Знание в философии – Знание — Википедия

ЗНАНИЕ - это... Что такое ЗНАНИЕ?

    ЗНАНИЕ — форма социальной и индивидуальной памяти, свернутая схема деятельности и общения, результат обозначения, структурирования и осмысления объекта в процессе познания.     Со времен элеатов, атомистов и Платона знание характеризуется через противоположность мнению. Глубокое, полное и совпадающее с объектом знание противопоставляется иному — поверхностному, фрагментарному и отклоняющемуся от подлинной реальности знанию, фактически лишаемому позитивного статуса и объявляемого заблуждением. Это — онтологическое представление о знании как образе скрытой реальности, которое постольку состоятельно, поскольку совпадает с последней (теория корреспонденции). Использование вещных аналогий (“копия”, “слепок”, “отпечаток”, “отражение”) обнаруживает истоки данного представления в сакральных верованиях симпатической магии, согласно которой подобное таинственно порождается подобным. Современные реалистические эпистемологии стремятся десакрализироватъ процесс “пересадки в голову” предметного содержания с помощью достижений нейрофизиологии и теории информации. Античный скептицизм и сократическая диалектика, напротив, связали знание в большей степени с методом его получения, чем с предметом-прототипом. Всякое мнение или убеждение нуждается в процедуре обоснования, чтобы обрести позитивный познавательный статус. Знание тем самым рассматривается не как связь ментального состояния с его прототипом во внешней реальности, а как согласованность элементов опыта между собой, выступающая в форме оправданного убеждения, связи высказывания, дискурсивной системы (теория когеренции). Такой подход, представленный в новое время картезианством и берклианством и означавший переход от онтологического к собственно теоретико-познавательному образу знания, дает возможность современным философам-аналитикам фактически редуцировать теоретико-познавательные проблемы к лингвистическим.     От Аристотеля ведет начало целый ряд представлений о знании, в том числе о знании как умении. Знать нечто (ремесло, язык, обряд) означает уметь практиковать, пользоваться, воспроизводить его. Знание рассматривается как схема деятельности и общения, как функция всякой человеческой активности (функционализм). Этот подход, представленный сегодня социологическими и прагматистскими эпистемологиями, сочетает в себе элементы теорий корреспонденции и когеренции.     В настоящее время назрела необходимость расширить традиционное, идущее от И. Канта и К. Поппера представление о форме знания как утвердительном высказывании с субъектно-предикатной структурой, с которым всегда может быть сопоставлена истинностная оценка. Уже Аристотель фактически признавал многообразие типов знания (эпистеме, докса, пистис, техне, эмпейриа и т. п.). Не только обыденное суждение, эмпирическое протокольное предложение или научная теория, но и философская проблема, математическая аксиома, нравственная норма, художественный образ, религиозный символ имеют познавательное содержание. Все они характеризуют исторически конкретные формы человеческой деятельности, общения и сознания, связанные с адаптацией, ориентацией и самореализацией во внешнем и внутреннем мире. Поэтому полная дефиниция термина знания может строиться лишь по принципу “семейного сходства” (Л. Витгенштейн), как исчерпывающая типология знания, совмещающая разные принципы выделения типов.     Средневековые дискуссии об универсалиях и сферах компетенции науки и теологии поставили проблему опытного и внеопытного знания. Она выступала в форме соотношения приобретенных и врожденных идей (Декарт), впечатлений и идей (Локк, Беркли), истин факта и истин разума (Лейбниц), области эмпирического (апостериорного) и трансцендентального (априорного) (Кант). Чувственная образность, зависимость от условий, частный, приблизительный характер опытного знания отличает его от умозрительности, абстрактности, точности, безусловной всеобщности внеопытного знания. Однако в настоящее время не представляется возможным обосновать существование абсолютно внеопытного знания — во всяком знании выявляются опытные элементы. При этом сам опыт перестает пониматься как нечто монолитное и однообразное (индивидуальный и коллективный, творческий и рутинный, практический и мысленный и т. п.), поэтому противоположность опытного и внеопытного знания рассматривается как относительная, связанная с взаимодействием разных контекстов опыта. Так, сложные логические структуры, выступающие для индивида в конкретной ситуации как априорные, являются для него же результатом постепенного развития его опыта логического мышления, а в конечном счете — плодом совокупного коллективного человеческого опыта. И напротив, простейший чувственный опыт (ощущения цвета, вкуса, запаха) обнаруживает по отношению к индивиду и группе элементы внеопытности, коль скоро в нем определяющую роль играют устойчивые, общепринятые вкусы, предубеждения, традиции.     Оппозиция практического и теоретического знания не совпадает с делением по критерию опытного содержания или происхождения. И теоретическому, и практическому знанию соответствует собственная сфера опыта, и их различие кроется, скорее, в формах функционирования знания. Так, практическое знание вплетено в деятельность и общение, слито с ними, направлено на их ситуационное обслуживание и обладает слабой рефлективностью. Оно не вырабатывает смыслы, которыми обладают предметы и способы деятельности, но транслирует их в данную практику из других контекстов опыта. В практической политике, к примеру, доминируют, помимо элементов научности, заимствованная из религии оппозиция сакрального и профанного, мифотворчество и магическая методика подмены терминов и ситуаций, психологическая и биологическая (организмическая) терминология. В производственной практике воспроизводятся как научно-технические знания, так и натурфилософские образы слитности человека и объекта, человека и орудия, отождествления природы с Ботом, организмом, машиной.     Теоретическое знание (философия, теология, идеология, наука), напротив, ориентировано на выработку новых смыслов и внесение их в реальность. Оно в той или иной степени дистанцировано от объекта и содержит, скорее, схемы специфической деятельности (дискурса, исследования) и общения (диспута, диалога), обретающие форму понятий, законов, теорий в ходе их рефлексивной разработки. Практическое знание имеет, как правило, неявный, невербальный, ритуализированный характер (М. Полани), в то время как теоретическое знание предполагает явную текстуально-словесную форму. Оба эти типа знания содержат дескриптивные и нормативные компоненты, но только теоретическое знание предписывает законы самой природе (естествознание). Теоретическое и практическое знания могут содержать научные и вненаучные элементы, причем само понятие научного знания не исчерпывается какой-либо дефиницией в образе родовидового отличия, но формулируется исходя из его социологической принадлежности науке как социальной системе. Всякий тип знания может быть содержательно охарактеризован только как элемент целостного культурно-исторического комплекса (науки, техники, религии, мифа, магии). Поэтому исчерпывающая типология знания фактически совпадает с историей культуры.     В самом общем виде знание можно определить как творческое, динамическое измерение сознания, коль скоро всякое сознание существует в форме знания. Знание выступает как объективная идеальная форма всякой деятельности и общения, как их возможная форма в том смысле, что оно представляет собой предпосылку расширения горизонта человеческого бытия. Знание есть не только преобразование опыта в сознание путем структуризации, обозначения его элементов, не только фиксация опыта в социальной памяти. Оно является способом трансформации знаковых систем, сознания, деятельности и общения, придания им новой формы, т. е. нового смысла и значения. Знание возникает как осмысление человеком контекстов своего опыта. В таком случае всякий тип знания выступает как смысл, вносимый в специфическую реальность (производственную практику, социальную регуляцию, ритуальный культ, языковый текст). Тем самым знание есть различение этих реальностей и контекстов опыта как возможных сфер реализации человеческих способностей. Способность знания служить расширению культурно-исторического контекста человеческого бытия есть основа для его оценки в терминах таких оппозиций, как точность-приблизительность, достоверность-вероятность, сущность-видимость, творчество-репродукция, истина-заблуждение.     В отличие от задачи когнитивных наук, философский анализ знания связан прежде всего с пониманием его не как информации о внешней и независимой реальности, но, напротив, как элемента мира человека, говорящем о способности его вносить идеальный порядок и смысл в реальность, создавая тем самым предпосылки ее практической трансформации. См. также Знак, Значение, Сознание, Смысл.     Лит.: Касавин И. Т. Познание в мире традиций. М., 1990, гл. 3—4; Лекторский В. А. Субъект, объект, познание. М., 1980; Полани М. Неявное знание. М., 1985; Рассел Б. Человеческое познание, его сфера и границы. М., 1957; Розов М. А. Теория социальных эстафет и проблемы анализа знания. — В кн.: Теория социальных эстафет. Новосибирск, 1997; Теория познания (под ред. В. А. Лекторского и Т. И. Ойзермана), т. 1. М., 1993; Швырев В. С. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 1978; AyerA. The Problem of Knowledge. L., 1956, Bloor D. Knowledge and Social Imagery. L., 1976; Chisholm R. Theory of Knowledge, Englewood Cliff's, 1977; Sandkuhier HJ. Erkenntnis/Erkenntnistheorie. — В кн.: Europaische Enzyklopädie zu Philosophie und Wissenschaften. Bd. l. Hamb., 1990, S. 772-904.

    И. Т. Касавин

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

dic.academic.ru

Определение философии. Понятие философского знания.

Философия  включается в себя  концепции о жизни и мире, в котором живет человек. По выражению известного английского философа Бертрана Рассела, философия является продуктом двух факторов: традиции и научных исследований.
     Слово “философия” употребляется в различном  смысле, широком и узком. Можно сказать также, что философия является чем-то промежуточным между теологией и наукой. Подобно теологии, она рассуждает о предметах, точное знание относительно которых недостижимо. Подобно науке, она обращается к разуму, а не к авторитету, и пытается дать ответ на сложнейшие вопросы бытия. Наука и теология соотносятся между собой так, как более или менее точное знание и догматика. Вместе с тем, между теологией и наукой есть область знания, подвергаемая критике и со стороны той и другой, это и есть

философия.
    Взаимосвязь философии и частных наук состоит в том, что философия дает предельно общее знание. Физика же или математика – это частное знание науки. Философия – знание о всеобщем мире, частная наука — знание об одной из сторон этого мира. Философия — знание об объективной реальности, не зависящей от нас.
    По мысли Х. Ортега-и-Гассета, современного европейского мыслителя, философия формирует мысль об объективной реальности и учит человека строить свою деятельность в зависимости от нее. «В отличие от физики и наук, ей подобных, философия ищет такой реальности, которая не зависела бы от наших действий, а способствовала тому, чтобы наши действия зависели от нее».
    Человек живет в мире и так или иначе его воспринимает. Он может руководствоваться обыденным сознанием, или житейским, меняя свое мнение в зависимости от очередных авторитетов, а может иметь свое собственное мнение и свою позицию. Выработать свою позицию, независимую от обстоятельств и авторитетов, трудно. И таких людей — с соственной позитивной установкой—называют самостоятельными, им, как правило, симпатизируют. Многие писатели и ученые, вспоминая о прожитых годах формирования, говорили о важности такого процесса становления личности.
    Людей, обладающих особой внутренней цельностью, умнием противостоять невзгодам и жизненным неурядицам, нередко называют философами. Есть ли такие философы рядом с нами? Кого мы могли бы назвать в своей обычной жизни философами? Видимо, тех, к кому сами нередко обращаемся за житейским советом. Сознаем мы это или нет, но обращаемся не к каждому, а к разумному человеку.
    Как писал Б.Рассел, философия — это одновременно и следствие, и причина. Она есть следствие социальных обстоятельств, политики и политических институтов; времени, к которому принадлежит. И она есть причина убеждений, определяющая, в свою очередь, политику и социально-политические институты последующих веков.
    Невозможно рассматривать философов вне времени. Начиная с древнейших времен, философия была не просто делом школ или споров между отдельными группами ученых, а неотъемлемой частью жизни общества.
    Философия есть совокупность концепций о жизни и мире. Главный (основной) вопрос философии
— вопрос об отношении знания к бытию, духа к природе.  Философия есть размышление о том, что в мире преобладает: духовное или материальное. Каково соотношение между ними? Познаваем ли мир?  Если мир познаваем, то — насколько? Насколько наше знание может быть адекватным реальности?  Эти и многие другие вопросы и являются философскими вопросами.
    Философия включает в себя и религиозные, и этические, и эстетические концепции, и естественнонаучные гипотезы. Философия в широком смысле этого слова есть мудрость вообще. Философия в узком смысле  слова есть теория философствования.    
    Что предполагает философская разумность? Ясно, что это не возрастное состояние мудрого старца. Ведь и старый человек может быть глупцом, а юный — мудрецом. Так что же такое мудрость?
    Попробуем спросить об этом у одного старого философа — Аристотеля (4 в. до н. э.). Аристотель — древнегреческий мыслитель, известен тем, что основал Ликей (школу философов) и что был учителем великого полководца Александра Македонского. Что же он нам ответит на наш вопрос? “Во-первых, …мудрый, насколько это возможно, знает все, хотя он и не имеет знания о каждом предмете в отдельности. Во-вторых, мы считаем мудрым того, кто способен познать трудное и нелегко постижимое для человека… В-третьих, мы считаем, что более мудр во всякой науке тот, кто более точен и более способен научить выявлению причин…”.
    Особенностью философского знания является мудрость, отличная от житейской мудрости. Аристотель называл эту особенность: философии “знанием общего”. Он полагал, что не обязательно для человека знать много, но важно понимать многое. А  добиться этого можно не умножением знания, а умением постигать причины. Это умение дает  способность предвидеть события, а значит и — правильно действовать.
   Аристотель называл философом того, кто способен удивляться, ибо удивляющийся размышляет, философствует. Думает о смене положения Луны, Солнца и звезд, о происхождении Вселенной, о себе и своей судьбе. Важно, что этот удивляющийся человек считает себя незнающим. Потому что тот, кто уверен в своем всезнайстве, никогда не станет философом. И не о нем речь.
    Чему же удивляется человек-философ? Да всему: миру, звездам, детям, людям. Он очень любят сказки и мифы, он находит в них массу удивительной информации. Он хочет много знать. Но не ради какой-то конкретной пользы, а ради того, чтобы понять явление. Аристотель говорил; “ради разумения”. И именно потому Аристотель называл такого человека свободным (не связанным, не скованным каким-то обязательством), а науку философию — единственно свободной, существующей не с прагматической (полезной) целью, а как бы ради себя самой, “ради разумении”. В философском знании нет прямого утилитарного смысла, какой-либо выгоды и корысти.
    Путь философского знания — это путь разумного мышления. И формируется это знание вместе с формированием человека разумного (homo sapiens). Вы знаете, что появлению человека разумного предшествовали многие и многие годы, столетия и тысячелетия варварства. Основным типом человека этих времен был человек-хищник, внутривидовой агрессор. Он уничтожен историей, но потомки его остались в человеческом роде, осталась и агрессивность по отношению к людям. Каннибализм — признак этого человеческого прошлого. Сохранившаяся у некоторых индивидов ежедневная потребность в насилии — явление того же порядка. У кого-то эта потребность сублимировалась (претворилась) в удовлетворении атрибутами жестокой политической власти. Современный макиавеллизм (т. е. политика, пренебрегающая нормами морали) — наиболее полное воплощение духовной позиции подобных людей-агрессоров, главным способом жизни которых является жестокость и обман.
    Время появления разумного человека, руководствующегося в своей жизни не сиюминутной пользой и т. п., а знанием, мудростью, это время  немецкий философ Карл Яснерс называл “осевым временем”. Осевое время,  начавшееся почти одновременно в течение от 800 до 200 гг. до н. э. в Китае, Индии и на Западе, способствовало развитию философского мировоззрения человека.. Именно тогда произошло формирование того, что позже стало называться личностью. Человек осознавал свое бытие и себя как личность. Осевое время мировой культуры способствовало рождению “Великих Посвященных” — Моисея, Иисуса Христа, Будды,  Мухаммеда.
    С точки зрения философского знания,  различаются не “добро-зло”, не “доброе-злое”, а — “ум-недоумие”, “разумность-неразумность”. Агрессивность опасна, прежде всего, для самого агрессора. У агрессивных, злобных людей нет, чаще всего, психического нарушения, у них нет разума. Это “нелюди”, близко стоящие к приматам, потому они “невменяемы морально”, и добру их не научить.
    Философское знание — это культура разумного мышления. Такая культура предполагает мышление основательное, научное, но и не допускающее произвола, насилия, умеющее отстаивать свою правоту и мышление свободное, творческое, предполагающее знание бесконечным.
    Конечно, культура разумного мышления не может быть навязана человеку помимо его воли и желания, его интереса. Культура разумного мышления — не в том, чтобы зазубрить те или иные законы и примеры, подтверждающие их действие. Культура состоит во многом в способности к самообразованию и осмыслению, в готовности к интеллектуальной работе. В противном случае человек остается на уровне обыденных представлений, и в своей обыденной жизни он не отличается от других обычных людей, не знающих философии.
    Культура разумного мышления – это, прежде всего, разумность по отношению к самому себе. На этот счет есть одно интересное суждение древнегреческого поэта и драматурга Еврипида (5 в. до н. э.), которое любил повторять великий римский император Александр Македонский (4 в. до н. э). “Противен мне мудрец, что для себя не мудр”.  Еврипид — один из трех великих афинских трагиков (наряду с Эсхилом и Софоклом), автор известной трагедии “Медея”, оказавший значительное влияние на европейскую философию и драматургию.
    Философия – это и психология. Об этой стороне философии писал немецкий мыслитель и поэт И. В. Гете. Как известно, Гете — автор великого сочинения-трагедии “Фауст”, посвященной важнейшей философской проблеме смысла жизни. Гете полагал, что “каждому возрасту человека соответствует определенная философия”.
     По мысли Гете, такая «возрастная философия» состоит в следующем. “Ребенок является реалистом: он также убежден в существовании груш и яблок, как и в своем собственном. Юноша, обуреваемый внутренними страстями, должен следить за собою. Забегая со своими чувствами вперед, он превращается в идеалиста. Напротив, у мужчины все основания стать скептиком. Он хорошо делает, когда сомневается, надлежащее ли средство выбрал он для своей цели. Перед поступком и во время поступка у него все основания сохранять подвижность рассудка, чтобы не сетовать потом на неправильный выбор. Старик же всегда будет тяготеть к мистицизму. Он видит, как много вещей зависит от случая; неразумное удается, разумное идет прахом, счастье и несчастье неожиданно уравновешивают друг друга. Так есть, так было,- и преклонный возраст находит успокоение в Том, который был, и есть и будет…”.
    Как мы видим, Гете говорил о периодической смене философского мировоззрения с изменением возраста человека. Он назвал, по крайней мере, четыре типа мировоззрения. Во-первых, — реализм, подобный мировоззрению ребенка, наиболее простое и понятное мироощущение. Во-вторых, — сенсуализм, подобный мироощущению юноши, обуреваемого чувствами,  и идеализм. В-третьих, — скептицизм, ироничность по отношению к жизни. В-четвертых, — мистицизм, представление о реальности как недоступной разуму. Согласно мистицизму возможно только интуитивно-экстатическое восприятие мира. Все названные Гете четыре типа мировоззрения мы находим и в личностной философии, и в философских школах. Есть философские школы реализма и материализма, сенсуализма и идеализма, скептицизма и агностицизма, мистицизма и иррационализма. С этими терминами мы ни раз встретимся в нашем курсе философии.
    Философское знание отражает культуру своего времени. Модно сказать, что всякому времени соответствует своя философия. Так, авторитарные государственные режимы, как правило, сопровождаются догматическим мировоззрением, или догматической философией, Недаром сталинская эпоха отражалась в мировоззрении господством формализма и догматизма, на чем был основан “Краткий курс” и его жесткие формулы. Напротив, демократические формы государственного правления отражаются и своеобразием, свободой в мировоззрении.
    Философское знание – это поиск и решение проблем, на которые нет сиюминутного ответа и которые не предполагают такового. Это не прагматические вопросы. Это так называемые “открытые” или “вечные” вопросы.
    В связи с этим, Георг Зиммель (1858-1918) — немецкий социолог и культуролог писал о “трагедии творчества” и вечных противоречиях между объективацией творчества и застывшими формами культуры: “Одни только филистеры могут полагать, что конфликты и проблемы существуют для того, чтобы быть разрешенными”.  Каждое новое поколение, каждый новый человек в своей жизни снова и снова обращается к ним и ищет решения. Каждый проходит свою школу жизни, и опыт прошлого поколения мало, что ему дает. Важнейшие вопросы жизни встают перед людьми в новых, неповторимых формах.
    Решение проблем связано с индивидуальным опытом и спецификой взгляда именно этого индивида. Но при этом весьма важен весь предшествующий опыт. В опыте людей есть общечеловеческое содержание, общее, присущее всем людям, хотя каждый выбирает свое индивидуальное решение. Для того, чтобы сделать этот свой выбор, человек и обращается к мировому опыту, общечеловеческой культуре — к мифологии, религии, философии.
    Философское знание — это учение о нравственных ценностях. Одна из проблем, имеющих философское общечеловеческое содержание, это проблема экологической этики, или экологической совести. Проблема экологии вообще относится к разряду аксиологических (ценностных) проблем. Что наиболее ценно в этом мире? Именно философия ставит этот вопрос и отвечает. Она заявляет о моральной ценности природы. Благодаря своей способности к обобщению, философия позволяет понять мир как сложную экосистему. Экосистема — органичное целое. Все ее элементы о взаимно определяют и взаимно дополняют друг друга.
    Философское знание оптимистично и жизнеутверждающе. Оно признает необходимость интеграции человека и природы,  гармонизации их отношений. О проблеме единения человека и природы и о принципе «благоговения перед жизнью» писал немецко-французский философ ХХ в. А.Швейцер. Экологическое мышление было важнейшим для самых различных философских учений.

philotime.ru

Знание | Гуманитарная энциклопедия

Знание — это полученная определённым способом и упорядоченная некоторым образом информация, которая с различной степенью достоверности и объективности отражает в сознании человека те или иные свойства существующей действительности (см. Мир), включая информацию как о внешнем мире (его объектах, предметах, явлениях и процессах), так и о самом человеке. В социальной среде (см. Общество) статусом знания некоторая информация наделяется, как правило, в соответствии с какими-либо критериями, нормами и процедурами, принятым в том или ином сообществе. Знанием также называют [информационный] результат познавательного процесса (см. Мышление), его итог, накапливающийся в человеческой культуре (см. Культура) и создающий основу поведения и деятельности(см. Деятельность) людей.

В зависимости от принятых критериев знание может быть разделено на основных два типа по уровню его функционирования: обыденное знание повседневной жизни и специализированное знание (научное, религиозное, философское, творческое и другие), а также профессиональное и практическое знание различных социальных общностей и групп. Можно также говорить о личностном знании и структурах личностного знания. Различают также структуры явного, предъявленного, рационально выраженного знания, и неявного (латентного) знания, локализуемого в структурах накопленного социокультурного опыта и подсознании индивидов. Кроме того, в явном, как правило, специализированном, реже профессиональном и (в некоторых случаях) практическом знании можно выделять «предметное знание», направленное на объекты, процессы, явления (как на уровне ситуативной данности, так и на уровне глубинных инвариантов) и «метазнание» (то есть знание о знании и возможностях работы со знанием). Особые знаниевые практики, проникающие в метазнание, но иногда и в знание «предметное», презентируют методология (знание о способах, методах, возможностях и целях получения знания, а также о технологиях работы с ним) и рефлексия (философская, методологическая, деятельностная).

Внутри философии оформились как самостоятельные дисциплинарные области, изучающие познание и знание: эпистемология (см. Эпистемология) и гносеология (см. Гносеология), на междисциплинарном научном уровне — науковедение и различные «метрии» (наукометрия, эконометрия и тому подобные), внутри дисциплинарных типов знания (философия, наука, теология). На особый самостоятельный статус в этом отношении в настоящее время претендует методология, в частности, в лице системо-мыследеятельностной методологии (см. СМД-методология). Как особые виды сейчас стали рассматриваться разного рода иррациональные знания: «метафизическое знание», «мистическое знание», «оккультное знание», «паразнание» и тому подобные.

В некоторых кросскультурных исследованиях (на эмпирическом уровне), в работах Л. Леви-Брюля, К. Леви-Стросса и других исследователей (на теоретическом уровне), в концепциях О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, Н. Я. Данилевского и других мыслителей (на уровне философской рефлексии) была осмыслена ситуация наличия разных типов знания и разного «удельного веса» его видов, наличия разных типов технологии работы со знанием и его «представления и упорядочения» в тех или иных культурах в разные исторические периоды. Более того, была показана очевидная неоднородность того же научного знания, к которому ранее постоянно апеллировала европейская интеллектуальная традиция.

В частности, было специфицировано социогуманитарное знание, в котором также была обнаружена его принципиальная плюралистичность. Тем самым оказалась дискредитированной (под сомнение в иррационалистически и мистически ориентированных концепциях она ставилась и ранее) претензия европейского разума на его адекватное выражение прежде всего (или даже единственно) в рационалистически или эмпирически трактуемой науке как «подлинном», «незатемнённом» и тому подобном знании. «Традиционные» представления о знании подрываются и социокультурными реалиями так называемого «постиндустриального» и «информационного» общества, превратившими знаниевые и образовательные практики, наряду с экономическими и политическими, в доминирующие, и поменявшими «режим» их производства и функционирования с институционализированного академически-университетского на коммуникационный, а также поставившими вопрос о «техническом», «искусственном» разуме.

Таким образом, возникла необходимость не только отказа от редукции знания исключительно к научному и/или философскому, но и потребность переопределения самого феномена знания в терминах разных типов «логик» и «рациональностей» с меняющимися реальными доминантами в конкретных исторических и социокультурных ситуациях. К настоящему времени обозначились основные векторы движения в этом направлении:

  1. В современных теориях познания и образовательных (трансляционных) технологиях подвергнут критике принцип предметной фрагментации знания и его специализации по узким объектным областям. Показательно, что «дробление» знания ведёт (в пределе) к утрате целостного видения отображаемых в знании областей и объектов, «неулавливанию» глубинных оснований познавательной активности. Обозначена проблема «границы» допустимой специализации (например, в общественных науках, поскольку существует отношение социальных агентов друг к другу или к чему-либо, не может быть принципиального запрета на возможность формирования новых социологических «дисциплин») и комплексирования знания как по «горизонтали» (с иными специализированными его сегментами), так и по «вертикали» (надстраивание необходимых уровней концептуализации знания).
  2. Установлено «стирание» предметной специфики знания на более высоких концептуальных уровнях его организации, выраженность на них тенденций к интегрированию знаниевых систем (теорий и так далее) в объемлющее целое, к междисциплинарному синтезу и к комплексированию разнопредметного знания. В рамках последнего предметная спецификация может быть истолкована как возможность смены точек зрения и преобразования одних форм знания в другие. Сам же предмет знания может тогда пониматься как видение объекта в свете сложившихся исследовательских установок в зависимости от массива уже накопленного знания. Кроме того, в научном знании наработан ряд подходов, позволяющих анализировать внутри их методолого-теоретических установок разные предметные области (семиотический, системный, деятельностный, структурно-функциональный и другие).
  3. Представления о методологической функции знания и о методологическом значении более концептуализированных уровней знания по отношению к более низким уровням его организации дополняется (или вытесняется) пониманием методологии как типа вне- и надпредметного знания, формируемого за пределами собственно науки (реже, и философии, если последняя сама при этом не истолковывается как методология). Знание лишается статуса самоценности как конечной цели познания, актуализируются представления о знании как предпосылке (задаваемое видение) и как средстве (методическо-процедурная компонента) познания. Ставится вопрос о релевантности знания как продукта проблемным полям и ориентациям действующих субъектов. Содержание знания непрерывно проблематизируется, критериально знание нормативизируется и технологизируется.
  4. Дискредитируются представления о знании как продукте, получаемом в режиме открытия, что абсолютизировало статичность и замкнутость знаниевых систем. Акцентируются предзаданность («организованность») продуцируемого знания, его динамичность и открытость в другие практики, возможность переинтерпретации. Наряду с фактическим, теоретическим, методологическим как особый тип начинает рассматриваться знание проблемное, а проблематизация исходных онтологических оснований истолковывается как «привычный режим» работы со знанием.
  5. Иными становятся и представления о способах и механизмах изменения знаниевых систем. Пионерскими в этом отношении послужили концепции Т. Куна о парадигмальной организации знания и различные версии «научных революций», поставившие под вопрос кумулятивную схему «накопления» знаний. Важны в этом отношении разработки наукометрии о механизмах «запрета

gtmarket.ru

ЗНАНИЕ — Новая философская энциклопедия

ЗНАНИЕ – форма социальной и индивидуальной памяти, свернутая схема деятельности и общения, результат обозначения, структурирования и осмысления объекта в процессе познания [ПОЗНАНИЕ].

Со времен элеатов, атомистов и Платона знание характеризуется через противоположность мнению [МНЕНИЕ]. Глубокое, полное и совпадающее с объектом знание противопоставляется иному – поверхностному, фрагментарному и отклоняющемуся от подлинной реальности знанию, фактически лишаемому позитивного статуса и объявляемого заблуждением [ЗАБЛУЖДЕНИЕ]. Это – онтологическое представление о знании как образе скрытой реальности, которое постольку состоятельно, поскольку совпадает с последней (теория корреспонденции). Использование вещных аналогий («копия», «слепок», «отпечаток», «отражение») обнаруживает истоки данного представления в сакральных верованиях симпатической магии, согласно которой подобное таинственно порождается подобным. Современные реалистические эпистемологии стремятся десакрализировать процесс «пересадки в голову» предметного содержания с помощью достижений нейрофизиологии и теории информации. Античный скептицизм и сократическая диалектика, напротив, связали знание в большей степени с методом его получения, чем с предметом-прототипом. Всякое мнение или убеждение нуждается в процедуре обоснования, чтобы обрести позитивный познавательный статус. Знание тем самым рассматривается не как связь ментального состояния с его прототипом во внешней реальности, а как согласованность элементов опыта между собой, выступающая в форме оправданного убеждения, связи высказывания, дискурсивной системы (теория когеренции). Такой подход, представленный в новое время картезианством и берклианством и означавший переход от онтологического к собственно теоретико-познавательному образу знания, дает возможность современным философам-аналитикам фактически редуцировать теоретико-познавательные проблемы к лингвистическим.

От Аристотеля ведет начало целый ряд представлений о знании, в том числе о знании как умении. Знать нечто (ремесло, язык, обряд) означает уметь практиковать, пользоваться, воспроизводить его. Знание рассматривается как схема деятельности и общения, как функция всякой человеческой активности (функционализм). Этот подход, представленный сегодня социологическими и прагматистскими эпистемологиями, сочетает в себе элементы теорий корреспонденции и когеренции.

В настоящее время назрела необходимость расширить традиционное, идущее от И.Канта и К.Поппера представление о форме знания как утвердительном высказывании с субъектно-предикатной структурой, с которым всегда может быть сопоставлена истинностная оценка. Уже Аристотель фактически признавал многообразие типов знания (эпистеме, докса, пистис, техне, эмпейриа и т.п.). Не только обыденное суждение, эмпирическое протокольное предложение или научная теория, но и философская проблема, математическая аксиома, нравственная норма, художественный образ, религиозный символ имеют познавательное содержание. Все они характеризуют исторически конкретные формы человеческой деятельности, общения и сознания, связанные с адаптацией, ориентацией и самореализацией во внешнем и внутреннем мире. Поэтому полная дефиниция термина знания может строиться лишь по принципу «семейного сходства» (Л.Витгенштейн), как исчерпывающая типология знания, совмещающая разные принципы выделения типов.

Средневековые дискуссии об универсалиях и сферах компетенции науки и теологии поставили проблему опытного и вне-опытного знания. Она выступала в форме соотношения приобретенных и врожденных идей (Декарт), впечатлений и идей (Локк, Беркли), истин факта и истин разума (Лейбниц), области эмпирического (апостериорного) и трансцендентального (априорного) (Кант). Чувственная образность, зависимость от условий, частный, приблизительный характер опытного знания отличает его от умозрительности, абстрактности, точности, безусловной всеобщности внеопытного знания. Однако в настоящее время не представляется возможным обосновать существование абсолютно внеопытного знания – во всяком знании выявляются опытные элементы. При этом сам опыт перестает пониматься как нечто монолитное и однообразное (индивидуальный и коллективный, творческий и рутинный, практический и мысленный и т.п.), поэтому противоположность опытного и внеопытного знания рассматривается как относительная, связанная с взаимодействием разных контекстов опыта. Так, сложные логические структуры, выступающие для индивида в конкретной ситуации как априорные, являются для него же результатом постепенного развития его опыта логического мышления, а в конечном счете – плодом совокупного коллективного человеческого опыта. И напротив, простейший чувственный опыт (ощущения цвета, вкуса, запаха) обнаруживает по отношению к индивиду и группе элементы внеопытности, коль скоро в нем определяющую роль играют устойчивые, общепринятые вкусы, предубеждения, традиции.

Оппозиция практического и теоретического знания не совпадает с делением по критерию опытного содержания или происхождения. И теоретическому, и практическому знанию соответствует собственная сфера опыта, и их различие кроется, скорее, в формах функционирования знания. Так, практическое знание вплетено в деятельность и общение, слито с ними, направлено на их ситуационное обслуживание и обладает слабой рефлективностью. Оно не вырабатывает смыслы, которыми обладают предметы и способы деятельности, но транслирует их в данную практику из других контекстов опыта. В практической политике, к примеру, доминируют, помимо элементов научности, заимствованная из религии оппозиция сакрального и профанного, мифотворчество и магическая методика подмены терминов и ситуаций, психологическая и биологическая (организмическая) терминология. В производственной практике воспроизводятся как научно-технические знания, так и натурфилософские образы слитности человека и объекта, человека и орудия, отождествления природы с Богом, организмом, машиной.

Теоретическое знание (философия, теология, идеология, наука), напротив, ориентировано на выработку новых смыслов и внесение их в реальность. Оно в той или иной степени дистанцировано от объекта и содержит, скорее, схемы специфической деятельности (дискурса, исследования) и общения (диспута, диалога), обретающие форму понятий, законов, теорий в ходе их рефлексивной разработки. Практическое знание имеет, как правило, неявный, невербальный, ритуализированный характер (М.Полани), в то время как теоретическое знание предполагает явную текстуально-словесную форму. Оба эти типа знания содержат дескриптивные и нормативные компоненты, но только теоретическое знание предписывает законы самой природе (естествознание). Теоретическое и практическое знания могут содержать научные и вненаучные элементы, причем само понятие научного знания не исчерпывается какой-либо дефиницией в образе родовидового отличия, но формулируется исходя из его социологической принадлежности науке как социальной системе. Всякий тип знания может быть содержательно охарактеризован только как элемент целостного культурно-исторического комплекса (науки, техники, религии, мифа, магии). Поэтому исчерпывающая типология знания фактически совпадает с историей культуры. В самом общем виде знание можно определить как творческое, динамическое измерение сознания, коль скоро всякое сознание существует в форме знания. Знание выступает как объективная идеальная форма всякой деятельности и общения, как их возможная форма в том смысле, что оно представляет собой предпосылку расширения горизонта человеческого бытия. Знание есть не только преобразование опыта в сознание путем структуризации, обозначения его элементов, не только фиксация опыта в социальной памяти. Оно является способом трансформации знаковых систем, сознания, деятельности и общения, придания им новой формы, т.е. нового смысла и значения. Знание возникает как осмысление человеком контекстов своего опыта. В таком случае всякий тип знания выступает как смысл, вносимый в специфическую реальность (производственную практику, социальную регуляцию, ритуальный культ, языковый текст). Тем самым знание есть различение этих реальностей и контекстов опыта как возможных сфер реализации человеческих способностей. Способность знания служить расширению культурно-исторического контекста человеческого бытия есть основа для его оценки в терминах таких оппозиций, как точность-приблизительность, достоверность-вероятность, сущность-видимость, творчество-репродукция, истина-заблуждение. В отличие от задачи когнитивных наук, философский анализ знания связан прежде всего с пониманием его не как информации о внешней и независимой реальности, но, напротив, как элемента мира человека, говорящем о способности его вносить идеальный порядок и смысл в реальность, создавая тем самым предпосылки ее практической трансформации. См. также Знак [ЗНАК], Значение, Сознание, Смысл.

Литература:

1. Касавин И.Т. Познание в мире традиций. М., 1990, гл. 3–4;

2. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980;

3. Полани М. Неявное знание. М., 1985;

4. Рассел Б. Человеческое познание, его сфера и границы. М., 1957;

5. Розов М.А. Теория социальных эстафет и проблемы анализа знания. – В кн.: Теория социальных эстафет. Новосибирск, 1997;

6. Теория познания (под ред. В.А.Лекторского и Т.И.Ойзермана), т. 1. М., 1993;

7. Швырев В.С. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 1978;

8. Ayer A. The Problem of Knowledge. L., 1956;

9. Bloor D. Knowledge and Social Imagery. L., 1976;

10. Chisholm R. Theory of Knowledge, Englewood Cliffs, 1977;

11. Sandkuhier H.J. Erkenntnis / Erkenntnistheorie. – В кн.: Europaische Enzyklopadie zu Philosophie und Wissenschaften. Bd. 1. Hamb., 1990, S. 772–904.

И.Т.Касавин

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me

gufo.me

Философская сущность знания. Виды и формы знания. Знание, мнение и вера. Научное и вненаучное знание.

Что такое знание?» - ответ на этот вопрос неоднозначный, поиски на него ведутся людьми с незапамятных времен. Именно поэтому сейчас можно найти множество определений, толкований и трактовок понятия «знание».

Так, в платоновском диалоге «Теэтет» Сократ убедительно демонстрирует собеседникам несостоятельность следующих последовательно выдвигаемых утверждений:

  • согласно учению о всеобщем движении, знание есть ощущение;

  • знание – это правильное мнение;

  • знание – правильное мнение с объяснением.

«Знание – проверенный общественно-исторической практикой и удостоверенный логикой результат процесса познания действительности, адекватное ее отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий. Оно фиксируется в форме знаков естественных и искусственных языков»

Когда разграничивают научное, основанное на рациональности, ивненаучноезнание, то важно понять, что последнее не является чьей-то выдумкой или фикцией. Оно производится в определенных интеллектуальных сообществах, в соответствии с другими (отличными от рационалистических) нормами, эталонами, имеет собственные источникии понятийные средства. Очевидно, что многие формы вненаучного знания старше знания, признаваемого в качестве научного, например, астрология старше астрономии,алхимия старше химии.Выделяют следующие формывненаучного знания:

Паранаучное как несовместимое с имеющимся гносеологическим стандартом. Широкий класс паранаучного (пара от греч. -- около, при) знания включает в себя учения или размышления о феноменах, объяснение которых не является убедительным с точки зрения критериев научности;

лженаучное как сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки. Лженаучное знание часто представляет науку как дело аутсайдеров. Иногда его связывают с патологической деятельностью психики творца, которого в обиходе величают «маньяком», «сумасшедшим». В качестве симптомов лженауки выделяют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость к опровергающим доводам, а также претенциозность. Лженаучное знание очень чувствительно к злобе дня, сенсации. Его особенностью является то, что оно не может быть объединено парадигмой, не может обладать систематичностью, универсальностью. Лженаучные знания пятнами и вкраплениями сосуществуют с научными знаниями. Считается, что лженаучное обнаруживает себя и развивается через квазинаучное;

антинаучное знание как утопичное и сознательно искажаю щее представления о действительности. Приставка «анти» обращает внимание на то, что предмет и способы исследования противоположны науке. Это как бы подход с «противоположным знаком». С ним связывают извечную потребность в обнаружении общего легко доступного «лекарства от всех болезней».

псевдонаучное знаниепредставляет собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном человеке, о чудовище из озера Лох-Несс.

studfiles.net

Познание и знание.

Отличение знания от псевдознания как главная проблема в философском подходе к изучению познания. Проблема достоверности и границ знания. Философия - это не начало знания, а стремление к нему.

Знание и его характеристики

Знание - это рационально обоснованное и оправданное в критическом анализе суждение или содержание сознания. Знание всегда вероятностно, исторично и гипотетично. Эволюция знания ведет к повышению его содержательности, добротности, объясняющей силы, предсказательной мощи, замене менее плодотворных теорий более плодотворными.

Смысл знания - в самопознании, назначение знания - интеллектуальный, нравственный и духовный рост человека. Знание - состояние или модус бытия человека.

Термин "знание" употребляется в трех основных значениях. Во-первых, под знаниями подразумевают способности, умения, навыки, которые базируются на осведомленности человека о том, как что-либо сделать, осуществить. Однако знать (о том, как что-либо сделать) и уметь сделать это - разные вещи.

Под знанием понимается и любая познавательно значимая информация. Знание - всегда информация, но не всякая информация - знание. Знание умение ("знание как") и знание - информация ("знание что"). "Знание как" направлено на успешное разрешение той или иной жизненной ситуации. "Знание что" направлено на вещь, которую мы хотим полнее осмыслить.

Под знанием понимается и особая форма отношения человека к действительности - практическая деятельность субъекта по созданию самого знания. В отличие от труда, знание является только теоретическим, а не практическим овладением объектом. Знание дает не сам предмет, а идею предмета и способ его практического получения. Теоретическое овладение предметом является предпосылкой получения его в практике.

Виды знания

Многообразие видов знания: обыденно-практическое ("здравый смысл"), личностное, вненаучное и научное (эмпирическое и теоретическое) знание.

Обыденное знание - это универсальный неспециализированный тип знания. Его двойственная роль в становлении и функционировании науки: с одной стороны, оно может противоречить научным положениям, препятствовать развитию науки, становиться предрассудком и сдерживать прогресс; с другой стороны, оно может задолго до науки формулировать в своей среде положения, к которым науке приходится пробиваться трудным путем доказательств и опровержений. Обыденное знание включает в себя здравый смысл, приметы, назидания, рецепты, личный опыт, традиции. Бесписьменный характер обыденного знания.

Личностное знание зависит от способностей и от особенностей интеллектуальной деятельности субъекта. Философ и социолог науки Майкл Полани (1891 - 1976) исходит из того, что в личностном знании запечатлена не только познаваемая действительность, но и сама познающая личность, ее заинтересованное (а не безразличное) отношение к знанию, личный подход к его трактовке и использованию. Личностное знание - это не только совокупность каких-либо утверждений, но и интеллектуальная самоотдача, страстный вклад личности в познавательный процесс.

Коллективное знание отличается от личностного знания тем, что оно общезначимо (надличностно) и предполагает наличие необходимой и общей для всех системы понятий, способов, приемов и правил его построения. Виды коллективного знания: знание, объективированное в текстах, распределенное знание.

Научное знание - это систематизированное знание о действительности. Научное знание фиксирует проникновение в сущность предметов и процессов, в закономерные связи между ними. В нем используется специальный язык как система особых понятий и терминов, которые дают возможность адекватно описывать изучаемые явления, предметы и процессы действительности. Научное знание отличается логической стройностью, аргументированностью, доказательностью.

Достоверность научного знания обосновывается практическим применением, экспериментальной проверкой, выводимостью одних знаний из других, истинность которых доказана.

Типология вненаучного знания

Социальный и духовный кризис служит питательной почвой для расцвета крайних форм ненаучного знания. Вненаучное знание составляет часть культуры.

Формы вненаучного знания. Ненаучное знание, понимаемое как разрозненное несистематическое знание, которое не формализуется и не описывается законами, находится в противоречии с существующей научной картиной мира. Основные виды ненаучного знания: астрология, алхимия, парапсихология, геомансия (предсказание месторождений по внешним чертам земной поверхности), фитогномия (приписывание лечебной силы растениям на основе их подобия или символического соответствия тем или иным частям человеческого организма), френология, месмеризм, уфология.

Донаучное знание выступает прототипом, предпосылочной базой научного.

Паранаучное знание - совокупность течений (спиритуализм, мистические откровения, спекулятивная метафизическая и натурфилософская мысль), которые претендуют на научный статус, но не соответствуют имеющимся гносеологическим стандартам научности.

Паранаучное знание включает в себя учения о тайных природных и психических силах и отношениях, скрывающихся за обыденными явлениями. Мистика (характеризуется верой в способность интуитивного проникновения в сущность знания, отказом от признания в чем-либо противоположности или различия, отрицанием реальности времени и всякого зла). Магия. Психокинез (способность воздействовать на внешние системы, находящиеся вне сферы нашей моторной деятельности, перемещать предметы нефизическим способом).

Лженаучное знание - знание, сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки. В качестве симптомов лженауки выделяют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость к опровергающим доводам, претенциозность.

Квазинаучное знание ищет себе приверженцев, опираясь на методы насилия и принуждения. Оно, как правило, расцветает в условиях жестко иерархизированной науки, где невозможна критика власть предержащих, где жестко проявлен идеологический режим.

Антинаучное знание - устойчивое и сознательно искажающее представление о действительности. Особый интерес и тяга к антинауке возникает в периоды социальной нестабильности.

Псевдонаучное знание представляет собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности популярных теорий. Для него характерна сенсационность тем, признание тайн и загадок, умелая обработка фактов.

Знание и мнение

В античной философии под мнением понимали недостоверное, субъективное знание, в отличие от достоверного знания - истины. Элеаты резко разграничивают истину, основанную на рациональном познании, и мнение, основанное на чувственных восприятиях и знакомящее лишь с видимостью вещей.

Знание и вера

Условность дихотомии знания и веры проявляется в том, что знание может стать верой, если ее предмет реально существует и может быть обоснован; вера, в свою очередь, может служить основанием знания в условиях неопределенности. Вера - это знание, принимаемое без эмпирического, рационального обоснования.

В вере всегда проявляется доверие авторитету, роль которого велика в традиции, в познании. Сила философии не в знании, а в вере, толкающей на постоянное преодоление границ достигнутого.

Вера может быть необоснованной, фанатичной, рациональной. Прагматичная вера представляет собой определенную научную гипотезу, стройные логические и эмпирические доказательства которой отсутствуют. Таковыми являются, например, все математические аксиомы. Прагматическая вера сопутствует человеку в его обыденной жизни. Так, например, человек верит в целительное искусство врача.

Августин в своем известном афоризме "Верую, чтобы понимать" отводит разуму роль посредника на пути от веры к непосредственному Богопознанию. Вера обладает превосходством в том смысле, что именно благодаря ей становится возможным мышление. Это означает, что без откровения и веры люди были бы слепы по отношению к важнейшим аспектам жизни. Только познание делает возможной веру - таков главный смысл изречения Пьера Абеляра (1079 1142) "Понимаю, чтобы веровать". "Верую, ибо нелепо" - высказывание Тертуллиана (ок. 160 - 222), для которого христианская вера и греческое мышление были принципиально несовместимы. Для него вера независима от разума и не нуждается в философском, либо научном обосновании. Если разум утверждает бессмысленность веры, то вера относится к этому совершенно безразлично.

Русская философия берет знание как цельное знание, как знание, вырастающее из личного опыта познающего и обогащенное его переживаниями, знание как пере- и про- живание бытия, а не как отвлеченную мысль. Николай Бердяев видит в вере основание всего человеческого знания, в ней синтезируются и примиряются отдельные элементы знания. Знание и вера не мешают друг другу, они не могут заменить или уничтожить друг друга, так как в глубине знание и вера образуют единство.

filosofedu.ru

Вопрос 1. Философия как знание

Философия – это предельно обобщенное, теоретическое видение мира. Она отличается и от религиозного и от научного способа постижения действительности. От религиозного она отличается своей рациональностью, научностью построения и опорой на науку. От научного она отличается тем, что являет собой обобщенное осмысление мирового целого и отношения человека к миру.

Антропологические проблемы: 1) зависимость человека от техники, 2) технократическое мышление, 3) деградация способности самостоятельно мыслить, 4) перекос в сторону материальных ценностей, 5) вырождение эмоциональной сферы.

В подобных условиях повышается потребность в философии. Философия – это коллективный разум человечества. Философия помогает осознать себя человеком. Расширяет умственный кругозор. Философия учит человека мыслить (развивает человеческие способности мыслить). Философия учит критичности мышления (девиз: все под контроль разума).

Аристотель называл философию «главной и главенствующей наукой, которой все другие науки, словно рабыни, не смеют прекословить». Для Сенеки философия основное средство развития гражданских качеств личности, нравственно-духовной доблести и интеллектуальной силы.

При всем преувеличении значимости философии в жизни общества и Аристотель, и Сенека правильно отмечали лидирующее положение философской мысли в духовной культуре, а замечания Сенеки о нравственной пользе философии сохраняют свое значение и по сей день.

Вопрос 2. Мировоззрение

Мировоззрение – это целостный взгляд на мир, совокупность взглядов, убеждений и ценностных ориентаций. Мировоззрение вкл. в себя 2 осн. уровня: мироощущение и миропонимание. Мироощущение – психологически-эмоциональный уровень ощущения мировоззрения. Миропонимание – интеллектуально-понятивный уровень мировоззрения.

Общество требует от философии ответа на вопросы: Каким должен быть мир, чтобы он соответствовал человеку? Каким должен быть сам человек, чтобы соответствовать миру? Достоин ли мир того, чтобы в нем жить? Достоин ли сам человек того, чтобы выступать от имени жизни, понимает ли он ее ценность? Отвечая на эти вопросы, философия выступает как теоретическая основа мировоззрения, Она предлагает систему категорий, выражающих фундаментальные принципы бытия, в том числе и специфику существования человека. К таким мировоззренческим принципам относятся утверждения: Мир «не создан никем из богов, никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем»; «Мир не бессмыслен и абсурден, но находится в бессмысленном состоянии»; и т.д. Мировоззренческие принципы различаются как идеалистические и материалистические в зависимости оттого, что в них ставится на первое место: сознание или материя. Их же можно классифицировать как диалектические и антидиалектические в зависимости от того, признается в них развитие или отрицается.

Существуют 4 исторических типа мировоззрения: 1) мифологическая, 2) религиозная, 3) философская, 4) научная.

  1. Мифология – это совокупность фантастических представлений о Богах, о героях, о мире, в кот. живет человек.

Основные черты мифологии: 1) конкретность эмоциональных образов и сюжетов, 2) синкритичность (нераздельность) – это механическое объединение, противоречащих друг другу взглядов, 3) отождествление объективного и субъективного.

Объективный – это все то, что существует вне сознания человека и независимо от него ( предметы, природа, общество). Субъективный – это все то, что существует в сознании человека (мысли, чувства, взгляды, представления) – самосознание.

  1. Религия – форма духовной жизни, связанная с раздвоением мира на естественное и сверхъестественное. Гл. признак – вера в реальное существование сверхъестественного.

Структура религии: 1) религиозное вероучение, 2) религиозный культ – это совокупность праздников, обрядов, богослужений, 3) религиозные символы, 4) религиозная вера, 5) религиозные организации (церковь, секты, тайные общества).

Основные ф-ии религии: 1) мировоззренческая (формирование и укрепление религиозного мировоззрения), 2) нравственная (насаждение в обществе религиозной морали), 3) регулятивная (управление поведением человека), 4) компенсаторская (иллюзорное восполнение практического бессилия и бесправия человека)

3) Философское мировоззрение возникло из потребности рационального и иррационального объяснения мира. Оно является исторически первой формой теоретического мышления. Объединяет и дополняет все недостающие моменты предшествующих типов мировоззрений. Философское мировоззрение является наиболее общим: оно касается отношения человека к миру, а все явления рассматривает с точки зрения не столько содержательных характеристик, сколько с позиции ценности их непосредственно для человека. Для данного типа мировоззрения характерно стремление выработать универсальные теоретические понятия (категории) и принципы и на их основе дать сущностный анализ действительности, выявить предельные, всеобщие основания, закономерности существования и развития человеческой культуры.

4) Научное мировоззрение, представляет собой систему представлений о мире, его структурной организации, месте и роли в нем человека; эта система строится на основе научных данных и развивается вместе с развитием науки. Научное мировоззрение создает наиболее надежную общую основу для правильной ориентации человека в мире, в выборе направлений и средств его познания и преобразования.

Также существует обыденное (житейское) мировоззрение, которое представляет собой совокупность воззрений на природную и социальную реальность, нормы и эталоны поведения человека, основанные на здравом смысле и повседневном опыте многих поколений в различных сферах своей жизнедеятельности. В отличие от мифологического и религиозного мировоззрения оно ограниченно, несистемно и неоднородно. Содержание обыденного мировоззрения варьируется в довольно широком диапазоне, отражая специфику образа жизни, опыта и интересов определенных социальных групп.

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о