зари и до зари, —
Одна у них забота.
 

Весна

 
На кого же
Снегурочку оставишь?
 

Мороз

 
Дочка наша
На возрасте, без нянек обойдется.
Ни пешему, ни конному дороги
И следу нет в ее терём. Медведи
Овсянники и волки матерые
Кругом двора дозором ходят; филин
На маковке сосны столетней ночью,
А днем глухарь вытягивают шеи,
Прохожего, захожего блюдут.
 

Весна

 
Тоска возьмет меж филинов и леших
Одной сидеть.
 

Мороз

 
А теремная челядь!
В прислужницах у ней на побегушках
Лукавая лисица-сиводушка,
Зайчата ей капустку добывают;
Чем свет бежит на родничок куница
С кувшинчиком; грызут орехи белки,
На корточках усевшись; горностайки
В приспешницах сенных у ней на службе.
 

Весна

 
Да все ж тоска, подумай, дед!
 

Мороз

 
Работай,
Волну пряди, бобровою опушкой
Тулупчик свой и шапки обшивай.
Строчи пестрей оленьи рукавички.
Грибы суши, бруснику да морошку
Про зимнюю бесхлебицу готовь;
От скуки пой, пляши, коль есть охота,
Чего еще?
 

Весна

 
Эх, старый! Девке воля
Милей всего. Ни терем твой точеный,
Ни соболи, бобры, ни рукавички
Строченые не дороги; на мысли
У девушки Снегурочки другое:
С людьми пожить; подружки нужны ей
Веселые, да игры до полночи,
Весенние гулянки да горелки
С ребятами, покуда…
 

Мороз

 
Что покуда?
 

Весна

 
Покуда ей забавно, что ребята
Наперебой за ней до драки рвутся.
 

Мороз

 
А там?
 

Весна

 
А там полюбится один.
 

Мороз

 
Вот то-то мне и нелюбо.
 

Весна

 
Безумный
И злой старик! На свете все живое
Должно любить. Снегурочку в неволе
Не даст тебе томить родная мать.
 

Мороз

 
Вот то-то ты некстати горяча,
Без разума болтлива. Ты послушай!
Возьми на миг рассудка! Злой Ярило,
Палящий бог ленивых берендеев,
В угоду им поклялся страшной клятвой
Губить меня, где встретит. Топит, плавит
Дворцы мои, киоски, галереи,
Изящную работу украшений,
Подробностей мельчайшую резьбу,
Плоды трудов и замыслов. Поверишь,
Слеза проймет. Трудись, корпи художник,
Над лепкою едва заметных звезд —
И прахом все пойдет. А вот вчера
Из-за моря вернулась птица-баба,
Уселася на полынье широкой
И плачется на холод диким уткам,
Ругательски бранит меня. А разве
Моя вина, что больно тороплива,
Что с теплых вод, не заглянувши в святцы,
Без времени пускается на север.
Плела-плела, а утки гоготали,
Ни дать ни взять в торговых банях бабы;
И что же я подслушал? Между сплетень
Такую речь сболтнула птица-баба, —
Что плавая в заливе Ленкоранском,
В Гилянских ли озерах, уж не помню,
У пьяного оборвыша факира
И солнышка горячий разговор
Услышала о том, что будто Солнце
Сбирается сгубить Снегурку; только
И ждет того, чтоб заронить ей в сердце
Лучом своим огонь любви; тогда
Спасенья нет Снегурочке, Ярило
Сожжет ее, испепелит, растопит.
Не знаю как, но умертвит. Доколе ж
Младенчески чиста ее душа,
Не властен он вредить Снегурке.
 

Весна

 
Полно!
Поверил ты рассказам глупой птицы!
Не даром же ей кличка – баба.
 

Мороз

 
Знаю
Без бабы я, что зло Ярило мыслит.
 

Весна

 
Отдай мою Снегурочку!
 

Мороз

 
Не дам!
С чего взяла, чтоб я такой вертушке
Поверил дочь?
 

Весна

 
Да что ж ты, красноносый,
Ругаешься!
 

Мороз

 
Послушай, помиримся!
Для девушки присмотр всего нужнее
И строгий глаз, да не один, а десять.
И некогда тебе и неохота
За дочерью приглядывать, так лучше
Отдать ее в слободку Бобылю,
Бездетному, на место дочки. Будет
Заботы ей по горло, да и парням
Корысти нет на бобылеву дочку
Закидывать глаза. Согласна ты?
 

Весна

 
Согласна, пусть живет в семье бобыльской;
Лишь только бы на воле.
 

Мороз

 
Дочь не знает
Любви совсем, в ее холодном сердце
Ни искры нет губительного чувства;
И знать любви не будет, если ты
Весеннего тепла томящей неги,
Ласкающей, разымчивой…
 

Весна

 
Довольно!
Покличь ко мне Снегурочку!
 

Мороз

 
Снегурка,
Снегурушка, дитя мое!
 

Снегурочка (выглядывает из лесу)

 
Ау!
 

(Подходит к отцу.)

Явление третье

Весна, Мороз, Снегурочка, потом Леший.

Весна

 
Ах, бедная Снегурочка, дикарка,
Поди ко мне, тебя я приголублю.
 

(Ласкает Снегурочку.)

 
Красавица, не хочешь ли на волю?
С людьми пожить?
 

Снегурочка

 
Хочу, хочу, пустите!
 

Мороз

 
А что манит тебя покинуть терем
Родительский, и что у берендеев
Завидного нашла?
 

Снегурочка

 
Людские песни.
Бывало, я, прижавшись за кустами
Колючими, гляжу не нагляжуся
На девичьи забавы. Одинокой
Взгрустнется мне, и плачу. Ах, отец,
С подружками по алую малину,
По черную смородину ходить,
Аукаться; а зорькою вечерней
Круги водить под песни, – вот что мило
Снегурочке. Без песен жизнь не в радость.
Пусти, отец! Когда, зимой холодной,
Вернешься ты в свою лесную глушь,
В сумеречки тебя утешу, песню
Под наигрыш метели запою
Веселую. У Леля перейму
И выучусь скорехонько.
 

Мороз

 
А Леля
Узнала ты откуда?
 

Снегурочка

 
Из кусточка
Ракитова; пасет в лесу коровок
Да песенки поет.
 

Мороз

 
Почем же знаешь,
Что это Лель?
 

Снегурочка

 
К нему девицы ходят,
Красавицы, и по головке гладят,
В глаза глядят, ласкают и целуют,
И Лелюшком и Лелем называют,
Пригоженьким и миленьким.
 

Весна

 
А разве
Пригожий Лель горазд на песни?
 

Снегурочка

 
Мама,
Слыхала я и жаворонков пенье,
Дрожащее над нивами, лебяжий
Печальный клич над тихими водами,
И громкие раскаты соловьев,
Певцов твоих любимых; песни Леля
Милее мне. И дни и ночи слушать
Готова я его пастушьи песни.
И слушаешь, и таешь…
 

Мороз (Весне)

 
Слышишь: таешь!
Ужасный смысл таится в этом слове.
Из разных слов, придуманных людьми,
Страшней всего Морозу слово: таять.
Снегурочка, беги от Леля, бойся
Речей его и песен. Ярым солнцем
Пронизан он насквозь. В полдневный зной,
Когда бежит от Солнца все живое
В тени искать прохлады, гордо, нагло
На при́пеке лежит пастух ленивый,
В истоме чувств дремотной подбирает
Лукавые заманчивые речи,
Коварные обманы замышляет
Для девушек невинных. Песни Леля
И речь его – обман, личина, правды
И чувства нет под ними, то лишь в звуки
Одетые палящие лучи.
Снегурочка, беги от Леля! Солнца
Любимый сын-пастух, и так же ясно,
Во все глаза, бесстыдно, прямо смотрит,
И так же зол, как Солнце.
 

Снегурочка

 
Я, отец,
Послушное дитя; но ты уж очень
Сердит на них, на Леля с Солнцем; право,
Ни Леля я, ни Солнца не боюсь.
 

Весна

 
Снегурочка, когда тебе взгрустнется,
Иль нужда в чем, – девицы прихотливы,
О ленточке, о перстенечке плакать
Серебряном готовы, – ты приди
На озеро, в Ярилину долину,
Покличь меня. Чего б ни попросила,
Отказу нет тебе.
 

Снегурочка

 
Спасибо, мама,
Красавица.
 

Мороз

 
Вечернею порой
Гуляючи, держися ближе к лесу,
А я отдам приказ тебя беречь.
Ау, дружки! Лепетушки, Лесовые!
Заснули, что ль? Проснитесь, отзовитесь
На голос мой!
 

В лесу голоса леших.

 
Ау, ау!
 

Из сухого дупла вылезает Леший, лениво потягиваясь и зевая.

Леший

 
Ау!
 

Мороз

 
Снегурочку блюдите! Слушай, Леший,
Чужой ли кто, иль Лель-пастух пристанет
Без отступа, аль силой взять захочет,
Чего умом не может; заступись,
Мани его, толкай его, запутай
В лесную глушь, в чащу; засунь в чепыжник,
Иль по пояс в болото втисни.
 

Леший

 
Ладно.
 

(Складывает над головой руки и проваливается в дупло.)

Вдали слышны голоса.

Весна

 
Валит толпа веселых берендеев.
Пойдем, Мороз! Снегурочка, прощай!
Живи, дитя, счастливо!
 

Снегурочка

 
Мама, счастья
Найду иль нет, а поищу.
 

Мороз

 
Прощай,
Снегурочка, дочурка! Не успеют
С полей убрать снопов, а я вернусь.
Увидимся.
 

Весна

 
Пора бы гнев на милость
Переменить. Уйми метель! Народом
Везут ее, толпами провожают
Широкую…
 

(Уходит.)

Вдали крики: «честная Масленица!» Мороз, уходя, машет рукой; метель унимается, тучи убегают. Ясно, как в начале действия. Толпы берендеев: одни подвигают к лесу сани с чучелой Масленицы, другие стоят поодаль.

fictionbook.ru

Снегурочка | Пьеса Александра Островского

Мороз

Весна-Красна, здорово ли вернулась?

Весна

И ты здоров ли, Дед-Мороз?

Мороз

                                                  Спасибо,
Живется мне не худо. Берендеи
О нынешней зиме не позабудут,
Веселая была, плясало солнце
От холоду на утренней заре,
А к вечеру вставал с ушами месяц.
Задумаю гулять, возьму дубинку,
Повыясню, повысеребрю ночку,
Уж то-то мне раздолье и простор.
                По богатым посадским домам
                Колотить по углам,
                У ворот вереями скрипеть,
                Под полозьями петь
                Любо мне,
                Любо, любо, любо.
Из леску по дорожке за̀ возом воз,
На ночлег поспешает скрипучий обоз.
                Я обоз стерегу,
                Я вперед забегу,
                По край-поля, вдали,
                На морозной пыли
                Лягу маревом,
Средь полночных небес встану заревом,
                Разольюсь я, Мороз,
                В девяносто полос,
Разбегуся столбами, лучами несметными,
                Разноцветными.
И толкутся столбы и спираются,
А под ними снега загораются,
    Море свету-огня, яркого,
                Жаркого,
                Пышного;
Там сине, там красно, а там вишнево.
                Любо мне,
                Любо, любо, любо.
Еще злей я о ранней поре,
     На румяной заре.
Потянуся к жильям из оврагов полянами,
Подкрадусь, подползу я туманами.
Над деревней дымок завивается,
В одну сторону погибается;
                Я туманом седым
                Заморожу дым.
                Как он тянется,
                Так останется,
По-над по́лем, по-над лесом,
                Перевесом,
                Любо мне,
                Любо, любо, любо.

Весна

Не дурно ты попировал, пора бы
И в путь тебе, на север.

Мороз

                                        Не гони,
И сам уйду. Не рада старику,
Про старое скоренько забываешь.
Вот я, старик, всегда один и тот же.

Весна

У всякого свой норов и обычай.

Мороз

Уйду, уйду, на утренней заре,
По ветерку, умчусь к сибирским тундрам.
        Я соболий треух на уши,
        Я оленью доху на плечи,
        Побрякушками пояс увешаю;
        По чумам, по юртам кочевников,
        По зимовкам зверовщиков
        Захожу, заброжу, зашаманствую,
        Будут мне в пояс кланяться.
Владычество мое в Сибири вечно,
Конца ему не будет. Здесь Ярило
Мешает мне, и ты меня меняешь
На глупую породу празднолюбцев.
Лишь праздники считать да браги парить
Корчажные, да ва́ри ведер в сорок
Заваривать медовые умеют.
Весеннего тепла у солнца просят.
Зачем — спроси? Не вдруг пахать возьмется,
Не лажена соха. Кануны править
Да бражничать, веснянки петь, кругами
Ходить всю ночь с зари и до зари, —
Одна у них забота.

Весна

                                   На кого же
Снегурочку оставишь?

Мороз

                                        Дочка наша
На возрасте, без нянек обойдется.
Ни пешему, ни конному дороги
И следу нет в ее терем. Медведи
Овсянники и волки матерые
Кругом двора дозором ходят; филин
На маковке сосны столетней ночью,
А днем глухарь вытягивают шеи,
Прохожего, захожего блюдут.

Весна

Тоска возьмет меж филинов и леших
Одной сидеть.

Мороз

                              А теремная челядь!
В прислужницах у ней на побегушках
Лукавая лисица-сиводушка,
Зайчата ей капустку добывают;
Чем свет бежит на родничок куница
С кувшинчиком; грызут орехи белки,
На корточках усевшись; горностайки
В приспешницах сенных у ней на службе.

Весна

Да все ж тоска, подумай, дед!

Мороз

                                                  Работай,
Волну пряди, бобровою опушкой
Тулупчик свой и шапки обшивай,
Строчи пестрей оленьи рукавички.
Грибы суши, бруснику да морошку
Про зимнюю бесхлебицу готовь;
От скуки пой, пляши, коль есть охота,
Чего еще?

Весна

                    Эх, старый! Девке воля
Милей всего. Ни терем твой точеный,
Ни соболи, бобры, ни рукавички
Строченые не дороги; на мысли
У девушки Снегурочки другое:
С людьми пожить; подружки нужны ей
Веселые да игры до полночи,
Весенние гулянки да горелки
С ребятами, покуда...

Мороз

                                        Что покуда?

Весна

Покуда ей забавно, что ребята
Наперебой за ней до драки рвутся.

Мороз

А там?

Весна

               А там полюбится один.

Мороз

Вот то-то мне и нелюбо.

Весна

                                             Безумный
И злой старик! На свете все живое
Должно любить. Снегурочку в неволе
Не даст тебе томить родная мать.

Мороз

Вот то-то ты некстати горяча,
Без разума болтлива. Ты послушай!
Возьми на миг рассудка! Злой Ярило,
Палящий бог ленивых берендеев,
В угоду им, поклялся страшной клятвой
Губить меня, где встретит. Топит, плавит
Дворцы мои, киоски, галлереи,
Изящную работу украшений,
Подробностей мельчайшую резьбу,
Плоды трудов и замыслов. Поверишь,
Слеза проймет. Трудись, корпи, художник,
Над лепкою едва заметных звезд —
И прахом все пойдет. А вот вчера
Из-за моря вернулась птица-Баба,
Уселася на полынье широкой
И плачется на холод диким уткам,
Ругательски бранит меня. А разве
Моя вина, что больно тороплива,
Что с теплых вод, не заглянувши в святцы,
Без времени пускается на север.
Плела-плела, а утки гоготали,
Ни дать ни взять в торговых банях бабы;
И что же я подслушал! Между сплетен
Такую речь сболтнула птица-Баба, —
Что, плавая в заливе Ленкоранском,
В гилянских ли озерах, уж не помню,
У пьяного оборвыша факира
И солнышка горячий разговор
Услышала о том, что будто Солнце
Сбирается губить Снегурку; только
И ждет того, чтоб заронить ей в сердце
Лучом своим огонь любви; тогда
Спасенья нет Снегурочке, Ярило
Сожжет ее, испепелит, растопит.
Не знаю как, но умертвит. Доколе ж
Младенчески чиста ее душа,
Не властен он вредить Снегурке.

Весна

                                                            Полно!
Поверил ты рассказам глупой птицы!
Недаром же ей кличка — баба.

Мороз

                                                       Знаю
Без бабы я, что зло Ярило мыслит.

Весна

Отдай мою Снегурочку!

Мороз

                                             Не дам.
С чего взяла, чтоб я такой вертушке
Поверил дочь?

Весна

                         Да что ж ты, красноносый,
Ругаешься!

Мороз

                    Послушай, помиримся!
Для девушки присмотр всего нужнее
И строгий глаз, да не один, а десять.
И некогда тебе и неохота
За дочерью приглядывать, так лучше
Отдать ее в слободку, Бобылю
Бездетному, на место дочки. Будет
Заботы ей по горло, да и парням
Корысти нет на бобылеву дочку
Закидывать глаза. Согласна ты?

Весна

Согласна, пусть живет в семье бобыльской;
Лишь только бы на воле.

Мороз

                                             Дочь не знает
Любви совсем, в ее холодном сердце
Ни искры нет губительного чувства;
И знать любви не будет, если ты
Весеннего тепла томящей неги,
Ласкающей, разымчивой...

Весна

                                             Довольно!
Покличь ко мне Снегурочку.

Мороз

                                                  Снегурка,
Снегурушка, дитя мое!

Снегурочка

                                        Ау!

lib.kostromka.ru

Читать онлайн "Снегурочка" автора Островский Александр Николаевич - RuLit

Александр Николаевич Островский

Снегурочка

весенняя сказка

в четырех действиях с прологом

Действие происходит в стране берендеев в доисторическое время. Пролог на Красной горке, вблизи Берендеева посада, столицы царя Берендея. Первое действие в заречной слободе Берендеевке. Второе действие во дворце царя Берендея. Третье действие в заповедном лесу. Четвертое действие в Ярилиной долине.

Лица:

Весна-Красна.

Дед-Мороз.

Девушка – Снегурочка.

Леший.

Масленица – соломенное чучело.

Бобыль Бакула.

Бобылиха, его жена.

Берендеи обоего пола и всякого возраста.

Свита Весны, птицы: журавли, гуси, утки, грачи, сороки, скворцы, жаворонки и другие.

Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снегом. Направо кусты и редкий безлистный березник; налево сплошной частый лес больших сосен и елей с сучьями, повисшими от тяжести снега; в глубине, под горой, река; полыньи и проруби обсажены ельником. За рекой Берендеев посад, столица царя Берендея: дворцы, дома, избы – все деревянные, с причудливой раскрашенной резьбой; в окнах огни. Полная луна серебрит всю открытую местность. Вдали кричат петухи.

Явление первое

Леший сидит на сухом пне. Все небо покрывается прилетевшими из-за моря птицами. Весна-Красна на журавлях, лебедях и гусях спускается на землю, окруженная свитой птиц.

Леший

Конец зиме пропели петухи,

Весна-Красна спускается на землю.

Полночный час настал, сторожку Леший

Отсторожил, – ныряй в дупло и спи!

(Проваливается в дупло.)

Весна-Красна спускается на Красную горку в сопровождении птиц.

Весна-Красна

В урочный час обычной чередою

Являюсь я на землю берендеев,

Нерадостно и холодно встречает

Весну свою угрюмая страна.

Печальный вид: под снежной пеленою

Лишенные живых, веселых красок,

Лишенные плодотворящей силы,

Лежат поля остылые. В оковах

Игривые ручьи, – в тиши полночи

Не слышно их стеклянного журчанья.

Леса стоят безмолвны, под снегами

Опущены густые лапы елей,

Как старые, нахмуренные брови.

В малинниках, под соснами стеснились

Холодные потемки, ледяными

Сосульками янтарная смола

Висит с прямых стволов. А в ясном небе

Как жар горит луна и звезды блещут

Усиленным сиянием. Земля,

Покрытая пуховою порошей,

В ответ на их привет холодный кажет

Такой же блеск, такие же алмазы

С вершин дерев и гор, с полей пологих,

Из выбоин дороги прилощенной.

И в воздухе повисли те же искры,

Колеблются, не падая, мерцают.

И все лишь свет, и все лишь блеск холодный,

И нет тепла. Не так меня встречают

Счастливые долины юга, – там

Ковры лугов, акаций ароматы,

И теплый пар возделанных садов,

И млечное, ленивое сиянье

От матовой луны на минаретах,

На тополях и кипарисах черных.

Но я люблю полунощные страны,

Мне любо их могучую природу

Будить от сна и звать из недр земных

Родящую, таинственную силу,

Несущую беспечным берендеям

Обилье жит неприхотливых. Любо

Обогревать для радостей любви,

Для частых игр и празднеств убирать

Укромные кустарники и рощи

Шелковыми коврами трав цветных.

(Обращаясь к птицам, которые дрожат от холода.)

Товарищи: сороки-белобоки,

Веселые болтушки-щекотуньи,

Угрюмые грачи, и жаворонки,

Певцы полей, глашатаи весны,

И ты, журавль, с своей подругой цаплей,

Красавицы лебедушки, и гуси

Крикливые, и утки-хлопотуньи,

И мелкие пичужки, – вы озябли?

Хоть стыдно мне а надо признаваться

Пред птицами. Сама я виновата,

Что холодно и мне, Весне, и вам.

Шестнадцать лет тому, как я для шутки

И теша свой непостоянный нрав,

Изменчивый и прихотливый, стала

Заигрывать с Морозом, старым дедом,

Проказником седым; и с той поры

В неволе я у старого. Мужчина

Всегда таков: немножко воли дай,

А он и всю возьмет, уж так ведется

От древности. Оставить бы седого,

Да вот беда, у нас со старым дочка –

Снегурочка. В глухих лесных трущобах,

В нетающих лядинах возращает

Старик свое дитя. Любя Снегурку,

Жалеючи ее в несчастной доле,

Со старым я поссориться боюсь;

А он и рад тому – знобит, морозит

Меня, Весну, и берендеев. Солнце

Ревнивое на нас сердито смотрит

И хмурится на всех, и вот причина

Жестоких зим и холодов весенних.

Дрожите вы, бедняжки? Попляшите,

Согреетесь! Видала я не раз,

Что пляскою отогревались люди.

Хоть нехотя, хоть с холоду, а пляской

Отпразднуем прилет на новоселье.

Одни птицы принимаются за инструменты, другие запевают, третьи пляшут.

Хор птиц

Сбирались птицы, Сбирались певчи       Стадами, стадами.

Садились птицы, Садились певчи       Рядами, рядами.

А кто у вас, птицы, А кто у вас, певчи,       Большие, большие?

~ 1 ~

Следующая страница

www.rulit.me

Снегурочка - Александр Николаевич Островский (1873 год)

Краткое содержание сказки в прозе «Снегурочка» в пересказе Е. П. Сударевой
Оригинал «Снегурочка» Александр Николаевич Островский.

Снегурочка.

Краткое содержание сказки а прозе
В пересказе Е. П. Сударевой

Действие происходит в стране берендеев в мифические времена. Приходит конец зиме — леший прячется в дупло. На Красную горку вблизи Берендеева посада, столицы царя Берендея, прилетает Весна, а с нею возвращаются и птицы: журавли, лебеди — свита Весны. Холодом встречает Весну страна берендеев, а все из-за заигрываний Весны с Морозом, старым дедом, признается сама Весна. Родилась у них дочка — Снегурочка. Весна боится ссориться с Морозом ради дочери и вынуждена терпеть все. Рассержено и само «ревнивое» Солнце. Поэтому и зовет Весна всех птиц согреться пляской, как поступают и сами люди в холода. Но только начинается веселье — хоры птиц и их пляски, — как поднимается вьюга. Весна прячет птиц в кусты до нового утра и обещает их согреть. Тем временем из лесу выходит Мороз и напоминает Весне, что у них есть общее дитя. Каждый из родителей по-своему заботится о Снегурочке. Мороз хочет спрятать её в лесу, чтобы жила она среди послушных зверей в лесном терему. Весна хочет другого будущего для дочки: чтобы жила она среди людей, среди веселых подруг и ребят, играющих и пляшущих до полуночи. Мирная встреча переходит в cпop. Мороз знает, что бог Солнца берендеев, горячий Ярило, поклялся погубить Снегурочку. Как только в её сердце зажжется огонь любви, он растопит её. Весна не верит. После ссоры Мороз предлагает отдать их дочь на воспитание к бездетному Бобылю в слободку, там и парни вряд ли будут обращать внимание на их Снегурочку. Весна соглашается.

Мороз вызывает из лесу Снегурочку и спрашивает, не хочет ли она жить с людьми. Снегурочка признается, что давно тоскует по девичьим песням и хороводам, что нравятся ей песни молоденького пастуха Леля. Это особенно пугает отца, и он наказывает Снегурочке больше всего на свете остерегаться Леля, в котором живут «палящие лучи» Солнца. Расставаясь с дочкой, Мороз поручает заботу о ней своим «лешуткам» лесным. И, наконец, уступает место Весне. Начинаются народные гулянья — проводы Масленицы. Берендеи песнями встречают приход Весны.

Пошел Бобыль в лес за дровами и видит Снегурочку, одетую, как боярышня. Захотела она остаться жить у Бобыля с Бобылихой приемной дочкой.

Непросто живется Снегурочке у Бобыля с Бобылихой: названные родители сердятся, что она своей излишней стыдливостью и скромностью отвадила всех женихов и им не удается разбогатеть с помощью выгодного брака приемной дочки.

К Бобылям приходит на постой Лель, потому что они одни за деньги, собранные другими семьями, готовы его пустить в дом. Остальные боятся, что их жены и дочери не устоят перед обаянием Леля. Снегурочка не понимает просьб Леля о поцелуе за песню, о подарке-цветке. Она с удивлением срывает цветок и дарит его Лелю, но тот, спев песню и увидев других девушек, зовущих его, бросает уже увядший цветок Снегурочки и убегает к новым забавам. Многие девушки ссорятся с парнями, которые невнимательны к ним из-за увлечения красотой Снегурочки. К Снегурочке ласкова только Купава, дочь богатого слобожанина Мураша. Она сообщает ей о своем счастье: к ней посватался богатый торговый гость из царского посада Мизгирь. Тут появляется и сам Мизгирь с двумя мешками подарков — выкупом за невесту для девушек и парней. Купава вместе с Мизгирем подходит к Снегурочке, которая прядет перед домом, и зовет её в последний раз поводить девичьи хороводы. Но увидев Снегурочку, Мизгирь страстно влюбился в нее и отверг Купаву. Он приказывает нести свою казну в дом Бобыля. Снегурочка сопротивляется этим переменам, не желая зла Купаве, но подкупленные Бобыль с Бобылихой заставляют Снегурочку даже прогнать Леля, чего требует Мизгирь. Потрясенная Купава спрашивает Мизгиря о причинах его измены и слышит в ответ, что Снегурочка завоевала его сердце своей скромностью и стыдливостью, а смелость Купавы кажется ему теперь предвестием будущей измены. Оскорбленная Купава просит защиты у берендеев и шлет проклятия Мизгирю. Она хочет утопиться, но Лель останавливает её, и она без чувств падает ему на руки.

В покоях царя Берендея происходит разговор между ним и его приближенным Бермятой о неблагополучии в царстве: уже пятнадцать лет Ярило немилостив к берендеям, зимы все морознее, весны все холоднее, а кое-где и летом лежит снег. Берендей уверен, что Ярило гневается на берендеев за охлаждение их сердец, за «стужу чувств». Чтобы угасить гнев Солнца, Берендей решает умилостивить его жертвой: в Ярилин день, назавтра, связать, брачными узами как можно больше женихов и невест. Однако Бермята сообщает, что из-за какой-то Снегурочки, объявившейся в слободе, все девушки перессорились с парнями и найти женихов и невест для бракосочетания невозможно. Тут вбегает брошенная Мизгирем Купава и выплакивает царю все свое горе. Царь приказывает найти Мизгиря и созвать берендеев на суд. Приводят Мизгиря, и Берендей спрашивает Бермяту, как покарать его за измену невесте. Бермята предлагает заставить Мизгиря жениться на Купаве. Но Мизгирь смело возражает, что его невеста — Снегурочка. Купава тоже не хочет выходить замуж за изменника. У берендеев нет смертной казни, и Мизгиря приговаривают к изгнанию. Мизгирь лишь просит царя самого взглянуть на Снегурочку. Увидев пришедшую с Бобылем и Бобылихой Снегурочку, царь поражен её красотой и нежностью, хочет найти для нее достойного мужа: такая «жертва» наверняка задобрит Ярилу. Снегурочка признается, что сердце её не знает любви. Царь обращается за советом к своей супруге. Елена Прекрасная говорит, что единственный, кто сможет растопить сердце Снегурочки, — Лель. Лель зовет Снегурочку до утреннего солнца свивать венки и обещает, что к утру в её сердце проснется любовь. Но и Мизгирь не хочет уступать Снегурочку сопернику и просит позволения вступить в борьбу за сердце Снегурочки. Берендей позволяет и уверен, что на заре берендеи с радостью встретят Солнце, которое примет их искупительную «жертву». Народ прославляет мудрость своего царя Берендея.

На вечерней заре девушки и парни начинают водить хороводы, в центре — Снегурочка с Лелем, Мизгирь же то появляется, то исчезает в лесу. Восхищенный пением Леля, царь предлагает ему выбрать девушку, которая наградит его поцелуем. Снегурочка хочет, чтоб Лель выбрал её, но Лель выбирает Купаву. Другие девушки мирятся со своими милыми, прощая им былые измены. Лель ищет Купаву, ушедшую домой с отцом, и встречает плачущую Снегурочку, но ему не жаль её за эти «ревнивые слезы», вызванные не любовью, а завистью к Купаве. Он говорит ей о тайных любовных ласках, которые ценнее публичного поцелуя, и только за настоящую любовь готов повести её утром встречать Солнце. Лель напоминает, как он плакал, когда Снегурочка прежде не ответила на его любовь, и уходит к парням, оставив Снегурочку ждать. И все же в сердце Снегурочки пока живет не любовь, а только гордость за то, что именно её поведет Лель встречать Ярилу.

Но тут Мизгирь находит Снегурочку, он изливает ей свою душу, полную жгучей, настоящей мужской страсти. Он, никогда не моливший у девушек любви, падает перед ней на колени. Но Снегурочке страшна его страсть, страшны и угрозы отомстить за унижение. Она отвергает и бесценный жемчуг, которым Мизгирь пытается купить её любовь, и говорит, что обменяет свою любовь на любовь Леля. Тогда Мизгирь хочет силой получить Снегурочку. Она зовет Леля, но на помощь ей приходят «лешутки», которым отец Мороз поручил беречь дочку. Они уводят Мизгиря в лес, маня его призраком Снегурочки, в лесу он и плутает всю ночь, надеясь настичь Снегурочку-призрак.

Тем временем даже сердце жены царя растопили песни Леля. Но пастух ловко увертывается и от Елены Прекрасной, оставляя её на попечение Бермяты, и от Снегурочки, от которой он убегает, завидя Купаву. Именно такой безоглядной и горячей любви ждало его сердце, и он советует Снегурочке «подслушивать» горячие Купавины речи, чтоб научиться любить. Снегурочка в последней надежде бежит к матери Весне и просит её научить настоящему чувству. В последний день, когда Весна может исполнить просьбу дочери, поскольку назавтра вступает в права Ярило и Лето, Весна, поднимаясь из воды озера, напоминает Снегурочке о предостережении отца. Но Снегурочка готова отдать жизнь за миг настоящей любви. Мать надевает на нее волшебный венок из цветов и трав и обещает, что она полюбит первого же юношу, которого встретит. Снегурочка встречает Мизгиря и отвечает на его страсть. Безмерно счастливый Мизгирь не верит опасности и считает желание Снегурочки спрятаться от лучей Ярилы пустым страхом. Он торжественно приводит невесту на Ярилину гору, где собрались все берендеи. При первых лучах солнца Снегурочка тает, благословляя любовь, несущую ей смерть. Мизгирю кажется, что Снегурочка обманула его, что боги над ним насмеялись, и он в отчаянии бросается с Ярилиной горы в озеро. «Снегурочки печальная кончина и страшная погибель Мизгиря тревожить нас не могут», — говорит царь, и все берендеи надеются, что гнев Ярилы теперь погаснет, что он дарует берендеям силу, урожай, жизнь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

stranakids.ru

Читать книгу Снегурочка Александра Островского : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Александр Николаевич Островский
Снегурочка
Весенняя сказка в четырех действиях с прологом



Весенняя сказка «Снегурочка»
1

В лесном краю Костромской области среди чудесной природы расположено «Щелыково», бывшая усадьба, а теперь музей-заповедник великого русского драматурга А. Н. Островского.

Островский впервые попал в эти места еще молодым человеком. Ему было двадцать пять лет.

Великолепная природа этих мест, сильные и красивые люди, живущие здесь, произвели на него неизгладимое впечатление. 2 мая 1848 года драматург записал в своем дневнике: «… настоящее Щелыково настолько лучше воображаемого, насколько природа лучше мечты». А через два дня он так описывал поразивших его природу и людей: «Каждый пригорочек, каждая сосна, каждый изгиб речки – очаровательны, каждая мужицкая фигура значительна (я пошлых не видал еще), и все это ждет кисти, ждет жизни от творческого духа. Здесь все вопиет о воспроизведении, а больше всего восхитительные овраги подле дома… и живописные берега реки Сендеги, которым я не могу найти и сравнения. Первое и самое сильное чувство, которое производят на меня эти красоты природы, для меня болезненно, мне тяжело, мне надобно облегчить свою грудь, надобно поделиться с кем-нибудь этими неотступными впечатлениями, которые лезут в душу со всех сторон».

С тех пор у писателя появилась заветная мечта – поселиться в Щелыкове. Эту мечту он смог осуществить только спустя 19 лет, когда вместе с братом выкупил имение у своей мачехи. Став совладельцем усадьбы, Островский каждый год приезжал туда в начале мая и уезжал только поздней осенью.

Природа представала перед ним в ярком разнообразии, меняя свои одежды. Он наблюдал ее возрождение, пышное цветение и увядание.

Были у него здесь и свои излюбленные места.

Островский с ранних лет отличался страстью к рыбной ловле. На плотине извилистой речушки Куекши он проводил долгие часы с удочками. Около крутых берегов реки Сендеги его можно было видеть с острогой1
  Острога – рыболовное орудие в виде вил.

[Закрыть]. На широкую реку Меру, впадающую в Волгу, он выезжал с неводом.

Большое удовольствие составляли для писателя прогулки по окрестным деревушкам, лесным урочищам и полянам.

Он часто ходил в рощу со странным названием «Свинкин лес». В этой роще росли вековые березы.

Александр Николаевич спускался с горы, на которой расположена усадьба, к старому руслу реки Куекши и расхаживал по широкой долине, служившей для окрестной молодежи местом праздничных игр и развлечений. В верхней части этой покатой долины бьет ключик. Во времена Островского здесь каждой весной устраивалась ярмарка, которая собирала толпы народа.

Писатель посещал и круглую поляну около деревни Лобаново. Окруженная лесом, она также являлась местом воскресного отдыха крестьянской молодежи. Тут драматург наблюдал хороводы и слушал песни.

Островский нередко бывал в селении Бережки у своего приятеля И. В. Соболева, искусного резчика по дереву. Необычайная тишина этого лесного уголка, малолюдность (там было всего несколько домов) и своеобразная северная архитектура высоких, с острым верхом амбаров, принадлежавших жителям этого селения, создавали впечатление какой-то отрешенности от мира, сказочности.

Были у Островского и другие нравившиеся ему места.

Его привязанность к Щелыкову с годами лишь крепла. Свое восхищение красотами щелыковской природы он не раз высказывал в письмах к друзьям. Так, 29 апреля 1876 года он писал художнику М. О. Микешину: «Жалко, что ты не пейзажист, а то побывал бы у меня в деревне; подобного русского пейзажа едва ли где найдешь».

2

Наблюдения Островского за людьми и природой щелыковских окрестностей отразились во многих его произведениях.

Наиболее ярко сказались они в весенней сказке «Снегурочка» (1873). Основу этого поэтического произведения составили народные сказки, предания и легенды, обряды и обычаи, присказки и песни, с которыми писатель знакомился с детских лет. Он расцветил народную фантазию яркими красками собственного вымысла, насытил произведение тонким юмором и вставил образы своей сказки в раму живописной щелыковской природы.

«Снегурочка» – сказка о красоте могучей, вечно обновляющейся природы и в то же время о человеческих чувствах, о народе, его стремлениях и мечтах.

В этом жизнеутверждающем произведении Островский рисует свой идеал общественной жизни, определяющий справедливые красивые человеческие взаимоотношения.

Драматург начинает свою сказку встречей Мороза и Весны на Красной горке.

Строитель ледяных дворцов, хозяин и повелитель вьюг и метелей Мороз – поэтическое воплощение зимы, холода, леденящего природу. Весна-Красна, появляющаяся в сопровождении птиц, – это теплое дуновение и свет, проникающие в царство зимы, олицетворение все оплодотворяющей силы, символ пробуждающейся жизни.

Девочка Снегурочка – прекрасное дитя Мороза и Весны. В ее душе есть холод – суровое наследие отца, но в ней заложены и живительные силы, сближающие ее с матерью Весной.

Мороз и Весна отдали Снегурочку, когда ей исполнилось 15 лет, в заречную слободу Берендеева посада, столицы царя Берендея. И вот Островский рисует перед нами царство счастливых берендеев.

Что натолкнуло поэта на мысль создать образ сказочного Берендеева царства?

Островский слышал, очевидно, о том, что во Владимирской губернии существует Берендеево болото. С ним связывали предание о древнем граде берендеев. Это предание и могло подсказать Островскому фантастический образ Берендеева царства.

Русский деревенский быт, старинные обряды и обычаи, народные типы, которыми Островский любовался в Щелыкове, помогли ему воссоздать облик веселых берендеев.

Замечательная особенность сказки Островского в том, что она фантастична и одновременно истинна, что в ее условных, причудливых образах явственно видится глубокая правда человеческих чувств.

Островский воплотил в Берендеевом царстве народную мечту о сказочной стране, где властвуют мирный труд, справедливость, искусство и красота, где люди свободны, счастливы и веселы.

Царь Берендей олицетворяет народную мудрость. Это «отец земли своей», «за всех сирот заступник», «блюститель мира», уверенный, что свет «правдой и совестью только и держится». Берендею чужды кровавые дела войны. Держава его славна своей трудовой, мирной и радостной жизнью. Он – философ, труженик и художник. Искусной кистью расписывает Берендей свои палаты, наслаждается роскошными красками природы.

Берендей и веселье любит. Его ближний боярин Бермята – шутник и остроумец, которому царь поручает устройство народных забав и игрищ.

Островский восхищается в своей сказке простым народом – благородным, гуманным, жизнерадостным, неутомимым в труде и веселье.

Царь Берендей, обращаясь к поющим и пляшущим берендеям, говорит:

 
Народ великодушный
Во всем велик: мешать с бездельем дело
Не станет он – трудиться так трудиться,
Плясать и петь – так вдоволь, до упаду.
Взглянув на вас разумным оком, скажешь,
Что вы народ честной и добрый, ибо
Лишь добрые и честные способны
Так громко петь и так плясать отважно.
 

Внутренний мир берендеев ярко раскрывается в их влечении к искусству. Они любят песни, пляски, музыку. Их дома расписаны разноцветными красками, украшены причудливой резьбой.

Берендеи отличаются крепкими нравственными устоями. Высоко чтут они любовь. Для них любовь – выражение самых лучших чувств человека, его служение красоте.

В их понимании любовь – влечение свободных чувств, независимых от корыстных побуждений. Как закон звучат слова Берендея:

 
Не терпит принужденья
Свободный брак.
 

Для берендеев любовь неотделима от верности. Слобожанин Мураш утверждает:

 
Давно живу, и старые порядки
Известны мне довольно. Берендеи,
Любимые богами, жили честно.
Без страха дочь мы парню поручали,
Венок для нас – порука их любви
И верности до смерти. И ни разу
Изменою венок поруган не был,
И девушки не ведали обмана,
Не ведали обиды.
 

Верность данному слову ценится у берендеев превыше всего.

Мизгирь, купец из царского посада, еще не вступил в брак с Купавой, но, пообещав обменяться венками в Ярилин день, он тем самым навсегда связал с ней свою судьбу. И когда, увлеченный красотой Снегурочки, он нарушил свое слово, то в глазах берендеев стал ужасным, неслыханным преступником.

У берендеев отсутствуют кровавые законы. Смертная казнь заменена здесь вечным изгнанием. Эту меру высшего наказания они и применяют к Мизгирю.

Осуждая Мизгиря, царь Берендей произносит:

 
Иди от нас, преступник, поругатель
Горячности доверчивой любви,
Внушенной нам природой и богами.
Гоните прочь его от каждой двери,
От каждого жилья, где свято чтутся
Обычаи честные старины!
В пустыню, в лес его гоните!
 

Снегурочка, порождение Мороза, не могла оставаться среди людей, славящих Солнце, живущих теплом его жарких лучей. Солнце растопило ее и превратило в ручей.

Мизгирь, увидевший в изящной прелести внешнего облика, в скромности, в простодушной наивности, в непосредственности характера Снегурочки свою мечту, оказался обманутым в надеждах на счастье с ней.

Он жалуется:

 
Обманут я богами; это шутка
Жестокая судьбы. Но если боги
Обманщики, не стоит жить на свете!
 

Убегает на Ярилину гору и бросается в озеро.

Снегурочка и Мизгирь погибли. Но их гибель не прошла бесследно. Она подтвердила правоту быта и нравов берендеев. Она растопила между ними холод и отчуждение, вернула присущие им любовь и верность.

Обращаясь к народу, на глазах которого погибли Снегурочка и Мизгирь, премудрый Берендей говорит:

 
Снегурочки печальная кончина
И страшная погибель Мизгиря
Тревожить нас не могут. Солнце знает,
Кого карать и миловать. Свершился
Правдивый суд! Мороза порожденье —
Холодная Снегурочка погибла.
Пятнадцать лет она жила меж нами,
Пятнадцать лет на нас сердилось
Солнце. Теперь, с ее чудесною кончиной,
Вмешательство Мороза прекратилось.
Изгоним же последний стужи след
Из наших душ и обратимся к Солнцу.
 

Бог Солнца Ярило вернулся на землю, и она ожила, обещая обильные всходы.

Хор веселых берендеев приветствует Ярилу, несущего тепло и изобилие:

 
Даруй, бог света,
Теплое лето!
Красное Солнце наше!
Нет тебя в мире краше!
Краснопогодное,
Лето хлебородное
Красное Солнце наше!
Нет тебя в мире краше!
 

Этим жизнеутверждающим гимном и заканчивается сказка.

Мы знаем Островского – автора пьес, освещающих все стороны современной ему русской жизни, сурово критикующих «темное царство» стяжателей и самодуров. И в этих пьесах драматург показывал красоту русского народного характера, поэзию русской природы.

В «Снегурочке» Островский – проникновенный лирик, певец человека и природы. Здесь красота характеров, их неповторимое своеобразие воплощены в удивительно поэтичном языке и мелодических стихах. Прислушайтесь к тому, как звучит и поет его стих, то чинный и торжественный, то бойкий и по-народному задорный, к тому, как гибок этот стих, как покорно подчиняется он мысли поэта.

Величаво льется монолог Весны, описывающей страну под властью Мороза:

 
Нерадостно и холодно встречает
Весну свою угрюмая страна.
Печальный вид: под снежной пеленою,
Лишенные живых, веселых красок,
Лишенные плодотворящей силы,
Лежат поля остылые. В оковах
Игривые ручьи, – в тиши полночи
Не слышно их стеклянного журчанья
 

С песней народной схожа песня птиц:

 
Сбирались птицы,
Сбирались певчи
Стадами, стадами
Садились птицы,
Садились певчи
Рядами, рядами.
 

И совсем иначе, чинно и торжественно, прославляет Берендея народ:

 
Да здравствует премудрый,
Великий Берендей,
Владыка среброкудрый,
Отец земли своей!
 

Островский – чародей языка и стиха, поэт, как и Пушкин, владеющий всеми ладами, всеми тонами его.

«Снегурочка» – подлинно многоголосое произведение. По-разному звучат голоса фантастических Мороза и Весны, веселые песни птиц и монологи людей. Торжественная песня слепых гусляров сменяется дурашливыми запевками бобыля Бакулы, мудрая размеренная речь царя Берендея – страстными гимнами Леля, обращенными к Солнцу.

«Снегурочка» радует нас и переливами своего народного юмора. Мы от души смеемся над храбрым на словах и трусливым на деле Брусилой, недалекими Бобылем и Бобылихой, этими ленивыми и дурашливыми жителями заречной слободы.

3

Образы «Снегурочки» так чудесны, ее поэтический склад так музыкален, что она очаровала и увлекла многих художников.

Известные живописцы В. М. Васнецов, К. А. Коровин, Б. М. Кустодиев, А. А. Арапов воспроизводили ее образы своей кистью.

Н. А. Римский-Корсаков создал оперу «Снегурочка», в которой сохранил слова Островского.

Эту замечательную сказку писатель не случайно воплотил в драматической форме. Он предназначал ее для постановки на сцене. Островский создал особый тип пьесы, полной фантастических превращений, феерических картин, безудержного народного веселья.

Эта первая в русской драматургии сказка отличается редкой зрелищностью, яркой театральностью.

Впервые «Снегурочка» была поставлена на сцене Большого театра 11 мая 1873 года. В 1900 году «Снегурочку» почти одновременно поставили два знаменитых русских режиссера: А. П. Ленский на сцене Малого театра и К. С. Станиславский на сцене Художественного театра.

Для постановки «Снегурочки» в Художественном театре композитором А. Т. Гречаниновым написана замечательная музыка.

К. С. Станиславский так говорил о весенней сказке Островского: «„Снегурочка" – сказка, мечта, национальное предание, написанное, рассказанное в великолепных звучных стихах Островского. Можно подумать, что этот драматург, так называемый реалист и бытовик, никогда ничего не писал, кроме чудесных стихов, и ничем другим не интересовался, кроме чистой поэзии и романтики».

Сказка Островского в постановке Художественного театра произвела огромное впечатление на А. М. Горького. В письме к А. П. Чехову он отмечал: «А вот „Снегурочка" – это событие. Огромное событие – поверьте!.. Я, знаете, преисполнен какой-то радостью от „Снегурочки", и хотя видел в Москве вещи ужасно грустные, но уехал из нее – точно в живой воде выкупался».

Если судьба приведет вас весной в «Щелыково», вы не усидите на месте. Вас потянет в парк, раскинувшийся на территории музея-заповедника, где вы услышите пение соловьев. И вы скажете словами поэта:

 
Полна чудес могучая природа!
Дары свои обильно рассыпая,
Причудливо она играет: бросит
В болотинке, в забытом уголке
Под кустиком, цветок весны жемчужный,
Задумчиво склоненный ландыш, брызнет
На белизну его холодной пылью
Серебряной росы, – и дышит цветик
Неуловимым запахом весны,
Прельщая взор и обонянье
 

Вы почувствуете и поймете, что источник образов сказки Островского в этой живой, неиссякающей жизни природы, богатой поэзией красок, звуков, движения…

Б. Никольский

Снегурочка

Действие происходит в стране берендеев в доисторическое время. Пролог – на Красной горке, вблизи Берендеева посада, столицы царя Берендея. Первое действие – в заречной слободе Берендеевке. Второе действие – во дворце царя Берендея. Третье действие – в заповедном лесу. Четвертое действие – в Ярилиной долине.

Пролог
Лица:

Весна-Красна.

Дед Мороз.

Девушка Снегурочка.

Леший.

Масленица – соломенное чучело.

Бобыль2
  Бобы́ль – бедный безземельный крестьянин.

[Закрыть] Бакула.

Бобылиха – его жена.

Берендеи обоего пола и всякого возраста.

Свита Весны, птицы: журавли, лебеди, гуси, утки, грачи, сороки, скворцы, жаворонки и другие.

Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снегом. Направо кусты и редкий безлистный березник; налево сплошной частый лес больших сосен и елей с сучьями, повисшими от тяжести снега; в глубине, под горой, река; полыньи и проруби обсажены ельником. За рекой – Берендеев посад, столица царя Берендея. Дворцы, дома, избы – все деревянные, с причудливой раскрашенной резьбой; в окнах огни. Полная луна серебрит всю открытую местность. Вдали кричат петухи.

Явление первое

Леший сидит на сухом пне. Все небо покрывается прилетевшими из-за моря птицами. Весна-Красна на журавлях, лебедях и гусях спускается на землю, окруженная свитой птиц.

Леший

 
Конец зиме, пропели петухи,
Весна-Красна спускается на землю.
Полночный час настал, сторожку Леший
Отсторожил, – ныряй в дупло и спи!
 

Проваливается в дупло.

Весна-Красна спускается на Красную горку в сопровождении птиц.

Весна-Красна

 
В урочный час обычной чередою
Являюсь я на землю берендеев.
Нерадостно и холодно встречает
Весну свою угрюмая страна.
Печальный вид: под снежной пеленою,
Лишенные живых, веселых красок,
Лишенные плодотворящей силы,
Лежат поля остылые. В оковах
Игривые ручьи, – в тиши полночи
Не слышно их стеклянного журчанья.
Леса стоят безмолвны, под снегами
Опущены густые лапы елей,
Как старые нахмуренные брови.
В малинниках, под соснами, стеснились
Холодные потемки, ледяными
Сосульками янтарная смола
Висит с прямых стволов. А в ясном небе
Как жар горит луна, и звезды блещут
Усиленным сиянием. Земля,
Покрытая пуховою порошей,
В ответ на их привет холодный кажет
Такой же блеск, такие же алмазы
С вершин дерев и гор, с полей пологих,
Из выбоин дороги прилощенной.
И в воздухе повисли те же искры,
Колеблются, не падая, мерцают.
И всё лишь свет, и всё лишь блеск холодный,
И нет тепла. Не так меня встречают
Счастливые долины юга – там
Ковры лугов, акаций ароматы,
И теплый пар возделанных садов,
И млечное, ленивое сиянье
От матовой луны на минаретах,
На тополях и кипарисах черных.
Но я люблю полунощные3
  Полýнощный – северный.

[Закрыть]

страны,
Мне любо их могучую природу
Будить от сна и звать из недр земных
Родящую таинственную силу,
Несущую беспечным берендеям
Обилье жит неприхотливых. Любо
Обогревать для радостей любви,
Для частых игр и празднеств убирать
Укромные кустарники и рощи
Шелкóвыми коврами трав цветных.
 

(Обращаясь к птицам, которые дрожат от холода.)

 
Товарищи: сороки-белобоки,
Веселые болтушки-щекотуньи,
Угрюмые грачи, и жаворонки,
Певцы полей, глашатаи весны,
И ты, журавль, с своей подругой цаплей,
Красавицы лебедушки, и гуси
Крикливые, и утки-хлопотуньи,
И мелкие пичужки, – вы озябли?
Хоть стыдно мне, а надо признаваться
Пред птицами. Сама я виновата,
Что холодно и мне, Весне, и вам.
Шестнадцать лет тому, как я для шутки
И теша свой непостоянный нрав,
Изменчивый и прихотливый, стала
Заигрывать с Морозом, старым дедом,
Проказником седым; и с той поры
В неволе я у старого. Мужчина
Всегда таков: немножко воли дай,
А он и всю возьмет; уж так ведется
От древности. Оставить бы седого,
Да вот беда, у нас со старым дочка —
Снегурочка. В глухих лесных трущобах,
В нетающих лядинах4
  Ляди́на – низкое сырое место, поросшее лесом или кустарником.

[Закрыть]

возращает
Старик свое дитя. Любя Снегурку,
Жалеючи ее в несчастной доле,
Со старым я поссориться боюсь;
А он и рад тому: знобит, морозит
Меня, Весну, и берендеев. Солнце,
Ревнивое, на нас сердито смотрит
И хмурится на всех; и вот причина
Жестоких зим и холодов весенних.
Дрожите вы, бедняжки? Попляшите —
Согреетесь! Видала я не раз,
Что пляскою отогревались люди.
Хоть нехотя, хоть с холоду, а пляской
Отпразднуем прилёт на новоселье.
 

Одни птицы принимаются за инструменты, другие запевают, третьи пляшут.

Хор птиц

 
Сбирались птицы,
Сбирались певчи
Стадами, стадами.
Садились птицы,
Садились певчи
Рядами, рядами.
А кто у вас, птицы,
А кто у вас, певчи,
Большие, большие?
А кто у вас, птицы,
А кто у вас, певчи,
Меньши́е, меньши́е?
Орел – воевода,
Перепел – подьячий5
  Подья́чий – делопроизводитель, писец в приказной канцелярии.

[Закрыть]

,
Подьячий, подьячий.
Сова – воеводша,
Желтые сапожки,
Сапожки, сапожки.
Гуси – бояре,
Утята – дворяне,
Дворяне, дворяне.
Чирята – крестьяне,
Воробьи – холопы,
Холопы, холопы.
Журавль у нас – сотник6
  Сóтник – начальник сотни воинов.

[Закрыть]


С долгими ногами,
Ногами, ногами.
Петух – целовальник7
  Целовáльник – собиратель подати. При вступлении на должность приносил присягу целованием креста.

[Закрыть]

,
Чечет – гость торговый,
Торговый, торговый.
Ласточки-молодки —
Касатки девицы,
Девицы, девицы.
Дятел у нас – плотник,
Рыболов – харчевник,
Харчевник, харчевник.
Блинница – цапля,
Кукушка – кликушка,
Кликушка, кликушка.
Красная рожа —
Ворона пригожа,
Пригожа, пригожа.
Зимой – по дорогам,
Летом – по застрехам,
Застрехам, застрехам.
Ворона в рогоже,
Нет ее дороже,
Дороже, дороже.
 

Из леса на пляшущих птиц опускается иней, потом сыпятся хлопья снега; подымается ветер, набегают тучи, закрывают луну, мгла совершенно застилает даль. Птицы с криком жмутся к Весне.


Весна-Красна (птицам)

 
В кусты скорей, в кусты! Шутить задумал
Старик Мороз. До утра подождите,
А завтра вам растают на полях
Проталинки, на речке полыньи.
Погреетесь на солнышке немного
И гнездышки начнете завивать.
 

Птицы уходят в кусты, из леса выходит Мороз.

Явление второе

Весна-Красна, Дед Мороз, Снегурочка.

Мороз

 
Весна-Красна, здорóво ли вернулась?
 

Весна

 
И ты здоров ли, Дед Мороз?
 

Мороз

 
Спасибо.
Живется мне не худо. Берендеи
О нынешней зиме не позабудут,
Веселая была; плясало солнце
От холоду на утренней заре,
А к вечеру вставал с ушами месяц.
Задумаю гулять, возьму дубинку,
Повыясню, повысеребрю ночку,
Уж то-то мне раздолье и простор!
По богатым посадским домам
Колотить по углам,
У ворот вереями8
  Верея́ – столб, на который навешиваются створки ворот.

[Закрыть]

скрипеть,
Под полозьями петь
Любо мне,
Любо, любо, любо!
Из леску по дорожке за возом воз,
На ночлег поспешает скрипучий обоз.
Я обоз стерегу,
Я вперед забегу,
По край-поля, вдали,
На морозной пыли
Лягу маревом9
  Мáрево – мираж, сухой туман, порождающий зрительные обманы.

[Закрыть]

,
Средь полночных небес встану заревом.
Разольюсь я, Мороз,
В девяносто полос,
Разбегутся столбами, лучами несметными,
Разноцветными.
И толкутся столбы и спираются,
А под ними снега загораются.
Море свету-огня, яркого,
Жаркого,
Пышного;
Там синё, там краснó, а там вишнево.
Любо мне,
Любо, любо, любо!
Еще злей я о ранней поре,
На румяной заре.
Потянуся к жильям из оврагов полянами,
Подкрадусь, подползу я туманами.
Над деревней дымок завивается,
В одну сторону погибается;
Я туманом седым
Заморожу дым.
Как он тянется,
Так останется,
По-над полем, по-над лесом,
Перевесом,
Любо мне,
Любо, любо, любо!
 

Весна

 
Недурно ты попировал, пора бы
И в путь тебе, на север.
 

Мороз

 
Не гони,
И сам уйду. Не рада старику,
Про старое скорéнько забываешь.
Вот я, старик, всегда один и тот же.
 

Весна

 
У всякого свой норов и обычай.
 

Мороз

 
Уйду, уйду на утренней заре,
По ветерку, умчусь к сибирским тундрам.
Я соболий треух на уши,
Я оленью доху10
  Дохá – шуба мехом внутрь и наружу.

[Закрыть]

на плечи,
Побрякушками пояс увешаю;
По чýмам, по юртам кочевников,
По зимовкам зверовщиков
Захожу, заброжу, зашаманствую.
Будут мне в пояс кланяться.
Владычество мое в Сибири вечно,
Конца ему не будет. Здесь Ярило11
  Яри́ло – древнеславянский бог Солнца и плодородия.

[Закрыть]


Мешает мне, и ты меня меняешь
На глупую породу празднолюбцев.
Лишь праздники считать, да браги парить
Корчажные, да вáри вёдер в сорок
Заваривать медовые умеют.
Весеннего тепла у Солнца просят.
Зачем? – спроси. Не вдруг пахать возьмется,
Не лажена соха. Кануны править12
  Канýны править – в предшествующие празднику дни варить мед, пиво.

[Закрыть]


Да бражничать, веснянки петь, кругами
Ходить всю ночь с зари и до зари, —
Одна у них забота.
 

Весна

 
На кого же
Снегурочку оставишь?
 

Мороз

 
Дочка наша
На возрасте, без нянек обойдется.
Ни пешему, ни конному дороги
И следу нет в ее терем. Медведи—
Овсянники и волки матёрые
Кругом двора дозором ходят; филин
На маковке сосны столетней ночью,
А днем глухарь вытягивают шеи,
Прохожего, захожего блюдут.
 

Весна

 
Тоска возьмет меж филинов и леших
Одной сидеть.
 

Мороз

 
А теремная челядь?
В прислужницах у ней на побегушках
Лукавая лисица-сиводушка13
  Сиводýшка – лисица с темно-серой шерстью на шее и брюхе и коричневато-бурой спинкой.

[Закрыть]

;
Зайчата ей капустку добывают;
Чем свет бежит на родничок куница
С кувшинчиком; грызут орехи белки,
На корточках усевшись; горностайки
В приспешницах сенных у ней на службе.

 


Весна

 
Да все ж тоска, подумай, дед!
 

Мороз

 
Работай,
Волну пряди, бобровою опушкой
Тулупчик свой и шапки обшивай.
Строчи пестрей оленьи рукавички.
Грибы суши, бруснику да морошку
Про зимнюю бесхлебицу готовь;
От скуки пой, пляши, коль есть охота,
Чего еще?
 

Весна

 
Эх, старый! Девке воля
Милей всего. Ни терем твой точеный,
Ни соболи, бобры, ни рукавички
Строченые не дóроги; на мысли
У девушки Снегурочки другое:
С людьми пожить; подружки нужны ей
Веселые да игры до полночи,
Весенние гулянки да горелки
С ребятами, покуда…
 

Мороз

 
Что – покуда?
 

Весна

 
Покуда ей забавно, что ребята
Наперебой за ней до драки рвутся.
 

Мороз

 
А там?
 

Весна

 
А там полюбится один.
 

Мороз

 
Вот то-то мне и не любо.
 

Весна

 
Безумный
И злой старик! На свете все живое
Должно любить. Снегурочку в неволе
Не даст тебе томить родная мать.
 

Мороз

 
Вот то-то ты некстати горяча,
Без разума болтлива. Ты послушай!
Возьми на миг рассудка! Злой Ярило,
Палящий бог ленивых берендеев,
В угоду им поклялся страшной клятвой
Губить меня, где встретит. Топит, плавит
Дворцы мои, киоски, галереи,
Изящную работу украшений,
Подробностей мельчайшую резьбу,
Плоды трудов и замыслов. Поверишь,
Слеза проймет. Трудись, корпи, художник,
Над лепкою едва заметных звезд —
И прахом все пойдет. А вот вчера
Из-за моря вернулась птица баба14
  Птица баба – серо-бурый пеликан.

[Закрыть]

,
Уселася на полынье широкой
И плачется на холод диким уткам,
Ругательски бранит меня. А разве
Моя вина, что больно тороплива,
Что с теплых вод, не заглянувши в святцы15
  Свя́тцы – церковная книга, содержащая календарь с полным перечнем святых по дням, в которые отмечается их память, а также с указанием праздников.

[Закрыть]

,
Без времени пускается на север?
Плела-плела, а утки гоготали,
Ни дать ни взять в торговых банях бабы;
И что же я подслушал! Между сплетен
Такую речь сболтнула птица баба, —
Что, плавая в заливе Ленкоранском16
  Залив Ленкорáнский – залив в южной части Каспийского моря.

[Закрыть]

,
В гилянских ли озерах17
  Гиля́нские озера – озера в остане Гилян, административной области Ирана, расположенной на юго-западном берегу Каспийского моря.

[Закрыть]

, уж не помню,
У пьяного оборвыша факира
И солнышка горячий разговор
Услышала о том, что будто Солнце
Сбирается сгубить Снегурку; только
И ждет того, чтоб заронить ей в сердце
Лучом своим огонь любви; тогда
Спасенья нет Снегурочке, Ярило
Сожжет ее, испепелит, растопит.
Не знаю как, но умертвит. Доколе ж
Младенчески чиста ее душа,
Не властен он вредить Снегурке.
 

Весна

 
Полно!
Поверил ты рассказам глупой птицы!
Недаром же ей кличка – баба.
 

Мороз

 
Знаю
Без бабы я, что зло Ярило мыслит.
 

Весна

 
Отдай мою Снегурочку!
 

Мороз

 
Не дам!
С чего взяла, чтоб я такой вертушке
Поверил дочь?
 

Весна

 
Да что ж ты, красноносый,
Ругаешься!
 

Мороз

 
Послушай, помиримся!
Для девушки присмотр всего нужнее
И строгий глаз, да не один, а десять.
И некогда тебе, и неохота
За дочерью приглядывать, так лучше
Отдать ее в слободку Бобылю
Бездетному, наместо дочки. Будет
Заботы ей по горло, да и парням
Корысти нет на Бобылеву дочку
Закидывать глаза. Согласна ты?
 

Весна

 
Согласна, пусть живет в семье бобыльской,
Лишь только бы на воле.
 

Мороз

 
Дочь не знает
Любви совсем, в ее холодном сердце
Ни искры нет губительного чувства;
И знать любви не будет, если ты
Весеннего тепла томящей неги,
Ласкающей, разымчивой18
  Разы́мчивая – возбуждающая.

[Закрыть]


 

Весна

 
Довольно!
Покличь ко мне Снегурочку.
 

Мороз

 
Снегурка,
Снегурушка, дитя мое!
 

Снегурочка (выглядывает из лесу)

 
Ау!
 

Подходит к отцу.

iknigi.net

Александр Островский - Снегурочка / LibAid.Ru — cайт-энциклопедия литературных произведений

В творчестве драматурга весенняя сказка «Снегурочка» занимает особое место. Островский дает не характерное для своего творчества идиллическое описание страны берендеев. Жизнь берендеев радостна и безмятежна. Островский описывает их празднества, игры, пляски, привлекая для изображения богатый фольклорный материал. В центре весенней сказки – образ идеального «народного царя» Берендея, живущего для своих подданных и горячо ими любимого.

 

Александр Николаевич Островский

Снегурочка

 

* * *

Действие происходит в стране берендеев в доисторическое время. Пролог на Красной горке, вблизи Берендеева посада, столицы царя Берендея. Первое действие в заречной слободе Берендеевке. Второе действие во дворце царя Берендея. Третье действие в заповедном лесу. Четвертое действие в Ярилиной долине.

 

Лица:

Весна‑Красна.

Дед‑Мороз.

Девушка‑Снегурочка.

Леший.

Масленица – соломенное чучело.

Бобыль Бакула.

Бобылиха, его жена.

Берендеи обоего пола и всякого возраста.

Свита Весны, птицы: журавли, гуси, утки, грачи, сороки, скворцы, жаворонки и другие.

 

Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снегом. Направо кусты и редкий безлистый березник; налево сплошной частый лес больших сосен и елей с сучьями, повисшими от тяжести снега; в глубине, под горой, река; полыньи и проруби обсажены ельником. За рекой Берендеев посад, столица царя Берендея; дворцы, дома, избы, все деревянные, с причудливой раскрашенной резьбой; в окнах огни. Полная луна серебрит всю открытую местность. Вдали кричат петухи.

 

Явление первое

 

Леший сидит на сухом пне. Все небо покрывается прилетевшими из‑за моря птицами, – Весна‑Красна на журавлях, лебедях и гусях спускается на землю, окруженная свитой птиц.

 

Леший

 

Конец зиме пропели петухи,

Весна‑Красна спускается на землю.

Полночный час настал, сторожку Леший

Отсторожил, – ныряй в дупло и спи!

 

(Проваливается в дупло.)

 

Весна‑Красна спускается на Красную горку в сопровождении птиц.

 

Весна‑Красна

 

В урочный час обычной чередою

Являюсь я на землю берендеев,

Нерадостно и холодно встречает

Весну свою угрюмая страна.

Печальный вид: под снежной пеленою

Лишенные живых, веселых красок,

Лишенные плодотворящей силы,

Лежат поля остылые. В оковах

Игривые ручьи, – в тиши полночи

Не слышно их стеклянного журчанья.

Леса стоят безмолвны, под снегами

Опущены густые лапы елей,

Как старые, нахмуренные брови.

В малинниках, под соснами стеснились

Холодные потемки; ледяными

Сосульками янтарная смола

Висит с прямых стволов. А в ясном небе

Как жар горит луна и звезды блещут

Усиленным сиянием. Земля,

Покрытая пуховою порошей,

В ответ на их привет холодный кажет

Такой же блеск, такие же алмазы

С вершин дерёв и гор, с полей пологих,

Из выбоин дороги прилощенной.

И в воздухе повисли те же искры,

Колеблются, не падая, мерцают.

И все лишь свет, и все лишь блеск холодный,

И нет тепла. Не так меня встречают

Счастливые долины юга, там

Ковры лугов, акаций ароматы,

И теплый пар возделанных садов,

И млечное, ленивое сиянье

От матовой луны на минаретах,

На тополях и кипарисах черных.

Но я люблю полунощные страны

Мне любо их могучую природу

Будить от сна и звать из недр земных

Родящую, таинственную силу,

Несущую беспечным берендеям

Обилье жит неприхотливых. Любо

Обогревать для радостей любви,

Для частых игр и празднеств убирать

Укромные кустарники и рощи

Шелко́выми коврами трав цветных.

 

(Обращаясь к птицам, которые дрожат от холода.)

 

Товарищи: сороки‑белобоки,

Веселые болтушки‑щекотуньи,

Угрюмые грачи, и жаворо́нки,

Певцы полей, глашатаи весны,

И ты, журавль, с своей подругой цаплей,

Красавицы‑лебедушки, и гуси

Крикливые, и утки‑хлопотуньи,

И мелкие пичужки, – вы озябли?

Хоть стыдно мне, а надо признаваться

Пред птицами. Сама я виновата,

Что холодно и мне, Весне, и вам.

Шестнадцать лет тому, как я для шутки

И теша свой непостоянный нрав,

Изменчивый и прихотливый, стала

Заигрывать с Морозом, старым дедом,

Проказником седым; и с той поры

В неволе я у старого. Мужчина

Всегда таков, немножко воли дай,

А он и всю возьмет, уж так ведется

От древности. Оставить бы седого,

Да вот беда, у нас со старым дочка –

Снегурочка. В глухих лесных трущобах,

В нетающих лединах возращает

Старик свое дитя. Любя Снегурку,

Жалеючи ее в несчастной доле,

Со старым я поссориться боюсь;

А он и рад тому – знобит, морозит

Меня, Весну, и берендеев. Солнце

Ревнивое, на нас сердито смотрит

И хмурится на всех; и вот причина

Жестоких зим и холодов весенних.

Дрожите вы, бедняжки? Попляшите,

Согреетесь! Видала я не раз,

Что пляскою отогревались люди.

Хоть нехотя, хоть с холоду, а пляской

Отпразднуем прилет на новоселье.

 

Одни птицы принимаются за инструменты, другие запевают, третьи пляшут.

 

Хор птиц

 

Сбирались птицы,

Сбирались певчи

Стадами, стадами.

Садились птицы,

Садились певчи

Рядами, рядами.

А кто у вас, птицы,

А кто у вас, певчи,

Большие, большие?

А кто у вас, птицы,

А кто у вас, певчи,

Меньшие, меньшие?

Орел – воевода,

Перепел – подьячий,

Подьячий, подьячий.

Сова – воеводша,

Желтые сапожки,

Сапожки, сапожки.


libaid.ru

Островский Александр Николаевич, стр. 1

Аннотация: В творчестве драматурга весенняя сказка «Снегурочка» занимает особое место. Островский дает не характерное для своего творчества идиллическое описание страны берендеев. Жизнь берендеев радостна и безмятежна. Островский описывает их празднества, игры, пляски, привлекая для изображения богатый фольклорный материал. В центре весенней сказки – образ идеального «народного царя» Берендея, живущего для своих подданных и горячо ими любимого.

---------------------------------------------

Александр Николаевич Островский

Снегурочка

весенняя сказка

в четырех действиях с прологом

Действие происходит в стране берендеев в доисторическое время. Пролог на Красной горке, вблизи Берендеева посада, столицы царя Берендея. Первое действие в заречной слободе Берендеевке. Второе действие во дворце царя Берендея. Третье действие в заповедном лесу. Четвертое действие в Ярилиной долине.

Пролог

Лица :

Весна-Красна .

Дед-Мороз .

Девушка – Снегурочка .

Леший .

Масленица – соломенное чучело.

Бобыль Бакула .

Бобылиха , его жена.

Берендеи обоего пола и всякого возраста.

Свита Весны , птицы: журавли, гуси, утки, грачи, сороки, скворцы, жаворонки и другие.

Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снегом. Направо кусты и редкий безлистный березник; налево сплошной частый лес больших сосен и елей с сучьями, повисшими от тяжести снега; в глубине, под горой, река; полыньи и проруби обсажены ельником. За рекой Берендеев посад, столица царя Берендея: дворцы, дома, избы – все деревянные, с причудливой раскрашенной резьбой; в окнах огни. Полная луна серебрит всю открытую местность. Вдали кричат петухи.

Явление первое

Леший сидит на сухом пне. Все небо покрывается прилетевшими из-за моря птицами. Весна-Красна на журавлях, лебедях и гусях спускается на землю, окруженная свитой птиц.

Леший

Конец зиме пропели петухи,

Весна-Красна спускается на землю.

Полночный час настал, сторожку Леший

Отсторожил, – ныряй в дупло и спи!

(Проваливается в дупло.)

Весна-Красна спускается на Красную горку в сопровождении птиц.

Весна-Красна

В урочный час обычной чередою

Являюсь я на землю берендеев,

Нерадостно и холодно встречает

Весну свою угрюмая страна.

Печальный вид: под снежной пеленою

Лишенные живых, веселых красок,

Лишенные плодотворящей силы,

Лежат поля остылые. В оковах

Игривые ручьи, – в тиши полночи

Не слышно их стеклянного журчанья.

Леса стоят безмолвны, под снегами

Опущены густые лапы елей,

Как старые, нахмуренные брови.

В малинниках, под соснами стеснились

Холодные потемки, ледяными

Сосульками янтарная смола

Висит с прямых стволов. А в ясном небе

Как жар горит луна и звезды блещут

Усиленным сиянием. Земля,

Покрытая пуховою порошей,

В ответ на их привет холодный кажет

Такой же блеск, такие же алмазы

С вершин дерев и гор, с полей пологих,

Из выбоин дороги прилощенной.

И в воздухе повисли те же искры,

Колеблются, не падая, мерцают.

И все лишь свет, и все лишь блеск холодный,

И нет тепла. Не так меня встречают

Счастливые долины юга, – там

Ковры лугов, акаций ароматы,

И теплый пар возделанных садов,

И млечное, ленивое сиянье

От матовой луны на минаретах,

На тополях и кипарисах черных.

Но я люблю полунощные страны,

Мне любо их могучую природу

Будить от сна и звать из недр земных

Родящую, таинственную силу,

Несущую беспечным берендеям

Обилье жит неприхотливых. Любо

Обогревать для радостей любви,

Для частых игр и празднеств убирать

Укромные кустарники и рощи

Шелковыми коврами трав цветных.

(Обращаясь к птицам, которые дрожат от холода.

tululu.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *