Югославия при тито: Диктатура противоречивого Тито – Деньги – Коммерсантъ

Содержание

Диктатура противоречивого Тито – Деньги – Коммерсантъ

Югославию разорвали на части региональные экономические дисбалансы, которые так и не удалось ликвидировать за 45 лет экспериментов с экономикой смешанного типа. Возможно, федеративная республика была обречена с самого начала, а в 1991 году просто завершился процесс, начавшийся с распада Австро-Венгрии.

ЕЛЕНА ЧИРКОВА

Политику югославского лидера Иосипа Броз Тито в экономике сравнивают с политикой Франсиско Франко. Один либерализировал плановое хозяйство, другой серьезно ограничивал рынок. Оба строили смешанную экономику, оба считаются диктаторами, в обеих странах были сильны сепаратистские тенденции. Умерли Франко и Тито почти в одно время — первый в 1975-м, второй в 1980-м, когда глобальные экономические реалии были примерно одинаковыми. Франко оставил после себя процветающую и единую Испанию. Ко времени смерти Тито его страна находилась на излете экономического благополучия и вскоре распалась.

Война на территории Европы официально окончилась в мае 1945 года, но освобождение Югославии завершилось только в октябре. К власти в стране пришел лидер сопротивления Иосип Броз Тито. Поначалу он ориентировался на советскую модель экономики.

Уже в 1946 году почти вся промышленность находилась в руках государства. Национализация далась правительству, состоявшему из участников партизанского движения — соратников Тито, легко: многие предприятия принадлежали итальянскому и немецкому капиталу и коллаборационистам.

В 1949 году власти взяли курс на коллективизацию сельского хозяйства. В 1950 году было открыто около 7 тыс. крестьянских трудовых кооперативов, каждый из которых получил более двух гектаров земли. Попытки создать колхозы встретили ожесточенное сопротивление крестьян вплоть до восстаний. На крайние меры Тито не пошел, сельское хозяйство в результате осталось частным, однако надел не мог быть больше 10 гектаров. К тому же имелись серьезные ограничения по части механизации. В результате у крестьян не было почти никакой техники до второй половины 1960-х.

Плановая экономическая система, списанная с советской, действовала в Югославии до конца 1940-х. В 1948 году Тито разошелся со Сталиным. Он хотел оставаться независимым от Москвы. В Советском Союзе Иосип Броз Тито был объявлен ревизионистом, но с его отходом от «генеральной линии партии» путем военного вторжения Сталин бороться не стал. Евгений Матонин, автор биографии Тито в серии ЖЗЛ, называет среди возможных причин того, что СССР не вторгся в Югославию, относительно небольшую роль Красной армии в освобождении Югославии — отсутствие «морального права», плюс к тому внимание Сталина отвлекла война, начавшаяся в Корее в 1950 году.

В связи с угрозой вторжения Тито ликвидировал зависимость армии от советских военных поставок. Уже в 1949 году югославы начали выпускать собственный истребитель-бомбардировщик «Икарус S-49A», на который ставили сначала советские, а потом французские двигатели, а к середине 1950-х югославские заводы могли полностью обеспечивать армию стрелковым оружием, артиллерией и боеприпасами. Возводить ВПК Югославии помогали США — как деньгами, так и кадрами. Впоследствии Иосип Броз Тито создаст Движение неприсоединения и будет сбывать государствам-членам военную продукцию югославского производства, что станет одним из двух «китов» югославского экономического чуда 1960-х. О втором «ките» — западных кредитах — речь пойдет ниже.

Частный бизнес мог быть только мелким, что ограничивало механизацию сельского хозяйства

Фото: Sovfoto / UIG via Getty Images / Fotobank

Между Востоком и Западом

Вскоре в стране начались реформы, направленные на усиление роли рыночных отношений в экономике. Начали с самоуправления на предприятиях. В 1950 году был заведен порядок, когда директора выбирают рабочие,— но только из заранее предложенного им списка. Также рабочим разрешили устанавливать правила приема на работу, делить ту небольшую часть прибыли, которая оставалась на предприятии, между статьями «инвестиции» и «зарплата» и распределять установленный централизованно фонд заработной платы по категориям работников. Разные источники дают разную долю прибыли, остававшуюся в распоряжении предприятий, но она в любом случае была незначительной — от 5% до 20%. Однако и эти меры вели к существенной дифференциации оплаты труда.

Никакими паями рабочие не владели. Вся собственность на материальные и нематериальные активы компаний оставалась государственной. Это означало, что при увольнении рабочий терял права на все. Экономическая наука утверждает, что теоретически это ведет к недоинвестированию: работник предпочтет деньги сегодня, а не инвестиции и рост стоимости компании завтра. На практике это преодолевалось как раз тем, что государство само направляло на инвестиционные цели предварительно изъятую прибыль. Средства, остававшиеся у предприятий на капиталовложения, тратились неэффективно: под постоянной угрозой изъятия накопленных излишков они спускали деньги на что попало. Еще одним следствием самоуправления стали попытки рабочих сократить численность персонала, которые критиковались как антиобщественные действия.

С 1952 года государственное планирование заменялось регулируемым рынком и горизонтальными связями между предприятиями. Иными словами, предприятия сами должны были искать себе партнеров.

В начале 1950-х в Югославии еще существовала карточная система. В 1952 году карточки отменили, зарплату стали выдавать деньгами. Были частично либерализированы (и повышены) цены. Они могли устанавливаться директивным путем из центра, местными органами власти, быть договорными, лимитными или свободными. В той или иной форме регулировалось до 80% цен, под подобный контроль попадало примерно 65% номенклатуры текстильной промышленности — казалось бы, идеального кандидата на либерализацию. Реформы коснулись и внешней торговли: около 5% предприятий получили право свободно торговать с заграницей, но они не могли распоряжаться валютной выручкой. Было введено несколько курсов динара. Постепенно вводилось коммерческое право, которое содержало даже нормы, регулирующие банкротство предприятий.

Тито поссорился со Сталиным в 1948 году и на годы получил в СССР клеймо ревизиониста

Фото: AFP

Реформы предполагали смену ориентации с тяжелой промышленности на легкую, главными направлениями стали строительство жилья и повышение уровня жизни. Был, например, подписан договор с Fiat о создании в Югославии сборочного производства автомобилей. Заморозили несколько сотен строек промышленных объектов тяжелой промышленности.

За государством оставалось централизованное распределение инвестиционных ресурсов. Доля инвестиций в ВВП была высокой — около 34%, примерно соответствовала уровню СССР. Эта статья финансировалась за счет высоких налогов на предприятия. Частный бизнес дозволялся только мелкий — не более пяти наемных рабочих. Частными могли быть, например, такси или ресторан.

Реформы ускорились в середине 1960-х. Предприятиям резко повысили долю прибыли, остававшейся в их распоряжении, что привело к дальнейшему росту дифференциации в оплате труда. Сократилась роль государства в финансировании капитальных вложений. Было решено, что основным источником инвестиционных ресурсов станут банки, и их доля в финансировании инвестиций выросла с 3% в 1960 году до 50% в 1970-м. Процентные ставки были очень низкими, отрицательными в реальном выражении в большинстве случаев. Но отрицательные процентные ставки задают неправильные стимулы: ресурсы тратятся на неэффективные проекты. Ситуация, которая провоцирует нерыночное распределение кредитных средств, рождает коррупцию. При этом отрицательным процентным ставкам есть экономическое объяснение — реформаторы придумали, что банки должны иметь юридическую форму кредитных союзов и контролироваться должниками. Такая система владения банковским сектором страны — одна из причин инфляции.

В ходе реформы ценообразования 1965 года внутренние цены подтянули к мировым, потом, правда, заморозили. Внешнюю торговлю значительно либерализировали, импортные тарифы снизили.

От успеха до коллапса

Югославская экономика показывала впечатляющий рост до конца 1970-х. С 1952-го по 1979-й ВВП увеличивался на 6% в год, а потребление на душу населения — на 4,5%. В 1956-1970 годах уровень жизни вырос втрое. Югославия превратилась в общество потребления.

Однако половинчатые и противоречивые реформы вели к накоплению дисбалансов. Так, в 1953-1960 годах торговый дефицит составлял 3% ВВП. Ситуация улучшалась за счет трансфертов югославов, уехавших работать за рубеж. Например, $1,3 млрд в 1971-м и $2,1 млрд в 1972 году.

Во времена Тито разрешалось эмигрировать, а также свободно путешествовать. Всего на заработки за рубеж выехало более миллиона югославов, оттоку рабочей силы способствовала безработица. В 1960-е на рынок стало выходить поколение послевоенного беби-бума, но экономика не смогла абсорбировать такой объем рабочей силы. Безработица увеличилась с 6-9% в 1960-х — начале 1970-х до 12-14% к концу 1970-х. И если раньше она по большей части наблюдалась среди неквалифицированных рабочих в сельской местности, то теперь с безработицей близко познакомились квалифицированные кадры в городах, в том числе люди с университетским дипломом. В 1980 году в среднем по стране она составила 13,8%, при этом в Словении — 1,4%, Боснии и Герцеговине — 16,6%, Косово — 39,4%. К 1990 году безработица в Словении достигла 4,7%, Боснии и Герцеговине — 20,6%, в Косово немного снизилась (см. график), а еще через десять лет в Словении было 7%, в Боснии и Герцеговине — 40,1%.

Самоуправление на предприятиях создавало перекосы на рынке труда: рабочие на успешных предприятиях с высокой зарплатой противились приему рабочей силы с неблагополучных производств. Это привело к разрывам в оплате труда для одних и тех же профессий в разных отраслях, не характерным даже для западных стран. Например, в научной литературе можно найти такие данные: соотношение оплаты труда работников одной и той же квалификации составляло 1,5 к 1 для самой богатой и самой бедной отрасли в 1950-х и 2,3 после реформы 1965 года, при том что стандартное соотношение в рыночной экономике примерно 1,6 к 1. Разброс оплаты труда внутри сектора также был велик: в 30% отраслей он превышал 3 к 1, тогда как западным нормативом является 1,5 к 1.

Новые предприятия почти не открывались. Частник не мог этого делать по закону, а государство фокусировалось на развитии и поддержании того, что есть. Банкротства были теоретически возможны, но правительство поддерживало убыточные производства, оттягивая на них ресурсы. Считается, что в конце 1970-х примерно 20-30% предприятий были нерентабельны и на них было задействовано 10% трудовых ресурсов страны.

В Югославии всегда была инфляция, но при Тито ее держали под контролем. В 1950-е она составляла не более 3% в год, в 1960-е — около 10%, в 1970-е — чуть меньше 20%. Рост цен резко ускорился после смерти Иосипа Броз Тито в 1980 году — до 40% в год до 1983-го, а затем и вовсе стал неконтролируемым. В 1987 и 1988 годах инфляция достигла трехзначных цифр, а в 1989-м переросла в четырехзначную гиперинфляцию.

Югославский социализм был особенным в том числе и потому, что не на 100% опирался на штыки Красной армии

Фото: фотоархив , фотоархив «Огонек»

Хотя трансферы югославских гастарбайтеров росли очень быстро, их уже не хватало для затыкания дыры в платежном балансе. Начали занимать. С 1961 года стал увеличиваться внешний долг. Он рос почти с нулевой базы, но высоким средним темпом — около 18% в год на протяжении 30 лет. Сначала в долг давали охотно, в том числе и по политическим соображениям: Тито ловко лавировал между капстранами и Восточным блоком — западные лидеры полагали, что Югославию можно отколоть от соцлагеря.

В 1991 году внешний долг Югославии достиг $20 млрд (около $56 млрд в сегодняшнем выражении) при ВВП $120 млрд. Доля долга в процентном отношении к ВВП была небольшой, но импортоемкая экономика зависела от увеличивающихся объемов кредитования. В начале 1980-х кредитная река начала терять силу. В долг стало брать трудно, кредиторы понимали, что заем «проедается»: идет не столько на развитие экспортно ориентированных отраслей, сколько на поддержание уровня жизни. Конечно, товары промышленного назначения тоже закупались, но главная доля была у энергии и сырья, то есть у тех материальных ресурсов, использование которых не может повысить производительность труда.

В 1970-е начался отход от реформ 1950-1960-х. Одной из причин считается усиление в результате реформ влияния «хозяйственников» — они противостояли партийной элите, которая захотела вернуть власть. В частности, опять снизилась доля дохода, которая оставалась на предприятии, цены стали регулироваться жестче: в 1970 году свободными были цены на две трети всех товаров и услуг, а в 1974-м — только на треть. Отход от рыночной экономики сопровождался последствиями нефтяного шока.

Дисбаланс между экспортом и импортом, существовавший и в 1950-1960-е, нарастал: торговый дефицит вырос примерно с 10% ВВП в 1971 году до почти 50% в 1980-м. Страна не имела устойчивых источников валютной выручки, кроме туризма и экспорта/реэкспорта вооружения, то есть не хватало источников погашения кредита. К тому же в начале 1980-х экономический рост приостановился, а с 1986 года началось падение ВВП.

МВФ призывал федеральную власть изменить экономическую политику с учетом внешней задолженности, в частности сократить зарплаты и уменьшить общественное потребление. Но в стране не было лидера масштаба Тито, который мог бы решиться на столь непопулярные шаги. Вместо этого правительство выбрало нерыночные меры: на четверть девальвировали динар (в 1982 году), ввели ограничения на импорт, налоги на поездки за границу, ограничили изъятие валюты с банковских счетов, стали регулировать потребление топлива. Экспорт решили стимулировать за счет кредитов, то есть эмиссии и ускорения инфляции. Отказ от рыночных реформ привел к экономическому коллапсу и распаду страны.

Попытки разработать план реформирования советской экономики при Никите Хрущеве шли с явной оглядкой на опыт югославских товарищей

Фото: Василий Егоров / ТАСС

Бедные против богатых

Посмотрим на расходы федерального бюджета Югославии в 1990 году: финансирование армии —45,5% (в 1991-м — 49,5%), экономические трансферты (субсидирование сельского хозяйства, покрытие убытков при банкротстве банков и возврат налогов) — 24%, пенсии ветеранам Второй мировой войны — 8%, федеральная администрация — 9%, финансирование отсталых республик — 4,6%, социальные программы — 1,7%.

На армию уходила почти половина федерального бюджета. Иными словами, экономически сильные республики (Словения и Хорватия) платили федеральному центру за то, чтобы тот подавлял сепаратистские настроения в них, а еще спонсировал отсталые регионы. Официальная доктрина гласила, что после распада Варшавского блока возможна агрессия со стороны западных стран, но, как показала история, армия стала инструментом усмирения непокорных республик.

Словения и Хорватия провозгласили независимость первыми — в июне 1991 года. Экономические мотивы понятны. Словения была республикой с полной занятостью и даже с дефицитом рабочей силы (лишь недавно уровень жизни там начал снижаться). Для нее издержки либерализации и технологической модернизации были самыми низкими.

Югославская федеральная армия атаковала Словению на следующий день после провозглашения независимости, эта атака получила название «Десятидневной войны». Через десять дней армия покинула Словению и вошла в Хорватию. Война закончилась политической победой Словении и Хорватии — они официально получили независимость, Словения так даже без серьезного кровопролития. Президент Югославии Слободан Милошевич довольно быстро согласился на ее отделение, потому что сам собирался строить Большую Сербию, а в Словении жило мало сербов. Хорватию Милошевич готов был отпустить в том случае, если она откажется от Славонии и Краины, населенных преимущественно сербами, и здесь конфликт стал затяжным. В 1992 году федеральная армия поддержала боснийских сербов в конфликте с боснийскими мусульманами, что привело к еще более кровавому сценарию, чем в Хорватии. Считается, что полностью война закончилась только в 1995-м. Было убито 100 тыс. человек, 2,5 млн лишились жилья.

К 1997 году падение ВВП на душу населения относительно последнего мирного года показывали все бывшие республики Югославии, кроме Словении, где ВВП вырос на 5%. Самый большой минус, почти в два раза, выдали Сербия и Черногория. В Боснии и Герцеговине сокращение составило «всего» 26%, что частично объясняется сильным оттоком населения. Как пишет Евгений Матонин в биографии Тито, «уже после развала Югославии на стенах домов не раз появлялись надписи: «Слесарь был лучше!» (слесарь — первая профессия Тито)».

Словения, долгое время являвшаяся частью Австро-Венгрии и привыкшая к немецкому порядку, оказалась самой экономически успешной среди республик бывшей Югославии. Она потеряла большую часть югославского рынка, но смогла переориентировать экспорт на Германию и другие страны ЕС. ВВП на душу населения Словении в 2013 году, по данным МВФ, составил $28,5 тыс., здесь она обогнала Грецию и Португалию. Согласно рейтингу Forbes, Словения занимает первое место в мире по степени личной свободы. Хорватия тоже довольно успешна, несмотря на то что из-за трехлетней войны стартовала с более низких позиций. ВВП на душу населения в 2013 году — $20,2 тыс.

В 2013 году в Боснии и Герцеговине ВВП на душу населения составил $9,6 тыс., в Косово — $8,9 тыс. Так что уйти в отрыв по росту ВВП богатым республикам не удалось: сейчас ВВП на душу населения в Боснии составляет 33,7% уровня Словении, в 1990 году соотношение было почти таким же — 34,5%.

В 1952 году на смену государственному планированию пришел регулируемый рынок

Фото: Picture Post / Getty Images / Fotobank

Но выигрыш богатых не в этом. Развитые регионы почти 40 лет кормили отсталые: так, в первой половине 1970-х Словения получала из федерального фонда развития трансферт в размере менее 1% своего ВВП, а Косово — примерно 50% своего. Хорватия давала 40% валютной выручки страны, а себе могла оставить только 7%. Это не выравнивало уровень экономического развития, удавалось сглаживать лишь текущее потребление. Например, разрыв между Косово и Словенией по ВВП на душу населения в 1955 году был пятикратным, а к концу 1980-х стал восьмикратным. С распадом страны ВВП перестал перераспределяться, что нашло отражение в уровне жизни и потребления. Богатые регионы больше не кормят бедные.

Этим распад Югославии отличался от истории с СССР: в Югославии отделиться хотели самые развитые регионы, чтобы не кормить отсталые. Экономический рационализм все же превалировал перед национализмом, хотя последнего было в изобилии. В Беловежской пуще распад СССР поддержали и самые бедные республики, хотя с позиций экономического рационализма они должны были бы высказаться против. Другая нелогичная особенность распада СССР — он прошел спокойно. Егор Гайдар в книге «Гибель империи» отмечал, что территориально интегрированные империи, где колонии не отделены от метрополии морем (такие, как Австро-Венгрия), не распадаются мирно. Распад Австро-Венгрии сопровождался Первой мировой войной. Распад Югославии и последующее выделение Косово в отдельное государство можно считать своего рода дораспадом Австро-Венгрии.

40 лет назад умер президент Югославии Иосип Броз Тито

4 мая 1980 года в Любляне умер маршал Иосип Броз Тито – лидер коммунистических партизан во время Второй мировой войны и бессменный руководитель социалистической Югославии после ее окончания. Вся его жизнь была тесно связана с Советской Россией, с которой он то мирился, то ссорился. В день 40-летия со смерти товарища Тито «Газета.Ru» рассказывает о главных событиях его жизни.

4 мая 1980 года, не дожив три дня до своего 88-летия, в Любляне скончался товарищ Тито – пожизненный президент социалистической Югославии Иосип Броз. Как принято говорить в таких случаях, он ушел из жизни после продолжительной болезни. Причиной серьезных проблем со здоровьем явилось курение: из-за закупорки вен ему ампутировали ногу, что не привело к улучшению состояния. Тито умер после 100 дней пребывания в коме.

Сегодня прах крупного партизанского военачальника Второй мировой войны покоится в мемориальном комплексе «Дом цветов» в одном из престижных районов Белграда. В 2013 году сюда же захоронили последнюю супругу Тито Йованку Броз. Сын хорватского крестьянина из Кумровца и словенки вошел в историю как один из наиболее ярких политических лидеров послевоенной Европы.

Ему удалось собрать территории, входившие в состав Югославского королевства, и в результате конфликта с Иосифом Сталиным выйти из-под контроля Москвы.

На протяжении всего периода своего руководства страной Тито оставался верен принципам социализма. При этом Югославия никогда официально не входила в советский блок. Напротив, ее амбициозный лидер вместе с президентом Египта Гамалем Абделем Насером и премьер-министром Индии Джавахарлалом Неру создал в противовес Североатлантическому альянсу (НАТО) и Организации Варшавского договора (ОВД) третью силу — Движение неприсоединения.

Товарищ Тито запомнился как самый «либеральный диктатор» и наиболее буржуазный из социалистических вождей. Любитель кубинских сигар и дорогих костюмов, тучный, с аристократическими манерами, в 1950-1970-е годы он мало походил на жилистого командира партизан с торчащими скулами и грязным от пороха лицом, каким был во время войны. Разительные изменения в привычках и облике Тито побуждали его неприятелей подозревать существование двойника: якобы настоящего Иосипа Броза подменили «враги коммунизма». Все это, конечно, не соответствовало действительности.

В сегодняшней Сербии отношение к эпохе Тито довольно противоречивое. Рассказывая о ней, современники вспоминают политические репрессии, антицерковную деятельность, культ личности. Вместе с тем функционирующая по сей день инфраструктура, коммуникации и промышленность были построены именно при Тито. Почти любой серб старше среднего возраста сегодня скажет: под руководством Тито жилось менее свободно, но сытнее и богаче. После его смерти прошло лишь чуть более десятилетия, когда Югославию захлестнула гражданская война. Сравнения Тито с наследниками оказались не в пользу последних.

«Слесарь был лучше!» — писали годы спустя на белградских заборах, имея ввиду первую профессию единственного в истории маршала Югославии.

От русского плена до женитьбы на русской девушке

Сильнейшее влияние на его взгляды и мировоззрение оказало пребывание в охваченной революцией России. В нашу страну Тито, или тогда еще просто старший унтер-офицер австро-венгерской армии, обладатель медали за храбрость Иосип Броз попал в качестве военнопленного, захваченного 4 апреля 1915 года на Восточном фронте близ села Миткеу в Буковине на Днестре после тяжелого ранения при отражении попытки прорыва фронта русскими войсками. Следующий год он провел в госпитале для военнопленных, а, выздоровев, был отправлен в трудовой лагерь на Урале. Февральская революция 1917 года принесла Тито освобождение. В апреле он вновь был арестован, но сумел бежать, а 16-17 июля участвовал в большевистском восстании в Петрограде.

Позднее он опять был захвачен и успел провести около трех недель в заключении в Петропавловской крепости. Из столицы его снова конвоировали на Урал, однако он скрылся из поезда. Впоследствии судьба забросила его под Омск, где он работал на мельнице у киргиза и женился на несовершеннолетней русской девушке Пелагее Белоусовой. От этого брака родился сын Жарко, воевавший с немцами как офицер Красной армии.

Вот как вспоминал это время сам Тито: «Частенько писали, что в России я принимал значительное участие в Октябрьской революции и Гражданской войне. К сожалению, это не совсем так. Я прослужил несколько месяцев в Красной интернациональной гвардии, но я никогда не сражался на фронте, поскольку все еще был слаб после ранения и болезни, особенно после моих странствий из Кунгура в Петербург и обратно при таком скудном питании. Наше подразделение постоянно обращалось с просьбой о направлении нас на фронт, но штаб держал нас в тылу, чтобы мы, как часовые, несли службу в Омске и работали на железнодорожной станции Мариановка».

В этот период Тито активно читал большевистские газеты и знакомился с трудами Маркса, Энгельса и Ленина.

По его же собственным словам, сказанным много десятилетий спустя в интервью, в Советской России времен Гражданской войны он слышал о Ленине, немного о Троцком и никогда — о Сталине. Подобные высказывания, впрочем, можно объяснить сильнейшей обидой Тито на своего более опытного коллегу.

Возвышение Тито во время войны

Когда в апреле 1941 года началась оккупация Югославии нацистами и усташами, Тито уже был немолодым агентом Коминтерна, скрывавшимся в Загребе под вымышленными именами. Определяющими для дальнейшей карьеры Тито стали 1935-1937 годы, которые он провел в Москве. Однако о жизни и работе будущего президента Югославии в это время известно крайне мало. Ему удалось не только уцелеть в массовых чистках среди югославских коммунистов в конце 1930-х, но и возглавить Коммунистическую партию Югославии (КПЮ) после ареста и расстрела ее генерального секретаря Милана Горкича (настоящее имя — Иосип Чижинский). При этом нельзя сказать, что именно кандидатура Тито выглядела наиболее явной в качестве преемника.

15 апреля 1941 года король Петр II Карагеоргиевич бежал из страны, и коммунисты на заседании Политбюро ЦК КПЮ в Загребе договорились о подготовке вооруженного восстания и начале партизанской войны.

Военный комитет возглавил Тито. Будучи сильно зависим от Москвы, до поры он не мог действовать самостоятельно и ждал отмашку от своих кураторов. В это время Тито докладывал лидеру Коминтерна Георгию Димитрову: «Мы организовываем боевые отряды, воспитываем свои военные кадры, готовим вооруженное восстание в случае нападения на СССР». «Отмашкой» послужило нападение Германии на СССР 22 июня. В тот же день Политбюро ЦК КПЮ обратилось к народам Югославии и СССР с призывом дать отпор захватчикам и изгнать их со своих земель. А спустя несколько дней руководящий орган югославских коммунистов сформировал Главный штаб Народно-освободительных партизанских отрядов. Можно сказать, с этого момента начался стремительный взлет Тито как крупной военной и политической фигуры.

В тот период немногие верили, что война продлится долго. В оккупированный Югославии ждали скорую победу СССР над Германией и последующий приход «братского» народа на выручку. По воспоминаниям одного из руководителей КПЮ Милована Джиласа, «Тито, который был старше большинства товарищей по партии и умудреннее опытом, отлично знал все слабости Советского Союза, а потому говорил о долгой и трудной войне».

Накопив определенный боевой опыт, коммунистические партизаны сформировали из отдельных отрядов собственную армию, которой было по силам не только сдерживать, но и выдавливать немцев и их пособников со своих земель. А Тито стал для них непререкаемым авторитетом, которого уважали, которому верили, и за которым шли. Ему не пришлось бороться за власть: однопартийцы даже не помышляли о том, чтобы предъявить претензии на лидерство. С Тито спорили по разным вопросам, но не ставили под сомнение его первенство в коммунистическом движении Югославии.

В этот же период начали складываться очертания будущего культа личности главнокомандующего. «Мы слишком мало популяризируем Тито, — говорил Джилас. — У нас должен быть вождь, вокруг которого могли бы сплотиться массы… Так же, как у русских, у которых есть Сталин».

«Тогда-то мы и начали создавать культ Тито, а потом это приняло уже стихийные размеры», — рассказывал послевоенный министр внутренних дел Югославии Александр Ранкович.

Важным моментом на этом пути стал день 29 ноября 1943 года, когда Тито было присвоено звание маршала. Тогда он даже смутился и заметил: «Не будет ли это чересчур? А русские не обидятся?» На это соратники ответили, что никто не обидится, а сами они, югославские партизаны, имеют право на своего маршала.

Скандальный разрыв со Сталиным и СССР

В первые годы войны отношения Тито и Сталина были достаточно тесными. Они испытывали друг к другу взаимную симпатию, причем если генсек КПЮ искренне уважал старшего товарища за его вклад в коммунистическое движение и военные успехи, то руководитель Советского государства ценил коллегу за таланты политика и даже видел в нем потенциального преемника. Во всяком случае, так решили на Западе после того, как Сталин во время похорон Михаила Калинина в июне 1946 года пригласил Тито подняться на центральную трибуну мавзолея. Тогда же близкий соратник югославского лидера Эдвард Кардель заявил о перспективах слиться в одну партию и войти в состав СССР в качестве советской республики.

В первые послевоенные годы коммунизм по советскому образцу считался подавляющим большинством функционеров КПЮ практически идеальным государственным устройством. Вся общественно-политическая жизнь выстраивалась с оглядкой на «старшего брата». И это был взгляд не из страха, а из уважения и восхищения.

О том, сколь высоко Сталин ценил Тито, говорит хотя бы тот факт, что руководитель КПЮ стал 16-м, последним кавалером ордена «Победа» за «выдающиеся успехи в проведении боевых операций большого масштаба, способствующих достижению победы Объединенных наций над гитлеровской Германией». (Более позднее награждение Леонида Брежнева было отменено в 1989 году). Характерно, что из всех своих наград руководитель Югославии особо ценил именно эту и демонстративно носил орден даже тогда, когда в советских газетах его называли «кровавым палачом» и «бандитом».

Ключевые роли в расколе между Сталиным и Тито сыграли советский посол в Белграде Анатолий Лаврентьев и старый функционер КПЮ Сретен Жуйович. Дипломат, чьи личностные отношения с Тито не сложились, неустанно отправлял в Москву письма, в которых сообщал о «недружественных» поступках югославского лидера. А Жуйович, также имевший к маршалу давние счеты, с какого-то момента стал поставлять послу «нужную» информацию. Жуйович выступил наиболее последовательным критиком проводимой Тито политики. Среди прочего он сообщал, что «Тито и другие вынашивают мысль своего теоретического обоснования построения социализма новым путем и что Югославия является примером такого развития. Поэтому проявляется стремление оторваться от Советского Союза, а также проявляется настроение охаивания положения в СССР».

Благодаря Жуйовичу многие детали секретных обсуждений ЦК КПЮ оперативно становились известны Москве.

Естественно, сложившаяся ситуация провоцировала Сталина и его окружение на мысли о «сепаратистских» намерениях Тито, его желании обособиться и выйти из-под советского контроля. Формальным поводом обрушиться на югославское руководство с резкой критикой послужил ввод югославской дивизии в Албанию. По плану Тито, согласованному с руководителем Албании Энвером Ходжой, военный контингент должен был намекнуть греческим монархистам, что Югославия будет серьезно защищать Албанию в случае нападения на нее греков при поддержке англичан.

Гром грянул в 1948 году. Как отмечал генеральный секретарь Итальянской коммунистической партии Пальмиро Тольятти, «Сталин не понял, насколько серьезна и прочна была группа руководителей Югославии, как глубоки были связи этой группы с народными массами в Югославии. Это была очень большая ошибка. Однако эта ошибка не объясняет основные мотивы разрыва. Эти мотивы нужно искать в образе мышления, во внутреннем развитии каждой страны и в международной обстановке, в реальности и перспективах режимов народной демократии, появившихся после войны».

Камнем преткновения в отношениях Сталина и Тито явился уже упоминавшийся «албанский вопрос», который на какое-то время был отложен в сторону, но все равно требовал решения. 18 марта 1948-го Москва объявила об отзыве всех своих военных и гражданских специалистов — потому что они окружены «недружелюбием». Тито был очень взволнован и пытался доказать, что произошло какое-то недоразумение. Он просил советское правительство сообщить, в чем дело, и указать на то, что, по его мнению, не соответствует хорошим отношениям между двумя странами.

Тогда же секретарю ЦК ВКП(б) Михаилу Суслову была подана записка, в которой Тито и его соратники обвинялись в игнорировании марксистско-ленинской теории, проявлении недружелюбного отношения к СССР, оппортунизме по отношению к кулачеству, переоценке своих достижений строительства социализма, а также в том, что они допускают элементы авантюризма во внешней политике, претендуя на руководящую роль на Балканах и в придунайских странах, и отрицают роль СССР как решающей силы лагеря народной демократии и социализма.

В Советском Союзе развернулась пропагандистская кампания против «клики Тито-Ранковича». В разнообразных агитматериалах, в кино и газетах глава Югославии представал безжалостным тираном, фашистом и агентом империализма.

Югославия как лидер «третьего мира»

Истерия стала потихоньку спадать лишь после смерти Сталина в марте 1953 года. А 6 июня новое советское руководство предложило югославам обменяться послами. В мае 1955-го в Белград с официальным визитом прибыл Никита Хрущев. Уже в аэропорту он сделал сенсационное заявление, в котором принес извинения Югославии и лично Тито за несправедливые обвинения. По итогам поездки Хрущеву пришлось согласиться с настоятельными требованиями югославского президента о полном невмешательстве СССР во внутренние дела других стран социализма и признанием за каждой партией и народом права осуществлять социалистическое строительство по своему выбору.

В июне 1956 года состоялся ответный визит Тито в Москву. Югославскую делегацию встречали в столице все высшие партийные и советские функционеры. По дороге в Кремль с обеих сторон улиц, по которым двигался кортеж, стояли сотни москвичей, приветствуя югославскую делегацию. За 19 дней своего пребывания в СССР Тито посетил колхозы и совхозы, многие города, где ему также устраивали почести. 20 июня в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца в присутствии высших лиц обоих государств были подписаны итоговые документы, в которых подчеркивалось совпадение взглядов на ряд международных и политических проблем. Тогда же свои подписи под Декларацией об отношениях между «Союзом коммунистов Югославии и Коммунистической партией Советского Союза» поставили Хрущев и Тито.

Показательно, что еще в 1956 году Тито, Насер и Неру осудили раздел мира на блоки. Однако уже в 1959-м после поездок по Азии и Африке Тито в глазах всего мира стал организатором новой политической реальности или «третьей силы».

В затяжное турне руководитель Югославии отправился на корабле «Галеб». В ходе посещения Индонезии, Индии, Египта, Сирии и других стран Тито мастерски вел переговоры, во многих местах его встречали как национального героя. Он смог установить доверительные соглашения с руководителями государств, а одними только преподнесенными подарками, врученными Тито официальными лицами и простыми жителями, был заставлен трюм и каюты судна. К оформлению «Движения неприсоединения» на бумаге его лидеров во главе с Тито подтолкнул берлинский кризис 1961 года, который едва не спровоцировал острейшее противостояние между СССР и США. Делегаты обратились с письмами к Джону Кеннеди и Хрущеву с призывом начать переговоры по самым острым темам и противоречиям. Что же касается попыток США сделать из Югославии «южную базу НАТО», то здесь Тито дал решительный отпор.

Тем не менее, умея располагать к себе, Тито смог подружиться с королями и президентами стран Запада. Он встречался и с английской королевой Елизаветой II, и с Кеннеди.

У него сложились довольно хорошие отношения с лидерами западного мира, которые он всячески использовал в своих целях. Так, отчитываясь в Сенате, президент Кеннеди даже не смог внятно объяснить, почему он называет лидера Кубинской революции Фиделя Кастро коммунистом и врагом, но в то же самое время финансово помогает коммунисту Тито.

Еще более доверительные отношения со странами Запада сложились после того, как в начале 1960 года для иностранцев стали отменять въездные визы. Туристический поток стремительно рос. Европейцы оставляли в Югославии много денег, знакомились с титовской моделью социализма, признавая за ней похожую на свою капиталистическую систему развития общества. В этот же период СФРЮ и лично ее руководителя массово посещали знаменитые американские актеры, музыканты, другие деятели искусства и шоу-бизнеса. Показательно, что роль самого Тито в высокобюджетной киноленте «Битва на Сутьеске», рассказывающей о подвигах партизан и их лидера в военные годы, сыграл выдающийся американский актер Ричард Бартон.

«Я спросил у Бранки, одного из старейших югославских актеров, почему никто, ну действительно никто, никогда не говорит плохо о Тито, — писал он в своем дневнике. — Что это – осторожность или страх? Бранка ответил: «Ни то, ни другое». Для старшего поколения Тито оставался образцом президента новой Югославии, а младшее поколение просто не знало другого президента».

К концу 1970-х годов, когда Тито уже постепенно стал отходить от дел, Югославия являлась сильной и уважаемой в странах Запада державой. Разгадав во многом хитрую тактику Тито, западный мир по-прежнему стремился сблизиться с Белградом в своем противостоянии с Москвой, но Тито до последнего вздоха вел свою «не присоединяемую» линию.

Остров Югославия. Как социализм не смог отменить этническую вражду

https://ria.ru/20200122/1563690587.html

Остров Югославия. Как социализм не смог отменить этническую вражду

Остров Югославия. Как социализм не смог отменить этническую вражду — РИА Новости, 22.01.2020

Остров Югославия. Как социализм не смог отменить этническую вражду

Тридцать лет назад, 22 января 1990 года, в Югославии коммунисты утратили монополию на власть. И на Балканах, которые называют пороховой бочкой Европы,… РИА Новости, 22.01.2020

2020-01-22T08:00

2020-01-22T08:00

2020-01-22T08:09

сша

югославия

хорватия

босния и герцеговина

сербия

албания

иосиф сталин (джугашвили)

леонид брежнев

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152540/37/1525403715_0:147:3000:1835_1920x0_80_0_0_ae2957a318f8c09f08267cdf578ed573.jpg

МОСКВА, 22 янв — РИА Новости, Галия Ибрагимова. Тридцать лет назад, 22 января 1990 года, в Югославии коммунисты утратили монополию на власть. И на Балканах, которые называют пороховой бочкой Европы, обострились межнациональные и этнические противоречия. Единая страна, спаянная идеологией, распалась на шесть воюющих друг с другом независимых государств. Хотя память о попытке слить балканские народы в единую общность еще жива. Отголоски прошлогоЮгославская компартия была основана за четверть века до появления на карте мира Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). За образец коммунисты Балкан, жившие в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, взяли российскую большевистскую организацию и создали Социалистическую рабочую партию, долгое время действовавшую в подполье. Открыто они заявили о себе в 1941 году после нападения Германии на Югославию. Возглавивший партию Иосип Броз Тито развернул масштабное сопротивление оккупантам. Внушительные ряды сторонников его движения помогли быстро найти общий язык с США и Великобританией и одновременно добиться поддержки Москвы. После освобождения в 1945 году Югославии от фашистов Тито стал непререкаемым национальным лидером. Вся власть сосредоточилась в руках компартии, в послевоенных условиях сумевшей объединить многонациональную страну. Этнические противоречия, которые не раз провоцировали конфликты, отступили перед идеей всеобщего равенства. Казалось, что это навсегда, и социализм был признан единственно приемлемой формой общественного устройства. Строительством коммунизма Югославия занялась сначала с оглядкой на Советский Союз. Иосиф Сталин, полагая, что его балканский тезка будет во всем беспрекословно следовать воле Москвы, пообещал СФРЮ (тогда — Федеративной Народной Республике Югославия) всемерную помощь. Впрочем, Тито первое время так и поступал. Придя к власти, лидер югославских коммунистов по советскому образцу национализировал промышленность, добычу полезных ископаемых, транспорт, торговлю и банки. Государство стало главным монополистом и во внешней торговле. Началась коллективизация крестьянских хозяйств, частная собственность была объявлена вне закона.Несмотря на кажущуюся идиллию, между советской и югославской моделями социалистического строительства все же были различия. Если СССР создавал советские квазигосударства по рецептам марксизма-ленинизма, то в Белграде действительно руководствовались спецификой регионов. Входившие в состав СФРЮ республики не только на словах, но и на деле обладали широкими полномочиями.Федеративная форма государственного устройства позволяла сдерживать застарелые межнациональные противоречия. Сохранились и некоторые рыночные механизмы хозяйствования. Плюс Белград претендовал на то, чтобы вести самостоятельную внешнюю политику. Однако такой «волюнтаризм» Тито не нравился Сталину. Великая БалканияЧашу терпения «отца народов» переполнила идея югославского лидера создать Балканскую Федерацию. Тито хотел объединить под эгидой СФРЮ все балканские страны с социалистической ориентацией, включая Болгарию, Албанию и Грецию. Сталин расценил это как попытку югославских коммунистов забрать у Москвы пальму первенства и выстраивать «соцлагерь» под своим началом. В 1949 году советское руководство разорвало Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве с Югославией. Режим Тито объявили «антикоммунистическим и фашистским», а самого лидера югославских коммунистов обвинили в троцкизме. Страна осталась без внешней помощи, которая до этого в основном поступала из Москвы. Ситуацией попытались воспользоваться США. В обмен на отказ от социализма американцы предложили Югославии значимую экономическую поддержку. Тито американскими кредитами воспользовался, но пустил их не в экономику. Он опасался, что Сталин пойдет против СФРЮ войной, поэтому все силы и средства были вложены в укрепление вооруженных сил. В результате югославская армия стала второй по величине в Европе после западногерманского бундесвера. Но ни разрыв отношений с Москвой, ни заигрывания с Вашингтоном не заставили Тито отказаться от идеи коммунизма в Югославии. Более того, в конце каждого своего доклада он заявлял, что восстановление отношений с Советским Союзом — это главный приоритет страны. Чтобы звучать убедительнее, лидер СФРЮ желал Сталину здоровья и благополучия. Социализм почти без колхозовИграя на советско-американских противоречиях, Тито запустил в стране экономические реформы. Начались они с отмены непопулярной и неэффективной принудительной коллективизации. Число колхозов стремительно сокращалось, а индивидуальные крестьянские хозяйства, наоборот, получили всестороннюю поддержку государства.Регионы получили еще большую автономию и самостоятельность в планировании экономики. Каждая республика взялась строить собственные, зачастую не ориентированные на потребности рынка проекты. Создавались замкнутые на себя комплексные хозяйства, а директора отказывались даже от сырья из соседних регионов. Преобразования проходили под девизом «Свои предприятия на своей территории». При этом сохранялся курс на централизованное экономическое развитие, нацеленность на высокие темпы индустриализации, цены устанавливались «сверху» — все признаки, характерные для плановой экономики. К середине шестидесятых годов «самоуправленческий социализм» дал положительный результат. Уровень потребления в Югославии стремительно рос, промышленность развивалась, прямой государственный контроль ослабевал.Концентрация экономических ресурсов в республиках СФРЮ вела к пробуждению политических и национальных амбиций. Каждый регион требовал еще большей автономии и прав. Власти оказались в тупике. Проводимая ими много лет политика децентрализации для сдерживания этнических противоречий дала обратный эффект. Югославия стремительно катилась к развалу. Отмена монополии компартии на власть приблизила его. После ИосипаЭтнические противоречия дали о себе знать почти сразу после смерти Тито в 1980 году. На его похороны, кстати, прилетели генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев и глава советского МИД Андрей Громыко. По одной из версий, именно смерть Тито запустила процессы дезинтеграции. Конфликты 80-х привели к тому, что в 1990-м местные выборы практически повсеместно выиграли националисты. В следующем году из федерации вышли четыре республики. Вспыхнули войны в Словении, Хорватии и Боснии. Война за независимость Словении началась летом 1991 года. Хотя о выходе из состава Югославии словенцы заговорили двумя годами ранее. Тогда парламент республики внес в конституцию положение о праве народа на самоопределение. Власти СФРЮ игнорировали проблему. Но после приказа словенского руководства взять под контроль воздушное пространство республики югославская армия применила силу. Конфликт продолжался десять дней и завершился подписанием Брионского соглашения. Формально оно было в пользу югославских властей, но в конце лета того же года Любляна провозгласила независимость. Вслед за Словенией в 1991 году о независимости объявила и Хорватия. Но сербское население отказалось отделяться и попыталось создать собственное государство внутри хорватских границ. Загреб расценил это как попытку захвата Сербией чужой территории. Вооруженное противостояние возникло сначала между армией Югославии и хорватскими полицейскими. Но постепенно в боевые действия вовлекалось сербское и хорватское население республики. Конфликт завершился в 1995 году. Хорватия отстояла независимости и сохранила территориальную целостность.В 1992 году межэтнический конфликт вспыхнул на территории самой многонациональной части СФРЮ — Боснии и Герцеговины. Большинство населения здесь составляли босняки, сербы и хорваты. Но на референдуме о независимости мнение боснийских сербов не учли. В ответ они провозгласили свою автономию — Республику Сербскую. Это спровоцировало войну. Помощь боснийским сербам оказывал Слободан Милошевич. Но босняки и хорваты под конец противостояния объединились против югославских военных, и преимущество оказалось на их стороне. Конфликт сопровождался этническими чистками, беспорядочными обстрелами городов и сел, большими жертвами среди мирного населения. В ситуацию вмешалась НАТО, тем не менее бои шли до 1995 года. Завершилась война подписанием Дейтонских соглашений, которые определили современное устройство Боснии и Герцеговины. Остров ЮгославияЛихорадило и «Малую Югославию» — Сербию с Черногорией и Косово. Противостояние сербов и албанцев за статус Косово привело к тому, что в конфликт в 1999 году вмешалась НАТО. Обвинив сербские власти в этнических чистках, члены Североатлантического альянса во главе с США начали бомбардировки Сербии.Закончилась эта история тем, что в 2008 году на экстренном заседании Совбеза ООН западные страны признали независимость Косово. Сербские власти назвали это нарушением международного права. Россия поддержала Белград.Отголоски распада СФРЮ слышны и сегодня. До сих пор не завершена деятельность Международного трибунала по бывший Югославии, который занимается расследованием совершенных в ходе конфликтов преступлений. Время от времени в прессе появляется информация о задержании причастных к убийствам мирных граждан военных. Раскрываются неизвестные ранее подробности.Главный вывод, с которым более или менее согласны и многие жители бывшей Югославии, и историки, и военные: обнадеживающий вначале социалистический проект оказался бессильным перед копившимися годами этническими противоречиями. Эхо социализмаЮгославии нет на политической карте мира тридцать лет. Но наследие этого некогда мощного государства, занимавшего половину Балканского полуострова, ощутимо и сегодня. Туристам известен Остров цветов в Тиватском заливе в Черногории. Остров до сих пор считается общественной собственностью, там действует самоуправление, и ни государство, ни частный бизнес не вправе этот кусок земли отчуждать. Такой пережиток социализма.В СФРЮ коммуна имела права собственности. После кровопролитных вооруженных конфликтов в начале девяностых, приведших к распаду страны, такая форма владения формально была ликвидирована. Но на практике не все объекты были приватизированы, и управление многими из них до сих пор сосредоточено в руках граждан. Впрочем, про некогда существовавшее единство балканских стран вспоминают только люди старшего поколения — точнее, те из них, кто оказался способен пронести ностальгию через жестокие войны 90-х.

сша

югославия

хорватия

босния и герцеговина

сербия

албания

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152540/37/1525403715_180:0:2821:1981_1920x0_80_0_0_e3ede02621d6652785d713bd6be8a92f.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

сша, югославия, хорватия, босния и герцеговина, сербия, албания, иосиф сталин (джугашвили), леонид брежнев, нато, кпсс, слободан милошевич, иосип броз тито, андрей громыко

МОСКВА, 22 янв — РИА Новости, Галия Ибрагимова. Тридцать лет назад, 22 января 1990 года, в Югославии коммунисты утратили монополию на власть. И на Балканах, которые называют пороховой бочкой Европы, обострились межнациональные и этнические противоречия. Единая страна, спаянная идеологией, распалась на шесть воюющих друг с другом независимых государств. Хотя память о попытке слить балканские народы в единую общность еще жива.

Отголоски прошлого

Югославская компартия была основана за четверть века до появления на карте мира Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). За образец коммунисты Балкан, жившие в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, взяли российскую большевистскую организацию и создали Социалистическую рабочую партию, долгое время действовавшую в подполье.

Открыто они заявили о себе в 1941 году после нападения Германии на Югославию. Возглавивший партию Иосип Броз Тито развернул масштабное сопротивление оккупантам. Внушительные ряды сторонников его движения помогли быстро найти общий язык с США и Великобританией и одновременно добиться поддержки Москвы.

После освобождения в 1945 году Югославии от фашистов Тито стал непререкаемым национальным лидером. Вся власть сосредоточилась в руках компартии, в послевоенных условиях сумевшей объединить многонациональную страну. Этнические противоречия, которые не раз провоцировали конфликты, отступили перед идеей всеобщего равенства. Казалось, что это навсегда, и социализм был признан единственно приемлемой формой общественного устройства.

Строительством коммунизма Югославия занялась сначала с оглядкой на Советский Союз. Иосиф Сталин, полагая, что его балканский тезка будет во всем беспрекословно следовать воле Москвы, пообещал СФРЮ (тогда — Федеративной Народной Республике Югославия) всемерную помощь. Впрочем, Тито первое время так и поступал.

Придя к власти, лидер югославских коммунистов по советскому образцу национализировал промышленность, добычу полезных ископаемых, транспорт, торговлю и банки. Государство стало главным монополистом и во внешней торговле. Началась коллективизация крестьянских хозяйств, частная собственность была объявлена вне закона.

Несмотря на кажущуюся идиллию, между советской и югославской моделями социалистического строительства все же были различия. Если СССР создавал советские квазигосударства по рецептам марксизма-ленинизма, то в Белграде действительно руководствовались спецификой регионов. Входившие в состав СФРЮ республики не только на словах, но и на деле обладали широкими полномочиями.

Федеративная форма государственного устройства позволяла сдерживать застарелые межнациональные противоречия. Сохранились и некоторые рыночные механизмы хозяйствования. Плюс Белград претендовал на то, чтобы вести самостоятельную внешнюю политику. Однако такой «волюнтаризм» Тито не нравился Сталину.

Великая Балкания

Чашу терпения «отца народов» переполнила идея югославского лидера создать Балканскую Федерацию. Тито хотел объединить под эгидой СФРЮ все балканские страны с социалистической ориентацией, включая Болгарию, Албанию и Грецию. Сталин расценил это как попытку югославских коммунистов забрать у Москвы пальму первенства и выстраивать «соцлагерь» под своим началом.

В 1949 году советское руководство разорвало Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве с Югославией. Режим Тито объявили «антикоммунистическим и фашистским», а самого лидера югославских коммунистов обвинили в троцкизме. Страна осталась без внешней помощи, которая до этого в основном поступала из Москвы.

Ситуацией попытались воспользоваться США. В обмен на отказ от социализма американцы предложили Югославии значимую экономическую поддержку. Тито американскими кредитами воспользовался, но пустил их не в экономику. Он опасался, что Сталин пойдет против СФРЮ войной, поэтому все силы и средства были вложены в укрепление вооруженных сил. В результате югославская армия стала второй по величине в Европе после западногерманского бундесвера.

Но ни разрыв отношений с Москвой, ни заигрывания с Вашингтоном не заставили Тито отказаться от идеи коммунизма в Югославии. Более того, в конце каждого своего доклада он заявлял, что восстановление отношений с Советским Союзом — это главный приоритет страны. Чтобы звучать убедительнее, лидер СФРЮ желал Сталину здоровья и благополучия.

Социализм почти без колхозов

Играя на советско-американских противоречиях, Тито запустил в стране экономические реформы. Начались они с отмены непопулярной и неэффективной принудительной коллективизации. Число колхозов стремительно сокращалось, а индивидуальные крестьянские хозяйства, наоборот, получили всестороннюю поддержку государства.

Регионы получили еще большую автономию и самостоятельность в планировании экономики. Каждая республика взялась строить собственные, зачастую не ориентированные на потребности рынка проекты. Создавались замкнутые на себя комплексные хозяйства, а директора отказывались даже от сырья из соседних регионов.

Преобразования проходили под девизом «Свои предприятия на своей территории». При этом сохранялся курс на централизованное экономическое развитие, нацеленность на высокие темпы индустриализации, цены устанавливались «сверху» — все признаки, характерные для плановой экономики.

К середине шестидесятых годов «самоуправленческий социализм» дал положительный результат. Уровень потребления в Югославии стремительно рос, промышленность развивалась, прямой государственный контроль ослабевал.

Концентрация экономических ресурсов в республиках СФРЮ вела к пробуждению политических и национальных амбиций. Каждый регион требовал еще большей автономии и прав. Власти оказались в тупике. Проводимая ими много лет политика децентрализации для сдерживания этнических противоречий дала обратный эффект. Югославия стремительно катилась к развалу. Отмена монополии компартии на власть приблизила его.

После Иосипа

Этнические противоречия дали о себе знать почти сразу после смерти Тито в 1980 году. На его похороны, кстати, прилетели генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев и глава советского МИД Андрей Громыко.

По одной из версий, именно смерть Тито запустила процессы дезинтеграции. Конфликты 80-х привели к тому, что в 1990-м местные выборы практически повсеместно выиграли националисты. В следующем году из федерации вышли четыре республики. Вспыхнули войны в Словении, Хорватии и Боснии.

Война за независимость Словении началась летом 1991 года. Хотя о выходе из состава Югославии словенцы заговорили двумя годами ранее. Тогда парламент республики внес в конституцию положение о праве народа на самоопределение.

Власти СФРЮ игнорировали проблему. Но после приказа словенского руководства взять под контроль воздушное пространство республики югославская армия применила силу. Конфликт продолжался десять дней и завершился подписанием Брионского соглашения. Формально оно было в пользу югославских властей, но в конце лета того же года Любляна провозгласила независимость.

Вслед за Словенией в 1991 году о независимости объявила и Хорватия. Но сербское население отказалось отделяться и попыталось создать собственное государство внутри хорватских границ. Загреб расценил это как попытку захвата Сербией чужой территории. Вооруженное противостояние возникло сначала между армией Югославии и хорватскими полицейскими. Но постепенно в боевые действия вовлекалось сербское и хорватское население республики. Конфликт завершился в 1995 году. Хорватия отстояла независимости и сохранила территориальную целостность.

В 1992 году межэтнический конфликт вспыхнул на территории самой многонациональной части СФРЮ — Боснии и Герцеговины. Большинство населения здесь составляли босняки, сербы и хорваты. Но на референдуме о независимости мнение боснийских сербов не учли. В ответ они провозгласили свою автономию — Республику Сербскую. Это спровоцировало войну.

Помощь боснийским сербам оказывал Слободан Милошевич. Но босняки и хорваты под конец противостояния объединились против югославских военных, и преимущество оказалось на их стороне. Конфликт сопровождался этническими чистками, беспорядочными обстрелами городов и сел, большими жертвами среди мирного населения.

В ситуацию вмешалась НАТО, тем не менее бои шли до 1995 года. Завершилась война подписанием Дейтонских соглашений, которые определили современное устройство Боснии и Герцеговины.

Остров Югославия

Лихорадило и «Малую Югославию» — Сербию с Черногорией и Косово. Противостояние сербов и албанцев за статус Косово привело к тому, что в конфликт в 1999 году вмешалась НАТО. Обвинив сербские власти в этнических чистках, члены Североатлантического альянса во главе с США начали бомбардировки Сербии.

Закончилась эта история тем, что в 2008 году на экстренном заседании Совбеза ООН западные страны признали независимость Косово. Сербские власти назвали это нарушением международного права. Россия поддержала Белград.

Отголоски распада СФРЮ слышны и сегодня. До сих пор не завершена деятельность Международного трибунала по бывший Югославии, который занимается расследованием совершенных в ходе конфликтов преступлений. Время от времени в прессе появляется информация о задержании причастных к убийствам мирных граждан военных. Раскрываются неизвестные ранее подробности.

Главный вывод, с которым более или менее согласны и многие жители бывшей Югославии, и историки, и военные: обнадеживающий вначале социалистический проект оказался бессильным перед копившимися годами этническими противоречиями.

Эхо социализма

Югославии нет на политической карте мира тридцать лет. Но наследие этого некогда мощного государства, занимавшего половину Балканского полуострова, ощутимо и сегодня. Туристам известен Остров цветов в Тиватском заливе в Черногории. Остров до сих пор считается общественной собственностью, там действует самоуправление, и ни государство, ни частный бизнес не вправе этот кусок земли отчуждать. Такой пережиток социализма.

В СФРЮ коммуна имела права собственности. После кровопролитных вооруженных конфликтов в начале девяностых, приведших к распаду страны, такая форма владения формально была ликвидирована. Но на практике не все объекты были приватизированы, и управление многими из них до сих пор сосредоточено в руках граждан. Впрочем, про некогда существовавшее единство балканских стран вспоминают только люди старшего поколения — точнее, те из них, кто оказался способен пронести ностальгию через жестокие войны 90-х.

как конфликт между Иосифом Сталиным и Иосипом Броз Тито привёл к расколу соцлагеря — РТ на русском

70 лет назад ЦК КПСС осудил руководство Югославии за «отклонение от марксистской линии». Это послужило формальным поводом для затяжного политического конфликта между Москвой и Белградом. Противостояние лидеров двух стран — Иосифа Сталина и Иосипа Броз Тито — повлияло и на дальнейшие советско-югославские отношения. О причинах и последствиях раскола в социалистическом лагере — в материале RT.

20 марта 1948 года ЦК КПСС публично обвинил руководство Федеративной Народной Республики Югославия (ФНРЮ) в отклонении от «марксистского курса». Данное решение было принято Иосифом Сталиным, считавшим, что югославский лидер Иосип Броз Тито в проводимой официальным Белградом политике не учитывает интересов Советского Союза и позволяет себе недружественные заявления в адрес Москвы. С этого начался затяжной кризис в отношениях между вчерашними союзниками по борьбе с гитлеровской Германией.

После смерти «вождя народов» связи между СССР и ФНРЮ стали снова крепнуть, но вплоть до распада обеих держав между их руководством сохранялось взаимное недоверие. Впрочем, сложности в отношениях Москвы и Белграда имели давнюю историю и начались задолго до противостояния Сталина и Тито.

Убежище белоэмигрантов

 

Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года — Королевство Югославия) было одним из самых ярых противников Советского Союза в Европе. Оно даже стало единственным в мире государством, официально признавшим правительство Колчака в Омске. После завершения Гражданской войны в России на Балканы массово выехали представители Белого движения — около 70 тыс. беженцев, многие из которых не собирались прекращать свою борьбу с Советами. В Югославии работали российские «белые» воинские школы и кадетские корпуса, многие из выпускников которых стали офицерами югославской королевской армии, привнеся в неё своё отношение к «красным».

Также по теме

Тюрьма, расстрел и эмиграция: как сложились судьбы министров последнего Временного правительства

«Которые тут временные? Слазь!» — так Маяковский описал процесс свержения Временного правительства. Сто лет назад, 8 октября 1917…

Вплоть до 1924 года в Белграде работала «белая» дипломатическая миссия, преобразованная затем в «Делегацию по защите русских беженцев», но сохранившая своё помещение и атрибутику. Белоэмигранты массово получали для своих нужд землю в Македонии, изъятую у местных крестьян.

Коммунистическая идеология в королевстве была запрещена. Левые активисты бежали с Балкан в СССР. Долгое время Югославия не хотела даже начинать разговор о том, чтобы установить с Советским Союзом дипломатические отношения. Москва и Белград практически не вели торговлю.

Ситуация кардинально изменилась лишь с началом Второй мировой войны. В 1940 году между странами были официально установлены дипломатические отношения, а в 1941-м подписан договор о дружбе и ненападении.

Начало большой дружбы

 

В апреле 1941 года войска Третьего рейха при поддержке Италии, Венгрии, Румынии, Болгарии и Албании оккупировали Югославию. Часть земель бывшего королевства поделили между собой агрессоры, а на остальной территории они создали марионеточные государства. Пока старые власти в спешке покидали страну, местные коммунисты строили планы партизанской войны против оккупантов. Военный комитет возглавил генсек Коммунистической партии Югославии Иосип Броз Тито.

Также по теме

«К затяжной войне Германия не готовилась»: какие цели преследовал Гитлер, напав на СССР

Нападение на Советский Союз 22 июня 1941 года обернулось чудовищной трагедией для двух сотен миллионов человек. В рамках плана…

Сигналом к действию для югославских партизан послужило нападение Германии на Советский Союз. Уже в июле югославские подпольщики вступили в бои с немцами, итальянцами и местными коллаборационистами в Сербии, Черногории, Словении, Боснии и Герцеговине, Хорватии. А в августе 1941-го немцы утратили контроль над некоторыми районами страны.

К 1942 году началось формирование полноценных воинских подразделений на базе партизанских отрядов. Пытаясь остановить борцов за независимость, нацисты развернули террор против мирного населения, но добились обратного — борьба против них стала ещё более ожесточённой.

В 1942 году участники сопротивления приступили к формированию новых органов власти — народно-освободительных комитетов. В ноябре того же года было создано Антифашистское вече народного освобождения Югославии. 

В следующем году партизаны одержали ряд военных побед, а страны Антигитлеровской коалиции фактически признали их единственной законной властью в стране. В конце 1943 года Антифашистское вече официально возглавил Иосип Броз Тито. И уже в феврале 1944 года Советский Союз отправил в Югославию свою официальную миссию.

  • Бойцы Народно-освободительной армии Югославии ведут бои за освобождение Сербии
  • РИА Новости
  • © Самарий Гурарий

В сентябре на Балканы вышли советские войска. Красная армия вместе с партизанами Тито освободила Белград. Весной 1945 года Югославия была полностью очищена от нацистов и коллаборационистов. К этому времени Иосип Броз Тито стал главой Временного правительства. Цена свободы для Югославии оказалась высокой. За неё отдали свои жизни до 1,7 млн мирных жителей, 350 тыс. партизан и 300 тыс. советских солдат. Вклад Югославии в разгром вермахта, по сравнению с другими странами Европы, был существенным. Партизаны Тито вели бои с 35 дивизиями противника.

«Вклад Югославии в освобождение Балкан был объективно велик. Она по праву считается одной из стран — победительниц нацизма», — отметил в беседе с RT ведущий научный сотрудник отдела истории славянских народов периода мировых войн Института славяноведения РАН Александр Стыкалин.

Однако именно это стало своеобразным камнем преткновения в послевоенных отношениях между Белградом и Москвой.

«Партизаны Тито большую часть Югославии освободили сами. Красная армия, конечно, оказала помощь в освобождении Белграда, но Тито заплатил за приобретённую им власть кровью своих бойцов», — рассказал RT старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ИАИ РГГУ Вадим Трухачёв.

Своя игра

По словам экспертов, та роль, которую югославские партизаны сыграли во Второй мировой войне, позволила руководству страны вести с Москвой диалог на равных, в отличие от других стран соцлагеря.

«Не следует также забывать о том, что коммунизм в Югославии был более укоренён, чем в других освобождённых от нацистов странах. Режим Тито вырос на своей почве», — напоминает Стыкалин.

Изначально многие конфликтные моменты в отношениях двух стран сглаживались благодаря общим воспоминаниям о недавней войне. Между СССР и Югославией стремительно развивалась торговля, Москва и Белград вместе решали непростые дипломатические проблемы, вели переговоры о создании на Балканах большой федерации, в которую могли бы войти Болгария и Албания. Однако вскоре советско-югославская дружба дала трещину.

«Тито был амбициозным, самостоятельным лидером, опиравшимся на ту роль, которую Югославия сыграла в войне. И Сталин опасался, что Тито выйдет из-под его контроля», — отмечает Стыкалин.

Югославский лидер вёл свою игру по целому ряду международных вопросов. У него были территориальные претензии практически ко всем соседям, он поддерживал греческих партизан и хотел разместить свою военную базу в Албании. Советское руководство после войны некоторое время старалось лавировать в отношениях с Западом, а слишком независимый по меркам СССР Тито уменьшал пространство для манёвра и требовал к себе внимания. Сталина это раздражало. Советский лидер считал, что на югославских коммунистов можно надавить так же, как на элиты других восточноевропейских стран, однако желаемого результата такая политика не принесла.

Раскол коммунистического братства

 

11 февраля 1948 года Москва выступила против размещения югославских войск в Албании. В свою очередь, 19 февраля на Политбюро КПЮ решили не создавать федерацию с Болгарией. Кроме того, в Белграде пожелали развивать независимую экономическую систему и собственные вооружённые силы. Советский посол Анатолий Лаврентьев описывал позицию югославских коммунистов в своих сообщениях руководству в довольно мрачных красках.

Также по теме

На пороге оттепели: как проходила борьба за власть после смерти Сталина

5 марта 1953 года скончался Иосиф Сталин. С именем главы СССР связаны как героические, так и мрачные страницы истории страны:…

9 марта Экономический совет Югославии отказался предоставлять советскому торговому представительству развёрнутую статистическую информацию. Эта, казалось бы, незначительная деталь стала для СССР свидетельством неповиновения. Лаврентьева вызвали на совещание в Москву. 19 марта отдел внешней политики ЦК подготовил справку, в которой лидера Югославии обвинили в игнорировании марксистко-ленинской теории и недружелюбии к СССР. Ещё через день ЦК КПСС выступил с публичными обвинениями в адрес Белграда. Тито и руководство КПЮ попытались доказать, что обвинения в недружественном отношении к СССР беспочвенны, но им это не удалось.

Сталин, по мнению экспертов, рассчитывал, что «холодный душ» из Москвы, вызовет массовый разброд в рядах югославских коммунистов, но вышло наоборот — руководство КПЮ сплотилось. 8 сентября 1948 года в «Правде» вышла статья, в которой Тито обвиняли уже в пособничестве империализму. В Югославии, в свою очередь, начались гонения на просоветские кадры и на русских. Более 55 тыс. членов КПЮ (примерно каждый девятый), выступавших за сотрудничество с СССР, поплатились за это своим членством в партии. Около 16 тыс. человек были подвергнуты репрессиям.

28 сентября 1949 года Москва и Белград разорвали двусторонние отношения. Дошло до того, что в 1951 году в Белграде снесли памятник советским воинам. Русское население практически полностью покинуло Югославию.

Второе дыхание

Восстановление связей между государствами началось лишь в 1953 году, после смерти Сталина. Власти Югославии выразили советской стороне свои соболезнования по поводу кончины вождя, начался обмен делегациями. Никита Хрущёв и Леонид Брежнев прилагали серьёзные усилия к тому, чтобы реабилитировать дружбу с Югославией, и даже закрывали глаза на некоторые неоднозначные шаги Тито. Однако Белград держался с Москвой настороженно.

Также по теме

Эксперимент над Югославией: почему нельзя забывать уроки Боснийской войны

В первые дни весны 1992 года на территории Боснии и Герцеговины разгорелся самый кровопролитный в послевоенной Европе конфликт….

В 1954 году Югославия подписала военное соглашение с Грецией и Турцией. В 1956-м руководство Югославии прохладно отреагировало на подавление советскими войсками Венгерского восстания. В Москве, в свою очередь, стали обвинять Белград в сотрудничестве с Западом и иронизировать по поводу американской продовольственной помощи, которую получала Югославия. Очередной этап двустороннего противостояния закончился только в начале 1960-х.

В 1967 году Югославия полностью поддержала позицию СССР в Ближневосточном конфликте, но уже в 1968-м отношения между странами опять оказались на грани разрыва из-за кризиса в Чехословакии. Вместо того чтобы поддерживать СЭВ и структуры Варшавского договора, Югославия стала одним из лидеров Движения неприсоединения, не забывая при этом экспортировать в СССР свои товары, пользовавшиеся в Советском Союзе большим спросом.

В 1970—80-е годы связи между СССР и Югославией снова укрепились, но налёт недоверия сохранялся. Однако, по словам политологов, на сегодняшний день отношения между правопреемницей СССР — Россией и странами бывшей Югославии развиваются в совсем ином русле.

  • Сторонники премьер-министра Сербии Воислава Коштуницы на предвыборном митинге в Белграде, май 2008 года
  • AFP
  • © Andrej Isakovic

«От конфликта ничего не осталось. СССР больше нет, Югославии тоже. Потенциала политического противостояния хватило всего лет на 40. Но там, где идёт речь о более сложных межнациональных, цивилизационных процессах, всё сохраняется куда дольше. И это всегда нужно учитывать», — резюмировал Трухачёв.

Сталин И.В. Запись беседы с И. Броз-Тито 27 мая 1946 года

Сталин И.В. Запись беседы с И. Броз-Тито 27 мая 1946 года

 


Сталин И.В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 18. – Тверь: Информационно-

издательский центр «Союз», 2006. С. 412–415.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Секретно. 23.00.

 

Присутствовали: со стороны СССР – В.М. Молотов, посол СССР в Югославии А.И. Лаврентьев; со стороны Югославии – министр внутренних дел А. Ранкович, начальник Генерального штаба генерал-лейтенант К. Попович, председатель Совета министров Сербии Нешкович, председатель Совета министров Словении Кидрич, посол Югославии в СССР В. Попович.

В начале беседы тов. Сталин спросил Тито, что в случае, если для Триеста будет установлен статут вольного города, то будет ли идти речь только о городе или об окрестностях города, какой статут лучше – по типу Мемеля или по типу Данцига.

Тито ответил, что в окрестностях города живут словенцы. Может идти речь только о городе. Но он хотел бы и дальше настаивать на включении Триеста в состав Югославии. Далее Тито от имени югославского правительства выразил благодарность тов. В.М. Молотову за поддержку, оказанную советской делегацией при рассмотрении вопроса об итало-югославской границе в Совете министров иностранных дел в Париже.

Тов. Молотов дал справку о различии статутов Мемеля и Данцига, указав, что статут мемельского типа более благоприятен.

Тов. Сталин спросил Тито, каково положение в промышленности и в сельском хозяйстве Югославии.

Тито ответил, что все земли засеяны, ожидается средний урожай, и что промышленность работает хорошо.

Затем тов. Сталин предложил Тито изложить круг вопросов, по которым югославская делегация хотела бы говорить в этот вечер. Тито назвал следующие вопросы: экономическое сотрудничество между СССР и Югославией, военное сотрудничество, отношения Югославии с Албанией.

По вопросу об экономическом сотрудничестве Тито сказал, что если бы Америка согласилась на предоставление займа, то это было бы связано с требованиями политических уступок со стороны Югославии. Югославия не имеет средств для дальнейшего развития промышленности. Югославское правительство хотело бы получить [c. 412] помощь от Советского Союза, в частности – через создание смешанных советско-югославских обществ. Югославия имеет достаточно минеральных и рудных богатств, но она не в состоянии организовать производство, ибо нет нужных машин. В частности, в Югославии имеется нефть, но нет бурильных станков.

Тов. Сталин сказал: «Поможем».

На вопросы тов. Сталина, производятся ли в Югославии алюминий, медь и свинец, Тито ответил утвердительно, заметив, что в «Югославии для производства этих металлов имеется много бокситов и руд».

Тов. Сталин заметил, что министерство внешней торговли заявляло югославам о своей готовности вести переговоры об организации смешанных обществ, но от югославов не было получено определенного ответа. Поэтому создалось такое впечатление, что Югославия не хочет создавать эти общества.

Тито возразил, заявив, что неоднократно говорил послу Садчикову о желании югославского правительства создать смешанные советско-югославские общества.

На замечание тов. Сталина, что после создания смешанных советско-югославских обществ не придется ли допустить в экономику Югославии и другие державы, Тито ответил, что югославское правительство не намерено допускать в свою экономику капитал других держав.

Затем, в качестве резюме, тов. Сталин сказал, что, таким образом, советско-югославское экономическое сотрудничество мыслится на базе создания смешанных обществ.

Тито подтвердил это, заявив, что он на следующий день намерен представить в письменном виде свои предложения по этому вопросу.

По вопросу о военном сотрудничестве Тито сказал, что югославское правительство хотело бы получать поставки из Советского Союза для военных нужд Югославии не в порядке торговых взаиморасчетов, а в порядке кредита. Югославия имеет небольшую военную промышленность, она может производить минометы, мины. В ряде мест имеются кадры. Но нет соответствующего оборудования, поскольку немцы вывезли его. Югославское правительство хочет получить некоторые машины из Германии в счет репараций для восстановления некоторых военных заводов. Но все же военные потребности Югославия сама удовлетворить не может, и в этом отношении югославское правительство надеется на помощь Советского Союза.

Тов. Сталин сказал, что Югославия должна иметь некоторые [c. 413] военные заводы, например авиационные, ибо югославы могут производить алюминий при наличии богатых залежей бокситов. Также нужно иметь заводы по производству артиллерийских орудий.

Тито заметил, что можно было бы отливать стволы для пушек в Советском Союзе, а обрабатывать их в Югославии.

Коснувшись вопроса о югославской морской границе, тов. Сталин сказал, что для охраны ее нужно иметь хороший флот. Нужны торпедные катера, сторожевые и бронекатера. Хотя Советский Союз и слаб в этой области, но, как сказал тов. Сталин, – поможем.

Относительно Албании тов. Сталин указал на то, то внутриполитическая обстановка в Албании неясна. Имеются сведения, говорящие о том, что там что-то происходит между Политбюро Компартии и Энвером Ходжа. Поступило сообщение, что Коче Дзодзе желает приехать в Москву для рассмотрения некоторых вопросов. Перед съездом партии Энвер Ходжа также выразил желание приехать в Москву вместе с Дзодзе.

Тов. Сталин спросил Тито, известно ли ему что-либо о состоянии Компартии в Албании.

Тито, оказавшись неосведомленным в этих вопросах, ответил, что в ближайшее время предполагается приезд в Белград Ходжи.

Поэтому он, Тито, полагает, что следует ответить албанцам, что вопрос о приезде Джодзе и Ходжа в Москву будет рассмотрен после поездки Ходжи в Белград.

Тов. Молотов заметил, что мы сдерживали стремление албанцев приехать, но албанцы настаивают на этом.

Тов. Сталин указал, что приезд албанцев в Москву может вызвать неблагоприятную реакцию со стороны англичан и американцев и это дополнительно осложнит внешнеполитическое положение Албании,

Далее тов. Сталин спросил Тито, согласен ли Энвер Ходжа с тем, чтобы включить Албанию в состав федеративной Югославии. Тито ответил утвердительно.

Тов. Сталин сказал, что в данное время будет тяжело для Югославии решать одновременно два таких вопроса, как вопрос о включении Албании в состав Югославии и вопрос о Триесте. Тито с этим замечанием согласился.

Поэтому, заметил далее тов. Сталин, сначала следовало бы обсудить вопрос о дружбе и взаимопомощи между Албанией и Югославией.

Тито сказал, что в основной части этот договор должен предусмотреть защиту территориальной целостности и национальной независимости Албании. [c. 414]

Тов. Сталин сказал, что нужно найти формулу этого договора и поближе подвести Албанию к Югославии.

Тов. Сталин коснулся вопроса о включении Болгарии в федерацию.

Тито сказал, что с федерацией ничего не выйдет. Тов. Сталин бросил реплику: «Это нужно сделать».

Тито заявил, что не выйдет с федерацией потому, что на деле существуют два различных режима. Кроме того, в Болгарии сильно влияние других партий, в то время как в Югославии вся власть, при наличии других партий, фактически находится в руках Коммунистической партии.

Тон, Сталин заметил, что этого бояться не нужно. На первых порах можно ограничиться пактом о дружбе и взаимной помощи, а по существу делать нужно больше.

Тито с этим согласился.

Тов. Молотов заметил, что в данный момент могут возникнуть трудности в связи с тем, что с Болгарией еще не заключен мирный договор. Болгария рассматривается как прежняя вражеская держава.

Тов. Сталин указал, что это не должно иметь существенного значения. Известно, что Советский Союз заключил договор о дружбе с Польшей, когда Польша не была еще признана другими державами.

Далее тов. Сталин резюмировал беседу так: то, чего хочет югославское правительство по экономическим вопросам и по военным делам, можно устроить. Сейчас нужно создать комиссии для рассмотрения этих вопросов.

Тито информировал тов. Сталина об отношениях Югославии с Венгрией, сообщив о приезде в Белград Ракоши. Тито заявил, что югославское правительство решило не ставить вопрос в Совете министров о территориальных требованиях Югославии к Венгрии (требования на Баньский треугольник). Тито выразил удовлетворение тем, что Югославия подписала с Венгрией соглашение о репарационных платежах.

Тов. Сталин заметил, что если Венгрия хочет мирных отношений с Югославией, то Югославия должна поддерживать эти стремления, имея в виду, что основные трудности для Югославии имеются в отношениях с Грецией и Италией.

 

Записал Лаврентьев.

 

Лавренов С.А., Попов И.М. Советский Союз

в локальных войнах и конфликтах. М., 2003.

С. 707–710.

АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 397. Л. 107–110.

 


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Сталин И.В. Телеграмма И. Броз-Тито (до 12 августа 1947 года)

Сталин И.В. Телеграмма И. Броз-Тито (до 12 августа 1947 года)

 


Сталин И.В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 18. – Тверь: Информационно-

издательский центр «Союз», 2006. С. 451–452.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Товарищу Тито от Сталина.

Советское правительство считает своим долгом довести до сведения братских республик – Югославии и Болгарии о своем отношении к бессрочному пакту между Югославией и Болгарией.

Советское правительство считает, что оба правительства допустили ошибку, заключив пакт, к тому же бессрочный, до вступления в силу мирного договора, несмотря на предупреждение Советского правительства. Советское правительство считает, что своей торопливостью оба правительства облегчили дело реакционных англо-американских элементов, дав им лишний повод усилить военную интервенцию в греческие и турецкие дела против Югославии и Болгарии.

Конечно, Советский Союз связан союзом с Югославией и Болгарией, так как у него имеется с Югославией формальный договор о союзе, что равносильно формальному союзному договору. Однако Советское правительство должно предупредить, что оно не может взять на себя ответственность за пакты большой важности в области внешней политики, которые заключаются без консультации с Советским правительством.

 

Гиренко Ю.С. Сталин – Тито. С. 326–327.

 

Примечание

 

С 30 июля по 1 августа 1947 года в городе Блед (Югославия) прошли югославо-болгарские переговоры, в ходе которых был согласован текст будущего Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Югославией и Болгарией. Во время беседы с Э. Карделем 19 апреля 1947 года Сталин одобрительно отнесся к югославскому намерению после ратификации мирного договора с Болгарией подписать с ней договор, подобный тому, который имеется с Албанией. Тем временем Советское правительство официально довело до сведения югославского и болгарского правительств свое пожелание воздержаться от заключения югославо-болгарского договора, пока не отпадут ограничения, связанные с мирным договором. С учетом этого, а также не желая дать повод западным державам сорвать ратификацию этого договора, Г. Димитров и И. Броз-Тито предпочли не оглашать текст согласованного ими документа. Между тем в официальном протоколе об итогах переговоров, опубликованном 2 августа, факт выработки Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между двумя странами был обнародован. При этом Димитров объявил, что этот договор будет [c. 451] бессрочным. Узнав об этом, Сталин поручил 12 августа 1947 года послу СССР в ФНРЮ А.И. Лаврентьеву посетить Тито и вручить ему данную телеграмму.

Ознакомившись 16 августа с телеграммой Сталина, Тито сказал, что у югославского правительства не было намерения поставить Советское правительство перед свершившимся фактом. Признав, что они с Димитровым поспешили с этим пактом, Тито заявил, что «в этом деле доминировали процедурные соображения. Югославское правительство хотело, чтобы такой договор был подписан в Югославии, а не в Болгарии… Югославия не проявляла особого желания подписывать договор в данный момент». [c. 452]

 


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

как лидер югославских партизан стал диктатором в советской и западной пропаганде

Кем на самом деле был Тито, и как о нем в разные годы отзывались в СССР и на Западе?

Впервые мир услышал об Иосипе Броз Тито как о талантливом военном. Во время Второй мировой войны он возглавил партизанское движение в Югославии, самое крупное и успешное во всей Европе. Под конец войны оно насчитывало до 400 тысяч бойцов.

Когда Тито в 1946 году приехал в Прагу, югославского маршала приветствовали как героя: «Имя его стало легендой в темные дни войны», — заявляла тогдашняя пропаганда. ​

Тито в Москве в 1945 году

После войны он был безоговорочным лидером Югославии, и его успехи признал весь мир. У Тито был такой авторитет, что он позволил себе пойти на открытый конфликт с Советским Союзом: к явному неудовольствию Кремля Югославия отказывалась входить в так называемую «Балканскую федерацию».

Видя разногласия Тито и Кремля, Запад и западная пресса в то время превозносили «героя войны и дипломатии». Его называли не иначе как «маршал Тито, легендарный герой партизанской борьбы».

А вот советская пресса в послевоенные годы печатала о Тито гневные статьи и высмеивала бывшего союзника в карикатурах.

Карикатура на Тито в журнале «Крокодил»

В январе 1953 года Иосип Броз Тито официально становится президентом, первым в истории Югославской республики. А уже менее чем через два месяца, 1 марта 1953 года, умирает Иосиф Сталин. С этого момента отношения Тито и Кремля начинают стремительно улучшаться и становятся лучше с каждым днем.

После смерти Сталина Тито съездил в Москву и несколько раз принимал в Югославии Никиту Хрущева, а также маршала Жукова.

На Западе потеплением этих отношений были недовольны. Тональность высказываний о Тито резко меняется, и в киножурналах о вожде Югославии больше не говорят как о военном герое. Теперь с экранов все чаще звучит слово «диктатор»:

«Весенними цветами осыпали диктатора», — сообщают агентства о параде в Белграде в 1956 году.

​С конца 50-х годов западные СМИ ставят Тито в один ряд с лидерами Советского Союза и Кубы. И, по словам Хрущева, они с Тито в те годы сумели прийти «к соглашению».

Тито в 1967 году

Но, вопреки опасениям западных журналистов, Югославия не стала верным союзником СССР во всем. В 1961 году совместно с Египтом она основывает «Движение неприсоединения». Позже в него вошли более сотни стран, которые пытались сохранить нейтралитет в холодной войне и не встали на сторону ни СССР, ни США.

Тито выступал за мирное решение арабо-израильского конфликта и поддержал Пражскую весну. Но одновременно он встречался с главами Ливии Муаммаром Каддафи и Сирии Хафезом Асадом. Он лично посетил десятки стран-членов Движения неприсоединения, укрепляя свое влияние.

В Югославии в то время «титоизм» был национальной коммунистической идеологией, но отличной от советского образца. Титоизм допускал частное предпринимательство и свободу вероисповедания. Страна была открыта для иностранцев, и сами граждане Югославии тоже могли ездить за границу.

Тито со своей третьей женой Иванкой Броз, 1977 год

Но все же Иосип Броз Тито был так же далек от народа, как и советские лидеры. Он носил дорогие костюмы итальянских модельеров и коллекционировал автомобили, путешествовал в в личном поезде и на собственной яхте, принимал звезд и монархов на роскошной вилле, закрытой для посторонних глаз. В Югославии при этом росла безработица, а ВВП постепенно падал.

Тем не менее, несмотря на недовольство отдельных членов югославского военного руководства, маршал Тито правил до самой смерти в мае 1980 года.

Статья о смерти Тито в сербских газетах

С тех пор Югославия пережила войну и распалась на независимые государства. На бывшей вилле Тито сегодня расположена летняя резиденция президента Хорватии. Спецпоезд маршала отошел Сербии, которая превратила его в аттракцион для туристов. А что делать с яхтой, так и не решили. Сегодня она постепенно ржавеет в хорватском порту Риека.

Предыстория: Югославия Тито | CES в UNC

ИСТОРИЯ: ЮГОСЛАВИЯ ТИТО

В этом модуле представлен краткий исторический анализ Югославии, ключевую роль, которую она играла в качестве буферной зоны между Западом и Востоком во время холодной войны, и последствия этого для внутренней политики Югославии. Под руководством Иосипа Броз Тито, правившего с 1945 года до своей смерти в 1980 году, уникальное геополитическое положение Югославии позволило социалистической стране сохранить внутреннюю сплоченность, подавляя националистические движения в пределах шести республик, составляющих ее (Босния и Герцеговина, Хорватия, Македония, Черногория и др.) Словения и Сербия) и двух автономных провинций (Косово и Воеводина).

Окончание «холодной войны» довольно радикально изменило международную систему и ее баланс сил. Хотя холодная война вызвала множество кризисов внутри западного и коммунистического блоков, а также в странах третьего мира, она привела к очень стабильному разделению власти в Европе. И СССР, и США сформировали конкурирующие блоки, НАТО и Варшавский договор, чтобы уравновесить друг друга и установить контроль над своей половиной Европы. Периодически возникали кризисы внутри Варшавского договора. Однако НАТО не вмешивалось во внутренние дела советских сателлитов, поскольку У.С. был полон решимости сдерживать СССР, а не противостоять ему

В этой хорошо сбалансированной геополитической среде Югославия играла важную роль. Его географическое положение позволяло ему служить буфером между двумя противостоящими блоками. Югославия была социалистическим государством, но не была на стороне ни одной из сверхдержав. Вместо этого она сохраняла свою роль независимого социалистического государства, следуя бескомпромиссным марксистско-ленинским принципам. Благодаря своему очень популярному лидеру Маршаллу Бросу Тито и его политической проницательности Югославия смогла сохранить свою независимость и в то же время пожинать плоды ожесточенной конкуренции между двумя блоками.

Вклад Югославии в стабильность в период холодной войны хорошо известен. Однако роль, которую геополитическая среда сыграла для сплоченности этой многонациональной страны, изучена не так хорошо. Частично это можно объяснить способностью Тито убедить посторонних в том, что он эффективно разрешил межэтническую напряженность в своей стране (Stojanovic, 1997). Риторика этого уважаемого лидера о создании наднациональной югославской идентичности посредством «братства и единства» была слишком легко принята энергичными западными учеными, которые видели в социалистической Югославии процветающее государство и противоядие от «злой» советской империи. .Именно из-за этой тенденции столь многие жители Запада были застигнуты врасплох насильственным распадом этой страны. Чтобы понять симбиотические отношения между стабильностью времен холодной войны и внутренней стабильностью Югославии, в этом модуле анализируются возможности, которые эта региональная стабильность предоставила Югославии.

В частности, в нем обсуждается, как положение Югославии в истеблишменте времен холодной войны обеспечивало ей необходимый баланс для поддержания ее внутренней сплоченности и подавления националистических, а иногда и сепаратистских попыток составляющих национальностей.В нем также обсуждается, как престиж Югославии Тито позволял ее лидеру делать большие заимствования у Запада и держать под контролем экономические проблемы страны на протяжении десятилетий. Однако именно эта привилегия обрекла страну, когда Югославия потеряла свое геополитическое значение, а Запад перестал финансировать ее дефицит. Затем обсуждение переходит к быстро меняющейся международной обстановке конца 80-х — начала 90-х годов, когда Югославия потеряла свое геостратегическое значение.Глубокий экономический кризис, сильно усугубленный непреодолимой внешней задолженностью, ускорил действие центробежных сил в стране, которые долгое время замолчали, и положил конец югославскому государству.

То, что Югославия имела огромное значение для баланса мира холодной войны в Европе, не подлежит сомнению. Как пишет Прибичевич (1995): «Безусловно, почти беспрецедентно, что страна такого размера и со столь скромным экономическим потенциалом могла играть такую ​​активную и заметную роль в международной политике (П.331) ». Несколько причин объясняют уникальную роль Югославии в международной политике. Бросив вызов Сталину в 1948 году, Тито стал первым коммунистическим лидером, который открыто выступил против диктатора и созданной им страшной империи. Тито отверг желание Сталина контролировать Югославию и ясно дал понять, что хочет создать нейтральную и независимую страну, которая, несмотря на ее идеологическую близость к Советскому Союзу, сохранит свой суверенитет (Rothschild, 2000).
Поначалу Запад был настроен скептически, но привык к тому, что Тито был не просто троянским конем Советского Союза в Европе, и начал верить, что Югославия может стать стратегическим партнером в Юго-Восточной Европе (Pribicevic, 1995; Bert, 1997). ).Смелое неповиновение Тито Сталину и создание в результате социализма югославского типа обеспечили ему значительный авторитет в глазах западных людей. После смерти Сталина и отказа Хрущева от сталинизма Тито официально выиграл свою моральную битву против СССР. Встреча Тито с Никитой Хрущевым, первым секретарем Коммунистической партии Советского Союза, 1955

Это стало еще более драматичным, когда Хрущев приехал с визитом в Югославию 13 мая 1955 года и обратился к югославскому руководству с примирительной риторикой.Хотя этот шаг привел к некоторому ослаблению двусторонней напряженности между Югославией и СССР, Советам было ясно сказано, что Югославия и ее народ не намерены присоединяться к Варшавскому договору. Это, в свою очередь, еще больше убедило Запад в том, что легитимность Тито среди его людей огромна и что Югославия может сыграть незаменимую роль в Европе.

Географическое положение Югославии было еще одним поводом для этого убеждения. Эта страна находилась на стратегическом Балканском полуострове и не позволяла СССР выйти на Средиземное море.Югославия, сыгравшая важную роль в прошлом, теперь стала играть еще более важную роль, поскольку фактически служила буферной зоной между двумя блоками (Pribicevic, 1995). Югославия не находилась под прямым контролем Москвы, и ее внешняя политика фактически противоречила интересам Москвы. Тито осознавал важность своей страны и был в состоянии поддерживать сбалансированное, хотя иногда и колеблющееся, положение между двумя блоками. Официально независимая и нейтральная Югославия Тито имела политическое пространство для маневра и игры на обеих конкурирующих сторонах.Что еще более важно, идентичность Югославии формировалась на фоне этой жесткой конкуренции, и Тито смог подавить внутреннее брожение, сославшись на внешнюю угрозу, исходящую в основном от Советов.

Несомненно, независимая Югославия, расположенная на стратегическом Балканском полуострове, была важна для регионального баланса сил. Однако эти геополитические реалии сыграли еще более важную роль во внутренней политике этой страны.Ожесточенная конкуренция между США и СССР, при которой Тито держался на расстоянии от обоих, позволила лидеру Югославии использовать практически неограниченное «количество» внешней угрозы и использовать ее для сдерживания межэтнической борьбы. Географическое положение Югославии служило физическим и политическим буфером между Востоком и Западом во время холодной войны.

Ранняя стратегия, которую Тито использовал для смягчения этнической борьбы, заключалась в том, чтобы мифологизировать тот факт, что каждая этническая группа внесла свой вклад в освободительную войну против фашистов во время Второй мировой войны, скрывая при этом другие исторические факты, указывающие на участие определенных групп, особенно хорваты со стороны Оси.Тем не менее новый энтузиазм, последовавший за окончанием Второй мировой войны, со временем угас, и миф Тито об объединенной Югославии стал менее привлекательным. Несмотря на свою важность, эпическая борьба партизан уже рассматривалась как история, и новое поколение вместе с разочаровавшимися коммунистами становилось все более требовательным к реформам. Эти реформы чаще всего пропагандировались по этническому признаку. К 1960-м годам, например, многие интеллектуальные группы, действующие в Хорватии, выражали свою оппозицию федеральному правительству в средствах массовой информации (Lane, 2004).

Внутренняя политика Тито имела решающее значение для сохранения единства и подчинения националистических интересов в этой этнически разнообразной стране.

Падение Ранковича, главы секретной службы, летом 1966 года ослабило ужас, который югославская секретная служба безопасности (UDBA) породила в умах людей. Следовательно, голоса оппозиции становились все более громкими. Студенческие организации, такие как «Праксис» Хорватии, представители интеллигенции и члены Союза коммунистов Югославии, начали более усердно работать над критикой централизации страны и федеральной экономической и культурной политики (Lane, 2004).Ободренные событиями Пражской весны, 130 хорватских интеллектуалов подготовили декларацию и представили ее местным коммунистическим властям. Они потребовали официального признания отдельного хорватского языка в местах проживания хорватов (Lane, 2004). Однако движение не ограничивалось только лингвистическими и культурными реформами, оно также нацелено на федералистский и централизованный характер страны. Хорваты были недовольны тем, что 80 процентов торговли страны осуществлялось через ее основные порты и что большие суммы твердой валюты, полученные от туристических возможностей в этом регионе, были распределены в основном по более бедным регионам страны (Lane, 2004; Woodward, 1995).Они видели централистский характер государства как главное препятствие на пути дальнейшего развития Хорватии и достижения более высокого уровня жизни, сопоставимого с уровнем жизни в Западной Европе.

Фото: http://www.flickr.com/photos/[email protected]/6551163563/

Как утверждает Лейн (2004), оппозиция, возглавляемая как коммунистами, так и интеллектуалами, «приняла националистический оттенок, который периодически проявлялся, чтобы угрожать обществу. единство югославского государства и окончательно сокрушить его »(с. 136). Все это составило то, что часто называют хорватской весной, период студенческих протестов, подстрекательскую националистическую риторику и общий политический кризис в стране.Впервые Тито и его ближайшие соратники осознали реальную опасность, которую возрождение хорватского национализма представляет для стабильности и единства Югославии. Именно тогда Тито решил произвести чистку от уклончивых коммунистов в Хорватии и положить конец бурным общественным дебатам, которые в течение некоторого времени не сдерживались (Lane, 2004).

Международная арена сыграла незаменимую роль в ограничении этнического недовольства, как это было во многих других случаях, когда в Югославии происходили социальные волнения и межэтническая напряженность.Бурные времена конца 1960-х годов, кульминацией которых стало вторжение Советского Союза в Чехословакию, позволили Тито использовать один из своих сильнейших инструментов для поддержания внутренней сплоченности: внешнюю угрозу. Тито эффективно мобилизовал все подходящее население, как мужчин, так и женщин, и подготовил небольшие армейские подразделения к вооруженному вторжению со стороны Советов. Угроза была реальной и в дальнейшем помогла Тито демобилизовать националистических лидеров как в Хорватии, так и в самой Сербии (Lane, 2004). По словам Лейна (2004), «[u] пение старого пугала угрозы безопасности для независимости Югославии, исходящей от советской агрессии, Тито манипулировал ситуацией таким образом, чтобы помочь в задаче подавления внутреннего беспокойства» (П.139).

Этот последний пункт важен для понимания внутренней стабильности Югославии в период холодной войны. Югославский народ был склонен полагать, что, несмотря на многие проблемы, существовавшие в стране, потенциальное ослабление государства, которое могло вызвать советское вторжение, могло иметь гораздо более изнурительные последствия для их конкретных регионов. Устрашающая советская армия и преувеличенная угроза, которую она представляла, позволили Тито отговорить региональных лидеров от проведения крупных реформ националистического толка.Чувство общей судьбы, подкрепленное чувством общей опасности, удерживало националистических лидеров от зайти слишком далеко. Недавно рассекреченные документы ЦРУ времен холодной войны подтверждают этот вывод, поскольку они подчеркивают эффективность стратегии Тито по использованию внешней угрозы, в основном советской, в качестве сильного политического инструмента для поддержания порядка во внутренних делах.

Важно отметить, что после того, как тревожный кризис 1960-х годов был частично разрешен, Тито и его кабинет разработали новую конституцию Югославии, чтобы удовлетворить некоторые требования реформистов.Будучи четвертой конституцией, разработанной менее чем за тридцать лет, эта конституция содержала обширные положения о местном самоуправлении в шести республиках. Он также предоставил Косово статус провинции (Woodward, 1995). Многие считали новую конституцию последней попыткой Тито удовлетворить потребности всех национальностей (Stojanovic, 1997). Содержание этой конституции сделало Югославию несуществующей конфедерацией шести республик и двух провинций, объединенных под воздействием внешней угрозы, исходящей от Советского Союза и его спутниковых протеже в Европе (Woodward, 1995; Lane, 2004, Gagnon, 2004).

Стратегическое значение Югославии для США хорошо задокументировано. Как отмечает бывший посол США в Югославии Уоррен Циммерман (1996), «поддержка Югославии со стороны США была основана на национальных интересах США: (а) побуждать социалистические страны отстаивать и поддерживать свою независимость; (б) поощрять развитие альтернативных несоветских моделей социалистического развития; и (c) способствовать стабильности в этом исторически неспокойном районе »(П.156). Ключевая роль, которую Югославия играла во время холодной войны, позволила как ее федеральным, так и республиканским лидерам получать значительные займы у иностранных банков и международных валютных организаций (Woodward, 1995; Tepavac, 2000, Bennet 1995; Crnobrnja, 1996). Тито с президентами Кеннеди, Никсоном и Картером.

Например, контролируемый США Международный валютный фонд и Всемирный банк были более чем счастливы оказать Югославии чрезвычайно выгодные кредиты в ее модернизации. С помощью этих средств в течение нескольких десятилетий Югославия могла инвестировать в новейшие технологии из Западной Европы и повышать свои конкурентные преимущества в определенных секторах экономики (Lane, 2004).Заимствования оказали желаемый эффект в краткосрочной перспективе, так как смягчили внутренний экономический кризис, который усугублялся к моменту нефтяного шока в 1973 году из-за неправильной экономической политики, неэффективной бюрократии и снижения производительности фирм (Woodward, 1995). Однако заимствования имели разрушительные долгосрочные экономические последствия, и их политические последствия обсуждаются в следующем разделе.

Следует отметить, что Советы согласились с балансом сил, предоставленным Югославией, и очень неохотно спровоцировали военное столкновение с США.С., пытаясь насильно контролировать первого. После вторжения в Чехословакию в 1968 году США несколько раз давали понять, что они не потерпят дальнейшей агрессии Советского Союза против любой нейтральной страны в Европе (Woodward, 1995; Ullman, 1996; Pribicevic, 1995). Признавая, что причины для поддержки Запада были многогранными и играли множество функций, Запад пытался отговорить Югославию своей щедрой финансовой и другими формами помощи от присоединения к близкой по идеологии сверхдержаве: Советскому Союзу.Советы, с другой стороны, не желая рисковать возможной мировой войной, были удовлетворены тем, что не позволили Югославии слишком сильно отклониться от своего «социалистического» курса и вступить в НАТО, что существенно изменило бы баланс сил времен холодной войны (Ullman, 1996).

Как указывалось ранее, способность Югославии заимствовать у Запада из-за той важной роли, которую она играла в первые десятилетия холодной войны, была очень продуктивной для страны, но только в краткосрочной перспективе.В конечном итоге это оказалось слабостью Югославии. После смерти Тито в 1980 году Югославия потеряла не только своего уважаемого лидера, но и торговую марку, которая обеспечила стране такой авторитет.
Кризис усугубился еще больше, поскольку республики, получив значительный контроль над своими регионами в соответствии с конституцией 1974 г., брали индивидуальные и неконтролируемые займы из-за границы (Woodward, 1995). Из общей суммы заимствований только 35 процентов было заимствовано центральным правительством, тогда как шесть республик и две автономные области заняли оставшиеся 65 процентов.Часто центральное правительство не знало о росте заимствований, происходящем на более низких уровнях правительства (Bennett, 1995).

Когда центральные власти приложили серьезные усилия для решения этой проблемы, они заметили, что долг вырос до беспрецедентных размеров. Одним из последствий этого кризиса было то, что более богатые республики Словения и Хорватия из-за непропорциональных взносов, которые они были обязаны вносить для обслуживания долга, стали все более националистическими и отказались продолжать делать это.По мере того, как разрыв между более богатыми и более бедными регионами увеличивался, более богатые также отказывались делать переводы в более бедные республики и провинции (Kovac, 1995). К концу 1980-х годов экономический кризис стал настолько серьезным, что уровень жизни упал более чем на 40 процентов, а в какой-то момент в 1989 году инфляция достигла 2000 процентов (Bennet, 1995). Это еще больше разжигало этнические разногласия и указывал пальцем.

Короче говоря, дешевые ссуды, которые Тито предоставил Югославии из-за своей политики нейтралитета, помогли уменьшить внутреннюю межэтническую напряженность, но невыплата их приняла драматические размеры в 1980-е годы.Во время этого кризиса были освобождены мощные националистические и шовинистические силы, и Югославия столкнулась с самым тяжелым политическим испытанием в послевоенной истории.

По мере обострения политического и экономического кризисов 1980-х годов в Европе одновременно произошли и другие важные изменения. Падение Берлинской стены в 1989 году ознаменовало начало великих социальных и политических изменений в Центральной и Восточной Европе. Режимы падали один за другим, и регион в целом охватили ненасильственные революции.Коммунизм получил окончательный приговор в Европе, и к концу 1992 года большинство коммунистических режимов пало. Этот меняющийся международный фон оказал огромное влияние на Югославию и ее народы. Когда Горбачев дал понять, что не собирается вмешиваться во внутренние дела участников Варшавского договора, внешняя угроза и объединяющая роль, которую она играла в предыдущие десятилетия, быстро исчезли для Югославии. Руководство Словении и Хорватии, которые в 80-е годы стали крайне националистическими, были убеждены, что их мечты о независимых республиках имеют больше, чем реальный шанс в Европе после окончания холодной войны.По мере того, как времена менялись, значение Югославии быстро уменьшалось (Bennet, 1995). Югославия не имела сильного Советского Союза, чтобы играть уравновешивающую роль.
Во время этих изменений в Европе Югославия не могла рассчитывать на двух крупнейших факторов, способствующих ее внутренней стабильности: внешнюю угрозу и финансовую поддержку США. «В результате этих изменений, — утверждает Беннет (1995), — Югославия потеряла одну из наиболее важные полномочия, которыми он обладал, чтобы оправдать свое особое международное положение в качестве буферной зоны между двумя блоками »(П.341). США явно переместили свои интересы с региона и были рады передать свою сторожевую роль Европейскому союзу. Неподготовленность ЕС, похоже, только усугубила ситуацию (Stojanovic, 1997). Стратегия ЕС отсутствовала или, в лучшем случае, была запутанной, и отдельные государства-члены ЕС, в первую очередь Германия, подавали сигналы Югославии, которые фактически поощряли распад (Woodward, 1995). Летом 1991 года и Хорватия, и Словения объявили о своей независимости. Несколько месяцев спустя последовала Македония, и, наконец, Босния сделала то же самое.Это положило конец Югославии и ознаменовало начало самого страшного кровопролития в Европе после Второй мировой войны.

Список литературы

Беннет, К. (1995). Кровавый крах Югославии: причины, ход и последствия . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Берт В. (1997). Упорная сверхдержава: политика США в Боснии, 1991-95 гг. . Нью-Йорк: St. Martin’s Press.

Црнобрня, М. (1996). Югославская драма .Монреаль: Издательство Университета Макгилла-Квинс.

Дунай, П. (1992). Стабильность в Центрально-Восточной Европе. Журнал исследований мира , Vol. 29, No. 1. (февраль 1992 г.), стр. 1-6.

Ганьон младший В.П. (2004). Миф об этнической войне: Сербия и Хорватия в 1990-е годы . Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета

Ковач О. (1995). Внешнеэкономические связи. В Рамет, С.П. и Адамович, Л. (ред.), За пределами Югославии: политика, экономика и культура в разрушенном сообществе (П.281-300). Колорадо: Westview Press

Лампе, Дж. Р. Прикетт, Р. О., Адамович, Л. (1990) Югославско-американские экономические отношения после мировой войны . Дарем: издательство Duke University Press

Лейн, А. (2004). Югославия: когда идеалы сталкиваются . Нью-Йорк: Palgrave Macmillan

Pribicevic, B. (1995). Отношения со сверхдержавами In Ramet, S.P., Adamovic, L. (Ed.), За пределами Югославии: политика, экономика и культура в разрушенном сообществе (P.331-349). Колорадо: Westview Press

Ротшильд Дж. (2000). Вернуться к разнообразию . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Стоянович, С. (1997). Падение Югославии: почему коммунизм потерпел неудачу . Амхерст, Нью-Йорк: Книги Прометея.

Тепавак, М., (2000). Интерлюдия: 1980-1990 гг. В Jasminka Udovički & James Ridgeway (Ed.), Сжечь этот дом: создание и разрушение Югославии (P.64-79) Дарем: Duke University Press.

Ульман, Р.Х. (1996). Мир и войны Югославии . Нью-Йорк: Совет по международным отношениям.

Вудворд, С. Л. (1995). Балканская трагедия: хаос и распад после холодной войны . Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса.

Циммерманн, В. (1996). Истоки катастрофы: Югославия и ее разрушители — последний посол Америки рассказывает, что произошло и почему . Нью-Йорк: Times Books.

Как Тито вместе держал Югославию

Когда маршал Тито, президент Югославии, скончался 4 мая 1980 года, на его похоронах присутствовали представители 122 государств, в том числе множество мировых лидеров.Его почти повсюду провозглашали последним великим лидером Второй мировой войны, первым коммунистом, успешно бросившим вызов Сталину, и основателем «национального коммунизма». Прежде всего, Тито восхваляли как создателя современной Югославии, лидера, чья мудрость и государственная мудрость объединили исторически антагонистические национальные группы Югославии в стабильную федерацию.

В своей превосходной книге « Тито и взлет и падение Югославии » Ричард Уэст предоставляет нам биографию, путевые заметки и популярную историю Югославии, а также анализ личностей и событий, которые привели к распаду страны и гражданской войне.Запад любит Югославию и чувствует местный колорит и анекдоты. Он пишет так превосходно, что его книга нравится даже тогда, когда ее выводы сомнительны. Это, безусловно, одна из самых читаемых книг, когда-либо написанных о Югославии.

Тито как объединитель Югославии — одна из главных тем автора. Коммунистическая партия пришла к власти в Югославии в конце Второй мировой войны после того, как ее партизанская армия сражалась не только с немецкими, итальянскими и другими оккупантами, но и с другими югославами в соперничающих, часто квислингских, воинских частях.Партизаны были многонациональной группировкой (хотя в первой половине войны преобладали сербы), как и Коммунистическая партия. В своей пропаганде они выступали за национальное равенство и федеративную Югославию. Это помогло им выиграть гражданскую войну, поскольку их противниками были в основном националисты, у которых были сторонники только внутри своих национальных групп, и чей экстремизм отчуждал большие слои населения.

После войны и на протяжении всей холодной войны победившая Коммунистическая партия во главе с Тито заявила, что раз и навсегда решила национальную проблему.Поскольку Югославия распалась после смерти Тито, многие, включая Уэста, считают, что это его гений держал ее вместе. Нет ничего более далекого от правды.

ВОССТАНИЕ КОММУНИСТА

Иосип Броз «Тито» (последнее имя — псевдоним, который он принял в 1930-х годах за нелегальную партийную работу) родился в 1892 году в Хорватии, которая тогда входила в состав Австро-Венгрии. Его отец был хорватом, а мать словенкой, и они были среди зажиточных крестьян в своей деревне. В 15 лет Тито ушел из дома и, часто меняя работу, скитался из одного промышленного города Центральной Европы в другой.

Будучи молодым помощником слесаря, Тито симпатизировал социал-демократическому движению, но не был политически активен. Он также не был связан с молодыми революционными хорватами и сербами Австро-Венгрии, которые хотели роспуска монархии Габсбургов и объединения ее южнославянских земель с Сербией и Черногорией для образования нового государства, Югославии (что означает «земля юга»). Славяне»). Когда Австро-Венгрия напала на Сербию в 1914 году, Тито был отправлен сержантом на сербский фронт.Сегодняшние сербские националисты интерпретируют это как признак его ранней антисербской позиции, но многие другие габсбургские хорваты и сербы лояльно сражались за монархию на всех фронтах Первой мировой войны.

Переведен на русский фронт, Тито был ранен и попал в плен. Выздоровев, в 1917 году он бежал в Петроград (русифицированное название Санкт-Петербург), но не участвовал в Октябрьской революции. Он думал об эмиграции в Соединенные Штаты, но превратности судьбы привели его в Омск, Сибирь, где у власти были большевики.Он стал членом партии в 1919 году.

Когда Тито вернулся домой в 1920 году, Австро-Венгрии больше не было, а Хорватия стала частью недавно основанного Королевства сербов, хорватов и словенцев (название «Югославия» было официально принято в 1929 году). Однако государственной идеологии югославского единства вскоре бросили вызов национальные конфликты, в частности между сербами, которые выступали за централизм и преобладали в правительстве и вооруженных силах, и хорватами, которые выступали за федерализм или создание отдельного хорватского государства.Коммунистическая партия Югославии, созданная в 1919 году, первоначально привлекла значительное количество последователей, но была более революционной в риторике, чем в действии. Тем не менее, в 1921 году он был объявлен вне закона.

Партия не подготовила свои кадры для подпольной борьбы, и большая часть ее деятельности прекратилась. В то время Тито не был ярым боевиком. Но в конце концов он им стал и в 1927 году был назначен секретарем важного Загребского партийного комитета. Как коммунистический лидер Тито расцвел, проявив инициативу и находчивость.Он выступал против фракционной борьбы внутри партии и был горд и дерзок во время полицейских допросов, суда и более пяти лет тюремного заключения за партийную деятельность.

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ К ФЕДЕРАЛИЗМУ

В 1920-х и начале 1930-х годов основная ссора внутри Коммунистической партии Югославии была между умеренными (которые в основном находились у власти) и радикалами (в основном в оппозиции). Первые обычно были интеллектуалами среднего класса среднего возраста, которые предпочитали судебные иски и вели бесконечную интеллектуально стимулирующую, но политически непродуктивную полемику.Во имя «чистой классовой борьбы» они держали партию подальше от националистических ссор. Последние были в основном молодыми интеллектуалами и рабочими, которые поддерживали подпольную работу, хотя обычно не терроризм, и энергичную вербовку молодежи. Вслед за Лениным, который во время русской революции искал поддержки нерусских народов, недовольных царизмом и русификацией, они хотели, чтобы партия встала на сторону несербских народов против «сербской гегемонии». Однако ни умеренные, ни радикалы не были националистами.

Государственное преследование коммунистов косвенно благоприятствовало радикалам; Коммунистической партии ничего не оставалось, как сосредоточиться на нелегальной работе. Тот же эффект имела «диктатура короля Александра». В 1929 году король приостановил парламентское правление, установил свой личный режим и усилил сербский централизм. Национальное недовольство, особенно среди хорватов, резко возросло, и стало очевидно, что Коммунистическая партия не может оставаться отстраненной.

Коминтерн — организация, основанная в 1919 году для того, чтобы дать русским коммунистам контроль над коммунистическими движениями во всем мире — почти с самого начала был враждебно настроен по отношению к Югославии, поскольку страна была союзником антибольшевистских «империалистов» Великобритании и Франции.Не обращая внимания на многие этнические, языковые и культурные сходства южных славян и их мощные устремления девятнадцатого века к созданию общего государства, международное коммунистическое руководство рассматривало Югославию как своего рода сербскую мини-империю, основанную на военном завоевании. Коминтерн, таким образом, потребовал немедленного роспуска «тюрьмы народов» и проявил больше сочувствия к югославским радикалам, чем к умеренным.

Требование разделить Югославию на более мелкие государства пошло дальше, чем хотелось даже большинству радикалов, но югославские коммунисты, послушные Коминтерна, включили его в свою программу.Однако в середине 1930-х годов Коминтерн стал по-другому воспринимать Югославию, как преграду для фашизма и нацизма (и Муссолини, и Гитлер хотели уничтожить страну). Между тем Коммунистическая партия Югославии чувствовала себя все более неловко, защищая сепаратизм, поскольку сепаратистские партии были в основном правыми, клерикальными, профашистскими и агрессивно антикоммунистическими.

В то время новое поколение коммунистических активистов, молодых, но с большим опытом нелегальной работы, выдержавших полицейские допросы и тюремное заключение, заняло руководящие должности в партии, освобожденные преследованием Александра и сталинскими чистками.Они всем сердцем поддержали новую политику Коминтерна, который пытался объединить все «прогрессивные силы» в антифашистский Народный фронт, и в этом духе они разработали новую политику в отношении национального вопроса в Югославии. «Сербская гегемония» по-прежнему была врагом, а национальное равенство — главной целью, но сепаратистские движения также осуждались за их правые и профашистские настроения. Выступали за сохранение реорганизованной коммунистической Югославии. В рьяно «интернационалистической» Коммунистической партии Югославии, лояльной Советскому Союзу и почитающей Сталина, начал расти югославский патриотизм.

Коминтерн назначил Тито генеральным секретарем Коммунистической партии Югославии, вероятно, в 1937 году. С 1944-45 годов, когда к власти в Югославии пришли коммунисты, до самой своей смерти Тито большую часть времени был одновременно главой партии. маршал Югославии, глава правительства, главнокомандующий, президент страны. Он был опытным политиком, пережившим чистки (и, по некоторым данным, участвовал в них), и намного старше большинства своих ближайших соратников, которые называли его «Стари» — старик.Хотя он определенно не был хорватским националистом, как его сейчас изображают многие сербы, он не разделял сильного чувства молодых коммунистов югославом. Для Тито Югославия оставалась прежде всего политической идеей, тактикой революционного завоевания власти. Во время Второй мировой войны, и особенно во время конфликта со Сталиным, разразившегося в 1948 году, патриотизм Тито и забота о единстве Югославии возрастали, но всегда оставались подчиненными политической целесообразности и личной власти.

НАСТОЯЩИЙ СЕКРЕТ ТИТО

Вест изображает Тито как умеренного и мягкого диктатора.По сравнению с некоторыми диктаторами двадцатого века, это, несомненно, правда. Уэст также видит в Тито упрямого автократа, выступающего против демократии и попыток либерализации, прежде всего потому, что они развяжут националистические страсти и поставят под угрозу единство страны. Но если бы конфликт между хорватами и сербами каким-то чудом исчез, нет никаких свидетельств того, что Тито — который, как сам Запад замечает, «всегда был склонен сопротивляться реформам или любому ослаблению центральной власти» — допустил бы, пусть одна только поощряет демократизацию.Тито был догматическим автократом, который никогда не думал об отказе ни от основных принципов марксистско-ленинской идеологии, ни от основанной на ней однопартийной системы правления.

Что касается более широкого вопроса югославского единства, Уэст считает, что Тито был незаменим: «Сторонники Тито чувствовали, что [Югославии] потребовалось еще много лет его сильного и отцовского правления, чтобы залечить раны войны. Такие люди ценили концепцию Югославии. больше, чем абстрактные -измы и -ократии ». Но Тито правил более трех с половиной десятилетий.Никто не может сказать, что ему не хватило времени на укрепление единства Югославии.

И все же страна в конце концов распалась в кровавой гражданской войне. И этот разрыв не был такой неожиданностью, как это часто предполагают. В 1980-е годы западные государственные деятели и дипломаты выражали неизменную веру в будущее и единство Югославии. Они не были наивны. Они просто считали благоразумным скрывать свои страхи, поскольку открытое обсуждение медленного распада Югославии могло ускорить его. К тому времени многие на Западе начали замечать мощные сепаратистские тенденции среди хорватов и албанского меньшинства, а также слабость центрального правительства в Белграде, где государство и партия возглавлялись коллективными президентами.Более того, председательства были просто собраниями делегатов от шести республик (Босния и Герцеговина, Хорватия, Македония, Черногория, Сербия и Словения) и двух автономных провинций (Воеводина и Косово, обе внутри Сербии). Действительно, не было секретом, что эрозия федеральной власти была такой, что политики из республик и провинций избегали длительных периодов пребывания у власти в Белграде, поскольку это лишало их реальной политической власти.

Тито не только не был великим объединителем, но и проводил политику, разрушающую единство.В упрощенной, марксистско-ленинской манере Тито рассматривал национализм как «буржуазную идеологию», а национальные конфликты как вызванные «капитализмом». Поэтому после войны, когда «буржуазия» была побеждена, он мало что сделал для борьбы с национализмом и укрепления единства. Хотя была создана общая югославская школьная программа, культурные обмены между шестью республиками Югославии не были интенсивными и со временем стали редкостью. Не было создано ни университетов для всех национальностей, ни политики поощрения студентов к учебе за пределами своих республик.Редко когда хорватский профессор преподавал в Белграде, а сербский — в Загребе. Когда СМИ действительно пропагандировали общеглавские идеи, это было исключением из правил. Эта культурная и интеллектуальная автаркия республик помогла сохранить традиционный национализм различных групп.

Тито был одним из наиболее консервативных югославских коммунистов, когда дело касалось терпимости к свободному выражению идей и художественному творчеству. Однако он был заинтересован в привлечении известных интеллектуалов и художников, которые поддержали бы коммунистический режим и возвысили его лично.Если они были обязаны, а в большинстве случаев они делали это, их довоенные взгляды и действия, которые часто были националистическими, стирались из официальной памяти, и после этого никому не разрешалось критиковать их публично. Они стали уважаемыми членами истеблишмента и приняли вид марксизма-ленинизма, но под этим они продолжали пропагандировать национализм. Это особенно относилось к историкам, лингвистам, писателям и художникам, чьи работы изобиловали национальной гордостью, жалостью к себе и негативными стереотипами.И новые поколения интеллектуалов последовали за своими учителями и старшими.

Со временем официальная концепция югославского единства все больше и больше лишалась этнических, языковых и исторических традиций, общих для всех национальных групп Югославии. К концу 1960-х годов он почти полностью опустел. Идеология титоизма была заменена ею, и школьники, студенты и солдаты должны были узнать о рабочем самоуправлении и внешней политике неприсоединения Югославии как о ценностях, которые скрепляли страну.Культ личности Тито был следствием этого.

Реформы 1965 г. нанесли решающий удар централизованному планированию и стимулировали экономическое развитие. Но поскольку они начали угрожать контролю партии над экономикой, их деятельность резко замедлилась, в основном по инициативе Тито. Таким образом, вместо современной интегрированной югославской рыночной экономики с перемещением капитала, товаров и рабочих из одной республики в другую региональные интересы все больше заявляли о себе. Республики и автономные провинции начали развивать свою собственную автономную экономику, дублируя промышленные предприятия друг друга и неэффективно используя крупные иностранные кредиты и займы.Поскольку главной заботой Тито всегда было предотвращение любого вида общеглавской оппозиции его правлению — а современное югославское руководство и рабочие силы могли бы стать таковыми — он приветствовал катастрофическую раздробленность.

В начале 1970-х Тито сместил и хорватское партийное руководство, которое было националистическим, но также либерально-реформистским, и сербское партийное руководство, которое было антинационалистическим и либерально-реформистским. Ему было трудно заставить большинство сербских коммунистов поддержать его, и он, как и следовало ожидать, ответил диктаторски: «Я хочу сказать здесь, что когда обсуждаются линия, результаты и слабые стороны партии, то количество выступающих за или Противодействие определенной точке зрения не является решающим фактором в революционном выборе и оценке того, какой путь выбрать и что делать.«

После чисток Тито выступил за восстановление партийного централизма и снова призвал Ленина. Экономическая, социальная и политическая жизнь Югославии не была достаточно развитой, чтобы противостоять диктатору, и реформы были прекращены. Тем не менее, общество было слишком вестернизированным, коммунистическая партия слишком устала и идеологически нестабильна, а простые люди слишком искушены, чтобы страна могла быть отброшена обратно к партийному централизму сразу после Второй мировой войны, как некоторые внутри партии. желал и многие за его пределами боялись.

Антидемократические и анти-модернизационные меры Тито вызвали дальнейшую раздробленность. Принятие конституции 1974 г. — возможно, самой продолжительной и определенно самой сложной, громоздкой и трудной для чтения — почти превратило Югославию в конфедерацию. С того времени и до распада Югославии в 1990 году восемь местных коммунистических олигархий сопротивлялись любой форме реинтеграции. Этот антиюгославизм (включая твердую оппозицию любому, кто объявляет себя югославом, а не хорватом, сербом и т. Д.)) стал центральным принципом их идеологии.

После чисток начала 1970-х Тито превзошел самого себя в «отрицательном отборе». Послушание и подхалимство были почти единственными критериями, которые он использовал для заполнения руководящих постов в государстве и партии. В Сербии, например, он снабдил партийное руководство такими слабыми, бесцветными и незначительными личностями, что неудивительно, что Слободан Милошевич встретил такое слабое сопротивление своему приходу к власти во второй половине 1980-х годов.

Югославия Тито, несомненно, была не тоталитарным государством массового террора, а просто умеренно авторитарным, полуэффективным, коррумпированным и несколько фарсовым государством, подобным многим другим в мире.Основными гарантами единства Югославии были коммунистическая полиция и армия. Никакая сила в стране не могла бросить им вызов, и Тито всегда полностью контролировал их обоих. Так что ему не требовалось больших политических навыков, чтобы нейтрализовать любую оппозицию, в том числе националистов и сепаратистов. В конце концов, Советский Союз и Чехословакия, две другие многонациональные страны в Восточной Европе, также никогда не подвергались угрозе распада, пока ими правили коммунисты, их репрессивные полиция и армия.

Чтобы разрешить национальные конфликты и преодолеть печальную историю, Югославия должна была быть исключительной. Ему нужна была динамичная экономика и современные политические институты. Политический «гений» Тито состоял в том, чтобы препятствовать и устранять творческих и реформистских лидеров как внутри коммунистической партии, так и за ее пределами. То, что на Западе называли «титоизмом», оказалось не чем иным, как умением Тито утаивать и избегать момента истины. Его талант был нерешительным, что частично работало, при условии, что он был в центре полицентричной югославской федерации, а Запад предоставил ему огромные кредиты.Таким образом, Тито не оставил ничего прочного. Ни рабочее самоуправление, ни внешняя политика неприсоединения, ни сама Югославия не выжили.

4 мая 1995 года, в 15-ю годовщину смерти Тито, ни в одной части бывшей Югославии не было официальных поминовений. В СМИ было мало комментариев, почти все они были негативными и саркастическими. До 1990 года мавзолей Тито посетили около 14 миллионов человек. Но на годовщину к его могиле, которая больше не охраняется почетным караулом президента, пришли только члены семьи, представители небольшого и политически маргинального Союза коммунистов и еще несколько человек.Миф о Тито исчез.

Алан Буллок закончил свою книгу «Гитлер: исследование тирании» заключением, что Гитлер полностью преуспел в своей глубочайшей цели — разрушить «либерально-буржуазный порядок» и «старую Европу». Он написал: «Si монументум реквирис, циркумспис», что переводится как «Если ты ищешь его памятник, оглянись вокруг». Тито не был Гитлером, и его целью никогда не было уничтожение Югославии. Но поскольку его диктаторское правление в огромной степени способствовало кровавому распаду Югославии, ее руины являются памятником, которого он заслуживает.

Примечание: в Югославии было опубликовано более 900 книг о Тито и его жизни, и есть более 350 книг и основных статей на английском языке. Подавляющее большинство некритично и пропагандистски. Читатель, желающий изучить жизнь Тито более подробно, мог бы начать со: Стивен Клиссолд, Вихрь: отчет о приходе к власти маршала Тито, Лондон: Cresset Press, 1949; Милован Джилас, Тито: История изнутри, Лондон: Вайденфельд и Николсон, 1981; Стеван К. Павлович, Тито: великий диктатор Югославии — переоценка, Лондон: К.Hurst & Company, 1992.

Pero Simić, Kad, kako i zašto je Tito postavljen za sekretara CK KPJ, Белград: Akvarijus, 1989.

Это было сказано 16 октября 1972 года. Цитируется в Dennison Rusinow, The Yugoslav Experiment, 1948-1974, London: C. Hurst & Company, 1977.

Loading …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Тито становится пожизненным президентом Югославии

7 апреля 1963 года новая югославская конституция провозглашает Тито пожизненным президентом недавно названной Социалистической Федеративной Республики Югославии.

Ранее известный как Йосип Броз, Тито родился в большой крестьянской семье в Хорватии в 1892 году. В то время Хорватия входила в состав Австро-Венгерской империи, а в 1913 году Броз был призван в австро-венгерскую армию. После начала Первой мировой войны он воевал против Сербии и в 1915 году был отправлен на русский фронт, где попал в плен. В лагере для военнопленных он принял большевизм и в 1917 году участвовал в русской революции. Он воевал в составе Красной гвардии во время Гражданской войны в России и в 1920 году вернулся в Хорватию, которая была включена в состав многонационального, но в основном сербского королевства Югославии.

Он вступил в Коммунистическую партию Югославии (КПЮ) и был эффективным организатором до своего ареста как политического агитатора в 1928 году. Освободившись из тюрьмы в 1934 году, он быстро поднялся в рядах КПЮ и взял себе имя Тито, которое было псевдоним, который он использовал в подпольной партийной работе. Он поехал в СССР, чтобы работать с Коминтерном — международной коммунистической организацией, возглавляемой Советским Союзом, — и в 1937–1938 годах пережил чистку руководства КПЮ советским лидером Иосифом Сталиным. В 1939 году Тито стал генеральным секретарем КПЮ.

В 1941 году силы Оси вторглись и оккупировали Югославию, и Тито и его коммунистические партизаны стали лидерами антинацистского сопротивления. В 1944 году советские войска освободили Югославию, а в марте 1945 года маршал Тито был назначен главой нового федерального югославского правительства. Некоммунисты были изгнаны из правительства, и в ноябре 1945 года Тито был избран премьер-министром Югославии на выборах, ограниченных кандидатами от Фронта национального освобождения, в котором доминируют коммунисты. В том же месяце в соответствии с новой конституцией была провозглашена Союзная Народная Республика Югославия, в которую входят балканские республики Сербия, Хорватия, Босния и Герцеговина, Черногория, Словения и Македония.

Хотя югославским республикам была предоставлена ​​автономия в отношении некоторых своих дел, Тито обладал высшей властью и правил диктаторски, подавляя сопротивление своему правлению. Вскоре он вступил в конфликт с Москвой, которая не одобряла его независимый стиль, особенно во внешней политике, и в начале 1948 года Иосиф Сталин попытался произвести чистку югославского руководства. Тито сохранил контроль, и позже в 1948 году КПЮ была исключена из Коминформа, конфедерации коммунистических партий Восточной Европы.Изолированная от СССР и его сателлитов Югославию обхаживал Запад, который предлагал помощь и военную помощь, в том числе неформальную ассоциацию с НАТО. После смерти Сталина в 1953 году югославско-советские отношения постепенно улучшились, но Тито критически относился к советским вторжениям в Венгрию и Чехословакию и пытался разработать общую политику со странами, не входившими в союз с США или СССР, такими как Египет и Индия.

В 1953 году Тито был избран президентом Югославии и неоднократно переизбирался до 1963 года, когда его срок был неограничен.Хотя он использовал свою тайную полицию для чистки политических оппонентов, средний югослав пользовался большей свободой, чем жители любой другой коммунистической страны Восточной Европы. Тито умер в мае 1980 года, всего за несколько дней до своего 88-летия.

После краха коммунизма в 1989 году вновь обострилась межэтническая напряженность, и в 1991 году Югославская федерация распалась, в результате чего в составе Социалистической Федеративной Республики Югославии остались только Сербия и Черногория. В 1992 году разразилась гражданская война из-за попыток президента Сербии Слободана Милошевича сохранить этнически сербские районы в других республиках под властью Югославии.В марте 1999 года НАТО начало авиаудары по режиму Милошевича в попытке положить конец геноциду в Косово и обеспечить автономию этого района. В октябре 2000 года Милошевич был изгнан в результате народной революции. Затем он был арестован и обвинен в преступлениях против человечности и геноциде. Он умер 11 марта 2006 года в тюрьме в Гааге до завершения судебного процесса.

Иосип Броз Тито | Биография и факты

Популярные вопросы

Какой была семья Иосипа Броз Тито?

Йосип Броз родился в большой крестьянской семье в Кумровце, к северо-западу от Загреба, столицы Хорватии, в семье хорвата и матери-словенки.

Какой была первая работа Иосипа Броз Тито?

До своей карьеры государственного деятеля Йосип Броз Тито работал слесарем и кочующим слесарем в различных австро-венгерских и немецких центрах. Также он работал слесарем-фрезерным станком.

Как Иосип Броз Тито пришел к власти?

С 1920 года Иосип Броз Тито был организатором Коммунистической партии Югославии (КПЮ). Тито пережил чистки Иосифа Сталина и в 1939 году стал генеральным секретарем КПЮ.После захвата Советским Союзом Югославии с помощью партизан Тито у оккупантов Оси Тито укрепил свой контроль над Югославией, став ее премьер-министром в 1945 году.

Почему Иосип Броз Тито имел большое значение?

В качестве премьер-министра, а затем и президента Югославии Иосип Броз Тито стал первым коммунистическим лидером у власти, бросившим вызов советской гегемонии. Поступая таким образом, он выступал за независимые пути к социализму (иногда называемый «национальным коммунизмом») и продвигал политику неприсоединения к любому из двух враждебных блоков во время холодной войны.

Иосип Броз Тито , оригинальное имя Иосип Броз , (родился 7 мая 1892 года, Кумровец, недалеко от Загреба, Хорватия, Австро-Венгрия [сейчас в Хорватии] — умер 4 мая 1980 года, Любляна, Югославия [сейчас в Словения]), югославский революционер и государственный деятель. Он был генеральным секретарем (позже президентом) Коммунистической партии (Союза коммунистов) Югославии (1939–80), верховным главнокомандующим югославских партизан (1941–45) и Югославской народной армии (1945–80) и маршалом (1943–80), премьер (1945–53) и президент (1953–80) Югославии.Тито был главным архитектором «второй Югославии», социалистической федерации, просуществовавшей со Второй мировой войны до 1991 года. Он был первым коммунистическим лидером у власти, бросившим вызов советской гегемонии, сторонником независимых путей к социализму (иногда его называют « национальный коммунизм »), а также сторонником политики неприсоединения между двумя враждебными блоками в период холодной войны.

Ранние годы

Йосип Броз родился в большой крестьянской семье в Кумровце, к северо-западу от Загреба, столицы Хорватии, в семье хорвата и матери-словенки.Он был учеником слесаря ​​в 1907 году и завершил свое обучение в 1910 году, когда он вступил в Социал-демократическую партию Хорватии-Славонии в Загребе. Проработав странствующим слесарем в различных австро-венгерских и немецких центрах, он был призван в австро-венгерскую армию в 1913 году, прошел унтер-офицерскую подготовку и был отправлен сержантом на войну против Сербии в 1914 году. На Русском фронте в начале 1915 года он был тяжело ранен и взят в плен русскими в апреле 1915 года.После длительной госпитализации его отправили в лагеря для военнопленных, где он познакомился с большевистской пропагандой. В 1917 году он участвовал в июльских демонстрациях в Петрограде (Санкт-Петербург), а после Октябрьской революции присоединился к отряду Красной гвардии в Омске, Сибирь. После контрнаступления белых он бежал в Киргизию (ныне Киргизия), а затем вернулся в Омск, где женился на русской женщине и присоединился к южнославянской секции большевистской партии. В октябре 1920 года он вернулся в свою родную Хорватию (тогда часть только что созданного Королевства сербов, хорватов и словенцев) и вскоре присоединился к Коммунистической партии Югославии (КПЮ).

Карьера Броза как коммунистического активиста была прервана в декабре 1920 года из-за государственного запрета на коммунистическую деятельность. Он потерял работу в загребской слесарной мастерской и переехал в соседнюю деревню, где работал слесарем до 1923 года. Восстановив связи с подпольной КПЮ, он стал местным и региональным партийным функционером и профсоюзным организатором в Хорватии. и Сербия до 1927 года, когда он присоединился к комитету КПЮ в Загребе, быстро став его организационным секретарем.Он продвигал кампанию против партийных функций (так называемая Загребская линия), тем самым привлекая внимание Москвы. Награжденный назначением в апреле 1928 года политическим секретарем Загребского комитета, он возглавил уличные демонстрации против властей после убийства хорватских депутатов в парламенте Белграда в июне 1928 года. Его успех в восстановлении жизнеспособности КПЮ был прерван арестом в августе 1928 года. Полиция обнаружила бомбы в квартире Броза — свидетельство его приверженности новой повстанческой линии Коминтерна, спонсируемой Советским Союзом организации международного коммунизма.Во время судебного процесса, который закончился приговором к пятилетнему сроку, Броз защищался с исключительной храбростью и получил дальнейшее признание партийных властей.

Тюремный срок Броза совпал с установлением королевской югославской диктатуры, которую провозгласил король Александр I, чтобы остановить националистические движения недовольных несербов. В попытке сломить скромное влияние КПЮ правительство арестовало большинство партийных кадров, приговорив многих ее членов к гораздо более суровым срокам, чем у Броза.Несмотря на эти удары, к моменту освобождения Броза в марте 1934 года КПЮ медленно восстанавливалась под гибким руководством в изгнании Милана Горкича. Горкич вызвал Броза в штаб-квартиру КПЮ в Вене, где он попытался заручиться своим сотрудничеством, введя его в Политбюро КПЮ. Именно в это время Броз взял себе псевдоним Тито, один из многих, которые он использовал в подпольной партийной работе. С февраля 1935 года по октябрь 1936 года Тито находился в Советском Союзе, где работал в аппарате Коминтерна.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

К 1937 году Тито все активнее принимал участие в подпольной работе КПЮ в Югославии, где он установил связи с новым поколением боевиков. В 1937–1938 годах чистки Иосифа Сталина опустошили руководство КПЮ, унеся жизни Горкича и большинства других выдающихся ветеранов. Тито нажился на репрессиях (и, вероятно, был соучастником), получив мандат Коминтерна на пополнение руководящих советов КПЮ своими тщательно подобранными помощниками — Эдвардом Карделем, Александром Ранковичем, Милованом Джиласом и Иво Лолой Рибаром.Он был выбран Коминтерном на должность нового генерального секретаря КПЮ, и этот пост он официально занял в 1939 году. На Пятой сухопутной конференции КПЮ, подпольном мини-конгрессе, состоявшемся в Загребе в октябре 1940 года, Тито обрисовал левую стратегию КПЮ, в которой основное внимание уделялось партия о вооруженном восстании и о федералистском решении советского стиля национального конфликта в Югославии. В то время в КПЮ было около 7000 членов, не считая дополнительных 17 200 членов Коммунистического союза молодежи.

Иосип Броз Тито | eHISTORY

«Югославский лидер во время Второй мировой войны.Он боролся с нацистской оккупацией, в 1948 году сделал Югославию независимой от Советского Союза и занимал пост президента до 1980 года ». Йосип Броз родился в Кумровце, Австро-Венгрия, 7 мая 1892 года. Он сражался с австро-венгерской армией во время мировой войны. Я был взят в плен русскими. Он также служил в Красной Армии во время гражданской войны в России 1918-1920 годов. Позже он вернулся в Хорватию и стал видным профсоюзным организатором. В 1929-1934 годах он находился в тюрьме как агитатор.

В 1937 году партия поручила ему реорганизовать Югославскую коммунистическую партию, а в 1941 году он стал лидером югославских партизан, сопротивляющихся оккупационным силам Оси.Именно тогда он принял имя Тито.

Хотя многие из его сторонников были коммунистами, быстро растущие силы Тито включали многих некоммунистов. Хотя правительство Югославии в изгнании поддерживало лидера сербского сопротивления Михайлови, армия Тито и ее успехи вскоре затмили успехи Михайлови и его четников. Его успехи были основаны на быстрой партизанской тактике, его собственной притягательной личности и привлекательности его политической идеи федеративной Югославии для несербских элементов.После первоначального сотрудничества Тито и Михайлови вскоре столкнулись.

К 1943 году Тито имел большую армию и контролировал большую часть Югославии с центром в Боснии. С самого начала у Тито была поддержка Советского Союза, а в 1944 году он получил полную поддержку Великобритании и США. После освобождения Белграда в конце 1944 года он провел переговоры о слиянии королевского югославского правительства и своего собственного совета национального освобождения. В марте 1945 года он стал главой нового федерального югославского правительства.

Уже фактически будучи диктатором Югославии, он одержал крупную победу на выборах в ноябре 1945 года, возглавив Фронт национального освобождения, где доминируют коммунисты.При воздержании оппозиции Тито получил около 80% голосов. Король Петр II был свергнут, и была провозглашена республика.

В качестве премьер-министра и министра обороны с 1945 года маршал Тито правил Югославией как диктатор, подавляя внутреннюю оппозицию, казнив Михайлови и заключив в тюрьму архиепископа Загреба Степинаца. Он национализировал югославскую промышленность и начал плановую экономику. Он не пытался коллективизировать мелких фермеров, но под угрозой суровых наказаний заставлял их передавать государству большие порции своей продукции.

Несмотря на близость к СССР, Тито проводил независимую политику и ограничивал деятельность советских агентов. В 1948 году Коминформ обвинил Тито в отходе от линии партии. Тито отверг обвинения и отказался подчиняться Коминформу, из которого затем была изгнана Югославия.

Уже превратив Югославию в вооруженный лагерь, Тито создал высокоэффективную тайную полицию и вычистил диссидентские элементы в партии. Он сохранил свое положение, несмотря на враждебность СССР и его соседей.Несмотря на то, что он принимал займы от западных держав, он изначально не менял своей внутренней программы. Однако в последующие годы он ослабил многие строгие меры контроля режима, особенно те, которые касались мелких фермеров. В результате Югославия стала самой либеральной коммунистической страной Европы.

Находясь в тесных отношениях с Насером из Египта и Неру из Индии, Тито безуспешно пытался разработать общую политику среди неприсоединившихся стран. Отношения с СССР были то дружескими, то враждебными.В 1968 году вместе с Чаушеску из Румынии Тито возглавил оппозицию советской интервенции в Чехословакии.

Тито был впервые избран президентом в 1953 году и после этого много раз переизбирался. В 1963 году срок его полномочий был ограничен. Он обеспечил преемственность, учредив в 1971 году коллективное президентство из 22 членов, в которое вошли действующие президенты 8 республиканских и провинциальных ассамблей и четырнадцать других, избранных из тех же ассамблей. Их срок составит пять лет.Тито был избран председателем нового президентства в 1971 году, прослужив до 1980 года, года своей смерти.

Спустя тридцать лет после смерти Тито югославская ностальгия изобилует

На рынке в городе Сплит группа пожилых хорватов обсуждает, следует ли установить памятник в честь покойного президента Франьо Туджмана — лидера Хорватии во время войны за независимость от бывшей Югославии.

Здесь не так много споров. Они быстро соглашаются, что достаточно взрослые, чтобы помнить жизнь в Югославии при коммунистическом лидере Иосипе Броз Тито.Вместо Туджмана они предпочли бы статую Тито — человека, которого они до сих пор с любовью называют по прозвищу Джозо.

СЛАЙД-ШОУ: Жизнь Тито в картинках Превосходство Тито от председателя Коммунистической партии до премьер-министра и президента Югославии фактически означало безраздельное правление на протяжении более четырех десятилетий. Сегодня, спустя 30 лет после его смерти и почти 20 лет после распада Югославии, которую он помог создать, Тито по-прежнему вызывает привязанность и уважение, являясь объединяющей фигурой в теперь глубоко разделенном регионе.

Многие на Балканах считают его освободителем Второй мировой войны из-за его руководства партизанским движением югославских партизан против нацистской оккупации. После войны Тито сыграл решающую роль в создании многоэтнической федерации, в которую вошли нынешние Сербия, Черногория, Хорватия, Босния и Герцеговина, Словения, Македония и Косово.

Идея «братства и единства» всех этих национальностей, этнических групп и религиозных убеждений была гимном, который Тито повторял во многих своих выступлениях, заявляя, что за единство Югославии было пролито «море крови» и что никто будет позволено «подорвать его или разрушить изнутри».»

На Западе Тито уважали за то, что он отказался признать Москву как высшую коммунистическую власть и выступил против советского лидера Иосифа Сталина, настаивая на том, чтобы Югославия следовала собственным национальным интересам на пути к социализму.

‘Мягкий диктатор ‘

Даже некоторые люди, ставшие мишенью политических чисток Тито в бывшей Югославии, теперь положительно оценивают его влияние на мировую историю.

Группа словенских туристов фотографируется у бюста Тито в Белграде.Тито сместил Латинку Перович с должности молодого коммунистического функционера в 1972 году после того, как она выступала за демократизацию Югославской коммунистической партии.

Перович, ныне ведущий специалист по современной сербской истории, говорит, что Тито будут помнить как ключевую фигуру в борьбе с фашизмом и «решающую роль» в конечном распаде Советского Союза и Восточного блока.

«Я считаю, что Тито принадлежит к числу таких личностей, которые в определенном смысле разыскивала история, и прежде всего в те роковые годы до и во время Второй мировой войны, а также в 1948 году», — сказал Перович RFE / RL.

«Его знаменитый разрыв со Сталиным в 1948 году был смелым и важным шагом», — говорит Перович. «Он разрушил идеологический и военно-политический монолит Восточного блока, так же как мир был разделен на две сферы влияния, и это был решающий момент для Югославии, который привел к депровинциализации страны, открыв ее для весь мир, и в определенном смысле очеловечивая его «.

Перович говорит, что Тито будут помнить как «мягкого диктатора», который принес стабильность в неспокойный регион с долгой историей этнических конфликтов.

Она говорит, что его также будут помнить как модернизатора, который использовал централизованную власть, чтобы превратить Югославию из «экономически отсталого, в основном аграрного общества, в развитую индустриальную страну».


(СМОТРЕТЬ: Сотни людей пришли засвидетельствовать свое почтение 4 мая к белградскому мемориалу Тито, «Дому цветов».)

В самом деле, многие из тех, кто помнит правление Тито, говорят об относительной терпимости в Югославии. время.

В южном боснийском городе Почитель имам по имени Джемаль Гадара говорит, что религиозная свобода, которую он имел в Югославии Тито, не была похожа на его опыт в любой другой стране.

«Югославия была лучшей страной», — настаивает Гадара. «Я говорю это открыто. И Тито был величайшим государственным деятелем. Я путешествовал по миру. Но такой свободы нигде не было. Я думаю, что такой свободы — и только Бог знает это — больше никогда не будет».

На недавней церемонии ознаменования стратегической уловки, которую Тито применил против возглавляемых нацистами сил в битве за Неретву в 1943 году, Омер Катич, житель центрального боснийского города Бугойно, сказал: «Они должны отметить его как 1000 человек. лет — не просто 30.Он оставил в мире следы, которые никогда не сотрутся. Достаточно представить себе 120 государственных деятелей, которые придут на его похороны ».

Золотая эра запомнилась

Безусловно, силы национализма, которые Тито держал под контролем при своей жизни, высвободятся после его смерти, что приведет к распаду Югославии

Те же самые силы национализма могут сделать ностальгию по бывшей Югославии спорной в странах, которые вели войны за независимость.

Тем не менее, многие теперь считают правление Тито золотой эрой по сравнению с войной за годы до его прихода к власти и десятилетие после его смерти.

Твртко Яковина, историк из Хорватии, говорит, что широта видения Тито, успех его югославской дипломатии и количество встреч Тито с мировыми лидерами сделали его ведущим государственным деятелем своего времени.

«Мне как историку эпохи« холодной войны »кажется, что он едва ли не единственная историческая личность, которую я могу изучать и при этом оставаться в ногу с остальным миром», — говорит Яковина.«Это, наверное, единственный период, когда мои люди играли какую-то ключевую роль в мировых событиях. В свете всего, что произошло с тех пор, это похоже на научную фантастику».

«Тогда мы были счастливее»

Каждый год — чествуя Тито в годовщину его смерти 4 мая 1980 года — тысячи сочувствующих со всей бывшей Югославии посещают его место рождения в Кумровце в Хорватии.

В Хорватии и Боснии были созданы десятки организаций, чтобы сохранить память о Тито.В Словении Тито стал своего рода поп-иконой для молодежи, которая носит футболки и значки с его изображением. А в Белграде — городе, который, возможно, наиболее остро пережил потерю Югославской республики — тысячи людей за последние недели посетили могилу Тито в Югославском историческом музее и музейные выставки, на которых представлены выставки памятных вещей Тито.

Портрет Тито в белградском ресторане Korcagin, наполненный ностальгией по коммунистическим и югославским временам Для 61-летней жительницы Белграда Любицы Гулич такие выставки вызывают воспоминания о времени, когда жизнь была проще, а жители Белграда жили более комфортно и благополучно. жизни, чем люди в других коммунистических странах.

«Я вспоминаю президента Тито, потому что это был один из самых беззаботных периодов в моей жизни. По сравнению с настоящим, тогда я был счастлив и доволен. Я ничего не боялся. Теперь я не могу заснуть, потому что я боится, что что-то случится », — говорит Гулич.

«Независимо от того, кто думает, что [эпоха Тито] была периодом страха, на мой взгляд, она была более мирной. Люди были счастливее. [Тито] обладал харизмой».

Тридцатилетняя жительница Белграда Нерманья Петрович слишком молода, чтобы помнить жизнь при Тито.Родившийся 4 мая 1980 года — в день смерти Тито — он является первым поколением, которое знает о Тито только из историй, рассказанных теми, кто старше его.

«Я знаю все исторические факты. Это было время, когда люди жили комфортно», — говорит Петрович. «Но есть еще один аргумент — что мы теперь расплачиваемся за эту прекрасную жизнь [в те времена]».

Петрович считает, что после смерти Тито было достаточно времени, чтобы избежать распада Югославии и войн 1990-х годов, если политические лидеры предприняли правильные шаги.Он заключает, что обвинять Тито в нынешних проблемах Сербии «не имеет смысла и не может принести ничего хорошего».

Корреспонденты Балканской службы Радио Свободная Европа / Радио Свобода внесли свой вклад в этот отчет из Сербии, Боснии и Герцеговины и Хорватии

Историческая справка: крах Югославии

Историческая справка: крах Югославии
История вопроса

Распад Югославии

Во время Холодная война, Югославия была коммунистическим государством во главе с Иосипом Тито.Это был федеративная система республик, которая управляла некоторым местным самоуправлением под централизующим влиянием коммунистической партии. Югославия активно продвигала себя как альтернативу советской модели. Одно из основных различий заключалось в том, что коммунистический режим в Югославии допускал развитие городской интеллигенции и профессионального класса, что позволило Югославии представить себя как более прогрессивное коммунистическое государство (Эрик Горди, Культура власти в Сербии, [University Park, PA: Penn State University Press, 1999], 9–11).В 1974 году Тито ввел новую конституцию, которая передала республикам значительную автономию управления. После смерти Тито в 1980 году лидеры шести республик начали отнимать власть у федерального правительства. Наиболее обращались к темам национализм для содействия большему единству среди доминирующих этнических групп в своих республиках. Сербские националисты выделялись своим более агрессивным призывом объединить сербов по всей Югославии в более крупное сербское государство.

В начале 1990-х годов коммунистическая Югославия подверглась насильственному расколу, поскольку республики боролись за утверждение себя как суверенные страны.Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина и бывшая югославская Республика Македония стала независимой, и каждая из них вступила в конфликт с центральной республикой Сербией, которая стремилась сохранить как можно большую часть старой югославской структуры. В конце концов, Сербия смогла сохранить союз только с Черногорией. Таким образом, кризис 1999 г., связанный с ультиматумом в Рамбуйе, натравил НАТО против одной только Сербии (хотя правительство в Белграде продолжало называть себя вместе с Черногорией «Югославией»).

На протяжении 1990-х годов Балканы были отмечены конфликт. Международное сообщество сначала оставалось не вовлеченным в распад Югославии и вмешивалось только тогда, когда возникла угроза этнического геноцида. Самые ожесточенные бои в регионе произошли во время гражданской войны. война, разразившаяся в 1991 году в Боснии и Герцеговине между тремя основными этническими группами страны — сербами, хорватами и мусульманами, а также в сербском анклаве (Краина) вдоль хорватско-боснийской границы.И Сербия, и Хорватия снабжали и поощряли своих этнических собратьев. Боснийские и краинские сербы фактически создали свои министры в Боснии и Герцеговине и Хорватии, вытеснив несербских мирных жителей из региона посредством террора и прямого нападения. Когда миротворческие усилия ООН не смогли сдержать насилие, НАТО во главе с США взяла на себя более непосредственную роль, в конечном итоге используя ограниченные удары с воздуха в 1995, чтобы остановить боевые действия вокруг столицы Боснии Сараево. Бомбардировка привела непосредственно к мирным переговорам в Дейтоне, штат Огайо, и Дейтонские мирные соглашения, подписанные лидерами Сербии, Хорватии и Боснии.Соглашение было поддержано военной мощью НАТО, которая разместила в Боснии наземные войска для разделения и разоружения враждующих группировок. Лидеры Западной Европы и США обвинили Сербию в конфликте в Боснии и Герцеговине и направили большую часть своего давления в Дейтоне против лидера сербов Слободана Милошевича.

К 1999 году Сербия была другим местом, чем в 1995 году, а Косово — провинция в составе Сербии — представляло собой совсем другую проблему, чем проблема Боснии и Герцеговины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *