Адмирал колчак и анна тимирева – Правда об адмирале. История Александра Колчака и Анны Тимиревой | История | Общество

Правда об адмирале. История Александра Колчака и Анны Тимиревой | История | Общество

В период перестройки, а также в самом начале 1990-х, когда развенчание старых героев было поставлено на поток, отечественные СМИ поведали удивительно красивую историю любви адмирала Колчака и Анны Тимиревой. Он, борец за свободную Россию, был жестоко расстрелян большевиками, а она, пройдя через десятилетия тюрем и ссылок, до последних дней хранила ему верность.

Фильм «Адмиралъ», вышедший на экраны в 2008 году, окончательно сформировал у обывателей картину великой и трагической любви благородного русского патриота и преданной ему дамы.

Правда не в состоянии бороться с кинокартинкой ценой в 20 миллионов долларов. Начиная рассказ о подлинной истории отношений Александра Колчака и Анны Тимиревой, можно вспомнить фразу, сказанную героиней невероятно популярного в советские годы фильма «Шумный день»: «Любовь часто принижает человека, разрушает его жизнь. Я даже не знаю — во имя любви совершено больше высоких поступков или подлых».

«Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему»

На балу в Морском собрании дочь действительного тайного советника Федора Омирова Софья познакомилась с бравым офицером Александром Колчаком.

Потомственная дворянка, Софья получила блестящее образование в Смольном институте. При этом девушка обладала железным характером и не чуралась тяжелой работы, что впоследствии очень пригодилось ей в жизни.

Волевая и независимая Софья по-женски ослабела перед чарами красавца в морской форме, и согласилась стать его женой. Договорились, что свадьба состоится после экспедиции, в которую отправлялся Колчак.

Вечное ожидание станет судьбой Софьи Федоровны. Еще не став женой, она имела все шансы стать вдовой, когда Колчак ходил по краю в своих полярных экспедициях.

Он писал ей красивые письма: «Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной вся картина нашей встречи, так мучительно и больно, как будто это было вчера. Сколько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных… без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему, все свои силы я отдал Вам…». В честь невесты были названы остров и мыс. 

Одна экспедиция перешла в другую, и поженились они только спустя 4 года. Венчание в Свято-Харлампиевском храме в Иркутске стало минутой радости перед новым прощанием — Колчак отправлялся на русско-японскую войну.

Софья и Александр Колчак. Кадр youtube.com

«Твоя любящая Соня»

Потери, боль и страдания Софья Колчак всегда будет принимать на себя. Их первая дочь никогда не увидит отца — девочка умерла, не прожив и месяца, пока отец продолжал свою миссию на Дальнем Востоке.

В 1910 году Софья родит мужу сына Ростислава, в 1913 году дочь Маргариту. Странный брак «по переписке» был тяжелым испытанием для жены, но она продолжала писать мужу письма, полные тепла: «Дорогой Сашенька! Славушка начинает много говорить, считать и поет себе песни, когда хочет спать… Как твои дела? Где ты теперь? Как прошли маневры и цел ли твой миноносец? Я рада, что ты доволен своим делом. Я боюсь, не было бы войны, тут об этом много говорили. Читала роман о генерале Гарибальди по-итальянски. Вышиваю и считаю дни. Пиши про себя. Твоя любящая Соня».

Начало Первой Мировой войны обернется для Софьи Колчак новой трагедией. Семьи офицеров флота жили в Либаве, которая очень быстро оказалась под угрозой захвата немцами.

Никакой организованной эвакуации не было, и Софья Колчак с двумя маленькими детьми на руках вынуждена была бежать, бросив все имущество.

Благородный морской офицер палец о палец не ударил, чтобы помочь жене и детям. Оно и понятно, война требует самоотречения.

Цена за это была высокой — маленькая Рита, простудившись в дороге, умерла на руках матери в Гатчине. Рядом с Софьей Колчак не было никого, кто бы мог помочь пережить горе. Был только сын Ростислав, и Софья, собрав в волю в кулак, не дала себе сойти с ума.

Жена боевого друга

Она верила в то, что нужна не только сыну, но и мужу. Наверное, где-то в душе надеялась, что Александр поможет ей справиться с потерей второй дочери. Ошиблась.

В январе 1915 года Александр Колчак отправлялся из Петрограда к месту службы в Гельсингфорс. Купе поезда с ним делил Сергей Николаевич Тимирёв, однокашник, сослуживец и друг. Во время учебы в Морском корпусе они состояли в одной роте: Колчак — фельдфебелем, Тимирев — унтер-офицером. Потом им довелось вместе поучаствовать в обороне Порт-Артура. Сергей Тимирев, который был на год младше Колчака, всегда относился к нему с большим уважением.

Провожать Тимирева на вокзал приехала жена Анна.

Аня Сафонова, дочь известного русского дирижера и пианиста, вышла замуж за морского офицера Сергея Тимирева, когда ей исполнилось 18 лет. В октябре 1914 года у пары родился сын, которого назвали Владимиром.

Вряд ли Сергею Тимиреву могло прийти в голову, чем грозит ему та встреча на вокзале. 

Спустя пару месяцев Анна Тимирева приедет к мужу в Гельсингфорс, чтобы, как она вспоминала, «осмотреться и подготовить свой переезд с ребёнком».

Офицеры приглашали сослуживцев к себе на вечера, и на одной из таких встреч Колчак долго общался с женой друга.

Кадр youtube.com

«Их роман красив для романистов»

К весне 1915 года Анна Тимирева переехала в Гельсингфорс, и ее встречи с Колчаком начали носить систематический характер.

«Где бы мы ни встречались, всегда выходило так, что мы были рядом, не могли наговориться, и всегда он говорил: „Не надо, знаете ли, расходиться — кто знает, будет ли ещё когда-нибудь так хорошо, как сегодня“. Все уже устали, а нам — и ему, и мне — всё было мало, нас несло, как на гребне волны», — вспоминала она.

А в это время здесь же в Гельсингфорсе, находилась Софья Колчак. Биограф Александра Колчака Павел Зырянов пишет: «Все это видели, всё замечали, и пересуды, конечно, были неизбежны. Внешне две женщины сохраняли дружеские отношения. Что происходило в семействах, нам, к счастью, неизвестно».

Ростислав Колчак, сын адмирала, много лет спустя отказывался понимать отца: «Их роман красив для романистов. Но когда двое людей, обвенчанные с другими в церкви, считающие себя православными, на глазах у всех предаются своим порывам, это выглядело странно!»

Липкая история предательства

И что же красивого в этой истории? Александр Колчак не просто предает жену, ради него пережившую невероятные испытания, он еще и делает это публично, на глазах у всех.

В среде русского офицерства крутить роман с женой сослуживца считалось низостью. А Колчак поступил так не просто с сослуживцем, а с другом.

Анна Тимирева не просто изменила мужу, но предала и сына, которому в тот момент не было и года.

Нам известно, что Анна Тимирева сопровождала Колчака, ставшего де-факто ее гражданским мужем, вплоть до его расстрела. Ее супруг, покорно снося унижение, продолжал служить в подчинении Колчака и во время Гражданской войны, занимая почти виртуальный пост командующего Морскими силами белого движения на Дальнем Востоке.

Трагедия Владимира Тимирева

А что же их сын, Володя? Пока мать следовала за своим любовником, Вова Тимирев жил в Кисловодске у дедушки с бабушкой. Мальчику пришлось пережить смерть обоих родственников, после чего он остался на попечении практически чужих людей. Лишь в 1922 году Анна Тимирева, выпущенная из тюрьмы, заберет сына в Москву.

У Владимира Тимирева была трагическая биография. Хотя поначалу казалось, что проблемы матери с властями обойдут его стороной. Он закончил среднюю школу в московских Хамовниках, затем учился в Строительно-конструкторском техникуме, потом — в Московском архитектурно-конструкторском институте.

Владимир Сергеевич стал членом Союза художников СССР, в Москве состоялась его персональная выставка.

23-летнего талантливого парня погубила любовь. Он имел неосторожность влюбиться в Наташу Кравченко, дочь видного советского художника. Родители девушки были против их отношений. Ксения Степановна Кравченко, мама Наташи, которая, к слову, сама была дворянского происхождения, предупредила Тимирева: если не отстанешь от дочери, «я приму свои меры».

Молодой и пылкий Владимир предупреждению не внял, и добился от возлюбленной обещания выйти за него замуж. И тогда опытная дама написала донос в НКВД, в котором сообщила, что Тимирев общается с водителем посольства Германии.

На дворе была весна 1938 года, самый разгар «большого террора». Рядом не оказалось никого, кто бы мог отвести беду от Владимира. А тут еще похождения матери, и статус «пасынка Колчака».

17 мая 1938 года Владимир Тимирев был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 28 мая 1938 года.

Отец, Сергей Тимирев, о трагической судьбе сына не узнал — он умер от рака горла в эмиграции в Шанхае в июне 1932 года.

Жена Колчака Софья с сыном Ростиславом и внуком Александром. Франция, 1939 год. Фото: Кадр youtube.com

«Последнее предупреждение»

Софья Колчак в последний раз виделась с мужем в мае 1917 года, в Севастополе, который в тот момент был местом его службы. Она проводила его в командировку в Петроград, из которой он уже не вернулся.

Она ждала его в Севастополе, когда он уже стал одним из лидеров Белого движения. Софья рисковала быть арестованной едва ли не каждую минуту. Приходившие весточки сообщали, что муж жив, но место жены де-факто теперь занято Анной Тимиревой.

Ей, а не жене, писал теперь Колчак нежные письма: «Как хотел бы я послать Вам эти цветы — это не фиалки и не ландыши, а действительно нежные, божественно прекрасные, способные поспорить с розами. Они достойны, чтобы, смотря на них, думать о Вас…»

А жене в октябре 1919 года Колчак адресовал следующее письмо: «Мне странно читать в твоих письмах, что ты спрашиваешь меня о представительстве и каком-то положении своем как жены Верховного правителя… Ты пишешь мне все время о том, что я недостаточно внимателен и заботлив к тебе. Я же считаю, что сделал все, что я должен был сделать. Все, что могу сейчас желать в отношении тебя и Славушки, чтобы вы были бы в безопасности и могли бы прожить спокойно вне России настоящий период кровавой борьбы до Ее возрождения… Прошу не забывать моего положения и не позволять себе писать письма, которые я не могу дочитать до конца, т. к. я уничтожаю всякое письмо после первой фразы, нарушающей приличие. Если ты позволяешь слушать сплетни про меня, то я не позволяю тебе их сообщать мне. Это предупреждение, надеюсь, будет последним.

Пока до свидания. Твой Александр».

Наказание жизнью

Адмирал, деля постель с любовницей, выносил жене «последнее предупреждение» за попытки разобраться в том, что происходит в их отношениях.

Софье Федоровне Колчак удалось вместе с сыном покинуть Россию. Они осели во Франции. Эта стойкая женщина не стала сводить счеты с мертвым мужем-предателем, хотя ей уж точно было что рассказать об Александре Колчаке.

Во время Второй Мировой войны Ростислав Колчак, воевавший в рядах французской армии, попадет в плен к немцам. И снова Софья Федоровна будет ждать и надеяться, и на сей раз дождется — сын вернется из плена живым.

Вдова Колчака умрет во Франции весной 1956 года. Спустя девять лет не станет Ростислава Колчака.

Анна Тимирева, несмотря на долгие годы, проведенные в тюрьмах и ссылках, переживет абсолютно всех участников этой драмы. И оставит воспоминания о своей любви, над которыми будут лить слезы впечатлительно настроенные граждане.

Но «Любовь часто принижает человека, разрушает его жизнь. Я даже не знаю — во имя любви совершено больше высоких поступков или подлых».

www.aif.ru

Анна Тимирева — биография, личная жизнь, фото, Александр Колчак и последние новости

Анна Тимирева: биография

Анна Васильевна Тимирева (в девичестве – Сафонова) – русская поэтесса и художница, последняя жена адмирала Александра Колчака, которая после его поимки силами красных в начале 1920 года самовольно решила пойти под арест вместе с ним.

Анна Васильевна Сафонова появилась на свет 18 июля 1893 года в Кисловодске. Она была шестым ребёнком в многодетной семье Василия Сафонова — учителя музыки, пианиста и дирижёра, который некоторое время был директором Московской консерватории. 

Анна Тимирева в молодости | Musicslist

Когда Анне было 13 лет (1906 год), ее семья отправилась в Санкт-Петербург. В северной столице Анна выпустилась из гимназии в 1911 году, после чего её взял в жёны морской офицер Сергей Николаевич Тимирев.

Анна родила сына Владимира в 1914 году, а год спустя, будучи в Гельсингфорсе, в котором был расквартирован её муж, впервые встретилась с Александром Колчаком. Это событие полностью изменило их жизни. Они вмиг влюбились, как в книжках – с первого взгляда, но признались друг другу далеко не сразу.

Карьера

В 1918 году Анна Тимирева работала переводчицей печатного отдела при Совете министров и Верховном правителе в городе Омске. В дополнение к этому, женщина трудилась в мастерской по изготовлению белья и стояла на раздаче продовольствия покалеченным и больным солдатам. Позднее, уже при советской власти, стала известна как поэтесса, издавала свои стихи о Колчаке.

Личная жизнь

Адмирал Колчак был женат, и к тому же был на девятнадцать лет старше Анны. Он ходил в плавания по водам четырех океанов, входил в двадцать морей и заработал множество как отечественных, так и зарубежных наград и орденов. Александр Колчак считался талантливым флотоводцем и очень патриотичным человеком. Непонятно, что связывало его с Анной, юной замужней художницей, но чувства нельзя обмануть.

Александр Колчак | Сплетник

Начиная с их первой встречи до самого ареста адмирала, в течение долгих пяти лет, душой влюблённые всегда были друг с другом, несмотря на то, что могли не видеться месяцами. И у Анны и у Александра были собственные семьи. Многие догадывались о чувствах гениального флотоводца к Тимиревой, но вслух предположения высказывать никто не осмеливался. Муж Анны, как и жена Колчака, делали вид, что ничего не замечают, возможно, надеясь, что со временем их чувства угаснут.

Анна Тимирева | У дуба

В 1938 году был расстрелян первый и единственный сын Анны – Владимир. При обыске у него нашли шпагу и пистолет, а в обвинительном заключении назвали его немецким шпионом, якобы, он добывал для Германии информацию о рыбной промышленности в СССР. Годы спустя (в 1958 году) Анна добилась реабилитации убитого ребёнка.

Развод с мужем

Тимирева и Колчак общались по переписке. Они писали друг к другу с удивительным уважением и благородством, кажущимися непонятными для современных реалий: обращались друг к другу всегда на «вы» и по имени-отчеству. «Милая, дорогая Анна Васильевна…» — с этих строк Колчак обычно начинал письма. Когда она раскрыла ему свои чувства, Александр вложил всю душу в ответ: «Я Вас больше чем люблю…».

Анна Тимирева | Черновики историка

Анна развелась с Сергеем Николаевичем и бросила семью и сына ради своего адмирала. С тех пор она стала фактической женой Колчака и старалась как можно реже покидать его. Эти времена позднее она назвала самыми счастливыми своей жизни. Сквозь ужасы гражданской войны и грязь революции, которые раздирали тогда Россию, они до самого конца хранили взаимную любовь.

Арест Колчака и годы ссылок

После ареста любимого Анна, ни секунды не сомневаясь, последовала под стражу вслед за ним. Совсем юная девушка, ей было двадцать шесть лет, добивалась выдачи различных вещей и лекарств от директора тюрьмы, ведь Александр был очень болен. Всё это время они не прекращали писать друг другу письма…

Анна Тимирева | Черновики историка

В феврале 1920 года его расстреляли. Девушка сразу это почувствовала. Хмурые тюремщики на её вопросы лишь отворачивались, а комендант не смог обмануть её и только сказал, что его увезли. Женское сердце нельзя обмануть – Анна сразу всё поняла, но до последнего пыталась услышать об этом от другого человека просто, чтобы удостовериться, что любимого действительно не стало. Потом до неё дойдёт бумага с заветным именем и строкой «причина смерти: расстрел».

Анна Тимирева в последние годы

Смерть адмирала не стала для Анны Васильевны единственным источником страданий. Ей предстояло ещё около тридцати лет провести в лагерях, тюрьмах и всевозможных ссылках. Счастье в итоге её жизнь покинуло навсегда, на последних фото видны её потухшие глаза. Она скончалась в восемьдесят два года, после себя оставив гору тетрадей со стихами и часть писем, зачитанных до дыр.

Биографические фильмы

Об этой красивой и трагичной истории снята не одна картина. В 1997 году режиссёр Сергей Юрженко завершил документальный фильм «Больше, чем любовь. Романс Колчака». В 2006 году на «Первом канале» показали кино «Адмирал Колчак. Двое над пропастью». 

Константин Хабенский и Лиза Боярская в фильме «Адмирал» | Livestory

В 2008 году в кинотеатрах вышел крупнобюджетный художественный фильм «Адмиралъ», рассказывающей об истории любви Колчака и Тимиревой. Ключевые роли в картине сыграли Константин Хабенский, Лиза Боярская и Сергей Безруков. Картину положительно встретили и взрослые, и дети, так что на «Первом канале» позднее продемонстрировали сериал на её основе.

Фото

24smi.org

Александр Колчак и Анна Тимирева. 100 историй великой любви

Александр Колчак и Анна Тимирева

Войны, революции, социальные потрясения… И на фоне бедствий стран и народов, как цветок, брошенный на истоптанный лошадьми снег, – любовь…

Александр Колчак

К моменту встречи со своей последней, страстной и неотделимой от его биографии любовью Александр Колчак прошел огонь, воду и медные трубы. Он был баловнем судьбы и любимцем России. Он плавал в водах двадцати морей и четырех океанов, покорял Арктику, был награжден российскими и зарубежными орденами, но главной наградой своей жизни считал ее, Анну…

Они встретились случайно. Колчак был женат, она – замужем за морским офицером Сергеем Тимиревым. К тому же он был старше возлюбленной на девятнадцать лет – целую жизнь. Они боролись со своими чувствами, не виделись месяцами, но… Любовь была сильнее. Многие называют отношения Тимиревой и Колчака странными: обращение только на «вы», по имени-отчеству… Лишь в своей душе они могли сказать друг другу «ты» – и больше чем письма, которыми они обменивались долгие пять лет, до самого момента гибели адмирала Колчака, говорили при встрече их глаза.

Впервые они встретились на вокзале: Анна провожала мужа, а он просто прошел мимо. «Это Колчак-Полярный», – почтительно шепнул ей на ухо муж, но она его не услышала – так сильно и остро стукнуло сердце, словно чуяло: это прошла мимо сама судьба.

Жизнь как будто нарочно сводила их – то случайная встреча на улице, то вечер у общих знакомых, где прославленный адмирал пел романс «Гори, гори, моя звезда…». Он пел, а глаза его при этом так неотрывно глядели на Анну, что ей чуть не стало дурно… Потом были свидания наедине и разговоры, разговоры… Они говорили – не могли наговориться, насмотреться друг на друга, как будто предчувствовали, как мало счастья им отведено на этом веку…

Когда Анна снялась на костюмированном балу в русском костюме, фото вышло на редкость удачным. У нее просили карточки на память, как у какой-нибудь знаменитости. Она охотно их презентовала. Позже общий знакомый обмолвился: «У Колчака в каюте я видел ваш портрет». Анна улыбнулась: «О, я их столько раздарила… так что ничего удивительного!» – «Удивительно как раз то, что у него в каюте только один ваш портрет!»

Александр Колчак женился на женщине замечательной, умной, надежной, преданной. Софья ждала его из военных походов и тяжелейших арктических экспедиций годами. Да и детей ей приходилось поднимать самой. Они больше писали друг другу, чем виделись, а страсти между ними не было никогда – их отношения скорее напоминали братские. Именно Софья первой заметила чувство своего мужа к молоденькой Анне.

Софья и Анна катались на санях, и молодая женщина замерзла. Софья сняла с себя чернобурку и накинула на плечи той, на которую ее собственный муж смотрел такими глазами, что становилось больно. Что ж… Она всегда была ему больше другом, чем женой, и видела, как он борется с собой, чтобы не предать, не бросить ее и сына. Но предчувствия все не покидали жену адмирала, и в тот же вечер она написала своей подруге в Москву: «Я знаю, Александр Васильевич разойдется со мной и женится на Анне Васильевне…»

Не одна жена замечала то, что буквально бросалось в глаза: в обществе уже давно ходили слухи о том, что Колчак и Тимирева – любовники. Но до этого было еще очень далеко. Близкими их делали только письма, которые они слали друг другу – письма почти без намека на будущее, но полные откровенного, острого счастья от предвкушения встречи.

Их история любви вся состояла из кратких свиданий, большинство из которых проходили на глазах у посторонних, и длинных, наполненных признаниями в любви писем. Колчак не принадлежал себе, всю жизнь он провел в походах и считал служение Отечеству достойнейшим делом для мужчины. Когда он уехал надолго в очередной раз, Анна впала в отчаяние. Вот строки из ее письма: «Я всегда хочу видеть Вас, всегда о Вас думать, для меня такая радость видеть Вас, вот и выходит, что я Вас люблю. Говорю, потому что знаю: эта наша встреча – последняя».

Однако он не может отпустить ту, которую любит больше жизни: «Столько бессонных ночей провел я у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных. Я не знаю, что случилось, но всем своим существом чувствую, что Вы ушли из моей жизни, ушли так, что не знаю, есть ли у меня столько сил и умения, чтобы вернуть Вас. А без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Я писал Вам, что думаю сократить переписку, но понял, что не писать Вам, не делиться своими думами выше моих сил. Буду снова писать – к чему бы это ни привело».

Против их любви было все: их собственные семьи, мнение окружающих, но самым большим препятствием, не давшим соединиться этим двум любящим сердцам, стала революция. Он, который готов был отдать свою жизнь во имя Родины, присягу на служение которой не забывал никогда, был прирожденным военным, но слабо разбирался в политике. Поэтому вначале революция показалась ему не страшнее очередной боевой операции; более того, он радовался, что она поможет покончить с затянувшейся русско-немецкой войной.

Он остался чуть ли не единственным, кто сопротивлялся врагу, когда корабли один за другим стали покидать поле сражения. Его линкор «Императрица Екатерина» противостоял всем сразу: туркам, немцам, подлодкам, гидропланам… Однако удар пришелся не со стороны вражеских войск: свои же, русские, восставшие матросы потребовали от офицеров сдать оружие. Адмирал вынес из своей каюты золотую Георгиевскую саблю и Георгиевский же крест и бросил их в море со словами: «Море их мне дало, и только морю я их отдам!»

В то время как в Петербурге дрались за власть все: большевики, Керенский, эсеры, генерал Корнилов – один Колчак не участвовал в этой грызне. Он приехал в город на Неве с единственной целью – увидеть ее, любимую. У них оказалось целых два дня – огромное богатство по сравнению с теми минутами, а в лучшем случае часами, когда они могли находиться рядом друг с другом.

Но время вышло, и он в последний раз обнял любимую. Ему казалось, что теперь они точно расстаются навсегда. Он принял предложение американского правительства вести флот США к Дарданеллам. Путь в Америку был сопряжен для Колчака с огромными трудностями – после потерь, которые из-за его действий понес флот Германии, немецкая разведка искала его повсюду. На розыск адмирала были брошены даже подводные лодки! С кораблей, идущих в Англию – а только таким путем можно было достичь Соединенных Штатов, – снимали всех пассажиров, чье описание подходило под портрет Колчака.

Его носило по свету, и он действительно думал, что они не встретятся больше никогда, но… вдруг в китайском Харбине к нему приехала Анна! Она следовала с мужем на Дальний Восток и вдруг узнала, что Колчак в Харбине. Наспех простилась с мужем, продала жемчужное ожерелье и купила билет в неизвестный город.

Больше они не расставались. Колчак воевал с красными, Анна была рядом с ним. Она стала для своего избранника всем: ангелом-хранителем, единственной отдушиной в страшной круговерти гражданской войны, спутницей, которая пошла за ним даже в тюрьму… Он называл ее своей женой, хотя обвенчаться они не могли.

Большевики закрыли его в камере иркутской тюрьмы – четыре шага в ширину, восемь в длину… Анна явилась в тюрьму добровольно. В ее деле так и написано: «самоарестовалась». Он был совершенно спокоен – ждал суда, пусть и не совсем справедливого, но такого, где его выслушают. Но никакого суда не было: ночью 7 февраля 1920 года его вывели и расстреляли у замерзшей реки. Тело спустили под лед – в ту самую воду, которой он никогда не боялся и которая стала его последним пристанищем…

Жене адмирала, Софье Васильевне, повезло – ее с сыном англичане вывезли во Францию. А Анна Тимирева так и осталась в Советской России. Несколько раз ее сажали в тюрьму по обвинению: «Будучи враждебно настроенной к Советской власти, в прошлом являлась женой Колчака и находилась при последнем до его расстрела». Но она ничего не боялась. И даже страшный удар, когда в 1938-м ее единственного сына Володю расстреляли за антисоветскую пропаганду, ее не сломил. Она жила долго – в память о своей великой любви, и еще в семьдесят она писала и посвящала ему стихи:

Но если я еще жива

Наперекор судьбе,

То только как любовь твоя

И память о тебе…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Анна Тимирева и адмирал Колчак: история любви

Анна Тимирева и адмирал Колчак: история любви

Анна Васильевна Тимирёва (урождённая Сафонова, во втором замужестве Книпер) – 1893—1975 – фактическая жена адмирала Колчака, русская поэтесса, дочь известного композитора и пианиста В. И. Сафонова; с 1911 г. замужем за морским офицером, затем контр-адмиралом С. Н. Тимирёвым, с которым развелась в конце 1918 г. и до января 1920 г. фактически была женой адмирала Колчака. После его ареста в январе 1920 г. добровольно последовала за ним — «самоарестовалась».

 Анна Тимирева после расстрела адмирала Колчака в феврале 1920 года прожила еще полвека, проведя в тюрьмах, лагерях и ссылках в общей сложности около тридцати лет. Во второй половине XX века Анна Васильевна работала консультантом по этикету на съемках фильма Сергея Бондарчука «Война и мир», который вышел на экраны в 1966 году, а в 1968-м получил «Оскар».

До последних лет жизни она писала стихи, посвященные Колчаку.

Автор: Ирина ЛЫКОВА

ЗАПРЕТНАЯ ЛЮБОВЬ КОЛЧАКА

“Мундир английский, погон французский, табак японский, правитель Омский”, — пели частушки про Колчака в гражданскую. Его, вчерашнего любимца России, покорителя Арктики и героя Севастополя, теперь ненавидели не только на “красной” половине России, но и на “белой”. Его предали все — союзники, собственная армия, правительство, даже личная охрана. Верными остались лишь две женщины, потому что обе любили его, каждая по-своему…

СОНЯ

1903 год, село Казачье. После трех лет, не считая небольшого перерыва, проведенных в ледяной пустыне Арктики, сиротливая, заснеженная кучка домов на реке Яне в полусотне верст от Иркутска выглядит краем обетованным, дивным оплотом цивилизации. Здесь живут не каюры, не поморы и не якуты, а сибирские казаки самой что ни на есть русской крови, водятся кони, а не олени. Впрочем, с десяток оленьих упряжек все же стоят у лучшей избы. “Это якуты городскую барышню привезли”, — внесла ясность местная старуха. “Что еще за барышня?”, — удивился начальник экспедиции, Александр Васильевич Колчак. “Обыкновенная барышня, Софьей Федоровной величают. Из самого Петербурга приехала, привезла ящики в едой для каких-то людей. Которые должны придти с севера. Это не вы ли будете?”.

Не может быть, Соня! Да как она здесь? Три года назад они расстались в Петербурге женихом и невестой. Их, не без умысла, познакомили родители Колчака. Софья Омирова — выпускница Смольненского института благородных девиц, круглая сирота, поражала самостоятельностью и не по-женски железной волей. Она ничуть не стеснялась своего очень скромного, темненького учительского платья, да что там! даже гордилась, что сама зарабатывает себе на кусок хлеба, преподавая сразу пять иностранных языков — от итальянского до польского. Они могли бы пожениться сразу, да перед Сашей, истосковавшимся на военных судах в мирное время (с утра до вечера — муштра нижних чинов, с вечера до утра — покер в кают компании, единственная отдушина — самообразование: гидрология, магнитология, история морских сражений и рискованных путешествий, и даже китайский язык), только-только замаячила перспектива настоящего приключения — на его запрос в Географическое Общество пришел ответ: барон Толль, собиравшийся на поиски земли Санникова, согласился взять Сашу с собой. Свадьбу решено было отложить до окончания экспедиции.

Три года назад он, двадцатишестилетний лейтенант, еще в глаза не видавший Арктики, в новеньком черном с золотом мундире, при кортике и при усах, рассказывал невесте о доселе непокоренной земле, которую еще в 1809 году с самой северной точки Евразии — мыса Челюскина — увидел за морем, на самом горизонте, купец Яков Санников. Соня слушала, и от жгучего интереса у нее расширялись зрачки. Какими-то глазами она станет смотреть на него теперь? Половины зубов не хватает, суставы уродливо распухли, кожа задубела и потрескалась, глаза слезятся, душит тяжелый кашель… Дорого дались участникам экспедиции поиски земли Санникова, которой, может, и не было никогда!

Колчак вспомнил, как почти двумя годами ранее смотрел в спины уходящим в буран товарищам — начальнику экспедиции барону Толлю, магнитологу Зебергу и еще двум каюрам, умевшим безошибочно находить безопасный путь по годовалому льду. После бесцельных и бесконечных одиннадцати месяцев на затертой льдами шхуне “Заря” решено было разделить экспедицию. Барон Толль со спутниками пешком отправился к острову Беннета — считалось, что оттуда до земли Санникова рукой подать! Остальным предписывалось спасать шхуну. Колчак должен был попасть в первую группу, да заболел. И ведь целый год ничего с ним не случалось, хотя, бывало, и спал в сыром мешке на снегу, и сорок дней подряд в лютый холод тянул лямку нарт, заглушая голод курением трубки — вдвоем с Толлем они прошли 500 верст по Таймыру к фиорду Гафнера… А тут вдруг, залатывая очередную течь в трюме (глыбы льда то и хорошо пропарывали шхуну насквозь), в который уж раз вымочил ноги, и на тебе: воспаление надкостницы челюсти, страшный жар. Пришлось остаться на “Заре”. Вот уж, воистину, неисповедимы пути Господни! Эта болезнь, от которой Колчак чуть не умер, на самом деле спасла его — ведь из тех, кто ушел с Толлем со шхуны, живым не вернулся ни один! И спасательная экспедиция, спешно организованная Колчаком сразу по возвращении на Большую землю, ничего не дала, кроме спасения дневников и гидрологических коллекций Толля.

Анна Тимирева и адмирал Колчак: история любви

5 (100%) 1 vote

she-win.ru

Грустная история любви: Адмирал Колчак и Анна Тимирева

Они жили, любили, мечтали… То, что Колчак и Тимирева были друг у друга – уже великое счастье для них двоих. Они знали, были уверены, чувствовали, что все-таки будут вместе. И поскольку судьба выделила им совершенно мало времени, то сфотографироваться или попозировать художникам этим влюбленным не удалось. Пусть этот фотомонтаж будет памятью им обоим…

Анна Тимирева и Александр Колчак познакомились в 1915 в Гельсинфорсе. Ей было 22 года, ему – 41. До встречи с Анной Колчак успел исследовать воды четырех океанов, заслужить звания и ордена. Это был умудренный жизнью  человек, у которого в жизни все сложилось, все было хорошо: семья, жена, дети, слава и почет. Но так случилось, что все эти ценности померкли в лучах его пламенной всепоглощающей любви.

Это была очень красивая история любви, любви преданной и открытой… В течение пяти лет после знакомства им пришлось жить порознь, подолгу не видя друг друга, поддерживая связь исключительно в письмах. Казалось бы, что могло связывать столь разных по возрасту и интересам людей? Может, то, что они оба были связаны узами брака и на то время расторгнуть их, освободиться было совершенно не возможным.

Но лишь тот достоин счастья, кто умеет ждать и верить. Муж Анны и жена Колчака догадывались о симпатии своих супругов друг к другу, но молчали, надеясь, что время поможет, все изменится и разлука охладит чувства влюбленных. Они ошибались. Уже ничего не могло погасить великую любовь. От разлуки она разгоралась еще сильнее, как многим влюбленным пророчествовал Ларошфуко. И сердца Анны и Александра уже навеки принадлежали друг другу. Независимо от обстоятельств, которые зачастую складывались не в их пользу, они любили и были счастливы. Однажды во время встречи, после которой им предстояла долгая разлука, Колчак сказал Анне: «Я просто знаю, что Вы есть…». И она это знала, знала всегда.

Их общение в письмах было только на им двоим понятном языке. Строки были переполнены нежностью и любовью, звучали искренние и красивые признания. «Я Вас больше, чем люблю…», — писал Колчак Анне. Ради этого стоило жить, надеясь на скорую встречу. Это было взаимопонимание, взаимопроникновение, единство душ.

Несмотря на войну, на ограниченность общения с Александром, для нее это было самое счастливое время. Тимирева сопровождала Колчака в его последних походах. Настолько ближе, чем тогда, он еще никогда к ней не был. И она терпела лишения и неудобства, ей было все равно, что о ней подумают. Рядом был он. В маленьком купе трясущегося поезда, на станциях где-то посреди российских просторов. Было холодно не только за окном. Вся Россия переживала кризис и многие не могли тогда найти свое место в жизни. Они же знали тогда, что принадлежат друг другу и ближе нет никого, и лучше уже не будет…

После ареста им не давали видеться, но их снова соединили письма, которые они писали друг другу каждый день.  В феврале 1920 г. Колчака расстреляли. Еще до того, как Анне это сказали, она уже чувствовала, что его больше нет. Его не стало на земле, но в сердце Анны он остался навсегда. Единственной ее настоящей любовью…

Последующие тридцать лет Анна провела в тюрьмах и лагерях. Вышла замуж, но не ощутила больше в жизни ни счастья, ни любви. Все письма Колчака Анна хранила до самой смерти. Перечитанные сотни раз они были вечным напоминанием о том, что настоящая любовь не умирает… Она всегда с нами… До конца.

love2is.ru

Колчак и его Анна: история любви | Культура

Анна и Александр познакомились в 1915 году в Гельсингфорсе, куда перевели из Петрограда мужа Анны, капитана I ранга Сергея Тимирёва. Анне было 22, Колчаку — 41. Первая встреча — в доме контр-адмирала Николая Подгурского, общего знакомого Колчака и Тимирёва, — оказалась фатальной. «Нас несло, как на гребне волны», — писала Тимирёва впоследствии. Она первой призналась Колчаку в любви: «Я сказала, что люблю его». И он, уже давно и, как ему казалось, безнадёжно влюблённый, ответил: «Я не говорил вам, что люблю вас. Я вас больше чем люблю».

Между их первой встречей и последней — пять лет. Бoльшую часть этого времени они жили порознь, у каждого — своя семья. Месяцами и даже годами не виделись. Окончательно решив соединиться с Колчаком, Тимирёва объявила мужу о своём намерении «всегда быть вблизи Александра Васильевича». В августе 1918 года постановлением Владивостокской консистории она была официально разведена с мужем и после этого считала себя женой Колчака. Вместе они пробыли с лета 1918 г. по январь 1920-го. В тот период Колчак возглавил вооружённую борьбу с большевизмом, был верховным правителем. До самого конца они обращались друг к другу на «вы» и по имени-отчеству.

В сохранившихся письмах — их всего 53 — только раз у неё вырывается — «Сашенька»: «Шибко худо есть, Сашенька, милый мой, Господи, когда Вы только вернётесь, мне холодно, тоскливо и так одиноко без Вас».

Безгранично любя адмирала, Тимирёва сама пошла под арест в январе 1920 года. «Я была арестована в поезде адмирала Колчака и вместе с ним. Мне было тогда 26 лет, я любила его, и была с ним близка, и не могла оставить его в последние годы его жизни. Вот, в сущности, и всё», — писала Анна Васильевна в своих заявлениях о реабилитации.

За несколько часов до расстрела Колчак написал Анне Васильевне записку, так до неё и не дошедшую: «Дорогая голубка моя, я получил твою записку, спасибо за твою ласку и заботы обо мне… Не беспокойся обо мне. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Думаю, что перевод в другую камеру невозможен. Я думаю только о тебе и твоей участи… О себе не беспокоюсь — всё известно заранее. За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать… Пиши мне. Твои записки — единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя… До свидания, целую твои руки».

После его расстрела в 1920 году она прожила ещё полвека, проведя в тюрьмах, лагерях и ссылках в общей сложности около тридцати лет. В промежутках между арестами работала библиотекарем, архивариусом, маляром, бутафором в театре, чертёжницей. Реабилитирована в марте 1960 года. Умерла в 1975 году.

Читайте также:

Елизавета Боярская: «Я влюбилась!»

www.aif.ru

Александр Колчак, Анна Тимирева: история любви

Пять лет – с момента знакомства и до дня расстрела генерала – длился роман Анны Тимиревой и Александра Колчака. Они познакомились в 1915 году в Гельсингфорсе. Туда перевели служить мужа Анны, морского офицера, капитана 1-го ранга Сергея Тимирева. К моменту знакомства оба были обременены семьями, детьми и обязательствами. Она была замужем уже четыре года и воспитывала сына Володю, он одиннадцать лет женат на Софье Омировой, которая, как и полагается, была с ним и в горе, и в радости: ждала мужа из полярных экспедиций и с Русско-японской войны, оплакивала преждевременно умерших двух дочерей, радовалась рождению третьего ребенка – сына Ростислава.

Фотография Анны Васильевны в русском наряде висела в каюте Колчака на самом видном месте. Это фото Тимирева подарила Александру Васильевичу после одного костюмированного бала. Кстати, Александр Васильевич постоянно возил с собой перчатку, случайно оброненную Анной Тимиревой.

Анна первая призналась Александру Васильевичу в любви. Она, двадцатилетняя, была так очарована харизмой и обаянием Колчака, что влюбилась в него практически сразу. Ее не остановили ни большая разница в возрасте (почти двадцать лет), ни мнение общества (супружеская неверность в то время была страшным грехом и всячески порицалась). «Я сказала ему, что люблю его, – вспоминала женщина. – И он, уже давно и, как ему казалось, безнадежно влюбленный, ответил: «Я не говорил вам, что люблю вас». – «Нет, это я говорю: я всегда хочу вас видеть, всегда о вас думаю, для меня такая радость видеть вас». И он, смутившись до спазма в горле, сказал: «Я вас больше чем люблю».

Встречались они крайне редко, то на глазах у всех, то украдкой наедине. Разлуку им помогали пережить письма, которые они постоянно писали друг другу. Первое письмо к Анне Васильевне Колчак писал четыре дня: начал в генштабе, завершил в море, в каюте военного корабля, преследовавшего немецкий крейсер. Он писал ей много и часто, ее послания были редки и немногословны. «Смертельно боюсь надоесть ему», – поясняла Анна Тимирева. Их роман в письмах длился 4 года.

www.wday.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о