Золотое руно миф – Золотое руно — Википедия

Золотое руно — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 октября 2018; проверки требуют 7 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 октября 2018; проверки требуют 7 правок. Ясон возвращается с золотым руном

Золото́е руно́ — в древнегреческой мифологии золотая шкура барана, посланного богиней облаков Нефелой, или Гермесом по приказу Геры, или самим Зевсом, на спине которого дети орхоменского царя Афаманта — Фрикс и Гелла — отправились к берегам Азии, спасаясь от преследований мачехи Ино (или, по другой версии мифа, тётки Биадики). По дороге Гелла упала в море, названное после этого Геллеспонт — «море Геллы» (современный пролив Дарданеллы).

Фрикс достиг берега Колхиды (современный Самегрело (край в Грузии) в которую входит и Абхазия) Здесь он принёс барана в жертву Зевсу, а снятое золотое руно подарил царю Колхиды. По позднему варианту мифа баран сам стряхнул с себя золотую шкуру. Золотое руно, ставшее магическим гарантом благоденствия колхов, охранялось драконом в роще Ареса, откуда оно было похищено и увезено в Грецию аргонавтами под предводительством Ясона.

Миф о золотом руне отражает историю ранних связей между Древней Грецией и Кавказом. По преданию, золото на Кавказе добывали, погружая шкуру барана в воды золотоносной реки; руно, на котором оседали частицы золота, приобретало большую ценность. Но данный способ добычи не подтвержден, то есть непонятно, можно ли таким способом добывать золотой песок из проточных рек, ручьёв.

Читаем подробнее о происхождении золотого руна и дальнейшее его превращение в зодиакальное созвездие Овна:

Некогда в Беотии в городе Орхомена , расположенном на берегу Кападонского озера, правил царь Атамант - сын бога ветров Эола, возлюбленный Нефелы - богини облаков и туч. И было у них двое детей - сын Фрикс и дочь Гелла - умные, красивые и милые. Но вскоре на них обрушилось несчастье: прогнал Атамант родную их мать Нефелу и же

ru.wikipedia.org

Золотое руно: миф, история и символика

У царя Беотии Афаманта супруга была невиданной красоты. К тому же она была очень умна и образована, носила имя Нефела (богиня облаков). Семья жила счастливо и растила детишек: девочку Геллу и мальчика Фрикса. К сожалению, народ Беотии невзлюбил Нефелу. Мужу пришлось расстаться с женой. От слез о разрушенной семье и разлуки с детьми Нефела превратилась в облако и стала путешествовать по небу, наблюдая сверху за своей семьей. Так начинается миф «Золотое руно» — один из самых знаменитых в мире. Легенда о доблести, чести и любви.

В этой статье вы прочтете краткое содержание мифа «Золотое руно». Для полного описания всех подвигов и приключений команды аргонавтов не хватит и целой книги.

Новая жена царя

Правителю пришлось снова жениться, ибо он не имел права оставаться холостяком. В жены он взял красивую, но расчетливую царевну Ино. Новая супруга не любила детей от первого брака и решила сжить их со свету. Первой попыткой было отправить детей на горное пастбище. Дорога туда была очень опасной, но дети вернулись невредимы. Это еще больше разозлило женщину.

Она стала потихоньку убеждать супруга, что боги хотят, чтобы он принес Геллу и Фрикса в жертву, иначе всей стране грозит голод. Для того чтобы убедить мужа в своей правоте, она заставила служанок поджарить семена, которые были запасены для всходов. Естественно, после такой обработки на поле не появилось ни одного колоска. Царь сильно опечалился от этого.

Страна стояла на пороге бедствия, Афамант решил узнать судьбу у оракула Дельфы и отправил к нему гонцов. И тут Ино все предусмотрела, она перехватила людей и подкупила их дарами и золотом. Им было велено сказать ее супругу, что он должен принести в жертву Геллу и Фрикса, таким образом он отвернет беду от своего народа. Афамант не знал места от горя, но все же решился на страшный шаг ради населения страны.

В это время ничего не подозревавшие дети забавлялись на пастбище с овцами. Тут они увидели среди других животных барана со сверкающей шерстью. Согласно мифам Греции, золотое руно — это драгоценная шкура животного. Они подошли к нему и услышали: " Дети, меня к вам отправила ваша матушка. Вы в опасности, я должен спасти вас от Ино, отправив в другую страну, где вам будет хорошо. Усаживайтесь мне спину. Фрикс будет крепко держаться за рога, а Гелла — за спину брата. Только вниз смотреть нельзя, иначе будет сильное головокружение".

Гибель Геллы

Баран понес детей под самые облака. Что же было дальше в мифе «Золотое руно»? Они неслись по небу на север, и тут случилось горе… Маленькая девочка очень устала держаться руками за брата и отпустила их. Полетела дочь Нефелы прямо в волны бушующего моря. Спасти малышку не удалось. Долго оплакивала богиня свое дитя. Сейчас это место называется пролив Дарданеллы, а ранее, благодаря мифу о золотом руне, пролив величали Геллеспонт — море Геллы.

Мальчика животное принесло в далекую северную Колхиду, где его уже ждал царь Ээт. Он растил мальчика как родного, баловал его и дал ему прекрасное образование. Когда Фрикс возмужал, он отдал ему в жены свою любимую дочь Халкиопу. Жили супруги душу в душу, и у них родилось четверо мальчишек.

Овна же, так звали необычного барана, Ээт принес в жертву Зевсу. А шкуру он разместил на старом дубе. Отсюда и пошло название мифа - «Золотое руно». Предсказатели предупредили царя, что его царствованию ничего не грозит, пока эта шерсть находится на дереве. Ээт приказал приставить к нему дракона, который никогда не спал.

В то же время Ино родила Афоманту еще детей. Позже они создали в Фесалии порт под названием Иолк. В этой местности правил внук царя Беотии. Имя его было Эсон. Его сводный брат Пелий устроил переворот и свергнул родственника. У Эсона был сын Ясон, который являлся также наследником, и ему грозила опасность. Опасаясь, что мальчика могут убить, отец спрятал его в горах, где его охранял мудрый кентавр Хирон. У каждого современного человека имя Ясон ассоциируется с мифом о золотом руне.

Прожил ребенок у кентавра долгих 20 лет. Хирон учил его наукам, вырастил сильным и крепким. Ясон владел основами врачевания и преуспевал в военном искусстве.

Вождь аргонавтов - Ясон

Когда парню исполнилось 20 лет, он решил вернуть власть отца в свои руки. Он обратился к Пелию с требованием вернуть ему престол отца. Тот якобы согласился, но решил хитростью погубить парня. Он поведал ему о золотом руне, которое приносило удачу и блага потомкам Афаманта. По коварному замыслу Пелия Ясон должен был погибнуть в этой экспедиции.

Ясон начал собирать команду. Среди его верных друзей были:

  • Геракл;
  • Тесей;
  • Кастор;
  • Полидевк;
  • Орфей и другие.

Судно, которое приказано было для них построить, назвали «Арго». Отсюда и пошло выражение «аргонавты». Покровительницами путешественников стали богини Афина и Гера. Под пение Орфея корабль отправился навстречу опасностям.

Миф о плавании аргонавтов в Колхиду

Первая остановка Арго была на острове Лемнос. У местности была интересная история. Мужчин здесь практически не было, поскольку их убили жены. Несчастные поплатились за многочисленные измены. Подбила их на преступление грозная царица Гипсипила.

Аргонавты сошли на землю и некоторое время развлекались с красавицами, пировали и отдыхали. Вдоволь навеселившись, они вспомнили о своей миссии и последовали дальше.

Следующая остановка путешественников была на полуострове Кизик (Пропонтид, Мраморное море). Местный правитель хорошо принял аргонавтов. В благодарность за это они помогли ему побороть шестируких великанов, которые жили рядом и нападали на жителей Кизика.

Согласно мифу о золотом руне следующим пристанищем аргонавтов стала местность в области Мизии. В этом месте жили нимфы. Речным красавицам понравился Гилас, который был очень хорош собой. Они заманили его к себе в пучину. Геракл отправился на поиски друга и отстал от «Арго». В ситуацию вмешался морской царь Главк. Он рассказал Гераклу, что у него есть миссия: ему нужно совершить 12 подвигов на службе у правителя Еврисфея.

Ясновидящий из Фракии

Прибыв во Фракию, путешественники повстречали бывшего царя местности Финея. Он был ясновидящим, которого боги наказали за предсказания. Они ослепили его и наслали на его дом гарпий, крылатых полудев, полуптиц. Те отнимали у несчастного человека любую еду. Аргонавты помогли ему справиться с нечистью. Ясновидящий за это раскрыл им секрет, как пройти между скалами, которые сходятся. Также он поведал, что золотое руно им поможет добыть Афина.

Ниже вы видите иллюстрацию к мифу Древней Греции «Золотое руно».

Далее аргонавты попали на остров Аретии, где подверглись нападению стимфалийских птиц. По стечению обстоятельств этих страшных тварей прогнал из Греции Геракл. Птицы имели перья-стрелы из бронзы, от которых воины прикрывались щитами.

Аргонавты добывают золотое руно

Наконец-то аргонавты прибыли в Колхиду. Как говорится в мифе о золотом руне, добыть драгоценную шкуру было почти невозможно. Тут и пришла на помощь Афродита. Она возбудила в сердце Медеи, дочери Ээта, пылкую страсть к Ясону. Влюбленная девушка и провела аргонавтов к царю.

Медея была волшебницей, и если бы не ее способности, то Ясон бы погиб. На аудиенции с царем вождь аргонавтов попросил Ээта отдать ему золотое руно взамен на любую услугу. Правитель был разгневан и придумал для Ясона очень сложное задание. По его замыслу главный аргонав, должен был погибнуть, выполняя его. Ясон должен был распахать поле бога войны Ареса с помощью огнедышащих быков. На нем аргонавт должен был посадить зубы дракона, а выросших из них воинов Ясон должен перебить.

Задание было не под силу никому, и Ясон мог погибнуть, если бы не влюбленная волшебница. Медея отвела аргонавта в храм и дала ему чудодейственную мазь. Она делала любого воина неуязвимым.

Ухищрения Медеи

Ясон воспользовался подарком Медеи и получил от Ээта драконьи зубы. Быки царя чуть не убили главу аргонавтов, но ему помогли Полидевк и Кастор, два брата силача. Все вместе они впрягли быков в плуг и вспахали поле. Тут явились ратники в латах, которые выросли из зубов. Медея перед битвой посоветовала возлюбленному кинуть в толпу воинов камень. Не поняв, кто это сделал, они начали нападать друг на друга. Так постепенно они сами себя и уничтожили. Тех, которые остались, добил своим мечом Ясон.

Царь Ээт был поражен победой Ясона и догадался, что ему помогла дочь. Медея поняла, что всей команде аргонавтов и ей грозит опасность от разъяренного отца. Ночью она повела возлюбленного за золотым руном. Дракона она усыпила с помощью своего колдовского зелья. Глава аргонавтов заполучил драгоценно руно, и они вместе с Медеей и командой отправились в Грецию.

Так заканчивается миф «Золотое руно» о Древней Греции. Существует целый цикл легенд о Ясоне, который показывает связь между Древней Грецией и Кавказом. Например, Колхида — это современная западная Грузия. В горной стране есть также предание о том, что золото из рек тут намывали, окуная в воду шкуру барана. На его шерсти оседали частички драгоценного металла. Содержание мифа «Золотое руно» должен знать каждый образованный человек.

fb.ru

Золотое руно. Мифы и легенды народов мира. Т. 1. Древняя Греция

Миф об аргонавтах и их плаваниях в Ээю за золотым руном, возвращении на родину и постигших их там бедствиях – один из наиболее архаических в сказаниях греков. Он был известен уже во времена создания «Одиссеи», о чем свидетельствует упоминание сходящихся скал, между которыми прошел корабль «Арго». Поэт VIII в. до н. э. Эвмел излагал отдельные детали плавания аргонавтов. Существовало много других не дошедших до нас поэм на эту тему. Одна из них была посвящена строительству «Арго» и его отплытию в Колхиду, которая в поздних изложениях мифа была отождествлена с Ээей. Сюжет плавания аргонавтов и их дальнейших судеб привлекал лирических поэтов и авторов трагедий, равно как и первых греческих историков, которых называли «логографами».

В эллинистическую эпоху интерес к плаванию аргонавтов возрос, поскольку его описание давало возможность включения в повествование уточненных знаний о далеких странах. Так возникла поэма Аполлония Родосского «Аргонавтика», содержащая самое доскональное из дошедших до нас изложений мифа. Собственно говоря, его герои не эллины, а минийцы, древнейшие обитатели Фессалии, о которых уже была речь выше. Главным героем повествования является Ясон, выходец из сказочного города Иолка, что на берегу Пагасейского залива. Он сын царя Эсона, лишенного власти своим сводным братом Пелием. Опасаясь за жизнь Ясона, обладавшего законным правом на престол в Иолке, отец отдал его на выучку кентавру Хирону, который дал мальчику воспитание, соответствующее идеалам родоплеменной аристократии. Ясон смел, честен, настойчив, силен, божественно красив и в то же время обладает навыками мореплавателя и даже лекаря. Само имя «Ясон» в переводе с греческого означает «целитель». Золотое руно для Ясона – не самоцель, не возможность проверить в преодолении преград свои силы и показать удаль, а средство для достижения царской власти.

Изучение всего написанного в древности о Ясоне позволяет понять сложный путь формирования мифа, показывает бессмысленность поисков одного «ключа» к тайне золотого руна. Сказание об аргонавтах, как в том виде, в каком мы его предлагаем, так и в более пространном, включающем массу опущенных нами версий и деталей, вобрало в себя множество древних легенд, объяснений религиозных праздников и географических названий, складывавшихся на протяжении нескольких исторических эпох.

Совпадение фессалийского Иолка, родины Ясона, с местом постройки «Арго», пунктом отправления и возвращения сказочного судна позволяет думать, что ядром мифа об аргонавтах были предания о древнейшем прошлом Фессалии – северной части Греции, населенной первоначально миниями и пеласгами и лишь в начале II тыс. до н. э. освоенной предками греков. Экономически богатая Фессалия в I тыс. до н. э. не играла крупной политической роли, уступая не только Аттике, но и соседней Беотии. Однако в мире мифов она занимала первенствующее положение. Так, на территории Фессалии находился Олимп, с Фессалией отождествлялась сказочная Фтия, родина величайшего эллинского героя Ахилла, к Фессалии восходит само название «эллины». Имя «греки», принадлежавшее древним обитателям Беотии, стало использоваться для обозначения эллинов сначала этрусками, а затем римлянами.

Оформление поисков золотого руна в плавание началось в то время, когда делались первые попытки проникновения в Понт Эвксинский (Черное море), куда вход был закрыт могущественной Троей и ее фракийскими союзниками, занимавшими берега Пропонтиды и проливы. В пользу этого свидетельствует то, что действие мифа отнесено ко времени, предшествующему Троянской войне, и героям приходилось сражаться с фракийцами. Если это предположение верно, то вполне логичным будет видеть в сталкивающихся скалах Симплегадах труднодоступный для микенцев Боспор. Окончательную форму легенда об аргонавтах приобретает в VII в. до н. э., в период милетской колонизации Понта Эвксинского. Таковы исходные моменты развития мифа об аргонавтах, на которые наслоились остальные предания, первоначально не имевшие никакого отношения к фессалийским легендам. Мореплаватели, попадающие в Понт Эвксинский, не моглиминовать земли амазонок, не могли не услышать шума крыльев орла, летящего клевать печень Прометея, не могли не посетить дворец, построенный на востоке Гелиосом. Отсутствие реальных знаний о Колхиде восполнялось деталями из других мифов. Так, в Колхиду был перенесен не только крылатый золотой баран, но и огнедышащий дракон и его «засеянные» зубы из мифа об основании Фив. Прав литературной собственности в древности не существовало, и тем более не могло существовать собственности на устно излагаемые легенды. Беотийский певец, встретившись с фессалийским, не мог ему сказать: «Позволь, но ведь дракон, охраняющий ваше руно в Колхиде, – это наш родной фиванский дракон, убитый нашим Кадмом», – ибо немедленно услышал бы в ответ: «Вашим? Но ведь Кадм чужеземец, сын финикийского царя Агенора».

Супруга Афапта Ино замахивается секирой на Фрикса, который уже ухватился за рог златорунного барана, увозящего его в далекую Колхиду

Научное истолкование мифа об аргонавтах стало возможным еще до начала раскопок Шлимана и Эванса, сделавших реальностью крито-микенскую Грецию. Но что же дала археология для мифа об аргонавтах? Не открыла ли она каких-либо зримых остатков экспедиции Ясона – медной обшивки или весла «Арго», или даров, доставленных из Колхиды? Разумеется, нет, ибо миф и памятники материальной культуры – несовпадающие реликты и уровни человеческого бытия. И все же… Иолк перестал быть мифическим городом, тезкой Иолка, сына реки Амира, в которой юноша в леопардовой шкуре потерял сандалию с левой ноги. В Иолке, городе на берегу Пагасейского залива, был обнаружен дворец минойской эпохи, сооруженный в начале бронзового века и существовавший на протяжении всего II тыс. до н. э. Следовательно, в Иолке могли строиться корабли, а его сравнительная близость к проливам могла сделать этот город исходным пунктом плаваний эллинов и их предшественников минийцев в северном направлении. Вот и все, что мы знаем о родине Ясона. И если появятся новые археологические или эпиграфические данные, то они могут расширить наши сведения только о древнейшей Фессалии, но не о корабле «Арго» и его мужественной команде. Равным образом раскопки на территории Колхиды увеличивают наши представления о древнейшей культуре колхов и иберов, но Ээт и Медея как были, так и останутся персонажами мифа, а не реальной истории.

Переправа

Юноша в пестрой леопардовой шкуре на плечах, смахнув со лба капли пота и сбросив котомку, тяжело опустился на каменную осыпь. Солнце стояло в зените, а вышел он на заре и еще ни разу не отдыхал.

Огромный мохнатый шмель сел на цветок и погрузился в него наполовину. Выше виднелись горы, белеющие снегами. Он шел оттуда. Оттуда же низвергались бурные потоки, чтобы, перерезав всю страну, слиться где-то у Иолка с солеными волнами и найти в них успокоение. «Им легче, чем мне! – думал юноша. – Они текут руслами, проложенными тысячелетиями и веками. Мой же путь темен, и никто не знает, в чем его смысл. Хирон посылает меня к царю Иолка. Зачем? Что я потерял в этом городе? Власть, которой обладали мои предки? Но не лучше ли властвовать над овцами? От них, по крайней мере, не надо ждать подвоха».

Поднявшись, юноша забросил котомку за спину и зашагал, насвистывая нехитрый мотив. Река, ранее шумевшая в пропасти, раздвинув горы, вышла на ровное место и сверху блестела золотыми завитками новорожденного ягненка. Течение стало спокойнее. Здесь можно переправиться, перепрыгивая с камня на камень, на другой берег. Вдали виднелась дорога, протоптанная не козами, а повозками, дорога в Иолк. Это о ней говорил Хирон, советуя не вступать в разговоры ни с кем – ни с купцами, ни с погонщиками мулов. «Сейчас, когда ты у цели, лучше не иметь свидетелей!» Это его подлинные слова.

Спустившись к реке бегом, юноша увидел гладкий белый камень, а на нем застывшую сгорбленную фигурку в черном. «Что здесь делает эта старушка? – подумал он. – Собирает милостыню?» И в это же мгновение он услышал скрипучий голос.

– Доблестный юноша! Не будешь ли ты так добр перенести меня через эту бурную реку? Ноги не держат, а надо в Иолк.

Ясон молча поднял дряблое старческое тело и, прижав его к себе, шагнул в воду. Ему ранее приходилось перетаскивать через стремнину овец, но те были тяжелее и старались выскользнуть. Старушка же была легка, как тень. Реку он преодолел в четыре прыжка, но, выходя на берег, неловко ступил и уронил сандалию с левой ноги. Будь он один, ее легко можно было поймать. Но со старушкой было несподручно. Когда он опустил свою ношу на землю, сандалию уже засосал ил.

Махнув с досады рукой, юноша понесся, припадая на одну ногу.

– Как твое имя, юноша? – послышалось сзади. – Как тебя благодарить?

– Меня зовут Ясоном. Доброго тебе пути, бабушка! – крикнул юноша не оглядываясь.

Если бы он оглянулся, жизненный путь уже не казался бы ему таким темным. На том месте, где он оставил старушку, находилась высокая статная женщина с властным лицом – богиня Гера, супруга Зевса. И как она не похожа на ту мстительную и ревнивую женщину, какой ее рисуют поэты. Она провожала юношу взглядом, и не было в нем обычной суровости. Прекрасные губы богини шептали:

– Доброго тебе пути, Ясон!

Ясон в Иолке

В тот вечер царю Иолка Пелию сообщили, что встречи с ним добивается юноша, одетый в шкуру леопарда.

– Пусть войдет! – распорядился царь.

Юноша – на вид ему можно было дать лет двадцать – почтительно поклонился. Шкура леопарда была потерта и порвана в нескольких местах. Видимо, она служила ее владельцу не только плащом, но и подстилкой. Опустив взгляд ниже, Пелий увидел, что незнакомец обут на одну правую ногу.

На лбу Пелия выступил холодный пот. Вспомнилось давнее предсказание, что его власти и жизни не угрожает никто, кроме незнакомца в одной сандалии. И вот этот незнакомец явился!

Совладав с собой, царь спокойно произнес:

– Каких только причуд не бывает в дальних странах! Я слышал, что где-то на востоке сыновья бросают тела умерших родителей на корм псам, а на севере люди превращаются в волков. В какой же стране обуваются на одну ногу?

– Я не чужестранец, – отозвался юноша. – Сандалию я потерял, переправляясь через Амир. Конечно, я мог бы приобрести пару обуви. Но Хирон сказал, чтобы я явился прямо к тебе, никуда не заходя.

– Кто этот Хирон и какой страной он правит? – поинтересовался Пелий.

– Хирон не царь. И даже не человек. Он кентавр и живет в пещере. Меня ему отдал отец, едва я родился, опасаясь за мою жизнь. Хирон воспитал меня в правде и дал имя Ясон. Я пришел к тебе, царь, чтобы ты вернул власть, принадлежащую мне по праву.

Пелий ответил не сразу. Его поразило простодушие этого юнца, назвавшего себя Ясоном. Говорить с человеком, ничего не таящим за душой, бывает подчас тяжелее, чем с хитрецом. Правда обезоруживает.

– Власть действительно должна принадлежать тебе, – начал Пелий не сразу. – Но будет справедливо, если ты возьмешь на себя часть обязанностей, которые лежат на нашем древнем роде. Душа нашего общего предка Фрикса требует, чтобы кто-то из нас вернул его достояние – золотую шкуру барана, на котором тот добрался до Колхиды. Я стар. Ты же молод и силен. Как только золотое руно окажется в Иолке, ты получишь корону.

Пока Пелий разглагольствовал, Ясон вспоминал историю Фрикса, слышанную им от Хирона. Матерью Фрикса и его сестры Геллы была богиня облаков Нефела. Когда их отец Афамант женился во второй раз, мачеха Ино решила погубить детей. Хитростью и обманом она убедила сограждан, что боги, обрушившие на страну страшную засуху, требуют в жертву царских детей. Несчастных уже подвели к алтарю, однако Нефела, спустившись легким туманом на землю, принесла чудесного овна со сверкающей золотой шкурой. И как только брат и сестра сели на его спину, он, взмыв в небо выше птиц, понесся на север. По дороге у Геллы закружилась от высоты голова, и она упала в море, получившее с тех пор ее имя, а Фрикс добрался до Колхиды, где был воспитан царем Ээтом. Женившись на царской дочери, он принес овна в жертву Зевсу. Шкуру этого барана и желал получить Пелий.

– Согласен! – воскликнул юноша с той радостной готовностью, которая не оставляла никаких сомнений в том, что он постарается как можно скорее возвратиться в Иолк.

По губам Пелия скользнула удовлетворенная ухмылка. Нет, он не торопился получить золотое руно. Он не верил в его существование. Мало ли какие рассказывают бредни! Пелий радовался собственной находчивости. Ему не стоило труда избавиться от этого глупца иным способом – предложить вино с ядом, наслать убийцу. Но все-таки это не чужак, а племянник. Пусть им займутся боги.

«Арго» и аргонавты

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Золотое Руно (Поход аргонавтов) - Мифы Древней Греции

Подробности
Категория: Мифы Древней Греции

Страница 1 из 25

Золотое Руно


Фрикс и Гелла

Давным-давно в Греции, между двух синих морских заливов в глубокой долине, отгороженной высокими горами от всего остального мира, лежала страна Беотия.
Под синим небом её высоко вздымалась вершина Геликона, таинственной горы, где между тёмных рощ, над звонкими струями ключа Гиппокрены обитали богини искусств — музы.
Далеко внизу, блестя подобно зеркалу, раскинулось светлое Канайдское озеро. Берега его поросли таким камышом, из которого выходят самые лучшие, самые звонкие и певучие флейты; сюда по ночам, говорили люди, приходил порою сам бог лесов, великий Пан, чтобы срезать тростинку для своей божественной свирели.
Озеро ласково шуршало в пологих берегах, окруженное пашнями, лугами и виноградниками, потому что жители Беотии были искусными земледельцами. И совсем близко к его воде, отражая в ней свои храмы и башни, дома и ворота, стоял на одном из озёрных берегов беотийский город Орхомен.
В те времена, о которых пойдёт рассказ, владыкою Орхомена был счастливый царь Афамант, сын бога ветров Эола.
Крылатый отец царя Эол днём и ночью носился над морями и над сушей во главе своего воздушного воинства. Он любил своего сына Афаманта и помогал ему. Он хорошо знал, что именно может принести счастье пахарям-беотийцам.
Острыми мотыгами разрыхляли они тучную, горячую землю Беотии, дожидаясь урожая. Больше всего на свете они боялись засухи. Больше всего в мире радовал их крупный, тёплый дождь, омывающий посевы, сладким соком текущий из земли в тяжёлые виноградные гроздья.
Вот почему, когда царь Афамант был ещё очень молод, буйный бог ветра Эол принёс на своих шумных крыльях в Орхомен тихую и нежную пепельнокудрую девушку, богиню животворных туч и лёгких облаков Нефелу.
Была прекрасна Нефела-облачко. Светлым туманом окутывали её стан волнистые мягкие волосы. Большие влажные глаза смотрели с задумчивой лаской — как смотрят звёзды сквозь лёгкую дымку неба… Афамант полюбил Нефелу. Он женился на ней. И до поры до времени тихо и счастливо потекла их жизнь.
Богиня дождей и туманов сроднилась с трудолюбивым беотийским народом. Часто выходила она на крышу царского дворца и долго оставалась там, распустив волосы, подняв кверху покрытые золотыми запястьями руки. Стоя так, высоко над городом, она произносила таинственные заклинания.
Тогда отец Афаманта Эол, звеня крыльями, вылетал из своего жилища. Ветер начинал свистать в ветках беотийских сосен, шуршать сухой листвой лавровых деревьев и маслин. Звонкие кузнечики и цикады прекращали стоголосое пение. Юркие ящерицы забивались в щели. Смолкали птицы. Горные орлы опускались в ущелья. Они знали: скоро хлынет животворный дождь.
А Нефела всё пела свои вещие гимны. И по приказу царицы со всех сторон начинали стягиваться к лугам и нивам Беотии её сёстры-тучи. Отягощённые влагой, собирались они вверху, клубились, громоздились. Сверкала далёкая молния, гремел глухой гром.
И вот уже первые капли дождя прыгают по горячим камням; вот дети, разевая маленькие рты, ловят их прямо на язык; плодовые деревья вздрагивают омытыми листьями; и усталые крестьяне радостно подставляют под тёплый ливень запылённые головы. «Спасибо Нефеле, царице туч! — говорят они. — Теперь у нас будет хлеб и наше кислое, освежающее усталых, вино: дождь идёт!»
Бог Эол часто влетал по ночам то в узкие окна, то в широкие двери Афамантова дворца. Он склонялся над колыбельками, где спали его внуки Фрикс и Гелла. Он шевелил кудри Фрикса, целовал светлый лобик Геллы, веял на них могучим дыханием и, скользнув в царскую опочивальню, шептал на ухо спящему сыну:
— Афамант, Афамант, люби Нефелу-тучку! Береги Нефелу-облачко! В её руках — жизнь и счастье твоей страны.
И пока Афамант слушался мудрых советов, всё шло хорошо.
Но случилось так, что однажды поехал он в главный город Беотии, в семивратные Шивы, к гордому фиванскому царю Кадму. Здесь, на пиру в пышных царских покоях, пленила его взор дочь Кадма, темнокудрая Ино.
Ино была смелой, пылкой, говорливой девушкой, а жена Афаманта Нефела ходила неслышной поступью, говорила тихо, улыбалась робко.
Ино часто и звонко смеялась — Нефела-тучка чаще плакала светлыми слезами умиленья.
Ино была всегда весела, как солнечный зайчик, — Нефела нередко становилась тихой и грустной, словно её милые сёстры, бесшумные дождевые облака.
И вот Афамант полюбил весёлую, бурную Ино. Он прогнал прочь кроткую Нефелу, а темнокудрую дочь Кадма взял себе в жёны. Афамант полюбил её, она же не любила никого, кроме самой себя. А больше всего возненавидела мачеха детей Нефелы, мальчика Фрикса и девочку Геллу. Ей не понравилось, что Афамант оставил их при себе, когда Нефела удалилась от него в жилище богов, на далёкую снежную гору Олимп.
Время шло. Фрикс и Гелла стали подростками, и мачеха начала бояться их: ей всё чаще приходило на ум, что, сделавшись взрослыми, они могут отомстить ей за свою мать и погубят её.
Тогда она решилась на коварное дело, чтобы не допустить этого.
Она хорошо знала, что теперь царю Афаманту и беотийскому народу нечего ожидать помощи от обиженной Нефелы-тучи. Облака давно уже обходили по небу беотийские пределы. Дожди стали редкостью. Всюду клубилась пыль, и землепашцы не знали, стоит ли им бросать семена в накалённую солнцем сухую землю. Ино же собрала женщин-орхомеянок и подучила их ещё сильнее иссушить на солнце те зёрна, которые собирались сеять их мужья.
— Надо проучить гордую Нефелу! — дерзко смеялась она. — Нефела думает, что без её заботы вы погибнете! Это ложь. Молитесь богу солнца Аполлону, и он пошлёт вам великий урожай!
Так и сделали орхоменские женщины. Сухие, тощие зёрна легли в сухую, горячую землю, и из многих тысяч семян не взошло ни одно.
Страх обуял беотийцев. Голод грозил их стране. Тщетно молили они небо, чтобы оно послало им освежающий дождь. Напрасно уговаривал многокрылый Эол горестную Нефелу позабыть свою обиду: богиня далеко обходила землю, ставшую ей ненавистной, и горькие слёзы её лились над чужими, дальними краями.
Что было делать людям? Афамант, придя в отчаяние, решил отправить самых мудрых старцев в священный город Дельфы: пусть вещие жрецы Аполлона научат их, как надо поступить, чтобы избежать голода и смерти.
Послы отправились в путь и достигли Дельфийского храма.
— Царь Афамант, — сказали им жрецы, — должен вымолить прощение у Нефелы-тучи. Он должен выполнить всё, что только она ему велит сделать.
Но коварная Ино не позволила передать мужу эти страшные для неё слова. Далеко за стенами города, там, где в тени священной масличной рощи белела статуя бога Гермеса, она, переодетая простой женщиной, встретила Афамантовых послов. Она напоила их дорогим вином. Она осыпала их пышными дарами. Она подкупила их. И, придя в царский дворец, седобородые послы слукавили перед Афамантом.
— О царь! — сказали они ему так, как их подучила Ино. — Чтобы избавить твой народ от бедствия, голода и смерти, ты должен принести в жертву великим богам своего сына Фрикса. Отведи мальчика на священную гору и заколи там над жертвенником. Пусть его кровь брызнет вместо дождя на беотийскую землю. Тогда боги простят тебя, и эта земля принесёт людям великий урожай.
Горько заплакал царь Афамант, услышав эти слова. С криком отчаяния разорвал он свои царские одежды. Он бил себя в грудь, ломал руки, прижимал к себе любимого сына. Но за стенами дворца уже бушевала толпа народа. Исхудавшие от голода люди смотрели сумрачно. Бледные матери поднимали на руках и показывали несчастному царю своих голодных детей. И царь Афамант решился.
— Пусть один мой сын погибнет, если его смерть спасёт многих! — прошептал он, покрывая голову полой своего хитона. — О Нефела, Нефела! Страшно карают меня боги за мою вину перед тобой. Страшно моё наказание, Нефела! Сжалься над нами!
Прошла ночь, полная тоски и плача. И вот на высокой священной горе, под густолиственной смоковницей собралась на рассвете следующего дня кучка людей. Было тихо, и небо ярко синело. Но странно: над самой вершиной горы с утра стояло в голубом небе лёгкое, светлое, сияющее облачко.Всё было уже готово для жертвоприношения. Белый камень, обагрённый кровью бесчисленных барашков и тельцов, вымыли ещё с вечера. На медных треножниках зажгли в курильницах зёрна душистого ладана. Принесли широкогорлые сосуды с водой. Старый суровый жрец, держа в правой руке острый и кривой нож, протянул левую. Он безжалостно схватил за кудрявые чёрные как смоль волосы плачущего, дрожащего мальчика, связанного белым полотенцем.

Мальчик закричал в ужасе. Светлокудрая Гелла, его сестра, с отчаянным воплем бросилась к брату. Жрец грубо оттолкнул её, но вдруг…
Вдруг над горой раздался словно удар грома. И жрец, и все, кто пришёл, чтобы видеть, как будет принесён в жертву царский сын Фрикс, вздрогнули и закрыли глаза руками. Ослепительный свет прорезал воздух.

www.planetaskazok.ru

Золотое руно - что это в мифологии?

Словосочетание «золотое руно» иносказательно означает богатство, которым каждый стремится овладеть. Это понятие тесно связано с греческой мифологией и храбрыми аргонавтами, отправившимися в далекую Колхиду, чтобы сразиться со страшным драконом и заполучить волшебную овечью шкуру – символ богатства и процветания.

Что такое золотое руно?

Само слово «руно» означает шерсть овцы, которая состригается с животного, не нанося ему вреда. Ранее драгоценный металл на Кавказе добывали, опуская овечью шкуру в воду златоносной реки, и крупицы драгоценного металла оседали в длинной шерсти. Этот способ добычи не подтвержден, поэтому до конца не ясно, как выглядит золотое руно: существовало ли такое в действительности или это одна из многочисленных легенд Эллады.

Золотое руно - мифы Древней Греции

Существует несколько вариаций древнегреческих мифов, рассказывающих о том, что такое золотое руно: легенда гласит, что жил греческом городе Орхомен царь Афамант, полюбила его богиня облаков Нефела, и были у них дети – сын Фрикс и дочь Гелла. Однако Нефела была богиня вечно печальная, меланхоличная и поэтому наскучила царю, и тот женился на дочери фиванского царя. Злая мачеха невзлюбила детей Афаманта и решила их погубить.

Узнала об этом Нефела и послала своим чадам с небес чудесного барана, на спине которого Фрикс и Гелла спасались от преследований злой мачехи. Сыну царя удалось избежать погони у берегов Колхиды (нынешняя Грузия). Афамант в качестве благодарности принес этого барана в жертву, а шкуру подарил правителю этой страны. Впоследствии шерсть волшебного барана стала своеобразным символом процветания страны колхов. Она охранялась свирепым вечно бодрствующим драконом в таинственной роще. Достать реликвию было практически невозможно, и только один герой на это отважился.

Где находилось золотое руно?

Золотое руно, миф о котором сложили древние эллины, находилось на самом деле на берегу Черного моря, на территории современной западной Грузии, в государстве Колхида. Это предок первого феодального грузинского государства, которое оказало большое влияние на формирование грузинского народа. Там, на территории города Сенети, при раскопках были найдены материалы, проливающие свет на историю с данной необычайной овечьей шкурой и ее похищение.

Кто охранял золотое руно?

Будучи символом богатства и процветания, шерсть волшебного барана тщательно охранялась колхами, висела на священном дубе в таинственной роще, а рядом на страже стоял недремлющий огнедышащий дракон. Золотое руно добыл греческий герой Ясон хитростью. С помощью дочери богини колдовства Медеи герой прокрался к стражу волшебного артефакта, усыпил его и завладел сокровищем. Чтобы узнать, кто ходил за золотым руном, обратимся снова к Древней Греции.

Кто добыл золотое руно?

Потоки царя Афаманта не могли поделить власть. Правнуку царя Ясону пришлось прятаться в горах от преследований своего дяди – коварного Пелия. Проведя 20 лет на воспитании у мудрого кентавра Хирона, юноша стал храбрым и сильным, поэтому в бою его было уже не победить, и Пелий решил действовать хитростью. Он сказал племяннику, что чтобы отказаться от престола, необходимо вернуть на родину знаменитое золотое руно. Отважный герой сразу же взялся выполнять задание и набрал целую команду храбрых воинов.

Корабль смельчаков, кто плавал за золотым руном, был назван «быстрым» – «Арго», а сами добровольцы назвались аргонавтами. Множество препятствий пришлось преодолеть Ясону, прежде чем он сумел доплыть до страны колхов, где находилось золотое руно, и аргонавты ему помогали в этом: сражались с великанами и страшными гарпиями, избавили Вифанию от деспотичного царя и помогали на своем пути всем, нуждающимся в помощи. Только через много лет сумели воины наконец достичь берегов Колхиды и завладеть заветным артефактом. Ясон и золотое руно, добытое им, прославили древнюю Элладу.

 

womanadvice.ru

Золотое руно миф



Древняя Греция славится своими мифами уже очень давно. Некоторые из них знают даже дети. Одним из самых популярных древнегреческих мифов, после «Яблока раздора», является миф о золотом руне.

Как известно из древнегреческой мифологии, золотое руно было шкурой барана, которого ниспослала с неба богиня Нефела. Среди греков она значилась богиней туч, бывшей женой царя Беотии Амафанта.

Легенда о золотом руне



Необычайно прелестной была жена царя Беотии, Нефела. Она была богиней туч. Вместе они жили довольно долго, растя двух детей, девочку и мальчика по имени Гелла и Фрикс. Но их семейная жизнь продолжалась совсем недолго. Невзлюбил беотийский народ свою царицу и хитрым способом заставил Амафанта прогнать жену из царства.

Богиня вернулась на небеса, а царь женился на другой. Но день изо дня Нефела все больше и больше страдала без своих детей. Это можно было увидеть из ручьев ее слез, которые превращались в дождевые капли.

Новая жена Амафанта была фригийской царевной по имени Бино. Это была холодная и весьма расчетливая женщина, которая умела добиться своего. Больше всего на свете Бино не любила девочку и мальчика, что остались от бывшей жены возлюбленного. Замыслила она убрать детей со своего пути раз и навсегда.

Началом ее плана был приказ о ссылке Фрикса и Геллы на отдаленное горное пастбище. Позже Бино всевозможными ухищрениями пыталась заставить мужа думать, что его детям желают смерти сами боги. Ухищрение заключалось в том, что если Амафант не повинуется воле богов, его ждут неурожай и голод среди народа.

Для того чтобы у Амафанта не возникло никаких подозрений в неправоте супруги, Бино договорилась с беотийскими женщинами засеять по весне поля высушенным зерном. И вот, когда пришло время собирать урожай, весь народ Беотии встревожился. Посев не взошел.

Неурожаем встревожился и сам царь. Он понимал, что теперь его народ будет голодать. Но даже это не заставило его подумать о том, что в этом виноваты его дети. Для выяснения причины неурожая, Амафант послал нескольких гонцов к оракулу в Дельфы.

Но и тут подоспела коварная Бино и ее верные слуги. Вместе они перехватили гонцов на обратном пути к дому и, подкупив их дорогими подарками, велели сказать царю, что тот должен убить своих детей. Только таким способом можно будет избавиться от горестной беды.

Услышав плохое известие от своих гонцов, Амафант впал в горе и начал готовиться к неизбежному жертвоприношению. А тем временем его дети игрались с овцами на пастбище и ни о чем не подозревали. И вдруг заметили они среди обычных овец огромного барана с золотой шерстью. Это был посланец от их матери. Он предупредил их о надвигающейся опасности и предложил им свою помощь. Помощь заключалась в том, что баран должен был доставить их в далекую страну, где детей ждет лучшее будущее.

Взлетели дети с бараном под самые облака и понеслись вдаль. Но во время полета девочка слишком выдохлась и не могла больше держаться за барана, рухнув в глубокое море. Мальчик же благополучно достался в царство колхов, где его принял царь Ээт.

Руно мифического барана, царь принес в жертву богу Зевсу. За это Ээту предсказали долгое царствование до тех пор, пока золотая шкура барана будет в его царстве. Для дополнительной защиты золотого руна, царь приставил к его охране могущественного дракона.

Отображение истории в действительности



История эта повествует о современном проливе Дарданеллы, который когда-то греки называли Геллеспонтом или Геллой, в честь пропавшей в том месте девочки.

Дарданеллы находится между европейским полуостровом Галлиополи и северо-западом Малой Азии.

fantasytown.ru

ЗОЛОТОЕ РУНО. «Мифы Древней Греции» | Успенский Лев Васильевич

ЗОЛОТОЕ РУНО. «Мифы Древней Греции» | Успенский Лев Васильевич | Успенский Всеволод Васильевич

Мифы Древней Греции

Успенский Лев Васильевич

Успенский Всеволод Васильевич

ЗОЛОТОЕ РУНО

 

 

* * *

litresp.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о