Ю рий влади мирович андро пов: Андропов Юрий Владимирович

Содержание

Андропов Юрий Владимирович



Андропов Юрий Владимирович

1914-1984

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Юрий Владимирович Андропов

Официальная справка члена Политбюро

Андропов Юрий Владимирович (02(15). 06.1914— 09.02.1984), член партии с 1939 г., член ЦК с 1961 г., член Политбюро ЦК с 27.04.73 г. (кандидат с 21.06.67 г.), секретарь ЦК 23.11.62 — 21.06.67 гг. и с 24.05.82 г., Генеральный секретарь ЦК с 12.11.82 г. Родился на ст. Нагутская Ставропольского края. Русский. В 1936 г. окончил Рыбинский техникум водного транспорта,, учился в Петрозаводском государственном университете, окончил ВПШ при ЦК КПСС. Трудовую деятельность начал рабочим телеграфа в Моздоке. С 1936 г. на .комсомольской работе: с 1937 г. секретарь, первый секретарь Ярославского обкома, с 1940 г. первый секретарь ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР. С 1944 г. на партийной работе: с 1947 г. второй секретарь ЦК КП(б) Карело-Финской ССР, с 1951 г. в аппарате ЦК КПСС. С 1953 г. на дипломатической работе: в 1954—1957 гг. посол СССР в ВНР. С 1957 г. зав. Отделом ЦК КПСС, одновременно с 1962 г. секретарь ЦК КПСС.

В 1967 — 1982 гг. председатель КГБ СССР, генерал армии (с 1976 г.). С мая 1982 г. секретарь, с ноября 1982 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС, одновременно с 1983 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Депутат Верховного Совета СССР 3, 6—10 созывов. Герой Социалистического Труда (1974 г.). Похоронен на Красной площади в Москве.

Известия ЦК КПСС, 7 (306) июнь 1990.


Генеральный секретарь ЦК КПСС

АНДРОПОВ Юрий Владимирович (1914—1984) — советский государственный и партийный деятель.

Трудовую деятельность начал в 1930 г. В 1930-х гг. работал в органах ВЛКСМ, с 1939 г. — член ВКП(б), с 1944 г. — на партийной работе — прошел путь от второго секретаря Петрозаводского горкома до ответственного работника в аппарате ЦК КПСС (1951).

В 1953—1957 гг. — на дипломатической работе — Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Венгерской Народной Республике, участвовал в подавлении восстания против коммунистического режима в Венгрии (1956).

С 1957 г. — заведующий отделом ЦК КПСС, в 1962-1967 гг. — секретарь ЦК КПСС. В 1967-1982 гг. — пред. КГБ. В ноябре 1982 — феврале 1984 г. — Генеральный секретарь ЦК КПСС, одновременно (с 1983) — Пред. Президиума Верховного Совета СССР.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 16-17.


В Политбюро третий после Ежова и Берии

Андропов Юрий Владимирович (1914, станица Нагутская, Ставропольский край — 1984, Москва) — сов. гос. и парт. деятель. Член КПСС с 1939. Трудовую деятельность начал рабочим, был матросом на волжских судах, учился в техникуме водного транспорта. С 1936 на комсомольской работе. В 1940 стал первым секретарем ЦК ЛКСМ Карелии. Во время войны Андропов участвовал в партизанском движении Карелии. С 1944 на партийной работе. С 1953 посол СССР в Венгрии. С 1957 — зав. отделом, а с 1962 — секретарь ЦК КПСС по соц.. странам. В 1967 — 1982 был председателем КГБ, а в 1973 стал членом Политбюро, оказавшись третьим чекистом, после Ежова и Берии, вошедшим в этот орган.

В 1974 ему присвоено звание Героя Соц. Труда. Как руководитель КГБ был близким соратником Л.И. Брежнева и разделяет с ним ответственность за афганскую военную авантюру. В своем письме к П.Л. Капице (Коммунист. 1991. N 71) А. обосновывал справедливость репрессий по отношению к физикам и правозащитникам Ю.Ф.Орлову и А.Д Сахарову. Играя на честолюбии Брежнева, А. внес свой вклад в создание его культа. В 1982 стал секретарем ЦК КПСС. После смерти Л.И. Брежнева, добившись поддержки большинства Политбюро, стал Генеральным секретарем ЦК КПСС. Т.к. экономические реформы в СССР были в какой-то мере возможны, а политические исключены в силу природы тоталитарного гос-ва. Андропов, не стремясь реформировать систему в целом, попытался решить существовавшие проблемы путем административно-бюрократической перестройки: «Не размывать марксистско-ленинское учение, а наоборот, бороться за его чистоту… вот путь к познанию и решению новых проблем».
По инициативе А. начались жесткие меры по укреплению трудовой дисциплины; устраивались облавы в магазинах, кинотеатрах и др. в целях выявления людей, находящихся не на работе в рабочее время, сурово наказывали за минутные опоздания. Активно боролись с пьянством на производстве, но антиалкогольных кампаний не проводили и один из сортов дешевой водки народ называл «андроповка». Попытки борьбы Андропова с хищениями, взяточничеством, коррупцией были положительно восприняты массовым сознанием. Человек честный и убежденный в своей правоте, он тем не менее не нес ничего, кроме «просвещенного» сталинизма. Андропов умер через пятнадцать месяцев после прихода к власти, не успев ничего совершить.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


Именем Андропова…

Юрий Владимирович Андропов (1914-1984), многолетний шеф КГБ и один из последних генеральных секретарей ЦК КПСС, в массовом сознании стал героем официозного мифа. В этом мифе Андропов, пришедший на смену сибариту Брежневу, «распустившему страну», выглядит человеком дела, приверженцем порядка, борцом с коррупцией и вообще реформатором, которому просто не хватило времени, чтобы преобразить отечество. На этот миф активно поработала «прогрессивная» партийная верхушка времен Горбачева (все они, включая и самого Михаила Сергеевича, были андроповскими выдвиженцами, а потому о своем бывшем покровителе отзывались уважительно, как о человек умнейшем и культурнейшем). Бытовала даже версия, будто и сама перестройка была спроектирована в недрах КГБ под чутким руководством Андропова. Кем же в реальности был этот деятель?

Андропов всю жизнь скрывал факты своей настоящей биографии, они до сих пор не ясны. По его собственной версии, рано умерший отец работал на железной дороге. Мать-учительница вышла замуж вновь, но вскоре умерла, а в семье отчима Юра не прижился и в тринадцать лет начал самостоятельную жизнь. По другой версии, его мать была служанкой в доме богатого еврейского торговца, который дал беременной женщине богатое приданое и выдал ее замуж за подвернувшегося под руку холостяка. Есть версия, что фамилия матери Андропова была Файнштейн. По иным версиям, отцом его был то ли осетин, то ли казак.

В юности Андропов работал помощником киномеханика, рабочим на телеграфе, матросом речного флота. В 1936 г. закончил Рыбинский техникум водного транспорта; это было его единственное оконченное образование (позже он какое-то время учился в Петрозаводском университете, а также получил диплом без обучения в Высшей партийной школе при ЦК КПСС). Карьера молодого Андропова складывалась типично: сначала комсорг, потом освобожденный комсомольский работник. В 1939 он вступил в ВКП(б), в 1940 стал первым секретарем ЦК комсомола Карелии. Уезжая на работу в Петрозаводск, оставил в Ленинграде первую жену с двумя детьми (младший из этих детей, Владимир, стал трижды судимым уголовником). В Карелии Андропов женился на молодой  диверсантке из отряда, готовившегося к засылке на финскую территорию.

С середины 1930-х гг. Андропов стал работать на НКВД в качестве осведомителя.

Он добровольно продолжил это занятие даже после приказа Берии, предписавшего в 1938 г. сотрудникам госбезопасности прервать агентурную работу с членами партийно-комсомольской номенклатуры. Во время войны с Германией, курируя по линии ВЛКСМ партизанское движение Карелии, Андропов также не забывал «давать информацию» на своих коллег опекавшему его чекисту Гусеву. По протекции первого секретаря ЦК компартии Карело-Финской АССР Куусинена * Андропов стал вторым секретарем этого ЦК, а в 1951 г. — инспектором ЦК ВКП(б). Приняв новую должность, Андропов тут же послал в МГБ донос на своего бывшего шефа (за что в ЦК его будут называть «человеком с душком»). После смерти Сталина и ареста Берии Андропова перевели на работу в МИД. С 1954 г. он служил в посольстве СССР в Будапеште: сначала советником, затем — послом.

В Венгрии, жестоко пострадавшей от репрессий в предыдущее десятилетие, началось тогда мощное движение за десталинизацию и возрождение национального государства.

После осудившего культ Сталина ХХ съезда КПСС, сталинист Матьяш Ракоши был смещен с поста главы венгерской компартии и государства. Это место занял его заместитель Эрне Гёре, что оппозицию не удовлетворило. В октябре 1956 начались демонстрации с требованиями демократизации, возвращения конфискованной собственности, выхода из системы Варшавского договора. Венгерские коммунисты вынуждены были назначить главой правительства популярного политика Имре Надя. В стране начались расправы с сотрудниками карательных органов и сталинистами. «Вы не представляете, что это такое — стотысячные толпы, никем не управляемые, выходят на улицы…» — рассказывал позже Андропов советскому дипломату Трояновскому. После докладов вернувшихся из поездки в Венгрию Суслова и Микояна политбюро ЦК КПСС решило подавить венгерскую революцию любой ценой.

 Андропову в этом деле была поручена роль «доброго следователя». Он вел переговоры с Надем, убеждал его, что СССР стоит за демократические преобразования, тогда как в Ужгороде уже формировалось лояльное Москве правительство Яноша Кадара. Андропов заманил в ловушку и арестовал одного из руководителей восстания, начальника будапештской полиции Шандора Копачи. Последний потом писал, что за несколько минут до ареста он «увидел Андропова, улыбающегося своей знаменитой добродушной улыбкой. Но при этом казалось, что за стеклами его очков разгорается пламя. Сразу становится ясно, что он может улыбаясь убить вас — это ему ничего не стоит».

Антикоммунистическая революция была подавлена главным образом посредством введения на территорию Венгрии советских войск.

Чтобы выманить Имре Надя из югославского посольства, где тот скрывался после подавления революции, Андропов дал ему честное слово, что выпустит его из страны. Но на границе с Румынией советские агенты его арестовали и через полтора года он был повешен в Будапеште в числе тех 229 человек, кого казнили официально по обвинению в мятеже. Всего же в Венгерской революции погибло около трех тысяч венгров и почти тысяча советских солдат; 30 тыс. венгров были осуждены к тюремному заключению, 130 тыс. бежали за границу. Во всех этих смертях и разбитых судьбах немалая доля вины Андропова. 

После возвращения из Венгрии Андропов стал завотделом ЦК по связям с социалистическими странами,  а в 1967 г. занял пост председателя КГБ. На этом посту Андропов продолжил начатую до него «чистку» КГБ от питомцев Берии, но увольняя их, находил им «теплые» места в разных НИИ и министерствах. Эти старые чекисты продолжали сотрудничать с КГБ, получая в качестве агентурного вознаграждения разницу между прежним и новым окладом. Умение сохранять старое в новой оболочке  характерно для всей деятельности Андропова. Например, когда в 1971 г. к англичанам перешел капитан Лялин, сотрудник управления, занимавшегося организацией терактов и убийств, Андропов объявил о ликвидации этого управления, но на деле лишь преобразовал его в отдел и запретил офицерам КГБ самим участвовать в «акциях». Для совершения заграничных терактов КГБ стал использовать немцев, болгар или арабов. Не брезговал Андропов и организацией терактов внутри страны. Есть версия, что гибель в результате несчастных случаев нескольких высокопоставленных представителей советской номенклатуры (например, первого секретаря ЦК КП Белоруссии Петра Машерова в 1980 г.), а также нескольких диссидентов (например, Богатырева), была организована подчиненными Андропова по его приказу.

Главным своим делом на посту председателя КГБ Андропов считал борьбу с инакомыслием. На время его правления этим ведомством приходятся жестокая борьба с правозащитным движением, введение танков в Прагу, противодействие еврейской эмиграции. Многих диссидентов в те годы отправили в психиатрические больницы под тем предлогом, что нормальный человек не может быть противником советской власти. Принудительное «лечение» психотропными препаратами превращало и здоровых людей в физически и душевно больных. По инициативе Андропова были изгнаны за границу А.И. Солженицын, А.А. Галич и другие писатели, деятели культуры, правозащитники. В 1980 г. был отправлен в ссылку в г. Горький академик А. Д. Сахаров. К 1980-м годам страна превратилась в интеллектуальную пустыню: почти все известные инакомыслящие были либо высланы, либо посажены.

В 1976 г., когда здоровье Брежнева резко ухудшилось, Андропов получил шанс стать лидером СССР. Достижению этой цели мешало то, что верхушка партии была настроена против него. И по указанию Андропова его личная разведка (отдел «П» первого главного управления КГБ) начала сбор компромата на руководство страны, включая семью Брежнева.

В декабре 1979 г., когда принималось решение о вводе войск в Афганистан, Андропов, был против, но уступил другим партийным руководителям. Это не ослабило его стремления к власти. В 1982 г. Брежнев умер и Андропов стал первой фигурой в государстве. Позднее, чтобы еще больше укрепить свою власть, он совместил должность генерального секретаря ЦК партии с постом председателя Президиума Верховного Совета СССР.

Став Генеральным секретарем, Андропов провозгласил курс на социально-экономические преобразования. Однако, вместо реальной модернизации экономики последовал лишь новый виток охранительно-запретительных мероприятий. Изменения свелись к «укреплению трудовой дисциплины» с помощью облав на «прогульщиков». Эта анекдотическая мера была несоизмерима с реальными требованиями народного хозяйства.

Придя к власти, Андропов был уже тяжело больным человеком, и после неудачной операции в октябре 1983 г. оказался прикован к постели. В кремлевской верхушке начинается новый виток борьбы за власть. Высшая партноменклатура во главе с министром обороны Устиновым решает сделать генеральным секретарем Черненко. Многие месяцы подключенный к аппаратам, поддерживающим жизнедеятельность, Андропов умер 9 февраля 1984 г.

В Москве существует проспект Андропова. На здании ФСБ в 2000 г. была установлена его мемориальная доска, а в Рыбинске и Петрозаводске ему в 2004 г. установили памятники. Существует стипендия им. Андропова.

Черная книга имен, которым не место на карте России. Сост. С.В. Волков. М., «Посев», 2004.

Примечание ХРОНОСа

* — «…первого секретаря ЦК компартии Карело-Финской АССР Куусинена…» — В официальных биографиях Куусинена не значится такой должности. С 1940 года он занимал должность Председателя Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР. А с 1957 года он уже секретарь ЦК КПСС. Примечание подготовил Федор Кузнецов.


Далее читайте:

Члены руководящих органов ЦК КПСС (биографический справочник).

Антисионистский комитет советской общественности (АКСО).

Разрушение СССР: Действующие лица и исполнители. (Биографический справочник).

Изучаем деятельность Андропова:

ГБ под руководством Ю.В. Андропова. Глава I. Перечитывая заново: неизвестный Андропов. Фрагмент из книги «Команда Андропова» М., 2005.

Хлобустов Олег. Отягощенная наследственность госбезопасности (Глава из книги «Андропов: КГБ СССР. 1954 – 1991).

Хлобустов Олег. Андропов и Политбюро ЦК КПСС. (Глава из книги «Андропов: Портрет на фоне Кремля»). 07.08.2009

Хлобустов Олег. Феномен Андропова.

Хлобустов Олег. Во что он верил. «Тайное досье» Ю.В. Андропова.

Хлобустов Олег. АкКонференцЮВА. 04.06.2009

Из бумаг Андропова:

Из телеграммы Ю.В.Андропова в МИД СССР о беседе с Э.Герё о нарастании общественно-политического кризиса в Венгрии, 9 июля 1956 г.

Из телеграммы Ю.В.Андропова в МИД СССР о беседе с З.Вашем о его точке зрения на причины, характер и пути преодоления общественно-политического кризиса в Венгрии, 14 октября 1956 г.

Телефонограмма И.А.Серова и Ю.В.Андропова из Будапешта в ЦК КПСС об отправке арестованных венгров на территорию СССР, 14 ноября 1956 г.

Литература:

Медведев Р. Генсек с Лубянки: (Политическая биография Ю. В.Андропова). М., 1993.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ


ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,
Редактор Вячеслав Румянцев
При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС

Андропов Юрий Владимирович — Время СССР

Юрий Владимирович Андропов родился 15 июня 1914 года на станции Нагутская Ставропольской губернии в семье железнодорожного смотрителя Владимира Андропова. В 1919 году, когда Юрию было пять лет его отец умирает и он продолжает воспитываться матерью Евгенией Флекенштейн (в некоторых источниках — Файнштейн). В 1921 году мать Андропова выходит за муж за помощника машиниста, который становится отчимом Юрия.

Перед тем как поступить в техническое училище, а позже в Петрозаводский университет Андропов работал по многим профессиям: был оператором на телеграфе, крутил кинопроектор в кинотеатрах, и даже был лодочником в Рыбинске (этот волжский город позже был переименован в Андропов, но в 1989 году ему было возвращено первоначальное название).

По окончании университета Юрия Андропова направили в Ярославль, где он в 1938 году возглавил местную комсомольскую организацию. В 1939 году он вступил в КПСС. Активная деятельность, которую молодой работник развил по партийной линии, была отмечена старшими «соратниками» по партии и была по достоинству оценена: уже в 1940 году Андропова назначили главой Комсомола в недавно созданной Карело-Финской ССР. После Великой Отечественной войны Андропов работал вторым секретарем ЦК КП(б) Карело-Финской ССР (1947—1951).

Отправной точкой блестящей государственной карьеры Андропова стал его перевод в Москву в 1951 году, где его порекомендовали в Секретариат ЦК. В те годы Секретариат был кузницей кадров будущих крупных партийных работников. Тогда же его заметил главный партийный идеолог, в будущем «серый кардинал» Михаил Суслов.

С июля 1954 года по март 1957 года Андропов был послом СССР в Венгрии и сыграл одну из ключевых ролей во время подавления Венгерского мятежа 1956 года и установления просоветского режима.

По возвращении из Венгрии Юрий Владимирович Андропов начал весьма успешно и динамично продвигаться по партийной иерархической лестнице. На XXI съезде КПСС (1961) его избирают членом ЦК (1961–1984), после чего следует назначение секретарём ЦК (1962–1967).

Уже в 1967 году его назначили главой КГБ (Председателем Комитета Государственной Безопасности при Совете Министров СССР) на смену В. Е. Семичастному. Политика Андропова на посту руководителя КГБ была, естественно, созвучна политическому режиму того времени. В частности, именно ведомство Андропова реализовывало преследования диссидентов, среди которых были такие известные личности, как Бродский, Солженицын, Вишневская, Ростропович и другие. Их лишали советского гражданства и высылали из страны. Но помимо политических преследований КГБ во время руководства Андропова занималось и своими прямыми обязанностями — оно неплохо обеспечивало государственную безопасность СССР.

Уже на посту главы КГБ Юрия Андропова избрали членом Политбюро ЦК КПСС (1973–1984). Когда в конце 1982 года стала очевидна скорая смерть Л. И. Брежнева, Андропов оказался наиболее реальным преемником Брежнева на посту Генерального секретаря ЦК КПСС. Так и случилось 12 ноября 1982 года, через несколько дней после смерти Брежнева: Андропов был избран генсеком на Пленуме ЦК. Ранее, в мае 1982 года он покинул пост председателя КГБ. Для консолидации своей власти Андропову была необходима должность Председателя Президиума Верховного Совета СССР, на которую он был избран 16 июня 1983 года.

Юрий Владимирович Андропов на посту главы государства предполагал провести ряд реформ, однако слабое здоровье не позволило ему претворить свои планы в жизнь. Уже осенью 1983 года его перевезли в больницу, где он постоянно находился до своей смерти 9 февраля 1984 года. Ю. В. Андропов похоронен с почестями у Кремлёвской стены.

Андропов формально находился у власти 15 месяцев. Он действительно хотел реформировать Советский Союз, пытаясь преодолеть надвигавшийся социально-экономический кризис, но не успел завершить начатое. А населению время правления Андропова запомнилось ужесточением дисциплинарной ответственности на рабочих местах и массовыми проверками документов днем на предмет выяснения, почему лицо в рабочее время находится не на рабочем месте, а гуляет по улице или посещает кинотеатры, магазины или пивные.

Вместе с тем, Андропов был активным борцом против многочисленных привилегий, которыми пользовались работники партийного и государственного аппарата; он подал личный пример, отказавшись от значительной их части. Отчасти поэтому у значительной части граждан короткая «эпоха Андропова» вызывала поддержку и сочувствие, что может объясняться и ностальгией по крепкой «железной руке». После смерти Ю. В. Андропов меньше других руководителей советского государства подвергался критике в СМИ, его политика чаще других вызывала поддержку в общественном сознании.

Юрий Владимирович Андропов — Генеральный секретарь ЦК КПСС в 1982—1984, Председатель Президиума Верховного Совета СССР в 1983—1984, фактический глава Советского Союза и КПСС после смерти Л. И. Брежнева.

  • 1982–1984 — продолжается участие советских войск в войне в Афганистане.
  • 1983 — создание комиссии М. С. Горбачёва — Н. И. Рыжкова для подготовки экономической реформы.
  • 1983 — Закон «О трудовых коллективах и повышении их роли в управлении предприятиями».
  • Ноябрь 1983 — кризис в советско-американских отношениях. Заявление Андропова об отказе СССР от Женевских переговоров об ограничении и сокращении стратегических вооружений в Европе и размещении в ГДР и ЧССР ракет среднего радиуса действия в ответ на размещение ракет Першинг-2 в ФРГ.
  • С лета 1983 — арест 15 тысяч сотрудников Главторга Мосгорисполкома в рамках борьбы с коррупцией в торговле, в том числе директора Елисеевского магазина в Москве.
  • 1984 — начато расследование «Хлопкового дела».

Юрий Владимирович Андропов

Советский лидер Лури Владимирович Андропов (1914-1984) в течение 15 лет возглавлял советскую тайную полицию. После смерти Леонида Брежнева в 1982 году он на 16 месяцев стал правителем Советского Союза.

Юрий Андропов родился 15 июня 1914 года в Ставропольской губернии на юго-востоке России, где его отец был железнодорожником. Он учился в средней профессиональной школе, чтобы научиться речному судоходству, которую окончил в 1936 году. К тому времени он уже был активным членом Союза коммунистов (комсомольцев), организуя советскую молодежь для помощи Коммунистической партии.

Несколько лет работал техником на водных путях в бассейне реки Волги. В 1940 году он начал новую карьеру в комсомольской организации, занимаясь организацией молодежи на территории, только что отвоеванной у Финляндии в ходе советско-финляндской войны 1939-1940 годов. Он продолжил эту работу и во время Второй мировой войны, помогая координировать партизанские действия в районах, контролируемых финской армией. После войны он был назначен на должность советского администратора в регионе.

В сталинские годы оставался мелким чиновником. Хотя он верно служил своему сталинскому начальству, он не был замешан в тайном полицейском терроре того периода.

Его подготовка в сочетании с отсутствием причастности к преступлениям Сталина сделали его хорошим кандидатом для продвижения по службе после смерти Сталина в 1953 году. Его продвижение по службе началось, когда он поступил на советскую дипломатическую службу. После непродолжительного обучения в Москве он получил в 1953 г. назначение в советское посольство в Венгрии, стране-сателлите СССР. В следующем году он был назначен послом в Венгрии и занимал эту должность до 1957 года. За это время он помог отстранить от власти венгерского сталинистского лидера.

В конце 1956 года венгры попытались освободиться от советского контроля в результате яростного восстания, быстро подавленного советскими войсками. Деятельность Андропова в репрессиях неизвестна. Вероятно, он способствовал восстановлению власти лояльных Советскому Союзу венгерских коммунистов во главе с Яношем Кадаром. Андропов хорошо выполнил свою работу. В 1957 году он вернулся в Москву, чтобы возглавить отношения между Коммунистической партией СССР и другими коммунистическими странами, включая европейские сателлиты, коммунистические государства Восточной Азии, а затем и Кубу. Он занимал этот пост в течение 10 лет, приобретя за это время значительный опыт в международных отношениях.

В 1967 году его политические обязанности значительно возросли. В том же году он был назначен председателем советской тайной полиции (КГБ, аббревиатура от Комитета государственной безопасности). Он был выбран советскими лидерами в Политбюро по двум основным причинам. Во-первых, он не был сталинистом; они могли положиться на него в сохранении партийного контроля над тайной полицией. Во-вторых, он не был близким сторонником Брежнева, и на него можно было рассчитывать, что КГБ не попадет под контроль нового лидера партии. Одной из главных задач, стоявших перед Андроповым, было восстановление престижа тайной полиции, чья репутация сильно пострадала в предыдущие годы, когда публичное разоблачение сталинских преступлений выявило ее чудовищные злоупотребления властью при проведении операций. Сталинский террор. В то же время ему пришлось заставить замолчать таких советских «инакомыслящих», как физик Андрей Сахаров и писатель Александр Солженицын, которые требовали дальнейшей десталинизации и публично протестовали против нарушений прав человека в Советском Союзе. Об их деятельности сообщалось, а их труды публиковались на Западе.

Андропов оставался председателем КГБ 15 лет, дольше, чем любой другой начальник тайной полиции после смерти Сталина. Своим длительным сроком службы он был обязан своим успехам на работе. За эти годы КГБ стал одной из самых эффективных организаций тайной полиции в мире. Организовал общественную кампанию по поднятию авторитета КГБ среди советского населения. Похоже, он не позволял офицерам КГБ злоупотреблять своей властью ради личной выгоды, как это делали другие партийные и полицейские чиновники. К началу 19В 80-е годы Андропов накопил материалы расследований КГБ, чтобы доказать широкое распространение взяточничества и коррупции в советской бюрократии. Он назначал верных партийных чиновников на высокие посты в КГБ и зарекомендовал себя как эффективный и неподкупный человек. Его годы руководства тайной полицией сделали его главным претендентом на то, чтобы стать следующим лидером Советского Союза.

Тем временем ему удалось ликвидировать общественное инакомыслие в Советском Союзе. Он использовал несколько методов репрессий. КГБ арестовывал инакомыслящих за нарушение законов о запрете «антисоветской пропаганды». Их приговорили к годам каторжных работ в лагерях для военнопленных. Другие были отправлены без суда в психиатрические больницы для душевнобольных, где их лечили психоактивными веществами. Наиболее видные инакомыслящие, защищенные от сурового наказания своей международной известностью, должны были согласиться на постоянную ссылку за границу. К концу 19К 70-м годам КГБ практически уничтожил все группы, защищавшие права человека и свободы личности в Советском Союзе, и заставил публично замолчать преступления Сталина.

Андропов был награжден за свой успех. В 1973 году он стал членом правящего партийного комитета, Политбюро. В то время он был ее самым молодым участником. В середине 1982 года его коллеги по комитету назначили его преемником Брежнева, сделав его членом Секретариата и разрешив ему уйти с поста председателя тайной полиции. В течение двух дней после смерти Брежнева 10 ноября 19 г.82 года он получил официальное партийное назначение генеральным секретарем.

Андропову оставалось недолго быть лидером Советского Союза. В те месяцы он начал омолаживать партийное руководство и проводить новую политику. Он назначил в Политбюро молодых коммунистов, в том числе молодого специалиста по сельскому хозяйству Михаила Горбачева. Он начал кампанию против коррупции, используя тайную полицию для поиска и наказания виновных в государственном и партийном аппарате. Он пытался улучшить промышленное производство, вводя меры, наказывающие прогулы и поощряющие производительность. Наконец, он начал «мирное наступление», призванное ограничить размещение новых американских ядерных ракет в Европе. Когда в начале сентября 1983 советский истребитель сбил южнокорейский авиалайнер, пролетавший над советским воздушным пространством, он защищал поспешные действия своих пограничных войск. Международный протест по поводу этого инцидента серьезно ухудшил отношения СССР со странами Запада.

В конце 1983 года Андропов тяжело заболел. Страдая неизлечимой болезнью почек, добивался согласия своих коллег по Политбюро на назначение Михаила Горбачева своим преемником. Однако более старший член Политбюро Константин Черненко (которого Брежнев изначально поддерживал) смог предотвратить этот шаг и заявил о преемственности для себя. Андропов умер 19 февраля.84.

Реклама

Дополнительная литература об Андропове Юрии Владимировиче

Биографические сведения об Андропове скудны. Лучшее исследование — Жорес Медведев, Андропов: взгляд изнутри на власть и политику в Кремле (1984). Ссылки на его работу в качестве главы тайной полиции можно найти в John Barron, KGB (1974). См. также Джерри Хаф, «Советское правопреемство: проблемы и личности», Проблемы коммунизма, , сентябрь-октябрь, 19.82.

Дополнительные источники биографии

Бейхман, Арнольд., Андропов, новый вызов Западу, Нью-Йорк: Штейн и Дэй, 1983.

Эбон, Мартин., Дело Андропова: жизнь и идеи Юрий В. Андропов, генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза, Нью-Йорк: McGraw-Hill, 1983.

Медведев, Жорес А., Андропов, Хармондсворт, Миддлсекс, Англия; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Penguin Books, 1984.

Стил, Джонатан., Андропов у власти: от комсомола до Кремля, Гарден-Сити, Нью-Йорк: Anchor Press/Doubleday, 1984, 1983.

Юрий Андропов, секретный проход в Кремль, Нью-Йорк: Macmillan; London: Collier Macmillan, 1983.

Юрий Владимирович Андропов

Естественно, Андропову, как коммунисту и идеологу коммунистического движения, было поручено продолжить преследование политических противников из числа инакомыслящих, представляющих потенциальную угрозу системе. Андропов чувствовал эту угрозу, хотя и понимал ее аморфность и неконформность. Он был противником сталинизма и массовых репрессий,

В конце 1960-х годов Андропов восстановил систему специальных отделов в вузах и на предприятиях, следивших за общественными настроениями. В аппарате ЦК были ликвидированы отделы по борьбе с идеологической диверсией, а их функции были возложены на КГБ. Это не означало возврата к монопольной роли КГБ, как у сталинского НКВД-МГБ, но усиливало его значение. КГБ курировал один из отделов ЦК КПСС, который разрабатывал директивы для всех правоохранительных органов. В то же время усилилось обратное влияние КГБ на систему власти. Сам Андропов стал кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС.

При Андропове репрессии против инакомыслящих несколько сократились в количественном отношении, но усилились качественно. Уголовные дела велись по делу А. Гинзбург, Ю. Галансков, А. Литвинов, Л. Богораз, П. Григоренко, Н. Горбаневская, Р. Пименов, Б. Вайль, А. Амальрик, В. Буковский. Расширялась география репрессий — аресты и процессы происходили на территории Прибалтики, Украины, Грузии и т. д. Хотя процессы были закрытыми, информация об их ходе просачивалась в западную прессу и доводилась до населения СССР через радиостанции ЦРУ и др.

В этот период стали применять психиатрическое «лечение», к которому обращались В.Буковский, П.Григоренко, Ю.Медведев, Л.Иви. Андропов направил в ЦК письмо с планом более активного использования сети психиатрических больниц для изоляции активных диссидентов. Политическое злоупотребление психиатрией в Советском Союзе исходило из представления о том, что люди, выступавшие против советского режима, были психически больными, потому что не было другого логического объяснения, почему можно выступать против лучшей социально-политической системы в мире. Диагноз вялотекущая шизофрения, старая концепция, разработанная Московской школой психиатрии и, в частности, ее руководителем профессором Андреем Снежневским, предоставила очень удобную основу для объяснения такого поведения. Согласно теориям Снежневского и его коллег, шизофрения была гораздо более распространена, чем считалось ранее, поскольку болезнь могла протекать с относительно легкими симптомами и прогрессировать только позже.

И, в частности, вялотекущая шизофрения расширила рамки, поскольку, по мнению Снежневского и его коллег, больные с этим диагнозом могли практически нормально функционировать в социальном плане. Их симптомы могут напоминать симптомы невроза или приобретать параноидальный характер. Пациент с параноидными симптомами сохранял некоторое понимание своего состояния, но переоценивал собственную значимость и мог демонстрировать грандиозные идеи по реформированию общества. Таким образом, симптомами вялотекущей шизофрении могут быть бред реформ, борьба за правду и настойчивость.

Многим советским психиатрам это казалось очень логичным объяснением, потому что иначе они не могли объяснить себе, почему кто-то готов отказаться от своей карьеры, семьи и счастья ради идеи или убеждения, которые так сильно отличались от того, во что верили или навязывали себе большинство людей. верить. В каком-то смысле эта концепция также очень приветствовалась, поскольку исключала необходимость задавать сложные вопросы себе и собственному поведению. А трудные вопросы могли привести к трудным выводам, что, в свою очередь, могло вызвать проблемы с властями у самого психиатра.

Эта проблема стала заметной в 1970-х и 1980-х годах из-за систематического политического злоупотребления психиатрией в Советском Союзе, где примерно одна треть политических заключенных находилась в психиатрических больницах. Этот вопрос вызвал серьезный раскол во Всемирной психиатрической ассоциации, из которой Советы были вынуждены выйти в 1983 году. Они вернулись условно в 1989 году.

Андропов, в отличие от своих предшественников в органах госбезопасности, стремился направить антисоветскую интеллигенцию не в сибирские ссылки и лагеря, а в страны Европы. В то же время на инакомыслящих и их родственников оказывалось давление с целью ускорить их отъезд за границу. В этот период усилилась эмиграция советских евреев в Израиль, в ходе которой СССР покинула значительная группа нееврейских диссидентов. От иммигрантов и разных перебежчиков в Европе. США и Израиль образовали «третью эмиграцию», которая стала сливаться с первой — послеоктябрьской и частично второй — послевоенной. Те диссиденты, которые по разным причинам не могли быть осуждены и не желали покидать страну, были изгнаны из СССР чуть ли не силой (А.И.Солженицын).

Андропов был знаком со всеми трудами правозащитников и лично составлял для Политбюро аналитические записки о настроениях в интеллигентской оппозиции, на основе которых готовились те или иные решения.

Сам Андропов с диссидентами не встречался, за одним исключением, связанным с нашумевшим делом П. Якира и В. Красина. Эти активные диссиденты были сыновьями репрессированных «старых большевиков», проведших много лет в лагерях и ставших лидерами движения. Они подверглись репрессиям со стороны КГБ, в ходе которых следователям удалось сломить их волю к сопротивлению без применения незаконных методов и создать условия для сотрудничества с КГБ. Их капитуляция и дальнейшее поведение во многом деморализовали диссидентов. После суда, приговорившего Якира и Красина к трем годам лишения свободы, КГБ запланировал пресс-конференцию с участием иностранных журналистов, которая должна была убедить общественность в правоте политической власти в ее споре с инакомыслящими. Во время подготовки этой акции Андропов встретился с осужденными. На совещании он сказал, что возврата к сталинизму не будет, но никто не допустит легальной и тем более нелегальной борьбы против Советской власти. Обещав различные послабления и уступки, которые впоследствии были реализованы, Андропов склонял Якира и Красина к сотрудничеству. Пресс-конференция, прошедшая с большой помпой в московском кинотеатре «Октябрь», нанесла сильный удар по авторитету правозащитного движения, которое численно упало.

Андропов в официальных выступлениях утверждал, что диссиденты в СССР — это не продукт советского образа жизни, а следствие привычной для любой страны деятельности западных спецслужб с использованием ренегатов. Однако он понимал, что есть еще один реальный и важнейший источник сопротивления — глобальные политические недостатки советской системы и крупные просчеты во внешней и внутренней политике, распад номенклатурной элиты, попытка реабилитации Сталина.

По общему мнению историков и современников, Андропов воспринимался интеллигенцией как более свободомыслящий политик, чем все остальные члены партийного руководства. Но в 1970-е годы он не только не критиковал режим, но и активно способствовал его укреплению и ужесточению. Что это было — коварство, интрига, чрезмерная осторожность, выжидание своего времени или все вместе взятое?

Ответ на этот вопрос дает дополнительную информацию: во-первых, травля инакомыслящих была направлена ​​из Политбюро ЦК КПСС, которое принимало персональные решения в отношении Солженицына, Сахарова и других лидеров движения; Во-вторых, заместителями Андропова в КГБ были абсолютно лояльные Брежневу бдительные генералы С. К. Цвигун и Г. К. Цинев; в-третьих, Андропов смог помочь или смягчить удар КГБ по таким деятелям, как Р. Медведев, Е. Евтушенко, В. Высоцкий, М. Бахтин. Председатель КГБ посоветовал Рою Медведеву продолжить работу над книгой о Сталине «На суд истории» и лишь предостерег от публикации ее за границей.

При непосредственном участии Андропова было принято решение Политбюро позволить интеллигенции «Литературной газете» иметь собственную точку зрения, отличную от официальной позиции.

Андропов поддержал требования репрессированных при Сталине лидеров крымских татар, не реабилитированных в 1950-х годах. В 1967 году он провел переговоры, в результате которых крымскотатарский народ был реабилитирован и в основном восстановлены основные гражданские права, за исключением массового возвращения на историческую родину — в Крым. В то же время КГБ вел самую решительную борьбу с националистическими течениями в Прибалтике, на Украине и на Кавказе. В это время особую активность стали проявлять еврейские националистические организации, которые действовали в двух направлениях: создавали диссидентские правозащитные группы и организовывали выезд евреев в Израиль.

По требованию КГБ в Уголовный кодекс были внесены специальные статьи, широко трактовавшие понятия «антисоветская пропаганда» и «клевета на советский общественный строй», а также статьи, допускающие расширение и установление новых сроки для заключенных, уже осужденных по этим причинам. Андропов вел работу целенаправленно и планомерно и ни разу не выказал ни тени раскаяния или сожаления.

Между Андроповым и физиком Л. Капицей велась переписка о судьбе А. Д. Сахарова. В нем Андропов поясняет, что Сахарова преследует КГБ за распространение на Западе более 200 материалов, содержащих «фальсификации» политики СССР и используемых противниками СССР для разжигания антисоветизма. Это, по мнению Андропова, уже не инакомыслие, а конкретная деятельность, угрожающая политической безопасности СССР. При всей симпатии к академику Сахарову следует признать, что в позиции Андропова как защитника существующего политического режима был определенный политический смысл.

За годы, когда КГБ возглавлял И.А. Серова (с 1956 по 1958 г.) за «антисоветскую пропаганду по ст. 58-10 УК 1928 г., или, как говорили позже, за «инакомыслие», было осуждено 3764 гражданина, причем А.Н.Шелепина, уже по ст.70 УК 1960 г., — 1 442, а с В. Е. Семикратным — 600. За те 15 лет, с 1967 по 1982 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *