Западники славянофилы почвенники: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

ПОЧВЕННИЧЕСТВО - Древо

По́чвенничество - литературно-общественное направление в России, зародившееся в 60-е годы XIX века.

Идеологи почвенничества: Ф.М. Достоевский(+ 1881), М.М. Достоевский, А.А. Григорьев (+ 1864), Н.Н. Страхов (+ 1896).

Термин "почвенничество" сложился на основе публицистических призывов Ф.М. Достоевского вернуться к своей "почве", к русским национальным началам, "сделаться русскими":

"...наша задача создать себе новую форму, нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей, взятую из народного духа и из народных начал..." [1]

В начале июля 1860 года Санкт-Петербургский цензурный комитет разрешил братьям Достоевским издавать ежемесячный журнал "Время". В цензоры "Времени" определили И.А. Гончарова. Основная идея, которую, по замыслу братьев Достоевских, должен был проповедовать журнал, была идея необходимости выработки в сознании общества новых начал государственного развития.

Санкт-Петербург. Дом на Малой Мещанской, в котором располагалась редакция журналов "Время" и "Эпоха".
Центральные положения почвенничества впервые звучат в цикле статей Ф.М. Достоевского "Ряд статей о русской литературе.Введение", опубликованных в журнале "Время" в 1861 году [2]. Этот цикл статей - главный ориентир и идейно-эстетическая доминанта журнала, допускающая отклонения и в сторону радикально-демократической, и в сторону славянофильской линии. Журналистикой 1960-х годов "Введение" было воспринято как манифест почвенничества.

Сохранив общественно-исторический смыл слова "почва", который вкладывали в него славянофилы и революционные демократы (Белинский, Герцен, Добролюбов), т.е. "народные начала жизни", издатели "Времени" дают слову новое качество: "почва" - это тот духовно-нравственный пласт общественно-политической жизни, на основе которого только и возможна встреча и органическое соединение интеллигенции и народа, образованности и народной нравственности; культуры и народности.

В отличие от славянофилов, почвенники отнюдь не считали необходимым для России вернуться к нравственным и духовным основам, нарушенным петровскими реформами, не настаивали на полном отрицании какого бы то ни было положительного восприятия общественно-исторического опыта Европы. Напротив, они предлагали исходить из реальной современной действительности, из тех форм жизни, которые сложились в результате преобразований Петра, именно с учетом европейского опыта развития. Они отрицали лишь возможность перенесения этого опыта, выработанного опять же на почве, но иной западной культуры, на русскую почву, ибо считали, что любая идея претендующая на жизнеспособность и плодотворность существования, должна быть не пересаживаемой, но естественно вырастающей из родной почвы. [3]

Почвенники ратовали за собрание всего созидательного в идеях и славянофилов и западников.

Первостепенное значение редакцией "Времени" придается задаче распространения грамотности в народе; это главное, на чем должно сосредоточить свои усилия образованное сословие. Отсюда призыв Достоевского снизойти до крестьянского мальчика, оставив отвлеченные теоретические споры и рассуждения о всечеловеческом благе.

Идеи почвенничества были враждебно встречены публицистом M. H. Катковым:

«Народные начала! Коренные основы! А что такое эти начала? Что такое эти основы? Представляется ли вам, господа, что-нибудь совершенно ясное при этих словах? Коль скоро вы, по совести, должны сознаться, что при этих и подобных словах в голове вашей не рождается столь же ясных и определенных понятий, как при имени хорошо известного вам предмета, то бросьте эти слова, не употребляйте их и заткните уши, когда вас будут потчевать ими».

Критик С.С.Дудышкин из "Отечественных записок" подверг пристрастному обсуждению "Объявление о подписке на журнал "Время" первую статью Достоевского из цикла "Ряд статей о русской литературе". Журнал "Москвитянин" объявил, что программа нового журнала списана как будто с их программы.

Но многим новый журнал понравился, например Некрасову. В первом номере "Свистка" за 1861 год поэт писал:

Что ты задумал, несчастный?

Что ты дерзнул обещать?..

Помысел самый опасный -

Авторитеты карать!

Явленье нового журнала

Внезапно потрясло умы:

В нём слышны громы Ювенала,

В нём незаметно духа тьмы,

Отважен тон его суровый,

Его программа широка...

Привет тебе, товарищ новый!

Явил ты мудрость старика.

Неси своей задачи бремя,

Не уставая и любя!

С января 1861 года "Время" вошло в число толстых петербургских журналов и вскоре стало соперничать с самыми популярными периодическими изданиями: только за первый год издания "Время" сравнялось по количеству подписчиков с "Отечественными записками" и "Русским словом" (около 4 000 подписчиков) и заняло третью позицию по отношению к двум абсолютным лидерам - "Современнику" Н. А. Некрасова (7 000 подписчиков) и "Русскому вестнику" М.Н. Каткова (5 700 подписчиков).

В 1863 г. журнал "Время" был запрещен после появления статьи Н.Н. Страхова "Роковой вопрос", содержавшей комментарий почвенников к польскому восстанию, превратно истолкованный властями как антиправительственный.

С начала 1864 года начал издаваться новый журнал "Эпоха"(власти не разрешили использовать старое название). "Эпоха" пыталась продолжать традиции "Времени", но отвергалась всякая критика государства и не было политической сатиры, и в целом журнал отличался консерватизмом в духе правого славянофильства. После смерти Михаила Достоевского в феврале 1865 года выпуск "Эпохи" прекратился.

Использованные материалы



[1]  Ф.М. Достоевский. Объявление о подписке на журнал "Время", 1860

[2]  http://www.philolog.ru/filolog/writer/pdf/vvedenfm.pdf

[3]  Селезнев Ю.И. Достоевский.-4-е издание., М.:Мол.гвардия, 2004, с.224

Славянофилы и западники: историческая правда России от РВИО

В середине XIX века в российском обществе сформировалось два направления его реформирования для дальнейшего развития страны. Эти направления имели между собой большие различия. Представители одного из них – славянофилы – выступали за продвижение самобытности России, славянской православной идеи, а западники ориентировались в основном на Запад и предлагали во всем брать пример с него и на его опыте строить новое общество.

Славянофилы и западники – кто они?
 

Западники

Славянофилы

Когда сформировалось движение

1830–1850 годы

1840–1850 годы

Слои общества

Дворяне-помещики (большинство), отдельные представители богатого купечества и разночинцы

Помещики со средним уровнем дохода, частично выходцы из купцов и разночинцев

Основные представители

П. Я. Чаадаев (именно его «Философическое письмо» послужило толчком к окончательному оформлению обоих течений и стало поводом к началу дебатов), И. С. Тургенев, В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. П. Огарёв, К. Д. Кавелин.

А. С. Хомяков, К. С. Аксаков, П. В. Киреевский, В. А. Черкасский. Очень близки к ним по мировоззрению С. Т. Аксаков, В. И. Даль, Ф. И. Тютчев.

Различия во взглядах славянофилов и западников

По какому пути двигаться России

По пути, пройденному западными странами. Освоение западных достижений позволит России сделать рывок и достичь большего за счет заимствованного опыта.

У России – своя дорога. Зачем западный опыт, когда собственная формула «Православие, самодержавие, народность» поможет России добиться большего успеха и более высокого положения в мире.

Пути преобразований и реформ

Имелось два направления: либеральное (Т. Грановский, К. Кавелин и др.) и революционное (А. Герцен, Н. Огарёв и др.).

Либералы выступали за мирные реформы «сверху», революционеры – за радикальные способы решения проблем.

Признавалось только мирное развитие.

Какой строй выбрать и отношение к конституции

Одни выступали за конституционную монархию по типу Англии, а наиболее радикальные – за республику.

Выступали против введения конституции, считали единственно возможной формой правления для России неограниченное самодержавие.

Крепостное право

Отмена крепостного права и широкое использование наемного труда, что приведет к росту промышленности и экономики.

Отмена крепостного права, но при сохранении привычного уклада крестьянской жизни – общины. Каждая община наделяется землей (за выкуп).

Отношение к возможностям развития экономики

Необходимо быстро развивать экономику с использованием западного опыта.

Считали, что правительство должно способствовать механизации труда, развитию банков и железных дорог – постепенно и последовательно.

Религия

Религия не должна мешать, когда дело касается решения государственных вопросов.

Именно вера – «краеугольный камень» особой исторической миссии русского народа.

Отношение к Петру I

Западники считали его великим преобразователем и реформатором.

Отрицательно относились к деятельности Петра, полагая, что он насильно заставил страну двигаться по чуждому ей пути.

Значение споров между славянофилами и западниками 

Время разрешило все споры. Дорога, выбранная Россией, оказалась предложенной западниками. В стране начала отмирать община, церковь стала независимой от государства, а самодержавие вообще прекратило свое существование.

Главное, что представители обоих направлений искренне считали, что в стране назрела необходимость перемен и перенос их на более позднее время будет не на пользу России. Все понимали, что крепостное право тянет страну назад, а без развитой экономики нет будущего. Заслугой славянофилов было то, что они пробуждали интерес к истории и культуре русского народа. Именно славянофил В. Даль является автором «Толкового словаря живого великорусского языка».

Постепенно начало происходить сближение двух этих направлений, а споры, которые шли между их представителями, способствовали развитию общества и пробуждению интереса к социальным проблемам в среде российской интеллигенции.

42. Русская идея: западники, славянофилы, почвенники, евразийцы

«Славянофильство» и «западничество».

Славянофильство:

Сущность славянофильства определялось идеей «несхожести» России и Запада, самобытности русского духовно-исторического процесса (сам термин «славянофильство» достаточно условен и выражает лишь их общественно политические позиции).

Славянофилы:

-Иван Васильевич Киреевский (1806-1856)

-Алексей Степанович Хомяков (1804-1860)

-Константин Сергеевич Аксаков (1817-1860)

Были выразителями идеи самобытности русского национального самосознания.

Все основные идеи славянофилов тяготеют к полюсу тотальности:

-Критика западной цивилизации как якобы «безбожной», низменной, бездушной.

-Православие - духовная основа русской нации, подлинный двигатель исторического процесса;

-Монархия - идеальная форма государственного устройства России, наиболее полно выражающая дух и традиции русского народа;

-Крестьянская община, патриархальная семья- социальная основа общества, внутри которого только и возможен подлинно нравственный человек;

-Соборность - выражение коллективного духа россиян, их общинного («хорового») начала в образе жизни. Соборность есть собирание, соединение всех сил ради общего дела.

-Русский народ - это особый народ (народ - богоносец), призванный к высокой роли в мире.

Вывод:

-По сути дела, славянофильство- это философия религиозно окрашенного коллективизма.

-Задачу последующего развития России они видели в том, чтобы дух православия пронизал весь общественный организм, придал ему высший смысл в развитии.

-Свобода индивида возможна, но лишь путем подчинения его абсолютным ценностям- авторитету религии и церкви, государству, своему народу.

Западничество:

В полемике со славянофилами складывалась русская философия индивидуальности, тяготевшая к тем или иным формам западничества.

Западники:

-Александр Иванович Герцен (1812- 1870)

-Виссарион Григорьевич Белинский (1811- 1848)

-Тимофей Николаевич Грановский (1813- 1859)

-Николай Гаврилович Чернышевский (1828- 1889)

Были выразителями идеи единого общемирового прогрессивного развития.

1.Они активно выступали за европеизацию страны, т.е. ликвидацию феодально-крепостнических отношений и развитие общества по буржуазному пути.

2.Считали религию и церковь тормозом общественного прогресса.

3.Высоко оценивали человеческий разум и науку, уважительно относились к правовым нормам общества.

4.Основной ценностью общества для них является индивид, а государство прозвано защищать его права и свободы.

5.В социальной сфере они ориентировались либо на конституционную монархию, либо на социалистические или анархические формы государственного правления.

В последней трети 19 столетия сложилась вторая историческая форма полюсов русской философии:

-Традиции славянофилов продолжили почвенники:

-Аполлон Александрович Григорьев (1822- 1864)

-Федор Михайлович Достоевский (1821- 1881)

-Николай Яковлевич Данилевский (1822- 1885)

-Константин Николаевич Леонтьев (1831- 1891)

-Традиции западников - народники.

-Петр Лаврович Лавров (1823- 1900)

-Петр Никитич Ткачев (1844- 1886)

-Михаил Александрович Бакунин (1814- 1876)

А) «Почвенники» - философское направление, для которого главной была идея о «национальной почве» как основе социального и духовного развития России.

Для них была характерна идея о превосходстве искусства над наукой (сфера познания), поскольку искусство истетично и полнее угадывает потребности эпохи и дух народа. Ф. М. Достоевский отмечал «Философия есть тоже поэзия, только высший градус её».

Их отличала также религиозная ориентированность философии.

Достоевский построил целую концепцию делящую историю человечества на 3 стадии:

-Патриархальность (естественная коллективность)

-Цивилизация (болезненная индивидуализация)

-Христианство как синтез предыдущих.

Отвергали капитализм и социализм как путь развития России.

Идеи почвенников легли в основу книги Достоевского «Россия и Европа», в которой он выделил 12 цивилизаций и особенно славянскую, которая должна стать первой, гармонически соединяющей основные виды человеческой деятельности (религию. науку, политику, экономику ).

Б) «Народники»:

-сохранили веру в науку

-считали, что царство «нравственности, справедливости» может наступить лишь через деятельность героев, способных повести за собой бессознательное массовое движение.

В результате идейных исканий путей развития России в середине 80-х г.г. 19 столетия в русской философии образуется два мощных направления:

1-й: Русский религиозный ренессанс конца 19 - начала 20 века.

2-й: Русский Марксизм.

Как отмечал русский философ Н.А. Бердяев:

«Интелегенция раскололась на две расы: на одном полюсе сконцентрировалась «культурная элита», жаждавшая мистических тайн и религиозных откровений, на другом - «силы революции, вдохновлявшиеся идеями русского радикализма и марксизма». Это были будущие богоискатели и большевики ».

1-е направление: Русский «религиозный Ренессанс» (русское богоискательство).

Логика развития мысли неотвратима: сперва славянофильство породило религиозное реформаторство, а последнее, в свою очередь, породило русское богоискательство, т.к. необходимо было новое откровенное о человеке, новое религиозное сознание.

Это направление было самым плодотворным как по числу последователей, так и по объему и разнообразию созданных произведений:

-Владимир Сергеевич Соловьев (1853- 1900)

-Николай Александрович Бердяев (1874- 1948)

-Сергей Николаевич Булгаков (1871- 1944)

-Николай Онуфриевич Лосский (1870- 1965)

-Павел Александрович Флоренский (1882- 1943)

-Лев Исаакович Шестов (Шварцман) (1866- 1938)

Характеристика философии

Духовным источником религиозной философии явилось православие как специфический духовный и жизненный уклад.

В центре её внимания находилась тема Бога и человека, взаимоотношения между ними.

Она носит всеохватный характер. В ней с религиозных позиций были осмыслены такие проблемы, как:

-природа человека, его свобода, смерть и бессмертие;

-гуманизм и его кризис;

-смысл человеческой истории;

-ряд важных социальных вопросов.

История славянофильства и западничества в России

Взгляды славянофилов сложились в идейных спорах, обострившихся после напечатания "Философского письма" Чаадаева. Славянофилы выступали с обоснованием самобытного пути исторического развития России, принципиально отличного от пути западноевропейского. Самобытность России, по мнению славянофилов, в отсутствии в ее истории классовой борьбы, в русской поземельной общине и артелях, в православии как единственно истинном христианстве.

Главную роль в выработке взглядов славянофилов сыграли литераторы, поэты и ученые Хомяков, Кириевский, Аксаков, Самарин. Видными славянофилами были Кошелев, Валуев, Чижов, Беляев, Гильфердинг, Ламанский, Черкасский. Близкими к славянофилам по общественно идейным позициям были писатели Даль, Островский, Григорьев, Тютчев, Языков. Большую дань взглядам славянофилов отдали историки и языковеды Буслаев, Бодянский, Григорович.

Средоточием славянофилов в 1840-х гг. была Москва, литературные салоны Елагиных, Свербеевых, Павловых, где славянофилы общались и вели споры с западниками. Произведения славянофилов подвергались цензурным притеснениям, некоторые из славянофилов состояли под надзором полиции, подвергались арестам. Из-за цензурных препон славянофилы долгое время не имели постоянного печатного органа, печатались преимущественно в журнале "Москвитянин". После некоторого смягчения цензуры в конце 1850-х гг. они издавали журнал "Русская беседа", "Сельское благоустройство" и газеты "Молва" и "Парус".

По вопросу о пути исторического развития России славянофилы выступали, в противовес западникам, против усвоения Россией форм западноевропейской политической жизни. В то же время они считали необходимым развитие торговли и промышленности, акционерного и банковского дела, строительства железных дорог и применения машин в сельском хозяйстве. Славянофилы выступали за отмену крепостного права "сверху" с предоставлением крестьянским общинам земельных наделов.

Философские воззрения славянофилов разрабатывались главным образом Хомяковым, Киреевским, а позже Самариным и представляли собой своеобразное религиозно-философское учение. Истинная вера, пришедшая на Русь из восточной церкви, обуславливает, по мнению славянофилов, особую историческую миссию русского народа. Начало "соборности" (свободной общности), характеризующее жизнь восточной церкви, усматривалось славянофилами в русском обществе. Православие и традиция общинного уклада сформировали глубинные основы русской души.

Идеализируя патриархальность и принципы традиционализма, славянофилы понимали народ в духе консервативного романтизма. В то же время славянофилы призывали интеллигенцию к сближению с народом, к изучению его жизни и быта, культуры и языка.
Идеи славянофилов своеобразно преломились в религиозно-философских концепциях конца XIX-начала XX века (Соловьев, Бердяев, Булгаков, Карсавин, Флоренский и др.).

Западники - направление русской антифеодальной общественной мысли 40-х годов XIX века, противостоящие славянофилам. Первоначальной организационной базой западников являлись Московские литературные салоны. Идейные споры в московских салонах изображены Герценом в "Былом и думах". В московский кружок западников входили Герцен, Грановский, Огарев, Боткин, Кетчер, Корш, Кавелин и др. Тесную связь с кружком имел живший в Петербурге Белинский, к западникам относился также Тургенев.

К общим чертам идеологии западников относятся неприятие феодально-крепостнических порядков в экономике, политике и культуре; требование социально-экономических реформ по западному образцу. Представители западников считали возможным установить буржуазно-демократический строй мирным путем – посредством просвещения и пропаганды сформировать общественное мнение и вынудить монархию на буржуазные реформы; они высоко оценивали преобразования Петра I.

Западники выступали за преодоление социальной и экономической отсталости России не на базе развития самобытных элементов культуры (как предлагали славянофилы), а за счет опыта ушедшей вперед Европы. Они акцентировали внимание не на различиях России и Запада, а на общем в их исторической и культурной судьбе.

В середине 1840-х гг. в среде западников произошел принципиальный раскол – после диспута Герцена с Грановским западники разделилось на либеральное (Анненков, Грановский, Кавелин и др.) и революционно-демократическое крыло (Герцен, Огарев, Белинский). Разногласия касались отношения к религии (Грановский и Корш отстаивали догмат о бессмертии души, демократы и Боткин выступали с позиций атеизма и материализма) и вопроса о методах реформ и пореформенного развития России (демократы выдвигали идеи революционной борьбы и построения социализма). Эти разногласия были перенесены и в сферу эстетики и философии.

На философские изыскания западников оказали влияние: на ранних этапах – Шиллер, Гегель, Шеллинг; позже   Фейербах, Конт и Сен-Симон.

В пореформенное время, в условиях капиталистического развития западничество как особое направление в общественной мысли перестало существовать.

Взгляды западников получили развитие в русской либеральной мысли конца XIX-начала XX века.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

метафора как идеологема – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

В. Н.Захаров

Москва, Петрозаводск

ПОЧВЕННИЧЕСТВО В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ: МЕТАФОРА КАК ИДЕОЛОГЕМА1

v. n. zakharov

moscow, petrozavodsk

POCHVENNICHESTVO IN RUSSIAN LITERATURE: THE METAPHOR AS IDEOLOGEME

В статье дан анализ метафоры «почва» в идеологии нового литературного направления и политического движения, созданного Достоевским в 1860— 1870 е гг. Ключевые слова: почвенничество, славянофильство, западничест во, метафора, почва, идеологема, Достоевский, Страхов, Аполлон Григорьев.

Te article presents an analysis of the metaphor of «soil» in the ideology of an original literary trend and political movement established by Dostoevsky in Russia in the 1860s—1870s. Key words: pochvennichestvo, Slavophilism, Westernism, metaphor, the soil, ideologeme, Dostoevsky, Strakhov, Apollon Grigoryev.

Сегодня история почвенничества во многом мистифицирована. Есть немало ошибочных общих мест и заблуждений. Почвенниками называют тех, кто почвенниками не был, а лишь встроился в фарватер журналов братьев Достоевских «Время» и «Эпоха» или спорил с ними, признают вклад в почвенничество тех, кто не разрабатывал и не развивал их идеологию, приписывают почвенникам слова, понятия, идеи, которые они не произносили, о которых не писали.

Почвенничество — поздний термин. Достоевский и его единомышленники не употребляли это слово, называя себя почвенниками, а иногда

© Захаров В. Н., 2012

1 Работа выполнена при финансовой поддержке Программы стратегического развития ПетрГУ на 2012—2016 гг. в рамках реализации комплекса мероприятий по развитию научно исследовательской деятельности.

и славянофилами, впрочем, отмечая разность взглядов по ряду ключевых вопросов.

Достоевский спорил со славянофилами, но признался в июльско-августовском выпуске «Дневника Писателя» за 1877 г.:

Я во многом убеждений чисто славянофильских, хотя может быть и не вполне славянофил. Славянофилы до сих пор понимаются различно. Для иных, даже и теперь, славянофильство, как в старину например для Белинского, означает лишь квас и редьку. Белинский, действительно дальше не заходил в понимании славянофильства. Для других (и заметим, для весьма многих, чуть не для большинства даже самих славянофилов), славянофильство означает стремление к освобождению и объединению всех славян под верховным началом России — началом, которое может быть даже и не строго политическим. И наконец, для третьих, славянофильство, кроме этого объединения славян под началом России, означает и заключает в себе духовный союз всех верующих в то, что великая наша Россия, во главе объединенных славян, скажет всему миру, всему европейскому человечеству и цивилизации его свое новое здоровое и еще неслыханное миром слово. Слово это будет сказано во благо и воистину уже в соединение всего человечества новым, братским, всемирным союзом, начала которого лежат в гении славян, а преимущественно в духе великого народа русского, столь долго страдавшего, столь много веков обреченного на молчание, но всегда заключавшего в себе великие силы для будущего разъяснения и разрешения многих горьких и самых роковых недоразумений западноевропейской цивилизации. Вот к этому-то отделу убежденных и верующих принадлежу и я2.

Литературным манифестом почвенничества по праву считается «Объявление об издании в 1861 году журнала 'Время'» (цензурное разрешение — 6 сентября 1860 г.).

Приступая вместе с братом Михаилом к изданию, Достоевский ставил задачу создать новое направление в русской журналистике. Он справедливо полагал, что для успеха журнала нужны новые идеи и новое слово в истории идей.

Таким ключевым словом, которое выразило идейные устремления «Времени», стала идеологема почва. В «Объявлении» Достоевский впервые употребил это понятие, давшее имя новому идейному направлению:

Мы знаем теперь, что мы и не можем быть европейцами, что мы не в состоянии втиснуть себя в одну из западных форм жизни, выжитых и выработанных Европою из собственных своих национальных начал, нам чуждых

2 Досто евский Ф. М. Полн. со бр. соч.: В 18 т. М.: В оскресенье, 2004. Т. 12. С. 177. Далее ссылки на это издание, сохраняющее авторскую пунктуацию и от части авторскую орфографию, даны в тексте с указанием тома и страницы.

и противуположных, — точно так как мы не могли бы носить чужое платье, сшитое не по нашей мерке. Мы убедились, наконец, что мы тоже отдельная национальность в высшей степени самобытная и что наша задача — создать себе новую форму, нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей, взятую из народного духа и из народных начал (V, 8).

Здесь же Достоевский сформулировал программную идею нового журнала:

Мы предугадываем и предугадываем с благоговением, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа, в отдельных своих национальностях; что, может быть, все враждебное в этих идеях найдет свое примирение и дальнейшее развитие в русской народности (V, 8).

Провозглашая новое направление, Достоевский не желал выбирать чью-либо сторону. Писатель высоко чтил «чистое, идеальное славянофильство», но и критиковал их «московскую затею», «московскую формулу» учения. По его мнению, славянофильство придумало «поэтическую грезу воссоздать Россию по идеальному взгляду на древний быт, взгляду, составившему вместо настоящего понятия о России какую-то балетную декорацию, красивую, но несправедливую и отвлеченную» (V, 14), создало романтический миф о России, который состоит «из некоторых удачных изучений старинного нашего быта, из страстной, но несколько книжной и отвлеченной любви к отечеству, из святой веры в народ и в его правду, а вместе с тем (зачем утаивать? отчего не высказать?) — из панорамы Москвы с Воробьевых гор, из мечтательного представления московских бар половины семнадцатого столетия, из осады Казани и Лавры и из прочих панорам, представленных во французском вкусе Карамзиным, из впечатления его же Марфы-посадницы, прочитанной когда-то в детстве, и наконец, из мечтательной картины полного будущего торжества над немцами, несколько даже физического, — над немцами непрощенными и даже, уже после торжества над ними, попрекаемыми (IV, 469). Он упрекал:

Славянофилы имеют редкую способность не узнавать своих и ничего не понимать в современной действительности (IV, 467).

Ему претили «аристократизм» славянофилов, их пренебрежительное отношение к современной русской литературе.

Позже Достоевский почти всегда нелицеприятно отзывался о западниках, видя в них «лакейство мысли», упрекая их за отрицание

самобытности и даже ненависть к России, к православию, к народу и монархии, но в ноябре 1861 г. он писал в пятой из «Ряда статей о русской литературе» по поводу славянофильской газеты «День», что славянофилы чему-то научили западников, а западники — славянофилов, утверждал, что западничество «реальнее» славянофильства, заблуждался в том, что западники восприняли почвеннические идеи:

. ..западничество все-таки было реальнее славянофильства, и несмотря на все свои ошибки, оно все-таки дальше ушло, все-таки движение осталось на его стороне, тогда как славянофильство постоянно не двигалось с места и даже вменяло это себе в большую честь. Западничество смело задало себе последний вопрос, с болью разрешило его и через самосознание, воротилось-таки на народную почву и признало соединение с народным началом и спасение в почве (IV, 469).

«Почва» — распространенная языковая метафора, которая представлена в критическом тезаурусе 1840—1860-х гг. В прямом значении — это земля, в переносном — основа, основание, опора.

О «почве» в метафорическом смысле писали немногие. Жур-на листы не сразу придали значение этому слову, но в полемике «Времени» с «Русским Вестником», «Отечественными Записками» и «Современником» «почва» стала ключевым понятием, давшим имя новому литературному направлению.

Кроме Достоевского, нечасто употребляли это слово и те, кого называют почвенниками.

Слово почва почти отсутствует в критическом тезаурусе Н. Н. Страхова. Его редко употреблял А. А. Григорьев3. Он никогда не превращал метафору в идеологему; иногда в его статьях возникает поясняющий синонимический ряд к слову почва: народ, народная жизнь, народная правда, национальная культура, «действительность»; порой это слово поясняет другое понятие: «натура, то есть почва и среда».

На смысловую неопределенность метафоры обратил внимание один из первых критиков почвенничества М. А. Антонович. В фельетоне «'О почве' (не в агрономическом смысле, а в духе 'Времени')» (Современник. 1861. № 12) он упрекал оппонентов, что «спорящие имеют неопределенное, не собственное, а тоже аллегорическое понятие о предмете спора, т. е. толкуют о том, чего никто из них не потрудился уяснить

3 Исключение - его статья «Стихотворения Некрасова» (Время. 1862. № 7), в которой он в полной мере отработал программные установки редактора жур нала М. М. Достоевского, заказавшего ему эту статью.

для себя»4. Пародируя общие места почвеннической публицистики, критик «Современника» поучал публицистов «Времени»: чтобы сблизиться с народом, нужны грамотность и «капиталец», чтобы учиться:

...заботящиеся о грамотности народа и о сближении с почвой должны

вместе с тем позаботиться об улучшении его внешнего быта и увеличении

его материального благосостояния5.

Во «Времени» на критику М. А. Антоновича ответил Страхов — ответил, как всегда, ничего не объяснив: покритиковал оппонента за упреки, обозначил метафору, так и не растолковав ее смысл6. Это единственная статья Страхова, в которой он по необходимости много говорит о «почве». Свое мнение о «почве» пыталась заявить и редакция журнала «Светоч»7, но ее участие в полемике не внесло ясности в предмет спора.

Впрочем, возникновение почвенничества связано не с тем, кто использовал это слово в метафорическом смысле, а с теми, кто сделал метафору идеологемой, а почвенничество идеологией нового литературного направления.

Кто они, почвенники?

Сегодня прежде Достоевского почвенниками часто называют Аполлона Григорьева и Николая Страхова.

А. Григорьев не был идеологом почвенничества, он был славянофилом. Он стал автором «Времени» со второго номера за 1861 г. Его пребывание в кругу Достоевских было недолгим — менее полугода. В 1862 г. он вернулся к сотрудничеству, но подчеркивал самостоятельность и независимость в своих суждениях. Его литературно-критическая и эстетическая позиция не всегда совпадала с редакционными мнениями журнала. Он — почвенник в той мере, в которой почвенничество следует славянофильству.

В 1861—1865 гг. Страхов был одним из ведущих сотрудников журналов братьев Достоевских «Время» и «Эпоха». Достоевский возлагал на Страхова большие надежды. Ему казалось, что Страхов может быть критиком, публицистом, полемистом, фельетонистом. Он поручал

4 Антонович М. А. Избранные статьи. Философия. Критика. Полемика. Л., 1938. С. 354.

5 Там же. С. 374.

6 Н. Косица <Страхов Н. Н.> Пример апатии (Письмо в редакцию «Време ни» по поводу статьи г. Антоновича «О почве». «Современник», 1861, декабрь) // Время. 1862. № 1. С. 58-75.

7 О почве, не в агрономическом смысле и не в духе «Времени», но также и не в духе «Современника» // Светоч. 1862. № 2. С. 1-26.

Страхову многое, но тот тяготился своей зависимостью от Достоевского, от его уроков литературного мастерства. По складу ума Страхов был критиком и аналитиком; ему, как отмечали современники, не давался синтез. Его жанр — философская критика. Названия его книг и статей радикальнее их содержания. Он боролся с Западом и нигилизмом, материализмом и дарвинизмом, но у него не было своих оригинальных идей. Когда Страхов был в орбите Достоевского, он становился почвенником, с А. Григорьевым — славянофилом, в орбите Л. Толстого — рационалистическим критиком церкви и ее учения. Можно спорить, веровал ли Страхов в Бога или был атеистом, был церковен или антицерковен, — в разные годы было и то, и другое.

Достоевский подозревал бывшего семинариста в неверии. Страхов подтвердил и эти подозрения Достоевского: незадолго до смерти он сознательно отказался от исповеди и принятия Святых тайн8.

Л. М. Розенблюм остроумно и метко назвала Страхова «почвенником без почвы»9. Этому мнению есть основания. Страхов не только не формулировал и не распространял почвеннические идеи, предпочитал славянофильство, но в течение жизни не раз размежевывался с Достоевским. В августе 1862 г. во Флоренции во время одной из прогулок, когда произошло конфликтное выяснение отношений Достоевского и Страхова, о чем тот писал в своих «наблюдениях»:

Вы тогда объявили мне с величайшим жаром, что есть в направлении

моих мыслей недостаток который вы ненавидите, презираете и будете преследовать всю свою жизнь.10

В 1875—1876 гг. Страхов завел литературную полемику с Достоевским на страницах еженедельника «Гражданин»: в мае 1875 г. — в двух

8 См. свидетельство одного из конфидентов Страхова: «Действительно, как я убедился во время болезни Страхова (у него был рак в полости ушей и на языке, ему делали операцию), он был человек неверующий, хотя думал, что религия нужна для народа. Мягкий и кроткий, он сильно раздражился, когда я упомянул о священнике перед операцией, и скончался без церковного напутствия» (Матвеев П. А. Л. Н. Толстой и Н. Н. Страхов в Оптиной пустыни // Исторический Вестник. 1907. Т. 108. Март, апрель, май. С. 157).

9 Розенблюм Л. М. Творческие дневники Достоевского // Литературное наследство. Ф. М. Достоевский. Новые материалы и исследования. Т. 83. М.: Наука, 1971. С. 19.

10 Н. Н. Страхов о Достоевском / Ст., публ. и коммент. Л. Р. Ланского // Литературное наследство. Ф. М. Достоевский. Новые материалы и исследования. Т. 86. М.: Наука, 1973. С. 560.

корреспонденциях из Рима, в течение 1876 г. — в «Трех письмах о спиритизме». Мало кто из читателей догадался, что корреспонденции Страхова адресованы не читателям, а Достоевскому.

После его путешествия по Европе летом 1862 г., к которому присоединился Страхов, Достоевский написал «Зимние заметки о летних впечатлениях». В полемике с Достоевским Страхов шлет из Рима свои «весенние заметки».

В отличие от других «русских путешественников», Карамзина и Достоевского, Страхов - турист, который избегает идейных споров, его волнуют не идеи, а присутствие в мировой истории, бытовой комфорт.

Описывая итальянские впечатления, он, несмотря на то, что сравнение Мойки, Петербурга, Москвы не в пользу Венеции и Рима, признается в «чувстве благоговения к Западу»:

Сравнительно хоть бы с нашим пышным Петербургом, все здесь жалко и мизерно. Но от подобных сопоставлений меня избавляет то чувство благоговения к Западу, которое иногда шевелится во мне с необыкновенною

11

силою .

Слова «благоговение к Западу» Страхов выделил курсивом. Он раскрывает это чувство, рассуждает о всемирной истории, хвалит римскую историю, по сравнению с которой Россия не имеет истории:

Когда здесь, в Риме, вспомнить о России, кажется, как будто она вовсе не имеет истории; все ее прошедшее представляется однообразною полосою роста. Великие бедствия, которые она вынесла, создание крепкого государства; все это не история, все это только явления самосохранения; а истории как будто еще не было. Но что же тут печального? Вот передо мною римляне, у которых не одна, а даже три истории; кто же из нас пожелал бы с ними поменяться? Иные горько жалуются, что цивилизация у нас не принимается. В самом деле, вот скоро два столетия, как она привита к нам, а до сих пор ее дело идет плохо, и недавно новая решительная попытка поправить

это дело — заведены классические гимназии. Эти неудачи имеют, по-моему,

~ 12

смысл нисколько не печальный .

11 Страхов Н. Из Рима (Корреспонденция «Гражданина») // Гражданин. 1875. № 20. 18 мая. С. 479. Первая корреспонденция была опубликована в 19 м номере 11 мая 1875 г. При переиздании «корреспонденцию» Страхов добавил к заглавию подзаголовок, раскрывающий адресата посланий: «К А. Н. Майкову» (см.: Страхов Н. Воспоминания и отрывки. СПб., 1892. С. 87).

12

1 ам же.

Сопоставляя русскую и римскую историю, Страхов разъясняет свою критику России:

Мы усвояем из цивилизации все внешнее, все то, что не касается самого духа, самой глубины развития, а только дает ему простор или охраняет. Говорят, наша артиллерия очень недурна; железные дороги тоже порядочные и их уже много; юридические формы нашего быта в настоящую минуту довольно широки и свободны, несмотря на некоторую путаницу; Петербург и Москва у нас и красивее, и во многом щегловатее, барственнее Берлина и Вены. Но дух, — да, мы не усвоили духа13.

Какой «дух»? — вопрос риторический: «дух Запада». Презрительно, свысока сказано о народе:

Мы не знаем, для чего они так берегут себя; для нас непонятно то таинственное будущее, из-за которого они так мало дорожат своими головами;

14

но ведь это уж наша печаль, а не их . Разве это почвенник говорит?

В цикле статей «Три письма о спиритизме», опубликованных в трех номерах «Гражданина» от 15, 22 и 29 ноября 1876 г. (№ 41—42, 43, 44), Страхов продолжил спор с Достоевским на странную тему, сколько будет дважды два15.

И все же очевидно, что среди почвенников был тот, кто придумал это направление, задумал «новое слово», формулировал почвеннические идеи «Времени» и «Эпохи», объяснял смысл слова.

В сентябрьском 1860 г. «Объявлении об издании в 1861 году журнала 'Время'» Достоевский высказал альтернативу западничеству и славянофильству:

И вот перед этим — то вступлением в новую жизнь, примирение последователей реформы Петра с народным началом стало необходимостию. Мы говорим здесь не о славянофилах и не о западниках. К их домашним раздорам наше время совершенно равнодушно. Мы говорим о примирении цивилизации с народным началом. Мы чувствуем, что обе стороны должны, наконец, понять друг друга, должны разъяснить все недоумения, которых накопилось между ними такое невероятное множество, и потом согласно и стройно общими силами двинуться в новый широкий и славный путь. Соединение

13

Там же.

14

1 ам же.

15 Подробнее об этом см.: Захаров В. Н. Сколько будет дважды два, или Не очевидность очевидного в поэтике Достоевского // Вопросы философии. 2011. № 4. С. 109—114.

во что бы ни стало, несмотря ни на какие пожертвования и возможно скорейшее — вот наша передовая мысль, вот девиз наш (V, 9).

В полемике с «Современником» Достоевский приготовил такой финал статьи:

Мы вовсе не такие почвенники, чтоб отвергать общечеловеческий идеал и призывая к почве — тупить людей суживать их горизонт и стеснять горизонт. Мы потому, главное, не таковы что Христиане, вполне Христиане. А первый догмат Христианства — общ<н>ость закона для всех, общность идеала, все братья, «Шедше научите вся языцы» и проч. Поймите-же нас. Мы почвенники, во 1х потому, что верим, что ничего на свете не происходит отвлеченно (вне настоящей, исторической жизни) и скачками16.

В записных тетрадях к «Бесам» есть набросок:

Схема веры: — православие заключает в себе образ Иисуса Христа.

— Христос — начало всякого нравственного основания.

— Развиваться и идти далее к чему-бы это начало ни привело (к понятию о счастии во-первых; счастие в Законе чтоб другие были счастливы. Это не стадное устройство Западных социалистов на правах, а все права само собою исходят из определения счастья по Иисусу. Не в накоплении вещей у себя по ревнивому праву личности, а в отдании всех прав добровольно мое счастье. Это не рабство, ибо во 1х) отдает добровольно, след<овательно> высшее проявление личности, а во-вторых и те взаимно мне все отдают.

— Нечего глядеть если это не осуществимо; хотя бы только тысячному дана была белая одежда (Апокалипсис) и того довольно.

— Из сознания: в чем счастье? последует и устройство общества.

Но чтоб сохранить Иисуса, т. е. православие, надо первее всего сохранить себя и быть самим собою. Только тогда будет плод, когда сберется и разовьется дерево; и потому России надо: проникнувшись идеей какого сокровища она одна остается носительницей, — свергнуть иго немецкое и Западническое и стать самой собою с ясно сознанной целью1'.

В июньском выпуске «Дневника Писателя» за 1876 г., вспоминая Жорж Занд, Достоевский писал:

У нас — русских, две родины: наша Русь и Европа, даже и в том случае, если мы называемся славянофилами, — (пусть они на меня за это не сердятся). Против этого спорить не нужно. Величайшее из величайших назначений, уже сознанных Русскими в своем будущем, есть назначение общечеловеческое, есть общеслужение человечеству, — не России только, не общеславянству только, но всечеловечеству. Подумайте и вы согласитесь,

16 РГАЛИ. 212.1.04. С. 147.

17 НИОР РГБ. 93. I. 1. 5. С. 38.

что Славянофилы признавали то же самое, — вот почему и звали нас быть строже, тверже и ответственнее русскими, — именно понимая, что всече-ловечность есть главнейшая личная черта и назначение русского (XI, 423).

В том же выпуске «Дневника Писателя» Достоевский продолжил защиту славянофильской точки зрения:

...Россия вовсе была не Европа, а только ходила в европейском мундире, но под мундиром было совсем другое существо. Разглядеть, что это не Европа, а другое существо и приглашали славянофилы, прямо указывая, что западники уравнивают нечто непохожее и несоизмеримое, и что заключение, которое пригодно для Европы, неприложимо вовсе к России, отчасти и потому уже, что все то, чего они желают в Европе, — все это давно уже есть в России, по крайней мере в зародыше и в возможности, и даже составляет сущность ее, только не в революционном виде, а в том в каком и должны эти идеи всемирного человеческого обновления явиться: в виде Божеской правды, в виде Христовой истины, которая когда-нибудь да осуществится же на земле, и которая всецело сохраняется в православии (XI, 432).

Никто, кроме Достоевского, не прорицал будущность России. Почвенничество и есть его новое слово в истории идей.

Среди сотрудников журналов «Время» и «Эпоха» единомышленниками и соратниками были лишь братья Достоевские, их согласные установки и энергичные действия, обсуждения будущих статей разных авторов на редакционных собраниях, полемика с другими изданиями способствовали созданию общего направления, в котором каждый влиял на всех, каждый был причастен к общему делу, расширяя круг почвенников.

Для Достоевского «почва» — все, что родит и роднит: народ, родина, родная речь, родная земля. Их объединяет тайна России. Ее не понимают не только иностранцы, но и сами русские. Незнание и непонимание России дошло до такой степени, что России нужно учиться. Сокровенная тайна России заключается в том, что она — хранительница Православия (XI, 437, 440), что «идеал народа — Христос» (XII, 334), в мире Достоевского, как верно отметил священник Александр Ранне, Христос — «мера всех вещей».

Сблизиться с почвой — соединиться с народом, стремиться к единению всех сословий в любви к Родине, к России, к идеалам и ценностям.

Быть почвенником — любить Россию, народ, сознавать себя и быть русским, следовать вере отцов, чтить Отечество.

Достоевский обнаружил эти идеи в политических ямбах 1854— 1856 гг., которые мало ценят читатели и исследователи. В них засвидетельствовано не только перерождение прежних убеждений,

но и выражены новые воззрения, положившие начало новому литературному направлению.

В ХХ в. почвенничество стало разрешением векового спора западников и славянофилов. Почвенниками назвали тех писателей, кто сохранил верность крестьянству и традиционным ценностям народной жизни, традициям русской словесности. В этот круг пристрастно включают разных писателей и критиков, но там определенно есть Д. С. Лихачев и А. И. Солженицын, В. Г. Распутин и В. П. Астафьев, В. И. Белов и В. М. Шукшин.

Сегодня мы живем в мире, в котором нет России Достоевского, нет народа, который образовывали крестьянство, духовенство, купечество, нет почвы, на которой взросла русская словесность и культура, — есть постсоветская Россия, в которой печатные и электронные средства информации убеждают нас, что стыдно быть гражданином, патриотом, называть себя русским.

Императив Достоевского — «не стыдиться».

Сегодня часто обсуждают, есть ли будущее у русской литературы. Уже стало общим местом мнение, что будущее русской литературы — ее прошлое. Эти слова имеют двойной смысл: с одной стороны, прошлое может быть залогом будущности русской словесности, с другой — у русской литературы нет будущего, всё в прошлом. Приговор безжалостен, но справедлив, и от нас зависит, есть ли будущее у русской словесности, будут ли читатели русской классики — есть ли будущее у России.

Роль почвенничества в формировании мировоззрения Ф. М. Достоевского Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Н. С. Дубовицкая

РОЛЬ ПОЧВЕННИЧЕСТВА В ФОРМИРОВАНИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ

Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО

Аннотация: статья посвящена анализу роли почвенничества в творчестве Ф.М. Достоевского. Эта тема раскрывается через проблему «русской идеи» как общественного идеала России.

Ключевые слова: почва, народ, русская идея.

Творчество Федора Михайловича Достоевского относится к высшим достижениям русской культуры. Он принял активное участие в осмыслении основных философских и социальных проблем своего времени - от идей социализма на русской почве до философии В.С. Соловьева и Н.Ф. Федорова.

Его жизнь богата внешними трагическими событиями и событиями внутренней, духовной биографии. Он рано потерял родителей. Когда Ф.М. Достоевскому было двадцать лет, он присоединился к кружку М.В. Буташевича - Петрашевского, в котором обсуждались работы французских социалистов. За участие в распространении письма Белинского к Гоголю был арестован и приговорен к смертной казни, которая в последний момент была заменена гражданской казнью и каторгой. Проведя в Сибири четыре года, он был сослан рядовым в Казахстан. Ссылаясь на потребность в лечении, Ф.М. Достоевский после восшествия Александра II на престол, подал ему прошение, но не был помилован. Освободившись из ссылки, он опубликовал самые выдающиеся свои произведения: «Записки из Мертвого дома» (18601862), «Униженные и оскорбленные» (1861), «Преступление и наказание» (1866), «Идиот» (1868), «Бесы» (1871-1872), «Братья Карамазовы» (1879-1880).

Поклонники Ф.М.Достоевского видели источник его таланта в его собственных душевных переживаниях и страданиях. Например, выдающийся русский врач В.Н Бехтерев (1857-1927) так оценивал творчество писателя: «Человек, перенесший в своей жизни и крайнюю бедность, и тюрьму, и ссылку, и ужасы смертной казни, и сам имевший глубоко надломленное душевное здоровье, при высокой душевной одаренности от природы, мог найти в своей душе отклик на соответствующие положения жизни и на тяжелую душевную драму и мог воспроизводить с художественной яркостью те внутренние переживания, которые были испытаны им самим. В этом - основная причина своеобразного творчества Достоевского, граничащего с откровением» [1].

В начале 60-х гг. Ф.М. Достоевский пришел к убеждению, что «западничество и славянофильство уже не могут удовлетворять постоянно растущим запросам развивающейся мысли» [3, с. 203]. Славянофилы для него больше московиты, чем русские; западники больше европейцы, чем русские. В первом номере журнала «Время», вышедшем в январе 1861 года, он критикует и славянофилов, и западников: «...с западничеством мы упрямо натягиваем на себя чужой кафтан, несмотря на то, что он уже давно трещал по всем швам, а с славянофильством разделяли поэтическую грезу воссоздать Россию по идеальному взгляду на древний быт» [5, с. 228]. Этот журнал стал проводником новой идеологии, которую вырабатывали братья Достоевские, А.А. Григорьев, Н.Н. Страхов и другие. Именно в нем была сформулирована основная концепция почвенничества, суть которой заключалась в духовном единении интеллигенции и других слоев общества с простым народом, «почвой» для России. «Почва, - писал Ф.М. Достоевский, - вообще есть то, за что все держатся и на чем все укреп-

© Дубовицкая Н.С., 2013

ляются» [2, т. 20, с. 217]. Таким образом, «почва - это духовно-нравственный пласт жизни общества, на основе которого возможно соединение интеллигенции и народа, образованности и народной нравственности.

Задача почвенников состояла в решении двух задач: 1) преодолеть ошибки западников и славянофилов; 2) использовать их исторический опыт. Исходя из этого, эту теорию нельзя было назвать совершенно новой мыслью, так как представители этой концепции понимали, что выдвинутые ими идеи синтезировали все самое плодотворное, что было выработано различными направлениями в России.

Достоевский утверждал, что необходимо примирить и объединить образованные классы с народом, при этом образованные классы не должны отказываться от начал своей образованности, а народ - от своих почвенных начал. Необходим был синтез, который объединил бы в себе два начала.

В своей статье «Два лагеря теоретиков» Ф.М. Достоевский раскрывает свою программу сближения с простым народом: а) необходимо распространить в народе грамотность, которая поднимет умственное развитие и нравственный уровень русского народа; б) надо уничтожить сословные перегородки; в) интеллигенция сама должна отказаться от сословных предрассудков, нравственно преобразоваться [2, т. 20, с. 20].

Россию, по мнению почвенников, ожидает огромный переворот, похожий на реформы Петра, который должен совершиться мирным путем. Этот переворот, основанный на мирных преобразованиях, ставил задачу возвращения интеллигенции к своим духовным корням, которые еще были живы в народных массах, чтобы спастись от негативного, разрушающего Запада и обрести свою истинную национальную самобытность. В журнале «Время» впервые прозвучало слово «русская идея» и раскрывалась его сущность: «Мы предугадываем, и предугадываем с благоговением, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях; что, может быть, все враждебное в этих идеях найдет свое примирение и дальнейшее развитие в русской народности» [2, т. 18, с. 37]. Таким образом, «русская идея» в 1860 году представляла для Достоевского синтез идей разных национальностей, которые смог перенять русский народ.

Что же собой представлял этот синтез европейских идей? Для Ф.М. Достоевского ответ на этот вопрос был таков: «Да, мы веруем, что русская нация - необыкновенное явление в истории всего человечества» [2. т. 18. с. 54]. Необыкновенность русской нации он видит в ее характере, во всепримиримости и всечеловечности. В то же время русский писатель раскрывает в русском человеке способность к здравой критике над собой, трезвый взгляд на себя, отсутствие всякого самовозвышения, вредящего свободе действия. Даже физическими способностями русский не похож на европейца. Ф.М. Достоевский утверждает, что всякий русский может говорить на всех иностранных языках и изучить дух каждого языка до тонкости, как свой собственный русский язык [2, т. 18, с. 55].

Русский писатель считает, что все европейские государства идут к одной и той же цели, к одному и тому же идеалу, но все они разъединяются между собой почвенными интересами, исключительны к друг другу до непримиримости и все более расходятся по разным путям, уклоняясь от общей дороги. По-видимому, каждый из них стремится отыскать общечеловеческий идеал у себя, своими собственными силами, и потому все вместе вредят сами себе и своему делу... И каждый отдельно у себя хочет совершить то, что могут совершить только все народы, все вместе, общими соединенными силами» [2, т. 18, с. 54]. Но именно

русский народ, исходя из особенностей национального характера, должен выступить той силой, которая объединит европейские идеи и поведет за собой европейские народы.

Роль идеологии почвенничества понятна через призму задач, стоящих перед Россией: так как в русском народе заложены способности всепримиримости, всечеловечности, а русская интеллигенция постоянно усваивает западные идеи, то просвещенный слой общества должен слиться с народом, чтобы передать свои знания европейских идей и при этом не потерять национальной самоидентификации. Каким образом необходимо интеллигенции слиться народом? Для этого необходимо сделать следующие шаги:

а) первый шаг: грамотность и образование. Чтобы понять интеллигенцию, народу надо предварительно подготовиться. Распространение образования является главной задачей и первым шагом ко всякой деятельности [2, т. 18, с. 37];

б) второй шаг: для того, чтобы обучать народ, надо войти к нему в доверие [2, т. 19,

с. 28];

в) третий шаг: но не только интеллигенция должна учить народ, она сама должна учиться у него.

Ф.М. Достоевский утверждает, что русский народ обладает уникальными знаниями, которым он никогда не обучался. Может быть, эти знания являются Божественным откровением, истиной русскому народу. Необразованный русский народ является более образованным по сравнению со многими просвещенными интеллигентами, так как их образованность имеет истинную христианскую основу.

Но и русскому народу требуется образование для того, чтобы решить две задачи: а) лучше понимать европейские народы, б) лучше понять идею, которую он должен осуществить в мире. «Что мы несем из Европы? Пред чем должен был народ преклониться? Нет, отнюдь не нравственное начало, пред которым надо преклониться, а, во-первых, и главное, образованность, расширение горизонта, умножившееся и усиленное понимание своей идеи через сопоставления с западноевропейским миром, историческое понимание древнего мира, потребность порядка» [2, т. 24, с. 181-182]. Русский мыслитель полагал, что русский народ, в отличие от интеллигенции, выдержит испытание западным просвещением и сумеет устоять [2, т. 22, с. 119]. В то же время Запад дал русскому народу не только отрицательное, но и положительное: русские не копировали слепо европейские порядки, а лишь перенимали их опыт и осмысливали его.

г) четвертый шаг: русская интеллигенция должна выступить посредником между просвещенными европейскими народами и русским народом, чтобы передать ему европейские знания, которые поняла сама.

д) пятый шаг: Европа должна обучаться тем настоящим христианским истинам, которыми владеет русский народ, и понимать их: «Мы несем образованность во всей широте этого слова, и вот все, что мы принесли. И этого не мало. Это толчок к всемирному значению России» [2, т. 24, с. 182].

Итогом представлений Ф.М.Достоевского о русской идее могут служить следующие слова: «. Русская земля скажет свое новое слово, и это новое слово, может быть, будет новым словом общечеловеческой цивилизации и выразит собою цивилизацию всего славянского мира. Мало того, мы признаем, что мы, то есть все цивилизованные по-европейски русские, оторвались от почвы, чутье русское потеряли до того, что не верим в собственные русские силы.» [2, т. 20, с. 98-99]. Один из известных исследователей творчества Ф.М. Достоевского Ю.И.Селезнев так понимает его русскую идею периода почвенничества: «Развивая идею нового этапа общественного развития как развития самобытного, национального, основанного на общенародных духовных началах, Достоевский вместе с тем специально огова-

ривал, что он отнюдь не понимает ее как идею обособления, отрицания европейских форм жизни только потому, что они нерусские. Напротив, русская идея, которую от разрабатывает, по своей значимости была для него не узконациональной, но как раз мировой идеей» [4, с. 222].

Великого русского мыслителя Ф.М. Достоевского всегда интересовало будущее России, так как именно русский народ призван к решению религиозно-духовных задач и на этом пути ему предстоит сказать новое слово человечеству. Думая сегодня о будущем России, о перспективах ее развития, мы должны понимать прошлое России и те «идеи», которые нам оставили выдающиеся русские мыслители: Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев и другие.

Библиографический список

1. Белов С., Агитова Н. Бехтерев В.М. о Достоевском // Русская литература. - 1962. - № 4.

2. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. / Ф.М. Достоевский. - Ленинград: Наука, 1972. - Т. 18, 19,

20, 22, 24.

3. Иванов-Разумник Р.В. История русской общественной мысли / Р.В. Иванов-Разумник. -СПб.,1914. - Т. 2.

4. Селезнев Ю.И. Достоевский Ю.И. / Селезнев. - М., 1990.

5. Труайя А. Федор Достоевский / А. Труайя. - М.: ЭКСМО, 2007.

Л. Т. Зембатова

ФОРМИРОВАНИЕ БИЛИНГВАЛЬНОЙ (ОСЕТИНСКО-РУССКОЙ) МАТЕМАТИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНЦИИ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ

ОБУЧЕНИЯ

Аннотация: в статье описан процесс формирования билингвальной математической компетенции у учащихся начальной национальной школы. Билингвальная математическая компетенция рассматривается нами как интегрирующая в себе компоненты: языковой, предметный, межкультурный.

Ключевые слова: билингвизм, компетенция, образование, обучение, формирование, готовность, способность.

Проблема качества образования и определения критериев его оценки не утрачивает своей актуальности с течением времени. Но на современном этапе развития образования данная проблема перешла в разряд доминирующих. Ценность качества образования для российского общества определяется содержанием основополагающих документов, принятых в последние годы на федеральном уровне. Действующая в настоящее время национальная доктрина в области образования, срок реализации которой определен до 2025 года, постулирует три базовых принципа развития российского образования: качество, доступность, непрерывность.

Применительно к качеству образования варианты его трактовки отличаются существенным разнообразием, как в плане формулировки самого определения, так и его содержательного наполнения. Например, И.А. Зимняя считает, что «качество образования - есть со© Зембатова Л.Т., 2013

Ни почвенникам, ни западникам Россию не приватизировать | Мнения

Споры о месте России в мире, о том, по како­му пути ей двигаться, в последнее время всё бо­лее явно приобретают характер боевых действий. При всей, казалось бы, монолитности кон­струкции властной вертикали, подкрепленной к тому же внеконкурентностью «Единой России» как партии власти, ни политическая элита Рос­сии, ни ее интеллигенция не уберегли себя от мировоззренческого раскола.

Если попытаться обозначить главный вектор противоборства в «думающем» сегменте современной России, то нетрудно увидеть, что это знакомый — можно сказать, «поросший мхами» по меньшей мере полутора веков — внутрироссийский спор между западниками и славянофилами. Только славянофилы сегодня именуют себя поч­венниками и патриотами, а западников называют либеральствующими русофобами.

«Борьба без правил» между нынешними нашими почвенниками и западниками имеет мало общего с просвещенной дискуссией между теми, кого они чтят как своих предшественников, обогатив­ших отечественную культуру XIX века. Тогда велись споры о своеобра­зии русского культурного кода и социокультурных характеристик других народов, о совместимости или несовместимости русской ду­ховности и прагматичности Запада, о том, что полезнее для России — идти собственным путем или пытаться перестраивать себя по образу и подобию преуспевших и обогнавших в чем-либо Россию западных госу­дарств. Но при этом русские западники в XIX веке в отличие от ны­нешних никогда не ставили под сомнение особенность российской государственности. И так же, как их оппоненты, были истинными патриотами. Государственность России, ее независимость и сувере­нитет тогдашние западники отнюдь не считали препятствием для экономического и социального прогресса. Их оппоненты — славянофилы позапрошлого века — нынешним на­шим почвенникам тоже, как видно, не родня. Те не отвергали с по­рога, не отрицали заведомо весь западный опыт обустройства жизни, не объявляли априори всё западное враждебным России, хотя и от­стаивали своеобразие русского менталитета и способствовали разви­тию национального самосознания.

Главное — это была дискуссия, «домашний спор», как писал А. Пушкин, а не нынешние вульгарные перепалки в брызгах взаим­ной ненависти...

Вот некоторые перлы полемики нынешних наших почвенников и западников. Почвенники, например, заявляют, что, дескать, Сталин, несмотря на очевидные злодеяния, был и остается самым великим и успешным руководителем страны. Мол, ему наш народ обязан победой в войне против гитлеровской Германии и ее союзников. Как обязан и тем, что отсталая и нищая Россия превратилась в богатую и могущественную ядерную державу, которую Запад боялся и поэтому уважал. «Быть ста­линистом — значит быть патриотом» — таков один из центральных по­сылов наших нынешних почвенников.

Сегодняшние же западники вообще готовы оспаривать любую спе­цифику отечества, которая, если и упоминается ими, то, как правило, только в отрицательной коннотации. Надо, следовательно, безогово­рочно признать превосходство Запада, схватиться за западные цен­ности как за спасательный круг и аккуратно следовать идущим оттуда рекомендациям. Доходит даже до такого предложения, что в инте­ресах России надо, чтобы она каким-то образом избавилась от сво­их ядерных ракет, и тогда Запад окончательно освободится от оста­точного, но всё еще немалого страха перед нами и завалит страну (в знак благодарности, что ли?) столь желанными иностранными ин­вестициями.

Наиболее наглядно и концентрированно обостряющееся противо­борство двух лагерей проявляется в дискуссии о способах модерниза­ции России вообще и ее экономики в частности.

Отдавая себе отчет в остроте ситуации, связанной с угрозой уве­личения отставания России от стран — лидеров современного мира, и предчувствуя необратимость такого отставания, почвенники от­крыто призывают к чисто мо­билизационному варианту модернизации страны. Это предполагает широкомасштабную национализацию крупной промышленности, доминирование в экономике директивного планирования и центра­лизованного ценообразования, отказ от открытости и даже выход из ВТО.

Ясно, что всё это может быть реализовано только в рамках жест­ко авторитарной политической системы, следовательно, требуется окончательный отказ от демократических начал в управлении стра­ной. В общем, нужна система а-ля Сталин, и «тогда вредоносный За­пад мы опять догоним и перегоним». Легко заметить, что на первый план здесь выдвигается государство, а интересы личности в соответ­ствии с царско-советской традицией подчиняются интересам обще­ства, формируемым «лидером нации» и его командой.

Что же западники? Их лагерь менее однороден. Но общая ман­тра сводится к тому, что «рынок всемогущ, а государство неэффек­тивно по определению». Поэтому чем его меньше, тем лучше для страны и ее экономики. Разногласия обнаруживаются только по про­блеме своевременности внедрения в модернизирующейся стране тех или иных демократических институтов западного образца. Одни счи­тают, что экономическая модернизация России в принципе невоз­можна без политической. Другие же сомневаются в этом, полагая, что в теперешней россий­ской ситуации, якобы требующей ряда непопулярных рыночных ре­форм, рановато равняться на теперешние демократические стандарты Запада и, следовательно, нужно пока ориентироваться на жесткий авторитаризм а-ля Пиночет.

Подозреваю, что противоборство западников и почвенников — правда, в сильно завуалированном виде — имеет место и в правящем доме страны. Это, разумеется, не может не влиять на конкретную по­литику власти. Сегодня же, судя по всему, она пере­стает быть над схваткой, всё больше тяготея к идеям почвенников, что чревато, с одной стороны, обострением конфликта между обще­ственными группами в России, а с другой — усилением авторитарных тенденций в стране.

Думаю, это серьезная ошибка. Даже если так называемый про­свещенный авторитаризм и необходим России на нынешней стадии ее развития, власть не должна брать чью-либо сторону в соревновании двух рассматриваемых идеологий. Тем более что их носители демон­стрируют не только нелепости типа «нас спасет только Сталин» или «Запад нам поможет». Ведь по большому счету изрядная доля истины есть в воззрениях и почвенников, и западников. Если отбросить крайности и дистанцироваться от экстремистов в обоих лагерях,  то есть избавиться от агрессивного мракобесия одних и разрушительного подражательства других, то окажется, что обе идеологии не только совместимы, но и взаимодополняемы. Почвенники, в сущности, персонифицируют утраченные в стране равенство и справедливость, а западники — мучительно трудно приживющиеся, но остро необхо­димые России ценности свободы и демократии.

Едва ли не самая трагическая особенность сознания тех и других — чрезвычайно низкая договороспособность из-за отсутствия чувства относительности собственной правоты. И еще нельзя забывать о том, что «если вы слишком долго спорите о прошлом, то вы рискуете упустить будущее».

Культура «всё или ничего» пагубна и бесперспективна. На её место должна придти культура диалога, договороспособности и выбора будущего. И вот тогда, можно на­деяться, наша замечательная страна перестанет привычно шарахаться из крайности в крайность, страдая то от произвола власти, то от власти произвола, и найдет, наконец, желаемое равновесие между Свободой и Справедливостью...

Автор — директор Института экономики РАН

славянофилов | Русская история | Britannica

Славянофил , специалист по истории России, участник интеллектуального движения XIX века, которое хотело, чтобы будущее развитие России основывалось на ценностях и институтах, унаследованных от ранней истории страны. Славянофилы, выросшие в 1830-х годах из учебных кружков, интересовавшихся немецкой философией, находились под сильным влиянием Фридриха Шеллинга. Движение было сосредоточено в Москве и привлекало богатых, хорошо образованных и много путешествовавших представителей старой аристократии.Среди ее руководителей были Алексей С. Хомяков, братья Константин С. и Иван С. Аксаковы, братья Иван В. и Петр В. Киреевские, Юрий Федорович Самарин. Их индивидуальные интересы охватывали широкий круг тем, включая философию, историю, теологию, филологию и фольклор; но все они пришли к выводу, что России не следует использовать Западную Европу в качестве модели для своего развития и модернизации, а следует следовать курсу, определяемому ее собственным характером и историей.

Подробнее по этой теме

Российская Империя: славянофилы и западники

В резком контрасте с образовательной политикой Николая выросло новое поколение, воспитанное в российских университетах, особенно в Москве...

Они считали Западную Европу, принявшую римско-католическую и протестантскую религии, моральным банкротом и рассматривали западные политические и экономические институты (, например, конституционное правительство и капитализм) как продукт несовершенного общества. Русский народ, напротив, придерживался русской православной веры; таким образом, по мнению славянофилов, благодаря общей вере и церкви русский народ был объединен в «христианскую общину», которая определяла естественные, гармоничные человеческие отношения.

Славянофилы считали русскую крестьянскую общину неоскверненным представлением «христианской общины». Они также считали, что автократическая форма правления хорошо подходит для людей, духовно связанных вместе. Рассматривая Россию как потенциально способную развиваться по модели «христианского сообщества», славянофилы также думали, что после создания такого общества долг России будет состоять в том, чтобы оживить Запад, вернув туда духовные ценности, чтобы заменить рационализм, материализм и индивидуализм.

Но славянофилы также осознавали, что их современное общество не представляет их идеала. Они считали, что Петр I Великий (годы правления 1682–1725), проводя реформы, имитирующие Запад, развратил Россию, вбил клин между дворянством и крестьянством и нарушил естественные социальные отношения. Они презирали государственную бюрократию, организованную при Петре и его церковные реформы, подорвавшие духовный авторитет.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Чтобы усовершенствовать российское общество и восстановить самодержавие и церковь в их идеальных формах, славянофилы призывали к обширным реформам, включая освобождение крепостных крестьян, сокращение бюрократии, предоставление гражданских свобод ( т. Е. свобода слова). , пресса, совесть) и учреждение института, представляющего весь народ (аналог вече или земский собор допетровской Руси).

Хотя они с энтузиазмом одобряли некоторые аспекты российского общества и придерживались взглядов, напоминающих официальную правительственную доктрину народности («национальность»), которая подчеркивала превосходство русского народа, Николай I возражал против их критики своего режима (которая , конечно, основывалась на петровских реформах).Его правительство подвергало их журналы цензуре и вообще пыталось подавить движение. Славянофилам также интеллектуально противостояли западники, группа, которая развивалась одновременно с ними, но настаивала на том, чтобы Россия подражала западному образцу модернизации и вводила конституционное правительство в царское самодержавие.

Славянофилы были наиболее активны в 1840-50-е годы. После Крымской войны (1853–1856 гг.), Смерти его выдающихся лидеров (1856 и 1860 гг.) И провозглашения реформ Александра II (1860-е гг.) Движение пришло в упадок.Его принципы были адаптированы и упрощены крайними националистами, панславистами и революционными народниками. Помимо своего влияния на эти движения, славянофилы по отдельности внесли значительный вклад в различные области своих исследований, в частности в теологию (с теорией соборности Хомякова, духовного единства и религиозной общности, основанной на свободе приверженности Православию), истории России и фольклор.

Западники и славянофилы

24.3.5: Западники и славянофилы

Во второй половине XIX века в интеллектуальных кругах возникла группа «славянофилов». Они выступали против модернизации и вестернизации, начатой ​​Петром Великим и Екатериной Великой, и выступали за возврат к простому крестьянскому обществу, основанному на православной вере.

Цель обучения

Сравните и сопоставьте мнения и цели западников и славянофилов

Ключевые моменты

  • Петр Великий, царь России с 1672 по 1725 год, положил начало тенденции модернизации и вестернизации русской культуры и экономики в России.
  • Петр осуществил абсолютную социальную модернизацию, представив своему двору французскую и западную одежду и потребовав от придворных, государственных чиновников и военных сбривать бороды и перенимать современные стили одежды.
  • Екатерина Великая, правившая с 1762 года до своей смерти в 1796 году, продолжила проект Петра и помогла провозгласить русское Просвещение, преобразовав образование и культуру в отражение европейского Просвещения.
  • Эта тенденция вестернизации и модернизации продолжалась и в XIX веке, но в конечном итоге ей противостояли «славянофилы», группа интеллектуалов, выступавших против влияния Западной Европы в России.
  • Славянофилы стремились вернуть Россию к простому крестьянскому обществу, основанному на православной вере.

Ключевые термины

Почвенничество
Русское движение конца XIX века, тесно связанное с его современной идеологией, славянофильским движением, основным направлением которого было изменение российского общества путем уничижения личности и социальной реформы через Русскую православную церковь, а не радикальные реализации интеллигенции.
просвещенный деспот
Форма абсолютной монархии или деспотизма, вдохновленная Просвещением, которая охватывала рациональность, поощряла образование и позволяла религиозную терпимость, свободу слова и право владеть частной собственностью.
Славянофилы
Интеллектуальное движение, зародившееся в 19 веке, которое хотело, чтобы Российская Империя развивалась на основе ценностей и институтов, унаследованных от ее ранней истории, противодействуя влиянию Западной Европы на Россию.

Во второй половине XIX века в интеллектуальных кругах возникла фракция так называемых «славянофилов». Они были убеждены, что Петр Великий совершил ошибку, пытаясь модернизировать и вестернизировать страну, и что спасение России заключается в отказе от западных идей. Славянофилы считали, что, хотя Запад загрязнил себя наукой, атеизмом, материализмом и богатством, они должны вернуться к простому крестьянскому обществу, основанному на православной вере. Правительство отвергло эти идеи в пользу быстрой модернизации.

Петр Великий, царь России с 1672 по 1725 год, начал культурную революцию в России, которая заменила некоторые традиционные и средневековые социальные и политические системы на современные, научные, вестернизированные и основанные на Просвещении. Реформы Петра оказали неизгладимое влияние на Россию, и многие институты российского правительства уходят корнями в его правление.

Петр провел радикальные реформы, направленные на модернизацию. Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы, Петр реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить страну в морскую державу.У себя дома он столкнулся с серьезным сопротивлением этой политике, но жестоко подавил все восстания против своей власти: стрельцы, башкиры, Астрахань, а также величайшее гражданское восстание его правления - восстание Булавина.

Петр осуществил абсолютную социальную модернизацию, представив своему двору французскую и западную одежду и потребовав от придворных, государственных чиновников и военных сбривать бороды и перенимать современные стили одежды. Одним из средств достижения этой цели было введение налогов на длинные бороды и мантии в сентябре 1698 года.Петр также обложил налогом многие русские культурные обычаи, такие как традиционное купание, рыбалка и пчеловодство.

Екатерина Великая, самая известная и дольше всех правившая женщина-лидер России с 1762 года до своей смерти в 1796 году, возродила Россию под своим правлением, позволив ей стать больше и сильнее, чем когда-либо, и стать признанной одной из великих держав России. Европа. Поклонница Петра Великого, Екатерина продолжала модернизировать Россию по западноевропейскому образцу. Она с энтузиазмом поддерживала идеалы Просвещения, заработав таким образом статус просвещенного деспота.Екатерина была близка ее сердцу западноевропейской философии и культуре, особенно французского Просвещения, и она хотела окружить себя единомышленниками в России. Она считала, что «человека нового типа» можно создать, прививая русским детям европейское образование. Это означало интеллектуальное и моральное развитие людей, предоставление им знаний и навыков, а также воспитание чувства гражданской ответственности.

«Вестернизация» имеет разное значение в разных странах и в разное время.Применительно к России XVIII века это означало законодательные изменения в экономике, политике и культуре. Это также повлекло за собой приверженность русского дворянства установленному стандарту и его подражание западным ценностям. Вестернизация в России включала модернизацию оборудования, усовершенствование более эффективной бюрократии и принятие западноевропейских вкусов.

Реформы Петра и Екатерины задали тон внутренней политике России на века. Его наследие можно увидеть в 19 веке и позже.Западники были группой интеллектуалов XIX века, которые считали, что развитие России зависит от принятия западноевропейских технологий и либерального правительства. По их мнению, западные идеи, такие как индустриализация, должны быть реализованы по всей России, чтобы сделать ее более успешной страной.

Екатерина Великая Мраморная статуя Екатерины II в образе Минервы (1789–1790) работы Федота Шубина. Этот стиль демонстрирует любовь Екатерины к западной философии и культуре, а Минерва - римская богиня мудрости.

Славянофильство было интеллектуальным движением, зародившимся в 19 веке, которое хотело, чтобы Российская Империя развивалась на основе ценностей и институтов, вытекающих из ее ранней истории. Славянофилы противостояли влияниям Западной Европы в России. Подобные движения были в Польше, Венгрии и Греции. В зависимости от исторического контекста его противоположность может быть названа славянофобией, боязнью славянской культуры или даже тем, что некоторые российские интеллектуалы называли западничеством, начатое усилиями Петра Великого в конце 17 - начале 18 веков.

Славянофонизм превратился во многие ветви одного и того же движения. Некоторые были левыми и отметили, что прогрессивные идеи, такие как демократия, были присущи российскому опыту, что подтверждается тем, что они считали грубой демократией средневекового Новгорода. Некоторые были правыми и указывали на многовековую традицию самодержавного царя как на сущность русской природы.

Славянофилы были полны решимости защищать то, что они считали уникальными русскими традициями и культурой.При этом они отвергли индивидуализм. Роль Православной церкви считалась более значительной, чем роль государства. Славянофилы выступали против социализма как чуждой мысли, а русский мистицизм предпочитал «западному рационализму». Сельская жизнь получила высокую оценку движения, которое выступало против индустриализации и городского развития, а защита «мира» (крестьянских деревенских общин) была важной мерой по предотвращению роста рабочего класса.

Механизм зародился в Москве в 1830-х годах.Опираясь на труды отцов греческой церкви, поэт Алексей Хомяков (1804–1860) и его искренне православные коллеги разработали традиционалистскую доктрину, в которой утверждалось, что у России есть свой собственный образ жизни, который не должен имитировать «западные» институты. Русские славянофилы критиковали модернизацию Петра Великого и Екатерины Великой, а некоторые даже переняли традиционную допетровскую одежду.

Почвенничество (грубо говоря, «возвращение на землю») было русским движением конца XIX века, тесно связанным с его современной идеологией - славянофильским движением.Оба выступали за полное освобождение крепостного права, подчеркивали сильное желание вернуться к идеализированному прошлому истории России и выступали против европеизации. Движение также выбрало полный отказ от нигилистических, классических либеральных и марксистских движений того времени. Их основная цель заключалась в изменении российского общества путем смирения личности и социальных реформ через Русскую Православную Церковь, а не радикальных действий интеллигенции.

Основные различия между славянофилами и движением заключались в том, что первые ненавидели политику вестернизации Петра Великого, но последние хвалили то, что считалось преимуществами пресловутого правителя, но сохраняли сильный патриотический менталитет в отношении Православия, Самодержавия и Национальность.Еще одним важным отличием было то, что многие лидеры и сторонники движения заняли воинственную антипротестантскую, антикатолическую и антисемитскую позицию.

Эта концепция уходит своими корнями в работы немецкого философа Иоганна Готфрида Гердера, который уделял особое внимание различиям между людьми и региональными культурами. Кроме того, он отвергал универсализм эпохи Просвещения. Самыми выдающимися русскими интеллектуалами, основавшими эту идеологию, были Николай Страхов, Николай Данилевский и Константин Леонтьев.

Атрибуции

  • Западники и славянофилы

Славянофилы и западники

Славянофилы и западники

FLRU 2510 Русская культура

Славянофилы и западники
Россия и Запад
  1. Киевский период
  2. Московский период - Москва Третий Рим.
  3. Петр Великий - вестернизация России. Критика русской культуры.
  4. Русский национализм - наполеоновские войны. Националистические идеологии.
  5. Какова природа России, ее место в мире, ее отношение к Западу в настоящем, прошлом и будущем?
Славянофилы
  1. Золотой век славянофилов - 1845-1860 гг.
  2. Славянофилы - это группа русских интеллектуалов XIX века, которых вместе утопили общие убеждения, взгляды и стремления в таких фундаментальных вопросах, как религия, философия и проблемы России и Запада.
  3. Никогда не создавал организацию.Никогда не требовал подчинения от членов своей группы.
  4. Славянофилы из старых шляхетских родов
    1. тесно связан с Москвой и Московским университетом
    2. любил расплывчатые и необоснованные домыслы во всех областях знания.
    3. воспитан в традициях французского гуманитарного образования.
    4. большинство из них говорили на нескольких современных языках
    5. Все они путешествовали / и некоторые учились на Западе.
    6. помещиков, проживавших на доход от своей земли
    7. с.
    8. Считал, что вся история - это борьба духовных и плотских сил.
  5. Старославянская культура - спасение для России.
  6. Славяне отличались мирным занятием земледелием, крепкими семейными узами и организацией в коммуны.
  7. Идея силы, принуждения, закона была им чужда.
  8. У России был собственный путь, и подражание Западу привело к беспорядку.
  9. .
  10. Россия была спасительницей Запада.
  11. Россия укажет Западу истинный путь, с которого он свернул.
  12. Россия спасла Европу от Наполеона.Следующей задачей было спасти душу Европы.
  13. Идеализировал крестьянскую общину.
  14. Запад - деспотичный, механистический, рационалистический.
  15. Славянофилы выступили против Петра Великого, который хотел повернуть Россию в сторону Запада, отделявшего образованное общество от народа.
  16. Санкт-Петербург - самая суть рационализма, формализма, материализма, законничества. Столицу нужно перенести в Москву.
  17. Западное общество, основанное на эксплуатации масс, ненависти и антагонизме.
  18. Считал, что Запад полон ненависти к России.
  19. Запад не смог разрешить антиномию человека и общества, частного и общественного. Это привело к потере любви и веры.
  20. Церковь
    1. Восток и Православие - религия нравственной свободы, духовного творчества. Запад - религия необходимости, материализма, эксплуатации.
    2. Западная церковь не основана на примате любви. Папа стал новым авторитетом.
    3. Протестантизм нес семена собственного разрушения.
Западники Чаадаев (1794-1856) "Философские письма"
  1. Для выполнения своих задач Россия должна следовать западному образцу развития.
  2. У России не было ни прошлого, ни настоящего, ни будущего.
  3. Россия на самом деле никогда не принадлежала ни Востоку, ни Западу.
  4. Россия ничего не сделала в культуру.
  5. Россия ничего не внесла в историю.
  6. Россия открывает истины, которые другие, даже менее продвинутые люди знали веками.
  7. Русские суеверны.
  8. Русская культура подражательна и импортирована.
  9. В российском обществе нет внутреннего развития, нет естественного прогресса.
  10. Русские похожи на детей, которых не научили думать самостоятельно
  11. .
  12. Россия ничего не дала миру, она ничему не научила мир.
  13. Россия ничего не сделала для развития человеческого духа.
  14. Что-то в крови россиян сопротивляется прогрессу.
  15. Россия - это бланк в интеллектуальном заказе
  16. .
  17. Москва - Некрополь (Мертвый город). Москва - город, замечательный своей бездарностью. Царь-пушка - ни разу не стреляла; Царь-колокол - никогда не звонил.
  18. Россия полностью зависит от навязанных извне идей и институтов.
  19. Русский крестьянин:
    1. любит инерцию
    2. нет чувства чести, закона, долга или гражданства
    3. ip
    4. любит следовать рутине.
    5. не находит применения в науке или научном объяснении явлений.«Все происходит по воле Бога».
    6. крестьянская община, основанная на равенстве в рабстве.
    7. не в состоянии понять, как человек может существовать, не принадлежа кому-то или чему-то.
    8. не находит применения грамотности. Грамотные люди - мошенники.
    9. Нет стимула делать все возможное.
    10. нет желания повышать уровень жизни.
  20. Православное христианство во многом ответственно за духовный паралич России.
  21. Католицизм - движущая сила западной цивилизации.
ТОЧНЫЕ ВОПРОСЫ
  1. Проклятые вопросы - вопросы, которые поднимались в России 19 века (в значительной степени отражены в литературе того времени) и поднимаются до сих пор.
  2. Обратите внимание на влияние исторических событий на русскую мысль (как до, так и после XIX века.
    1. Принятие христианства из Византии
    2. Монгольское нашествие, отсутствие Возрождения.
    3. Раскол 17 века.
    4. Петр Великий
    5. 1812
    6. Восстание декабристов (1825)
    7. Отмена крепостного права (1861 г.)
    8. Революция 1905 года и русско-японская война
    9. 1917
    10. Сталинсим
    11. Вторая мировая война
    12. Десталинизация и оттепель
    13. Ужесточение партийной позиции
    14. Перестройка
  3. Исторические события придают русской мысли «культовый» колорит: Вторая мировая война показывает, как западный мир хочет вторгнуться в Россию и разграбить ее; Возрождение олицетворяет историческую отсталость России и т. Д.
  4. Россия и мир (какое место России в мире?
  5. )
    1. Россия как уникальный и священный народ.
    2. Третий Рим.
    3. Россия ответственна за спасение мира.
  6. Россия, Восток или Запад?
    1. Западники: Россия - отсталая страна, которой нужно многое перенять у Запада.
    2. Славянофилы: Россия чистая, неагрессивная, общинная нация, неиспорченная Западом.
    3. Конфликт в двух столицах - Москве и Санкт-Петербурге.Петербург.
  7. Какой должна быть природа общества
  8. ?
    1. Поиск общинной жизни, возможно, восходящей к первобытному славянскому прошлому.
    2. Люди должны брать на себя чужие грехи (Достоевский)
    3. Ищите Утопию, чувствуя, что она может быть достигнута посредством апокалиптических, жестоких потрясений.
  9. Каким должен быть человек?
    1. Мысль Достоевского: агония и ответственность свободы воли и свободы
    2. Толстовство: слияние личности с космосом, ключом к пониманию которого являются крестьяне.
    3. Смирение: подчеркнуто и Толстым, и Достоевским.
    4. Недоверие к «добродетелям» (мужчинам или женщинам с грандиозными планами по созданию нового общества). Отражено в «Мы» Замятина.
  10. Что такое искусство?
    1. Утилитаристы: искусство должно служить цели, должно вдохновлять читателей действовать правильно, vs. классики: искусство существует само по себе, художник сам решает, о чем писать, и как он это напишет).
    2. Литература XIX века: лучшие писатели - "классики" ~ в своих произведениях поднимают социальные вопросы, но не подчиняйте свои работы этим вопросам
    3. Искусство XIX века: утилитарная точка зрения, значительный социальный протест в изобразительном искусстве.4. Советская литература и искусство: утилитарная
    4. .

Русский национализм и разделенная душа западников и славянофилов в JSTOR

Информация о журнале

Ethos - это междисциплинарный международный ежеквартальный журнал, посвященный научным статьям, посвященным взаимоотношениям между индивидуумом и социальной средой, между психологическими и социальными дисциплинами. Журнал публикует работы из широкого спектра различных дисциплинарных традиций: например, недавние выпуски включают статьи о религии, медицинской практике, развитии детей, семейных отношениях и культурных системах убеждений.Методологические подходы также различаются во многих традициях, включая анализ языка и дискурса, нарративный анализ, этнографические интерпретации и эмпирические исследования.

Информация для издателя

Wiley - глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

славянофилов и западников в России - Валдайский клуб

Многие россияне, в том числе некоторые в правительстве, возможно, даже сам президент Медведев, хотели бы, чтобы Россия стала более западной страной.У неославянофилов действительно много общего с коммунистами, которые подчеркивают, что Россия отличается от западных цивилизаций.

Джеффри Хоскинг, почетный профессор истории России, Школа славянских и восточноевропейских исследований, Университетский колледж Лондона, в интервью журналу сайт Валдайского дискуссионного клуба останавливается на различиях между западниками и славянофилами и их собратьями в современной России.

Почему такая тенденция появилась в России? В чем заключались основные отличия западников от славянофилов в XIX веке?

В 18 веке Россия стала великой европейской державой, но ее политическая система сильно отличалась от большинства европейских держав. Большинство европейских держав стремились стать конституционными политическими системами и национальными государствами. Очевидно, что это не совсем верно для Австро-Венгрии, но это верно для большинства европейских стран: Германии, Франции, Италии, Испании и так далее.Россия, конечно, была намного больше любой другой европейской страны, поэтому европейские страны относились к ней со страхом и опасениями.

Многие россияне считали, что лучший способ для России укрепить себя как великой державы - это стать более похожими на европейские страны, то есть двигаться к конституционному и парламентскому режиму, будь то республика или, что более вероятно, российский случай, монархия; двигаться к превращению в промышленно развитое национальное государство, подобное Франции, Германии и Великобритании.Такова была точка зрения западного человека. Славянофилы отреагировали так: «Нет, Россия не похожа ни на одно европейское государство. У нее есть своя особая политическая система, основанная на автократии и православной церкви, а Россия - это империя, а не национальное государство. И не стоит пытаться им стать, потому что половина его населения не русские ».

Итак, эти две позиции преобладали в XIX веке, особенно во второй половине XIX века.

А существует ли сегодня такой диспут? Кто сторонники и противники вестернизации?

Ну, он существует сегодня, потому что российская экономика все еще не очень удовлетворительна.В отличие от большинства держав с таким относительно высоким уровнем экономического развития, Россия экспортирует в основном сырье, топливо и вооружения. Он не экспортирует современные промышленные товары и передовые технологии, как это делает большинство европейских стран. И поэтому сторонники вестернизации, опять же, хотели бы, чтобы Россия стала больше похожей на другие европейские страны и чтобы у нее была более разнообразная и современная промышленность.

Конечно, за последние два-три года этот вопрос немного усложнился, потому что сами европейские экономики находятся в серьезном кризисе.Но я думаю, что это не меняет того факта, что многие россияне, в том числе некоторые в правительстве, возможно, даже сам президент Медведев, хотели бы, чтобы Россия стала более западной страной и, следовательно, применяла подлинное верховенство закона в своем законодательстве. суды, чтобы создать настоящую парламентскую систему с подлинно свободными выборами, тогда как на данный момент кажется, что выборы искажены и во многих отношениях становятся более похожими на западную страну.

Так вот, как мне кажется, положение, как оно есть сегодня.А результаты недавних выборов говорят о том, что в стране нарастает западническая тенденция. И это вполне естественно, ведь у многих россиян сейчас есть опыт жизни в других странах Европы.

Можно ли вестернизировать Россию и продвинуть ее к более либеральной экономике, верховенству закона и т. Д.?

Да, думаю, да, хотя будет непросто. Но делать это нужно как сверху, так и снизу. Я думаю, сильный вестернизирующийся лидер получит большую поддержку, особенно среди молодых специалистов и молодых бизнесменов, имеющих опыт западной жизни.С другой стороны, есть много россиян, которые считают, что Россия опять же не похожа на европейскую страну, что это скорее евразийская страна, то есть ее азиатские корни так же сильны, как и европейские. и что она должна оставаться авторитарной системой с сильной православной церковью. И они предупреждают, что принятие политической системы западного образца дестабилизирует Россию, ослабит ее и, возможно, даже сломает.

Итак, у вас снова две стороны.Они не совсем такие, какими были в 19 веке, но есть сходства. Однако у неославянофилов действительно много общего с коммунистами, которые также подчеркивают, что Россия отличается от западных цивилизаций. Но сами коммунисты разделились. В конце концов, Зюганов рекомендует сблизиться между Коммунистической партией и Православной церковью и русскими националистами в целом, в то время как довольно много коммунистов до сих пор считают Православную церковь злой силой.Иными словами, довольно много коммунистов остаются стойкими атеистами и хотели бы видеть гораздо более сильную роль рабочих в российской экономике. И двум крыльям Коммунистической партии нелегко работать вместе.

Славянофил Вестермайзер

Споры о славянофилах и вестернизерах сформировали интеллектуальную жизнь страны в целом. Славянофилы и западники были двумя группами интеллектуалов в России середины XIX века, которые представляли противоположные школы мысли о природе русской цивилизации.В 1840-х и 1850-х годах в российском обществе и философской мысли возникли два интеллектуальных движения - славянофилы и западники. Славянофилы выступали за уникальный путь развития России, в то время как западники настаивали на необходимости идти по стопам западной цивилизации и подражать западной социально-политической системе, гражданскому обществу и культуре.

Славянофилы были воспитаны в традициях европейской культуры и не ставили под сомнение многие достижения западной цивилизации.Тем не менее, они были недовольны западнической ориентацией, придаваемой русской культуре со времен Петра Великого, потому что они видели в этом ущерб единству русской нации. По мнению славянофилов, Россия долгое время шла совершенно другим путем, нежели Западная Европа. Европейская история основывалась на постоянной борьбе между эгоистическими индивидами и антагонистическими социальными группами. Напротив, российское общество было основано на коллективистском принципе коммуны, объединенной общими интересами ее членов.Православная религия еще больше укрепила изначальную способность россиян жертвовать своими личными интересами ради коллективистского блага.

Поэт Константин Батюшков первым употребил слово «славянофил» в ироническом смысле слова для обозначения определенного архетипа. Термин вестернизация появился в русской культуре в 1840-х годах и упоминается в воспоминаниях писателя, литературного критика и журналиста Ивана Панаева. Этот термин стал часто использоваться после раскола между критиком и писателем Константином Аксаковым и критиком Виссарионом Белинским в 1840 году.

Архимандрит Гавриил (Василий Воскресенский), соучредитель славянофильского движения, в 1840 году опубликовал в Казани свою книгу «Русская философия». Книга дала возможность оценить зарождающееся движение. Славянофилы развили свои взгляды в идеологических спорах, которые обострились после публикации «Философских писем» русского философа Петра Чаадаева.

Славянофилы обосновали уникальный путь исторического развития России, полностью отличный от западноевропейского.Они считали, что уникальной особенностью России является отсутствие в ее истории классовой борьбы, крестьянских общин и артелей (кооперативных объединений крестьян и рабочих), а также православия, единственной истинной формы христианства.

Писатели, поэты и ученые Алексей Хомяков, Иван Киреевский, Константин Аксаков и Юрий Самарин сыграли ведущую роль в разработке славянофильского учения. Среди других известных славянофилов были Александр Кошелев, Дмитрий Валуев, Федор Чижов, Иван Беляев, Александр Гильфердинг, Владимир Ламанский и Владимир Черкасский.Писатели Владимир Даль, Александр Островский, Аполлон Григорьев, Федор Тютчев и Николай Языков поддержали социально-идеологические аспекты славянофильского учения. Славянофильские концепции поддержали историки и лингвисты Федор Буслаев, Осип Бодянский и Дмитрий Григорович.

Москва была средоточием славянофильского движения 1840-х годов. Славянофилы в основном собирались в литературных салонах Елагина, Свербеева и Павлова, дискутируя там с западниками. Славянофильские произведения подвергались жесткой цензуре, а некоторые участники движения находились под наблюдением полиции и даже арестовывались.Из-за цензуры славянофилы долгое время не имели собственных постоянных изданий и в основном публиковали свои произведения в журнале «Москвитянин». После некоторого смягчения цензуры в конце 1850-х годов стали издавать журналы «Русская беседа» и «Сельское благоустройство», а также газеты «Молва» и «Парус».

Хомяков, Киреевский и Самарин, главные философы-славянофилы, создали собственное философское учение.Славянофилы считали, что заимствованная Русью истинная восточно-православная вера предопределяла особую историческую миссию русского народа. Восточное православие ознаменовалось соборностью - термином, обозначающим органическое единство и интеграцию и являвшимся яркой чертой жизни российского общества. Самые сокровенные основы русской души были сформированы православием и традиционными крестьянскими общинами.

Славянофилы идеализировали патриархальный характер русского народа, принципы традиционализма и воспринимали его в духе консервативного романтизма.В то же время они призвали интеллектуалов сливаться с людьми и изучать их образ жизни, культуру и язык. Славянофильские концепции нашли отражение в философских доктринах, выдвинутых Владимиром Соловьевым, Николаем Бердяевым, Сергеем Булгаковым, Львом Карсавиным и Павлом Флоренским в конце XIX - начале XX века.

Западники - это группа русских интеллектуалов XIX века, выступавших против феодализма и славянофилов. Западники были едины в своем неприятии точки зрения на уникальность России.Они твердо верили, что Россия идет по европейскому пути развития, который является единственно возможным путем для цивилизованной страны. Что касается исторического развития России, то славянофилы не соглашались с западниками, выступая против принятия западноевропейских политических моделей. В то же время они подчеркнули важность торговли и промышленности, создания новых акционерных компаний и банков, строительства железных дорог и использования сельскохозяйственной техники. Славянофилы выступали за отмену крепостного права сверху и передачу земли крестьянам.

Их идейные споры, происходившие в московских литературных салонах, писатель Александр Герцен описал в своей книге «Мое прошлое и мысли». В группу московских западников вошли Александр Герцен, Тимофей Грановский, Николай Огарев, Василий Боткин, Николай Кетчер, Евгений Корш, Константин Кавелин и некоторые другие. Белинский, живший в Санкт-Петербурге, поддерживал тесные связи с группой.

Писатель Иван Тургенев тоже был западником. Представители движения отвергли феодализм и крепостное право в экономике, политической жизни и культуре и потребовали социально-экономических реформ западного образца.Западники считали возможным установить буржуазно-демократический строй мирным путем. Они считали, что образование и пропаганда могут сформировать общественное мнение в России и заставить царя начать буржуазные реформы. Также они высокого мнения о реформах Петра Великого.

Западники выступали за преодоление социально-экономической отсталости России на основе передового европейского опыта, а не за продвижение уникальных элементов национальной культуры. Они сделали упор на общие аспекты исторической и культурной судьбы Запада и России, а не на взаимные разногласия.

В середине 1840-х годов движение западников раскололось на либеральное и революционно-демократическое крыло после крупного спора между Герценом и историком Тимофеем Грановским. Либеральное крыло состояло из Анненкова, Грановского, Кавелина и некоторых других, а революционно-демократическое крыло - из Герцена, Огарева и Белинского. Обе группы разошлись во мнениях относительно отношения к религии. Грановский и Корш проповедовали бессмертие души, а демократы и Боткин проповедовали атеизм и материализм.Обе группы также обсудили конкретные методы реформ и пореформенное развитие России. Демократы выступали за революционную борьбу и строительство социализма. Эти разногласия нашли отражение и в эстетической, и в философской сферах. На философию ранних западников оказали влияние Иоганн фон Шиллер, Георг Гегель и Фридрих Шеллинг, а затем Людвиг фон Фейербах, Огюст Конт и Анри де Сен-Симон.

Западники перестали существовать как уникальный аспект российской общественной мысли после реформ Александра II, способствовавших капиталистическому развитию.Взгляды западников излагались русскими либеральными мыслителями конца XIX - начала XX века.

По иронии судьбы, большевики начинали как радикальные западники, импортировав в Россию революционное кредо, которое поклонялось прогрессу и отвергало все формы национализма. Однако за десятилетие прихода к власти они превратились в изоляционистов и, в конечном итоге, в крайних славянофилов. После распада Советского Союза появилась российская версия теории Веймарской республики о «ударе в спину», в которой распад Советского Союза объяснялся зловещим заговором Вашингтона и его марионетки Михаила Горбачева.

Алексей Байер писал: «Путин и его окружение сознательно и цинично продвигали националистические, ксенофобские и изоляционистские аспекты славянофильского вероучения, чтобы не допустить реальной демократии. Таким образом, клептократы могли продолжать грабить страну, не опасаясь ответственности или ограничений, типичных для демократических стран. общества ".

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к GlobalSecurity.список рассылки org


АЛЬРУССИЯ - Славянофилы против западников

«Фактор Горбачева»

Один из самых ранних и наиболее известных примеров таких дебатов является Споры славянофилов и западников 1840-х годов. Это здорово интеллектуальные дебаты впервые выявили два противоположных интерпретации прошлого и будущего Руси.

В Славянофилы во главе с такими писателями, как Алексей Хомяков (180460), Константин Аксаков (181760) и Иван Киреевский (180656) были воспитан в традициях европейской культуры и не ставят под сомнение многие достижения западной цивилизации. Тем не менее они были недовольны западнической ориентацией. привнесены в русскую культуру еще со времен Петра Великого потому что они видели в этом ущерб единству русской нации.По мнению славянофилов, Россия долгое время следовала совершенно иной путь, чем в Западной Европе. Европейский история основывалась на государственном деспотизме и постоянной борьбе между эгоистическими индивидами и антагонистическими социальными группами в в условиях неограниченного капитализма. Напротив, российское общество была основана на коллективистском принципе коммуны, объединенной общие интересы его участников.

В Следующим важным элементом русской жизни была православная религия.Его заповеди еще больше усилили изначальную способность Россияне жертвуют своими личными интересами ради коллективистов добро и научил их помогать слабым и терпеть терпеливо переносит жизненные невзгоды. Что касается государства, то в нем традиционно заботился о своем народе, защищал нацию от агрессивные соседи, и поддерживал порядок и стабильность, но не вмешивались в духовную или общественную жизнь людей.Славянофилы осуждали импортированные идеи и институты как чуждые. к русскому народу и призвал к возрождению старой Руси уклады общественной и государственной жизни.

В Славянофилы, противники западничества, были представлены двумя основными нити: либералы, такие как Константин Кавелин (181885) и Борис Чичерин (1828–1904) и радикалы, склонные к социализму, такие как Александр Герцен (181270) и Виссарион Белинский (181148).

Эту разнообразную группу мыслителей объединяло их неприятие мнение, что Россия уникальна. Они твердо верили, что Россия продвинулись по европейскому пути развития, который был единственным возможный путь для цивилизованной страны. Россия взяла это пути позже, чем большинство европейских стран в начале восемнадцатого века в результате усилий Петра Великого. Естественно, что его уровень развития отставал от развитые страны Западной Европы.Но прогресс России в Западное направление продолжится и приведет к тому же изменения, которые уже прошли другие европейские страны.

Оба либеральные и радикальные крылья западников осознавали установление в Западной Европе нового социально-экономического строя и его положительные и отрицательные эффекты. Разница в их отношении перспективам аналогичных событий дома было то, что либералы признали, что в России нет условий, необходимых для установление капиталистических моделей, и они призвали к создание таких условий.

Радикалы, напротив, нашли перспектива ввоза в Россию европейских буржуазных система нежелательна. По их мнению, России не следует просто стремиться догнать передовые страны Запада за счет займов некритично их концепции и институты, но следует сделать смелое прыжок к совершенно новой и принципиально иной системе лайфсоциализм.Белинский и Герцен видели преобладание коммунального землевладение среди крестьянства как своеобразно русское характеристика, которая сделала такой прыжок возможным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *